332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Маргарита Дюжева » Долгая дорога. Зов Вора (СИ) » Текст книги (страница 8)
Долгая дорога. Зов Вора (СИ)
  • Текст добавлен: 6 июня 2021, 20:02

Текст книги "Долгая дорога. Зов Вора (СИ)"


Автор книги: Маргарита Дюжева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 42 страниц)

Глава 3. Часть 1


Эх, раз, еще раз

Я долго возилась в своей кровати. Сон не шел. Сегодня все было не так, подушка слишком мягкая, одеяло слишком жаркое, простыни не удобные. Уличный фонарь нагло светил мне в глаза, сквозь занавески. Да что ж это такое! Днем как белка в колесе, никакого покоя, заботы только одни, а теперь еще и ночью заснуть не могу! Где справедливость в этом мире?

Я уже совсем было собралась встать, спуститься вниз и посмотреть телевизор, как дверь в резко распахнулась, громко стукнув по стене, и в мою комнату ворвалась всклокоченная Вика.

– Подъем! – проорала она.

Я с перепугу вскочила с кровати и стала натягивать домашнюю одежду, только через несколько секунд смогла остановиться, повернуться лицам к подруге и грозно спросить:

– Ты совсем больная?

– Одеваемся! – бросила она через плечо и вылетела прочь. Судя по топоту, спустилась вниз, перескакивая через несколько ступенек.

Я в полнейшем недоумении спустилась следом за ней и стала свидетелем странной картины. Подруга второпях натягивала черный костюм, неуклюже прыгая на одной ноге.

– Что стоишь как неживая, одевайся живо!

– Вик, с тобой все хорошо? – хмуро поинтересовалась я.

– Все супер! Авария в ГорЭлектросети. Район, в котором расположен музей, обесточен. Подачу электричества обещают возобновить не ранее восьми утра!!!! Все охранные приспособления в музее подвешены к центральному электроснабжению! Там сейчас ни камер, ни сигнализации, ничего!

– Ты откуда это знаешь?

– На городском сайте экстренное объявление! Да не стой же ты! – рыкнула она на меня,– Такого шанса больше не будет!

И тут меня прорвало. Со скоростью, которой позавидовал бы супермен, я начала натягивать костюм, закалывать волосы в тугой пучок на затылке, собирать необходимое снаряжение.

Менее десяти минут прошло с экстренного подъема, а мы с Викой уже выходили из дома в полной боевой готовности.

На попутке мы добрались до центра и бодрым шагом направились в сторону музея.

На улице уже стояла глубокая ночь. Новая луна тусклым серпиком красовалась на темном небосводе, звезды светили как-то скромно и невыразительно. Такая темень нам была только на руку. Мы перешли через большой мост, машин на котором уже практически не было. Все-таки середина недели, люди работают, и время вечерних гулянок еще не наступило. Поднялись в гору, мимо цирка, открывшегося недавно после капитального ремонта, затем свернули на узенькую дорожку, и наконец-таки дошли до музея с задней части.

Во всем районе, как и говорила Вика, не было ни огонька, темень адская.

Мы с подругой натянули на лица маски и очки ночного видения, купленные нами не ради дела, а для потехи в магазине необычных подарков. Вот никогда не думала, что буду использовать их по такому назначению.

 В очках мир приобрел серо-зеленые очертания. Видно конечно плохо, но все-таки лучше, чем без очков. Возможно, если бы они были профессиональными, то картинка была бы четче. Хотя, что уж теперь думать, какие есть, такие и есть. Мы подкрались к двери запасного выхода, единственной оснащенной кодовым замком, переглянулись, кивнули друг другу, желая удачи и ...в этот миг дверь начала раскрываться.

Нам еле хватило времени юркнуть за мусорные контейнеры, стоявшие рядом.

Ну, ни фика себе начало!

На крылечко вышли два мужика. Один их них мазнул лучом фонаря по периметру, проверяя все ли в порядке, а второй тем временем полез в карман и достал пачку сигарет.

Закурил и предложил коллеге, тот не отказался, выключил фонарь, повесил его на пояс и тоже присоединился к никотиновому празднику.

–Серег, да, расслабься ты,– пробасил один из них,– подумаешь, света нет.

–Так и сигнализации нет, и камер нет. Ни черта нет. И как всегда в мою смену.

– Плевать, можно подумать кто-то полезет музей грабить. Кому нужно это старье вонючее? Вот ювелирный центр на соседней улице, это да. Там, наверное, сейчас кипишь, заходи и бери все что захочешь, – мужик хохотнул и смачно сплюнул, – а на нашу богадельню всем плевать. Что тут красть? Чучела? Старинные часы? Да сто раз обделаешься, пока их с места сдвигаешь.

– Выставка какая-то приехала.

–Не смеши мои усы. Выставка. Полоумный американец насобирал какого-то дерьма на чердаке у бабушки и теперь пытается на этом хоть три копейки сделать. Видел я эту коллекцию в прошлое дежурство. Шмотье какое-то драное, записки, книжки, статуэтки кривые. Осла какого-то убогого в центр зала поставили. У меня друг Вован, за бутылку десяток наварит таких в гараже. Хе, идею ему подкинуть надо, может, разбогатеет.

Мужики заржали, а мы с Викой опять досадливо переглянулись. Время-то шло.

– Все равно не по себе как-то.

–Привидений боишься?

– Да пошел ты!– Беззлобно огрызнулся Серега, – я люблю здесь работать. Раз прошелся, потом два часа спишь, еще прошелся, опять спишь. А сегодня что? Каждые полчаса бегать придется, не поспать, ни в планшет поиграть.

–Тьфу, бл*! Я уж думал, ты о безопасности музея печешься, – хмыкнул напарник.

– Да, плевать я на него хотел.

Мужики докурили, потом взяли еще по одной. Завели тему про рыбалку, постояли минут 10, а потом, недовольно бубня, отправились работать, предварительно осветив фонарями прилегающую территорию. Один, из лучей задержался на нашем убежище, и сердце пропустило удар.

–Все чисто, идем. Там Миха уже, наверное, думает, что мы пропали.

– Скажем, что ходили грабить ювелирный.

–Обидится, что не взяли с собой.

Прикалываясь и сыпля плоскими шуточками, они зашли внутрь здания, и мы, наконец, смогли облегченно выдохнуть.

Отсидели еще минут пять, дав охранникам время убраться подальше от двери, и кивнув друг другу направились к входу.

 План был простым. Подняться по черной лестнице на второй этаж, проникнуть в зал, забрать Бакса и уйти тем же путем. Схема эвакуации была нами досконально выучена за последние два дня, отмычки наготове.

На вскрытие кодового замка ушло пару минут. Немного приоткрыли дверь и черными призраками скользнули внутрь, растворившись в тени. По памяти пошли вперед. Пять метров, потом поворот и лестница. Шли медленно, на цыпочках, отчаянно прислушиваясь к звукам.

Со второго этажа донеслись голоса.

–Ты первый проверил?

–Да, сейчас по второму пройдусь, а Миха по третьему бродит.

–Давайте живей, жрать хочется. У меня с собой термос с чаем и бутеры.

 – Я мигом, лучше Миху поторопи, а то завязнет как всегда в этих коробках.

Мы затаились под лестницей, и решили переждать какое-то время, чтобы бравые стражи порядка все проверили и отправились трапезничать. Еще минут пятнадцать прошло, прежде чем они покончили с обходом и направились в комнату охраны.

 Тенями мы взлетели по лестнице, не желая больше тратить время, и оказались в центральном коридоре. Прокрались вдоль стены, чтобы, не дай Бог, пол не скрипнул и не выдал нашего присутствия до самой двери в центральный зал.

 Я достала крохотный фонарик с направленным светом, а Вика выудила керамические отмычки, которые в связке не звенят как колокольчики на Буренке. Стала деловито подбирать нужную, а я светила на скважину.

 Первая, вторая, пятая, десятая отмычка. Все не подходят. Прочувствовала, как на затылке начинают волосы шевелиться. Вика методично работала, только губы упрямо поджимала, когда очередная попытка оказывалась безуспешной. Мне уже начало казаться, что у нас ничего не выйдет, но тут раздался легкий щелчок, и дверь открылась.

Мы, не теряя ни секунды, скользнули внутрь.

Бакс, как и раньше, стоял в центре зала, на витрине, прикрытой оргстеклом.

Я бросилась к нему. Стеклянный корпус на замке. Таких отмычек точно нет, и в дело пошла тоненькая проволочка. В этот раз светила Вика, а я работала, чутко водя тоненькими металлическими прутиками, ища нужное положение.

– Серега, я пойду, пройдусь еще раз по второму, а то на душе что-то неспокойно,– раздался совсем недалеко хриплый, низкий голос, принадлежащий, по-видимому, третьему охраннику, Михе.

Мы с Викой в панике переглянулись. Я кивнула головой, дескать, что делать будем, а она лишь беспомощно развела руками. Потом быстро огляделась вокруг и махнула рукой в сторону окон.

Через секунду мы уже стояли, спрятавшись за тяжелыми темно-бордовыми, умопомрачительно пыльными портьерами по обе стороны от окна.

Раздался звук отпираемой двери, и в зал зашел высокий, необъятный мужик.

Я затаила дыхание, и зажмурилась. Типа я тебя не вижу, и ты меня не найдешь.

Миха прошел в центр зала и стал методично просвечивать фонариком все углы, экспонаты, шторы. Потом подошел к постаменту с Баксом и особенно тщательно осмотрел его.

Я стояли ни жива, ни мертва и удивлялась, как он не слышит надрывного грохота моего сердца.

Дядька замер, прислушался и направился к выходу. Пронесло.

У самой двери он остановился и еще раз обернулся.

–Да иди уже отсюда,– чуть было не заорала я на весь музей.

Он постоял минуту, прислушиваясь, а потом направился к соседнему окну.

В этот момент меня прошиб холодный пот. Ну, все капут. Допрыгались!

Дядя тем временем деловито осмотрел окно, не забыв, заглянуть за обе шторы и направился ко второму. Хорошая у мужика чуйка, звериная, в сыщики надо было идти.

Мне в голову очень некстати пришла мысль, что тюремная роба совсем не подходит под цвет моих глаз, да и дел на свободе очень много.

Как отбиваться от этого медведя, когда он доберется до нашего окна и обнаружит двух не в меру самонадеянных девах? Надо чем-то его оглушить. Точно! Прямо с размаху и по лысой башке, хрясь! Чтоб не совал свой нос, куда не надо!

Уууу, это уже не просто ограбление, а ограбление с нанесением телесных повреждений. Нет, точно роба мне подойдет, и бритый череп красоты не добавит.

Паника. Сколько ворую, а никогда такого не бывало.

Я бросила тоскливый взгляд на Бакса. А ведь такая красивая мечта была, украсть прекрасную коняжку, для личного пользования. Э-эх.

Как же он хорош, даже в приборе ночного виденья. Я залюбовалась на него и на какой-то миг снова выпала из реальности, а когда пришла в себя ощутила необычайный прилив спокойствия и уверенности в том, что все у нас получится. Не может, не получится.

Миха тем временем проверил втрое окно, почесал репу и смачно выругался:

– Совсем шизофреником стал!– резко развернулся, вышел и хлопнул за собой.

Это что сейчас было?

Я облечено перевела дыхание и осторожно выглянула из укрытия. Тишина, только шаги охранника удаляются по коридору.

В два прыжка очутилась у Бакса и снова принялась за замок, Вика уже стояла рядом и освещала поле работы. Судя по тому, как подрагивал свет, нервы у подруги то же были на пределе.

Ну что подружка, хотела адреналина? На, получай.

Поворот, еще поворот, еще… маленький замочек оказался на редкость упрямым.

Мне пришлось потратить минут десять, прежде чем он сдался. Я торопливо убрала скрепки, вика спрятала фонарик.

Взявшись с двух сторон за стеклянную крышку, мы попытались ее снять и чуть не надорвались. Она весила столько, что надо было брать с собой двух грузчиков, что бы ее сдвинуть.

Вика тихо ругнулась. В перчатках точно не получится снять, в самый ответственный момент эта махина выскользнет и все. Придется снимать, а потом все тщательно протирать, чтобы никаких следов не осталось. Да что ж за геморрой?!

– Так, братва, идем в обход, а потом полчаса я с места не сдвинусь. Надоело как сайгаку носиться!– опять раздался голос в коридоре, на этот раз принадлежавший Сергею. Блин, уже как родных по голосам отличаю.

– Да вы зае**ли,– прошипела Вика и снова метнулась к шторам, я за ней.

В этот раз в зал зашел не Миха, а другой мужик, который с Сергеем курил на крыльце, и чье имя осталось для меня загадкой. Он на полкорпуса протиснулся в дверь, торопливо мазнул фонариком по периметру и вернулся в коридор, через несколько секунд послышался звук отпирающейся соседней двери.

Мы спокойно сидели в своем укрытии, до тех пор, пока он не проверил весь этаж и не протопал мимо нас в обратном направлении.

Все пора. Надеюсь, они все-таки отсидят полчаса в своей комнатушке и дадут нам дела доделать.

Переглянувшись, мы с обреченным видом стащили перчатки и опять схватились за стеклянный кожух.

–На счет три, – прошептала Вика,– один, два, три.

Стиснув зубы, вцепилась до побелевших пальцев, и стала поднимать.

Коробка нехотя выехала из пазов. Черт, только бы не выскользнула. Грохоту не оберешься, еще и ноги отдавишь. В рывке, дрожащими руками подняли, аккуратно перенесли через Бакса и поставили на пол.

Пальцы казалось, свело, а руки онемели от неподъемной тяжести.

Не теряя время, я потянулась к коню, и когда, наконец, моя ладонь прикоснулась к его полированному боку, меня охватил неописуемый восторг.

Я стащила его с постамента и поставила рядом, после чего мы с Викулей из последних сил водрузили стекло на место.

Подруга принялась обтирать кожух, а я запихала Бакса в рюкзак и присоединилась к ней.

На заметание следов ушло, наверное, минуты три, терли тщательно и с остервенением, не пропуская ни миллиметра поверхности. Наконец все было закончено, и мы направились к выходу.

Вика нужной отмычкой вскрыла замок, и мы выскользнули в коридор, намереваясь уйти из музея тем же путем, что и пришли.

В этот момент со стороны черной лестницы раздался ужасающий противный скрежет и голом Михи:

– Ребят, я на всякий пожарный замок старый изнутри повесил, что б уж наверняка

– Да ты задолбал своей паранойей! Все, пошли чай пить. Полночи еще только прошло, а я уже набегался. Что за день сегодня вообще такой. Завтра на рыбалку собирался, а какой из меня теперь рыбак, всю рыбу просплю.

Мужики ушли, а мы так и остались, в растерянности стоять посреди коридора.

Путь к отступлению оказался закрыт. Даже если мы незаметно дойдем до двери, то этот старый ржавый замок точно не сможем бесшумно открыть.

Что ж придется уходить через крышу, по пожарной лестнице. Я направилась в другую сторону и потянула Вику за собой.

Мы как две ласточки пронеслись по коридору и взлетели на третий этаж.

Теперь надо было идти в другую сторону до конца коридора. Проектировщики явно не искали простых решений.

Мы тихонечко брели мимо помещений с табличками: инвентарная, склад №1, склад №2, склад №3 и так далее. На предпоследнее двери таблички не было, только криво приляпанный листочек формата А4, на котором простым карандашом нацарапано «Временное хранилище. Коллекция М.Джонсона».

Вика пошла дольше, а я замерла как вкопанная, внезапно почувствовав, что мне нужно туда зайти. Это вопрос жизни и смерти. Вика заметив, что я отстала, вернулась ко мне:

–Что?

–Открой,– прошептала я.

– Зачем? Идем отсюда.

–Открой,– повторяю настойчиво и понимаю, что никуда отсюда не уйду, пока не пойму в чем дело. Что-то так неистово манило меня внутрь этого помещения, что противостоять не было сил.

Вика досадливо махнула рукой, торопливо достала отмычки и принялась ковыряться в скважине.

Удивительно, но в этот раз дверь распахнулась со второй попытки.

–Довольна?– прошипела подруга, а я, не слушая ее, уже шагнула в комнату.

Помещение было совсем крошечными, примерно три на три метра, доверху заваленное коробками и упаковочной бумагой.

Что я здесь хотела найти? Хлам один. Между тем меня словно поманила неведомая рука к коробкам стоящим возле самого окна.

Вика тем временем стояла у приоткрытой двери, на страже.

Я аккуратно, стараясь не шелестеть, заглянула в первую коробку. Бумага, какие опилки, пенопласт. Потом во вторую. То же самое барахло. Наконец руки дошли до третьей.

Содержимое коробки явно никто не потрудился распаковать. Я, недолго думая, решила сделать это сама. Достала вязанку какой-то пакли, потом что-то похожее на синтепон, а потом моя рука наткнулась на что-то металлическое. Я вцепилась в таинственную штуковину и извлекла ее на свет божий, если конечно так можно назвать темное захламленное помещение. Увидев, что у меня в руках я потеряла дар и речи и с невнятным мычанием повернулась к Вике.

Та оторвалась от наблюдения за коридором и повернулась ко мне. Она, наверно, хотела что-то сказать, потому что так и замерла с нелепо открытым ртом.

Дело в том, что в руках я держала еще одного Бакса. В темноте конечно деталей не разберешь, но, по-видимому, он был точно таким же как мы украли из зала.

– Что за…– прошептала подруга, подскочив ко мне и вырвав из рук неожиданный трофей.

Я лишь в полнейшем недоумении развела руками. Она его покрутила в руках, а потом, по-деловому, начала запихивать в свой рюкзак:

– Потом разберемся, уходить пора.

Я, пребывая в состоянии легкого шока, кивнула и направилась к выходу.

Подруга осторожно заперла дверь, подошла к лестнице, ведущей на крышу, и задрала голову. Ключ, как и полагается по правилам пожарной безопасности, торчал в скважине.

Облегченно вздохнув, мы начали подниматься.

На чердак проникли без проблем, не забыв прикрыть за собой тяжелый люк. Неожиданной проблемой оказалось то, что пол здесь был чрезвычайно ветхим и безумно мелодичными. Первые же шаги сопровождались печальными скрипами.

– Бл*,-только и проворчала я, с тоской глядя на короткую металлическую лестницу, ведущую на крышу в десяти метрах от нас.

Пока идем, охранники точно услышат.

Нам пришлось продвигаться просто крошечными приставными шажками, по десять сантиметров за раз, останавливаясь, вымеряя каждое движение. Долго, нудно, мучительно.

Нервы уже ни к черту. Хотелось в два прыжка преодолеть это расстояние и сбежать отсюда. Еще этот второй Бакс покоя не давал.

Это что же такое получается? Ни хрена это не уникальный экземпляр, а вездесущий made in chine? Обидно, блин.

Кое-как доползли до лестницы и стали подниматься.

Кривое сооружение подозрительно накренялось все сильнее с каждым нашим шагом, заставляя каждый раз сердце замирать. Поэтому когда мы, наконец-таки выбрались через люк на крышу, я не смогла удержать судорожного вздоха. Перед нами во тьме лежал центральный район города. Из света – только фары проезжающих автомобилей. К сожалению, любоваться красотой ночи было некогда, ноги нужно уносить.

Свежий воздух взбодрил, внес ясность в неспокойные мысли. Дальше действовали быстро, слаженно и без осложнений.

Небольшая перебежка до пожарной лестницы, спуск, прыжок с двухметровой высоты, отдавшийся резким уколом где-то в боку, бросок в сторону кустов и трехсекундная передышка, чтобы убедиться, что поблизости никого нет. Потом бег, долгий, изнуряющий по темным, без единого фонаря и светлого окошка улицам. Маски, перчатки и приборы ночного виденья на ходу рассовали по карманам, по спинам при каждом шаге стучали рюкзаки и в каждом, твою мать, по Баксу.

На шаг перешли только когда сил уже совсем не осталось, а дыхание превратилось в рваные, хриплые полувздохи– полустоны.

– Все, не могу больше,– промычала Вика и остановилась, уперевшись руками в колени,– сейчас помру.

Я хотела ей что-то ответить, но вместо этого издала какое-то непотребное бульканье и хрип. Радужные круги в глазах и боль в боку, добавляли пикантности ситуации.

Пару минут мы потратили на то, чтобы отдышаться, потом попытались придать себе более-менее непринужденный вид и поковыляли в сторону дома. Вызывать такси или ловить попутку не решились, так что путь перед нами лежал долгий.

– Что же это получается? Их два?– озвучила Виктория вопрос, который в данный момент волновал обеих.

–Получается.

– И как это понимать?

– Да никак. Просто один хитрожопый американец, увидел где-нибудь на рынке красивую дешевую безделушку и купил ее, а потом подумал и купил еще одну про запас, на тот случай если первая сломается. Потом решил срубить бабла и представил статуэтку как безумно редкий, уникальный шедевр искусства. Не удивлюсь, если где-нибудь еще пару сотен таких шедевров нераспроданный валяется,– с досадой проворчала я,– а может там, в хранилище, еще парочка есть. Завтра обнаружат пропажу и выставят новенькую фигурку, как ни в чем не бывало.

Вика молча шла вперед, переваривая мои слова:

– Похоже на правду,– наконец изрекла она,– жалко конечно, что из-за такого дерьма напрягаться пришлось, но согласись это было здорово.

Я удивленно посмотрела на нее, а потом прислушалась к своим внутренним ощущениям. Да, устала как собака. Да, неравная система на пределе. Но все-таки Вика права, внутри такое удовлетворение и ощущение какого-то затаенного восторга, что улыбка против воли расплылась на моем лице.

– Да не то слово, особенно когда Миха окна пошел проверять.

– И не напоминай,– нервно засмеялась подруга,– у меня волосы на руках дыбом встали. Я там таких идей сразу нагенерировала, мама дорогая! Начиная от того, чтобы ему по башке чем-нибудь огреть и заканчивая тем, что скинуть с себя одежду и со словами «я вся твоя, мой лысый медвежонок», броситься ему на шею.

– До второго варианта я как-то не додумалась.

–Зря, против нас двоих он точно бы не устоял.

Вот так переговариваясь и посмеиваясь насчет своего ночного приключения, мы добрели до дома. На востоке уже вовсю занималась заря. Людей и машин на улице не было, только ранние птахи весело чирикали на деревьях. Люблю раннее утро, за ощущение свежести, за заряд бодрости, за надежды на отличный день.

Дойдя до крыльца, мы все-таки не удержались и извлекли из сумок обоих Баксов. Ну, так и есть, совершенно одинаковые. Чудо китайского производства.

Мы решили, что тот Бакс, которого мы выкрали из главного зала будет главным, потому что мучений с его кражей много было, а Бакс из подсобки будет побочным, ибо достался нам практически на халяву, и звать мы его будем Чириком. Надо маркером поставить где-нибудь точечку, чтоб не перепутать.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю