332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Fantasy-Worlds. Ru » Сборник рассказов №2 » Текст книги (страница 11)
Сборник рассказов №2
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:32

Текст книги "Сборник рассказов №2"


Автор книги: Fantasy-Worlds. Ru






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 31 страниц)

Глава 2

Когда Рок, выбирая из лучших,

Нам отводит печальную роль,

В закоулках душевных излучин

Навсегда поселяется боль.

Ты уходишь в бездонную небыль,

Мир оставив в добре и во зле…

Значит, станет светлее на небе

И темнее на грешной Земле…

(Михаил Галин)

Безымень, кто он, что за существо? Он способен наделять силой, он повелевает чужими жизнями… он дает имена богам…

Я вестник смерти, менестрель, но мне не дано имя, а моя сестра, аватара Жизни получила имя при посвящении. Поэтому все называют меня госпожой или вестником, а сестра – сестрой, разумеется. Я не Смерть, она стоит выше меня, но я всегда чувствую рядом ее присутствие, как холодное дыхание, как мимолетное прикосновение.

Я сидела в своем любимом кресле, перебирая гитарные струны, ветер вяло шевелил тяжелые парчовые занавеси. Полная луна высвечивала серебристую дорожку на темном ковре.

Его фигура соткалась из сумрака, мелькнули, исчезая алые крылья. Безымень прошелся по комнате, прислушиваясь к перезвону струн, а потом сел напротив меня. Я рассматривала его краем глаза, еще никогда он не приходил в одном образе, не знающий мог бы сказать, что ко мне заглядывают разные личности, но я всегда могла узнать его по глазам и крыльям, ни у кого из сонма богов старых и новых, нет алых крыльев и пустых глаз. Он, как и я – вестник, вестник тех, кто нас создал, по крайней мере, он всегда представлялся именно так.

– Ты пришел выполнить обещание? – поинтересовалась я, вяло переигрывая струнами. Безымень нахально усмехнулся и кивнул.

– Идем, – крылья за его спиной распахнулись, и он прыгнул в окно, не забыв схватить меня за руку, такой способ передвижения мне не понравился, о чем я не замедлила сообщить, но была перекинута через плечо и внесена на Грань. В своих путешествиях я не раз пересекала различные грани, Междумирье, как еще их называют, но эта Грань была особенной, в ней были переходы в абсолютно все известные мне миры, на обычных же гранях было два-три прохода и не более, иначе грань сломается, погубив миры с которыми связана. – Это Основа. Здесь были созданы все те миры, в которых ты выполняешь обязанности вестника.

У меня не было слов. На множестве ажурных арок, созданных из тончайшего хрусталя, будто подвешенные, светились переходы во все существующие ныне миры.

– А теперь смотри, – Безымень все же поставил меня на твердую поверхность, На основе даже она была из хрусталя, который оказался на удивление прочным. – Ты путешествуешь по мирам вне времени, время, для таких как мы, не имеет значения, мы даже свои годы не считаем. А что если я сделаю так… – Безымень подошел к одному из проходов и его сумрачная магия окутала тонкий хрусталь. – Я закрыл тебе доступ в этот мир на сотню лет. – Идем посмотрим что стало с этим миром.

Он вновь окутал нас своей магией и мы оказались в мире, у которого отняли меня. Мы попали в обычную больницу, мира, где магию считают мифом. Вставали люди, срок которых подошел к концу, Все операции проходили безупречно, на всей планете царил праздник.

Я смотрела на радость людей и понимала, что без меня им не плохо живется. (неплохо – мягко сказано. Им живется намного лучше)

– Это только первый день, – сказал Безымень, окутывая нас своей магией. – А это спустя пять лет…

– Но я всего лишь вестник… – слова вырвались из меня с тяжелым вздохом, неужели я пытаюсь оправдать себя?

– Тот, кто живет за вратами мира духов, не может справиться со всем один…

Я смотрела в голодные злые глаза детей шныряющих по помойкам, греясь у костров, которые жгли прямо во дворах домов. Улицы были заполнены больными и престарелыми людьми, которые спали прямо на земле, прикрываясь лохмотьями старых одеял.

– И это только начало… – Безымень мрачно усмехнулся. – А это спустя пять десятков лет…

Мы перенеслись. Я вышла из-за спины Безымня и осмотрелась, передо мной были руины больших городов, между руинами сновали обезображенные тела, в них не было смерти, не было и жизни, обыкновенная нежить, вот во что превратились люди этого мира.

– Почему Смерть не справляется одна (один)? – на моих глазах рушился мой уютненький мир, я как будто жила в иллюзиях, просто выполняя договор и наивно мечтая о другой жизни.

У меня над ухом прозвучал уверенный голос Безымня. Я повернулась к нему и похолодела, так как он впервые показался мне в своем истинном, «живом» облике. Рядом стоял высокий, подтянутый мужчина, чьи зеленые глаза с грустью смотрели на представший перед нами мир, короткие и совершенно седые волосы трепал ветер, а упрямо сжатые губы начали свой рассказ…

– Когда-то был только Многомерный Хаос. Хаос породил три сущности, так как в одно существо не могла поместиться вся его сила. Эти три сущности создали Основу и Грани. Но одной из них стало не интересно скользить по граням, и она решила создать множество миров. Сотни тысяч планет выстроились на просторах космоса, а проходы заняли свое место в хрустальной зале. Но миры были пусты, и вторая сущность решила создать твою старшую сестру. Так в мирах зародилась Жизнь. Но через некоторое время со всеми мирами начало происходить то, что ты сейчас наблюдаешь, в мирах магии это случалось гораздо позже, чем в технических, но все приходило к одному и тому же исходу. Тогда создатели вернулись в тот мир, где была создана Аватара Жизни. Третья сущность предложила создать Вестника Смерти, но идея не была поддержана, тогда сущности пришлось уничтожить своих соратников и остаться одной. Это были первые смерти во всех мирах. Третья сущность стала смертью, не желая этого, но иного выхода не было. Тогда выбрали тебя, Вестник, девушку двадцати лет от роду, выступающую на одном из праздников, ставшую младшей сестрой Аватары жизни, благословленную жизнью. Тогда тебе была дана сила, но за все надо платить, твоей платой стала невозможность личного выбора, сегодня ты переступила через нее. Это закладывалось в тебя изначально. Именно поэтому тебе пока не дано имя. Когда ты выполнишь последнее задание вестника, тебе дадут имя, ты станешь Аватарой Смерти. Теперь ты понимаешь, что твоя роль во всех мирах далеко не последнего плана. Что без тебя, твоя сестра погибла бы в мирах нежити, хотя она и имеет полную силу Аватары.

– Что мне надо сделать, что бы получить имя? – Я посмотрела в глаза Безымня, он по-мальчишески улыбнулся и кивнул на гибнущий мир.

– Во-первых, не допустить этого, – он мгновенно перенес нас на Основу и повернул время вспять, для погибающего мира. – Во-вторых, ты должна узнать настоящее имя последней сущности а в-третьих, ты должна занять ее место, убив конечно

– Зачем мне убивать Создателя?

– Это часть твоего договора с Создателем. Двум смертям не бывать, так, кажется, говорили люди? – Безымень горько усмехнулся.

– Да, – произнесла я, и, не прощаясь, перенеслась в свой замок.

Что ж, остается думать, как своими силами найти последнюю сущность. Мне не хотелось убивать, это было как то не правильно. Но по закону, я обязана выполнить любое данное мне задание, даже если оно исходит из «третьих» уст.

Я играла на переливах струн и думала, много думала. Кажется, я наконец повзрослела, поняла свою роль, не без помощи Безымня конечно. Надоело чувствовать себя марионеткой, надо делать выбор и, кажется, я его сделала…

Струны звонко тренькнули, когда гитара исчезла в полах моего плаща, маска заняла свое почетное место, и я отправилась в путь.

Я перенеслась в мир, который по легендам был создан первым. В этом мире не было больших городов, технология была чужда его обитателям и миром правила магия первородных. Я вошла в небольшую таверну в центре города, в котором сосуществовали разнообразные народы, стянувшиеся сюда под знамена короля драконов, миролюбивого и почтенного старца, помнящего начало этого мира и наверно знающего его конец.

Дверь тихо скрипнула, пропуская меня в полумрак таверны. За дубовыми столами сидели завсегдатаи, вяло потягивая темное пиво из больших деревянных кружек. Разносчица, полная женщина лет сорока, умело сновала между столиками, поддерживая в зале домашний уют. Я любила это место, здесь и были драки, но, ни разу я не приходила сюда по делам, никто здесь не умирал, разве что от старости, но этих я уводила спокойно. Я привычно села за крайний столик, мое любимое место, прямо под потолком хозяйка развесила букетики ароматных трав и тот, кто садился на это место, вдыхал приятные ароматы луговых цветов, а не запах табака.

Гитара мягко легла в мои руки и пальцы легко пробежали по струнам, нежно касаясь их и мягко перебирая. Люди (и не только) притихли, отставили кружки и приготовились слушать. А музыка набирала силу, струилась по залу, наполняя сердца и зажигая огонь в глазах.

 
Мы – как трепетные птицы,
Мы – как свечи на ветру,
Дивный сон еще нам снится,
Да развеется к утру.
Встаньте в ряд, разбейте окна, пусть все будет без причин,
Есть как есть, а то что будет пусть никто не различит.
Нет ни сна ни пробужденья, только шорохи вокруг,
Только жжет прикосновенье бледных пальцев нервных рук
Бейте в бубен, рвите струны, кувыркайся, мой паяц,
В твоем сердце дышит трудно драгоценная змея.
Бейте в бубен, рвите струны, громче музыка играй,
А кто слышал эти песни попадает прямо в рай.
Мы как трепетные птицы, мы как свечи на ветру,
Дивный сон еще нам снится да развеется к утру.
Нет ни сна ни пробужденья, только шорохи вокруг,
Только жжет прикосновенье бледных пальцев нервных рук.
 
(Эдмунд Шклярский)

Музыка лилась, струилась и порхала, поднимая в небо и бросая на землю. А я играла, растворяясь в музыке, растворяясь в словах, я жила музыкой, как и сотни лет назад, когда была обычным человеком и плела свою музыку на фестивале Жизни. Только теперь мои песни посвящены не ей…

 
Глаза очерчены углем
И капли ртути возле рта
Побудь натянутой струной
В моих танцующих руках
Каких бы слов не говорил
Такие тайны за тобой
Что все заклятия мои
Тебя обходят стороной
Открыта дверь тебе, я жду,
В одну из пепельных ночей
И твои руки обовьет
Змея железных обручей.
Один лишь шаг до высоты,
Ничуть не дальше до греха,
Не потому ли в этот миг
Ты настороженно тиха.
Глаза очерчены углем,
А ты не выпита до дна,
И этой прихотью одной,
Душа беспечная больна.
И я надеюсь, этот мир
Не утолит тебя ничем
И на руках твоих уснет
Змея железных обручей.
 
(Эдмунд Шклярский)

За окном темнело. А струны трепетали в моих руках, не зная устали. Я жду, сюда пришла не просто так. Музыка собрала в небольшом зале почти все население небольшого городка, как они поместились в таверне я не знала, но чувствовала веяние магии с хозяйской стороны и видела, как новые столики появляются из неоткуда, это мир магии, здесь глупо удивляться. Я поправила гитару и мой голос разнесся по всему городу, зов…

 
Лишь гаснут вечерней границы лучи,
Плескание крыльев я слышу в ночи,
На диске луны – силуэт, словно сон,
Над шпилями замка кружится дракон.
В мерцании звездном блестит чешуя
И хвост извивается словно змея,
Точеные кости блестят как агат,
А в пасти зубастой пылает закат.
Но гляну в глаза – и весь облик иной,
Ведь очи лазурной глядят глубиной,
Из пасти не рык – колокольчика звон,
Но кто ты такой, синеглазый дракон?
Хоть вид твой ужасен, могла бы любя,
По острому гребню погладить тебя,
Ведь кроток и лаской наполнен твой взор,
Кто вынес жестокий такой приговор?
Ответа не жду – не одни мы, увы! —
Уж слышу я пенье тугой тетивы,
Скорее я к страже ночной поспешу,
А ты улетай, я молю, я прошу!..
 
(Люсиль)

И мой зов услышан, дверь таверны неслышно открывается, и я вижу Его. Убеленный сединами старец, с на удивление ясными синими глазами, проходит сквозь толпу слушателей и садится рядом со мной, вслушиваясь в звуки музыки, наблюдает… ждет. Мои руки продолжают наигрывать незатейливую мелодию, голос вплетается в нотный ряд, а глаза разговаривают с одним из самых древних существ.

«Ты пришла за мной?»

«Нет»

«Просто так ты никогда не приходишь»

«Да»

«Тебе что-то нужно?»

«Нужно»

«Что?»

«Помощь»

«Какая»

«Память»

«Моя?»

«Да»

«Что ты хочешь знать?»

«Истину»

«Какую?»

«Изначальную»

«Создание?»

«Да»

«Имена?»

«Одно»

«Я знаю три»

«Скажи»

«Родмир… Серафим… Даниил…»

«Благодарю»

«Возвращайся»

Музыка еще звучала в просторном зале, а за угловым столиком уже никого не было, ни менестреля ни старца, на самом деле бывшего самым первым созданным существом во всех мирах.

Глава 3

У меня есть имя, даже три, но интуиция подсказывает мне какое из них верное. Осталось найти Создателя, очень интересно, что последняя их сущностей оказалось мужчиной. Такая сущность не могла не наследить, слишком уж сильна аура хаоса. Некоторые боги могут ответить на мой вопрос, но захотят ли? Вообще богов придумали люди, они дали им силу своей верой. Но есть боги, которых создал Он! По ним то мне и надо пройтись.

– Собралась в поход? – Безымень появился в своем любимом кресле, на этот раз он счел не нужным маскировать свою истинную внешность, что было знаком доверия с его стороны. – Зачем же такие долгие сборы? – он с интересом наблюдал, как я метаюсь по покоям в поисках своей гитары. – Не это ищешь?

– Ага, – ответила я сразу на все вопросы, схватила свою гитару и упаковав ее в подпространство исчезла во вспышке телепорта, с прощальным криком. – Я спешу!

Для начала я решила проверить самые достоверные легенды и отправилась в Грецию, Создатель вполне мог замаскироваться по одного из богов Олимпа, а они до сих пор иногда появляются на своей горе и следят за людьми, которые в них уже не верят. Каждый пантеон имел переход в свой личный мир, порталами в него служили легендарные места их обитания. А так как на множество миров влияли практически одни и те же боги, то их резиденции имелись во множественных отражениях среди разных миров.

Олимп встретил меня смехом и запахом выдержанного вина, мне повезло застать очередной пир, а греческие боги славились своими пирами. Я прошла мимо фонтанов заполненных божественной Амброзией, попахивающей обыкновенной сивухой, обошла целующиеся парочки у ложа Афродиты, сама богиня занималась совсем уж непотребным. И правда, а зачем богам мораль?. Я поморщилась от звуков исходящих от кустов на окраине полянки, оба голоса были явно мужскими, а Афродита могла нервно курить в сторонке…

Поймав на себе сочувствующий взгляд Артемиды, я натолкнулась на Гермеса, который проводил меня к Зевсу, скучающему под грозным взглядом жены.

– Кто ты, путник, пришедший на пир богов? – зычным голосом вопросил Громовержец.

– Я Менестрель, странница между мирами, пришла я за советом к тебе Владыка…

– Ты женщина?

– О, нет…

– О, да…

– Я не подвластна Вам, Владыка. Я лишь вопрос хочу задать…

– Ну что вы, милая…

– Заткнитесь, меня Вам не очаровать…

Ненавижу высокий слог, на котором привыкли общаться древние боги…

– Ну, что вы, мое слово здесь закон!

– Я еще раз повторяю, надо мной не властен он!

Старый извращенец явно хотел соблазнить меня, а Гера съедала меня горящими от ревности глазами.

– Кто вас создал?!

– Мы первобоги!..

– Ой, не надо врать!

– Вон отсюда!

– Да идите… далеко гулять…

Я развернулась и пошла, эти типы погрязли в своей «божественности», как в дерьме, а ведь когда-то они правили не одним миром, теперь же они пытаются жить по старому при новом мире, обманывают самих себя, не имея власти над временем, они теряются в вечности. Неужели я стану такой же? Нет, у меня другая судьба, да и поклоняются смерти только подростки сатанисты…

– И как? – Рядом со мной появился Безымень, на этот раз замаскировавшийся под купидона, красные крылья его выдавали.

– Плохо, – сказала я косясь на этого «ангелочка». – А что это ты так в размерах уменьшился?

– Боюсь, что приставать начнут…

– Афродиты испугался? – усмехнулась я, кивая в сторону устроенной этой богиней оргии.

– Нет, кустов, – Безымень указал на знакомые кустики.

– Они хотя бы делают вид, что спрятались, – пожала плечами я, в отместку снимая с Безымня маскирующее заклинание и временно блокируя его магию. Сама я не замедлила покинуть место боевых действий.

Следующий пункт моего путешествия – Средиземье, мир эльфов, орков и мелких хобиттов. Это был мир созданный позже всех, похоже, блуждая во вневременной полярности, Создатель наткнулся на автора какой-то там книги и решил создать похожий на нее мир. Эльфы здесь могли еще помнить создавшего их и описать мне его внешность и сущность, а уж найти его среди бессмертных будет гораздо проще.

Я вошла в Серебряный лес, яростно вытаптывая дорожку в зеленой траве, доходящей мне до груди. Проклиная все на свете, особенно Создателя, который первыми создал именно эльфов, с их манией к природе. Мании разные бывают. Давайте, это будет «маньякальная любовь к природе»? А ведь орки живут в уютненьких пустынях, где только песок и нет никакой растительности кроме кактусов! Нет что вы, я не пессимист, я просто безумно уставший, изгвазданный в травяном соке и запутавшийся в местности оптимист!

И почему входя в миры я теряю почти все свои способности, кроме таланта менестреля и создания одиночного портала на грань или в свой замок. Я и так не блистала способностями Аватара, которым были доступны все дороги и силы почти равные силам создателя. Я же теряла в мире, даже власть над временем. Я не могла почти ничего… это злило.

И где эта чертова Галадриэль?

– Вы что-то ищете? – раздалось у меня над головой, я подняла голову наверх и увидела там кучу маленьких домиков, на парапете одного из них сидела эльфийка, изящно расчесывающая свои длинные волосы. И почему этот автор поселил эльфов именно на деревья? Нормальные эльфы живут в домах! В ДОМАХ, а не скворечниках!!!

– Я ищу вашу владычицу, дорогу не покажете? – У меня уже шея затекла смотреть вверх, надо было у Безымня крылышки одолжить.

– Она сейчас у озера, вон за тем великим дубом, – Эльфа указала мне на гигантских размеров дуб, диаметром в километр. Досчитав до ста, я успокоилась и, поблагодарив эльфу, отправилась в дальний путь.

Спустя некоторое время я добралась до искомого озера, на берегу которого водили свои хороводы эльфийки, обряженные в разноцветные платья всех цветов радуги. Изящные фигурки порхали чуть ли не в воздухе, выделывая замысловатые па и оглашая все вокруг звонким смехом. Я не удержалась и достала гитару, тихая мелодия вплелась в дивный танец. Девушки быстро подхватили ускоряющийся ритм и радостно завели свой безумный хоровод вокруг меня

– Я тебя ненавижу… – Безымень как всегда появился из ниоткуда, сел рядом со мной и грустно уставился на танцующих Эльфиек. Моя совесть вяло шевельнулась где то в районе желудка.

– Вижу, ты больше не хочешь «человеческого тепла», – прошептала я, он совершенно не интересовался идеальными фигурками эльф. Сильно же ему досталось на Олимпе.

– Спасибо. Хватит, – проворчал он отворачиваюсь, похоже шутка была не особо удачной.

– Кто вы, путники посетившие наши прекрасные края? – Перед нами встала одна из эльфиек, я завистливо уставилась на ее белокурые локоны, спускавшиеся до земли и не путающиеся в траве. Мои собственные волосы были не многим короче, но они были черными и постоянно путались во всем, в чем только можно, из-за чего были постоянно собраны в тяжелый узел на затылке, постоянно прикрытый плащом. Уши, аккуратненькие и заостренные, пару сотен лет назад я мечтала о таких же, но переросла… А два аквамариновых глаза… зависть усердно загрызла печень.

– Мы скитальцы, пришли спросить совета. Я менестрель, а это… это…

– Галадриэль, рад видеть вас, – Безымень учтиво поклонился королеве, а я усердно поднимала челюсть с пола. Он преобразился! Рядом со мной стоял красавец Эльф, с коротко стриженными черными волосами и сияющими синими глазами!!!

– Рада видеть Вас в своем королевстве, – Эльфийка просто таяла под взглядом Безымня.

– Простите, – поспешила вмешаться я, за что была награждена королевским негодованием. – Я сейчас маску сниму. – Пригрозила я. Так как эта парочка видимо решили, что я здесь лишняя, а у меня не настолько много времени, что бы еще и за ними наблюдать…

– Простите эту деву, О Владычица, – Чуть ли не пропел у меня над ухом Безымень.

– Прощаю, – королева посмотрела на меня как на умом обиженную, я начинала злиться.

– Ревнуешь? – раздался шепот у меня над ухом, я застыла.

– НЕТ!!! – Он мстил мне за мою шутку на Олимпе.

– Ну что ты кричишь, девочка моя, – потешался надо мною Безымень. – Простите нас Прекрасная Галадриэль, мы сейчас вернемся. – И он потащил меня в сторону. – Ты забыла зачем пришла сюда?

– Я то как раз нет, а ты можешь не путаться у меня под ногами? – Я успокоилась, вздохнула и подошла к Галадриэли. – Простите мне мое поведение, Владычица. У меня к Вам вопрос. Вы помните как вас создали?

– Да помню, но зачем вам это знание?

– Прошу вас опишите его, мне это нужно!

– Он был прекрасен словно звездный свет, на лик его легла печать печали, как жаль, что рядом его нет, на запад он от нас отчалил… – поэтессы из королевы явно не вышло.

– А поподробней? – попросила я.

– Высок, силен, могуч и смел, Он – Бог и это не предел, – я не подмигиваю, это просто нервный тик.

– Благодарю Вас, – я поспешила ретироваться, в который раз телепортируясь в звездном вихре.

Я побывала еще в десяти мирах, даже успела поговорить с Шивой, он заставил меня снова задуматься о свой миссии. Его слова звучали так:

«Нет ничего вечного, даже боги не вечны.

Творцом мира было некое абстрактное божество, основа бытия – безлична.

Все сущее возникло из великана Пуруши.»

Очень похоже на рассказанное Безымнем. Но как боги могут умереть? Они же бессмертны, забрать их душу не может даже сам создатель, который сейчас выполняет роль Аватары Смерти. Но почему я никогда не слышала об этом? И как я смогу его убить?

У кельтов меня снова ждало разочарование. Луг, бог солнца, оказался великаном и я даже не смогла докричаться до него, моих песен он тоже не услышал.

В Египте я застала только богиню Баст, покровительница оборотней не знала о Создателе почти ничего, лишь смутные догадки и намеки были мне ответом.

Я попыталась связаться с Паньгу, хранителем равновесия инь и янь, но он настолько слился со своими мирами, что разговаривать уже не смог, к сожалению.

В мире Асов, где все воины находили вечное празднество после смерти, меня встретила богиня Фрейя, остальные Асы вместе с воинами Вальхаллы праздновали окончание очередной охоты и были не совсем в состоянии ответить на мой вопрос. От хранительницы магии Асов я получила такие же расплывчатые сведения.

Посидев у Алытыря-камня, я дождалась Сварога и задала ему свой вопрос. Он дал мне описание существа, помогшего создать Алатырь-камень, ни одного сходства с описаниями других богов я не заметила. На поверхности мыслей плавала догадка, но уставший мозг уже не мог переварить тонну полученной информации. Я решила посетить последний мир и идти отдохнуть.

Междуречье встретило меня завыванием ветра и повышенной влажностью, я с наслаждением свалилась в песок, как же я устала. Как по волшебству (а впрочем, так оно и было) пустыня начала покрываться травой, зацветали цветы, а на высоких деревьях появлялись почки. Рядом со мной, в земле образовалась дыра, из которой на свет божий вышел мужчина, высокий и худой до безумия, но с каждым шагом по земле он превращался во вполне приличного такого типа. Правда одежды на нем было маловато… одна набедренная повязка и все. Что-то везет мне на извращенцев в последнее время. Вдвойне везет! Из неоткуда, рядом с мужчиной появились ворота, из которых вышла женщина в полупрозрачной шелковой юбке и пятью нитками бус, явно не прикрывающими верхнюю часть тела. Женщина подхватила мужчину за руку и скрылась. А я поняла, что свой шанс пообщаться с местными богами я упустила.

– Теперь ты пол года с ней поговорить не сможешь, Думузи уз подземного царства вернулся, – Безымень появился рядом со мной, что-то давно его видно не было.

– Это Инанна была? – поинтересовалась я, направляясь в сторону ближайшего города, там должен быть храм Мардука, может там мне получится достать еще информации.

– Угу, – Безымень шел следом за мной, разглядывая окрестности и меся пыль древних дорог.

В коем-то веке его не тянуло на разговоры, и я могла спокойно думать о своем. Похоже, меня занесло в параллельную вселенную, здесь древний Шумер все еще живет по своим законам. Древняя магия витала в воздухе, заставляя дышать глубже, кружа голову какой то непонятной силой и заставляя глупо улыбаться. Весна. Странно, что она на меня так влияет… я давно не человек. Как интересно получается, наверно это влияние того, что не так давно я вновь была живой, а может быть и нет.

Впереди раскинулся великий Вавилон. Каменный город, сверкающий под солнечными лучами, сверкающими на золотых украшениях, коими в изобилии были усеяны здешние дома. Самая высокая башня, которую в этом мире не разрушили, возвышалась над городом, немым благословением богов. Мы шли по заполненной народом дороге, они явно готовились к какому то празднику. Мы практически беспрепятственно вошли во второй храм Мардука, находившийся на верхнем этаже Вавилонской Башни.

Золото, везде одно золото, как же это неэстетично… Мы шли под сводами золотого храма, красиво конечно, но как то слишком его много. А тысяча ступеней – это слишком даже для меня, а Безымень шагает рядом как ни в чем ни бывало. Наконец я преодолела последнюю ступень и устало опустилась на пол.

– Поднимайся, – Безымень подхватил меня за локоть и поволок к центру зала, сил сопротивляться просто не было. – Вон там смотри.

– А? – Я вяло повернулась к золотому трону, видимые только нам, над ним кружились сотни листов папируса, светящиеся мягким голубым светом. – Что это?

– Таблицы судеб… – Безымень отошел в сторону и выжидающе уставился на меня.

– Как раз то, что мне нужно, – я забралась на трон и попыталась дотянуться до одной из страниц.

– Кхм… – Я настолько увлеклась, что не заметила, что на троне появился его владелец. Безымень тихо подхихикивал в сторонке, когда я, красная как рак, сползала с колен Мардука. – Вы что-то хотели?

– Здравствуйте… – Я встала рядом с Безымнем, и поклонилась Верховному Богу. – Простите. Мы путники, мы… точнее я. Я ищу знание. Я хотела спросить вас, Вы помните кто вас создал?

– Меня? Создал? – Мардук громко засмеялся. – Я первобог!

– Это вы все так говорите! – прервала я очередную речь о превосходстве, чем в очередной раз разозлила бога.

– Бежим! – От гнева рассерженного Бога мы убегали быстро и в окно, точнее Безымень выкинул меня из окна и прыгнул следом. Прямо над нами взорвался верхний этаж храма, едва не огрев меня каменным обломком. Безымень вовремя подхватил меня и плавно опустил на крышу соседнего здания. Вавилонская башня медленно оседала, поднимая кучу пыли. – Умеешь же ты разозлить любого бога одной лишь фразой, теперь свитки уничтожены, а Мардук тебе больше ничего не скажет… обиделся.

– Да, не подумала, – я отряхнулась от пыли и спустилась по ступенькам вниз. – Я же не знала, что у него столько самомнения.

– Ну-ну, – Безымень замаскировал свои крылья и стал спускаться следом за мной.

Паники не было… почти. Так как я не выполняла свою работу, смертей не было, а вот парочка раненных было. Местный царь и служительница получили камушками по макушке, так что мы сорвали какое-то там празднество и внизу нас встретила толпа недовольных граждан, с явно не хорошими намерениями. Я попыталась телепортироваться, но меня схватили и связали, я даже рукой взмахнуть не успела, Безымня тоже спеленали и нас поволокли куда то. Будем надеяться, что не казнить. Как не странно, но Безымень совсем не беспокоился. Нас протащили по главной площади, украшенной цветами и разноцветными лентами. На изукрашенном помосте стоял жрец в золотых одеждах и махая своим посохом кричал что то в толпу.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросила я у Безымня, когда нас бросили под ноги жрецу.

– Припоминаю один ритуал, но думаю что тебе он не понравится, – сказал мой ярый попутчик.

– Освободи нас!!!

– Не могу… – сказал Безымень. – Я на перевоплощение последние силы потратил.

– Безнадега!!! – Мне оставалось только молча наблюдать за странными приготовлениями жреца и коситься в сторону Безымня.

Тем временем на главную площадь стянулись все жители Вавилона, разряженные и веселые. Жрец приказал поставить на с друг напротив друга, а сам встал перед нами и стал вещать в толпу всякую ересь, с каждым словом я начинала понимать, что из этой заварушки без потерь нам не выбраться, слишком уж это напоминало ритуал венчания, надеюсь я не права, так как на наделенных силой действовали все мирские законы, подкрепленные влиянием богов.

– Жители Вавилона! Да восславим мы приход весны! Да отпразднуем мы воссоединение великой богини Инанны и ее мужа Думузи! – Жрец все вещал и вещал. – Эти люди будут символами нашего праздника! Пусть будет их воссоединение знаком благополучного года нашей жизни. Пусть они прославят Брак богов! Пред вами произойдет священный обряд Инанны! Восславим же мы приход благоденствия в наши земли! Да возрадуются боги воссоединению этих двух людей! Да осветят они этот союз! Да благословят они эту пару и наш край своей любовью.

– Мне это не нравится!!! – Мой крик был поглощен ревом двух тысяч глоток, от того, что от ладоней жреца пошел свет, окутавший наши с Безымнем фигуры сиянием.

– Я же говорил…

Золотые врата Вавилона захлопнулись за нашими спинами. Руки нам развязали, но я никак не могла отойти от шока. Безымень стоял мрачнее тучи.

– И что делать будем? – Наконец задала я мучавший меня вопрос, новоиспеченному муженьку.

– Через час я жду тебя на основе, – Безымень протянул мне кольцо. – Это телепорт на Основу. – И, не выслушав моего ответа, он исчез в сумрачном тумане.

Я телепортировалась в свой замок. Плащ упал на багровый ковер, маска легла на подлокотник кресла. Я села и слевитировала с полки книгу, древнюю как мир – Кодекс Обладающих Силой! Мой взгляд остановился на главе «Брак».

«1. Каждый обладающий силой мог заключить брачный союз с таким же как и он, но только равным по силе.

Примечание: иначе через день, магия более сильного сотрет того кто слабее.

2. Вступившие в брак обязаны сказать друг другу свои истинные имена…»

Я вздрогнула, у меня не было имени…

«…иначе смотрите примечание к пункту 1.»

«3. Брак может быть отменен, только в случае смерти одного из избравших этот путь.»

Книга выпала из моих рук, разбросав по полу тысячу листов. Если сегодня я не получу имя, я исчезну. Это гораздо хуже смерти, смерть дает шанс на перерождение. Я должна найти создателя.

Так, сопоставим факты. Создатель очень сильная личность. Наделен силами хаоса. Не похож ни на одного из богов. Вообще ни на кого не похож. Имеет способность менять внешность… Стоп! Такой способности обладают единицы из бессмертных! У большинства есть не более двух-трех ипостасей! Полностью управлять своей внешностью может только одно существо – Безымень! Но у него нет имени… Так, начнем от противного, а то какая то не хорошая для меня картина вырисовывается. Безымнем его прозвали боги, сам он просто никогда не называл своего имени! А это не значит, что имени у него нет. Я никогда не чувствовала его полной силы, хотя я могу видеть силу любого существа. Он всегда заблокирован! Так вот почему он не оставляет следов на магическом фоне! И это его проявление силы в телепорте! Никто не использует сумрак, он проявление десятой (самой низкой) ступени магии хаоса, для заблокированной почти полностью силы, это слишком многое. Для сравнения, когда он меня «оживил», из-за блокировки я вообще не могла пользоваться телепортацией, хотя сохранила врожденную способность менестреля. Вывод один – он и есть создатель. А если это так, то сегодня один из нас должен умереть… и я сомневаюсь, что это будет он…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю