290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 18)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 34 страниц)

– Тебе нужно было одеться теплее, ― Нарцисса подошла сзади, набрасывая плед ему на плечи. ― Во Франции в последние несколько дней погода совсем не летняя.

– Спасибо, мам, ― Драко улыбнулся, поправляя ткань. ― Не стоило отрываться от ужина.

– Пустяки, я и так уже набрала несколько лишних килограмм, ― махнула рукой она.

– Я слышу это с восьми лет, но твои платья никогда не меняют свой размер, ― игриво он пожурил ее в фальшивой лжи.

– Ну а зачем тогда нам магия? ― рассмеялась Нарцисса.

С матерью ему всегда было легче. Нарцисса оставалась любящей мамой несмотря ни на что, именно поэтому она сейчас стояла здесь и не спрашивала его об Астории, и он был ей за это благодарен. Еще одного рассказа об их захватывающем путешествии Драко бы не выдержал.

– Было бы отлично, если бы ты привел Скорпи к нам на днях, мы с отцом скучаем, ― сказала Нарцисса, все еще приобнимая его за плечи, хотя это стало гораздо тяжелее делать с тех пор, как он перестал быть подростком.

– Конечно, ― кивнул Драко, не сводя глаз с цветов внизу. ― Только сначала сам с ним повидаюсь.

– Как мисс Грейнджер? ― внезапно спросила мать, косясь на него.

– Она, ― чуть не умерла, ― нормально, ― дернул он плечом, подсознательно пытаясь уйти от этой темы. ― Мы не особо общаемся, так что мне, в общем-то, плевать.

– Вот как, ― Нарцисса подняла брови, но не стала развивать разговор.

Малфой провел рукой по волосам, вдыхая вечерний воздух, и почему-то не выдержал.

– Как ты вообще это выносишь? ― спросил он, поворачиваясь к матери. ― Как вообще можно выдержать другого человека рядом с собой двадцать четыре на семь? Это немыслимо.

Она рассмеялась, удивленно переведя взгляд на сына, хотя тот не выглядел даже на половину таким веселым.

– Нет, я серьезно, ― попытался объяснить он, не понимая, что так рассмешило миссис Малфой. ― С того времени, как ты вышла замуж, тебе разве никогда не хотелось избавиться от этого? Перестать считаться с кем-то, постоянно выносить чье-нибудь присутствие?

– Драко, мы с твоим отцом познакомились еще в школе, и он начал ухаживать за мной задолго до того, как наши родители решили объединить семьи посредством брака, ― покачала головой Нарцисса. ― Я никогда не мечтала выйти замуж так рано, но… несмотря на это, я была счастлива. У нас появился ты, и я ни разу ни о чем не пожалела. А по поводу проживания еще с кем-то… ― она посмотрела вдаль, подбирая слова, ― когда ты любишь кого-то, это легко. Конечно, всегда должно быть личное пространство, но разница в том, что за любимыми ты начинаешь скучать.

– Вот оно в чем дело, ― хмыкнул слизеринец, упёршись об ограждение руками. ― Мне просто не повезло.

– Астория кажется очень заинтересованной.

– Еще бы, ― закатил глаза Драко. ― И с ней все в порядке. Я имею в виду, она… ― он зажмурил глаза, отгоняя от себя мысли. ― В общем, забудь. Я просто реально не привык пока к ней и к такому большому количеству времени без метлы. Мне нужно в воздух.

– А ты уверен, что дело только в том, что ты к ней не привык? ― Нарцисса словила взгляд сына, и он отвел его, посмотрев, как небо окрашивается в оранжевый.

Драко ни в чем не был уверен. Астория не была любовью его жизни, но он всегда воспринимал ее нормально. Она не раз оставалась у него ночевать, и Драко никогда не испытывал такой жажды сбежать оттуда. Астория не всегда умела увлечь его беседой, но до недавнего времени его это не задевало. До того момента, пока не началась эта игра. Чертова Грейнджер зажгла в нем определенный азарт, страсть к победе. Каждый разговор с ней заканчивался воображаемыми зарубками на доске побед одного из них и поэтому его раздражало все остальное – пресное. Как переесть перца чили и больше не чувствовать вкуса от чего-то другого.

– Уверен, ― отрезал Драко.

– Я думала, она тебе нравится.

– Она никогда мне не нравилась, мама! Что за чушь? ― ощетинился он, отходя на несколько шагов. ― Мне нравится Астория.

– Я и говорю об Астории, Драко, ― медленно проговорила Нарцисса, наблюдая, как понимание отражается в глазах у сына и смешивается с чем-то еще.

Он готов был чертыхнуться, потому что у него окончательно ехала крыша. Не видеться с Грейнджер было отличным решением, но это совершенно не избавляло парня от их встреч в его голове. Он достаточно хорошо узнал ее, чтобы образ гриффиндорки был правдоподобен, с краснеющими щеками, кулаками, сжатыми в злости, и едкими словечками, но все равно не такой живой, как в жизни. И это бесило Малфоя. Но больше Драко бесило то, что это его бесило. Что он вообще испытывал какие-то эмоции по этому поводу. Салазар! Грязнокровка реально что-то сделала с ним.

Тинки появилась на балконе, извинившись и тихо сказала о подаче десерта, и слизеринец, не теряя времени, быстро ушел, бросив плед домовой в руки, и уже не видел, как поджала губы его мать, смотря ему вслед.

– Драко, ты просто обязан попробовать этот пудинг! ― улыбнулась невеста, когда он сел рядом, возвратившись к семье.

– Он черничный? ― улыбнулась Нарцисса, присоединяясь.

– Да, точно. Знаете, вопреки всеобщему мнению, я считаю, что жена обязана уметь готовить, ― вдруг сказала Астория, переведя взгляд на Малфоя-младшего. ― Когда мы поженимся, я хочу иногда радовать своего мужа чем-то, что приготовила сама.

– Это очень похвально, Астория, ― кивнул Люциус, косясь на сына, но тот только вежливо растянул губы в улыбке. ― Какие у вас планы на ближайшее время? ― поинтересовался отец.

– Я думала, мы могли бы поехать и вместе выбрать сладости к столу на свадьбе, начинку торта и… ― начала Гринграсс, видя, что Драко не спешит начать, но он ее перебил.

– Все мое время уйдет на подготовку к игре, сегодня последний выходной, ― сдержано ответил слизеринец, думая о том, что пудинг до ужаса сладкий. ― И, наконец, увижусь со Скорпиусом.

– Слушай, сын, я говорил тебе, что купил нового жеребца? ― вдруг посмотрел на него Люциус, подняв подбородок.

– Правда? ― он вытер рот салфеткой. ― Не знал, что ты все же решил этим заняться.

– Пойдем, я покажу тебе красавца, ― сказал он тоном, который не предполагал отказа. ― Пусть девочки посекретничают.

Драко не помнил, чтобы отец хоть раз делился с ним какими-то подобными вещами, поэтому предчувствовал не самый приятный разговор. Они вышли из дома и направились к небольшой конюшне, которой действительно не было в прошлый раз, когда он здесь появлялся или же она была не закончена. У изгороди пасся пятнистый жеребец, окрас которого был визитной карточкой этой породы. Драко был уверен, что отец потратил не одну тысячу галеонов за Американского пейтхорс, хотя и понятия не имел, умеет ли Люциус разбираться в скачках так хорошо, чтобы получать от этого прибыль.

– Что с тобой происходит? ― начал Люциус без прелюдий.

– В смысле? ― поднял брови парень, подходя к лошади.

– Астория так старается, а ты даже не посмотрел на нее ни разу за вечер! ― повысил голос мужчина.

– Ты слишком драматизируешь, отец, ― закатил глаза Драко; его жутко раздражало, что все разговоры вертятся вокруг невесты.

– Ни черта подобного! ― он повернул его к себе за плечо, чтобы заставить сына смотреть в глаза. ― Соберись! У тебя свадьба! Ты должен выглядеть, как счастливый влюбленный, а не как унылая тряпка!

– Мне кажется, ты перегибаешь, ― Драко выдернул свое плечо из его хватки. ― Я отложил свои тренировки, потому что тебе важно было, чтобы я отправился в это хреново путешествие, ведь без него весь этот фарс бы развалился! Я не видел сына почти две недели, а ты смеешь…

– Сейчас ты должен думать о своей семье, Драко! ― не дал ему договорить мужчина. ― Видит Салазар, я люблю Скорпиуса, но тебе нужны дети в официальном браке. Нужно поддерживать репутацию! А полноценная семья ― это лучшее, что ты можешь сейчас сделать.

– Я не собираюсь заводить детей в ближайшее время, ― отрезал он. ― Точка на этом.

Лошадь недовольно фыркнула от разговора на повышенных тонах и отошла на несколько метров.

– Ты сейчас вернешься на ужин, будешь вести себя подобающе и уделишь внимание своей невесте, Драко, ― произнес Малфой-старший практически по слогам, ступив пару шагов вперед.

Они вдвоем увидели движение где-то вдалеке слева, но повернулся только Люциус.

– Вы там где? ― позвала Нарцисса, поправляя платье на ходу и, заметив выражение лица сына, нахмурилась. ― Драко, что?..

– Я решил навестить сына, ― ответил парень, не сводя глаз с отца. ― Уверен, отец все объяснит Астории, он ведь так о ней печется.

Драко прошел мимо и, выйдя за ворота, был удивлен, что его никто не попытался остановить. Не то, чтобы это могло получиться, просто угрожать и шантажировать было любимым делом Люциуса, когда он вопреки всему пытался дойти к своей цели. Неважно, какими методами. Драко было жаль, что так поступает с матерью, но был уверен, что она поймет. И он поговорит с ней позже. Просто сил находиться в этом дурдоме больше не было – даже свежий воздух не помогал.

***

Аппарировав в тот самый темный угол крыльца, который в закатном солнце все еще был недостаточно темным, чтобы Грейнджер не устроила истерику в очередной раз насчет обморока ее соседей, Драко выдохнул и прислонился затылком к холодному кирпичу. Невероятно длинный день. Уходя, он хотел сбежать, но совершенно искренне не мог дождаться, пока увидится с сыном, пожалуй, это было единственным, по чему он скучал больше, чем по квиддичу. Отберите из его жизни Скорпиуса, и она вмиг станет чертовски неполноценной.

Глянув на дверь, до Драко только дошло, что для того, чтобы увидеться с сыном, ему нужно будет встретиться с Грейнджер. А это было плохой идеей. Что-то произошло после того поцелуя на ее кухне. Смешно подумать, потому что между ними было что-то гораздо большее, чем просто поцелуй. Пусть они и были пьяны, но как бы себя не убеждали, все же не так пьяны, чтобы не суметь остановиться. Если бы нам хотелось останавливаться. И все равно мокрые касания и шлепки тел не обладали тем эффектом, что произвел тот разговор. Разговор. Будто это можно было назвать разговором. Она будто была под чем-то, абсолютно неадекватная, а в нем бушевал адреналин от схватки, но почему-то именно те несколько касаний губами что-то изменили в его сознании. Если бы они еще раз потрахались, Драко смог бы с легкостью столкнуть это на похоть. Было бы легко. А сейчас… сейчас им лучше не видеться. И он не хотел ее видеть. Совсем не хотел. Поэтому, вздохнув, нажал на ручку двери, и она поддалась.

Ему тут же захотелось лично открутить голову гриффиндорке за такую безответственность. Пусть приспешникам Воледморта защелка на двери не помеха, но в мире магглов тоже существовало немало уродов. Закрыв дверь, он тут же заметил, как из спальни вышел большой комок одеяла. Ну, или так казалось, потому что само одеяло превышало в объемах Скорпиуса в несколько раз. Но, увидев отца, он бросил свою ношу на столик у зеркала и радостно обнял его.

– Папа! Я так по тебе соскучился! Мы не виделись сто лет! ― восторженно прошептал Скорпиус, но это определенно был тот тип детского шепота, когда даже человек в нескольких метрах от них мог бы разобрать каждое слово.

– Я по тебе тоже, родной, ― ответил он, продолжая сжимать сына в объятиях. ― Я привез тебе гору сувениров, но они уже в Мэноре, я решил увидеть тебя, как только смогу.

– Тшш, тихо, ― Скорпиус отстранился и прислонил свой палец к губам.

– Что такое? ― нахмурился Драко, понизив голос.

– Мама спит, ― объяснил он и, наконец, вновь сгреб одеяло в руки и двинулся в зал. ― Она уснула здесь, и я не хочу ее разбудить. Последние дни мама себя плохо чувствует. Наверное, отравилась чем-то.

Голос сына был полон беспокойства, и это мгновенно передалось Малфою. Зайдя в гостиную, он увидел, как Скорпиус укрыл свернувшуюся на диване Грейнджер. Круги под ее глазами говорили о том, что ребенок был прав – ей действительно нездоровилось. Понимая, что произошло несколькими неделями ранее, Драко сильно сомневался, что дело было в несвежей еде. Черт пойми что свихнувшийся Джагсон намешал в ту дрянь, которой накачал ее. Драко сжал губы, смотря, как сын тихо закрывает дверь, чтобы не мешать Гермионе.

– Тебя так долго не было! Ты должен рассказать мне все! ― залепетал мальчик, зайдя на кухню и садясь на стул. ― Я читал в квиддичных газетах о тебе, но все равно.

– Честно говоря, я не мог дождаться, когда тебя увижу, и мы полетаем. Люцерн красивый городок, но немного скучный на мой вкус.

– Звучит, как идеальный медовый месяц, ― кивнул Скорпиус, покачав головой.

Малфой засмеялся, потрепав его по волосам.

– Я скучал по твоему чувству юмора.

– У тебя скоро игра, ― сказал мальчик, садясь на стул по-турецки. ― Как тебя отпустили твои тренеры?

– Я умею убеждать, ― подмигнул он, садясь напротив. ― Слушай, как давно маме плохо?

Ребенок нахмурился, припоминая.

– С позапрошлых выходных, по-моему, ― ответил он неуверенно. ― Это не похоже на обычное отравление. Ей нужно к врачу! Скажи ей! Она тащит меня в больницу, как только я кашляну более раза за два часа, а сама отказывается. Это глупо!

Драко понимал, почему Грейнджер отказывалась идти к врачам, потому что едва ли они могли что-то сделать, не имея на руках пробника яда или хотя бы не зная в целом о нем, а он очень уж сомневался, что модифицированная сыворотка хранилась в одном из их формуляров о веществах. Но так оставлять это все равно было нельзя, и парень продумывал знакомых врачей, которые были достаточно умны, чтобы суметь хотя бы что-то предположить и которым можно было бы доверять. Или пригрозить. По обстоятельствам.

– Да, но ты же знаешь, какая она упрямая, ― улыбнулся Драко, пытаясь сгладить волнение малого. ― Но я поговорю с ней, обещаю.

Скорпи кивнул, но не повеселел.

– Ты что-то кушал? ― вдруг Драко поднялся, открыв холодильник. Зная способности Гермионы к готовке, было удивительно, что ребенок все еще жив.

– Да, тетя Молли передавала нам гору еды. И мама заказывает, ты же знаешь, ― успокоил он отца, который скептически окинул пустой холодильник взглядом и закрыл дверцу. ― Но большинство времени я проводил не дома, а с кем-то.

– Я возьму тебя в Мэнор, чтобы мы немного провели вместе время между тренировками. Из-за пропусков у меня расписание будет ими забито.

– Знаю, ― понимающе вздохнул мальчик. ― Я бы и сейчас отправился с тобой, пап, но не хочу оставлять маму. Вдруг ей нужен будет чай или что-то еще…

– Ты такой молодец, Скорпиус, что заботишься о маме, ― Драко присел рядом с сыном. ― Ей это сейчас очень нужно.

Малый не успел ответить, когда они услышали шаги в коридоре.

– Скорпи, котенок? Тебе пора в кровать, ― позвала Гермиона, открывая дверь на кухню. ― Я немного задремала и…

Ее брови подскочили вверх, и несколько секунд она просто стояла и смотрела на него, как на призрака, сомневаясь, не мерещится ли ей.

– Малфой? ― севший ото сна голос был окрашен в нотки удивления.

– Я сегодня приехал и зашел проведать сына, ― ответил он, приподнимаясь.

Огромная серая футболка с надписью «Калифорния», которую Драко уже когда-то видел за это время не стала менее нелепой, как и не стала менее… милой? Заставать ее в таком виде уже стало обыденностью, поэтому он даже не удивлялся. Но собранные кудряшки в небрежный пучок (видимо, при помощи того же самого карандаша, будто заколки для волос были противозаконными) и полосы от подушки на правой щеке делали ее такой беззащитной, что чувствовать отторжение было еще тяжелее. В сто раз тяжелее, чем он предполагал.

– В любом случае, мне пора, ― произнес Драко, направляясь к двери. ― Я пришлю тебе завтра доктора, Скорпиус сказал, что тебе нездоровится.

Эта фраза должна была быть окончанием их немногословного диалога, но Гермиона не отошла от прохода, как предполагалось.

– Скорпи, солнышко, ты не мог бы оставить нас с папой наедине? ― улыбнулась гриффиндорка сыну.

– Ну как обычно, ― закатил глаза он, сползая со стула, явно будучи недовольным оставаться в стороне.

– И тебе пора чистить зубы, так что иди в ванную и ложись в кровать, я скоро приду поцеловать тебя, ― ответила она, пропуская его мимо и закрывая за ним дверь.

Драко недовольно вздохнул и подошел к подоконнику, облокотившись об него.

– Ну и? ― сложил слизеринец руки на груди, всем своим видом показывая раздражение.

Гермиона приоткрыла рот и выглядела действительно растерянной.

– Что?.. Что с тобой такое? ― нахмурилась она. ― Я просто хочу поговорить.

– А нам есть о чем разговаривать, Грейнджер? ― Драко поднял бровь, смотря на нее в упор.

– Вообще-то есть, да. Я не видела тебя с той ночи. И хотела поблагодарить, потому что ты… ну, спас меня, ― она неловко поправила волосы, в чем совершенно не было смысла, потому что они все так же остались в полном беспорядке.

– Там были и твои дружки.

– Да, я знаю. Но это ты нашел меня. Мне Гарри рассказал, ― произнесла девушка. ― И я… Я хотела поговорить с тобой, но Тинки постоянно отвечала отказом.

– Хотела поблагодарить? Так благодари и забудь, ― фыркнул Драко. ― Я не хотел, чтобы Скорпиус узнал обо всем происходящем, ему и так досталось за его восемь лет, это не было ради тебя.

Гермиона отступила на несколько шагов назад, будто он что-то бросил в нее. Вау. Это было неожиданно.

– Что с тобой не так? ― покачала головой она. ― Я думала, что мы нашли какой-то общий язык, а сейчас ты вновь ведешь себя, как сволочь.

– Может, это потому что я и есть сволочь? ― хмыкнул Малфой, удерживая уверенную злую улыбку на лице.

Становилось все тяжелее. Растерянность в карих глазах, покрасневшие щеки, наверное, от температуры, то, как она разговаривала, эта чертова футболка. Становилось сложнее держать маску на лице. «Нашли общий язык». Он чувствовал, как их начало что-то связывать, и это нужно было оборвать в зародыше.

– Я думала, ты мне объяснишь, ― все еще неуверенно проговаривала она, произнося слова, будто прогуливаясь по полю с минами. ― Я ничего не помню.

– Ничего? ― удивление было искренним, и маска даже на секунду отклеилась. Потеря сноровки.

– Даже воспоминания до того, как они влили в меня эту дрянь, спутались, ― покачала головой Гермиона. ― А потом… совсем расплывчато, ни единого четкого образа. Мне все время кажется, что я что-то упускаю.

Он закрыл глаза и повернулся к окну. Она ничего не помнит, и это даже лучше. Судьба предоставила ему карт-бланш, короткий путь к задуманному. Это ли не чудесно?

– Грейнджер, твою задницу впервые за долгое время спасли твои дружки, а не наоборот. Осталось еще десять тысяч случаев, и вы будете в расчете. Что тебе еще нужно? ― развел руками Драко, и она тут же почувствовала себя идиоткой. ― И не нужно было донимать меня своими просьбами. Нам не о чем говорить.

– Знаешь, да, ты прав, ― кивнула Гермиона несколько более энергично, чем требовалось. ― Надеюсь, твое путешествие было прекрасным, потому что, видимо, стервозность передается половым путем.

Ее слова были лишены смысла и полны злобы, но он вел себя так, что ей хотелось ударить его как можно больнее, но ничто не смогло бы задеть его чувств. Как ледяная статуя.

– О, я отлично провел время, ― ответил ей Драко. ― Я пришлю тебе своего врача, выглядишь хуже некуда.

– Пошел ты со своим врачом, ― огрызнулась она. ― Яд выводится из организма двадцать один день, прошло немного больше четырнадцати, так что можешь не беспокоиться, скоро я буду в полном порядке.

Гермиона вышла из кухни, хлопнула дверью, и Драко позволил себе буквально на секунду закрыть глаза. Нужно убираться отсюда и как можно быстрее. Но, услышав всхлип в гостиной, на мгновение он замер. Не могла же Грейнджер разреветься из-за такой мелкой перепалки? По сравнению с тем, на что они оба были способны, это было просто смешно. Так, легкая разминка. И, зайдя в комнату, Драко увидел, что это действительно была не она.

Джинни всхлипнула в очередной раз, и Грейнджер потрясла ее за плечи.

– Да скажи же! Кто? Скажи, что это не Гарри, ― умоляла девушка.

Рыжая помотала головой, закрывая рот ладонью.

– Боже, мне так жаль, ― произнесла она, но сквозь слезы почти ничего нельзя было разобрать. ― Но… ничего не окончено, понимаешь? Это правда не закончилось.

Глаза Грейнджер бегали по лицу подруги, безмолвно прося ее наконец сказать и не мучить.

– Гермиона, сегодня убили Луну. Она мертва.

Комментарий к Глава 11, I

Да, главы, которые кончаются жестью это уже чуть ли не мой личный почерк:D

Но у меня для вас уготовлено столько поворотов в сюжете, классных сцен, которые развивают отношения, что я сама не могу дождаться, пока вы все увидите)) «Вам повторить?» реально получается таким, что я бы прочитала такой фанфик)) но это на мой личный вкус)

И да, за вашу отзывчивость и за то, что питаете этим ценным топливом мое вдохновение вот уже который месяц, в один из дней на этой неделе выйдет следующая часть! Так что ждать долго не придется)

Обнимаю каждого:*

========== Глава 11, II ==========

– Все, Джинни, тише, тише… ― проговаривал Поттер, прибывший сюда через несколько минут и теперь поглаживающий свою девушку по плечам.

– Я просто думала, что… что все закончилось, что тебе больше ничего не угрожает…

Джиневра что-то лепетала, но Гермиона чувствовала лишь жгучую боль и то самое чувство, когда плохое предчувствие подтверждается. Самое мерзкое ощущение в мире. Она стояла возле стены и смотрела в одну точку. Никто не обращал внимания на Малфоя, который повторял позу Гермионы напротив, будто уже не было ничего странного в его нахождении в ее доме. Будто так оно и должно было быть. Все черти в аду замерзли.

– Держи, выпей и попытайся успокоиться, ― сказал Рон, подав ей стакан воды.

– Ты была права, Гермиона, ― вздохнул Гарри, поднявшись. ― Мы что-то упустили. Всегда что-то упускаем.

– Что именно произошло? ― спросила она шепотом, пытаясь дистанцироваться от всеобщего шума.

– Луну пытали, пытались что-то узнать, но потом, поняв, что она то ли не знает, то ли не расколется, просто убили, ― боль, которую Поттер всегда испытывал за других, чувствовалась в каждом слове его рассказа. ― Может, они снова искали меня, но я не видел Луну сто лет и понятия не имею, как…

– Я видела, ― вдруг сказала гриффиндорка. ― Я видела. Мы с ней пересеклись как-то на Косой аллее, потом она прислала мне какой-то глупый рецепт, и я подумать не могла… Годрик, помню, мне еще тогда показалось, что за мной кто-то наблюдает, но все произошло так быстро.

– Вы виделись? ― нахмурился Рон. ― То есть, они искали тебя?

– Меня или… ― предположение стояло комом в горле, но его нужно было высказать. ― Или они искали Скорпиуса.

– Кто меня искал? ― послышался голос мальчика, который зашел в комнату в черно-белой пижаме.

– Скорпи, я прошу тебя, иди спать, ― попросила его Гермиона, изо всех сил пытаясь сохранить спокойствие, но ребенок не был глуп и сразу заметил Джинни, глаза которой все еще были опухшими от недавней истерики.

– Нет, не пойду! ― запротивился он. ― Скажи мне. Меня же кто-то ищет, да?

– Гермиона, мне кажется… ― попытался вставить свои пять копеек Гарри, но Малфой его прервал.

– Тинки! ― возникшая через секунду эльфийка обвела всех взглядом. ― Забери сына в Мэнор и уложи спать. И это, Скорпиус, не обсуждается.

Мальчик топнул ногой и разозлился, но никто из присутствующих не успел увидеть всех последствий злости младшего из четы Малфой, потому что домовая увлекла его за собой и аппарировала.

– Зачем им нужен Скорпиус? Что нам теперь делать? ― Гермиона приложила пальцы ко лбу. ― Мы зашли в тупик.

– Я полагал, что Джагсон хотел возвращения Волдеморта, и, уничтожив его, мы прервали цепь, ― размышлял Гарри. ― Но теперь у нас нет ни одной зацепки. Ваш сын был еще слишком мал, когда в будущем все разворачивалось, поэтому не вспомнит еще каких-то действующих лиц.

– Никогда не думал, что скажу это, но лучше бы сюда действительно попал Малфой, как и планировал, ― произнес Рон, чей голос был лишен эмоций. ― Мы хотя бы могли точно знать, кого нужно преследовать.

– Хватит причитать! ― оборвала всех Гермиона, настроение которой скакало, как по раскаленным углям. ― Мы ничего не добьемся, просто думая о том, каких карт у нас нет на руках. И смерть Луны будет напрасной. Так почему бы не перестать говорить о невозможном?

– Так, подождите, ― вдруг произнес Малфой невероятно спокойным голосом, который отличался от всех в этой комнате. ― Если маховик времени смог перенести Скорпиуса сюда, он сможет перенести кого-то из нас обратно. Или поменять местами.

– Ты спятил? ― округлил глаза Поттер. ― Даже если взять это безумство в оборот, то маховик времени сломан, помнишь? Скорпиус говорил, что его создатель умер, а никто больше не оказался в состоянии заставить работать эту штуку правильно.

– Да, но он умер в его мире. Одиннадцать лет вперед, ― сказал Драко. ― Это внушительный срок.

Все уставились на него так, будто он только что высказался в желании усыновить Рональда.

– Боже, это же… Это же может сработать, ― едва слышно ответила Гермиона. ― Мы должны были догадаться. Скорпи говорил, что маховик хранился в коллекции вашей семьи, следовательно, он должен быть сейчас там?

– Возможно, ― кивнул Малфой, ловя ее мысль.

– Если бы мы узнали создателя, и он оказался жив, то смог бы починить маховик, ― рассуждала Гермиона, меряя шагами гостиную, как делала всегда, будучи на взводе. ― И тогда с этим можно было бы что-то сделать.

– Да, но вы знаете, насколько редко попадаются часовщики, способные создать маховик времени? С такой силой? ― спросила Джинни, шмыгнув носом. ― Настолько редко, что их можно посадить в темницу и заставить клепать без конца. Сейчас уничтожены все маховики, о которых знает Министерство, и если тот, кто умеет их создавать все еще жив, будьте уверены, его не встретить в «Дырявом котле» вечером за виски.

Слова Джинни были резонными, что немного осадило Гермиону. Она повернулась к Драко.

– Ты сможешь попытаться понять, кто создал маховик из вашей коллекции? Сможешь найти его?

– Я попробую узнать у отца, ― нехотя протянул Малфой. ― Хотя процент того, что он сейчас станет мне помогать далек от абсолютного.

– Каким бы ни был Люциус, он любит внука, ― покачала головой Грейнджер. ― Объясни ему, что если мы не сможем быть на шаг впереди того, кто убил Луну, однажды головы тех, кто знает нас, закончатся, и он все-таки достанет желаемое.

В комнате повисла такая тишина, которую она слышала в последний раз, когда Волдеморт проявил «милосердие» в битве за Хогвартс и дал время похоронить раненых. Первые секунды после того, как закончилась его речь – вот что чаще всего снилось ей в кошмарах. И вот она снова переживает это.

– Я сделаю все, что смогу. И если мне удастся, придется отправиться вместе со Скорпиусом, ― сжал челюсти Малфой, явно не радуясь этой мысли. ― Он – единственное живое доказательство того, что мы не лжем.

Гермиона кивнула, понимая, что выбора у них все равно нет, и даже знать не хотела, что они будут делать, если вдруг создатель маховика умер много лет назад.

– Я свяжусь с тобой, как только что-то узнаю, ― бросил ей Драко и растворился в воздухе, не прощаясь.

– Гермиона, лучше будет, если ты переночуешь в Норе, ― сказал Гарри. ― Нам всем будет спокойнее.

– Места хватит, ― кивнул Рон. ― Родители у Лавгуда, помогают. Старик убит горем.

Девушка лишь кивнула, позволив друзьям взять ее за руку, на большее ее не хватило. Прошло уже столько лет, а они все еще терпят поражения. Раз за разом, будто до этого было недостаточно смертей.

***

Гермиона уже пятый раз за последние десять минут заправляла кудрявую прядь за ухо и концентрировалась на этом слишком сильно, потому что с каждым последующим дуновением ветра это раздражало ее все больше. Они стояли на Кингс-Кросс в ожидании Малфоя, который опаздывал уже на десять минут. Скорпиус все еще дулся на нее даже спустя два дня, поэтому она решила, что поговорит с ним уже в поезде.

– Если Малфой захотел встретиться на вокзале, то можно сделать предположение, что старик живет недалеко. Это уже хорошо, ― проговорила Джинни, натягивая пиджак от ветра. ― Он мог сбежать куда-то на Аляску.

– Он мог бы вообще не оказаться живым, так что Аляска ― это еще не самый ужасный вариант, ― фыркнула Гермиона.

– Ты уверена, что брать Скорпиуса с собой безопасно? ― беспокойно спросил Поттер, поглядывая на часы. Видимо, срабатывал инстинкт «вокзала», хотя ни один из них не знал, на какой именно поезд им нужно сесть. ― Он мог бы побыть у нас с…

– Нет-нет, Гарри, это правда, ― покачала Гермиона головой. ― Скорпи ― наше единственное доказательство. К тому же, я буду все равно сходить с ума от волнения. Пусть лучше он будет рядом.

Друзья кивнули, все же соглашаясь с рассуждениями матери мальчика. Гермиона повернулась, будто почувствовав приближение Драко. Он шел из центрального выхода к перронам, одетый во все черное и нацепивший на лицо вечно надменную маску легкой раздраженности, будто его правда бесило, что люди могут существовать рядом с его величеством в час пик. Она закатила глаза, силой отвернувшись, чтобы не пялиться.

Скорпиус состроил показательную гримасу, как бы напоминая отцу, что он все еще обижен, когда тот подошел.

– Ты опоздал, ― произнес Гарри.

– Скажи спасибо, что я вообще пришел, ― огрызнулся тот, будучи явно не в лучшем своем настроении.

– Ты достал адрес? ― спокойно спросила Гермиона, замечая, что они с ним практически никогда не здоровались.

– Это стоило мне, как крыло фестрала, ― ответил Драко. ― Нам повезло: старик все еще жив и живет в забытом Мерлином городке в Шотландии. И судя по его возрасту, нам в любом случае нужно поторопиться.

Он достал из кармана брюк билеты и отдал гриффиндорке один.

– Это ведь маггловский поезд, верно?

– Не напоминай, ― ответил сквозь зубы Драко.

– Судя по всему, вам ехать не больше четырех часов, ― проговорила Джинни, заглядывая в билет через плечо подруги.

– Да, ― согласилась она, кивнув. ― Он отправляется через двадцать минут, а нам нужно еще перейти на другую платформу. Мы дадим вам знать, ладно? И вы держите связь.

Они обнялись и, пожелав друг другу удачи, разошлись по разным сторонам. Преодолев несколько переходов и лишний раз напомнив сыну, что он должен следить за своими словами и контролировать стихийную магию, Драко и Гермиона отдали билеты проводнице, которая провела их в небольшое купе с комфортными скамейками. Для такой короткой поездки этого было более чем достаточно.

– Скорпи, ― вздохнула Гермиона, когда поезд, наконец, тронулся, ― ты должен перестать обижаться. Мы с папой делаем все, чтобы тебя защитить, прошу, не делай эту работу еще тяжелее.

– Вы всё от меня скрываете! Как всегда, ― возмутился ребенок. ― Именно поэтому я сейчас не могу вам ничем помочь. Потому что там, в будущем, вы делали точно так же.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю