290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вам повторить? (СИ) » Текст книги (страница 32)
Вам повторить? (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 03:30

Текст книги "Вам повторить? (СИ)"


Автор книги: cup_of_madness






сообщить о нарушении

Текущая страница: 32 (всего у книги 34 страниц)

– Да, Гермиона, мы правда поженимся, – ответил Малфой и в его тоне не было и капли сомнений.

***

Она клятвенно пообещала себе, наконец, собраться, потому что если бы не ежедневная удаленная работа от Илоизы, Гермиона давно бы почувствовала себя той самой изнеженной барышней, которая сразу приходит на ум, когда представляешь девушку, живущую в таком особняке. Грейнджер поднялась с кровати и с облегчением отметила, что, несмотря на забытый будильник, проснулась вовремя. Душ, офисная одежда, минимум макияжа, и она спустилась вниз из хозяйской спальни. Для Драко этот день начался несколькими часами ранее. Гермиона почувствовала, когда он встал, поцеловав ее перед уходом. Девушка внутренне восхищалась человеком, способным подняться в пять часов утра.

– Мисс Грейнджер, ваш завтрак и витамины, – указал Фрэнк на стол, где уже все было приготовлено.

– Прости, Фрэнк, но сегодня как раз такой день, когда мне кажется, что если в моем рту побывает хотя бы частичка бекона, нам всем несдобровать, – она уже научилась шутить над своим состоянием и, по правде говоря, не чувствовала себя так ужасно, как бывало в некоторые дни, когда утро становилось просто какой-то выжимкой испытаний ее желудка, но есть все равно не было желания.

– Уверены, что не хотите, чтобы я дал знать доктору? – нахмурился дворецкий.

Непонятно было, дал ли такие указания Малфой или это была инициатива именно Фрэнка, Гермиона ощущала, что мужчине заплатили бы целое состояние только за один звонок к врачу. Вот с такой периодичностью он задавал этот вопрос при любом намеке на плохое самочувствие.

– Нет, слушайте, я беременна, но не при смерти. Это вполне нормально, – отмахнулась Грейнджер. – К тому же, у меня и так запланирован визит в больницу через три дня. Но сок я все-таки выпью.

Дворецкий кивнул и удалился. Гермиона встала, чтобы открыть окно, потому что ее палочка лежала где-то в прихожей. Ей на глаза попалась газета, выпущенная несколько дней назад. Она сжала губы, скомкав и выбросив ее в урну. Пресса настолько быстро пронюхала про их помолвку, что девушка даже заподозрила, что они используют какие-то маггловские прослушивающие устройства. Об этом написали во всех газетах, и Гермиона лишь поблагодарила Мерлина, что успела сама рассказать все друзьям, которых после объявления о ее беременности, вряд ли могло что-то удивить больше. Их фотографии были даже в «Пророке», а Фрэнк разгребал такое количество писем по поводу сумм, которые предлагали разные издания за интервью, что если бы не магия, им хватило бы этих пергаментов для растопки камина до семнадцатилетия Скорпи.

Гермиона не знала, каких богов благодарить за то, что никто не пронюхал о беременности, но была уверена, что и это ненадолго, потому что еще чуть-чуть, и свободные блузки уже будут не в состоянии что-либо скрыть. Сегодня был первый день, когда она решила пойти в Министерство. Так или иначе, Гермиона не могла вечно работать удаленно, ссылаясь на то, что о ней говорит весь мир. Однако она до сих пор не представляла, как под таким прессом не ломается Драко, который должен был сталкиваться с этим каждый день. Он не согласился ни на одно интервью, давая Гермионе время передохнуть, хотя девушка раздумывала, как лучше поступить. Возможно, услышав пару слов от первоисточника, народ бы успокоился. Впрочем, Драко не был единственным, кому предложили интервью.

В скомканной несколькими минутами ранее газете имелся целый жирный разворот с интервью Астории. Оно было куплено. И куплено Малфоем. Или он ей угрожал. Гермионе не хотелось думать о втором варианте, но опять же, нужно всегда помнить, с кем имеешь дело. Гринграсс говорила о том, что брак был больше по расчету, и она никогда не хотела замуж за Малфоя на самом деле, а расстались они за несколько месяцев до того, как об этом было объявлено миру. Полная чушь. Но Драко знал, что рано или поздно люди узнают о беременности Гермионы, и это был единственный шанс уберечь ее от гнева людей, которые ждали свадьбу Малфоев и Гринграссов – пресечь любые разговоры о том, что разлучница именно Грейнджер. Потому что никто не был идиотом и подсчитать сроки не составило труда.

Но с другой стороны, Астория получила свое от этого интервью. Поговаривали, что теперь у нее контрактов стало в разы больше. Все же, статус невесты Малфоя, хоть и недолгий, принес свои плоды, а после такого взрывного объявления тем более. К тому же, Гринграсс уж точно не хотела выглядеть той, которую променяли на другую женщину. Так что она охотно поддерживала версию о том, что они расстались, потом играли на публику, и им всем ужасно стыдно. Сейчас стошнит.

Смотря на Асторию, Грейнджер все еще одолевала волна жгучей ревности, но она делала над собой титаническое усилие, чтобы подавить ее. Особенно помогли слова Драко о том, что кольцо на пальце у Гринграсс было ювелирным украшением, а не семейной реликвией. Он обещал отцу, что наденет ей бабушкино кольцо на палец у алтаря, но подсознательно оттягивал этот момент.

Выпив стакан сока, девушка отогнала от себя мысли. Ей сегодня нужно сохранять хладнокровие. Взглянув в зеркало, Гермиона взбила волосы рукой и, проверив свой внешний вид, попросила эльфов приготовить для нее экипаж, который теперь был ее постоянным средством передвижения в магическом мире. Это будет действительно длинный день.

Стуча каблуками по начищенному покрытию Министерства, она поняла, что существенно недооценила масштабы бедствия. Возможно, воображение играло с ней, когда ожидаешь внимания и тебе кажется, что на тебя все смотрят. Но дело было в том, что любого занимали лишь ее руки и только потом лицо. Именно в таком порядке. Зайдя в лифт, Гермиона надеялась, что пара мужчин за шестьдесят вряд ли увлекаются светской жизнью и выписыванием журнальчиков для ведьм, но их реакция ясно дала понять, что они все же увлекаются квиддичем. Черт.

Когда Грейнджер проскользнула в свой отдел, ей стало немного легче, потому что теперь количество глаз, устремленных на нее, было хотя бы ограничено.

– Здравствуйте, – кивнула она всем. – Мисс Селвин у себя?

Марка не было на рабочем месте, и это было еще одной неприятной неожиданностью.

– Да, она в кабинете, – проговорила девушка, опустив свой взгляд на руку гриффиндорки, которая обхватывала толстую папку с гербом Министерства.

– Отлично.

Открыв дверь, она просунула голову в проем.

– Мисс Селвин, доброе утро, – поздоровалась Гермиона.

Начальница подняла глаза от бесчисленного количества документов на своем столе и даже приспустила очки.

– Мерлин, мисс Грейнджер! Проходи! – женщина улыбнулась, и это приободрило гриффиндорку, так как она понятия не имела, что та думала по поводу ее работы, ведь никаких комментариев не приходило со следующими заданиями. – Или же теперь мне следует называть тебя миссис Малфой? – она подмигнула, заклинанием подвигая кресло.

– Думаю, для этого рановато, – смутилась девушка, присаживаясь напротив. – Я принесла все выполненные задания, решила отдать вам лично.

– Это чудесно, давай их сюда! – Илоиза открыла папку, бегло просматривая листы, и кивала. – Да, да… Прости, я ничего не говорила о проделанной работе, ты здорово нас выручила, несмотря на свой отпуск, дел было просто невпроворот. Люди реально сошли с ума после всего.

– Но сейчас все нормализовалось? – искренне поинтересовалась Гермиона.

– Сравнительно, – Илоиза сделала неопределенный жест рукой. – Хочешь кофе? Господи, Марк никак не научится варить что-то сносное, клянусь, в следующем месяце оправлю его на курсы в мою любимую кофейню… Так, ты мне скажи, когда мне тебя ждать в офисе?

– Да, я как раз об этом хотела поговорить, – Грейнджер посмотрела на длинные острые ногти начальницы, которыми она придерживала ложечку, размешивая в чашке остывший кофе. – Я с удовольствием приступлю с сегодняшнего дня.

– С сегодняшнего нет, – покачала головой женщина. – Через полчаса мы с Марком уезжаем, я не успела подготовить задания, но завтра буду счастлива твоему возвращению.

Гермиона чувствовала неподдельное тепло, исходившее от Илоизы. Ей правда нравилось работать на нее гораздо больше, чем на Мокриджа, и именно поэтому сейчас у девушки в горле встал ком.

– Мисс Селвин, есть еще кое-что, – женщина вновь подняла глаза в причудливых очках, услышав тон, которым Гермиона произнесла эту фразу.

– В чем дело? – она тут же нахмурилась.

– Знаю, что, наверное, я – худший работник года, потому что с того времени, как меня к вам перевели, в моей жизни вечно что-то случается. И мне хотелось бы, чтоб вы знали, – она набрала воздух в легкие, – я беременна.

Лицо Илоизы вытянулось, выражая огромное удивление.

– Да, я знаю, что это обычно не приветствуется на новом рабочем месте, но обещаю, что смогу делать всю работу, если вы будете мне ее…

– Черт возьми, Гермиона! – воскликнула начальница, вставая. – Это же такое счастье! Я поздравляю тебя!

Когда девушку обняли, она опешила от неожиданности. Грейнджер неловко похлопала Илоизу по плечу, удивленная такой реакцией.

– Девочка моя, как это чудесно! Подожди-ка… Драко станет папой! Поверить не могу! – она улыбалась так, будто это честно была лучшая новость за сегодня.

– Да, он… станет, – кивнула Гермиона, изогнув губы в улыбке.

– Никогда бы не подумала, что Драко решится на это в таком возрасте. Между нами говоря, я всегда считала, что они с Блейзом закончат пятидесятилетними холостыми ворчунами, – женщина махнула рукой. – Я не понимаю, к чему извинения. Ты проделала великолепную работу. Не буду врать, рассчитываю на твою помощь в декрете, но нет никаких проблем. Ты одна из тех, работу которых я могу не проверять, поверь, это большая редкость.

– Спасибо вам большое, мисс Селвин. Только, я бы не хотела, чтобы эта новость выходила за пределы кабинета. Пока что.

– Без проблем, не волнуйся, я могила, – подмигнула ей Илоиза.

Они немного перевели дух и обсудили будущие сделки, на которых Гермионе лучше было бы присутствовать, чтобы подстраховать Марка из-за объемов работы, но в целом встреча прошла намного лучше, чем девушка ожидала, что очень подняло ее боевой дух. Так что через полчаса, она выходила из кабинета с улыбкой, которая стала еще шире, когда Грейнджер увидела Марка.

– Глазам своим не верю! Пропажа! – воскликнул парень, тут же сжимая ее в объятиях.

Ох, она скучала по нему.

– Привет, – произнесла Гермиона, отстранившись после нескольких секунд. – Не представляешь, как я рада тебя видеть.

– Представляю, потому что мне уже начало казаться, что у тебя какая-то драконья оспа или вши – так долго пустует твой стол.

Она рассмеялась, понимая, что Марк прав – ее действительно долго не было.

– Нет, я знаю о той операции с сумасшедшими. Вы, ребята, настоящие герои. Но тебе не привыкать, – он толкнул ее кулаком в плечо, вызывая очередную улыбку.

– Да, я только то и делаю, что спасаю мир. Это моя подработка, – кивнула Гермиона, иронично закатив глаза.

– Попробуй устроиться официанткой в кофейне вместо геройства, – прыснул Марк, – но это не единственное, о чем я знаю!

Его тон звучал заговорщически, и она была уверена, что сидящие неподалеку сотрудники целиком и полностью вникали в их разговор.

– Ты и еще пол-мира, – фыркнула Грейнджер, косясь на девушку, которая чуть ли не привстала на своем стуле, чтобы оказаться ближе к рабочему месту Марка.

– Я поздравляю тебя, детка. Ты выглядишь счастливой. Ну, я бы тоже выглядел, если бы на моем пальце была такая штука. Тебе не тяжело? – несмотря на подтрунивания друга, она не сомневалась в искренности его слов. Ну хоть кто-то был действительно на ее стороне. – Кстати, вы уже определились с датой?

– Мы еще думаем, – уклончиво ответила Гермиона. – Но будь уверен, что ты и твой молодой человек получите приглашение в числе первых.

– С ума сойти, теперь я, наконец, вольюсь в высокое общество, побывав на свадьбе у Малфоев! Не зря же мы тогда сходили выпить кофе!

Она обожала этого человека за то, что его никогда не смущала обстановка. Даже сейчас, кажется, на них смотрели все, надеясь, что Гермиона прямо здесь поведает другу все грязные секреты этой помолвки, но ему было абсолютно плевать.

Слабая улыбка все еще оставалась на ее лице после очередной шутки парня, когда открылась дверь, и в офис зашла Мэри с парой листов в руках.

– Марк, ты мне обещал прислать… – глаза девушки наткнулись на бывшую коллегу, и на секунду она будто зависла. – Грейнджер.

– Привет, Мэри, – кивнула Гермиона.

Они не виделись, кажется, вечность. И не то, чтобы она скучала.

– Не ожидала тебя здесь увидеть, думала, ты больше озабочена списками гостей, – произнесла Мэри и ее голос не звучал по-доброму.

– Ты же знаешь, какой я исполнительный человек, – пожала плечами Гермиона, пытаясь сгладить углы.

– И лживый, – усмехнулась девушка, ошарашив Грейнджер. Мэри была кем-угодно, но гриффиндорка ни разу не помнила, чтобы та показывала такую явную агрессию.

– Что, прости?

– Просто я не думала, что ты способна на то, чтобы увести мужчину из семьи, но на самом деле все оказалось иначе, – Гермиона была уверена, что после этой фразы в огромном пространстве не было слышно даже скрежета пера по пергаменту.

– Это все абсолютные враки, и никого я не уводила из семьи, – сузила глаза Грейнджер.

– А еще ты говорила, что вас с ним не связывают никакие отношения, и даже адреса мне его не дала, потому как «не знала», – почти пропела девушка, но в ее тоне отчетливо была слышна гниль.

– Слушай, Мэри, что-то мне подсказывает, что это было не единственным препятствием между тобой и Малфоем, – высмеял ее Марк, устав наблюдать за этой сценой. – Давай сюда свои бумажки, жди, когда я отправлю тебе ответ, и уходи из моего рабочего пространства.

В другой ситуации Гермиона точно решила бы, что это было слишком грубо, но не тогда, когда Мэри как обычно засунула свой нос в чужие дела, да еще и на глазах у всех. Просто поразительно, что внутри у людей может скапливаться столько дерьма. Мэри хмыкнула и вышла за дверь, хлопнув ею гораздо сильнее, чем требовалось.

– Мерлин, – прошептала Гермиона, прислонив ладонь ко лбу.

– Не обращай внимания, я говорил тебе, что она тварь, – Марк сжал плечо девушки в попытке поддержать.

Да, но так думает подавляющее большинство. Гермиона не проговорила этого вслух, но каждый, у кого была хотя бы пара извилин в мозгу, понял бы, что именно об этом она и размышляла. Что ж, это был уже не первый раз в жизни, когда все косились на нее, подозревая в каких-то вещах, к которым гриффиндорка не имела ни малейшего отношения. Но, нужно признаться, что возвращаться к такому было чертовски трудно.

***

– Инсендио, – тихо произнесла Гермиона, и поленья тут же приятно захрустели в объятиях пламени.

Октябрь все больше вступал в силу, и без теплого камина было просто не обойтись. Взяв со стула потрясающе мягкий плед, она накинула его себе на плечи, чтобы не идти наверх за более теплой одеждой, чем шорты и майка.

– Миссис Малфой? Не желаете чаю? – показалась Тинки, протягивая ей книгу, которую Гермиона читала вчера перед сном и оставила у кровати.

– Тинки, и ты туда же? – вздохнула она. – Все же знают, что мне не по себе от этого сочетания слов.

Другие домовые натурально сошли с ума после новости о том, что палец Гермионы теперь украшала семейная реликвия, и для них, видимо, этот факт имел куда большую ценность, чем какие-то там бумажки в виде свидетельства о браке. И кажется, она могла издать указ о том, что если ее кто-то еще раз так назовет до свадьбы, то будет казнен, но это все равно бы не отговорило эльфов величать девушку теперь исключительно как миссис Малфой. Но на поддержку Тинки гриффиндорка рассчитывала до последнего.

– Привыкай, – услышала она голос Драко где-то сзади.

Она повернулась, чтобы увидеть, как он с улыбкой снял куртку.

– Ты дома, – тихо проговорила Гермиона, когда парень склонился над ней для быстрого поцелуя. – И идет дождь.

– Да, погода дрянь, – согласился Драко, проводя рукой по влажным волосам, и Грейнджер вспомнила, что их сын будет делать так же. – Тинки, принеси нам чаю.

– И печенья! Боже, я уже съела за сегодня тонну печенья, но это какое-то проклятие, которому невозможно противиться, – вздохнула Гермиона, и Малфой рассмеялся, садясь рядом.

– Нужно сказать эльфам, чтоб приготовили тот его любимый шоколадный торт, он будет в восторге, – сказал Драко, скользнув взглядом по ее животу, который проглядывался за тонкой одеждой. – И ты правда должна привыкнуть к моей фамилии.

– Мы даже не знаем точно, когда именно поженимся, – заметила Грейнджер, попутно благодаря эльфийку за горячий чай с лимоном.

– Тебе бы пошло обтягивающее платье, – посмотрел на нее Малфой, явно представляя в голове какой-то образ.

– Обтягивающее? – Гермиона подняла бровь вверх, надкусывая печенье. – Ты шутишь.

– Нет, правда, они всегда красиво смотрятся на беременных, – пожал плечами Драко и, потянувшись, откусил кусочек от лакомства девушки, чуть не задев ее палец.

– Какое бы платье я не выбрала, уверена, твои родители будут в похоронных одеяниях, – вздохнула Грейнджер.

Последнее, что ее сейчас волновало – это выбор одежды. Просто взять и выбросить из головы мысли, что родители ее жениха быстрее бы дали себя растерзать инквизиции, чем представили бы на месте супруги своего сына такую, как она, было сложно.

– Они привыкнут, – спокойно произнес Драко, будто для него все было легко. – Я говорил с ними. Ты же знаешь, что мама хорошо к тебе относится.

– Да, но я уверена, это все равно не предел ее мечтаний, – закатила глаза девушка. – И что ты сказал Люциусу? Только не ври мне.

– Сказал, что я сдержал обещание, и у меня появится ребенок в ближайший год, – расплылся Малфой в триумфальной улыбке, заставив свою невесту рассмеяться.

– Представляю, в каком бешенстве он был.

– Мне хотелось бы записать этот момент на пленку и прокручивать снова и снова, – поддержал парень задорный хохот, еще раз вспоминая, как вытянулось лицо отца при такой наглости. – Ты должна была поговорить с Илоизой. Тебе нужен отпуск.

– Не нужен, Драко, я в порядке и точно сойду с ума, если буду сидеть дома, – Гермиона отрицательно покачала головой. – Все проходит вполне сносно, учитывая рассказы мамы, которую тошнило чуть ли не со дня зачатия и до дня родов. Так что я буду работать, пока смогу.

Было ясно, что Малфою не слишком нравится эта новость, но он не стал спорить, понимая, что эту особу вряд ли можно переубедить, если она что-то втолкнула себе в голову.

– Как твои тренировки? Ты выглядишь измотанным, – девушка провела рукой, которая не была занята печеньем, по его лицу, и парень закрыл глаза, наслаждаясь прикосновением.

– После победы все тренера рехнулись и решили выжимать из нас такой же результат на каждой тренировке. Не знаю, это больше выглядит как наказание, а не поощрение, – поднял он уголок губы. – Сегодня вратарь на полном серьезе спросил, знает ли тренер значение слова «победа» или он не доучил английский. И мы остались еще на два круга.

– Это кошмар, – улыбнулась Гермиона, но не чувствовала жалости на самом деле. Драко был одним из тех счастливых людей, которые занимались поистине любимым делом. И она так безумно гордилась им.

– Ты пьешь свои витамины? – спросил Малфой, встав, чтобы взять в руку бутылочку, которую предписала Фитц.

– Если бы я не пила, Тинки точно где-то бы раздобыла ствол, чтобы мне угрожать, – Грейнджер подняла голову, чтобы оценить, какие красивые блики бросал на стены хрусталь, отражая в своих гранях огонь. – И я толстею с каждым днем, клянусь, через пару недель буду похожа на медведя.

Голос девушки превратился в ноющий и детский без ее ведома, но это только позабавило Драко, который оставил витамины в покое и вернулся к Гермионе на диван, целуя.

– И ты все равно останешься красивой.

– Ну конечно, я видела в «Спелле» тех, с кем ты встречался. Они напечатали топ рейтинг! – воскликнула Грейнджер.

– Не знал, что ты читаешь журнальчики для умственно неполноценных, – подколол ее Драко, разворачивая так, чтобы она легла спиной, между его ног.

Гермиона положила голову на плечо парня, почувствовав, что он залез под ее майку и начал выводить чудаковатые узоры у нее на ключицах. Это было что-то абсолютно новое, неизведанное – вот так лежать у него в руках и знать, что у них есть завтра. Она дотянулась до его руки и переплела его пальцы со своими.

– Когда он начнет толкаться? – вдруг озадачено спросил Драко, сместив руку ниже.

– Я не знаю, – честно ответила Гермиона. – Нужно будет спросить у Фитц. Кстати, сегодня Фрэнк разбирал письма, и из больницы пришло кое-что интересное. Предполагаемая дата, когда он должен родиться.

Малфой сощурился, считая в уме, и через пару секунд вспышка понимания отразилась на его лице.

– Двадцать первого февраля, – сказал он утвердительно.

– Верно, – улыбнулась девушка. – Это так странно. Знаешь, будто бы… так все и должно быть.

Они молчали, каждый думая об одном и том же. Это все было действительно удивительным.

– Что ты думаешь насчет того, как мы… ну, сошлись в той реальности? – почему то Гермионе все еще было неловко задавать этот вопрос, потому что у нее не было ни единой идеи, как они могли бы узнать друг друга лучше где-то в мире, где их не свел собственный ребенок.

– Ну что ж, я думаю, ты выписывала очередной номер «Спеллы», однажды посмотрела на мой постер с голым торсом и поняла, что потеряла голову, – вздохнул Драко, словно веря в свои слова. – А потом бегала на мои матчи, как обезумевшая фанатка. Сначала я, конечно, тебя не замечал, но потом…

– Какой идиот! – рассмеялась Грейнджер, ударив его подушкой, до которой смогла дотянуться.

– Совершенно очевидно, что нам всё равно не удалось сбежать от любви друг к другу, – все еще паясничал Малфой, щекоча ее. – Знаешь, в честь того, что ты завтра выходишь на работу, мы можем посмотреть какой-нибудь из твоих любимых фильмов.

Гермиона подскочила на диване, тыкая в него пальцем.

– Я говорила, что тебе понравится! Признай, признай это! Давай, Малфой, говори, что тебе понравилось маггловское развлечение! – хохотала она, не в силах серьезно смотреть на измученное выражение его лица.

– Возможно, это не так уж и плохо, – наконец, выдал он, явно сдерживая эмоции.

– Врунишка, – улыбнулась Гермиона, садясь на него сверху и целуя в шею.

Он обхватил ее талию руками, в одно движение перевернув девушку и нависнув над ней.

– Хотя, знаешь, – проговорил Драко, очерчивая рукой бедро девушки и любуясь искорками в карих глазах, которые появлялись там после его прикосновений, – я думаю, что фильм может подождать.

И уже в следующую секунду его губы опустились где-то в районе ее скулы, пока руки поднимались выше по бедрам, а все перестало иметь значение. Как переставало иметь значение каждый раз, когда он осматривал ее наряд или улыбался уголком губ. Словно миллион маленьких пузырьков шампанского прямо в ее крови. И ей хотелось, чтобы это повторялось снова и снова. До бесконечности.

Комментарий к Глава 19

Есть в каждом моем фанфике для меня любимые главы и те, к которым я чувствую странную антипатию,несмотря на то, что все они вышли из-под моей руки. Так вот, я долго не могла понять к какой категории относится данная, но сейчас, перечитывая ее вместе с вами, я чувствую такой приятный прилив тепла за героев, что надеюсь, это хороший знак)

Надеюсь, вы чувствуете его тоже)

До конца осталось совсем немного, так что рассказывайте свои впечатления, я потом буду по ним скучать:D

========== Эпилог ==========

Пять лет спустя

– Вайлет, клянусь, я все понимаю, но сегодня у моего сына день рождения, и мне хочется… – Драко услышал надрывный полушепот своей жены, из которого прямо-таки сочилось беспокойство.

– Я знаю, миссис Малфой, но вам следует остаться до конца выставки, люди захотят услышать вашу речь. К тому же, здесь несколько действительно важных лиц, заинтересованных в работах, – миниатюрная девушка-агент щебетала о важности данного мероприятия, но Драко буквально ощущал нервозные волны, исходящие от Гермионы.

– Спасибо, Вайлет, не волнуйся, все состоится как запланировано, ты можешь идти делать свою работу, – кивнул он с легкой улыбкой на лице, и девчушка мигом растворилась среди толпы, воспользовавшись моментом. – А я говорил, что нужно было нанимать волшебницу. Сейчас очень кстати было бы превратить ее в тебя и сбежать.

Драко обнял Гермиону за талию, говоря ей это прямо в висок, убеждаясь, что никто больше не слышит.

– Нет, дело в том, что я хочу сесть на все стулья разом, а это никогда не бывает хорошей идеей, – нервно ответила девушка, покачивая бокалом шампанского и пытаясь выглядеть сдержанно. – Мне нужно прекратить заниматься всем подряд. Галерея, Министерство, потом…

– Эй, эй, выдохни, – Малфой повернул ее к себе, смотря в глаза. – Ты нервничаешь, потому что мероприятия свалились в один день, но все под контролем. До конца выставки примерно час, в Министерстве работает твой помощник, а Скорпиуса из сада заберет Забини. И ты прибудешь домой прямо к началу торжества. Эльфы уже обо всем позаботились, тебе нужно будет просто надеть туфли и быть потрясающей.

Гермиона вздохнула, на секунду прислоняясь к груди парня и давая себе передохнуть.

– И все равно, что я за мать, которая отправила ребенка в сад в его же день рождения?

– Мать, которая уже месяца три слушает о том, как ее сын пойдет к детям, которые целый день будут его поздравлять, – закатил глаза Драко. – Я все контролирую.

Их разговор был прерван окликом, и Малфой повернулся к источнику звука, все еще придерживая жену за талию.

– Миссис Малфой! Это вы! Я так рада знакомству! – полноватая женщина слегка за пятьдесят схватила в ладони руку Гермионы и несколько раз усиленно ее потрясла.

– Здравствуйте, это взаимно, – улыбнулась девушка, вспоминая, что ее основная цель здесь – общение.

– Я не была на ваших прошлых двух выставках, постоянно что-то происходило, но мой муж подарил мне две ваши картины! Они прелестны! – рассказывала женщина, поправляя красную шаль на плечах. – И мы с дочкой… Долли! Долли, иди сюда! – она обернулась, позвав девушку, которой можно было дать немного за двадцать. – Мы с дочерью большие поклонницы вашего творчества!

Долли отбросила назад светлые волосы и, медленно передвигая ногами, подошла к матери. Ее взгляд тут же остановился на Малфое, и в следующую секунду явно скучающее настроение девушки изменилось.

– Здравствуйте. Я – Долорес МакФам, – протянув руку, она сделала шаг навстречу гораздо больший, чем того требовалось, но Драко ответил на рукопожатие, улыбнувшись.

– Мы очень рады вас видеть, – вежливо кивнула Гермиона.

Малфой почувствовал, как дернулся вверх ее подбородочек, что всегда его забавляло, потому что она постоянно реагировала именно таким странным образом, когда какая-то особа слишком активно проявляла к нему интерес. Однако при этом вечно отрицала любые подобные реакции. Пройдясь кончиками пальцев по гладкому материалу черного платья на талии Гермионы, он невзначай улыбнулся ей уголком губ. Это было забавно.

– Наслаждайтесь выставкой моей жены и не забудьте про программу в конце.

Женщины удалились, оборачиваясь, но Малфой этого уже не видел, готовый подтрунивать девушку рядом.

– Ты такой пижон, – закатила глаза она, точно зная, о чем он думает. – Насколько сильно тебе нравится купаться во всеобщем внимании по шкале от одного до десяти?

Вопрос был явно риторический, но Драко тешило то, что Гермиона хотя бы на минуту отвлеклась от планирования сегодняшнего дня в своей гриффиндорской голове.

– Мне больше нравится, как ты ревнуешь.

– Я не ревную тебя, Малфой, – фыркнула ведьма. – Я боюсь за тех бедных девочек, которые носят тебе пончики на игры, не подозревая, какой ты бываешь задницей.

– Но ты любишь мою задницу, – деланно обиженно протянул Драко, и она отхлебнула шампанского, чтобы скрыть улыбку.

Гермиона уже привыкла к выставкам и ее не тошнило от волнения, как в первый раз, когда девушка стояла, и страх метался где-то между «никто не придет» и «придет слишком много людей». Она была приверженцем идеи «чем больше человек на себя берет, тем больше он успевает», но сегодня был реально безумный день. Ей пришлось забежать в Министерство, едва ли успев поздравить сына и подарить подарок, затем торопиться на собственную выставку, дату которой Вайлет не смогла перенести. Теперь Гермиона была уверена, что они опоздают на торжество в собственном доме.

Какая-то часть нее понимала, что нельзя быть одинаково успешной в нескольких сферах и чем-то придется жертвовать. Но она не хотела отказываться от творчества, а Драко не хотел отказываться от того, чтобы ее картины имели признание, пусть даже в мире магглов.

Вайлет вертелась как юла, проводя сделки и беседуя с гостями, поэтому после торжественной речи и благодарностей Гермиона ускользнула с собственного мероприятия. Она не переживала, что в ее отсутствие что-то пойдет не так. Да, это было не совсем профессионально, но к черту – сегодня у сына праздник.

– Я пойду проверю готовность, – сказал Драко, когда они оказались в Мэноре.

Два года назад Малфои построили на заднем дворе в саду внушительных размеров альтанку, которая была полностью выполнена из стекла. Она немного выбивалась из общей атмосферы Мэнора, но это оказалось малой жертвой за возможность просто сидеть в тепле, ужинать и смотреть, как тебя словно окутывает снег и вьюга, не касаясь морозом кожи. Идея провести пятый день рождения Скорпи именно там принадлежала Гермионе, так что девушка надеялась, что все пойдет по плану.

– Мама! – Скорпиус выбежал к ней с какой-то вещью в руке, топая по коридору.

– Привет, котенок, ты уже дома! – она подхватила его на руки и побежала вверх по ступенькам, решив не терять время.

– Да, смотри, что мне подарили в садике. Это дети. Они рисовали, – заверещал сын.

Гермиона обратила внимание на вещь в руке ребенка, и это оказалась огромная кружка. Она была разукрашена фломастерами для специальных поверхностей, а вокруг рисунков располагались пожелания, написанные явно не без помощи воспитателей.

– О, это прекрасно. Тебе понравился день? – кружка была милой, но девушка хохотнула, представив ее среди серебра столовых приборов Мэнора, где чайная ложка была маленьким произведением искусства, по сравнению с которой ее картины иногда казались мазаниной первоклашек.

– Конечно! Мы ели торт, – Скорпиус сел на огромную родительскую кровать, пока мама заколола копну волос карандашом, чтобы нанести немного румян на щеки. – И знаешь что? Сегодня я заставил одеяло взлететь! В воздух! Просто так!

Она повернулась к сыну так резко, что на секунду была уверена, что вывихнула позвоночник.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю