290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шепот ветра (СИ) » Текст книги (страница 25)
Шепот ветра (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Шепот ветра (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 25 страниц)

– Ну, а тебе, Рен, большое спасибо. Ты еще раз показала себя хорошей сестрой.

– Око за око, зуб за зуб, Федо! – ответила она, поднимаясь. – Образцовому брату – образцовая сестра!

Мы одновременно рассмеялись и обнялись. А затем, Рената вприпрыжку побежала на кухню. Она, как вечный двигатель, честное слово!

И вот, настала очередь людей, которые давно стали для меня родными. Которым я был очень благодарен. За все. За то, что не бросили меня в трудной ситуации. За то, что не сидели здесь, сложа руки, а пытались как-то мне помочь. За то, что переживали, наконец. Все это очень много для меня значит, и я безмерно рад тому, что эти трое рядом со мной. Мне даже не пришлось ничего произносить вслух. Энрике, Деметрио и Росанна все поняли по одному взгляду. Они лишь заулыбались, встали с мест и окружили меня в коллективном объятии. Да, эти ребята всегда будут очень значимыми для меня людьми!

– Останетесь на ужин? – спросил я.

– У вас здесь и так полно народу, брат, – покачал головой Энрике. – Давай лучше завтра соберемся у нас.

– И, правда! – спохватился Деметрио. – Давай, как только проводишь своих родственников, сразу к нам!

– Виолетта, а ты придешь? – спросила у девушки Росанна.

– Это зависит от того, – деликатно встрял Энрике, – как повернется сейчас их разговор. И мы не должны этому самому разговору мешать.

С этими словами, он повел сестру и брата к выходу. У двери все трое обернулись и помахали нам. А Энрике, улучив момент, подбадривающее подмигнул мне. И, когда мои лучшие друзья вышли за дверь, я все равно чувствовал их поддержку. Знал, что в любой ситуации могу на них положиться. Даже в этом тяжелом и болезненном для меня раговоре…

====== Глава 79 ======

После того, как ребята ушли, в гостиной воцарилась тишина. Слышно было только наше дыхание, которое у нас обоих почему-то стало прерывистым, и стук двух сердец. Я молчал, не находя слов. Виолетта тоже. На фоне нашего молчания, стало слышнее многоголосье на кухне. Это, конечно, тоже сбивало с толку. Казалось, Виолетта подумала о том же, потому что через секунду неуверенно спросила:

– Может, пойдем к тебе? А то здесь как-то неуютно…

– Да, верно, – кивнул я. – Пойдем.

Мы вместе поднялись наверх, в мою комнату. Закрыв за нами дверь, я, и в самом деле, почувствовал себя смелее. А еще, понял, как нужно действовать, поэтому подошел к столу и начал демонстративно перебирать какие-то листки.

– Федо, – робко начала Виолетта, – я…

– Не трудись, Вилу, – избегая я взгляда, заявил я. – Все в порядке. Честно. Я знаю, почему ты меня поцеловала.

– Правда? – удивилась Виолетта. – И какова же твоя версия?

– Ты думала, что мне крышка, так что терять нечего, – пожал я плечами, повернувшись, наконец, к девушке. – Была уверена, что живым меня больше не увидишь.

– Федо… – снова начала Виолетта, но я поднял руку, показывая, что не закончил.

– Подожди. Только, пожалуйста, давай обойдемся без всяких там пресловутых фраз типа «прости, но мы – друзья». Не надо этого всего. Ты просто добьешь меня окончательно, и все. Если ты хочешь, чтобы я исчез из твоей жизни, просто скажи мне… Нет, даже не говори ничего. Просто молчи. Одно твое слово – и я останусь.

Виолетта несколько секунд стояла, очевидно, переваривая услышанное. Затем, она неожиданно подошла ко мне на несколько шагов и тихо спросила:

– Ты, и в самом деле, так думаешь, или просто пытаешься истолковать мой поцелуй?

Да уж, она меня поймала. Сердце выдавало мне одно-единственное определение того, что могло сподвигнуть Виолетту на тот поцелуй. Совершенно сумасбродное и невозможное определение, кстати сказать. «Любовь»… Глупости! Не может этого быть! Но как же тогда все эти взгляды, исполненные чувств? Ладно, скажу правду, и будь, что будет…

– Честно говоря, уже не знаю. Я окончательно запутался.

– В чем? – едва слышно спросила Виолетта, подступая ближе. Теперь я мог чувствовать ее дыхание и видеть огромное количество эмоций в карих глазах девушки. Это еще больше сбивало с толку, но я все же решился тихо ответить:

– В тебе. А точнее, в твоем отношении ко мне.

– Понимаю, – улыбнулась Виолетта. – Ну, а если, вообще, забыть о голове? Если на первый план вынести чувства? Как ты тогда мотивируешь мое поведение?

– Неправильно, – ответил я.

– Меня не интересует мнение твоей головы, – отмахнулась девушка. – Подумай сердцем! Только сердцем! Давай! Что оно чувствует?

– Боюсь, ты обидишься, – смутился я. – Точно обидишься, потому что это будет неправильной догадкой.

– Снова ты думаешь головой, – пробурчала Виолетта. – А ты скажи сердцем! Я обещаю, что не обижусь!

Ну, что ж? Кажется, других вариантов у меня нет. Придется сказать. Ладно, она и так знает о моей любви. Хуже не будет – куда уже…

– Сердце говорит мне, – медленно произнес я, – что ты меня любишь. Прости. Сам знаю, что это непра…

Я осекся, потому что девушка внезапно положила палец мне на губы. Во мне вспыхнули такие химические реакции… Все внутри, словно, расцвело. В груди вспыхнул огонь, да и губы, как будто загорелись от прикосновения любимой…

Но мгновение прошло. Виолетта убрала палец. А чувства почему-то все равно продолжали атаковать меня изнутри, терзая сердце мыслью о том, что все это время девушкой двигали исключительно дружеские мотивы. Ничего другого быть просто не может…

– А ты меня любишь? – шепотом спросила Виолетта.

– Ты ведь знаешь ответ, – напомнил ей я, пытаясь замедлить биение разбушевавшегося, от ее близости, сердца.

– Скажи, – попросила девушка. – Пожалуйста, скажи! Ты любишь меня?

– Да, – застонал я, будучи уже не в состоянии сдерживать чувства. – Прости, но это правда. Я. Люблю. Тебя. Довольна? Боже, зачем ты меня так мучаешь, Вилу?! Мне больно!

– Больно? – удивилась та. – Почему?

– Потому что ты ведь меня не любишь! Я это знаю!

– Ну, все! – воскликнула Виолетта. – С меня хватит! Слушай внимательно! Я. Тебя. Люблю.

Дыхание мое свело, а сердце затрепетало. Эти слова, против моей воли, вызвали у меня небывалые ощущения. Что происходит?! Я запутался! Моя уверенность в безответности любви все больше тает, а доводы в пользу самой уверенности становятся все слабее…

– Ты – что? – только и смог выдавить я.

Виолетта внезапно улыбнулась и обхватила меня за шею, провоцируя мурашки по всему телу и огонь в груди.

– Я люблю тебя, Федерико Дельяно! Никогда не испытывала ничего подобного ни к Леону, ни к Томасу! Теперь для меня есть только ты! Макси был прав. Ощущая твою заботу, я невольно потянулась к тебе. Потом вдруг почувствовала, что совсем не хочу отдаляться. Потом поняла, что жить без тебя не могу. Меня потянуло к тебе и физически, и душевно. И тогда только я поняла, что это – и есть настоящая любовь. Не то, что я чувствовала к Леону или Томасу, а то, что чувствую к тебе. И не знаю, что там насчет музыки, а только, в последние месяцы, у меня есть только одна мечта – твой поцелуй. То есть, не один поцелуй, конечно. Я мечтаю о том, чтобы мы были вместе и могли постоянно держаться за руки, обниматься, целоваться… Но сейчас я прошу только один поцелуй, потому что с него все и начнется. Я люблю тебя и прошу поцеловать меня! Только поверь мне!

И я поверил. Мое сердце запело в стократ громче обычного, отзываясь на каждое слово Виолетты. А в мозгу появилась единственная мысль: она любит меня! Все хорошо! Энрике, Герман, Ромальо, Рената, мама и Макси – все они были правы. Это я идиот! Что ж, пришла пора снимать маску. Теперь больше не будет термина «моя любовь». Нет. Будет только НАША любовь! Я никогда в жизни не был так счастлив!

Вот, сейчас можно спокойно осуществить свою мечту и, как выяснилось, мечту Виолетты. Лишь бы она не оттолкнула меня! С этой мыслью, я робко обнял ее и потянулся к любимым губам. Девушка тоже потянулась. Я чувствовал, что мне стало трудно дышать от нахлынувших эмоций. Дыхание Виолетты тоже было прерывистым. Мы оба едва дышали, когда наши губы соприкоснулись.

Это было легкое и робкое соприкосновение. Поначалу. Затем, почувствовав, что девушка не только не сопротивляется, но и отвечает на поцелуй, я робко прижал ее к себе крепче. Она, казалось, тоже была далеко не против, теснее прижимаясь к моему телу и к губам, в частности.

Наконец, исчезли все границы, кроме, разумеется, той, до которой мы еще не доросли. Ну, это понятно. Зато поцелуй стал настолько жарким, что у меня закружилась голова. И это не имело никакой связи с недавним сотрясением мозга. Нет. Это головокружение походило на полет. Такая легкость во всем теле…

Мы не могли прервать поцелуй – слишком долго его ждали. Казалось, он никогда не закончится, и, клянусь, я был бы не против. Мы не переставали целоваться до тех пор, пока не почувствовали нехватку воздуха. Я забыл, как дышать, но все-таки нежно отстранился. То есть, даже не отстранился, а просто разъединил наши губы. Но мы по-прежнему не могли выпустить друг друга из объятий. Время, на протяжении которого мы были вынуждены себя сдерживать, не давало этого сделать. Мы так мечтали об этом, но так долго не могли осуществить, что теперь не хотели ничего, кроме как вечно находиться в объятиях друг друга…

– Если ты и сейчас начнешь выдумывать себе всякую ерунду, я тебя убью! – выдохнула Виолетта мне в губы.

– Я идиот! – прошептал я.

– Еще какой! – рассмеялась Виолетта. – Итак, на этом наша история заканчивается?

– Нет, Вилу, – покачал головой я. – Все только начинается! Только начинается…

Моя единственная любовь нежно улыбнулась и прильнула ко мне. И в этот миг я чувствовал, как боль, испытанная мною ранее, растворяется в счастье… Вся, без остатка. Что ж, будем надеяться, что она больше не тронет мою душу…

– Я люблю тебя! – сорвалось с моих губ.

– Я тебя тоже! – шепнула в ответ Виолетта.

Я потянулся, чтобы снова ее поцеловать, но тут в открытое окно внезапно влетел сильный порыв ветра. Странно, сегодня его, вроде, вообще, почти не было. Мы с Виолеттой переглянулись и одновременно вздохнули. Снова объятия. Но теперь уже нет на свете ничего, кроме моей любимой девушки, нашего счастья и наших эмоций от прикосновений друг к другу… Никакой боли, никаких душевых терзаний… Только положительные чувства…

А ветер все так же дул в мое окно. И он не просто дул. Нет. Этот ветер, словно, шептал что-то, только ему одному понятное. Но, в объятиях возлюбленной, я даже это, кажется, понял. Даже этот неразборчивый шепот ветра. В каждом его дуновении мне почему-то слышалось: «Вы, наконец-то, вместе! Любите и берегите друг друга!». Примерно, так. Или я просто с ума сошел от счастья…

– Ты слышишь? – неожиданно спросила Виолетта.

– Что именно? – не понял я.

– Этот ветер, – шепнула девушка. – Я, должно быть, с ума сошла, но он как будто…

– Шепчет о чем-то? – с улыбкой спросил я.

Что ж, значит, я не сошел с ума. Во всяком случае, не я один.

– Ты тоже слышишь? – удивилась Виолетта. – А тебе не кажется, что этот самый ветер… он как будто говорит с нами?

– Он, словно, шепчет нам о нас, – добавил я. – Кажется, мы оба сошли с ума, Вилу!

– Да, – улыбнулась девушка. – Возможно. Но мне это нравится!

– Мне тоже!

С этими словами, я снова нежно поцеловал в губы свою единственную любовь. На этот раз, поцелуй изначально был смелым и головокружительным. Я вложил в него всю свою любовь, а Виолетта – свою. И неважно, что в любую минуту сюда могут наведаться мои родственники или, и того хуже, Герман. Главное, что мы, наконец-то, вместе, и не хотим прерывать поцелуй… А ветер все шептал и шептал, прося нас беречь друг друга… Но меня и уговаривать не нужно. Виолетта – мое сокровище, от которого я не желаю отдаляться. Да, я всегда буду носить ее на руках! Всегда, и вовсе не потому, что слышал этот шепот. Нет. Потому что люблю. Люблю так, как только можно любить кого-то…

Может быть, именно любовь заставила нас услышать в дуновении ветра некий шепот. Не знаю. Да и без разницы. Мы его слышали, и слышали вместе, а значит – все будет хорошо!

====== Эпилог ======

– Мама! Эст! Папа пришел!

В следующую секунду, ко мне подлетел темноволосый кареглазый мальчишка и тут же прыгнул на руки. Мой пятилетний сын Луис всегда так встречал меня.

– Привет, сынок! – воскликнул я, чмокнув его в смуглую щечку. – Как дела?

– Мы с Эстебаном решили создать музыкальный дуэт! – с энтузиазмом затараторил мой сын. – Назовемся «братья Дельяно»!

– Здорово! – улыбнулся я. – А свою будущую сестренку в коллектив возьмете?

– Ну, какие же это тогда будут «братья», пап? – удивился Луис.

– А вы назовитесь просто «семья», – посоветовал я.

– Классно! – вскричал мой сын.

Я отпустил его, но тут же был обхвачен за ноги трехлетним малышом, похожим на меня, как две капли воды. Это и был Эстебан – мой младший сын.

– Папа! – кричал мальчик, пока я брал на руки и его тоже.

– Привет, малыш! – поздоровался я с сыном.

Пока я целовал его в щеку, Луис взволнованно приплясывал вокруг и кричал брату:

– Эй, Эст! Мы назовемся не «братьями, а «семьей»! У нас ведь скоро будет сестренка! А мы и ее возьмем, потому что она будет петь, как мама! И обязательно станет такой же красивой!

– Откуда ты знаешь? – рассмеялся Эстебан.

– Ну, мы ведь с тобой похожи на папу! – рассудительно заметил его брат. А значит, сестренка будет похожа на мамочку!

Смеясь над логикой сына, я отпустил Эстебана и взъерошил волосы на головах обоих. А Луис все тараторил:

– Сестренка непременно полюбит музыку и будет петь с нами!

– Думаю, ей это понравится! – вмешалась появившаяся из столовой женщина. – Она уже сейчас начинает сильно толкаться, услышав музыку!

Ее волосы цвета спелой ржи были собраны на бок при помощи розовой атласной ленты, а карие глаза с любовью на меня смотрели. Естественно, это и была моя жена, мать моих детей, самая красивая и самая лучшая на свете, моя единственная любовь, Виолетта Кастильо. Ну, точнее, она, уже без малого шесть лет, как Виолетта Дельяно.

– Привет, милый, – улыбнулась моя жена, подходя. – Как прошел день?

– Скучно, – признался я, целуя ее в уголок губ. – Репетируем, готовимся к концерту.

Дело в том, что нам с Макси и Андреасом неделю назад предложили дать концерт на главной площади Буэнос-Айреса. Такую возможность нельзя упускать. Ах, да! Я и забыл сообщить, что мы с ними образовали нечто вроде трио. И, вроде бы, что-то даже получалось.

Я погладил округлившийся животик Виолетты, где уже восьмой месяц жила наша будущая дочь, и обратился к мальчикам:

– Ну, что? Бегите, одевайтесь. Вы ведь помните, что сегодня за день?

– Вторая пятница месяца! – прыгая на месте от радости, завопил Луис. – День семейного ужина!

– Точно, – кивнул я. – И давайте не будем заставлять всех ждать.

– Пошли, Эст, – позвал брата Луис, и мальчики убежали наверх.

Виолетта перевела взгляд на меня и тихо спросила:

– Очередной сумасшедший вечерок?

– О, да! – рассмеялся я и поцеловал ее в губы.

Даже десять лет спустя, мой организм все еще реагировал на такие соприкосновения фонтаном чувств и химическими реакциями. Напрасно я боялся, что со временем чувства сойдут на нет. Они лишь крепли с годами. И, честно говоря, у меня есть сильное подозрение, что это не изменится даже через пятьдесят лет.

Итак, после этого поцелуя, мы с Виолеттой тоже начали собираться – не стоило заставлять семью ждать. Ах, да! Совсем забыл рассказать об этой традиции! В общем, каждую вторую пятницу месяца мы собирались вместе. Мы – это не только конкретно наша семья. Имеются в виду те, кто дорог нам больше, чем кто-либо. Ну, во-первых, это наши родители. То есть, моя мама, Герман и их новые семьи. Да, да, оба уже женились! Герман и Анжи сыграли свадьбу восемь лет назад, и сейчас воспитывают шестилетнего сына, Бернардо. А моя мама вышла за… Пабло. Детей у них, правда, нет, но живут, вроде, хорошо на протяжении последних семи лет.

Итак, во-вторых, это наши общие друзья, которые лично для меня давно стали членами семьи. То есть, это, конечно, Энрике, Деметрио и Росанна. За прошедшие годы эти трое тоже обзавелись семьями. Женой моего старшего друга стала медсестра студии, Карла. И уже довольно давно. В этом году их сын и мой крестник пойдет в первый класс. Энрике очень хотел назвать его моим именем, но я сказал, что нас будут путать. Однако, мой почти-брат (да, я до сих пор его так называю) все равно дал сыну такое полное имя: Дамиан Федерико Марроне. Я долго смеялся, увидев свидетельство о рождении крестника.

Деметрио тоже женился, но, конечно, много позже. Всего два года назад. Скоро его дочери Адэлине исполнится годик. Ну, и Росанна тоже недавно вышла замуж, правда, с детьми пока решила не торопиться.

Ну, и в-третьих, это Макси, Нати и Андреас с женой. Да, первые, как и мы с Виолеттой, поженились после окончания «Студии». Сейчас воспитывают близнецов Керо и Фабиана. А вот у Андреаса с Эммой не заладилось. Они расстались еще очень давно. Но парень три года назад все-таки женился на неплохой девушке, Веронике. Сейчас воспитывает маленькую дочь, Сариту.

Я был шафером на свадьбах Энрике, Макси и Андреаса, но крестным отцом пошел только к Дамиану, Адэлине и Керо, потому что это было правильным. А Макси с Андреасом сделали просто. Андреас стал крестным отцом второго близнеца Макси – Фабиана, а он – Сариты.

Ну, а я взял крестными отцами своих сыновей Энрике и Макси, да и вторые имена их крестникам дал соответствующие. Полные имена мальчиков звучат так: Луис Энрике Дельяно и Эстебан Максимиллиано Дельяно. То есть, конечно же, это был не только я. Все важные решения мы с Виолеттой принимали вместе. Не знаю, что там на самом деле, а лично я считаю, что у нас настоящая семья. Такая, какой она должна быть по всем эстетическим меркам.

А еще, вам, наверняка, интересно, что произошло с моими родственниками. Что ж, я приоткрою завесу тайны. Сразу скажу, что тетя Агнесса и дядя Просперо окончательно разорвали все связи с нашей семьей, но я слышал, что полтора года назад тетушка умерла, а дядя, оставшись один, не выдержал и застрелился.

Тетя Лидия с дядей Кристиано пока, слава богу, живут и здравствуют. Лорна вышла замуж пять лет назад, прожила с мужем два года, а потом развелась из-за ежедневных скандалов. У Ромеро семейная жизнь тоже как-то не заладилась. Но это, наверное, по его же глупости. Узнав о моей предстоящей свадьбе, он вбил себе в голову, что должен жениться раньше. Вот и сделал предложение своей тогдашней подружке всего через месяц отношений. И что в результате? Его новоявленная супруга оказалась абсолютно неадекватной особой. Ромеро терпел ее выходки полгода, а потом, в один прекрасный день, собрал вещи и ушел. А после официального развода никто ту девушку больше не видел. Мой кузен же еще какое-то время пытался найти себе жену, но тщетно.

С тетей Беатрис и Ренатой мы тоже, конечно, до сих пор общаемся. Первая так и не вышла повторно замуж, но сейчас вся в предвкушении, потому что грядет свадьба ее дочери. Я уже получил официальное приглашение. Свадьба через месяц, и мы с Виолеттой уже готовимся.

Вот, примерно, так обстоят дела у моей семьи. Что я еще не сказал? Ах, да! Ведь мы еще не выяснили, что с другими ребятами из «Студии»! Признаться, нам с Виолеттой, Макси, Нати и Андреасу было на это глубоко наплевать. Раньше. Мы игнорировали встречи выпускников. Но на прошлой неделе Макси предложил все-таки сходить. Так сказать, выяснить, как изменились ребята за прошедшие годы. И мы согласились.

В общем, оказалось, что почти никто из них не сумел найти свое счастье. То есть, многие прославились, выпустили по нескольку альбомов… А вот в личном плане им почему-то катастрофически не везло.

К примеру, у Напо сейчас крайне тяжелый период в жизни. Он разводится с женой из-за патологической ревности и судится с ней по поводу того, с кем останется их трехлетний сын.

У Брако все сравнительно нормально. Во всяком случае, до развода дело пока не дошло, но, по его же словам, это – лишь вопрос времени. У них с женой каждый день скандалы со всеми вытекающими последствиями типа битья посуды. Но Брако убивают, скорее, не сами скандалы, а то, что из-за них страдает двухлетняя дочь.

У Бродвея с Камиллой отношения тоже продлились недолго. Они и во время учебы то сходились, то расходились. А пять лет назад, после очередного скандала, у парня, похоже, сдали нервы. Он улетел в Бразилию, поменял номер телефона и даже писем никому не пишет. Камилла сначала переживала. Потом вышла замуж, но через два с половиной года муж от нее ушел. Бросил с годовалой дочерью на руках.

Леон с Эстреллой встречались недолго. Они расстались через полгода после выпуска. После этого парень женился, но скоро его жена упорхнула к другому, оставив, к тому же, маленького сына на попечение Леона. Мать-кукушка…

Марко с Франческой же расстались еще до выпуска из «Студии», о чем все прекрасно знали. Бывшую подругу Виолетты жизнь тоже потрепала. За шесть лет она успела побывать замужем аж два раза, и оба мужа ее бросали, оставляя детей у нее. Таким образом, сейчас Франческа одна воспитывает сына и двух дочерей-близняшек.

Далее следуют Диего с Людмилой. Ах, да! Я и забыл сообщить, что они начали встречаться еще на третьем курсе «Студии»! Более того, после выпуска эти двое даже собирались пожениться. Но за неделю до свадьбы Диего застал Людмилу с другим, бросил ее и последовал примеру Бродвея, улетев на родину и разорвав все связи со старыми друзьями.

Ну, а Людмила наделала глупостей… Тот мужчина, с которым она изменила Диего, оказался женат. Но девушка узнала об этом слишком поздно – когда уже была от него беременна. Естественно, тот ее бросил. Людмила, будучи в полном отчаянии, сделала аборт. Операция, к сожалению, прошла неудачно, и с тех пор девушка не может иметь детей. Вот так. Но нет худа без добра. Зато теперь Людмила люто ненавидит всего одного человека – саму себя. И даже она искренне обрадовалась за нас с Виолеттой, хотя, признаться, не без некоторой зависти косилась на ее животик. Но даже эта зависть, вроде, была доброй.

Уж если у кого-то из ребят все хорошо, так это у Марко, Эммы и Эстреллы. Как в музыкальном, так и в личном плане. Все трое добились немалых успехов в карьере. Также, у каждого были семьи, и никто из этих троих на жизнь, вроде бы, не жаловался.

Вот такие дела. Весело, правда? Особенно, у Людмилы. Все эти истории невозможно было слушать без определенной дозы жалости. Правда, если хорошенько подумать, все это наводит на диковатую мысль о Возмездии. Может, трудности в личной жизни и большинства наших бывших друзей – не более, чем это самое Возмездие? Что, если в жизни все-таки действует закон «око за око, зуб за зуб»? Ведь пострадали только ребята, которые, так или иначе, предали Виолетту.

Вот, к примеру, Франческа целовалась с ее бывшим парнем – и теперь одна вынуждена воспитывать троих детей. Камилла начала защищать подругу-предательницу – и теперь, также, одна воспитывает дочь. Брако нелестно отозвался о Виолетте – и теперь мучается от несчастливой семейной жизни… Про Людмилу я, вообще, молчу. О ее подлостях в сторону моей жены известно всем. И потому, она подверглась наибольшим испытаниям. Диего с Бродвеем тоже не хотели уезжать, но были вынуждены… Не слишком ли много совпадений? Может, это и есть Возмездие Небес?

Хотя, мы никогда не желали им ничего подобного. Никому. Нет. Для этого мы слишком счастливы. И, наверное, пройдя через угрозу смерти, мы заслужили это самое счастье. Не знаю, как другие, а я с гордостью могу сказать, что счастлив. По-настоящему счастлив. Моя карьера идет в гору. Но самое главное, у меня есть то, ради чего стоит жить. Есть жена, которую я люблю больше жизни, и двое чудесных сыновей, которых люблю не меньше. А через шесть недель должен родиться третий ребенок. Врачи уже сказали, что, на этот раз, определенно будет девочка. Мы хотим назвать ее Элиса Мария Дельяно. Звучит, а?

Да, за десять лет изменилось многое. Очень многое. Кроме моей любви к Виолетте. Как я уже сказал, это – одно из тех чувств, сила которых с годами лишь растет. Мы – уже взрослые люди. У нас семья, дети. Но чего только стоят вечера, когда мы, уложив сыновей, усаживаемся в обнимку на терассе нашего дома, чтобы помолчать, пару раз поцеловаться и послушать ветер, который, как в первый раз, шепчет о нашей любви…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю