290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 31)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 31 (всего у книги 34 страниц)

Когда домовой появился в воздухе с просьбой отнести письмо сове, Грейнджер согласилась. Новость о ее беременности разлетелась между домочадцами как чума, поэтому эльфы сейчас только пылинки с нее не сдували, что иногда совершенно выходило за любые границы. Гермиона взглянула на часы. Драко все еще был на тренировке или собрании, она точно не могла припомнить, но в любом случае, это давало ей некоторое время.

Вытащив чемодан, она вспомнила о своем положении и достала из кармана джинс палочку, чтобы заставить вещи складываться самостоятельно. Практически все, что девушка привезла с собой, было сосредоточено в этих четырех стенах, за исключением парочки мольбертов, холстов и красок. Они разбросаны по всему Мэнору, из-за того, что Скорпиус ими играл или Гермиона рисовала в разных частях дома. Но их она заберет потом, это не так важно сейчас, как уйти, чтобы избежать неловкого прощания для него и ноющей боли для нее. Заказать новые принадлежности для рисования из привычного магазинчика было куда проще.

То, что за ее спиной появилась именно Тинки гриффиндорка поняла сразу. Видимо, между ними за все это время сформировалась какая-то связь, которая была укреплена любовью к Скорпиусу и никуда не пропала после его исчезновения.

– Мисс Гермиона… – несмело произнесла она, теребя пальцы. – Вы куда-то собираетесь?

– Да, Тинки, я собираюсь домой, – кивнула девушка. – Я благодарна вам за такое гостеприимство, всем вам. Я правда чувствовала себя как дома, даже лучше. Но сейчас нужно, наконец, перестать наглеть.

Она рассмеялась в попытке пошутить, но домовую это не развеселило. Тинки сделала небольшой полукруг, обойдя чемодан, чтобы встать лицом к девушке.

– Но… мне кажется, мистер Малфой не будет рад, – проговорила она еле слышно.

– Понимаешь, – вздохнула Гермиона, – нам с мистером Малфоем нужно время. И дистанция. Я знаю, что ты заботишься о нем, но уверяю тебя, он будет в порядке. Я не хочу, чтобы это прошло слишком сложно.

– Но вам нужен особый уход, мисс, прошу, можно я буду приходить хотя бы иногда, чтобы проследить за вашим питанием, и еще ваши витамины, которые…

– Тинки, – улыбнулась девушка, присев рядом с ней, – даже не думай спрашивать. Я всегда рада тебе в моем доме. И мне никогда не найти лучше няни для Скорпиуса, чем ты, так что так или иначе я все равно бы рассчитывала на твою помощь.

– О, мисс… – видно было, что это тронуло эльфийку, поэтому Гермиона обняла ее, подкрепляя свои слова.

– А теперь, я была бы не против, если бы ты помогла мне с вещами, потому что у меня еще целая гора косметических средств в ванной.

– Конечно! – домовая охотно согласилась, используя свою магию, и это существенно помогло, поэтому уже через пару десятков минут вещи аккуратно лежали в чемодане.

Они спускались по ступенькам, и Тинки с помощью чар левитации держала поклажу Гермионы рядом.

– Ты бы оказала мне большую услугу, если бы принесла мне письма от Илоизы. Мало ли, вдруг она ошибется и пришлет следующие задания по этому адресу. Я, конечно, написала ей новый, но начальница так занята, – попросила Гермиона.

– С радостью, мисс, – кивнула Тинки.

– И спасибо тебе еще раз за твою помощь, без тебя я бы… – девушка не договорила, проследив за большими глазами ее помощницы, которые были устремлены вглубь коридора, и Гермионе не нужно было поворачиваться, чтобы понять, кто там стоит.

– А что происходит? – голос Драко звучал особенно странно сейчас, когда она настроилась попрощаться с ним без объяснений, облегчив расставание для них обоих.

– Малфой, я… – начала Грейнджер, но тот, скользнув взглядом по чемодану, все понял за мгновение.

– О, чудесно, теперь ты помогаешь ей собрать вещи? – спросил он, смотря на Тинки. – Мое мнение вообще никого не интересует в этом доме?

Пустая бутылка воды полетела в мусорный бак, попав прямо в цель и создав шум. Гермиона заметила, что Малфой стоял в спортивной форме, а когда слизеринец был одет во что-то такое обтягивающее, как эта футболка, спорить с ним становилось еще сложнее.

– Не смей кричать на нее! – возмутилась она. – Тинки, иди.

– Да? А на кого мне кричать, Грейнджер?! – Малфой дернул головой, когда домовая испарилась. – Куда ты собралась?

– Домой, – Гермиона закрыла глаза, приготовившись к тяжелому разговору.

– Круто, видимо, твое письмо об этом идиотском решении затерялось среди корреспонденции, а сегодня у Фрэнка, как на зло, выходной, – парень злобно хлопнул руками по ногам, прислоняясь к стене. Ох, черт, он был зол.

– Драко…

– Не называй меня так, когда пытаешься сбежать, – ткнул он пальцем в нее, и, несмотря на то, что их разделяло несколько метров, Гермиона будто почувствовала толчок в грудь.

– Не ори на меня! – это было слишком. – Я здесь не пленница! Ты настаивал на безопасности, и это было разумно, но сейчас больше нет угрозы! И я могу жить там, где хочу!

– Ты носишь моего ребенка! – крикнул Драко, делая шаг вперед, используя эти слова, как манипуляцию, способ контроля.

– Я знаю, Малфой, я помню об этом! – кажется, они поняли, насколько сильно были повышены их голоса, когда Гермиона сорвалась на очередной гласной. Она закрыла глаза, переводя дух, и продолжила, но совершенно тихо. – Драко, пожалуйста, отпусти меня. Это нужно. Нам нужно все закончить.

Каждое слово вызывало в ее горле спазмы, и она с очередным слогом вспоминала, почему именно хотела уйти, не прощаясь. Поэтому.

Ее слова как-то странно подействовали на Драко, потому что, открыв глаза, Гермиона увидела, что он отступил, сделал шаг назад. Глаза Малфоя вновь стали непробиваемой стеной, за которой не было видно ничего: лишь серость, дым и абсолютная пустота, которую парень всегда показывал.

– Нам нужно это закончить, – наконец, повторил Драко, кивнув.

Она выдохнула, понимая, что не смогла бы выдержать еще одного раунда.

– Только не наказывай Тинки, я прошу тебя, – попросила Гермиона, вновь заставив чемодан приподняться на пару сантиметров над землей. – Она мне помогала, потому что знала, что меня не отговорить.

– Ладно, – согласился слизеринец, и даже по его голосу невозможно было ничего понять.

Гермиона завернула за угол и, схватив в руку горсть летучего пороха, тут же бросила его себе под ноги, не оборачиваясь.

***

Полить цветы, которых после всего этого времени не спасла бы даже живая вода – это первое, что сделала Гермиона, вернувшись домой. Вторым было… что ж, проплакать два дня. Она помнила все предписания врача по поводу позитивных эмоций, но в каком-то роде это они. Это было что-то нужное, словно полное очищение. Два дня прошли словно в кисельной жиже, потому что все, что Гермиона делала – оплакивала Скорпиуса. Невозможно было просто забыть о том, что человек, который за все эти месяцы успел стать твоей частью, растворился в воздухе и больше не появится утром, чтобы потребовать торт без завтрака. И если бы она смогла просто стереть его, это не являлось бы нормой.

Несколько фильмов были просмотрены во время этих вечеров, но ни единый не оставил места в сознании. Гермиона даже ела на автомате. Но каким-то чудом, открыв глаза на третий день, она почувствовала, что ей помогло. У нее получилось отпустить.

Конечно, любой бы сказал, что это не имеет смысла, но никто из них не был родителем внезапно исчезнувшего ребенка. Только после нескольких ванн пролитых слез, до нее, кажется, наконец, дошло. Она беременна. У меня будет ребенок.

До определенного момента Гермиона воспринимала эту мысль как что-то фоновое, будто пациент, для которого прием таблеток вошел в норму, но он уже помнить не помнил, от чего их принимает. И только сейчас она действительно почувствовала.

У нее, наконец, хватило сил разложить вещи из чемодана, который все эти несколько дней просто валялся посреди комнаты в открытом состоянии, чтобы из него было удобно что-то брать. Шли дни, Гермиона с удовольствием отметила, что Илоиза не страдает чувством обостренной заботливости, и отреагировала на просьбу своей подопечной именно так, как она того просила – завалила ее работой. После стольких дней стресса и страха гриффиндорка была только рада плюхнуться в дела с головой, с единственным отличием в том, что теперь на ее столе стоял чай вместо кофе.

Она проведала родителей, огорошив их новостью о своей беременности. Перед этим Гермиона потратила не один вечер для построения истории о том, куда исчез девятилетний Скорпиус, чтобы нанести минимальный вред для психики магглов. Родители, конечно же, заметили, как мялась дочь, когда они спросили о Драко, но решили опустить эту тему до следующего визита.

Еще одной частью ее личных спавших оков был Рон. Гермиона проведала его в Норе, рассказав новости, и даже небо стало на несколько тонов светлее, когда он отреагировал на это нормально.

– Ты правда не ненавидишь меня? – спросила она, поворачивая чашку в своей руке по кругу.

– Как бы я мог? – поднял брови Рон, приподнимаясь на кровати, так как Молли все еще запрещала ему прерывать постельный режим. – Ты моя лучшая подруга. Всегда ей будешь. Надеюсь, только, что в этот раз все тоже пойдет по плану, и мальчик не вырастет таким же кретином, как папочка.

Слова были обидными, но то, что он сказал это с улыбкой на лице, показывало: теперь Рон точно шутил. Они еще немного поболтали, и Уизли выдал, наверное, десятка два подколов по поводу того, что теперь домовым придется туго. Из-за того, что вряд ли они когда-либо покрывали жаренный картофель шоколадной помадкой или добавляли в рыбу ванильную глазурь. По правде сказать, у Гермионы вообще не было никаких подобных наклонностей. Девушка полезла в интернет, чтобы почитать немного о беременности, и выяснилось, что странные вкусовые предпочтения – это вовсе необязательный пункт. Конечно, не стоило надеяться, что там имелись статьи, которые включали в себя волшебную статистику, но вряд ли процессы были слишком разными.

Прошло почти две недели. И ни одного дня, чтобы Гермиона не старалась выбросить из головы Малфоя. Поэтому вскоре девушка забросила эти попытки. Наверное, странно, но почему-то жить без Драко, зная, что она носит его ребенка, было легче. Несмотря на то, что должно быть наоборот. Но для нее это было что-то вроде его части, нерушимой связи, которая никогда не оборвется.

Тинки приходила каждый день, принося с собой первоклассную еду и даже делая уборку в доме. Гермионе хотелось сказать, что не стоит, но если сама она могла перекусить вчерашней пиццей, то ребенку явно нужно было что-то более здоровое. Девушка считала это верхом эгоистичности, но ко всему прочему отказаться от еды в Мэноре просто невозможно. Особенно, когда аппетит рос как на дрожжах. Честное слово, в какое-то утро Гермиона была уверена, что если бы кто-то вдруг принес ей запеченного слона в полный рост, она бы съела его без лишних рассуждений. Это казалось безумным.

Тинки постоянно интересовалась самочувствием Гермионы и следила, чтобы все витамины, выписанные Фитц, были выпиты вовремя. К счастью, когда Грейнджер отвечала, что все отлично, врать не приходилось. Девушке безумно хотелось как-то отблагодарить эльфийку, она бы даже предложила ей зарплату, если бы не знала, что та оскорбится. Гермиона знала, что Малфой осведомлен обо всех моментах, которые касались ее здоровья благодаря Тинки. Все равно его нехватка порой чувствовалась так остро, что как-то вечером, когда ей страшно захотелось мексиканской еды, она задремала и, услышав стук в дверь, была уверена, что это он. Какое же разочарование постигло гриффиндорку, когда там оказался всего лишь доставщик, которого Гермиона вызвала полтора часа назад. Да, местами она начала тормозить, что невероятно раздражало.

Джинни несколько раз забегала на пару минут после тренировок, сама Грейнджер однажды выбралась к ним на ужин. И никто не заводил речь о Драко, за что она была благодарна. В общем и целом за все эти дни Гермиона привыкла к своему состоянию и даже несмотря на то, что у нее оставалось время отпуска, решила выйти на работу пораньше. Она скучала по Марку, по суете Министерства и уже точно перестала скучать по уединению.

В один из вечеров, когда на экране ноутбука разворачивалась сцена фильма, аннотация которого привлекла Гермиону, девушка услышала стук в окно. Прекратив жевать яблоко, чтобы точно понять, не послышалось ли ей, она встала, одернув любимую «калифорнийскую» футболку, и пошла на кухню. Впустив в комнату октябрьский холод, Гермиона взяла в руки пергамент, и ее сердце запуталось в ребрах, когда девушка увидела фирменную гравировку Малфоев на листе. Она даже провела кончиком пальца по изображению, будто боясь, что оно может оказаться муляжом или иллюзией. Захлопнув окно и отпустив сову, которая была страшно невежливой, как и все совы из Мэнора, будто они проходили какой-то чертов кастинг на соответствие характеров с хозяином, Гермиона открыла письмо. Оно состояло всего из пары предложений, выведенных аккуратным почерком:

Сходишь со мной на свидание?

Ее брови взметнулись вверх, чуть ли не касаясь линии волос. А немного ниже было примечание:

Отлично, я завтра зайду в семь.

Рассмеявшись, Гермиона покачала головой, обмахивая себя пергаментом, потому что в четырех стенах стало реально жарче. Господи, он даже в письме был уверен в ответе собеседника. Или просто не принял бы другой. Это письмо словно сорвало пластырь, чтобы она почувствовала, насколько сильно соскучилась по нему.

Несколькими минутами позже, стоя возле своего шкафа, Гермиона была уверена в двух вещах: зная Драко, он точно не поведет ее на пикник, так что ей нужно платье. А вторая крылась в том, что практически вся одежда была ей мала. Нет, никакого внушительного живота у нее еще не было, разве что совсем крошечный, который никто не заметил бы, если не получил возможность лицезреть ее голой, но в вещах уже становилось ощутимо дискомфортно.

На следующий день Грейнджер отправилась в торговый центр и выглядела полнейшей идиоткой в первом же магазине, потому что совершенно забыла поменять галлеоны, так что пришлось потерять еще примерно час. Когда у нее в пакетах лежали новое белье, джинсы, свитера, офисные костюмы и все остальное по мелочи, она была слишком вымотана, и мысль о том, что ей придется добираться домой на маггловском транспорте была еще более мучительной. Но вспомнив предписания Фитц, Гермиона все же достала телефон из сумочки в поисках номера такси.

Она заглянула во все пакеты по очереди, решив оставить их валяться, пока не нашла ту покупку, из-за которой, собственно, и совершила сегодняшнюю вылазку. Приняв быстрый душ, девушка вспомнила пару заклинаний, без которых не обходился ни один божий день Джинни, и сделала себе аккуратные локоны. Темно-синее платье было достаточно закрытым, но то, как оно облегало грудь, которая теперь казалась гриффиндорке просто огромной, и то, как открывало ноги, абсолютно оправдывало порядочную длину.

Нанеся немного туши на глаза и блеск на губы, девушка посмотрела в окно и поняла, что сегодня точно не один из тех вечеров, когда лето все еще билось за последние деньки своего правления в Лондоне, поэтому пришлось достать плотные черные колготки. Посмотрев на себя в зеркало, она осталась вполне довольна результатом и даже немного смутилась, что после всего произошедшего так тщательно готовилась к свиданию с Малфоем. Потому что это был первый раз, когда он сам обозначил их встречу как свидание.

Часы показывали почти семь, за окном уже потемнело, что было еще одной причиной недолюбливать осень для Гермионы – солнце пропадало с горизонта слишком быстро. Нервный тик, который внезапно ее захватил, вдруг пробудил чувство голода. Так всегда происходило последние несколько дней. Черт!

Но мысли о йогурте в холодильнике были прерваны звуком открывающейся ручки двери.

– Ты снова не закрылась, – недовольно проговорил Малфой, входя внутрь.

– А ты снова зашел, не постучав, – парировала Гермиона.

Да, конечно, к черту приветствия. Он осмотрел ее с головы до ног, склонив голову, и она сложила руки на груди, чтобы перестать чувствовать себя абсолютно голой. Интересно, этому когда-то придет конец? Весь парадокс заключался в том, что когда он на самом деле ее раздевал, она не стеснялась.

– Знаешь, а ведь я даже не дала ответа, – произнесла Гермиона, пытаясь привлечь его внимание к своему лицу от ее стройных ног.

– Будто бы ты могла отказать, – фыркнул Драко. – Пойдем.

Она накинула на себя пальто, перед этим обратив внимание, что он был в черных брюках и белоснежной водолазке, которая гармонировала с цветом его волос. В такие моменты Гермиона была уверена, что мужчина, стоящий перед ней – лучшие гены, которые можно передать ребенку.

Они шли по вечернему Лондону в окружении магглов, и Драко вел ее куда-то, держа за руку. Они держались за руки. Сумасшествие. Несмотря на холодный ветер, его ладонь была теплой, и ей даже не хотелось ничего говорить, потому что все, что происходило сейчас казалось Гермионе идеальным.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Драко, проходя мимо ларька со сладостями.

– Как беременная, – покачала головой Грейнджер. – Я постоянно голодная, это кошмар. Кажется, к концу месяца буду весить как бегемот.

– Ты прекрасно выглядишь, – рассмеялся Малфой, покачав головой так, будто все, что она говорила, было полнейшим абсурдом.

Гермиона задержала взгляд на чуррос, и он это заметил.

– Ты сейчас вынуждаешь меня купить тебе эти странные штуки в первом встречном киоске на нашем свидании? – спросил Драко, и в его словах она слышала улыбку.

– Могу сказать, что это самое странное свидание в твоей жизни, – ответила Грейнджер, когда он протянул пару купюр продавцу и не попросил сдачи, так и не разобравшись с маггловской валютой, судя по всему. Да, у продавца сегодня был счастливый день.

– Думаю, это как-то связано с тем, что ты – самая странная девушка, с которой мне доводилось иметь дело, – объяснил Малфой, и она нахмурилась, макая сладость в нутеллу и думая о том, что он имел ввиду. Хотя, это не звучало как подковырка, а просто как факт.

Они болтали о мелочах и его тренировках, пока Гермиона пыталась не испачкать свои волосы в шоколадную пасту, но в данный момент утихомирившийся голод был куда более приоритетным. Они подошли к странному зданию, внутри которого точно не горел свет. Что ж, это не было похоже на ресторан или что-то подобное. Честно говоря, зная Малфоя, Гермиона уверенно полагала, что они идут в какое-то страшно пафосное место. Именно поэтому мысль о том, чтобы заставить его купить ей уличной еды по пути, так развеселила девушку. Словно полный разрыв шаблона. Но она ошиблась.

Зайдя внутрь, Драко нащупал светильник, и после щелчка Гермиона осмотрелась.

– О, черт… – произнесла она. – Это же…

– Да, – подтвердил Малфой.

Несколько мольбертов, большой стол, заваленный красками совершенно разных фирм: Гермиона точно была уверена, что видела не только маггловские, но и волшебные. Десятки холстов стояли у стены, будто солдаты, только и ожидая своего звездного часа. Зеркала, тумбы, на которых лежали кисти абсолютно разных размеров и форм. Немного поодаль был даже шкаф, наполненный книгами, и диван с красивым столиком на ножках, где можно было бы отдохнуть. Повернув голову вправо, она заметила главную деталь, которая не так бросалась в глаза из-за темного времени суток – гигантские окна, как завершающий штрих. Это была мастерская мечты.

– Боже, здесь все так… красиво, – выдохнула Гермиона, проходя вперед и проводя руками по столу. – Все в белом цвете и… вау.

– Тебе нравится? – спросил Драко.

– Она просто идеальна, – покачала головой девушка, потому что он инстересовался так, будто правда не понимал, насколько хороша мастерская. Наверное, любой художник убил бы за такую.

– Она твоя.

Слова, слетевшие с его губ так легко, достигли Гермионы точно пучок энергии, который ударил ее по плечу, развернув на 180 градусов, чтобы посмотреть ему в глаза.

– Она… что? – ей показалось, что эхо в комнате было слишком большим или беременность как-то действует на ушные перепонки. Нужно почитать об этом.

– Теперь мастерская твоя, – объяснил Драко немного медленнее, словно его посетила та же мысль о воздействии беременности, только не на уши, а на мозг.

– Ты… нет, слушай, ты не мог, – покачала головой Грейнджер, пытаясь переварить информацию.

Она продолжала качать головой, будто старалась убедить себя в том, что он не мог, но все остальное в ней, знавшее Драко достаточно, твердило: нет, мог.

– Я купил тебе ее несколько месяцев назад, когда ты жаловалась на вдохновение. Конкретно эта мастерская стоила на порядок дороже остальных, так что я подумал, она может быть лучше или что-то вроде? Я не разбираюсь в этом, но маггл мне поведал о какой-то басне, что это здание стоит чуть ли не на святой земле, которая делает любые картины шедеврами, – Малфой рассказывал так, вроде бы это вообще ничего не значило. – Но я не хотел тебе дарить что-то, пока не было оформленных документов, а данная система выводила меня из равновесия, потому что простой акт передачи денег и подписи документов превратился в какой-то…

– Ты купил это место для меня из-за моей жалобы на вдохновение? – когда Гермиона озвучила свои мысли, все показалось еще более безумным. И милым. И безумным.

– У тебя хорошо получается рисовать, – пожал плечами Драко. – К тому же, я не мог больше жертвовать стенами в доме.

Это был просто порыв, но даже если бы она хотела, то не смогла бы его остановить. Наверное, когда кто-то с таким напором кидается ей на шею, то легкие девушки перестают функционировать на добрых пару минут, но Малфой едва пошевельнулся, обернув руки вокруг ее талии.

– Я… я не знаю, что сказать, – всхлипнула она, разрушая свой макияж. – Спасибо, это лучшее, что я могла бы получить в подарок. Что-то невероятное.

Он что-то сказал о своей невероятности, пока она пыталась успокоить чертовы гормоны, но вряд ли были шансы. И дело даже не в художественной мастерской. Нет, она была чудесной, конечно. Но факт того, что он подарил Гермионе что-то, что касалось именно ее интересов… Это непривычно. Драко ничего не знал о вещах, которые нужны художнику, но он потратил какое-то время, чтобы хотя бы попытаться узнать. И у него это получалось. Как, впрочем, получалось, кажется, все, за что он брался.

– Есть еще кое-что, – наконец, промолвил Малфой, когда она отстранилась, и это почти что лишило ее дара речи.

– Еще что-то? Ты организовал мне свидание с Королевой?

– Единственный, с кем у тебя может быть свидание – это я, – ответил Драко шутливо-обиженным тоном и, взяв девушку за руку, повел ее вперед. – Это одно здание, но два помещения. В эту часть еще ведут другие двери со стороны улицы, – сделал он полукруг рукой, показывая направление. – Эти сделаны просто для удобства.

Малфой открыл еще одну дверь с позолоченной ручкой, которую Гермиона не заметила раньше, и ее рот открылся от удивления. Эта комната была большой, действительно большой. Если в предыдущей было много воздуха, высокие потолки, и окна расширяли помещение, то эта комната сама по себе объемная с несколькими широкими коридорами и развилками. Но эти детали не имели такого значения, потому что весь пол украшали свечи, свет которых танцевал на пустых стенах.

– Это галерея. Она сравнительно небольшая, но я уверен, она тебе понадобится, – произнес Драко полушепотом, куда-то в ее волосы, стоя сзади. – Я подумал, будет удобно – иметь ее так близко.

Своя собственная галерея. С ума сойти. Но не это первостепенно занимало мысли гриффиндорки.

– Драко, но что… – начала она, когда он разжал руки вокруг талии и обошел ее, чтобы оказаться лицом к лицу.

– Есть еще одна вещь, о которой я хотел бы у тебя спросить, – его голова немного наклонилась, и уголок губ приподнялся, как всегда, когда он планировал заставить сердце девушки сжаться.

И честное слово, Гермиона была уверена, что после такого подарка сегодня ее ничего не может шокировать больше. Абсолютно нет. Но, когда имеешь дело с Драко Малфоем, приходится вносить коррективы в собственный список того, в чем ты точно уверена. Он засунул руку в карман, и через мгновение Гермиона увидела, как его пальцы открывают небольшую коробочку. Неважно какого цвета она была на самом деле, но в мерцании свечей выглядела черной.

– Милостивый Годрик, – Гермиона закрыла руками губы, чувствуя, как земля уходит из под ног.

Подняв на него глаза, она увидела, как Драко улыбался. И вновь взглянув на коробочку, девушка была готова к любой шутке от него. Что-то вроде пары сережек и вечных подколов по поводу ее реакции, но нет. Там было кольцо. Кольцо, которое она уже видела. Не единожды.

– Драко, нет, – покачала Гермиона головой, отступая, потому что было такое чувство, что она вдруг оказалась в одном из тех маггловских шоу со скрытой камерой, которые девушка обожала в детстве.

– Тише, тише, дыши, не нервничай, – спокойно проговорил он, дотянувшись до ее щеки и легко проведя пальцами по коже. Его голос звучал очень размеренно и действительно немного успокоил Гермиону.

– Пожалуйста, скажи, что ты не планируешь…

– Да, именно это я и планирую, – улыбнулся Драко еще шире, будто такой реакции и ждал.

– Но мы с тобой почти не были вместе и… – Гермиона не хотела этого говорить, но чисто инстинктивно ее рука дотронулась до живота, и этот жест объяснил ситуацию без слов.

– Нет, Грейнджер, все не так, – Малфой вдруг посерьезнел, – и я знаю, что ты думаешь, но это чушь. Я понял все еще тогда, в больнице, когда вернулся. Но я дал взятку той докторше не для того, чтобы скрыть тебя, а потому что это было слишком. Похищение, битва с Лестрейнджами, исчезновение Скорпиуса, новость о беременности. Я просто не мог бросить тебя на съедение пираньям, которые узнали бы об этом через пять минут после того, как мы вышли из больницы, если бы Фитц не спрятала твой формуляр. И я хотел тебе объяснить, когда ты отдохнешь, но я пришел, а ты собрала вещи.

Он вздохнул, продолжив говорить, а Гермиона не перебивала.

– И ты была права. Нам нужно было закончить. Потому что на этом было все. Но я не хотел ничего заканчивать между нами, и ты не хотела, что бы ты там ни говорила, я видел это, – Драко подошел ближе, проводя пальцем по нижней губе девушки. – И мне не хотелось это заканчивать еще до того, как мы узнали, что ты беременна. Если бы я мог что-то поменять, то не стал бы. Никогда не думал, что когда-то стану отцом в таком возрасте, но я бы ничего не изменил.

Гермиона слушала, и с каждым словом ее обещание себе держать эмоции под контролем давали все большую трещину.

– Но мы даже не встречались толком, – улыбнулась она от абсурдности происходящего. Боже, в последнее время ее жизнь была одним сплошным абсурдом.

– Мы столько всего пережили, Грейнджер, – фыркнул Малфой. – И я уверен в том, что хочу это сделать. Ты родила мне ребенка. Я рискнул всем, чтобы вернуть тебя к жизни, – вернул он ей те же слова, которые когда-то она сказала ему. – У нас было все. Так давай повторим?

Она сдавленно засмеялась, чувствуя, как бусинка слез все же скатилась по ее щеке. Это был какой-то сон.

– Даже если ты сейчас не уверена по поводу женитьбы, стань моей невестой. И у тебя будет время, чтобы понять, сможешь ли ты мириться с моим отвратительным характером всю жизнь.

– О, у меня было достаточно времени, чтобы понять, что с твоим отвратительным характером невозможно смириться, – Гермиона вытерла соленую жидкость со щеки, понимая, что ее старания перед зеркалом теперь полностью уничтожены.

Малфой опустился на одно колено, не стирая улыбку с лица.

– Гермиона Джин Грейнджер, ты станешь моей невестой? – спросил он, делая акцент на последнем слове, что, по всей видимости, должно было успокоить девушку.

– Да, – кивнула она, смеясь, когда Драко надел кольцо на ее палец, которое за секунду подстроилось под нужный размер.

Он прижал ее к стене в поцелуе так резко, что Гермиона заволновалась, не стояли ли сзади свечи, которые могли бы сжечь это прекрасное здание, если они перевернут одну из них. Поцелуй был явно не таким нежным, как предполагали данные события, но им пришлось провести слишком много времени друг без друга.

– Я так скучал по тебе все это время, – прошептал Малфой, не отстраняясь, будто прочитав ее мысли. – Но мне нужно было дать тебе время. Это взрослое решение. И я ненавидел каждую часть этой взрослости.

Она улыбнулась, проводя рукой по его лицу, и потерлась своим носом о его.

– Я люблю тебя, – эти слова дались так легко, что Гермиона была почти шокирована, когда не забилась в припадке после того, как озвучила их.

Это было просто. И это совершенно не нормально. Со стороны могло показаться, будто они оба совсем спятили или хуже – были теми самыми отчаявшимися, которые решили пожениться, увидев на тесте две полоски, но зная друг друга пару дней. Но правда заключалась в том, что все пережитое, через что им пришлось пройти, можно было сравнить с годами. Гермиону тянуло к нему с самого начала, с этим абсолютно ничего нельзя сделать, как бы она ни старалась. И вот сейчас они стоят посреди художественной мастерской, в окружении свечей после того, как Малфой надел кольцо на ее палец. Когда эти слова были бы более уместными, если не сейчас?..

– Давно? – Драко ухмыльнулся, словно довольный кот.

Давно? Какой бы нормальный человек спросил это. Но всегда нужно помнить, с кем именно имеешь дело.

– Уже какое-то время, – Гермиона шутливо толкнула Драко в грудь, но он словил ее руку, любуясь украшением.

– Это кольцо подарил мой дедушка Женевьеве, когда они обручились, – серьезно произнес он, и, обратив внимание на свой палец, Гермиона поняла, что украшение выполнено в том же дизайне, в котором сделаны все драгоценности семьи Малфой. Даже крохотная «М» имелась, девушка читала об этом. – Она не снимала его всю жизнь. Я хочу, чтоб с тобой было так же.

Гермиона ответила ему поцелуем, крепко сжав в объятиях, будто правда боялась, что он исчезнет.

– Возвращайся домой, – попросил Драко, обнимая ее в ответ.

– Именно поэтому ты сделал мне предложение? Чтобы заманить обратно в Мэнор? – усмехнулась Грейнджер.

– Да, поэтому, – кивнул Малфой. – Ну, и еще немножко боялся, что ты дашь свою фамилию Скорпиусу. Твой отец отличный человек, но, Грейнджер… нет, это уже слишком.

Он фальшиво вздрогнул, чем вызвал ее смех.

– Какой ты придурок, – Гермиона посмотрела вокруг и заметила, что в этой части здания стены были грязно-серого красивого цвета. Свечи догорали, дрожа, и она захотела навсегда вытатуировать этот момент в своей памяти. – Мы правда поженимся? Мы правда это сделаем?

Возможно, задавать этот вопрос было глупым, когда на ее руке уже красовалось кольцо, но девушке все еще казалось, что это просто плод ее воображения. Завтра она проснется в своей кровати и с разозленной Тинки, которая повторит трижды, что Гермиона на пятнадцать минут проспала свой прием витаминов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю