290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шепот ветра (СИ) » Текст книги (страница 10)
Шепот ветра (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Шепот ветра (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 25 страниц)

И вот, в кармане, наконец, завибрировал телефон. Я взял трубку и шепотом произнес:

– Алло?

– Точно под третьим слева окном, – только и сказал мой друг прежде, чем отключиться.

Собственно, это тоже было частью плана. Долго говорить было опасно – это могло привлечь внимание. Итак, все, что нужно, я узнал. Теперь наша работа.

– Вы знаете, что делать, – бросил я девушкам.

Лорна, Виолетта и Нати одновременно кивнули и разом сбросили с лестницы в подвал три дымовых шашки (их мы купили в обычном магазине пиротехники). В клубе начался шум, а мы все поспешно нырнули в ближайшие кусты. Минут через пять, рабочие изнутри открыли все окна, чего мы, собственно и добивались. Я быстро отсчитал третье окошко слева от входа и подал знак ребятам. Макси обвязал меня веревкой и вцепился в другой ее конец, а я сиганул вниз, в это самое окошко.

Никто не заметил, как я приземлился, потому что как раз в этот момент Ромеро разбил окно на первом этаже. Начался переполох. Энрике верно все рассчитал. Я приземлился точно рядом с сестрой, которая как раз начинала танцевать для него. Кажется, это называется приватным танцем. Хотя, не знаю – я ведь по таким заведениям не хожу. В этом и состоял наш план. Энрике должен был высказать официанту свои требования: рыжая, маленькая, стройная, гибкая и пластичная танцовщица (под это описание попадает Рената). Ну, а моей обязанностью было вытащить сестру. К слову, сказать, что Рената удивилась, – это не сказать ничего. Но она не успела ничего сказать прежде, чем я крепко обхватил ее за талию, подергал веревку и через минуту уже стоял на твердой земле вместе с сестрой. Рената испуганно посмотрела на меня, а потом вроде начала понимать, кто перед ней.

– Федерико! – воскликнула моя сестра, прижавшись ко мне.

– Ну, разумеется, – кивнул я. – А ты не узнала Энрике? Вы ведь вроде знакомы. Он тоже пришел помочь.

– Эй, сестренка! – воскликнул Ромеро, подбегая к нам. – Как ты?

– Привет, Рената! – вторила ему Лорна, присоединившись.

– О, господи! – удивлялась та. – Вы как здесь…

– Узнали, что наши малыши попали в передряги где-то в Буэнос-Айресе! – фыркнул Ромеро.

Будь это обычная ситуация, я бы непременно отмочил в ответ что-нибудь эдакое. Но тогда все мои мысли были заняты тревогой. Ренату нужно отсюда уводить, а Энрике все еще не появился. Вдруг что-то случилось? И что делать?

Подошли Макси, Нати и Виолетта. Прошла секунда, другая… Надо было идти на выручку Энрике – я это чувствовал. Но что с остальными? Так, ладно, они разберутся.

– Ребята, – тихо произнес я, отвязывая от себя веревку, – идите-ка домой.

– А ты? – дружно спросили все присутствующие.

– А я пойду, узнаю, что там с Энрике, – коротко ответил я. – У меня нехорошее предчувствие.

– Нет! – одновременно вырвалось у Ренаты и Виолетты.

Девушки переглянулись, а потом моя сестра продолжила:

– Нет, Федерико, не лезь туда! Люди, которые владеют этим клубом – настоящие звери! Они тебя в порошок сотрут, если ты им попадешься!

Я просто обалдел. Моя сестренка оказалась такой трусихой?! Да быть этого не может! Тем не менее, она стояла рядом со мной и испуганно смотрела. Интересно, она решила, что я брошу своего друга из-за каких-то страшилок?! Глупая мысль…

– Мне все равно! – отрезал я. – Пойду.

– Но тебя же убьют! – вскричала Рената.

– И что?! – возмутился я. – Как ты не понимаешь, Энрике – мой самый близкий друг! Я ни за что не оставлю его!

– Но Федо! – запротестовала Виолетта, – пожалуйста! Прошу, не делай этого!

В ее глазах была такая тревога, что даже сейчас, когда было совсем не время для эмоций, сердце мое запело. Впрочем, я быстро справился с собой. Мы. Просто. Друзья. Все! А боль в душе… Что ж, к этому мне не привыкать…

– Прости, Вилу, – вздохнул я, – но у меня нет другого выхода. Идите! Быстро!

Помолчав секунду, Виолетта, наконец, произнесла:

– Если ты не догоняешь нас через десять минут, мы возвращаемся.

– Вот именно, – поддакнула Рената.

Остальные просто решительно покивали. Идиоты!

– Нет! – воскликнул я. – И думать забудьте, вы поняли?! Не хватало еще мне за вас волноваться!

– Но мы-то за тебя волноваться будем! – вскипел Макси. – Нет, дружок ты, как хочешь, а я вернусь!

– Ия! И я! – хором загалдели все присутствующие.

Я вздохнул, не зная, как еще их убедить. А между тем, Энрике все еще один, в логове врага… Нет, нужно на что-то решаться, иначе, моему другу крышка.

– Ладно, – скрепя сердце, согласился я. – Но пусть возвращаются только Макси и Ромеро. Не втягивайте в это девочек.

– Но это нечестно! – возмутилась Виолетта. – Мы тоже будем переживать и…

– Все, хватит! – твердо оборвал ее я. – Разговор окончен! Ни ты, ни Нати, ни Лорна, вмешиваться не будете! Я все сказал!

Трудно поверить, но эти жесткие слова были сказаны исключительно ради Виолетты. Конечно же, мне было больно говорить такое своей возлюбленной. До жути больно от того, что ЕЙ больно. Но, когда дело касается безопасности девушки, я готов проявить эту самую жесткость. Клянусь, мне будет легче потерять доверие Виолетты, чем ее саму!

– Прости, Вилу, – не удержавшись, обратился к подруге я. – Так будет лучше.

Та лишь, молча, смотрела на меня, как, собственно, и все остальные. Но именно в глазах Виолетты я видел то, что заставляло мое сердце биться во стократ сильнее. Это была не просто озабоченность. Нет. Это была настоящая тревога. И настоящий ужас. Я почувствовал острую потребность обнять Виолетту, успокоить, защитить от всего плохого в мире и никогда не отпускать.

Так, стоп! О чем я думаю?! Мой лучший друг в опасности! Нет, все! Нужно унять свои всколыхнувшиеся чувства и бежать на помощь! А то развел тут, понимаешь… Хорош друг, нечего сказать!

Не дав больше никому и рта раскрыть, я сиганул в то же окно, из которого вытащил Ренату. Энрике за столиком уже не было. И нигде, во всем этом задымленном и мрачном заведении, я его тоже не видел. Господи, да где же он?!

Тут мое внимание привлек шум в холле. Лавируя между столиками, подвыпившими посетителями и полуобнаженными танцовщицами (кстати, на фоне Виолетты эти девушки бледнели, как и все другие), я рванул туда.

В этом самом холле разворачивалось самое настоящее сражение. Увидев одного из участников, я облегченно вздохнул. Это был Энрике, и он дрался с четырьмя здоровенными охранниками. Тоже мне, нашел время…

Но все мысли разом оборвались, когда один из охранников выхватил нож. В мгновение ока отправив нокаут ближайшего парня ударом ребра ладони по шее, я ринулся на помощь другу, но опоздал.

Все произошло из-за того, что Энрике отвернулся и удивленно посмотрел на меня. Во всяком случае, я прекрасно знал, что он блокировал бы удар, если бы видел. В общем, охранник, изловчившись, все же полоснул его ножом. Энрике ахнул и согнулся пополам. Брызнула кровь.

– РИКЕ!!! – заорал я, бросаясь на помощь.

К счастью, охранник, нанесший увечье моему другу, оказался не шибко расторопным. Пока он соображал, что сделал, я мгновенно ударом ноги выбил у него нож, а потом съездил кулаком по физиономии. Парень упал, держась за нос. Последний здоровяк благоразумно остался позади и дал мне возможность увести Энрике.

Мой друг оперся на меня, едва слышно постанывая от боли. Его рубашка постепенно пропитывалась кровью. Господи, только бы это оказалось обычной царапиной!

Я отвел Энрике за пределы видимости отеля – в городской парк – и посадил на скамейку. К счастью, он даже почти не побледнел. Просто морщился от боли.

– Держись, Рике! – воскликнул я, присаживаясь рядом. – Держись!

– Ох, – тихо произнес мой друг. – Федо, если я умру, ты…

– Даже думать об этом не смей, понял?! – сердито оборвал его я.

С этими словами, я приподнял край рубашки друга и облегченно вздохнул. Все было не так страшно. Рана оказалась скользящей, и, вроде бы, даже внутренние органы не были задеты. Но меня встревожило то, сколько было крови. И эта самая кровь упорно не желала останавливаться. Да уж, в таком состоянии Энрике определенно не может идти самостоятельно. А это значит…

На всякий случай зажав рану рукой, я достал из кармана мобильник. Так, вот номер Макси… Прошло всего два длинных гудка прежде, чем на другом конце провода раздался его встревоженный голос:

– Что там, Федерико?

– Некогда объяснять, – отмахнулся я. – Пусть остальные ждут нас дома, а ты беги в парк. Мы здесь, на первой же скамейке от отеля.

– Хорошо, бегу, – ответил Макси и отключился.

Он никогда не задавал лишних вопросов – почему я и позвонил ему, а не Ромеро. Более того, минуты через две, Макси уже стоял рядом со скамейкой.

– Ничего себе! – присвистнул он, увидев рану Энрике. – Вот это кровит!

– Отнесем его домой, – велел я.

Макси и тут ничего не стал спрашивать, а только кивнул. Мы перекинули руки Энрике через свои плечи и потащили его в нужном направлении. Конечно, так было проще, поэтому минут через сорок мы подходили к нашему с мамой дому. Нам навстречу выскочили Ромеро и девочки – наверное, увидели в окно.

– Что произошло? – взволнованно пританцовывая вокруг нас, спросила Рената.

– Небольшая стычка с охранниками, – ответил я.

– А с тобой все в порядке? – тут же поинтересовалась Виолетта.

Несмотря на тревогу за друга, сердце мое заколотилось быстрее, потому что в ее глазах я снова увидел неподдельную тревогу. И меня снова охватило желание утешить ее.

– Все хорошо, Вилу, – улыбнулся я. – Все в полном порядке.

Мы положили Энрике на диван, в гостиной. Конечно, после такого путешествия, он побледнел, но теперь ему хотя бы была оказана первая медицинская помощь. Убедившись, что друг в относительном порядке, я помыл руки, на которых еще оставалась его кровь.

– Федо! – позвал Энрике, когда я вернулся в гостиную. – Федо, пожалуйста, позаботься о Деметрио и Росанне, если…

– Так, дружок, заканчивай! – отрезал я. – Все с тобой будет хорошо!

Да, теперь я был в этом почти уверен. Ведь ребята уже перевязывали его рану. А уж им-то я доверяю. Особенно, некоторым известным из них…

====== Глава 34 ======

Надо сказать, я жутко боялся реакции Деметрио и Росанны. Ведь Энрике попал в этот переплет по моей вине. Когда мы дозвонились им, они, конечно, встревожились, и уже минут через десять прибежали. Но, наверное, дело в том, что к приходу сестры и брата, Энрике уже выглядел гораздо лучше. В общем, ни Деметрио, ни Росанна не держали на меня зла.

Мы все же ухитрились остановить Энрике кровь, и ему стало гораздо лучше. Во всяком случае, мыслей о смерти он больше не высказывал. Я ни на минуту не отходил от друга и все время говорил ему что-нибудь подбадривающее, хотя, признаться, очень за него тревожился.

Удивительно, но Виолетта как-то странно все время на меня смотрела. Я упорно не давал себе думать о чувстве, которое было в ее глазах, чтобы снова не впустить в свою душу надежду. Но в одном я был абсолютно уверен: ей нравились мои фразы, сказанные Энрике.

– Слушай, Федерико, – обратился ко мне Макси, когда мы все объяснили Деметрио с Росанне, – ты сегодня показал себя просто образцовым братом и другом.

– Можно подумать, он на самом деле не образцовый! – рассмеялась Виолетта.

– Нет, я не в этом смысле, – пояснил Макси. – Просто…вы бы видели его лицо, когда он зажимал рукой рану Энрике. Похоже, ему, действительно, было страшно за него.

– Ну, ясен пень, – фыркнул я. – Шесть лет дружбы ведь никуда не деваются!

– О, кстати, спасибо, что побежал за мной, – встрял в разговор сам Энрике.

– Ну, а как бы я тебя бросил? – пожал плечами я. – Ты бы тоже побежал за мной, правда?

– Конечно, правда, – согласился мой друг.

– Вы, парни, всегда друг за друга глотки всем перегрызете! – вмешалась Рената.

Она уже вылезла из более чем откровенной одежды и смыла яркий макияж. Лорна дала ей свои футболку и джинсы. Теперь перед нами была та Рената, которую мы привыкли видеть.

– А к тебе, сестренка, у меня еще будут вопросы! – нахмурился я. – Так что ты пока лучше помолчи!

– А я тебя не боюсь, – фыркнула Рената. – После того, что я пережила в клубе, меня уже ничем напугать невозможно. Давай свои вопросы.

– Ты как, вообще, оказалась в этом самом клубе? – тут же спросил я.

– Кстати, да, – подхватил Ромеро. – Каким ветром тебя туда занесло?

– Ну, это довольно простая история, – пожала плечами Рената. – Я решила наведаться к Федерико – сделать ему сюрприз…

– Сюрприз удался, поздравляю, – пробурчал с дивана Энрике.

– Ты же знаешь, я вовсе не к этому стремилась! – возразила моя сестра.

– Знаю, знаю, – отмахнулся тот. – Давай, дальше.

– Ну, в самолете рядом со мной сидела довольно приятная девушка, – продолжила Рената. – Мы разговорились. Слово за слово – и я ляпнула, что у меня разряд по гимнастике.

– Черт возьми, Рен! – схватился за голову я. – Неужели нельзя было помолчать?! Это же незнакомый человек!

– Извини, братец, – насупилась Рената, – я не для того одиннадцать лет почти завязывала позвоночник узлом, чтобы прятать свою медаль!

– Но ты не должна рассказывать о своем разряде каждому встречному-поперечному! – не унимался я. – Ладно, сделанного не воротишь. Давай, дальше.

– Ну, в общем, я рассказала той девушке про гимнастику. Она, вроде бы, даже восхитилась, а потом сообщила, что ее отец – владелец одного местного ресторанчика, и он хочет сделать, в качестве развлечения для посетителей, показы некоторых гимнастических элементов. Но, по ее словам, все нанятые им девушки – обычные танцовщицы. Она попросила меня пойти с ней, как только выйдем с самолета, чтобы взглянуть своим опытным глазом, похожи ли эти танцы на гимнастику.

– Угу, – ворчливо вмешалась Лорна, скрестив руки на груди. – И ты пошла, да?!

– Ну, да, – тихо призналась Рената.

– А потом, когда мы пришли, и я увидела эти танцы…

Ее передернуло.

– И что ты сделала? – сгорал от любопытства Ромеро.

– Попыталась убежать, но охранники меня поймали, – вздохнула Рената. – Последнее, что я помню – это укол в левое предплечье, жуткое головокружение… А потом, все. Темнота.

Лорна нерешительно приобняла сестру за плечи. Та удивленно на нее посмотрела, но отстраняться не стала, а лишь продолжила:

– Когда я очнулась, моя сумка уже была у них. Моя одежда, мобильник и паспорт…

– Вот, черт! – хлопнул я себя ладонью по лбу, – мы ведь забыли, что твой паспорт у них! Как же без него ты вернешься домой?!

– Спокойно, – привлек всеобщее внимание Энрике. – Я уже решил эту проблему. Федо, будь добр, помоги мне перевернуться на другой бок.

Через пару секунд он уже выудил из кармана пиджака паспорт Ренаты.

– Это – причина, по которой я задержался, – пояснил он, протянув документ владелице.

– Но как… – только и смог вымолвить Макси.

– Просто повезло, – пояснил Энрике. Дверь в кабинет начальника клуба была открыта, а сам кабинет – пуст. Вот я и решил поискать там паспорта. И нашел ведь. Но, стоило мне выскочить в холл, охранники на меня налетели.

– Ты задержался, чтобы вернуть паспорт Ренаты?! – нахмурился я. – Ты сумасшедший, Рике!

– Спасибо за полезную информацию! – съязвил мой друг.

– Перестань, – фыркнул я. – Меня, между прочим, чуть инфаркт не хватил! Ты уж, брат, постарайся нас так больше не пугать!

– Торжественно клянусь, – пообещал Энрике, хлопнув меня по руке.

Ромеро с Лорной дружно фыркнули.

– Вы чего? – спросила у них Виолетта.

– Да просто нас выводит из себя, когда Федерико называет ЕГО братом! – пробурчал Ромеро.

– Между прочим, в духовном плане, Энрике мне брат в гораздо большей степени, чем ты, – возразил я.

– Знаю, знаю, – отмахнулся Ромеро. – Я был из рук вон плохим братом, и т.д. и т.п.! Но ведь, в последнее время, я веду себя примерно: помогаю тебе и даже не напоминаю о том, что ты – мелкий!

– Ой, вы посмотрите, какой взрослый выискался! – съязвил Энрике. – Сколько можно доставать Федерико разницей всего в один месяц?!

– И то, это даже не полный месяц, – заметил я. – Всего двадцать девять дней. Но мне никогда даже в голову не приходило напоминать вам об этом!

– Да успокойтесь, ребята! – примирительно замахала руками Лорна. – Что вы набросились?!

– Она права, между прочим, – встряла Нати. – Давайте успокоимся и сменим тему. Итак, паспорт у Ренаты, и она может вернуться домой. Что дальше?

– Ой, правда! – спохватилась моя сестра. – Как мы объясним мое такое длительное отсутствие взрослым? Не говорить же моей маме, что я танцевала стриптиз!

– Да уж, – согласился я. – Но ты ведь сказала ей, что едешь в какую-то экспедицию, да?

– Верно, – кивнула Рената. – Меня заставили позвонить сразу, как только я очнулась. Они грозились убить того, к кому я сюда прилетала. А ведь найти его было несложно, поскольку у нас с Федерико одинаковые фамилии, редкие в этих краях. Я испугалась за него и за тетю Аврелию, поэтому позвонила.

– Ну, собственно, Федерико и Ромеро сразу поняли, что экспедиции – не твоя стихия, – улыбнулась Лорна.

– Именно, – подхватил я. – Мы уже тогда начали волноваться. А тетя Беатрис просто упала бы у телефона, сообщи ты ей правду.

– Да уж, наверняка, – согласился Ромеро. – И лично мне кажется, что взрослым хватит легенды с экспедицией.

– Ты прав, – кивнул я. – Никогда не думал, что скажу это, но сейчас лучше соврать. И все же, давайте пообещаем, что расскажем взрослым правду, когда придет время.

– Конечно, – согласилась Рената. – Знаю, ты не любишь врать. В общем, все говорим взрослым, что я была в экспедиции. Скажем… исследовала местный ландшафт.

– Ага, и хищников, – съязвил Ромеро, покосившись на меня.

– Это ты о чем? – опешила Рената.

– Да так, долгая история, – отмахнулся я. – Давай сначала окончательно с тобой определимся. Значит, ты изучала ландшафт Аргентины вместе с исследовательской группой, представителя которой встретила в самолете. Однако, через некоторое время, экспедицию пришлось прекратить, потому что давление в горах резко упало, и у вас потекла носами кровь.

– Гениально! – восхитился Макси.

– И это ТЫ не любишь врать? – рассмеялась Виолетта.

– Не люблю, – согласился я. – Но иногда обстоятельства вынуждают. Вот, как сейчас.

Мне очень хотелось сказать, что я вру почти постоянно, и не кому-нибудь, а самой Виолетте. Но этого делать нельзя, о чем я в очередной раз себе напомнил. Да и потом, мое отношение к ней – это даже не ложь, в полном смысле слова. Просто моя подруга не знает даже половины тех чувств, которые я к ней испытываю. И ей совсем не нужно об этом знать – так будет лучше. Нет, не для меня, а для самой Виолетты. – Ее интересы важнее моих!

– А тебе, Рената, мы вот, что хотим сказать, – начала тем временем Лорна. – Конечно, ты не всегда, в этой истории поступала правильно. Многие твои поступки можно назвать даже легкомысленными.

– Но мы не вправе осуждать тебя, – подхватил Ромеро. – Ты действовала по обстоятельствам, а мы на произошедшее смотрим со стороны. Но, в общем и в целом, ты поступила правильно, когда отправила записку Федерико.

– Да, я как-то разговорилась с тамошним барменом, – пояснила Рената. – Он оказался нормальным парнем, который работал в «Трех черепахах» только потому, что ему хорошо платили, и он мог откладывать деньги на операцию для больной матери. Так вот, Чиро меня пожалел, дал ручку с бумагой и даже согласился отнести записку сюда.

– Вот именно, – продолжил Ромеро. – Мы все обязательно пожмем этому Чиро руку при встрече. И ты тоже обратилась по адресу, Рената.

– Но самое главное – то, что мы сейчас снова все вместе, – заключил я. – А значит – все будет хорошо. И за это мы должны благодарить наших друзей.

Я окинул взглядом Макси, Нати, Энрике и Виолетту, задержав глаза на последней. До чего же она, все-таки, красива…

– Обнимемся! – весело воскликнула Рената.

Да, в этом вся моя сестренка. Даже пережив такое, она не замкнулась в себе, а все так же постоянно хочет, чтобы ее обнимали. Впрочем, я и не против.

Через пару секунд я, Рената, Виолетта, Лорна, Ромеро, привставший Энрике, Макси, Нати, а также, Деметрио с Росанной (которые до этого момента хранили молчание) собрались в один клубок из рук и спин. Ребята, как же я вас всех люблю, включая даже близнецов! Все-таки, что ни говори, а никто никогда не почувствует, кто ему по-настоящему дорог, пока этот кто-то не пройдет вместе с тобой через смертельно опасное приключение… Теперь все будет хорошо. По крайней мере, настолько, насколько, вообще, может быть у безответно и безнадежно влюбленного парня…

От автора: Дорогие мои читатели! Я выложила сегодня новую главу, но, боюсь, что некоторое время не смогу выкладывать главы с такой же частотой. То есть, не каждый день буду выкладывать. Причина: (только не смейтесь!) ваша авторша, то есть я... сломала руку, всего лишь грохнувшись с табурета! А одной рукой печатать не очень удобно, так что теперь, боюсь, работа над каждой главой немного затянется. Простите! Это ненадолго! Как только гипс снимут, вернусь к прежнему режиму! Просьба не отписываться! Я все равно буду выкладывать новые главы, просто немного реже!

====== Глава 35 ======

В течение трех последующих дней мы провожали по домам Ренату, Лорну и Ромеро. Впрочем, я знал, что мы встретимся уже через месяц (как всегда, на годовщину бабушки и дедушки), поэтому не особенно грустил. Тем не менее, мы все изрядно сблизились. Даже с близнецами у меня начали налаживаться отношения. В это трудно поверить, но я и их обнял, когда провожал на самолет до Мадрида!

После отъезда сестер и брата я не чувствовал себя одиноко, потому что рядом со мной теперь постоянно были те, кого я люблю и ценю в той же степени. Энрике постепенно приходил в себя после ранения. Мама уже давно сама отвезла его домой. Я каждый день звонил и спрашивал, как он. Парень полностью реабилитировался уже через три дня. Это было здорово, особенно, если учесть то, как я за него беспокоился. Энрике, Деметрио и Росанна – те люди, за которыми я последую без малейших колебаний, куда угодно.

Ну, и, конечно, особое место в моем сердце и рядом со мной занимала ОНА. Виолетта. Милая, удивительная Вилу… Иногда мы с ней ходили по улицам, болтая ни о чем. Мимо нас сновали люди, среди которых были и наши ровесницы. Девушки попадались и очень красивые, но только не для меня. Я смотрел только на Виолетту, а лиц других просто не видел. Однолюб…

Также, иногда с нами были Макси с Нати. К ним я тоже сильно привязался. А еще, глядя на их идеальные отношения, я невольно завидую. Эти отношения идеальны уже потому, что любовь взаимная, а не как у нас с Виолеттой… Хотя, стоп! С чего это я вдруг говорю обо мне и о ней, как о паре?! Все, пора лечиться! А то я уже принимаю желаемое за действительное!

Через три дня, наконец, наступило восемнадцатое августа – День Рождения Виолетты. Я вскочил ни свет, ни заря, привел себя в порядок и принялся нервно мерить шагами комнату.

В половине восьмого мама позвала меня завтракать. Я уже тогда захватил с собой подарок и не прогадал. Когда мама уже уходила на работу, раздался звонок. Догадываясь, кто это, я метнулся ко входной двери. На пороге стояла именинница собственной персоной.

– С Днем Рождения! – тут же завопил я.

Виолетта рассмеялась.

– Спасибо! А ты ведь и раньше знал, правда?

– Конечно, – фыркнул я. – Не забывай, что у нас родители дружат!

– Я помню, – вздохнула Виолетта.

– Это тебе! – торжественно объявил я, протянув ей плоскую квадратную коробку в розовой фольге.

– Ох! – восхитилась Виолетта. – Спасибо!

Мы опустились на диван, где моя подруга и открыла подарок. У нее даже перехватило дыхание, когда она увидела, что в этой плоской коробочке было. Подарком оказался сверкающий кулон в виде скрипичного ключа. Не очень затейливо, зато очень красиво. Каждый камушек переливался всеми цветами радуги и отражал лучи света из окон.

– Ребятки, я ухожу, – предупредила моя мама тем временем. – Виолетта, с Днем Рождения! Подарок я тебе отдам на празднике вечером.

Да, Герман устраивал праздник в честь шестнадцатилетия дочери. Мы с мамой, конечно, тоже были приглашены. А еще, Макси с Нати.

– М-м, Федо, – неуверенно произнесла Виолетта, когда моя мама скрылась за дверью. – А ты, что же, не смог дождаться вечера?

– Нет, просто на вечер у меня есть другой подарок, – загадочно ответил я.

– Неужели? – улыбнулась моя подруга. – Полагаю, ты не скажешь, что именно?

– Разумеется, не скажу, – хмыкнул я. – А как тебе этот подарок?

Виолетта снова посмотрела на кулон и приложила его к шее. Он так естественно на ней смотрелся и делал еще красивее ее совершенное личико…

– Прелесть! – восхищенно констатировала Виолетта. – Просто прелесть! Спасибо!

Я лишь с улыбкой на нее смотрел. Виолетта выбросила волосы вперед, повернулась ко мне спиной и робко спросила:

– Застегнешь?

Нервничая, как школьник перед первым сентября, я взял концы цепочки и осторожно соединил вместе. Пальцы лишь слегка дрожали, а это – еще одна причина гордиться своим самообладанием. Хотя, другие ощущения все равно были – сердце колотилось, как бешенное, а по кончикам пальцев словно пробегал электрический ток. Но к этому мне не привыкать. Господи, только бы не потерять над собой контроль! Как меня все-таки тянет прикоснуться губами к нежному изгибу ее шеи… Стоять! Нужно. Держать. Себя. В руках.

Тем не менее, я ухитрился ПРОСТО застегнуть цепочку на шее Виолетты. Имеется в виду, безо всяких лишних движений. Признаться, для моей, и без того израненной души, это тоже не прошло бесследно, но ничего, я справлюсь. Ведь моя безответная любовь сопряжена с болью. Привыкну со временем.

Когда кулон оказался застегнут, Виолетта снова повернулась ко мне лицом, откидывая свои чудесные волосы обратно. Боже милостивый, до чего она красива… Наши взгляды встретились, но распознать выражение лица подруги я не смог. Точнее, распознать-то смог, а вот правильно истолковать… Ну, не любовь же выражал этот взгляд! Нет, это невозможно! Я снова что-то не так понял! Не допускать надежды! Не допускать даже малейшего ее ростка!

Но что мне оставалось? Правильно, только терпеть боль. Ведь вырваться из омута волшебных глаз Виолетты… Это выше моих сил! Не могу, хоть ты тресни!

Так мы и сидели, глядя друг другу в глаза. Я молил бога, чтобы Виолетта не распознала любовь в моем взгляде. А смотреть на нее без этой самой любви… Это что-то из области фантастики. По крайней мере, для меня.

И вдруг… Я сам толком ничего не понял… На какое-то мгновение между нами проскочило что-то такое… Что-то, что люди называют искрой. Словами не передать, как это было волшебно. У меня перехватило дыхание, сердце замерло, и в ту же секунду снова забилось, словно вольная птица в клетке, а в животе появилось странное ощущение, как будто что-то внутри растягивают щипцами.

Не успев ничего сообразить, я неосознанно подался навстречу Виолетте. Но, клянусь, она была совсем не против, потому что даже не пыталась отдалиться. Наши лица оказались, примерно, в пяти сантиметрах друг от друга, когда девушка сама потянулась ко мне. Мое дыхание участилось, и я чувствовал, что не только мое. Я закрыл глаза, потому что близость губ Виолетты вызывала слишком большое желание впиться в них поцелуем. А ведь мне нельзя целовать ее…

Стоп! Вот именно, нельзя?! А я что делаю?! Нет, нужно немедленно отстраниться! Но как? Ведь ОНА так… близко… Нет! Отодвинуться! Срочно! Черт возьми, как же это больно!

И все-таки, наши губы едва заметно соприкоснулись. Всего за долю секунды до того, как я отстранился. Но даже тогда разбушевавшиеся эмоции мне остановить не удалось. Я отодвинулся подальше – толку никакого. Нет, нужно привести в порядок и голову, и душу. А это невозможно, пока моя возлюбленная сидит рядом красная, как рак.

– Я сейчас! – воскликнул я и рванул в первую попавшуюся дверь.

Это оказалась кухня, но, собственно, мне уже было все равно. Я опустился на пол в самом дальнем углу и обхватил руками голову. Черт возьми, что я делаю?! Почему полез целоваться?! Сколько можно внушать себе, что этого делать нельзя, иначе, я потеряю Виолетту! Навсегда!

Тем не менее, сделанного не воротишь. И что же теперь делать?! Извиниться?! Но некоторая неловкость-то все равно останется. Этого не избежать. Тогда, может быть, просто сделать вид, что ничего не произошло? Да, это – лучший выход из положения. В смысле, лучший для Виолетты, а не для меня.

И все-таки, что же с ней случилось? Раньше она бы непременно все поняла и не позволила мне себя поцеловать. А сейчас… Я ведь помню странное чувство, которое мелькало в ее глазах. Помню ее участившееся дыхание. И самое главное, я помню, как она сама потянулась ко мне. Так с чем же все это связано? Неужели…

Хотя, нет, это все глупости! У Виолетты никогда и не будет ко мне никаких других чувств, кроме дружеских! Скорее всего, я просто неправильно истолковал ее взгляд, а дыхание участилось, наверное, от удивления. Но почему же моя подруга сама сократила расстояние между нами? О, понял! Наверное, она просто хотела чмокнуть меня в щеку, чтобы поблагодарить за подарок. А я тут… Господи, только бы она не успела почувствовать соприкосновение наших губ!

Жаль только, что я его почувствовал… Но, несмотря на это, я счастлив уже потому, что хоть на мгновение ощутил вкус губ Виолетты… Никогда этого не забуду! Короткое соприкосновение, весьма отдаленно напоминавшее настоящий поцелуй, навсегда останется в моей памяти…

====== Глава 36 ======

Весь оставшийся день я старательно делал вид, что ничего не произошло. И мне это вроде даже удавалось. Отчасти, из-за того, что мы с Виолеттой крайне редко оставались наедине. Уже секунд через десять после того, как я вернулся в гостиную, в дверь постучали Энрике, Деметрио и Росанна, а еще минут через двадцать пожаловали Макси с Нати.

Виолетта весь день принимала поздравления. Ей позвонили Пабло, Антонио, бабушка и даже Франческа. Правда, увидев на экране имя последней, Виолетта сразу же передала трубку мне и попросила поговорить с ее бывшей подругой.

– Да? – произнес я в трубку.

– Опять ты?! – сразу же рассердилась Франческа. – С какого перепуга ты отвечаешь на звонки Виолетты?!

– С такого, что ты очень сильно ее обидела, – парировал я. – Хочешь испортить ей День Рождения?!

– А тебя это не должно волновать! – отрезала Франческа.

– Интересно! – вскинулся я. – Это почему же?!

– Потому что ты – не ее парень и никогда им не будешь! – выплюнула Франческа. – Я знаю, что ты влюблен в Виолетту, но она тебя не любит! И так будет всегда! Не тешь себя иллюзиями!

– Так, хватит! – отрезал я. – Во-первых, сначала докажи это, а во-вторых, мне все равно! Я буду защищать ее ото всех и от тебя, в том числе!

– Ненормальный! – констатировала Франческа и бросила трубку.

– Что она хотела? – тут же спросила Виолетта.

– Скорее всего, испортить тебе настроение, – отмахнулся я. – Не думай об этом.

– А что она должна доказать? – полюбопытствовала Нати.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю