290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 30)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 30 (всего у книги 34 страниц)

– Верно, – кивнула Нарцисса и выжидающе посмотрела.

Роули удалилась и уже через минуту внесла в комнату на руках сонного ребенка. Девочке было не больше трех лет от роду и с трудом верилось, что она могла бы стать исчадием ада через какой-то десяток лет. Малышку усадили на детский стул, и Нарцисса улыбнулась пытливому личику.

– Драко, – позвала она сына.

Парень подошел к ребенку, вытащив из кармана небольшую склянку с насыщенно-синей жидкостью. Роули всмотрелась в емкость и хмыкнула.

– Накачать ее решили?

– Это зелье свяжет ее силы, – объяснила миссис Малфой. – Навсегда лишит способностей к колдовству.

– Насколько я помню, чтобы получить разрешение на этот вид отвара, нужно умереть под стопкой бумаг и инстанций, которые позволили бы его покупку, – заметила Юфимия.

– Ты забыла, какая у нас фамилия? – огрызнулся Драко, и было видно, что он не испытывает даже толики уважения к женщине. – Принесите что-то, что она бы выпила. Молоко там или…

Пока Роули ушла, поджав губы, явно решив не спорить с человеком, который ей обещал пол мешка золота, Гарри повернулся к Малфою.

– Разве это не несет за собой последствий? Просто лишить магии того, кто был рожден волшебником?

– Это зелье крайне безопасно, хотя можно пересчитать по пальцам одной руки тех, кто в состоянии его сварить, – ответила за него Нарцисса.

– И где же вы его достали? – нахмурилась Гермиона, вспомнив, что почему-то упустила этот момент.

– Мой давний друг, – улыбнулась миссис Малфой, – с которым вы, кстати, хорошо знакомы.

Потребовалась секунда, чтобы Грейнджер догадалась, и шок на ее лице был слишком читаем.

– Но как?..

– Северус оставил эту склянку, сварив зелье примерно за три месяца до своей смерти. Он знал, что оно, возможно, сгодится, – вздохнула Нарцисса. – Я знаю, что кто-то может посчитать это негуманным, но Дельфи проживет счастливую жизнь без магии, не представляя ни для кого опасности. Так лучше, чем надеяться на чудо.

Приемная мать девочки вернулась со склянкой сока, в которую Драко вылил содержимое пузырька. Видимо, напиток был подобран правильно, потому что ребенок тут же проглотил жидкость, совершенно не озабоченный тем, что туда подмешали.

– Это должно занять время? – спросила Грейнджер, наклоняясь.

– Нет, доставай, – велел Драко.

Гермиона расстегнула его куртку и залезла в карман своего кардигана, чтобы достать пергамент, который заколдовала несколькими часами ранее, и передала девочке. Она схватила цепкими ручками лист и, не обнаружив там ничего интересного для себя, начала вытирать им маленькую столешницу, но этого хватило, чтобы все вздохнули с облечением.

– Я наложила на пергамент заклинание, которое может определить, течет ли в человеке волшебство. Если да, он бы светился под ее пальцами, – объяснила Гермиона в пустоту, хотя никто не спрашивал, – но он не светится.

Нарцисса радостно засмеялась, протягивая к девочке руки.

– Иди ко мне, Дельфи. Пойдем, мы кое-что тебе покажем, – приговаривала она.

– Так, подождите, то есть, на этом все? Я больше ее никогда не увижу? И я больше ничего никому не должна? – уточнила Юфимия.

– Нет. Вот твоя плата, – Драко достал из кармана какой-то маленький предмет и трансфигурировал его в звенящий мешок, хотя Гермионе казалось, что Роули и без всякой награды согласилась бы избавиться от воспитанницы. – И ты все еще ни о чем не знаешь.

– Естественно, – расплылась она в ухмылочке, заглядывая внутрь.

Дельфи начала хныкать, видя, что ее забирают чужие люди, но гриффиндорка была уверена, что ей будет лучше везде, чем с человеком, вырастившим убежденных Пожирателей и готовым отдать ее первым встречным за пару звенящих монет.

Они аппарировали, и Гермиона склонилась к Драко на плечо, пока он придерживал ее за талию.

– Не очень людное местечко, – сказал Гарри, оборачиваясь, хотя здесь было уже теплее.

– Спрячьте палочки, это место достаточно отдалено от человеческих глаз, но все еще является территорией магглов, – предупредила Нарцисса.

Те, кого они ждали, прибыли буквально сразу, но они передвигались на своих двух из-за холма. Мужчина и женщина приблизились к ним, здороваясь. Магглы.

– Оливия, Джон, – кивнула миссис Малфой.

– Здравствуй, Цисси, – поприветствовала ее Оливия в ответ, и тут же перевела взгляд на хнычущую девчушку на руках. – Это она?

– Ты можешь ее взять.

Незнакомка забрала ребенка, заботливо прижимая к себе.

– Это все? – спросил Джон, смотря, как его жена пытается укачать малышку.

– Да, пожалуй, это все, – кивнула миссис Малфой. – Вырастите ее хорошим человеком. Она вам будет благодарна.

Это была самая странная встреча, за которой Гермионе когда-либо приходилось наблюдать. Но Нарцисса поделилась с ней своей идеей. Они были подругами с Оливией в детстве и наверное, являлись бы ими до сих пор, если бы не выяснилось, что в одной могущественной чистокровной семье родился сквиб. Ее изгнали, прикрыв за фальшивой смертью имя и стараясь не вспоминать то, что такая девушка когда-либо существовала. Оливия обосновалась в мире магглов и даже вышла замуж за человека, которому смогла доверить свою тайну. Вопреки всем правилам, они со старой подругой иногда обменивались письмами. В одном из таких Нарцисса и узнала, что Оливия не способна иметь детей. Миссис Малфой помнила, что еще тогда подумала, сколько несчастий может стерпеть на своей судьбе один человек. Но теперь, когда у них на руках сидела маленькая девочка, она была уверена, что все же смогла подарить этим людям частичку счастья.

– Они добрые, это видно, – произнесла Гермиона, когда все решили немного пройтись перед отправкой домой.

– Да, я думаю, Джон и Оливия смогут отдать ей нерастраченную любовь, – кивнула женщина, придерживая платье при ходьбе.

– Не знал, что ты с магглами на короткой ноге. Что нам еще о тебе неизвестно, мама? – спросил Драко, явно подтрунивая мать.

– Я таю в себе множество секретов, – подмигнула она, но Грейнджер совершенно не сомневалась в ее словах.

***

Вернувшись, Джинни встретила их на кухне за разговором с Фрэнком и Блейзом, а Люциус спустился из библиотеки с внуком на руках, осведомленный одним из домовых.

– Как прошло? – нетерпеливо поинтересовалась Уизли, пока Люциус обнимал жену.

– Прекрасно, – выдохнула Нарцисса. – Нам больше ничего не грозит.

– Ура! – закричал Скорпиус, не совсем понимая, чему радуется, но в последнее время в его жизни было так много негативных эмоций, что ребенку просто необходим повод для радости.

– За это нужно выпить! – произнес Забини, и Гермиона могла поклясться, что впервые видела, как Люциус улыбался.

– Я хочу торт! Тинки! – позвал мальчик, спускаясь на ноги с рук дедушки и ступая несколько шагов по коридору в поисках няни.

– Фрэнк, достань нам из погребов самое… Скорпиус? Скорпиус?! – мистер Малфой стоял с краю, поэтому тут же отпустил руку жены и бросился к внуку.

Дыхание ребенка участилось и стало таким тяжелым, что спустя секунду все услышали, что что-то не так. Он схватился за грудную клетку в желании что-то сказать.

– Скорпи?! Что?.. – пыталась понять Гермиона, осматривая мальчика, но на нем не было никаких повреждений.

– Ты что-то пил? Что-то?.. Что-то пока был там? – Драко склонился к нему, пытаясь понять, что происходит, но мальчик отрицательно покачал головой, указывая на дверь.

– Воздух, ему нужен воздух! – крикнула Грейнджер, но Блейз уже поднял на руки крестника, вынося в сад.

Она достала палочку, истерично вспоминая лечебные заклинания, но спустя миг ее рука замерла в ужасе. Потому что… Скорпиус растворялся. Его тело исчезало прямо на глазах. Гермиона вскрикнула, отбросив древко, и пыталась удержать ребенка руками, который что-то кричал, но его голос становился все тише с каждым мгновением.

– Скорпиус! – Драко пытался сделать то же самое, силясь использовать какие-то заклинания, но они пролетали сквозь Малфоя-младшего так, будто его сын был всего лишь привидением, постепенно теряя даже эту призрачную иллюзорность.

Гермиона кричала, это было похоже на страшный сон, худший кошмар. Разбудите ее кто-нибудь! Через пару секунд в ее руках остался лишь воздух, а Скорпиус исчез, будто его никогда не существовало. Это было невозможно. Шок всех остальных читался так отчетливо, что никто не проронил ни слова, пытаясь понять, в какой момент что-то пошло не так, и все законы магии, которые они изучали в школе, перестали иметь место быть.

Гриффиндорка ощутила утешающие объятия Нарциссы, пока Драко был просто в ступоре. Он смотрел в одну точку. Туда, где только что исчез его ребенок. Который пять минут назад был абсолютно здоров и ощутим.

– Мерлин всемогущий… – произнесла Джинни, закрыв рукой рот, потому что у нее не было объяснений произошедшему.

Их провели? Это был не Скорпиус? А фантом? Кого-то подсунули вместо него? А где тогда настоящий Скорпиус? Но эти мысли тут же развеялись, потому что они стояли на территории Малфой-Мэнора, а сюда могли проникнуть те, кому разрешен доступ или носители крови древнего рода.

– Это невозможно, невозможно, невозможно… – рыдала Гермиона, пока миссис Малфой гладила ее по плечам, кажется, в этом жесте пытаясь успокоиться сама и не впасть в ужас. – Это…

– Когда Билиус должен уехать?! – Драко подбежал к отцу. – Папа!

Он шлепнул его по щеке, чтобы привести Малфоя-старшего в себя, который стоял в полном оцепенении, как и все остальные, без возможности произнести хоть слово.

– Ч-через минут пятнадцать с вокзала, там… – голос Люциуса был таким тихим и непохожим на собственный, что его никто бы не расслышал, если не звенящая тишина, прерываемая только рыданиями Гермионы.

Она сразу поняла, что он задумал. Поднявшись на ноги, девушка побежала за ним, понимая, что это их последний шанс. Она заставит старика сотворить маховик, изменить законы магии, да все что угодно, черт возьми! Только бы вернуть Скорпиуса, что бы с ним не случилось.

Холодный воздух обмораживал горло, прекращая рыдания. Она бежала за Драко и слышала, что остальные кинулись за ними. Возможно, это был просто стадный инстинкт или они все же смогли что-то сообразить, но это было сомнительно, ведь только что они увидели нечто сравнимое с тем, если бы маггл в подворотне встретился с Почти-Безголовым Ником.

Гермиона ненавидела бегать, но сейчас ужас произошедшего хлыстом бил по пяткам, поэтому, увидев экипаж с запряженными фестралами, которых, она уверена, видели здесь все, побежала еще быстрее.

– Скорпи! Где он? Где?.. – она остановилась прямо перед стариком, курящим сигарету у кареты и смотрящего на нее с уставшим выражением лица.

Дыхание слишком сбилось, чтобы сразу ясно выразиться, так что ей пришлось прерваться, чтобы вернуть воздух в легкие.

– Как же мне надоела ваша семейка, – вздохнул Билиус, потушив сигарету.

– С моим сыном что-то произошло, он просто… черт возьми, просто растворился, это безумие. Что это? – пытался добиться от него ответа Драко, слыша, как откашливаются все остальные немного позади.

– Его похитили? Или нам подсунули?.. – попытался высказать свое предположение Блейз, которого, видимо, посетила та же идея, что и Джинни.

– Нет, нет. Его не похитили. Его просто… – старик развел руками, будучи в невероятно спокойном настроении. – Нет. Его просто нет.

Гермионе потребовалась секунда, чтобы выдернуть палочку из кармана.

– В смысле «его нет»?! Это какие-то ваши фокусы?! – ее нервы были на таком пределе, что всем казалось, она не ровен час упадет без сознания от перенапряжения. – Вы говорили, что…

– Нам нужно отправляться через минуту, – сказал кучер, подойдя сбоку и опешив от увиденного, хотя самого Билиуса вовсе не волновало оружие, устремленное ему в лицо.

– Тебе стоит успокоиться, – покачал головой он, опустив ее палочку.

– Сделай маховик. Чтобы мы вернулись всего на час и придумали… – начал Драко, но собеседник закатил глаза, поправляя голубой шарф на груди, который делал его глаза еще более выразительными.

– Да не нужен вам никакой маховик! Я много чего говорил, и все из этого правда: возможности маховиков и энергии, которую они транслируют, не бесконечны, – старик сделал паузу, сосредоточив внимание. – И это одно из тех самых правил баланса вселенной, которые после смерти тех двух, сосущих энергию с одного источника, наконец, восстановились. Человек не может жить в одном временном пространстве, если в нем уже существует его копия. Подумайте над этим.

– Мы не можем отступать от графика! – снова дал знать кучер, взбираясь на животных.

– Трогай, – кивнул Билиус. – Этим людям моя помощь не нужна.

Гермиона словно в тумане смотрела, как старик забирается в карету, и за ним закрывается дверь. Краем взгляда Грейнджер успела заметить улыбку девочки, которая приходилась Билиусу внучкой. Она казалась ей милой. Как ее звали? Мелинда? Мойра? Мелоди? К черту.

Фестралы взмыли в воздух, и Гермиона повернулась ко всем, пытаясь сложить что-то, что у нее выскальзывало из рук. Это была какая-то пытка, потому что она старалась изо всех сил, но мысль, словно слово, вертевшееся на кончике языка, все дразнила ее, но не давалась в руки.

– О Боже! – воскликнула Джинни, схватившись ладонями за щеки, которые стали красными то ли от бега, то ли от улыбки. – Вы что, ничего не поняли?! Гермиона беременна!

Ее возглас отскочил от ушных перепонок Грейнджер, покатившись вниз по горлу и падая прямо в солнечное сплетение, как попрыгунчик. Что?

Комментарий к Глава 18

Да, как мы все уже поняли, интригант-затейник с меня никудышний😂 Вы всё так быстро раскусили))

Хотя, я утешаю себя мыслью, что у меня просто самые внимательные читатели😄

Ребят, я послушала ваши отзывы и все же создала группу вк – https://vk.com/club188445308 (в профиле автора кликабельная ссылка)

Будем там держать связь, буду там публиковать новости, анонсы, предупреждать об изменениях. Если вам будет интересно, буду еще что-то писать от себя, я пока не разобралась с форматом) Но в любом случае, там гораздо удобнее именно обсудить главы, если есть такое желание, задать какие-то интересующие вопросы, которые я точно увижу и не потеряю. Там вас уже ждет небольшой пост об этой главе, так что заглядывайте😘

Всех целую!

========== Глава 19 ==========

Что? Эта мысль все вертелась в ее голове, будто опоздавший на киносеанс зритель, неспособный в темноте найти свое место. Беременна. Она беременна. Что?

– Стоп, – взмахнула рукой Гермиона, прервав щебетание Джинни, которое даже не долетало до ее ушных перепонок и напрочь теряло способность попасть в мозг. – Это… нет, этого не может быть.

Грейнджер помотала головой так, будто самая важная часть дня состояла в том, чтобы убедить всех, что она не беременна.

– Тебе нужно сесть, – произнесла подруга, засуетившись на кухне, до которой они успели дойти. – Я налью тебе воды.

– Люциус? Милый? – Нарцисса перевела взор на мужа, положив тонкую руку ему на плечо.

– Я… Мне нужно… – он махнул рукой в сторону коридора. – Мне нужно прилечь.

Это были первые слова Малфоя-старшего после произошедшего, и, смотря на его лицо, сомневаться в том, что мужчине действительно нужно отдохнуть, не приходилось.

– Сынок, мы, наверное, отправимся домой, – несмело предложила Нарцисса. – Свяжешься с нами попозже?

– Да, мам, – Драко послал ей взгляд, полный благодарности.

Когда Малфои растворились в воздухе, а Фрэнк тактично удалился, всегда тонко чувствуя, когда именно ему стоит уйти, на Гермиону уставилось четыре пары глаз.

– Что?! – возмутилась она, чувствуя себя словно подсудимый под давлением всей мощи Визенгамота. – Это неправда. Нельзя воспринимать все слова старика, как истину.

– Просто для справки скажу, что до сих пор он еще ни разу не ошибался, – заметил Блейз. – Черт, Фрэнк все-таки ничего не принес из спиртного? Выпить сейчас не помешало бы.

– Погоди, ты не чувствовала некоторых изменений в своем организме в последнее время? – осторожно выспрашивала Уизли, подавая девушке стакан с водой. – Каких-то странных вещей? Ну, знаешь, непривычных?

В голосе Джинни так открыто был слышен намек то ли на ее глупость, то ли на неустойчивое состояние психики, что Грейнджер тут же захотелось стукнуть подругу.

– Так, слушайте… – она резко поднялась, не желая больше находиться в роли подопытного кролика, когда все присутствующие упражнялись в способности видеть сквозь кожу; и упражнялись на ней. – Я сейчас не хочу…

Голова закружилась так внезапно, что ей пришлось настолько резко ухватиться за стол, чтобы не упасть, что ладонь аж запекло от удара. Гарри дернулся на автомате, но Малфой успел подхватить ее за локоть.

– Сядь, – приказал он, и сейчас у нее не было сил спорить, но она пообещала себе взять реванш немного позже.

Все было как назло. Признаки. Какие признаки? Возьмите всю жизнь Гермионы в последние месяцы и там можно будет найти признаки любого психического расстройства, не то что беременности.

– Но… Почему сейчас? – вопрос появился у нее в голове так же внезапно, как и кружащаяся голова. – Если допустить, что так оно и есть, что я беременна, то… – даже само это предположение так резало язык, будто Гермиона рассуждала о возможности ее принадлежности к расе рептилоидов. – То он ведь еще не родился.

– Да, но мы ведь не знаем, на каком именно месяце беременности плод наделяется магической силой, – задумался Блейз. – Возможно, наступил уже такой срок, что он начал черпать энергию из своей копии, то есть именно поэтому Скорпиус должен был исчезнуть. Это нарушало все законы.

– К тому же, он выполнил свою миссию, – произнес Гарри, смотря Гермионе прямо в глаза. – Спас свою маму.

– Вообще-то он спас весь чертов мир, – фыркнул Драко, а в его голосе четко чувствовалась гордость.

– Я уже и успел позабыть, что имею дело с Малфоем, – закатил глаза Поттер.

– Держи это в голове, – прищурился Драко, засовывая руку в карман брюк.

Гермиона сидела на стуле с полупустым стаканом в руках и слышала их обсуждения будто сквозь пелену. Никто из них не звучал шокировано, словно все были готовы к этому. Кроме нее.

– Но подождите! – вдруг вскинула руку Грейнджер. – Нет, этого быть не может. Я всегда пила зелье. Всегда. Без исключения, – громкое заявление спровоцировало цепь воспоминаний в голове, которые раскручивались с бешеной скоростью. Она подняла глаза на Драко. – Кроме…

Гриффиндорка запнулась. Кроме того раза, когда была так чертовски пьяна, что уснула в чужой гостиной, даже не встревожившись о подобных мелочах. Черт. И она четко видела в серых глазах отражение своих собственных мыслей.

– О, кажется, все-таки было какое-то исключение, да? – ухмыльнулся Блейз, явно делая в голове наметки будущих издевательств над своим лучшим другом по поводу этой ситуации, которые точно растянутся на года.

– Так, это неважно, – оборвал его Малфой. – Ей нужно к врачу. Тебе нужно к доктору, Грейнджер. И я не хочу это обсуждать, – строго сказал он, увидев, как девушка нахмурилась.

Но с другой стороны он был прав. Они могли строить догадки по поводу чего угодно, основываясь на словах Билиуса, но выход был единственным – сходить в больницу. Потому что если ее воспоминания не лгут, то с той ночи с ней произошло слишком много дерьма, чтобы не беспокоиться о ребенке.

***

Этот этаж Мунго был таким просторным, что в центре мог бы поместиться целый цирковой шатер, и, несмотря на это, пациентов здесь не оказалось вообще. Точнее, они не попадались на глаза. Приведя Гермиону сюда, Драко объяснил, что это специальный отдел, который создан для обслуживания отдельных лиц: их сюда вписал тренер по квиддичу.

Обычно Гермиона не была большим поклонником таких привилегий, которые заставляли ее не почувствовать себя выше других, а скорее, остальных ниже себя, и это было не самое приятное чувство. Но сегодня последнее, что ей нужно – лишнее внимание.

Когда доктор взяла у Грейнджер анализы и поколдовала над ее телом примерно двадцать минут, она удалилась, оставив их сидеть на креслах в ожидании. Вокруг сновали врачи, но Гермиона и Драко находились слишком далеко от них, чтобы что-то слышать, и слишком озабочены своими проблемами, чтобы вообще уделять людям в белых халатах хоть какое-то внимание. Никто даже не кинулся на Малфоя с просьбами о колдо, а это уже был показатель.

– Ты справляешься с этим лучше, чем я предполагала, – сказала Гермиона, нервно потирая руки друг о друга, в попытке чем-то заполнить неловкость.

– Я еще не пришел в себя, – покачал головой он, признаваясь, но потом отвел глаза от своих ботинок и посмотрел на нее. – Ты выглядишь уставшей, несмотря на сон. Мне это не нравится.

– Скорпиус только что растворился в воздухе, и я… – девушка начала говорить, пытаясь объяснить, но правда была в том, что объяснять что-то вряд ли было нужно, и это не привело ни к чему, кроме как к скопившимся слезам в ее глазах.

Гермиона буквально приказала себе перестать рыдать. Последние несколько дней она то и делала, что плакала. Сейчас был самый удачный момент, чтобы свалить все на гормоны, но ей не хотелось пускать свое моральное состояние на самотек.

– Эй, тише, иди сюда, – несмотря на то, что слезы не пролились, Драко повернулся, чтобы прижать ее к себе, не взирая на широкий подлокотник кресла между ними. – Ты же знаешь, что если все так, то… То он вернулся в свое время. Там, где ты жива, где нет плохих воспоминаний и никогда не будет. Потому что он не переживет это теперь.

Гермиона кивнула, шмыгнув носом.

– Просто я уже чувствую, насколько скучаю по нему.

– Я знаю, – Драко погладил девушку по спине, – но не пойми меня неправильно, несколько дико скучать по кому-то, кто прямо сейчас находится в твоем животе.

Гермиона прыснула, не сумев сдержать смех от нелепости этого предложения. Понятно было, что Малфой пытался ее отвлечь, но в данной обстановке это вообще вряд ли представлялось возможным.

– Но мы точно еще не… – попыталась сказать гриффиндорка, но ее прервал слишком звонкий голос врача.

– Так-так-так, мисс Грейнджер, верно? – переспросила дама, явно лишь для того, чтобы оторвать Драко и Гермиону друг от друга, ведь вряд ли она успела забыть имя человека, над чьими анализами работала последние двадцать минут за неимением других пациентов. – Дорогая, о чем вы себе думали? Присядьте, – ткнула доктор пальцем на стул у своего стола. – Ваш молодой человек может остаться, если хочет.

– Он… – неловко начала Гермиона, совершенно не зная, что сказать, но Драко лишил ее этих мучений, ответив доктору и даже не взглянув на Грейнджер.

– Да, я послушаю.

– Отлично. Как вы могли так безответственно отнестись к этому? Хотя бы кто-то из вас должен был быть благоразумным, дорогая, – доктор Фитц добавляла ласковые прозвища в конце, но явно лишь для того, чтобы вычитывания не были слишком жесткими. Хотя и этого оказалось достаточно. – Вы должны были прийти на первом месяце, а не на четвертом!

– Четвертом? – конечно, вспомнив, когда именно приключился тот инцидент в баре, Гермиона примерно подсчитала сроки, но услышать это от доктора все равно было подобно грому среди ясного неба.

– Да, а вы как думали? – глянула на нее врач, поправляя свои медовые короткие кудряшки совершенно без надобности.

– Я п-просто не подозревала, что…

– Не подозревали? – Фитц взяла в руки перо. – Что у вас с циклом?

– Да, месячных не было, но дело в том, что в последние месяцы у меня в жизни было много стресса. Очень много. И я предположила, что дело в этом. Такое уже когда-то случалось.

Гермиона говорила чистую правду, но ей все равно никак не удавалось вытравить из голоса виноватые нотки. Когда они охотились за крестражами, происходящее было настолько тяжелым, что эти признаки ее половой зрелости испарились из организма так же, как и спокойный сон. Но когда война закончилась, все нормализовалось.

– Вы должны были обратиться к колдомедикам, это совершенно неправильно, – покачала головой женщина, делая записи. – Я вижу, что вы еще и аппарировали? Мерлин всемогущий, мисс Грейнджер, это же совершенно запрещено, начиная со второго месяца!

– О Боже, я знаю, но… – она приложила ладонь ко лбу, думая о том, что аппарации были самым меньшим злом, случившимся с ней за все это время.

– Доктор Фитц, я попросил бы, – прервал Малфой. – У нее достаточно стресса.

– Я уж вижу! – потрясла доктор листком, на котором были результаты обследования. – И еще в крови был найден алкоголь.

– Алкоголь? – округлила глаза Гермиона, но потом вспомнила. – Да, алкоголь. Я выпила сегодня пару глотков вина, – вздохнула девушка.

Выражение лица медика вытянулось, и можно было подумать, что ее уже не удивило бы, даже если Грейнджер вдруг заявила, что вчера участвовала в боях без правил. Что ж, тот случай с безостановочно растущими зубами феерично провалил свое первое место в топе самых позорных вещей в жизни Гермионы и отдал первенство сегодняшнему дню. И если на четвертом курсе Малфой был причиной унизительного происшествия, то сейчас он все равно остался свидетелем. Это чертова карма.

– Ладно, пройдемте, я кое-что еще проверю, и будете ждать результатов анализов. Должны быть в худшем случае через полчаса.

Когда еще один осмотр закончился, Гермиона вернулась в просторный холл.

– Скажи, что она тебя там не пытала, – усмехнулся Драко, пытаясь поднять ей настроение.

– Она бы очень хотела, – язвительно ответила девушка, присаживаясь на кресло.

– Фитц одна из лучших здесь в этом деле, – пожал плечами Малфой, будто объясняя, почему настоял на записи именно к ней. – Ты как? Не было больно?

– Ты про мое чувство собственного достоинства? – подняла брови Грейнджер. – На самом деле, я очень переживаю. Действительно, всего было слишком. Что, если…

– Нет, Гермиона, – прервал поток ее мыслей парень. – Мы видели Скорпи в девятилетнем возрасте, он отлично себя чувствовал. К тому же, ты ведь знаешь, что детям волшебников навредить намного сложнее.

Да, это была известная информация. За счет магического ореола вокруг малышей-волшебников, они были более устойчивы к разнородным вмешательствам из внешнего мира, и данный факт немного успокоил гриффиндорку. Но мысль о том, что она должна быть более внимательной к себе, не давала ей покоя.

– Я должен был заметить раньше, – сказал Малфой, удрученный теми же переживаниями.

– Я на четвертом месяце не заметила, а ты должен был? – подняла брови Гермиона. – Перестань.

– Нет, правда. Я видел тебя раздетой после этого. Ты поправилась, я должен был…

– Еще одно слово, Малфой, – ткнула девушка пальцем в его плечо.

– Я не это имел в виду, – рассмеялся он. – Ты просто стала более… округлой? Скажи, что я подобрал правильное слово.

– Ты роешь себе могилу.

Малфой был готов еще несколько десятков раз получить укол острым ногтем, если это так же заставит Гермиону улыбаться. За последние дни он слишком редко видел данное явление, чтобы упускать из вида.

Фитц появилась немного раньше, тут же привлекая внимание к синей папке в ее руках.

– К счастью, вам повезло. Плод развивается согласно срокам, видимо, у вас правда крепкий малыш, – сказала женщина, и гора свалилась с плеч гриффиндорки. – Но слишком много стресса. Вам нужно поменьше переживать. Больше приятных эмоций. Кстати, хотите знать пол?

Они переглянулись между собой.

– Кажется, мы уже знаем, – произнес Драко. – В моем роду первыми всегда рождаются мальчики.

– Верно, у вас мальчик, – кивнула Фитц, улыбнувшись. – Сейчас я выпишу вам некоторые витамины. Ваш организм слаб, ему нужна поддержка. И да, мисс Грейнджер, никаких аппараций, зелий, кроме предписанных и держитесь подальше от трансфигурирующей магии. И алкоголя!

– Да, без проблем, – кивнула девушка, пропустив мимо ушей последнее замечание, потому что было совершенно не исключено, что сейчас она выглядела именно так, будто не упускает возможность пропустить рюмку-другую.

Врач уже сделала несколько шагов назад, когда Драко спохватился и догнал ее.

– Мисс Фитц, я знаю, что вы должны внести все в реестр и заполнить бланки о посещаемости, но скажите, может, мы сможем немного скорректировать эту процедуру? – его тон стал тише, и Гермиона четко увидела, как он положил в карман белого халата что-то, подозрительно похожее на галлеоны, которые оттянули ткань. – Ну, знаете, без вреда для процесса?

Женщина поджала губы, смотря внутрь своего кармана.

– Я подумаю, что можно сделать, мистер Малфой, – ответила она. – Но девушка должна прийти на следующий осмотр, безапелляционно.

– Естественно, – он кивнул, и Грейнджер отвернулась в сторону, выдыхая.

Вот зачем это все было. Ну, конечно. Доктор Фитц воспринимала ее именно так, как все и обстояло. В волшебном мире незамужняя девушка, носящая под сердцем ребенка все еще являлась поводом для разговоров. А особенно пришедшая в компании кого-то такого, как Малфой. Ему не нужно было, чтобы об этом кто-то знал. Ее рациональная сторона все прекрасно понимала, но какая-то другая сжалась от жалящего чувства, несмотря на все те аргументы, которые Гермиона пыталась привести самой себе, пока Драко шел обратно.

***

Сегодня у Фрэнка был выходной, поэтому Грейнджер сама пошла наверх в желании забрать почту из южной башни. Когда Гермиона разбирала многочисленные письма с печатями из заграницы, в конвертах которых, скорее всего, были документы, касающиеся бизнеса Драко, гриффиндорка наткнулась на листы с министерскими гравировками. Девушку затошнило, как только она увидела парочку писем из ее отдела. И в этот раз ей стало плохо точно не от токсикоза. Господи, Илоиза меня убьет.

Октябрьское небо затянулось тучами, предвещая дождь, и чтобы не стоять среди ветров башни Гермиона вернулась в любимую гостиную, мельком взглянула на раскрашенную стену, словно вкушая что-то хорошее перед возможным увольнением. Но когда ножичек беспощадно разорвал листы, и она развернула письмо, ее глаза удивленно округлились. Илоиза не отчитывала ее, а наоборот спрашивала о самочувствии. Она была осведомлена о том, что Гермиона являлась добровольцем от Министерства, тем, кто вызвался помочь в операции против Пожирателей. Это имело смысл. Девушке даже стало немного неловко, хотя формально ситуация не являлась ложью, но гриффиндорка оказалась там явно не из-за благотворительных начал. Открыв второе письмо, которое оказалось немного толще, она окинула взглядом шрифт и прочитала просьбу о проверке парочки документов, вложенных в конверт.

Грейнджер знала, что Кингсли вновь выдал указ о небольшом отпуске для всех, кто участвовал в поимке, и в другой раз она бы не воспользовалась этим. Но сейчас ей нужно было проследить за своим организмом немного дольше, чтобы понять, насколько хорошо он справляется. Девушка взяла перо и тут же написала ответное письмо, в котором просила начальницу без всяких мучений совести отправлять Гермионе абсолютно всю работу по ее обязанностям домой – она справится.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю