332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Макс Лонг » Магия чудес » Текст книги (страница 3)
Магия чудес
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:32

Текст книги "Магия чудес"


Автор книги: Макс Лонг




Жанр:

   

Эзотерика



сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 24 страниц)

До сих пор не знаю, что за бес вселился в меня, но я действительно побежал. Жар был невообразимый. Я задержал дыхание, и, казалось, мое сознание перестало функционировать. Тогда я был молод и в беге на 100 ярдов мог конкурировать с лучшими из лучших. Бежал ли я тогда? Летел! Я побил все рекорды, однако уже после первых нескольких шагов подошвы ботинок начали плавиться. Кожа на них извивалась и сворачивалась, стискивая мне стопы словно кандалами. Швы разошлись, и в какой-то момент я остался без одной подошвы, а другая волочилась сзади, удерживаясь на небольшом обрывке кожи у каблука.

Эта волочащаяся подошва чуть было не привела меня к гибели. Я раз за разом спотыкался и замедлял темп. Наконец, через несколько, как мне казалось, минут (хотя в действительности это были считанные секунды) я оказался в безопасном месте.

Я посмотрел на свои ноги и увидел, что на скрученных остатках ботинок горят мои носки. Я попытался притоптать тлеющий огонь и краем глаза наблюдал корчившимися от смеха кахунами, которые показывали пальцами на каблук и дымящуюся подошву моего левого ботинка, лежащие на лаве и сгоревшие до основания.

Я тоже начал смеяться. Никогда в жизни я не чувствовал такого облегчения. Я был уже в безопасности, а на ногах у меня не было ни одного ожога или волдыря, даже там, где горели носки.

Могу сказать об этом своем опыте еще одно. У меня было интенсивное ощущение жара на лице и на теле, в ногах же я почти ничего не ощущал. Когда я дотронулся до них рукой, они снизу были горячими, однако это ощущала только моя ладонь. Ни один из кахунов не имел следов от ожогов, хотя листья, привязанные к их ногам, давно уже сгорели.

Обратная дорога на побережье была для меня кошмаром. Попытка идти в сандалиях, кое-как выструганных из дерева, оставила у меня воспоминания, не менее живые, чем мое хождение по огню.

Комментарий

Такова история доктора Бригэма. Читателей несомненно заинтересует, каким образом ученый пытался объяснить себе все то, что с ним произошло.

– Это магия, – уверял меня доктор. – Это один из примеров той бесконечной магии, которую используют кахуны и другие примитивные народы. Прошло много лет, прежде чем я это понял, и это мое окончательное мнение, к которому я пришел после длительных наблюдений и исследований.

– Но не пробовали ли вы объяснить это как-то иначе? – спросил я.

Доктор улыбнулся.

– Конечно, пробовал. Мне нелегко было поверить, что магия возможна. Ведь поначалу не это являлось целью моих исследований. Но даже когда я обрел абсолютную уверенность в существовании магии, меня еще долго терзали серьезные сомнения об истинности выводов, к которым я пришел. И хотя я сам ходил по лаве, я все же склонялся к теории, что, возможно, на лаве создается пористая изолирующая поверхность с более низкой температурой. Дважды я проверял эту теорию в Килауэа, где произошли небольшие излияния лавы. В одном случае я ждал, пока поток лавы охладится настолько, что приобретет почти черный цвет. Я дотронулся до нее кончиками пальцев, и хотя магма была намного холоднее, чем та, по которой я пробегал когда-то, я больно обжег себе пальцы. А ведь я едва коснулся поверхности.

– А во второй раз? – спросил я.

Он покачал головой и виновато улыбнулся.

– Я должен был бы быть более осторожным после этих двух первых ожогов, но трудно избавиться от своих старых убеждений. Я знал, что перебегал по раскаленной массе, но впоследствии не мог поверить, что действительно сумел это сделать. Во второй раз я попал под влияние моей теории о теплоизоляционной поверхности. Я набрал немного горячей лавы на палку так, как набирают сладкую массу для изготовления карамели. И снова был вынужден обжечь себе палец, чтобы почувствовать, что мой опыт удался. Нет, здесь нет никакой ошибки. Кахуны применяют магию при хождении по огню, равно как и во всех других своих действиях. Одни законы природы управляют материальным миром, а другие – миром сверхчувственным. И – попытайся поверить, если сумеешь, законы этого другого мира настолько сильны, что их можно использовать для нейтрализации и опровержении законов физического мира.

В описанном случае магическое господство над температурой было такой природы, что не уберегло тяжелых ботинок доктора Бригэма, но сохранило его ступни. Не применялись никакие химические средства, обеспечивающие защиту ступней от высокой температуры. Там не было изолирующего слоя пепла, а лава была настолько горячей, что даже во время бега кожа ботинок после секундного соприкосновения с поверхностью моментально обуглилась. Температура была более чем достаточной, чтобы при обычных условиях сжечь ступни.

Случай 2

Эстрадный факир, пользующийся настоящей магией

Вступительные замечания

Может быть, это покажется невероятным, но иногда на сцене среди повсеместно используемых механических трюков применяется и настоящая магия, хотя зрители и не всегда понимают это.

В данном случае мы имеем дело с мужчиной, путешествовавшим вместе с эстрадно-цирковой труппой. Он никому не рассказывал о магии, которую использует, разве что кому-нибудь посвященному или же склонному считать, что все это правда. Этот человек выступал вместе со своей женой в Гонолулу. Как-то после представления они были настолько любезны, что попробовали объяснить мне свою магию и рассказали, как они ей обучились. Сейчас нас интересуют только их объяснения, относящиеся к магии.

Так называемая «магия огня», которую часто можно наблюдать на аренах цирка или на эстраде, является жалкой имитацией того явления, которое мы сейчас опишем.

Она преимущественно выражается в таких трюках, как удерживание на языке зажженной сигареты и втягивание ее в рот, причем горящий кончик безопасно отдален от неба и слизистой оболочки рта. Другой трюк состоит в том, что в рот набирается бензин, и в момент «выдувания» воспламеняются его пары. Это становится возможным благодаря тому, что пары бензина воспламеняются только тогда, когда находятся на определенном расстоянии от губ и соединяются с воздухом.

Описание случая

Маг огня, о котором вдет речь, давал представление в небольшой палатке. От публики его отделяли барьеры, расставленные на расстоянии от трех до шести шагов. Его реквизит состоял из нескольких предметов, лежащих на сосновом столе. Единственной частью во всем представлении, в которой он не использовал настоящую магию, было выступление маленькой собачки, которая весело прыгала сквозь пылающий обруч, пропитанный маслом. Все остальное происходило на глазах у публики, и время от времени зрителей приглашали на сцену, чтобы они могли промерить температуру каждого из предметов, после этого этот предмет прикладывался к телу. Каждое движение факир выполнял медленно, ничего не скрывая и не используя никаких хитростей.

Во время двух представлений, на которых я присутствовал факир продемонстрировал следующие свои умения: 1) вскипятил воду в чаше и выпил ее залпом, когда она еще кипела; 2) куски соснового дерева толщиной в палец подержал нал пламенем газовой горелки, пока они с одного конца не превратились в пылающий древесный уголь, потом отломил эти концы и проглотил их; 3) разогрел докрасна толстый металлический прут и несколько раз лизнул раскаленную поверхность, да так, что с языка поднимался пар; 4) зажег обычную сварочную горелку, уменьшил ее пламя до голубовато-зеленого конусообразного язычка и этим пламенем перерезал железные прутья, после чего вместе с горелкой дал их осмотреть публике; затем, ничего не меняя в регуляторе пламени, вложил струю огня себе в рот, при этом не было видно, чтобы он применял какую-либо защиту или методы моментального тушения пламени, его рот был широко открыт, а струя горящего газа была внутри; 5) разогрел прут до красноты, после чего схватился за него голыми руками, таким образом, что другой человек на его месте получил бы страшные ожоги, потом он взял тяжелый и плоский металлический брус и раскалил его посередине, после чего раскаленное докрасна место поместил между зубами, держа оба конца бруса в руках, он сгибал их вверх и вниз.

Комментарий

Сгибание металлического бруса, зажатого между зубами, склонило меня к тому, чтобы тщательно исследовать зубы фокусника. У него были крепкие, здоровые зубы – собственные, а не искусственные. Эта деталь очень меня заинтриговала, поскольку раскаленное железо находилось в близком контакте с верхними и нижними резцами на протяжении почти десяти секунд. Несмотря на то, что номер повторялся несколько раз в течение одного вечера, зубная эмаль осталась неповрежденной. Перед вторым представлением ко мне присоединился стоматолог. Он подтвердил, что контакт зубов с предметами такой температуры при обычных обстоятельствах привел бы к омертвлению зубных нервов и гибели зубов, вызвав при этом невыносимую боль в момент, когда нервы были еще живыми. Результатом было бы изъязвление десен и выпадение зубов. Поэтому перед вторым выступлением мы при помощи перочинного ножа обследовали острые края зубов фокусника, чтобы удостовериться, что на них нет никакой невидимой изоляционной субстанции, пусть даже самой тонкой и совершенно прозрачной. Существование такой изоляции было вообще-то маловероятным во рту, где царит постоянная влажность. Такой защитный слой с трудом удерживался бы на влажных зубах и должен был бы быть довольно толстым, что давало бы возможность его соскрести, а также слишком заметным, что не могло бы ускользнуть от нашего внимания. [3]3
  Дальнейшие замечания об эстрадном факире см. в главе «Приложение» в конце книги.


[Закрыть]

Случай 3

Сообщение профессора библейской истории

Вступительные замечания

21 февраля 1935 года я присутствовал на лекции в общественной библиотеке Лос-Анжелоса. Докладчиком был Доктор Джон Г. Хилл, профессор библейской истории из Южно-Калифорнийского университета. Тема – хождение по огню. Иллюстрацией к лекции был фильм, снятый доктором Хиллом во время пребывания на островах южных морей, где он провел четыре сезона.

Профессор рассказывал о путешествии с Таити на соседний острой, о четырнадцатимильном переходе вдоль и вглубь острова с той целью, чтобы собственными глазами увидеть искусство хождения по огню. Он видел, как был выкопан большой ров, а потом его наполнили камнями и бревнами. Внизу в течение многих часов горел костер, разогревая камни докрасна. Туземцы читали молитвы, посвященные богине Наине, после чего участники мистерии шли процессией вокруг рва, и каждый из них семикратно пробегал по раскаленным камням туда и обратно. Для церемонии «окуривания» каменных глыб использовались листья растения ти.

В фильме доктора Хилла ясно было видно, как ступни касались раскаленных камней. Он также изобиловал многочисленными кадрами, где были видны группы людей, идущих один за другим по пылающим камням. Доктор указал на одного из аборигенов, которого силой вынудили ступить на камни, чтобы посредством этого «испытания огнем» доказать его вину или невиновность в каком-то преступлении. Поскольку он сильно обжегся, туземцы, невзирая на его протесты, признали беднягу не пользующимся покровительством богини небес Наине, а значит, виновным.

По окончании этой церемонии Хилл и его белые спутники проверили температуру булыжников и убедились в следующем: время, на протяжении которого можно было безопасно держать руку на расстоянии трех шагов от горячих камней, составляло 11 секунд; время, необходимое для того, чтобы связка влажных, зеленых ветвей, брошенных на камни, занялась огнем, – тринадцать минут.

В то время, когда гости измеряли температуру, главный маг предложил им пройтись по камням под защитой его магии. Один из белых принял предложение и присоединился к туземцам. Он без ущерба для себя перешел на другую сторону рва. Доктор Хилл утверждал, что камни в тот момент все еще были раскалены докрасна. Ботинки этого человека не сгорели, а ступни не были обожжены, но, что самое удивительное, интенсивный жар так сильно опалил ему лицо, что кожа шелушилась еще несколько дней спустя.

После лекции я присоединился к группе слушателей, чтобы выслушать его ответы на задаваемые вопросы. Доктора попросили дать как можно более точное объяснение этого случая. Однако он не дал никаких объяснений Он мог только предполагать, что, возможно, здесь имела место какая-то высшая форма активности разума – какая-то сила, которая не позволяла жару обжигать. Но он настоятельно подчеркивал, что свои предположения не может принимать в качестве фактов.

Конечно же, задавали вопросы о возможности использования в данном случае «незаметного решения», т.е. трюка. Доктор пояснил, что здесь это совершенно исключено по той простой причине, что ботинки белого человека не подвергались никаким манипуляциям, и с полной уверенностью можно утверждать, что в обычных условиях они сгорели бы дотла.

Доктор Хилл, желая как-то прояснить загадку мистерии, рассказал о другом случае хождения по огню, который он наблюдал, но не заснял на пленку. Так вот, один молодой человек, слывущий «закоренелым мистиком», заявил, что если магия охраняет темнокожих, то его, белого человека, защитит Бог. Он спросил совета у благожелательно к нему настроенного главного мага, который с улыбкой ответил, что тот без страха может ступить на раскаленные камни. Не обращая внимания на протесты других путешествовавших с ним белых, этот молодой человек снял башмаки и стянул носки. Он приблизился к огню с каменным выражением лица. Было видно, что он старается сосредоточиться на том, что собирался сделать, и не утратить веру в успех своего предприятия. Он шел по камням вслед за магом абсолютно свободно. Внезапно вблизи рва яростно сцепились собаки. Человек на мгновение взглянул в их сторону. В тот же момент он резко отдернул одну ступню, но потом снова сосредоточил все свое внимание и пошел дальше. Позднее оказалось, что в этот момент на ступне появился большой волдырь. Доктор Хилл гарантировал истинность этого факта, но воздержался от того, чтобы приписывать ему слишком большое значение и от каких бы то ни было комментариев.

Комментарий

Тем, кто, может быть, не видел заснятое на пленку хождение по огню (фильм вышел на экраны в 1934 году), я могу рекомендовать следующие источники информации.

Книга «The Colony of Fiji», изданная А.А. Райтом и опубликованная правительством Фиджи. Она содержит несколько хороших снимков хождения по огню. То обстоятельство, что в этой книге мы найдем один-единственный маленький раздел, лишь вскользь упоминающий о существовании феномена хождения по огню – что на самом деле является наиболее привлекательной для туристов экзотикой на Фиджи, – может служить примером тому, сколь сильное влияние имеет научная точка зрения на образ мысли современного человека, по крайней мере, когда дело касается любых официальных публикаций.

Другая книга, более доступная в библиотеках, – «Seatracks of the Speejacks». Содержанием этой работы, написанной Дженни Гоуэн, являются детальные описания магов огня и их практик.

В книге Герьерта Мак-Кварри «Tahiti Days» (изд. George Н. Doran Со., 1920) целая глава посвящена обсуждаемому нами вопросу. Там есть пять фотографий, представляющих людей, которые ходят по огню, и толпы зрителей, наблюдающих за этим зрелищем.

Случай 4

Хождение по огню как религиозный ритуал в Бирме

Вступительные замечания

Пока я жил на Гавайях, я зарабатывал тем, что содержал магазин, где продавались предметы искусства, также имел фотомастерскую в Гонолулу, Среди множества моих клиентов был один англичанин, который зашел ко мне в 1929 году, когда совершал кругосветное путешествие. Он возил с собой фотокамеру с объективом 16 мм и снимал все необычное, что попадалось на его пути.

Мы уже были знакомы несколько дней, когда однажды утром он зашел ко мне в мастерскую и спросил, есть ли на Гавайях что-нибудь особенное, что стоило бы запечатлеть на пленку. Я конечно же знал о многих необычных вещах, но не мог вот так просто сказать ему, что он может снимать кахунов, совершающих магические действа.

Во время нашего разговора англичанин вспомнил, что когда-то сумел подкупить жреца одной святыни в Бирме, чтобы тот позволил ему спрятаться на балконе и снять на пленку таинственную и неизвестную церемонию хождения по огню, которую устраивали почитатели бога огня Агни.

Я весьма настоятельно попросил его подробнее рассказать мне эту историю и показать фильм. Он сразу пошел в отель и возвратился, неся с собой пленку. Сейчас я детально опишу все то, что я тогда увидел и что узнал, просмотрев фильм в своей фотомастерской.

Описание случая

– Видите ли, – говорил мой знакомый, обрадованный тем, что имеет возможность представить мне чудо из чудес, – я вообще-то не рассказываю о том, что вижу. Я это снимаю. И это самое лучшее. Возьмем фильм, который я вам сейчас покажу. Если бы у меня его не было, то я даже сам бы не поверил, что когда-то все это видел. В это невозможно поверить! Каждый скажет вам, что ничего подобного не могло бы произойти. Даже я сам могу сказать вам это, а ведь я все происходящее видел собственными глазами меньше трех месяцев назад. – Он прервался и ждал, когда я оторву взгляд от проектора и посмотрю на него. Я сделал все, чтобы показать необходимое удивление и недоверие.

– Ну так вот, – сказал он победно, – включайте. Посмотрим, сумеете ли вы поверить в то, что запечатлел объектив.

Мы придвинули два стула и прекратили разговор. На противоположной стене на экране начали двигаться какие-то фигуры.

– То, что мы сейчас видим, – объяснил мой новый товарищ, – это процессия. Она происходила на храмовой площади перед началом службы. Эта проходящая группа – это кандидаты, которые на протяжении многих лет готовились к таинственной церемонии посвящения огню, имеющей место в культе Агни. Они удивительные люди, эти «коричневые». Взгляните на особенное выражение их лиц. Все они выглядят так, как будто во время процессии они на чем-то усиленно сосредоточивались. Они будто вообще не обращают внимания на толпу, которая в это время бесновалась, возбужденная всем происходящим. Похоже, каждый из них надеется, что однажды он будет готов пройти сквозь огонь – а это очень почетно. Перейдешь один раз и становишься «посвященным» на всю жизнь. Становишься кем-то вроде жреца или святого. Все жрецы этой святыни когда-то должны были подвергнуться такому ритуалу, чтобы стать духовными наставниками.

– Как они это делают? – спросил я, глядя на длинную процессию, которая продвигалась медленно, со всей присущей Востоку торжественностью.

– Думаете, я не хотел бы знать?

– Но как вы считаете? – не сдавался я.

– Откуда мне знать? Я пробовал добиться чего-нибудь от жрецов, но они, по-моему, просто меня обманывали [вводили в заблуждение]. Говорили, что их религия единственная и истинная, а хождение – явное тому доказательство. Они говорили также, что ни одна другая вера не дает своим приверженцам таких возможностей. Хотели, чтобы я поверил, будто их бог охраняет ступни чистых и святых от сожжения. Тот, кто недостаточно невинен, не получает такого снисхождения. – Внезапно англичанин указал рукой на экран. – Посмотрите на этого «клиента». Это жрец, которого мне удалось увести в сторону и поболтать с ним немного, пока процессия обходила весь город. Нормальный парень. Действительно порядочный, а, кроме того, симпатичный.

– Что вы имеете в виду? – спросил я.

– Он не такой, как большинство из них. Они недоверчивы и ненавидят белых. А говоря «симпатичный», я имел в виду, что он был настолько любезен, чтобы дать мне понять, будто верит мне, когда я говорил, что изучаю их религию и хочу к ним присоединиться. Сначала я думал, что он рассмеется мне в лицо, но когда я позвенел в кармане деньгами, он начал воспринимать меня серьезно.

– Может быть, он действительно воспринял ваши слова серьезно, – выдвинул я предположение, наблюдая шествие, все еще продолжающееся в этот момент на экране.

– Он был не дурак, наверняка нет. Ему уже был знаком этот приятный звон монет. А когда я ему сказал, что хотел бы присоединиться к процессии и хорошо заплачу, если он позволит мне собственными глазами увидеть хождение по огню, он тут же понял, о чем идет речь. Он подчеркнул, что будет лучше, если я сразу вручу ему солидное пожертвование на его храм. Он поблагодарил меня, и через пару минут мы должны были встретиться у входа в святыню. Я, естественно, не упоминал, что принесу с собой кинокамеру.

Картина на экране неожиданно изменилась, и появилось изображение внутреннего двора храма. Это была большая площадь, окруженная высокими стенами. С одной стороны находилось длинное и высокое сооружение из тлеющего древесного угля, который выделял интенсивный жар. Этот вал был где-то 50 шагов в длину и 5 шагов в ширину. Я смотрел, как мужчины разгребали угли и придавали бесформенной груде вид длинной узкой платформы.

– Я встретился с моим жрецом, – произнес англичанин. – и мы пошли внутрь. Камеру я держал спрятанной и футляр, и он не имел ни малейшего представления о моих намерениях. Он провел меня на балкон и спрятал за каким-то бамбуковым занавесом. Я вручил ему еще большее пожертвование на святыню, и жрец ушел Через мгновение я сделал в занавеси одно отверстие для объектива и другое – для глаза. Камера была подготовлена к работе.

– Я заснял начало и конец разгребания угля, – Продолжал он далее, когда картина вновь изменилась. – Вы видите? Сейчас уже все подготовлено. Куски угля уложены ровно. Их слой имеет толщину около шести дюймов. Древесный уголь горел около десяти часов, как сказал мне жрец. Горячо, как в преисподней! Жаp такой, что даже там, за бамбуковой шторой, я с трудом мог его выдержать Вы видите, как те, что разгребают уголь, все время отворачиваются и отклоняются и сторону, чтобы не обжечься. Ад, да и только!

– А сейчас смотрите на эти ворота, – произнес англичанин через некоторое время, – я начал снимать к тот момент, когда услышал снаружи шум. Я знал, что сейчас войдет процессия. Это они! Впереди жрецы, а за ними – кандидаты. Все кандидаты – мужчины; женщины слишком грешны, чтобы когда-либо им было доступно очищение. Большинство мужчин – старики. Я насчитал их сорок три. Посмотрите на их лица: они выглядят так, как будто идут на полуденное чаепитие. Эти верзилы в униформе – это полицейские-сикхи. Их можно увидеть во всех британских колониях. Это не святые, их прислало правительство, чтобы они следили за порядком. Позднее вы увидите их в действии.

Я наблюдал, как процессия вошла во двор. Кандидаты в молчании расположились на одном конце длинной полосы раскаленного угля. За ними собралась толпа, состоящая из мужчин, женщин и детей; все они были чрезвычайно возбуждены.

Полицейские с дубинками в руках прошли медленным шагом сквозь толпу. Жрецы окружили огонь и соединились с другой, насчитывающей шесть человек, группой жрецов, которые прибыли из храма и заняли место с противоположной стороны угольной полосы. Каждый из этих шести священнослужителей держал в руках короткий меч со множеством ремешков. Между группой жрецов и огнем находилось небольшое углубление, наполненное водой. Оно было около шести шагов в ширину, четырех дюймов глубиной и десяти дюймов в длину.

– Для чего предназначены эти плети? – спросил я. – Не для того ли, чтобы держать ходящих по огню подальше от воды?

– Вы сейчас сами увидите, – последовал быстрый ответ. – Похоже, что когда они переходят из огня в воду, жрецы бьют их для того, чтобы отвлечь их внимание от раскаленных ступней. Я просил своего жреца объяснить мне это, однако не понял его слов. Он говорил что-то о древнем обычае.

– И что, ни плеть, ни огонь не ранят их? – спросил я.

– Плеть ранит. Иногда ремни рассекают им кожу на плечах и спине. Но сейчас внимательно смотрите на экран. Вы видите? Все они молятся. Делают множество каких-то чудных жестов. Они молятся богу Агни, чтобы тот защитил чистых и сжег грешников. У меня мороз по коже ...

Камера теперь снимала молчаливую группу кандидатов, которые не принимали участия в молитвах, а лишь спокойно ожидали Они были одеты лишь в набедренные повязки И вот один ветхий старец поднял руку, как будто приветствовал кого-то из толпы, повернулся и медленно двинулся в направлении мерцающей и излучающей жар платформы. Он сложил ладони и обратил лицо к небу, будто бы молясь о чем-то, после чего спокойно взошел на полосу огня. У меня перехватило дыхание Решительным, ровным шагом человек двигался по раскаленному углю в направлении ожидавших ею в конце пути жрецов.

Я задержал дыхание, глядя на то, что происходило на экране. Ступни старика оставляли черные следы, которые исчезали и вспыхивали сразу же после того, как он проходил. Он шел вперед ровным, размеренным шагом Он был похож на привидение, потому что волны жара поднимались снизу, создавая вокруг него едва заметный дрожащий ореол тумана. Когда я всматривался в экран, мое изумление смешивалось с сомнениями. То, что я видел, не могло быть правдой. Но вскоре наступил конец этого кошмарного перехода. Старик спрыгнул с угольного пласта в воду, и тут же жрецы с обеих сторон взялись за плети и ударили его по плечам.

Их жесткие бичи опустились троекратно, раздирая обнаженное, смуглое тело. Старик содрогнулся от боли. Двое других жрецов подхватили его и поспешно усадили на лавку возле стены. Они осмотрели его ступни, покивали головами и быстро вернулись на свои места.

Камера вернулась назад и захватила в объектив следующего кандидата, который, собственно, в этот момент восходил на угли. Это был худощавый человек среднего возраста. Он повернул голову, обратившись лицом к ожидавшим его жрецам. Стиснутые в кулаки руки болтались по бокам. Он начал идти широкими, быстрыми шагами. Шаги становились все более быстрыми. Он поднял голову вверх и обратил лицо к небу, как будто хотел отдалиться от жара. Он был уже в середине пути и шел все быстрее и быстрее. Неожиданно шаг перешел в быструю рысь, и затем – в бег. Когда он достиг конца, то, как сумасшедший бросился в воду. Как только он спрыгнул, то тут же ощутил удары бичей. Они со свистом падали на его плечи раз за разом, пригибая тело кандидата к земле до тех пор, пока он, корчась от боли, не оказался в крепких объятиях двух жрецов.

Камера вновь вернулась, чтобы запечатлеть очередного кандидата.

– Получил ли ожоги этот второй человек? – спросил я дрожащим голосом.

– Нет. Из всей группы было только трое обожженных, – прозвучал сдержанный ответ. – Смотрите на этого, – бросил он.

Сгорбленный и очень слабый старец шагнул в огонь. Руки он вознес вверх в умоляющем жесте. После первого же шага он начал колебаться. Он замешкался, подпрыгнул вверх и, дико рванувшись вперед, – упал. Тут же возле угольной платформы появились подручные жрецов с длинными палками, оканчивающимися крючьями. Они действовали с бешеной скоростью, переворачивая дымящееся тело до тех пор, пока не выволокли его за край платформы. Они быстро очистили его от прилипших углей Неподвижную фигуру облили водой, подняли и быстро унесли.

– Он умер еще до того, как его вытащили, – прошептал кто-то рядом со мной. Я вздрогнул, поскольку абсолютно забыл о своем товарище. – Но этот случай не остановил остальных. Церемония продолжалась.

Камера снова заколебалась и отвернулась от бичуемого в :этот момент человека. На дальнем конце платформы мы увидели очередного кандидата. Он входил в огонь, неся на руках мальчика. Ребенок был не старше шести лет, и на нем была только набедренная повязка. Эго было ужасно. Для чего необходимо было подвергать опасности ребенка? А если мужчина упадет? Я вновь затаил дыхание. Не начнет ли этот человек бежать? Не сошел ли он с ума?

– Ему удастся, – успокоил меня приятель.

Я опустился на стул. Мужчина медленно шел, делая размашистые шаги. Мальчик то почти исчезал, то вновь становился отчетливо виден, в зависимости от того, поднимался ли жар, уносимый потоками воздуха, горячими волнами вверх или же оставался неподвижным. Маленькая ручонка ребенка лежала на плече мужчины. На лице мальчика не было ни следа страха или неуверенности. Не ускоряя, но и не замедляя шага, человек, наконец, дошел до конца платформы. Он вошел в воду. Плеть упала на его плечи, но только один раз. В этот момент он поднял мальчика высоко над головой, чтобы тот не был задет. Этим жестом мужчина как бы давал понять всем присутствующим, что в его победе празднует триумф его огромная любовь к сыну. Камера следовала за ним, когда он опускал ребенка на землю и провожал его к лавке под стеной.

Внезапно картины фильма начали быстро сменять одна другую Мужчины пробегали или проходили несколько шагов по огню и исчезали.

– У меня закончилась пленка, – услышал я объяснение возле уха. – Я делал только краткие эпизодические съемки. А сейчас смотрите. Мы увидим следующего, который был обожжен... Вот он. Он отползает в сторону от угольного пласта, вот он в воде. Не было смысла его хлестать. Жрец сказал мне потом, что этот человек никогда уже не сможет ходить. А сейчас вы видите этого сикха? Посмотрите, что делается! Толпа взбесилась, это религиозное помешательство. Они сами хотят попробовать! Вы видите тех сикхов с дубинками? Что бы произошло, если бы никто не сдерживал толпу? Все они бросились бы в огонь!

Внезапно в проекторе что-то щелкнуло. Экран стал белым и пустым. Фильм закончился.

– Ну, и как вы себя чувствуете? – с интересом спросил англичанин.

– Я потрясен, – ответил я, и это было правдой.

– Потрясены, говорите. А что в таком случае должен сказать я? Я видел все это собственными глазами. Еще чуть-чуть, и я вступил бы в секту. Это захватывает человека. На протяжении недели я старался забыть об увиденном. Это так, как будто ты увидел духа или что-то в этом роде. Об этом невозможно не думать. Трудно прийти в себя. Ты не можешь успокоиться, и тебя посещает мысль, а все ли в порядке у тебя с головой... Невозможно отделаться от мысли, что, кроме обычных фокусов, во всем этом что-то должно быть.

– А вы что, действительно считаете, что все это какой го фокус? – спросил я.

Наступила долгая пауза. Он колебался.

– А чем же еще это могло быть? Но, с другой стороны, каким образом эти люди могли бы намазать ступни чем-то таким, что не стерлось бы на протяжении половины дня, когда они босиком двигались в составе процессии? И как случилось, что некоторые были оборонены, если предположить, что все имели на ступнях одинаковое защитное вещество?

– Может быть, им лучше знать, что за всем этим кроется? – заметил я.

Он медленно кивнул головой.

– Я уже почти присоединился к секте... Хотя бы для того, чтобы узнать, что за всем этим кроется...

Комментарий

Кажется, что в этом случае жрецы не применяли магию в отношении тех, кто ходил по огню, позволяя им использовать лишь собственные силы, поскольку это возможно. По-видимому, многие еще недостаточно владели магией, вне зависимости от религиозного значения всего этого действа. Поскольку мы вскоре перейдем к важному вопросу, каким является очищение от грехов и его связь с возможностью овладения магией огня, мы опишем сейчас краткий случай, который относится к ироготам, потомкам охотников за головами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю