290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шепот ветра (СИ) » Текст книги (страница 9)
Шепот ветра (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Шепот ветра (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 25 страниц)

Второй родилась тетя Агнеса. Вот с ней как раз мы, вообще, почти не общаемся. Узнав о беременности сестры, моя целомудренная тетушка устроила грандиозный скандал, назвала ее чуть ли не падшей женщиной и швырнула трубку. Ну, в общем-то, у тети Агнесы имелись основания для подобной выходки. В ее жизни все было по правилам. Она закончила педагогический университет, два года проработала учительницей математики и только потом вышла замуж за дядю Просперо. Их сыну, Тэнкредо уже двадцать лет. Они, единственные, теперь остались в Италии. Собственно, скучать по ним я не буду. Тетя Агнеса и дядя Просперо – высокомерные зануды, которые никогда не упускают случая напомнить моей маме, как глупо и безответственно она поступила, забеременев еще до окончания университета. Ну, и Тэнкредо, которому всю жизнь внушали, что правила выше чувств, стал таким же педантом со своими вечными нравоучениями. А уж моя прическа, для него, ни больше ни меньше, богохульство. Милая семейка, да?

Третьим ребенком была тетя Лидия. Она, вообще-то, замечательная. Правда, иногда все же слишком суетливая. Тетя Лидия и дядя Кристиано поженились еще в университетские годы. Потом последнему предложили работу в Барселоне, и они уехали. Лорна и Ромеро родились уже там. Еще, пожалуй, следует упомянуть, что у моей мамы сложились доверительные отношения с тетей Лидией. Ну, это, в общем-то, понятно. Ведь разница в возрасте у них не так уж велика – всего два года. Тетя Агнеса на шесть лет старше моей мамы, а дядя Неро – на семь.

Да, в нашей семье не все так гладко, как хотели бы бабушка и дедушка (они умерли задолго до моего рождения). Но одно остается неизменным: всех нас восхищает их любовь. Они душа в душу прожили двадцать с лишним лет, ни разу не поссорившись. Это достойно высшей похвалы, поэтому мы, на протяжении многих лет, каждый год собираемся вместе на годовщину их свадьбы, тринадцатого сентября. Эту семейную традицию мы сохранили, несмотря на все внутренние конфликты и распри.

Итак, сейчас в палате стояли тетя Лидия, дядя Кристиано и двое моих противных кузенов. Надо сказать, посмотрев на тетю Лидию и мою маму, никто никогда не скажет, что они – родные сестры. Общей чертой у них были только светлые волосы. А так, моя тетушка выглядела гораздо старше и цвет глаз имела другой – серый – да и вообще, у нее был абсолютно другой тип лица. Она часто улыбалась, и вообще, была замечательной.

Дядя Кристиано тоже был неплохим человеком. Они с тетей Лидией во многом похожи. Оба заботливые – иногда даже слишком – и добрые. Дядя Кристиано имел светло-русые волосы, всегда зачесанные назад, ярко-голубые глаза (эта черта передалась его детям), немного кривой нос, волевой подбородок и высокие скулы. Да, в некотором отношении, его нельзя было назвать голливудским красавцем, но доброе сердце с лихвой компенсировало все недостатки внешности.

Далее следую сами близнецы. Иногда, наблюдая за их дурацкими шуточками, я думаю, в кого они такие. Ни тетя Лидия, ни дядя Кристиано никогда не обладали таким высокомерием, но эти двое… У нас с ними был всего один месяц разницы, но они всегда называли меня мелким и вообще, обращались со мной, как с трехлеткой.

Хотя, признаться, нас объединяет одно: острая неприязнь к Тэнкредо. Собираясь всем семейством, мы вместе подтрунивали над ним и делали ему гадости. Кстати, Рената тоже нас всецело поддерживала, хотя близнецы доставали ее еще больше. Но все эти внутренние распри были мелочами в сравнении с антипатией к нашему кузену. И дело было даже не в крайней степени занудства Тэнкредо, а в том, что он вечно оскорблял мою маму. Конечно, за глаза. Ну, близнецы, хоть сами не ангелы, свою тетю любят – тут им надо отдать должное. Я, естественно, мстил за мать, а Рената помогала нам из солидарности.

Нет, мы не пытались причинить Тэнкредо серьезный вред. Все-таки, что ни говори, а он – наш брат. Мы просто создавали ему лишние проблемы типа подножек и кнопок. А в прошлом году, как сейчас помню, перед отъездом подложили ему в рюкзак огромную противную склизкую жабу, которую поймали в близлежащем пруду (тогда мы собирались у тети Лидии). Было крайне забавно наблюдать, как этот придурок вертится на месте, пытаясь понять, кто за его спиной квакает. Тетя Агнеса постоянно называла нас чертятами, а моя мама и тетя Лидия только тихонько посмеивались.

В общем, близнецы не были моими любимыми родственниками, но, опять же, смотря с кем сравнивать. А вообще, эти двое походили друг на друга во всем, начиная от высокомерия и заканчивая довольно странным чувством юмора. Да и внешнее сходство было поразительным. Я долгое время пытался выяснить, бывают ли разнополые однояйцовые близнецы, но тщетно. Тем не менее, эти ребята были похожи друг на друга, как две капли воды, если не считать того факта, что Лорна – девушка. А так, те же ярко-голубые глаза, светлые волосы, тонкие черты лиц… Не сумев найти биологического подтверждения такого феномена, я стал в шутку называть генетическими мутантами, от чего те жутко бесились.

– Эй, привет! – весело помахали мне тем временем близнецы.

– Привет, – осторожно поздоровался я.

Все расселись по диванам и креслам. Ближе остальных ко мне плюхнулся Ромеро. Он-то первым и начал разговор.

– Мы тут слышали, наш малыш получил немаленькие травмы от немаленького зверя.

– Ромеро, придумай что-нибудь пооригинальнее, а? – фыркнул я. – И вообще, особь пумы попалась сравнительно мелкая. Я бы даже сказал, подросток.

– О! – расхохоталась Лорна, устроившись на подоконнике. – А не слишком ли она была взрослой, для тебя, мелкий?

– Так, хватит! – вмешался дядя Кристиано. – Не успели приехать, а уже накинулись на брата!

Мама тем временем знакомила Германа с тетей Лидией. До этого они не виделись, а только слышали друг о друге. Но вроде бы все прошло, как по маслу. Герман пожал руки всем новоприбывшим и с интересом спроси:

– А Федерико намного младше Лорны и Ромеро? Ну, просто глядя на то, как они его называют…

– Всего на месяц, – пробурчал я. – А эти двое все время мне об этом напоминают!

– Можно подумать, в одиночку броситься на пуму было взрослым поступком! – заметила Лорна. – Ты мне скажи, каким идиотом для этого нужно быть!

– Да нет, Лор, – возразил ее брат. – Здесь…

Но договорить ему помешала дверь палаты, которая снова открылась. Но сейчас на пороге стояли те, кого я вполне мог ожидать увидеть: Ромальо и Виолетта. Впрочем, появление последней тут же и выбило меня из колеи. Сердце запело, а мозг яростно закричал, что она не должна знакомиться с Лорной и Ромеро. Эти двое прекрасно знают. Им не составит труда догадаться о моих настоящих чувствах к Виолетте. А уж если учесть, что они меня терпеть не могут… Гремучая смесь, да?

– Федо! – воскликнула моя подруга и, не обратив внимания на остальных, метнулась ко мне.

Она была бледная, как смерть, когда останавливалась возле кровати. Я и опомниться не успел прежде, чем она сжала мою ладонь. Мое сердце заколотилось, как бешеное, и я мысленно поблагодарил Джулианну за то, что она убрала приборы, которые выдали бы меня с потрохами. Я не мог, да и не хотел протестовать. Просто переплел наши пальцы и тихо сказал:

– Все хорошо.

– Верю, – ответила моя подруга, еще крепче сжимая мою ладонь. – Но, пожалуйста, больше так не делай, а то меня хватит удар!

– Эй! – привлек всеобщее внимание Ромеро. – А я тебя знаю! Ты вместе с Федерико участвовала в «Реалити»!

– Да, я тоже тебя видела! – подхватила Лорна. – Ты, кажется, Виолетта?

– Да, – кивнула моя подруга и, наконец, оглядела всю палату.

Что ж, назад пути нет. Придется знакомить ее со своей семейкой.

– Вилу, это мои родственники из Испании, – пояснил я. – Возле мамы сидит тетя Лидия, а рядом с ней – дядя Кристиано. Ну, а эти двое – мои кузены, Лорна и Ромеро. Я тебе про них рассказывал.

– О! – одновременно воскликнули близнецы.

– Могу себе представить, что наш мелкий тебе понарассказал, – улыбнулась Лорна.

– Между прочим, ты ниже меня, так что, как говорится, чья бы корова мычала, – встрял я. – А рассказал я только правду.

– Ну, да, ты ведь у нас не любишь врать, – буркнул Ромеро.

– Извините, – робко вмешалась Джулианна. – Я, наверное, покажусь занудой, но мы еще не решили, отпускать ли Федерико домой. Ему есть, кому делать перевязки?

– Могу взять это на себя, – одновременно вызвались тетя Лидия, Виолетта и, к моему удивлению, Лорна.

– Ли, у тебя же работа, – напомнила моя мама тете Лидии.

– Ой, верно, – спохватилась та. – Нам же сегодня вечерним рейсом лететь домой! Впрочем, дети могут остаться – ведь сейчас каникулы.

– Да, мы остаемся, – кивнула моя сестра.

– Я что-то не понял, – помотал головой я. – Вы же оба меня терпеть не можете! С чего вдруг такая забота?

– И вообще, возражения не принимаются, – подхватила Виолетта. – Федерико оказался здесь, потому что защищал меня!

– Вилу… – начал, было, я.

– Заткнись! – внезапно крикнул Ромеро и обратился к Виолетте. – Так говоришь, это тебя мой мелкий братец защищал?

– Да, – призналась моя подруга. – Пума вышла из-за деревьев, Федерико велел мне бежать за помощью, а она бросилась вслед…

– И Федерико встал на твою защиту? – охнула Лорна. – С ума сойти!

– Да уж, растет наш мальчик! – хмыкнул Ромеро.

– Мам, – не выдержал я, – вот, скажи, зачем ты позвонила тете Лидии?! Нет, я не имею ничего против нее и дяди Кристиано. Но эти двое…

– Я знаю, сынок, – улыбнулась моя мама. – Я позвонила еще Беатрис…

– О, боже! – застонал я.

Нет, перспектива приезда Ренаты мне даже нравилась. Она, пожалуй, единственная моя двоюродная сестра, к которой я по-настоящему привязан. Но уж очень не хотелось, чтобы надо мной крутилась целая толпа. К тому же, близнецы достают Ренату больше, чем меня. Вот ведь сюрприз от мамочки, ей богу!

– Ты дослушай сначала! – отмахнулась та. – Я позвонила Беатрис, но оказалось, что малютки Ренаты дома нет.

– Малютки Ренаты? – спросила Виолетта, снова включив странную интонацию, которую мой воспаленный мозг принимает за ревность.

Нет! Это не ревность! Не может этого быть! Не может! Нельзя допускать надежду! Все, спокойно!

– Еще одна его двоюродная сестра, – отмахнулась моя мама. – У Федерико отношения с ней получше, чем с Лорной и Ромеро. Но мне пришлось позвонить Лидии. Должен ведь кто-то быть с ним, пока я на работе!

– Эй, а Виолетта на что?! – возмутился я. – Мы ведь все время вместе!

– Скажем так: я догадывалась, что ты не позволишь ей видеть свои повреждения, – отмахнулась моя мама.

Я задумался. Да, похоже, вариантов у меня не так много. Либо дать Виолетте возможность увидеть раны (даже представить боюсь, как она отреагирует), либо позволить близнецам делать перевязки. Выбор очевиден. Я никогда не сделаю больно Виолетте!

– Хорошо, пусть эти двое остаются, – произнес я. – В конце концов, есть возможность, что тетя Беатрис скажет Ренате, когда она вернется. Если наша сестренка приедет…

Я замолчал, потому что все представители моей семьи заерзали на своих местах. Они явно что-то скрывают.

– Что-то не так? – напрягся я.

– Ну, Рената вряд ли приедет, – вздохнула моя мама.

О, господи! Еще чего не хватало!

– Что случилось? – спросил я.

– Да так, – отмахнулась мама. – Ерунда. Не думай об этом.

– Мам, ты пугаешь меня! – констатировал я. – Что случилось с Ренатой?!

– Ну, три дня назад я говорила с Беатрис по телефону, – ответила за сестру тетя Лидия. – Сообщила о вашем переезде и назвала адрес.

– А когда я ей звонила, она сказала, что Рената хотела сделать тебе сюрприз и приехать в гости, – подхватила моя мама. – Но, добравшись до Буэнос-Айреса, через пару часов перезвонила и сообщила, что отправляется в какую-то экспедицию.

– Угу, – саркастически фыркнул я. – Рената. В экспедицию. Да не смешите меня!

– Я сказал то же самое, – поддакнул Ромеро. – Но факт остается фактом. Рената отключила свой мобильник и с тех пор не звонила.

– Да успокойтесь, – отмахнулась Лорна. – Это ведь всего лишь экспедиция! Через пару недель Рената вернется домой, вот увидите!

Я вздохнул. Нет, конечно, может быть, Лорна права, и мы все просто зря раздуваем панику. Но мне всегда казалось, что я неплохо изучил Ренату. Экспедиции – не ее стихия, однозначно. И это заставляло меня всерьез беспокоиться о судьбе сестры…

====== Глава 31 ======

В течение последующих дней я старался не думать о Ренате, иначе, сошел с ума. Тем более, что тогда я мог только ждать. Меня выписали из больницы, тетя Лидия и дядя Кристиано уехали, а близнецы остались делать мне перевязки.

Виолетта тоже все время была рядом, но я просил ее выйти перед каждой перевязкой. Не мог я допустить, чтобы она видела, во что превратились мои рука и грудь. Даже близнецы побледнели, когда это увидели. А что же будет с ней? Подумать страшно!

Подруга часто меня обнимала и вообще, постоянно так или иначе поддерживала. Она, словно чувствовала мою тревогу за Ренату. Чувствовала и не давала ей взять надо мною верх. Признаться, только рядом с Виолеттой я чувствовал себя по-настоящему спокойно. Наверное, я – плохой брат, потому что и думать забываю о Ренате, стоит этой девушке хотя бы мимолетно дотронуться до меня. И чувства к Виолетте от тревоги за сестру, конечно, слабее не стали. Нет, я просто отвратительный брат! Вместо того, чтобы искать свою сестру, усмиряю чувства к девушке и борюсь с отчаянным желанием ее поцеловать!

Но, собственно, что я могу? Только ждать. Ведь сейчас искать Ренату в Аргентине – все равно, что иголку в стоге сена. Остается ждать, когда она сама подаст какой-нибудь знак. Ну же, Рен, давай, ты же сильная!

Между тем, я восстанавливал свои навыки игры на музыкальных инструментах. Раненая рука, поначалу, плохо меня слушалась и кровоточила от слишком долгих упражнений, но уже через пять дней все вернулось в привычное русло. Я снова мог играть даже самые сложные мелодии. Однажды мы с Виолеттой даже спели для близнецов. В этой песне я забыл обо всем, включая Лорну, Ромеро и, должен признаться, Ренату. Осталась только любовь. Безответная и потому болезненная любовь.

Кстати, по странному стечению обстоятельств, общаться с близнецами теперь стало куда приятнее. Если они когда-нибудь шутили в адрес моего возраста, но теперь это были достаточно безобидные шутки. Честно говоря, я не имею ни малейшего понятия, с чем связаны такие перемены. Из-за Виолетты? Или из-за беспокойства о Ренате? Не знаю. Но мне это определенно нравится. Иногда даже возникает ощущение, что мы еще можем стать нормальными братьями и сестрой.

Время не стояло на месте. Лето потихоньку подходило к концу. Семнадцатого августа у Виолетты должен был быть День Рождения. Подарком я запасся еще в Италии. Надеюсь, ей понравится. А также. Я написал особенную мелодию, которая, как мне кажется, идеально характеризует мою подругу. Плавная, нежная, легкая, ненавязчивая мелодия. К сожалению, в этой самой мелодии я не смог в полной мере отразить красоту Виолетты, просто потому что это невозможно. Она прекраснее, чем самые дивные цветы в мире. Солнце, луна, звезды… Все это бледнеет на фоне Виолетты Кастильо. И никакими словами невозможно описать всю силу моей любви к ней.

Тринадцатого августа Джулианна позвонила и попросила приехать. Поскольку, на момент звонка, моя мама уже была на работе, я не стал ее беспокоить, а взял с собой близнецов и Виолетту. Ну, то есть последнюю я брать не хотел – она могла испугаться, если что-то серьезное. Но девушка, не желая ничего слушать, просто уселась в такси рядом со мной.

Впрочем, как выяснилось, поводов для беспокойства не было. Джулианна просто размотала бинты (я, при этом, настоял, чтобы Виолетта вышла), осмотрела меня и объявила, что теперь я могу ходить без них. Да и выглядели раны уже гораздо лучше. Предплечье зажило почти до конца, на руке следы зубов сильно затянулись, и даже на груди шрамы выглядели уже не столь пугающе.

– Жаль, что на таком прекрасном юном теле все же останутся следы, заметила Джулианна.

– Ничего, – хмыкнул Ромеро. – Шрамы украшают мужчин.

– Ну, точнее говоря, пока им придется украшать мальчика, – колко добавила Лорна.

– По мне – так лучше мальчика, чем генетических мутантов! – съязвил я, надевая рубашку и пиджак.

Так, посмеиваясь, мы поблагодарили Джулианну и вышли из процедурной. Виолетта стояла в коридоре с крайне обиженным лицом. Этого я, конечно, не смог вынести, поэтому велел близнецам идти дальше, подошел к девушке и тихо сказал:

– Прости, Вилу. Я не хочу, чтобы ты видела…

– То, что случилось с тобой, когда ты бросился на мою защиту?! – закончила она. – Да, конечно, зачем мне видеть, как эта пума тебя изодрала по моей вине?!

– Но ты не виновата, – возразил я. – В произошедшем ничьей вины нет. Да, я ринулся на твою защиту, но это была исключительно моя инициатива. Ты не можешь винить себя за то, что сделал я.

– Но ты ведь сделал это ради меня! – не унималась Виолетта. – И я хочу быть уверенной в том, что с тобой ничего не случится! Хочу всегда быть рядом! Хочу помогать тебе! Хочу держать за руку, когда тебе больно!

Ее голос дрогнул, а на глазах выступили слезы. Вот, черт! Я не могу видеть, как она плачет! Каждая слезинка Виолетты оставляет незаживающую рану в моем сердце. А уж если учесть то, что сейчас эти слезы появились из-за меня…

– Вилу, пожалуйста, не плачь! – воскликнул я, обнимая подругу и прижимая к себе.

Ну и что, что сердце готово выпрыгнуть из груди! Ну и что, что внутри у меня, словно гуляет электрический ток! Главное – успокоить ее! А Виолетта вдруг вздохнула, обхватила меня за шею и тихо шепнула:

– Ты представляешь, какой ужас я почувствовала, когда увидела тебя на земле в луже крови?!

В груди у меня бушевали противоречивые чувства. С одной стороны, для меня были невыносимы ее страдания, поэтому сердце требовало немедленно закрыть эту тему. Но с другой… Черт возьми, да она испугалась! Любопытство мое желало знать, чего именно испугалась Виолетта – крови или того, что чуть было не случилось со мной. А еще, это самое любопытство потянуло за собой еще одно чувство. Надежда? Ох, только ее мне не хватало! Я поспешно задушил все ростки, а заодно, и уничтожил свое любопытство. Это ничего не значит! Виолетта, конечно, привязалась ко мне, как к другу и, может быть, даже как к брату, но не более того! Не более! Она просто проявляет дружескую заботу! Признаться, уничтожить невольно зародившиеся чувства – дело трудное и очень болезненное, но ради Виолетты я готов стерпеть и не такую боль. Ох, как бы мне хотелось так же вот уничтожить и свою любовь… Но это невозможно. Я настолько глубоко впустил эту любовь в недра своего сердца, что она даже сама по себе, наверное, никогда не исчезнет. Так что мой удел – вечно мучиться осознанием того факта, что Виолетта не любит меня… Но сейчас она плачет, а я должен ее успокоить! Все! Закрываем тему!

– Прости меня, Вилу! – сказал я, не выпуская ее из объятий. Мне и самому стало так страшно, когда пума на тебя кинулась… И я, к сожалению, даже не могу пообещать, что больше такого не повториться. Это звучит странно, но я хочу быть рядом и защищать тебя ото всех напастей! Просто позволь мне заботиться о тебе, хорошо?

– Хорошо, – ответила моя подруга. – Только сам, при этом, постарайся не погибнуть!

– Прости, но этого я тоже обещать не могу, – вздохнул я. – Самое главное для меня – защитить тебя. Любой ценой защитить, понимаешь?

Виолетта тоже вздохнула и отстранилась от меня. Сердце мое тут же потребовало прижать ее к себе крепче и никогда не отпускать. Но мозг, конечно, успел вовремя остановить невольный импульс. Все внутри сопротивлялось, но я тоже разжал объятия. Мы вышли на крыльцо, где нас ждали близнецы, и все вместе направились домой.

Дорога прошла в молчании. Честно говоря, нас с Виолеттой очень смущало присутствие Лорны и Ромеро. Тем более, что они оба иногда очень странно на нас поглядывали. Не то с ехидством, не то с недоверием. Я честно не понимал, с чем это связано. Возможно, это было мое упущение, как плохого брата. С этим я спорить не стану. Но и близнецы тоже какие-то странные: все детство высмеивают, а теперь изображают из себя заботливых родственников. И поди теперь, разберись, когда они были настоящими, а когда притворялись.

В таком молчании мы и добрались до дома. На крыльце стоял какой-то молодой человек и жал на кнопку звонка.

– Эй, парень! – окликнул его Ромеро.

Тот обернулся и подошел к нам. Я еще раз убедился в том, что никогда его не видел. На вид юноше было лет девятнадцать. Прыщавый и нескладный, он производил впечатление школьника-переростка, но вполне осмысленный взгляд карих глаз, черные, как смоль, волосы и жесткие черты лица зрительно ему возраста прибавляли.

– Здравствуйте, – приветствовал он нас молодым и энергичным голосом. – Мне нужен Федерико Дельяно…

Я приподнял брови, но шагнул вперед со словами:

– Это я. Чем могу быть полезен.

Прежде, чем ответить, парень достал из кармана многократно сложенный листок и протянул мне.

– Вот. Вам просили передать лично в руки.

Я, все еще удивляясь, неуверенно взял листок. На нем, действительно, было написано мое имя и адрес. Но… Что за черт?! Почерк! Неужели это…

– Лорна, Ромеро! – нахмурившись, позвал я близнецов. – Посмотрите-ка!

Те заглянули мне через плечо и одновременно воскликнули:

– Ни фига себе!

====== Глава 32 ======

– «Федерико, я сейчас в клубе «Три черепахи». Это подвальное помещение какой-то большой гостиницы (названия не помню). Клуб маскируется под обычный ресторанчик, но после шести вечера нас с девочками заставляют танцевать стриптиз. Удерживают силой, отобрали документы. Вытащи меня отсюда, пожалуйста! Я боюсь!»

В десятый раз прочитав записку вслух, я оглядел всех, кто вместе со мной сидел в нашей гостиной: Виолетта, Лорна, Ромеро, Макси и Нати (которые пришли по моему звонку полчаса назад).

– И что будем делать? – подытожил я.

– А разве это не очевидно? – фыркнул Ромеро. – Попробуем вытащить оттуда Ренату, естественно!

– Ну, и как ты себе это представляешь? – нахмурился Макси. – Ведь днем девушек, наверняка, держат взаперти. А ночью кого родители отпустят?

– Дело даже не в родителях, – возразил я. – В конце концов, шесть вечера – не такое уж позднее время. Но на входе в тот клуб, скорее всего, установлен некий фейс-контроль. Вряд ли туда пускают несовершеннолетних. А уж нам с вами восемнадцати никак не дашь. Никому, включая Лорну и Ромеро.

– Никогда не думал, что скажу это, но ты прав, – вздохнул мой кузен. – А может, привлечь кого-то из взрослых?

– Кого? – в один голос спросили все присутствующие.

– Ну, например, тетю Аврелию, – густо покраснев, пробурчал Ромеро. – Или отца Виолетты.

Несколько секунд мы смотрели на него, как на идиота. Нет, ну что это такое?! Ромеро всю жизнь посмеивался надо мной из-за возраста, а рассуждает сейчас хуже пятилетнего ребенка! Привлечь взрослых… Да мою маму тут же и хватит удар, а Герман предложит идти в полицию. Ну, а полиция здесь совсем некстати. Если кто-то в клубе поймет, что их выдала Рената, ей крышка. Нет, мы не можем рисковать жизнью сестры.

Но тут у меня в кармане зазвонил мобильник. На мгновение в моей голове появилась мысль о том, что это может быть Рената, и я впервые в жизни почувствовал разочарование, увидев на экране имя Энрике.

– Алло? – отозвался я.

– Привет, Федо! – воскликнул мой друг. – Я хочу тебя обрадовать. Мы только что прилетели и въехали в новый дом! Может, придешь в гости?

– Извини, Рике, не могу, – вздохнул я.

– Что-то случилось? – напрягся тот.

Удивительно, как он всегда ухитряется понять и почувствовать, если что-то не так… А впрочем, здесь мой взрослый друг может очень пригодиться.

– Да, – согласился я. – Моя двоюродная сестра, Рената… Помнишь ее?

– Миниатюрная такая? – уточнил Энрике.

Они с Ренатой были знакомы. Как-то раз моя сестра, когда у меня заканчивался урок вокала.

– Точно, – подтвердил я. – Так вот, она попала в переплет. Вот, мы с Виолеттой, близнецами и парой друзей сидим и думаем, как ее спасти.

– Я сейчас приду, – тут же вызвался Энрике. – Еще не хватало доверить твою жизнь этим близнецам!

– При чем здесь моя жизнь? – опешил я.

– Но ты ведь в стороне не останешься, – отмахнулся мой друг. – Слава богу, не первый год тебя знаю. В общем, жди меня.

– Ладно, – кивнул я, продиктовал ему адрес и отключился.

– Кто-то сейчас к нам присоединится? – полюбопытствовала Нати.

– Мой взрослый друг, – пояснил я.

– Здорово! – обрадовалась Виолетта. – Он может очень нам помочь!

– Нам? – приподнял бровь я.

– Да, нам, – непреклонно заявила моя подруга. – Я тоже в стороне не останусь!

– Вилу, – мягко произнес я, – думаю, мне будет спокойнее, если ты не полезешь в это дело.

– А мне будет спокойнее, если я буду знать, что с тобой ничего не случится! – в запальчивости воскликнула Виолетта.

Секунды через три она, похоже, поняла, что сказала и оглядела всех присутствующих смущенными глазами. Близнецы одновременно прыснули, а Макси с Нати недоуменно переглянулись. Ах, да! Ведь последние не знают о моей драке с пумой! Я посмотрел на Виолетту и тихо спросил:

– Расскажем им?

Та кивнула.

– Короче, пару недель назад я вступил в поединок с горным львом, – начал я.

– Если быть точным, он в одиночку бросился на него, – добавил Ромеро.

– Но все равно ухитрился одержать победу, получив, правда, пару серьезных увечий, – подхватила Лорна.

– Он защищал меня, – подытожила Виолетта.

Маки и Нати сначала обвели нас внимательными взглядами, стараясь, очевидно, распознать признаки шутки. Затем, поняв, что юмором здесь и не пахнет, снова переглянулись и одновременно восхищенно воскликнули:

– О!

– Ничего себе! – продолжил Макси. – Ну, ты, дружок, даешь! Джек Потрошитель отдыхает!

– Как ты? – спросила Нати.

– Нормально, – ответил я. – Мы вам рассказали, чтобы вы не удивлялись словам Виолетты. – Просто она тогда испугалась и теперь не хочет снова такое пережить.

– Вот именно! – подхватила моя подруга. – И не надо на меня так смотреть!

– Не будем, не будем, – успокоила ее Лорна. – Так что, пойдем вытаскивать оттуда Ренату?

– Сначала дождемся Энрике, – решил я.

– Ох! – застонал Ромеро. – Знал бы ты, до какой степени мне не хочется прибегать к помощи твоего дружка! Но, похоже, выбора у нас нет.

– Тебе не нравится Энрике? – удивилась Виолетта.

– И не только ему! – насупилась Лорна.

– Да кто такой этот Энрике?! – встрял Макси.

– Он – мой репетитор по вокалу, который не раз вытаскивал меня из крайне сложных ситуаций, – пояснил я. – Жил в Италии, но, когда мы с мамой переехали, проявил себя хорошим другом.

– И тоже перебрался? – опешила Виолетта.

– Да, вместе, с младшими братом и сестрой, о которых заботится, – кивнул я.

– А твой Энрике – он совершеннолетний? – полюбопытствовал Макси.

Я кивнул.

– Только мне без разницы, – пробурчал Ромеро. – Я ему все равно не доверяю.

– И я тоже, – поддакнула моя сестра.

– А что случилось? – нахмурилась Виолетта.

– Ну, мы с Федерико часто соревновались между собой, – пояснил Ромеро. – И как-то раз устроили очередной турнир: кто сделает больше трюков на турниках. Этот самый Энрике явился в качестве болельщика. А потом… потом наш мальчик не удержался и…

– Упал, – закончила за него Виолетта. – Он мне говорил. И только попробуй сказать, что это был не несчастный случай! Такое могло произойти с каждым!

– Не скажу, не скажу, – отмахнулся Ромеро, но я засек, как густо покраснели уши моего дорогого братца, а заодно, и Лорны. Да, похоже, в этой истории не все так уж прозрачно!

– И при чем здесь Энрике, – не понимала Виолетта.

– При том, что он обвинил именно этих двоих, – ответил я за близнецов. – С тех пор, у них взаимная вражда.

– Ладно, – быстро отмахнулась Лорна, – давайте-ка поговорим об этом позже. После того, как спасем Ренату.

Слова, конечно, были правильными, но меня, признаться, напрягло то, как быстро моя сестра решила сменить тему. А вдруг она все-таки как-то причастна к… Ох, кажется, я перенял у Энрике его подозрительность! Ну, ведь не могут же близнецы желать смерти своему, хоть и двоюродному, брату! Не могут они быть настолько черствыми! А если…

Но тут ход моих мыслей был прерван стуком в дверь. Я открыл и немедленно оказался в объятиях верного друга. Минут пять ушло на то, чтобы познакомить его с Макси и Нати, и еще минут двадцать – на то, чтобы прояснить ситуацию. Наконец, Энрике произнес:

– Ну, вы правильно сделали, что позвали меня. Вам самим туда лезть было бы бесполезно. Наверняка, при входе в этот клуб проверяют паспорта. Я сам зайду. Правда, как мне узнать Ренату – понятия не имею. Я ведь ее и видел-то один раз в жизни.

– Слушай, – медленно пробормотал я, озаренный внезапной идеей, – а что, если мне тоже туда пробраться?

– Ну, и как ты это сделаешь? – пессимистично хмыкнул Ромеро.

– С вашей помощью! – воскликнул я, схватив со стола листок бумаги и ручку. – Вот, сейчас объясню…

====== Глава 33 ======

В начале седьмого мы все уже стояли возле клуба «Три черепахи». Вычислить его месторасположение особого труда не составило – все-таки в Аргентине не так уж много больших гостиниц с подвальными ресторанчиками.

Вот, Энрике вошел внутрь, а мы, вшестером, замерли по разные стороны от входа, готовые действовать в любой момент. Ждать сигнала было труднее всего. По крайней мере, для меня. Все-таки, в логове врага находились и моя сестра, и мой самый близкий друг… Хорошо, что Виолетта рядом. Если бы еще она там оказалась... Даже думать боюсь!

А Рената? Она ведь так надеется, что я ее спасу… Сестренка… Я помню ее с самого детства. Помню, как мы бегали наперегонки. Помню смех, когда я учил ее драться. Помню, как она упала со своего первого велосипеда, и как я утешал ее… С трех лет Рената занималась гимнастикой, а я всегда ее поддерживал и радовался победам вместе с ней. И вот, в прошлом году, моя сестра все же получила первый разряд по этой самой гимнастике. Как она тогда ликовала… Я улыбнулся, вспомнив ее счастливое лицо, когда она демонстрировала свою медаль. Мы вытащим тебя, Рен (так я с детства сокращал имя сестры).

Тут мой мозг пронзила мысль об Энрике, и улыбки, как ни бывало. За него я переживаю так же, как за Ренату и почти так же, как за Виолетту. Ну, еще бы! Ведь в этом клубе Энрике оказался из-за меня. Но дело здесь вовсе не в чувстве вины. Просто этот парень с десяти лет был рядом со мной, помогал, учил жизни… Это ведь благодаря его науке, я в одиночку справился с одиннадцатью пивососами. Никогда не забуду, как Энрике показывал мне самые разные приемы и вообще, говорил о жизни. Я помню все его советы и стараюсь следовать им. Энрике мне брат в гораздо большей степени, чем когда-нибудь станет Ромеро. Я точно знаю, что уж этот-то друг никогда не обманет и не предаст. Что он будет рядом в любом случае, при любом раскладе. Разумеется, шесть лет дружбы никуда не деваются. Если сейчас с Энрике что-нибудь случится, я этого не вынесу. Только свистни – я тут же прибегу к тебе на выручку, брат! Не буду колебаться ни секунды! Только позови…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю