290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 20)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 34 страниц)

– Что будет предпринимать министр? Кто знает о побеге? – нахмурился Драко, засовывая руки в карманы.

– Завтра это просочится во все газеты, поэтому… – начал Гарри, но возмущенный вопль лучшей подруги его перебил.

– Просочится?! Да все должны быть об этом осведомлены, чтоб быть готовыми! – подскочила она. – Министр должен быть первым, кто заявит об этом.

– Успокойся, Гермиона, Кингсли так и думает сделать, – ответил Поттер. – Это он сказал нам, явился в Нору и пытался заставить меня уехать. Работать на Министерство в Дублине.

Гарри говорил таким тоном, будто это была самая нелепая вещь на свете.

– Это логично, – кивнула Гермиона. – Он пытается тебя обезопасить, ведь если они ищут тебя, то…

– То они будут пытаться добраться до вас! А я не позволю кому-то гибнуть за меня! Опять, – тут уже Поттер вспыхнул, как спичка возле канистры с бензином.

– Как хорошо, что у нас есть наш герой, – саркастично проговорил Малфой.

– К тому же, – продолжил гриффиндорец, не обращая внимание на язвительный комментарий Драко, – они могут искать Скорпиуса, ты сама знаешь. Или кого-то из вас. Мы все в одинаковой опасности. Если этот кто-то преследует мотивы, которые преследовал Волдеморт, то он сделает все, чтобы те, кто может ему помешать, получили Аваду в голову.

– Да, но ты все равно в большей группе риска, чем любой из нас, – произнесла Джинни, умоляюще смотря на своего парня.

– Я останусь здесь и буду делать то, что делают все авроры – искать Пожирателей, – беспрекословно отрезал он, и рыжая девушка сникла еще больше, видимо, ранее надеясь, что Гермиона сможет на него повлиять.

– Чудесно, что все составили свое расписание на ближайшие дни, – произнес Малфой и повернулся к Грейнджер. – Ты переезжаешь в Мэнор.

Все синхронно повернулись в их сторону, как будто кто-то дал условный знак. Девушка подняла брови и медленно перевела на слизеринца взгляд, сомневаясь в его адекватности. Или в своих слуховых перегородках.

– Что, прости?

– Ты вообще была здесь в последние двадцать минут? – Драко щелкнул пальцами прямо перед ее лицом. – Пожиратели сбежали из Азкабана, приём, Грейнджер! И им помог кто-то, чья влажная мечта – это уничтожить всех, включая Скорпиуса. Ты хорошо расслышала или мне повторить медленнее, чтобы ты смогла прочитать по губам?

В карих глазах мгновенно заполыхали молнии, которые появлялись там всегда, когда он говорит с ней вот таким образом.

– Малфой, ты совсем свихнулся? – Гермиона ударила его по ладони, которой парень махал перед ее лицом.

– Нет, слушай, слушай, Гермиона, он прав, – Джинни встала с места. – Этот кто-то явно искал Скорпиуса. И он знает, что найдя его, найдет всех нас. И если он знает, что ты – его мать, понятное дело, в первую очередь он будет искать тебя.

– Тебе нужно быть в безопасности, – кивнул Гарри.

– Я в достаточной безопасности, – возмутилась девушка. – На этот дом наложено миллион защитных заклинаний. И это…

– И это все равно ничто по сравнению с Мэнором, – фыркнул Драко. – Это чуть ли не единственное место, которое буквально невозможно найти. Если бы родители не раскрыли тайну его нахождения Волдеморту, даже он бы его не вычислил.

– Как жаль, что твои родители все-таки оказались не такими умными, – деланно расстроенно вздохнула Джинни.

– Уизли… – предупредительно проговорил Малфой, стрельнув в нее взглядом. – Мне плевать, где будет жить Грейнджер, но Скорпиус останется в Мэноре, – он повернулся к Гермионе. – А ты решила заставить сына пройти через твою смерть дважды? Что ж, дай знать, когда тебе дадут награду «мать года».

– Я не собираюсь скрываться, сидя в твоем чертовом особняке! – ей хотелось ударить его хорошенько по лицу хотя бы раз, чтобы сбить с него эту спесь.

– Гермиона, успокойся, – подошел к ней Гарри. – Тебе не нужно будет скрываться. Министерство продолжит свою работу, твои мозги сейчас нужны нам как никогда. Но всем будет лучше, если ты будешь спать в безопасном месте. Что Нора, что наш дом безопасны – это точки с большой концентрацией магии, многовековой. Твоя же квартирка в маггловском районе даже при таком количестве охранных чар не может быть настолько безопасной.

– Они все равно вломились к вам в дом, Гарри, – напомнила ему подруга.

– Тогда мы жили практически с дверьми нараспашку, – ответила Джинни. – Слишком привыкли к мирному времени. Даже заклинание хранителя было сделано абы как.

Щека Гермионы опять кровоточила от внутреннего укуса, потому что она чувствовала, как начинает прогибаться под всеобщим влиянием.

– Я ни за что не стану жить с тобой и Асторией, – сказала гриффиндорка последний и убийственный аргумент в пользу того, что эта идея – кошмарная.

– Мы не живем вместе с Асторией, – Малфой посмотрел на нее, как на идиотку.

– Разве не у вас скоро свадьба? – нахмурилась девушка, поднимая бровь.

– Мы аристократы, Грейнджер. Только в твою испорченную головушку могла прийти такая грязная мысль, как о совместном проживании до брака, – усмехнулся Драко, зная, как она отреагирует на это заявление.

– Какой абсурд, – фыркнула Гермиона. – Как тогда ваши аристократические обычаи не запрещают вам спать с кем попало до брака.

– Я сказал аристократы, Грейнджер, а не садисты, – покачал головой слизеринец, наслаждаясь ее раздражением. – В любом случае, сегодня можешь собраться с мыслями и переночевать в этой вашей Дыре…

– Норе! – машинально поправила его Уизли, но он даже не отвлекся.

– А завтра я пришлю Тинки, чтобы помогла тебе собрать вещи.

Он развернулся и ушел в спальню, откуда они услышали хлопок аппарации через несколько секунд.

Гермиона закрыла глаза, чувствуя, как те будто заплывают смолой от усталости.

– А он проявляет заботу, – заговорщически произнесла Джинни, и две пары скептических глаз тут же уставились на нее. – Да, немного вывихнутую на всю его блондинистую башку, с элементами садизма, но все же заботу!

Гриффиндорка вздохнула и все же, схватив пижаму, решила этой ночью остаться у друзей, понимая, что еще одна минута сегодняшнего дня в присутствии этого аристократа, и она выпустит ему кишки просто ради собственного облегчения.

***

Гермиона стояла в гостиной и уже десятый раз за последний час скептически окидывала вещи взглядом. Гриффиндорка успела отменить доставку холстов по средам, упаковать свои краски, хотя сомневалась, что атмосфера в Мэноре будет располагать к творчеству. Девушка даже отправила хозяину квартиры оплату за два месяца, надеясь, что за это время ее жизнь придет в норму, и она вернется в свою уютную квартирку и больше не нужно будет бояться, что тебя убьют во сне.

Пройдя в спальню, Гермиона решила еще раз окинуть шкаф взглядом на предмет того, что стоит брать, а что ей уж точно не пригодится, и застала там эльфийку, складывающую все ее вещи ровными стопочками в чемодан.

– Тинки, не стоит, – произнесла она.

– Мисс Гермиона, так вы сможете быстрее собраться, – улыбнулась домовая, магией раскладывая одежду на секции.

– Я ведь знаю, что вы не очень любите помогать тем, на кого непосредственно не работаете. Я много о вас читала, – сказала Гермиона, помогая эльфийке.

– О, вы что, я всегда рада исполнить то, о чем меня попросил мистер Малфой, – заверила ее Тинки. – К тому же, вы мать младшего хозяина.

Слова эльфийки привлекли девушку, и она решила удовлетворить секундный интерес.

– Драко хорошо с тобой обращается? Тебе нравится на него работать?

– Я вас уверяю, мистер Малфой самый лучший хозяин, о котором стоит мечтать! – восторженно ответила собеседница, едва не выронив брючный костюм Гермионы. – Он всегда относился к Тинки очень хорошо с самого детства! И теперь стал прекрасным хозяином всего родового поместья.

Гермиона кивнула, улыбнувшись. Конечно, она знала, что домовым запрещается плохо отзываться о собственных хозяевах, но, тем не менее, хотела надеяться, что сказанное – чистая правда.

– Тинки, я не думаю, что мне понадобится такая гора вещей, – покачала головой Гермиона, смотря, как щелчком пальцев эльфийка увеличивает вместительность чемодана. – Все же я ненадолго перебираюсь.

– Да, но, мисс Гермиона, я бы не оставляла здесь слишком много, – вздохнула она грустно. – Хозяин велел забрать или уничтожить все личные вещи, которые, в случае, если вашу квартиру найдут, смогли бы вывести недоброжелателей на ваш след.

Грейнджер понимала, что в его мыслях есть толика логики, но все равно то, как он легко брал и распоряжался ее жизнью, а теперь и вещами, выводило гриффиндорку из себя.

– Думаю, твоему хозяину стоит хотя бы немного подержать рот на замке, – раздраженно ответила она, но, заметив испуганные глаза домовой, тут же смягчилась. – Я имела в виду… прости, это не твоя проблема. Просто мистер Малфой бывает невыносим.

Девушка вздохнула, отправив в чемодан новую стопку блузок.

– Вы с хозяином не ладите? – осторожно спросила Тинки, зная, что это не совсем ее дело.

– Твой хозяин… сложный человек. С ним очень просто не ладить, – усмехнулась Гермиона, все же решив не вводить в стресс Тинки, которая явно ощущала потребность поддержать разговор и неловкость от обсуждения Драко в не самом хорошем свете.

Когда все вещи были надежно спрятаны в синий чемодан, и оставшаяся одежда Скорпиуса упакована в дорожную сумку, она протянула руку Тинки, которая вмиг перенесла их прямо на первый этаж особняка. Гермиона оглянулась, увидев большую кухню, с которой уже была знакома раньше. Она появлялась здесь уже несколько раз, но все равно этого было мало, чтобы научиться ориентироваться в таких пространствах.

– Мисс Грейнджер, здравствуйте, – мужчина средних лет улыбнулся, забирая у нее из рук вещи. – Мы с вами еще не знакомы. Я дворецкий Малфой-Мэнора, зовите меня Фрэнк.

– Приятно познакомиться, Фрэнк, – Гермиона растянула губы в натянутой улыбке, внутренне радуясь, что дворецкий не был свидетелем одного из ее визитов в Мэнор, который закончился утренним побегом в одном платье.

Конечно, Тинки не была глупой и все понимала, но то ли из-за того, что та была эльфом, то ли из-за врожденной тактичности их вида, Гермионе было легче находиться рядом с ней после своего позора, что вряд ли было бы так же, если бы тем утром перенести гриффиндорку к себе домой вызвался Фрэнк.

– Мистер Малфой будет через пару минут вместе с вашим сыном. Давайте, я пока покажу вам комнату и дам небольшие подсказки, как легче ориентироваться в замке.

Гермиона кивнула, проходя вслед за мужчиной на этаж выше. С трудом она вспомнила, как выглядит поместье извне, и насчитала около пяти этажей, не считая подвалов. Несколько раз свернув вправо по коридору, дворецкий открыл дверь, занося чемодан внутрь комнаты.

– Вам выделили одну из самых первых гостевых, чтоб было проще ориентироваться. Всего два поворота, спуск по лестнице, и вы уже на первом этаже, – начал объяснять Фрэнк с вежливой улыбкой. – А там вы сможете найти верхнюю кухню, вдруг вам захочется перекусить. Продукты в холодильнике в вашем распоряжении, но я настоятельно рекомендую обратиться ко мне или к домовым, мы с удовольствием похлопочем вам о трапезе. Также внизу несколько гостиных и обеденный зал, если захотите, я проведу вам экскурсию после обеда.

– Спасибо большое, я буду признательна, – кивнула девушка.

Несмотря на подчеркнутую вежливость, она чувствовала себя так, будто приехала в слишком вычурный отель, где у персонала выученный текст отскакивал от зубов, а все поверхности были натерты до такого блеска, что аж рябило в глазах. Когда Гермиона повернулась лицом к комнате, это чувство лишь усилилось. Большая и просторная, она выполнена в спокойных персиковых тонах и была сделана явно для того, чтобы здесь останавливались гостьи женского пола, несмотря на то, что на кровати можно было уложить как минимум четырех человек. Туалетный столик, большие окна, кресла, зеркала и шкафы – все оформлено в едином стиле и было, черт возьми, прекрасным.

Какая-то гадкая часть Гермионы честно хотела ненавидеть свое временное пристанище, но кто бы мог подумать, что комната в Мэноре может выглядеть так уютно и… нормально. Здесь не было склепов и гробов, как рисовало ее слишком разыгравшееся воображение, разве что в целом атмосфера была довольно мрачной, о чем она могла сделать вывод, увидев пару комнат в прошлые визиты, но это совершенно не распространялось на эту спальню. Где-то в глубине сознания Гермиона подумала, что такие апартаменты были бы осуществлением всех ее мечтаний в двенадцать лет – комната настоящей принцессы.

Осмотрев ванную, она поняла, что сможет просто запереться здесь и не выходить часами, читая, если вдруг Малфой решит довести ее до ручки. А он точно решит, ведь это любимое из его занятий. Гермионе иногда казалось, что выводить ее из себя стоит в его списке увлечений куда выше, чем любимый квиддич.

Решив полностью испытать комфорт новой ванны, она пролежала в воде минут сорок, прежде чем выйти, замотавшись в халат. Гермиона почти не спала эту ночь в Норе, постоянно обдумывая свое решение. Переехать в Мэнор было морально тяжело по многим причинам. Но самая главная из них заключалась в том, что постоянно видеться с Драко было выше ее сил. Что-то происходило с ней, когда девушка его видела, словно он натурально пьянил и она начинала вести себя совершенно нелогично. А Гермиона Грейнджер не имеет права вести себя нелогично, потому что это выбивает из колеи всю ее жизнь. Если смотреть на события прошлых месяцев, то удержать в этой колее хоть что-то было теперь для нее вопросом и жизни, и смерти, и, наверняка, чистого рассудка. А чертов Малфой был самым настоящим антонимом чистого рассудка!

Вытирая волосы белым полотенцем, Гермиона вышла в комнату и подняла брови вверх. Все ее вещи были аккуратно разложены по полкам, а чемодан стоял у дальней стены шкафа – совершенно пустой. На внешней дверце висело платье темно-синего цвета с закрытым горлом, которое как-то подарила ей мама на один из праздников, но Гермиона так и не нашла ему применения. Оно явно было отутюжено и приготовлено к носке.

– Тинки! – позвала девушка единственную знакомую ей здесь эльфийку, хотя и очень сомневалась, что та придет на ее зов, все же Гермиона здесь просто гостья.

Но, несмотря на сомнения, через секунду домовая предстала перед ней, поклонившись.

– Прости, что отвлекаю, но что здесь делает мое платье?

Тинки осмотрела наряд, явно увидев его впервые, и это дало Грейнджер понять, что вещами гриффиндорки занимались другие прислуги.

– О, это, видимо, наряд для обеда, – предположила эльфийка. – Ваш сын и мистер Малфой уже в замке. Обед будет подан в основной зал через пятнадцать минут.

– И поэтому мне нужно платье? – недоумевала Гермиона.

– Эльфы приготовили что-то подходящее, но не беда, если вам не нравится, я распоряжусь, чтобы они… – тут же взволнованно залепетало существо.

– Нет-нет, все… в порядке, – Гермиона еще раз осмотрела платье, все равно будучи в полном замешательстве.

– Вас провести к обеденному залу?

– Думаю, я справлюсь. Фрэнк объяснил мне, как отсюда выйти, – улыбнулась девушка. – Спасибо.

Когда эльф растворилась в воздухе, Грейнджер нахмурилась и пару минут обдумывала вариант не пойти на обед вообще, но, как на зло, она просто умирала с голоду и хотела побыстрее увидеть ребенка. Поэтому, натянув на себя тесное платье, Гермиона высушила волосы магией и просто заколола передние пряди заколкой, решив, что и так сойдет.

Посчитав про себя повороты, она спустилась вниз и потом просто ориентировалась по детскому лепету. Боже, Гермиона успела соскучиться по сыну всего за вечер.

– Мама, ну наконец-то! – Скорпи подскочил и понесся к ней, только завидев мать в дверях.

– Привет, солнышко, – она поцеловала его в щеку. – И тебе привет.

Малфой сидел во главе стола, смотря на заголовок газеты. Она и сама так смотрела на этот заголовок сегодня утром. Речь министра была профессиональной и склоняющей к спокойствию, но прошло слишком мало времени с неспокойных времен, чтобы люди отреагировали на новость о сбежавших Пожирателях без паники.

– Милое платьице, – хмыкнул Малфой, осмотрев Гермиону с головы до ног, так и не поздоровавшись.

Когда Драко снова перевел глаза на газету, она поджала губы и присела за стол. Окинув взглядом деревянную поверхность, гриффиндорка изумилась.

– Начнем есть прямо сейчас? Даже не подождав еще два десятка человек? – фальшиво наивно спросила она, смотря на хозяина поместья, и он, наконец, отложил «Ежедневный пророк» в сторону.

– Скажи, Грейнджер, у тебя всегда были проблемы с головой или раньше было терпимей? – улыбнулся Драко, пока Тинки приносила еду, а Скорпи был увлечен расспросами о десерте.

– Просто это смешно, – пожала плечами она. – Неужели во всем особняке нет стола поменьше? Ради Мерлина, нас всего трое.

Гермиона покачала головой, смотря на огромный стол, который выглядел внушительно в величественном обеденном зале, но, по ее мнению, в данный момент все это было просто глупым. Рубашка Драко, пиджак, даже Скорпиуса нарядили в официальную одежду. По сравнению с этим всем ее платье было максимально домашним вариантом.

– Имей уважение, этому столу сотня лет, – прервал поток мыслей Гермионы холодный голос.

Пережевав просто непозволительно вкусную утку, она продолжила:

– Вы всегда принимаете пищу при параде?

– Грейнджер, для некоторых причесаться и надеть на себя что-то, приличнее огромной футболки, это не значит «быть при параде», – Гермиона чувствовала, что Малфой едва сдерживает раздражение; и хотя это было бесконечно забавное зрелище, девушка все же решила не испытывать терпение слизеринца при сыне.

– Это так здорово, что мы, наконец, все вместе будем жить в Мэноре! – восторженно произнес Скорпиус, и мать напомнила ему о том, что говорить нужно после того, как пережевал еду. – Ты знаешь, папа делает мне мою комнату!

– Правда? – поддержала разговор Гермиона и только сейчас задумалась о том, насколько разные жилищные условия имел Скорпи, оставаясь у нее и у отца.

– Да, я рассказываю ему все-все как мне нравится, и мы хотим сделать точную копию той, которая у меня в будущем! Она почти готова, нужно только еще пара шкафов, но мастер привезет их послезавтра, правда, пап?

– Да, ко вторнику они должны быть готовы, – кивнул Драко, пережевывая.

– И тебе нужно будет нарисовать мне пару картин, которые висели у меня в комнате, ладно? – сын так улыбался, что отказать ему было практически невозможно.

– Я очень постараюсь, Скорпи.

Еда на столе менялась с таким разнообразием, что Гермионе и правда казалось, что они ждут еще не менее десятка гостей.

– И ты покажешь мне свою комнату? На каком она этаже? – не унимался малый, который явно был очень рад новости переезда. – Моя на четвертом.

– Моя на втором, но едва ли она красивее твоей, судя по рассказам, – девушке нравилось видеть сына таким счастливым, но она понимала, от каких ожиданий идет эта радость, и ей очень не хотелось его разочаровывать.

Они ели практически молча, изредка перебрасываясь фразами с мальчиком. В воздухе висела тяжелая атмосфера, и чуть ли не впервые она не была связана с их отношениями. Новости, разлетевшиеся сегодня утром, душили, как смог, будто еще раз напоминая, что это чертова катастрофа. Завтра рабочий день Грейнджер наступит раньше прежнего еще на несколько часов, а у нее до сих пор лежала гора незавершенных задач от мистера Мокриджа. В такие моменты ей хотелось взорваться негодованием от наглости шефа, но сейчас резко-негативных эмоций было достаточно всем.

– Из какого камина мне отправляться завтра на работу? – задала вопрос Грейнджер, когда Тинки щелчком пальцев убрала грязную посуду и подала шоколадный пирог, который, на беду Гермионы, выглядел невероятно аппетитно. И хотя девушка решила, что завязывает со сладким из-за нескольких явно лишних килограмов, набранных в последнее время, ее сила воли все же дала сбой, когда она увидела крем в разрезанном кусочке.

– Помнишь комнату на третьем этаже, куда вы прибыли со Скорпи на обед? Это один из пустующих кабинетов моего отца, так что можешь отправиться оттуда.

– Особняк такой большой, что, боюсь, мне понадобится гид, – улыбнулась Гермиона, чувствуя, как помадка тает на языке. – Боже, это какое-то блаженство!

Девушка простонала от удовольствия, и Скорпиус поведал ей о том, что это один из его любимых тортов, и он называется «Черепаха». Она перевела взгляд на Малфоя и заметила, как он пристально смотрел на ее лицо, и щеки тут же окрасились в красный. Они всегда так делали, когда слизеринец уделял ей внимание.

– Попросишь Тинки или Фрэнка, они тебя проведут, – наконец сказал он, оторвавшись от разглядывания. – Меня в это время уже не будет, я рано ухожу на тренировку.

– Будешь продолжать тренироваться? – удивленно спросила Гермиона.

– Мир не может остановиться из-за побега из Азкабана. Стадион будет защищен министерскими заклинаниями, повышенная охрана, но… – Драко сделал паузу. – Если нагнетать это все, люди будут паниковать еще больше.

– Они ведь не доберутся до нас? – произнес Скорпиус, и родители тут же повернулись к нему.

– Котенок, ты же знаешь, насколько безопасен Мэнор, правда? – спокойным тоном сказала Гермиона, вытирая салфеткой шоколад у него со щеки.

– Ты все время будешь с Тинки здесь или с кем-то из нас, не волнуйся, – подтвердил ее слова Драко.

Отхлебнув чай из чашки, Гермиона поморщилась от его крепости. Окинув глазами стол, она увидела лишь молочник, торт и несколько блюд с печеньями разных сортов.

– Тинки, а ты не могла бы принести лимон? – ей все еще было неловко просить кого-то ей прислуживать, когда девушка спокойно могла что-то взять сама, но не была уверена, что без проблем найдет дорогу на кухню.

– Конечно, – поклонилась эльфийка, и через пару секунд перед девушкой красовался нарезанный цитрус на блюдечке.

– Лимон? – скривился Драко, смотря на фрукт, как на нечто инородное на столе.

– Я люблю пить чай с лимоном, – ответила Гермиона, бросая несколько долек в чай.

Он проследил, как она сделала еще один глоток так, будто не мог поверить что кто-то это может пить. Затем парень отвлекся, помогая Скорпиусу налить молоко в чашку, чтобы тот не попытался сделать это при помощи своей магии, как он обычно делал, после чего обжигался.

– Я подумала, возможно, нам следует осенью отдать Скорпиуса в школу, – внезапно сказала Гермиона, заполняя тишину. – Так как это неправильно, что он ничем не занят. Да, это все путешествие во времени, но… нужно привыкать к новым обстоятельствам.

– Я думал об этом. Хорошая идея, – кивнул Драко.

– И ты не против? – Гермиона уже была подсознательно готова придумать тысячу аргументов, а они не понадобились вовсе. – Я думала, ты не захочешь отдавать его в маггловскую школу.

– Он говорил, что ходил в туда в будущем, а потом станет учиться в Хогвартсе, – пожал плечами Драко. – Добавим пару уроков с гувернантками, сомневаюсь, что некоторым наукам магглов обучают. Но в целом, да, я не против.

– Скорпи, что скажешь? – повернулась девушка к сыну. – Ты же сможешь держать свою магию под контролем?

– Конечно! – улыбнулся он, выпивая чай с молоком залпом. – Тогда я как раз успею завести много новых друзей ко дню рождения.

Они с Малфоем одновременно переглянулись, думая об одном и том же. Мы просто никудышные родители.

– А когда у тебя день рождения, сын? – наклонился к нему папа, не выдавая своего смятения.

– Двадцать первого февраля. Совсем рядом с днем влюбленных!

Было видно, как им обоим мгновенно полегчало, потому что на какую-то секунду Гермиона успела ужаснуться, что они умудрились пропустить день рождения собственного ребенка.

– Наверное поэтому мы так сильно тебя любим, все из-за февраля! – Малфой резко подхватился и начал целовать малого в щеки, пока тот смеялся, вереща от щекотки.

Гермиона мысленно сделала себе фотографию этого момента в альбом памяти. Сейчас они оба были частью чего-то, что делало ее жизнь счастливой и в какой-то момент ей даже перестало быть от этого страшно. Это и было самым пугающим.

***

Напряжение в Министерстве буквально перекрывало доступ кислорода к легким и текло по венам смолой. Возня в кабинетах была ничуть не меньше обычного дня, но в ней было больше паники и отчаяния, будто каждая секунда, пока кто-то медлит или пьет свой остывший кофе, могла стоить кому-то жизни. Конечно, где-то это было плюсом: даже самый рядовой сотрудник чувствовал ответственность на своих плечах и работал более усиленно, но психика людей и так была далека от нормальной отметки.

Отдел контроля магических созданий сегодня утром взял на себя и другие полномочия, в принципе, как и все отделы, кроме этажа Тайн, на котором, предположительно, только тем и занимались, что пытались предотвратить катастрофу. Еще даже не было обеда, а голова Гермионы раскалывалась, несмотря на то, что вчера Драко вызвался прочитать сказку сыну, а она отключилась, как только ее макушка коснулась подушки.

– Гермиона? – Кингсли заглянул в кабинет, обводя девушек взглядом. – Я ищу тебя. Не уделишь мне минутку?

Она кивнула, еле передвигая ногами, и, взяв стаканчик в руку, не обнаружила там кофе и выбросила его в мусорное ведро. Будто обычные дни были недостаточно тяжелыми.

– Держи, тебе нужно разобраться с этим. Мокридж просил отдать их именно тебе, он знал, что я тебя буду искать, – внушительного размера папки легли Гермионе в руки.

– Мне? Почему я!? – чуть ли не простонала девушка, вспоминая, сколько еще задач на листке у ее рабочего места горели красным.

– Ты же знаешь, начальники отдела сейчас готовятся к собранию, я уже должен быть там, но нужно отправить пару писем, – Кингсли покрутил в руках несколько конвертов с Министерскими печатями.

– Годрик, в отделе есть не только я! А в его помощницах еще числится Мэри! – это неравенство начинало Гермиону не просто бесить, а убивать в ней все жизненные силы.

– Прошу, не заставляй разбираться меня еще и с этим, – покачал головой Кингсли. – Вообще-то я искал тебя, потому что у меня есть одна просьба.

Посмотрев в глаза министра, Гермиона начинала медленно ненавидеть просьбы других людей.

– Ты должна попытаться уговорить Поттера покинуть страну. Понимаешь же, насколько для него опасно…

– Нет-нет, даже не проси, – девушка отошла на шаг, качая головой.

– Послушай, Гермиона, они могут прийти за ним, он может погибнуть! – громким шепотом пытался убедить ее мужчина.

– Кингсли, Гарри – это тот, кто пошел сдаваться Волдеморту, потому что из-за него гибли люди, – вполголоса объяснила ему гриффиндорка, предварительно оглянувшись. Сейчас людям не хватало только услышать имя Того-кого-нельзя-называть. – Очнись, это не сработает! Он останется, как и всегда.

– Но…

– Мы пытались. Позавчера с Роном привели ему десятки аргументов, а Джинни еще около сотни, но даже мы понимаем, что это все чушь.

– Я просто так за него переживаю, – вздохнул Кингсли, смотря на нижние этажи снующих туда-сюда сотрудников.

– Как и все мы, – отозвалась девушка. – Но лучшее, что ты можешь сейчас сделать – это бросить силы на поимку сбежавших. Скажи, что реально сейчас происходит?

Она подвинулась ближе, чтобы ни одна пара любопытных ушей не услышала разговор.

– Дементоры рыщут по Великобритании в поисках, – увидев выражение лица девушки, министр тут же добавил. – Ограниченное количество! Я тоже был против этого, но что поделать, если дементоры – лучшие ищейки тех, кто напуган. Министерство теперь более защищено – им сюда не пробраться. Не знаю, слышала ли ты, но с завтрашнего дня будет проверка каждого работника, кто переступает этот порог. Тебе тоже нужно будет ее пройти.

– Господи… – закатила глаза Гермиона, понимая, что только этого ей не хватало в расписании.

– Да, знаю, довольно муторно, но ее должны пройти все без исключения. Чтобы не было таких ситуаций, когда мой помощник оказывается…

Министр не договорил, но Грейнджер кивнула, чувствуя, как папки уже оттянули ей правую руку.

Кингсли звучал убедительно, но это уже было где-то на подсознании – еще со школьных лет недоверие к Министерству. И пусть теперь министром был тот, кто боролся с ними плечом к плечу, память о том, что Министерство всегда не было способно защитить ее близких была слишком свежа.

– Ладно, я надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – произнесла Гермиона, и, обменявшись кивками, они разошлись.

Бросив папки на стол с громким стуком, она потерла красные от усталости глаза.

– Сегодняшний день просто безумен! – возмутилась Мэри. – Почему мы должны делать еще и отчетности аврората? Это не наша компетенция.

– Аврорат занят другим, ты и сама знаешь, – устало объяснила Гермиона напарнице, листая документы.

– Еще одна минута без кофе, и я не выдержу, – услышала она вздох за спиной. – Ты была на дне рождения Малфоя?!

Второй вопрос прозвучал с такой шокированной интонацией так неожиданно, что Грейнджер тут же развернулась на сто восемьдесят градусов. В одной руке у Мэри была чашка кофе, судя по запаху, дерьмовая бурда, которую подают прямо здесь, а во второй – журнал каких-то сплетен, на обложке которого Гермиона успела заметить платиновую шевелюру слизеринца и черный торт.

– Там не должно было быть прессы, – растеряно проговорила гриффиндорка, ища оправдания.

– Но она была! – победно произнесла девушка. – Вот же, ты прямо за этим усатым стариком.

И, всмотревшись в разворот, Гермиона действительно увидела себя на одной из колдо, поправляющей волосы. Слава Мерлину, рядом с ней не было никого из рода Малфоев, а уж тем более Скорпиуса.

– Это единственное фото?

– А тебе нужно еще? Ну и ну, это и так событие! Ты же говорила, что не общаешься с ним, – Мэри прищурилась так, словно, будь ее воля, сейчас же направила бы свет лампы в лицо собеседнице.

– Я была плюс один к одному из приглашенных, – спокойно ответила девушка и вмиг разозлилась. – И вообще, сейчас это явно не место для подобных сплетен. У нас дел невпроворот, так что, будь добра, займись этим!

Она вырвала из рук коллеги журнал и, бросив к себе на стол, сунула ей ровно половину документов, полученных от Кингсли, заранее зная, что ей еще предстоит проверить за Мэри работу несколько раз.

***

Аппарировав, Гермиона почувствовала себя очень странно, перенесясь из Министерства не на свое привычное крыльцо, а в прихожую Мэнора. Еще страннее было так легко попадать в такую крепость, в которую вход был у людей, которых можно было пересчитать по пальцам.

Взмахнув палочкой, она включила свет на кухне, и, сложив рабочие бумаги на поверхности для готовки, которые стояли в середине большой комнаты в квадратной форме, Гермиона прислонилась ладонями к прохладному камню. Голова немного кружилась, но это было обычное дело при такой нагрузке. Решив, что если не пройдет после ванны, она обязательно попросит Тинки принести какое-то лекарство, хотя ей уже было неловко постоянно гонять эльфийку. Вот минус проживания в чужом доме: совершенно непонятно, что и где лежит!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю