290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 14)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 34 страниц)

– Скажи, что с Джинни ничего серьезного, ― практически умолял Рон.

– Она… ранена, ― измучено ответил Гарри. ― Но Молли говорит, что все будет в норме. Она сейчас с ней, залечивает раны.

В подтверждение его слов из гостевой комнаты на первом этаже донеслись звуки стонов боли, и у Гермионы пошли мурашки по коже от жути.

– Это не слышится как норма, ― помотал головой Уизли, чей тон лица был идентичный тону лица Гарри – мертвенно бледный.

Они зашли в гостиную и увидели Артура, у которого была перебинтована нога и красовался порез на лбу, который явно был залечен чарами, но все еще оставался видимым.

– Мистер Уизли… Нужно позвать колдомедика! Здесь все… ― начала гриффиндорка, одновременно пытаясь успокоиться и убедить себя, что все под контролем.

– Нет, Гермиона, все нормально, я правда в порядке, ― привстал мужчина, опираясь на здоровую конечность. ― Нельзя никому постороннему открывать вход в Нору, здесь сразу же станет небезопасно.

– Кто-то нам объяснит что происходит? ― потребовал Рон, чьи эмоции практически всегда выливались в злость.

Стоя посреди этой комнаты, их расставание вдруг начало казаться самой незначительной вещью в мире.

– Я не все знаю, но Джинни вернулась домой после тренировки, к нам должны были прийти мистер и миссис Уизли, ничего не предвещало… ― вздохнул Гарри. ― А потом на нее напали. Мистер Уизли прибыл немного раньше, и это ее спасло.

Глаза всех в гостиной мигом переметнулись к Артуру.

– Я не добавлю многого, ― покачал головой он. ― Я аппарировал на крыльцо и услышал грохот. Забежав в дом, увидел человека в плаще и маске, бросил ему несколько заклинаний в спину, и он тут же аппарировал оттуда, задев меня напоследок. Не было времени его задерживать. Под обломками мебели лежала Джинни – это все, о чем я мог думать.

– Человека в маске? ― медленно переспросила Гермиона, боясь получить ответ.

– Да, это была маска Пожирателя.

Как сговорившись, тройка закрыла лицо руками, услышав последнюю реплику. Это происходило вновь. Какими они были наивными, думая, что у них еще есть время!

Они услышали щелчок двери, и из комнаты вышла Молли, держа в руке волшебную палочку.

– Все нормально, ― устало выдохнула она, будто сама пришла с поля боя. ― Он не сильно ее задел, просто рана глубокая. Она будет в порядке через неделю.

– Слава Мерлину, ― произнес Гарри, поднявшись.

– Миссис Уизли, нам нужно с ней поговорить, ― произнесла Гермиона, почувствовав облегчение.

– Слушай, я не думаю… ― начал Рон, но она тут же его перебила.

– А я думаю! Вы что, не понимаете? ― девушка повернулась ко всем. ― Это началось. Больше нет времени ждать. Нужно узнать, что произошло, настолько быстро, насколько это возможно, иначе завтра они вернутся сюда!

– Ты же не думаешь, что это был… Волдеморт? ― спросил Рон, а его веснушчатое лицо, кажется, стало еще более бледным.

– Если бы это был он, вряд ли заботился о маске, ― отмахнулась Гермиона. ― Но это был сильный маг. Настолько сильный, что сумел сломать защитные заклинания вокруг дома. Мы просто не можем ждать.

Все смотрели на нее и видели твердую решимость в глазах, и через секунду Молли кивнула, отойдя от двери.

– Гермиона? ― она повернулась на зов Артура. ― Где Скорпиус?

– Он с Малфоем, ― ответила девушка, впервые радуясь, что ребенок не с ней. Сейчас в Мэноре ему безопаснее всего.

– Ты уверена, что ему можно доверять? ― задал мужчина вопрос, который, очевидно, волновал всех вокруг.

– Да, я уверена. Там он в безопасности, ― озвучила она свои мысли.

– Мам, позаботься о папе, а мы поговорим с Джинни, ― обернулся сын к Молли, которая устало кивнула и даже не стала спорить, видимо, слишком выбитая из сил помощью дочери.

Тройка зашла в комнату, до нелепого точно отмеряя свои шаги, будто под их ступнями мог развалиться пол, если они ступят слишком громко.

– Слава Мерлину вы здесь, а то я думала, мама никого ко мне не пустит, ― прохрипела девушка, лежа на подушках и пытаясь звучать весело, но ее голос был слишком сиплым и вымотанным для того, чтобы хоть кто-то клюнул.

– Джинни… ― Гарри бросился к ней, но вовремя остановил себя, просто присев рядом и взяв за руку. ― Ты как?

– Только не смотрите на меня, как на умирающую, ― закатила глаза она. ― Это мои боевые раны.

У Гермионы отлегло от сердца, когда девушка бросила взгляд на подругу и поняла, что пусть ее состояние тяжелое, но не критическое. Самое страшное было позади.

– Сильно болит? ― Рон подошел к ней с другой стороны, стараясь, чтобы голос звучал ровно, но сестру было не провести.

– Перестаньте, серьезно. По сравнению с тем, что вам троим приходилось переживать ― это просто цветочки, ― ответила она, пытаясь приподняться на подушках выше, но это очевидно не принесло ей приятных ощущений, судя по гримасе боли, которая вырисовалась на лице рыжей через секунду.

– Лежи, я поправлю, ― встал Гарри, чтобы помочь девушке устроиться.

Гермиона села с краю кровати и увидела, что бок Джинни и левая рука перемотаны. Видимо, одно из заклятий, потому что механические травмы лечились на раз-два.

– Мы так счастливы, что с тобой все хорошо, ― произнесла Гермиона и получила в ответ улыбку. ― Но нам нужно знать, что произошло. Нужно защитить остальных.

– Они искали Гарри, ― Уизли тут же перешла к сути, прекрасно понимая серьезность дела. ― Этот человек, он пытался выяснить, где Гарри.

– Ты слышала его голос? Он был знаком? ― Поттер сглотнул, слишком живо представляя себе то, что могло случиться, если бы Артур не подоспел вовремя.

– Нет, я была слишком занята, уворачиваясь от Круцио, ― попыталась пошутить Джинни, но из-за Рона этот эффект был полностью разрушен.

– Он использовал на тебе Круцио?! ― воскликнул он, и Грейнджер наложила на двери Оглохни на тот случай, если они решат сначала обсудить втроем, что следует рассказать остальным.

– Нет, как истинный джентльмен, он сначала вежливо отказался от моего чая, а потом решил начать пытки с Алохоморы, авось прокатит, ― покачала головой Джинни, смотря на брата, как на сумасшедшего. ― Рон, мы говорим о человеке в маске Пожирателя!

Грейнджер изо всех сил пыталась сдерживаться, но вкус крови в надкусанной губе только напоминал ей, что все они в западне. В чертовом колпаке, из которого не сбежать, потому что складывалось такое чувство, будто выхода просто нет.

– Вы переедете сюда, ― произнес Рон. ― Гарри, Джордж, ты, Гермиона, мы должны все…

– Я останусь дома, ― Грейнджер отрешенно покачала головой. ― У меня сильные защитные чары, к тому же, в Норе места всем попросту не хватит. И это не выход. Просто собраться всем в одном доме.

Она встала и сделала несколько кругов, обдумывая.

– Мы сейчас же отправимся к Кингсли, ― наконец сказала девушка и встретилась глазами с друзьями. ― Нужно ему обо всем рассказать. Больше нет времени ждать. Что-то происходит, и мы не можем быть втроем против целого мира.

– Расскажем ему о Скорпиусе? ― переспросил Гарри, все еще держа в ладонях руку своей девушки. ― Но что, если об этом узнают все? Начнется паника.

– У нас нет выбора, Гарри, ― ответила Гермиона, искренне ненавидя эту фразу, которая слишком уж отдавала безысходностью. ― Если мы будем ждать, хаос начнется в любом случае. Кто бы это ни был, он ищет тебя, а значит, ищет мести, и он не остановится просто потерпев поражение единожды.

Это была та правда, которую не хочет слышать никто, но у них не было времени для сладкой лжи. Каждому было слишком много чего терять. Осторожно обняв Джинни на прощание, они втроем вышли из комнаты, удостоверившись, что девушка выпила зелье сна без сновидений, чтобы ее организм отдыхал как можно больше, убедив Уизли, что чем быстрее она восстановится, тем быстрее сможет им помочь.

– Папа, у тебя есть доступ к камину Кингсли? ― спросил Рон, смотря, как Молли меняет повязку на ноге мужа.

– К министерскому? Есть, но вряд ли он все еще…

– Нет, к его домашнему камину. Нам нужно с ним встретиться.

Артур поднял брови вверх, думая, не шутка ли это.

– Вы никуда не пойдете! ― сказала Молли, встав с дивана. ― На Джинни только что напали! Это опасно!

– Миссис Уизли, ждать больше нельзя, ― решила вступить в перепалку Гермиона, повторяя эту фразу уже который раз за вечер. ― У нас есть палочки, и мы можем о себе позаботиться, но, поверьте, если мы говорим, что нужно увидеться с министром, то так оно и есть.

– Мама, просто скажи адрес, ― произнес Рон, устав от пререканий. ― Мы ведь все равно уйдем.

Женщина поджала губы и обвела всех троих внимательным взглядом. Ей хотелось их защитить больше всего на свете, но правда была в том, что они действительно были не теми, кто нуждался в защите. Еще детьми эта троица защищала всех, и это что-то на уровне состава крови, склада ума – не вытравить, не перерасти даже с годами. Если Молли не скажет им адрес, они все равно уйдут, просто выберут более опасный путь.

– Сейчас посмотрю в блокноте, ― наконец сдалась она и пошла к полке с записями под осуждающий взгляд Артура. ― Дайте мне хотя бы отправить ему патронус, небось человек спит давно!

Они кивнули, но никто даже не двинулся в сторону дивана, чтобы присесть, и Гермиона была этому рада. День был настолько длинным, что, кажется, если она позволит себе расслабиться хотя бы на секунду, то ее организм отключится, не столько из-за переутомления, а сколько из-за желания убежать от происходящего.

Выйдя из камина, они оглянулись в поисках хозяина в кромешной тьме. Пусть ребята шли к другу, но палочка в руке Гермионы немного завибрировала – так сильно она ее сжала в подсознательной попытке защититься. Чувство безопасности всегда было призрачным, но теперь даже эта иллюзия, кропотливо выстроенная годами и убеждениями себя, развеивалась, как туман.

– Вы уже здесь? ― раздался мужской голос справа, и все резко повернулись, в готовности защищаться, но через секунду включился свет, и они увидели Кингсли в халате. ― Проходите на кухню.

Голос министра был сонным и недовольным, но нужно отдать ему должное – он даже предложил им выпить.

– Как ты уже понял, мы не с праздным визитом, Кингсли, ― сказал Гарри, словив его взгляд. ― Кое-что произошло.

– В чем дело? ― нахмурился мужчина, все же наливая в четыре чашки чай с большой концентрацией ромашки, судя по аромату.

– На Джинни сегодня напали. Прямо в Годриковой впадине, где они живут с Гарри, ― сказал Рон, которому не терпелось что-то предпринять, будто даже то, что они стоят здесь и просто вдыхают аромат травяного чая, вместо того, чтобы незамедлительно действовать – уже было преступлением. ― На этом человеке была маска Пожирателя. И действовал он тоже как Пожиратель.

Слова Уизли возымели ожидаемый эффект, и кипяток пролился на стол, вместо того, чтобы попасть в чашку.

– В каком плане «действовал как Пожиратель»? С Джинни все в порядке?

– С ней все нормально, спасибо мистеру Уизли. Но этот «кто-то», да, она не опознала его голос, ― добавил Гарри, предчувствуя вопросы, ― искал меня. Он хотел пытать ее Круцио. Кингсли, он взломал защитные заклинания. Это не просто безумный последователь-самоучка, с которыми мы сталкивались первое время в аврорате.

– Так, подождите, подождите! ― вскинул руки он. ― Это не повод для паники, все может быть…

– Если это не повод, то сейчас я тебе его предоставлю, ― решительно произнесла Гермиона. ― У меня есть сын. Теперь есть. Потому что он прибыл из будущего.

На темнокожем лице вряд ли можно было увидеть бледность, но Кингсли только что полностью опроверг это предположение.

– Как это может быть? ― спросил он шепотом, предварительно пройдясь взглядом по лицам остальных троих, и не заметил признаков шутки.

– Его отец использовал маховик времени, который отбросил ребенка на десять лет назад, ― объясняла она. ― Я знаю, что обычно маховики не отматывают время так далеко, но, очевидно, есть исключения. И это не афера – мы сделали тест, он правда мой сын. И его родитель не ради забавы отправил его сюда. Кингсли, Волдеморт вернется.

– Что?! Так, подождите… Мелоди, у нас гости, это по работе, иди в спальню, я скоро вернусь, ― министр обернулся на звук сзади, и они увидели женский силуэт во тьме тусклого освещения. ― Как… как он мог вернуться? Вы же уничтожили крестражи.

– Мы не знаем, Кингсли! ― воскликнул Гарри, но, вспомнив про женщину, которая скрылась за дверью, понизил голос. ― В этом вся проблема! Нам казалось, что мы все сделали, чтобы его убить, но получается так, что он вернется и убьет всех нас!

– Сколько лет ребенку? Когда это произошло? ― голос министра вновь стал собранным и жестким, будто из него выкачали все эмоции.

– В его времени это произойдет не раньше, чем через восемь лет, но очевидно, что это не так. Вернувшись сюда, он нарушил баланс, будущее уже изменено, следовательно, изменились события, ― ответила Грейнджер. ― На Джинни напали, люди умирают, а ты мне не верил!

Она вспомнила разговор, с которым утром пришла к нему, когда рассказывала о планах Маркуса.

– Послушай, я знаю, что, возможно, ты считаешь несправедливым то, что у меня в помощниках он, а не ты, но…

– Ты серьезно? ― закатила глаза Гермиона.

Это не было секретом, что она действительно хотела бы стать в будущем помощником министра, потому что это одна из вершин карьерной лестницы, которую гриффиндорка хотела бы покорить, но девушка прекрасно понимала, что пока что для этой должности у нее слишком мало опыта.

– Ты правда думаешь, что я бы выдумала это, потому что чувствую к Маркусу личную неприязнь? ― спросила Грейнджер таким тоном, что в этой комнате стало неловко всем.

– Мерлин, Гермиона, я с Маркусом работаю не первый год, и смотри – ничего пока не произошло. Не знаю, что уж там ты услышала… ― начал он, но она цокнула языком в раздражении.

– Неужели непонятно? Он мог убить всех тех магглов! Или даже если это был не Маркус, то он знает, кто это сделал! Ты не можешь сидеть сложа руки. Его нужно допросить.

– Допросить без единого доказательства? Он даже никогда не был Пожирателем! ― фыркнул Кингсли. ― У нас есть только твои слова и слова твоего сына из будущего! Этого совершенно… кстати, кто его отец? Возможно, имея….

– Мы не знаем, ― быстро отозвалась девушка, пока друзья не ответили быстрее. ― Видимо, я пока не знакома с ним. Но, так или иначе, Маркус ― пока единственная зацепка, и мы не имеем права ее потерять, Кингсли, потому что если что-то происходит, то рано или поздно они достанут желаемое.

– Я могу поговорить с этим мальчиком?

В комнате повисла тишина, потому что никто из парней не стал бы отвечать за Гермиону, а сама она застыла в сомнениях. Желание защитить Скорпи было столь большим, что ей хотелось закрыть его в максимально безопасном месте и никому не показывать. Но в то же время девушка понимала, что пока что ее слова звучат как сумасшествие без реальных доказательств существования этого ребенка. Ну и конечно, это не понравится Малфою.

– Да, я смогу тебе привести его на днях, ― наконец, ответила Гермиона, не без сжатого сердца.

Остается надеяться на невнимательность Кингсли, и что он не заметит поразительного сходства с внешностью одной из самой чистокровной четы в волшебном мире.

– Хорошо, ― кивнул министр. ― Пока что я могу прислать министерских работников, они наложат сильнейшую защиту на ваши дома, чтобы обезопасить вас. Но пока что мы не можем ничего рассказать, не имея средств устранения. Это лишь посеет панику.

– Обезопась жилье Гермионы, мы все останемся в Норе, ― сказал Рон, и у нее не было сил спорить.

– Я пришлю тебе патронус и дам знать, ― ответил министр, смотря на остывший чай, и, кажется, никакой концентрат ромашки не был способен успокоить бурю, которая родилась в его душе. ― Я не думаю, что населению что-то угрожает. Если они ищут Гарри, значит, они сосредоточатся на нем. Ты пойдешь в отпуск.

– Но я не могу просто сидеть… ― возмутился Поттер, однако Гермиона положила руку ему на плечо.

– Гарри, никто не выиграет, если они вторгнутся в Министерство и убьют тебя. Никому от этого не будет лучше.

Гермионе самой не верилось, что спустя столько лет ей вновь приходится бояться за него. Это было страшное дежавю, в котором им вновь нужно было выстоять, как обычно. Зная, что парень один против троих, Поттер сдался и немного успокоился, услышав от Рона, что сейчас он гораздо больше нужен Джинни. Гермиона согласилась принять завтра министерского работника, который наколдует щит, хотя была уверена, что сама сможет сделать это ничуть не хуже, но сейчас дело было не в ее эго и даже не в ее безопасности, а в Скорпиусе. А ради него – это меньшее, что можно пережить.

***

Гермиона поправила мальчику бабочку, которая совершенно великолепно смотрелась с костюмом, что она купила ему специально к этому дню и улыбнулась: Скорпиус с самого утра не мог найти себе места от восторженного ожидания.

– Мам, ты упаковала мой подарок? ― уже второй раз за сегодня спросил он, но Гермиона простила ему его рассеянность.

– Я говорила тебе, что он стоит на кухонном столе, ― ответила она и молча наблюдала, как сын понесся в сторону кухни.

Прошло дней десять после того, как министерский клерк наложил на ее дом еще несколько десятков охранных заклинаний, и как бы Гермиона не храбрилась, но все равно, благодаря этому стала чувствовать себя лучше. Все это время они не виделись с Малфоем, так как он уехал на квиддичные сборы в Шотландию. Она была невероятно удивлена, когда Тинки, которая теперь часто сидела со Скорпиусом, что добавлялось в бесконечный список вещей, за которые Гермиона была ей благодарна, принесла конверт с приглашением на его день рождения. Девушка была уверена, что ее имя значилось как дополнительное к имени Скорпиуса, но это все равно было странно. Гриффиндорка прекрасно понимала, что не может лишить сына празднования, но и отпустить его одного тоже не могла, не после последних событий. Тогда, посмотрев, где проводится мероприятие, решила, что ни за что не пойдет, если оно будет в Мэноре – вряд ли можно было найти место, в котором она чувствовала бы себя среди гостей Малфоя более не в своей тарелке, чем в его родовом поместье. Но, к счастью, оно проходило в одном из магических ресторанных комплексов, что уже радовало. Нейтральная территория.

Скорпиус всю неделю изготавливал для папы большой снитч, самостоятельно делая ему крылья, покрывая золотой краской и насаживая на устойчивую возвышенность. Мячик украшали надписи, сделанные неряшливой детской рукой: каждая из них была одним счастливым событием из будущего, которые Драко еще стоит пережить. Услышав его идею, Гермиона действительно растрогалась, потому что некоторые надписи правда были чем-то весомым. Чем-то, что могло бы сделать его счастливым.

Сама же девушка сломала голову, думая над подарком школьному врагу. Изначально она отмахивалась от этих мыслей, убеждая себя, что есть что-то гораздо важнее. Однако, как ни странно, на горизонте было тихо: Джинни шла на поправку, а Кингсли говорил, что пришлет ей сову, когда решит все задачи и поговорить станет безопасно, поэтому эти размышления все равно вылезали на поверхность. Она всегда знала, что дарить на дни рождения друзьям, но что дарить Драко было огромным вопросом.

Все, в чем Малфой мог бы нуждаться, он покупал себе тут же, даже не откладывая это желание в долгий ящик. Ему нравился антиквариат, но его дом был чертовой меккой таких вещей, и ей даже казалось сумасшествием использовать эти ценности просто в бытовых целях, которыми парень обставлял особняк. Она знала, что его семья специализируется на драгоценных камнях, и это наводило ее на мысли, что, возможно, он был бы рад украшению, но вряд ли Гермиона могла бы себе позволить нечто, что действительно порадовало бы его или удивило. Книги были хорошим вариантом, но здесь была та же проблема, которую испытывают мальчики, планируя подарить ей очередной фолиант – когда человек читает много, совершенно непонятно, видел ли он эту книгу или нет, а она не знала его вкусы достаточно хорошо, чтобы подарить коллекционное издание. Гребаный Драко Малфой был проблемой во всех смыслах.

Конечно, все еще был вариант проигнорировать приглашение, настырно мозолившее взгляд всю неделю, лежа на холодильнике, но ко всему прочему ей нужно было рассказать ему обо всем происходящем. И Гермионе вовсе не хотелось его увидеть. Теперь это было странно – привыкнуть встречаться с ним по несколько раз за неделю, а в последнее время видеть лишь на разворотах спортивных журналов, которые покупал Скорпи, обозревающих один из главных слетов в году. На снимках Малфой был улыбчивым, живым и счастливым – Гермиона часто наблюдала его таким рядом с сыном. Квиддич действительно был страстью Драко, и это еще раз напоминало ей, что он может быть нормальным. Когда очень старается. А старается в этой жизни он обычно только ради себя.

Посмотрев на себя в зеркало, Гермиона улыбнулась. Пару дней назад, забирая платье на заказ, ей казалось, что она придает слишком много значения данному мероприятию. Но теперь, видя, как струится по ее фигуре шелковая ткань розово-пастельного цвета, открывая спину, и как красиво легкий макияж подчеркивает ее черты лица, Гермиона убедилась, что все было не зря. Ни за что она не появилась бы перед этими змеями не при полном параде, совершенно очевидно, там мало кто будет рад ее видеть.

– Скорпи, ты помнишь легенду? ― спросила Гермиона, оборачиваясь.

– Я ― ребенок папиной родственницы по линии отца – Ребекки, приехал к нему на лето, чтобы позаниматься квиддичем, ― устало проговорил сын заученную речь.

– И…?

– И помню о том, чтобы называть вас с папой по имени.

Она кивнула и взяла палочку в руку, схватив приглашение двумя пальцами и еще раз взглянув на адрес. Ей редко приходилось аппарировать в место, которое Гермиона не представляла визуально, а лишь знала адрес, написанный на бумаге, но в любом случае, девушка не привыкла сомневаться в своих умениях.

Вдохнув свежего воздуха и, наконец, разжав руку сына, которую она постоянно сжимала во время аппараций слишком сильно из-за страха, что что-то может пойти не так, Грейнджер посмотрела на туфли. Ступив немного вправо и зайдя с газона на дорожку, умощенную камнем, она несколько раз топнула, чтобы избавиться от травы на обуви.

– Все в порядке? ― спросила она мальчика, но тот осматривался, уже практически ее не слыша.

– Здравствуйте, леди, прошу ваш пригласительный, ― улыбнулся чернокожий мужчина, стоя возле большой арки, которая служила входом на территорию заведения.

– А, да… Это обязательно? ― Гермиона нахмурилась и, открыв сумочку, не могла вспомнить, положила ли она открытку или так и оставила ее валяться на кухонном столе.

– К сожалению, мисс. Безопасность – превыше всего, ― ответил он, и краем глаза гриффиндорка заметила остальных охранников, которые ненавязчиво были расставлены по периметру.

Она еле удержалась от закатывания глаз. Они действительно полагают, что какого-то темного волшебника остановит отсутствие у него пригласительного, написанного каллиграфическим пером и золотистыми чернилами? Или что Малфой не в состоянии справиться даже с самыми обезумевшими своими фанатками? Но открытка попалась ей на глаза как раз вовремя, чтобы она удержалась от высказывания своих мыслей.

– Спасибо, мисс Грейнджер, вы и ваш гость можете наслаждаться вечером, ― сказал мужчина, проведя по листу волшебной палочкой, и отошел, открывая ей путь, и, кивнув, Гермиона ровно поцокала каблуками по вымощенной дорожке.

– Это выглядит круто, ― сказал Скорпиус, рассматривая местность, и, честно говоря, было на что посмотреть.

Огромная территория под открытым небом, украшенная, безусловно, лучшими декораторами в магической Британии, подсветка, которая имитировала северное сияние, столы с бесконечными закусками, разноцветные напитки в руках у гостей и даже отдельный отсек для подарков, гора из которых уже смело могла бы пробить потолок, если бы он здесь был. Боже, это как второе Рождество.

Оглянувшись, теперь Гермиона была точно уверена, что платье на заказ было правильным выбором. Девушки были одеты в изысканные наряды, которые подчеркивали их фигуры, волосам, кажется, был отведен не один час, прежде чем они появились здесь – прически каждой из красоток были отдельным произведением искусства. Руки женщин постарше чаще всего были усеяны кольцами с множеством драгоценных камней, которые, впрочем, не могли скрыть убегающего времени, буквально тикающего в голове, стоило лишь взглянуть, каким взглядом они провожают девушек помоложе. Что ж, вечеринка, достойная слизеринского принца.

– Это он! ― восторженно произнес Скорпиус, и Гермиона повернулась в ту сторону, куда смотрел сын.

В отличие от собравшихся, Малфой был одет в серый костюм, оставаясь бесцветным на пестрой вечеринке, что выделяло его среди остальных еще больше. Пошив с иголочки позволял сидеть на нем идеально, а цвет делал его глаза еще более выразительными, хотя вряд ли что-то могло зажечь их ярче, чем удовлетворение от провернутой пакости или предчувствие обмена колкостями, например, как сейчас, когда он смотрел на нее. Но его взгляд соскользнул вниз и тут же потеплел, а губы растянулись в улыбке – не отрепетированной, а настоящей.

– С днем рождения, Драко! ― воскликнул ребенок, бросаясь ему на шею.

«Драко» из его уст звучало чужеродно и необычно, но Гермиона не подавала виду.

– Спасибо, парень, ― он не переставал сжимать его в объятиях. ― Я рад, что ты здесь.

– Держи, это мой подарок! Я сам сделал! ― Скорпиус в нетерпении отдал отцу сверток.

– Ух ты, давай посмотрим, ― Драко бережно развернул подарок вручную, без помощи палочки, что почему-то вызвало умиление у Гермионы.

Положив упаковочную бумагу на ровно скошенную траву, которая была такого зеленого цвета, отчего казалась ненастоящей, он достал снитч, что в свете магического освещения переливался всеми оттенками золотого.

– Это просто потрясно, Скорпи! ― в глазах Малфоя горело неподдельное восхищение. ― Стой, тут еще что-то написано… Отправиться в поход в две тысячи девятом и искать на дне озера потерянную палочку?

– Да, я случайно ее выронил, и ты искал ее несколько часов подряд, а я ловил рыбу с удочкой! ― малый засмеялся, хотя, представив это событие, Гермиона сморщилась в неоднозначной гримасе. Вряд ли для Драко это было таким же счастливым воспоминанием, как для его сына, который в тот день порезвился на славу с заколдованной удочкой, потому что отец был занят.

– О… ― неуверенно произнес Малфой, взглянув на Гермиону, видимо, потому что его посетили идентичные мысли. ― Я хоть тогда нашел палочку?

– Да, конечно, и мы остались в горах еще на день. Я впервые ел что-то с костра!

– Спасибо, сынок, мне очень приятно, ― произнес Драко шепотом, поцеловав ребенка в щеку. ― Тинки! Отнеси этот подарок в Мэнор.

Появившаяся эльфийка кивнула и растворилась вместе со свертком. Гриффиндорка отметила, что он не оставил самодельный снитч в горе остальных презентов. Конечно, это могло быть обусловлено тем, что на нем были выведены слишком уж странные надписи, но почему-то она была уверена, что дело не в этом.

– Драко, родной, я ищу тебя весь вечер! ― внезапно за его спиной раздался голос, и Малфой повернулся.

Девушка со спутником, одетая в красное платье, поцеловала его в обе щеки, обнимая.

– Привет, Люси, рад тебя видеть, ― произнес Драко, кивнув ее сопровождающему, с которым был, очевидно, не знаком.

– Я не могла тебя найти! С днем рождения! Поверить не могу, что присутствую на таком торжестве! Все же в дружбе с Гринграсс есть свои плюсы! ― засмеялась она, приманивая к себе бокал шампанского со стола. ― Я сложила свой подарок к остальным, ты не против? Тебе точно понравится, Астри мне помогала выбрать!

Девушка щебетала так быстро, что после ее монолога требовалось еще несколько дополнительных секунд, чтобы осознать сказанное.

– О боги, кто это такой симпатичный здесь? ― задорно спросила она, наклонившись к Скорпи.

– Здравствуйте, ― улыбнулся мальчик.

– Это мой кузен по отцовской линии, приехал на лето, ― сдержано ответил Драко, не вдаваясь в подробности, впрочем, Люси они точно не интересовали.

– И почему все Малфои такие красавчики? Иногда я просто завидую Астории! ― Люси засмеялась, переведя взгляд на Грейнджер. ― Простите, мне, видимо, хватит шампанского, я не представилась. Люси Трэверс.

– Гермиона Грейнджер, ― они пожали руки. ― Я училась в Хогвартсе с Драко.

– Рада познакомиться, ― кивнула Люси, кажется, звуча вполне искренне, из чего можно было сделать вывод, что Астория либо очень скрытная личность, либо они не такие уж и близкие подруги. ― Еще раз поздравляю тебя, Драко. Веселись, это твой день!

– Всенепременно, ― ухмыльнулся он, повернувшись к сыну, когда Люси ушла, отдав пустой бокал одному из официантов. ― Скорпи, ты не голоден? Там есть отменный пирог. Готовила, конечно, не Тинки, но…

– Иди к Блейзу, ладно? ― перебила его Гермиона, не желая, чтобы сын оставался без присмотра надежного человека хотя бы несколько минут. Драко нахмурился, не понимая ее реакции, но промолчал. ― Он наверняка соскучился по тебе. Только, прошу, не отходи от него далеко, хорошо?

– Ладно, ― протянул мальчик так, будто он уже слишком большой для этих наставлений.

Скорпиус убежал к основному сосредоточению людей, и родители проследили, чтобы ребенок стукнулся кулаками с крестным. Словив взгляд Забини, Драко и Гермиона зрительно попросили его присмотреть за ребенком.

– Я не ожидал, что ты придешь, – повернулся он к ней, и она заметила уже знакомый огонек в его глазах. Игра началась.

– Ты сделал столько ошибок в слове «надеялся», – фальшиво пожурила Гермиона Малфоя. – Но вряд ли я бы простила себе, пропустив такое мероприятие. Только прибыв, я подумала, что твою свадьбу перенесли.

– А ты хотела бы быть приглашенной? – поднял одну бровь слизеринец.

Веселый настрой немного притупился после этой фразы, но Гермиона не дала этому чувству пробраться наружу так сильно, чтобы стать видимым. Наверное, это последняя в мире вечеринка, на которой она хотела бы побывать.

– Так или иначе, ты знаешь толк в организации праздников. Подумай об этом, если карьера не задастся, – это утверждение было особенно забавным после столь успешного слета.

– Не каждый день исполняется двадцать три, – равнодушно пожал плечами Драко и, потянувшись к столу, взял оттуда вишню и ступил несколько шагов вправо, отходя за цветочную декорацию, увлекая Гермиону за собой. – Ты оценила, Грейнджер? – он макнул ягоду в трехъярусный шоколадный фонтан и медленно отправил ее в рот, а гриффиндорка подумала, что попробуй она провернуть этот трюк, половина шоколада уже оказалась бы у нее на платье. – Я заказал его специально, чтобы тебе было легче меня терпеть.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю