290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шепот ветра (СИ) » Текст книги (страница 21)
Шепот ветра (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Шепот ветра (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 25 страниц)

– Минутку! – посерьезнев, встрял Деметрио. – Неужели все, и вправду, так опасно?! Вы что, действительно, можете…

Мы с Энрике одновременно кивнули. Не хотелось, конечно, травмировать малышей, но, наверное, будет лучше, если наша возможная смерть не станет для них сюрпризом.

– Тогда я с вами! – неожиданно заявил Деметрио.

– Исключено! – в один голос вскричали мы с Энрике.

– Почему это?! – возмутился паренек. – Вы, двое, будете рисковать жизнями, а я – ждать, пока мне позвонят и сообщат о вашей гибели?! Ну, знаете ли…

– Дем, прекрати! – воскликнул я. – Ты не можешь пойти с нами! Это слишком опасно!

– Именно поэтому я должен пойти с нами! – выпалил Деметрио. – Я не стану сидеть, сложа руки, пока мои братья прыгают под пулями! Или вы считаете, что я не сумею за себя постоять?!

– Ну, конечно, сумеешь! – возвел Энрике глаза к потолку. Мы в этом не сомневаемся! Просто…

– Дем, подумай! – подхватил я с очень серьезным лицом. – Представь на мгновение, что мы, все трое, погибнем! Что тогда будет с Росанной?

Конечно, я знал, что моя мама не оставит девочку одну. Но, если такие слова удержат Деметрио от глупостей…

Парнишка посмотрел сначала на сестру, затем, на нас с Энрике, помолчал немного и все-таки произнес:

– Хорошо. Ладно. Я остаюсь. Но вы сами-то поосторожнее! У меня, видите ли, запасных братьев нет!

– Идет, – кивнул Энрике.

После такой короткой сцены, мы с моим почти-братом поспешили убежать. Не хватало еще, чтобы Росанна тоже захотела идти с нами.

Скоро, дом Марроне остался позади, а я мысленно гадал, смогу ли еще когда-нибудь увидеть его и тех двоих его жителей, что остались внутри…

====== Глава 66 ======

– Федо, – окликнул меня Энрике, пока мы вместе торопливо шли к дому Кастильо.

– Да? – отозвался я, не замедляя шага.

– Ты ведь не бросишь Деметрио и Росанну, если я…

– Рике, даже не шути так! – выпалил я. – Все с тобой будет в порядке! Ты должен в это верить!

– Я верю, – быстро заверил меня тот. – Но все же…

– И что ты такое говоришь?! – продолжил я. – Деметрио и Росанна мне такие же друзья, как ты. Ладно, если тебя это успокоит, я обещаю, что мы с мамой заберем их к себе и на пушечный выстрел не подпустим к ним никаких представителей детских домов! И, даже если я сам погибну…

– Вот, теперь ты не смей так говорить! – воскликнул Энрике.

– Чисто-теоретически, – пояснил я, – если мы оба погибнем, мама тоже их не оставит. Так что не волнуйся, брат.

Энрике хлопнул меня по плечу, и мы неосознанно прибавили шагу. До дома Кастильо оставалось всего метров сто, когда я увидел черный фургон напротив него. Мы с моим почти-братом переглянулись и, как всегда, поняв друг друга без слов, свернули за ближайший угол.

– И что ты думаешь? – настороженно спросил я.

– Что такая машина вряд ли понадобилась бы людям в мирных целях, – задумчиво протянул Энрике. – Наверное, нам нужно пройти к дому так, чтобы нас не засекли.

Я задумался. Нет, мне был известен способ проникнуть в дом Кастильо, миновав фургон. Но тут в мою голову пришла мысль. Мысль настолько сумасбродная и суицидальная, что мне самому стало немного страшно. И, тем не менее, я понимал, что это – единственный возможный способ уберечь Виолетту от опасности. А ради нее можно и рискнуть.

– Ты обойди дома вокруг, – обратился я к другу. – На этой улице забором окружен только дом Кастильо, так что не ошибешься.

– А ты? – немедленно спросил Энрике.

– А мне НУЖНО, чтобы меня увидели, – заявил я.

– С ума сошел?! – возмутился мой почти-брат. – Да они, наверняка, вооружены! Из тебя сделают решето прежде, чем ты успеешь закричать «мама»!

– Да никто из меня ничего не сделает! – отмахнулся я. – Тем ребятам пока вовсе незачем меня убивать!

– Но чужая душа – потемки! – возразил Энрике. – Нет, брат, я не позволю тебе идти одному!

– Рике, – у нас нет выбора! – воскликнул я. – Лично у меня нет другой идеи по спасению Виолетты.

– Так, может, эта идея есть у Германа, а ты своим появлением только все испортишь! – воззвал тот к моему рассудку. – Нет уж, давай обойдем дом вместе, а уж помазолить тем ребятам глаза мы всегда успеем!

– Время потеряем, – пробурчал я, но все же повел друга в нужном направлении.

Мы бежали осторожно, прячась за углы и стараясь не попасться на глаза потенциальным противникам, хотя, на мой взгляд, именно попасться им на глаза и нужно было…

Вот, наконец, и дом Кастильо. Разумеется, задней калитки у них не было. Пришлось перелезать через забор. Впрочем, для нас с Энрике это было несложно. Мгновение – и я уже смотрю на дом, к которому привязался и в котором живет ОНА. Нашей дружбы больше не вернуть, и это причиняет мне боль. Но я все равно люблю Виолетту. Люблю, и ничего не могу с собой поделать.

– Ты сильный, – как всегда, поняв мои чувства, сказал Энрике. – Ты справишься.

Братишка… Как же ему всегда удается понимать и поддерживать меня? Вот, и сейчас, его слова придали мне решимости и сподвигли первым направиться к дому Кастильо.

Несколько шагов – и я уже неуверенно постучал в заднюю дверь. Она тотчас же открылась. На пороге стояла Ольгитта с чрезвычайно встревоженным выражением лица.

– О, Федерико! – воскликнула она. – Слава богу! Мы думали, ты не придешь!

– Как видите, пришел, – ответил я. – Где Герман?

– Сеньор с Ромальо, Аврелией и Анжи в кабинете, – пояснила домработница. – Но на твоем месте, я бы туда не совалась. Он никак не может придумать, как спасти Виолетту, поэтому находится в самом скверном расположении духа.

– Ничего, план есть у меня, – заявил я и повел Энрике за собой, вглубь дома.

Впрочем, мы замерли, как вкопанные, уже в дверях гостиной. И у нас были причины. На диване сидела Виолетта Кастильо собственной персоной.

При виде возлюбленной, мое сердце забилось чаще, а дыхание сбилось с ритма. Девушка тоже заметила меня, охнула, вскочила с места, а потом… замерла, залившись краской, опустив голову и, кажется, не находя слов.

Я тоже не знал, что сказать. Было ясно, что Виолетта не хочет меня видеть, но ведь и бросить ее в такой ситуации я не мог. И что, вечно так стоять?! Нет, нужно произнести хоть слово. Хуже не будет – куда уже. Я набрался смелости и едва слышно сказал:

– Виолетта…

И я не случайно назвал ее полным именем. Право сокращать его я получил, как друг. А теперь, какая дружба? Впрочем, Виолетту, казалось, такое обращение тоже не обрадовало. Она подняла голову, посмотрела мне в глаза и тихо спросила:

– С каких пор ты называешь меня полным именем?

Я попросту обалдел. И не только от самих слов. Просто в ее взгляде не было ни намека на ненависть или злобу. Не было даже осуждения. В этих пленительных карих глазах я видел сейчас столько чувств… И все эти чувства были положительными. Все до единого. А вот описать что-то конкретное… Нет, не может быть! На мгновение мне показалось, что одно из этих чувств – любовь. Но ведь бред же! И, тем не менее, такие эмоции… Что бы это значило?

Тут Энрике за моей спиной негромко кашлянул. В первую долю секунды я почувствовал раздражение. Но только с самого начала. Потом ко мне вернулось осознание происходящего, и стало понятно, что сейчас не время для лирических сцен. Энрике, как всегда, прав. Да и не стал бы он отвлекать меня без причины.

– Мы поговорим позже, хорошо? – уже смелее обратился я к Виолетте.

Ответа мы с Энрике дожидаться не стали, а сразу направились в кабинет Германа. Девушка проводила меня озабоченным взглядом, но я уже стучал в дверь.

– Кто там? – послышался изнутри усталый голос хозяина.

– Это Федерико, – крикнул я.

– О, входи, скорее! – отозвался Герман.

Прежде, чем подчиниться, я добавил:

– Только со мной еще друг, который тоже хочет помочь. Я ему доверяю, как себе.

– Да, пусть тоже заходит, – отвечал Герман.

Тогда только мы с Энрике открыли дверь и вошли в кабинет. Кроме самого хозяина, там находились Ромальо, Анжи и моя мама.

Закрыв за собой дверь, мы поздоровались со всеми присутствующими и немедленно были посажены за стол.

– Итак, – подытожил я. – Что мы пропустили?

– Собственно, ничего, – вздохнул Ромальо. – Никаких идей у нас так и не возникло.

– А от кого, вообще, угроза? – спросил Энрике.

– Ну, пару дней назад мне позвонили и предложили огромные деньги за землю, чтобы впоследствии построить там фабрику по производству резины. Я, хоть и бизнесмен, а все же забочусь о состоянии окружающей среды, поэтому отказался. Мне перезванивали еще несколько раз с предложениями удвоить и даже утроить цену. Но я заявил, что никакие деньги не заставят меня подставить под удар здоровье сотен людей. А сегодня утром мне снова позвонили и сказали, что, возможно, я передумаю, если моя дочь…

– Стоп! – нахмурился я. – Откуда эти люди, вообще, узнали о существовании Виолетты?

Герман смутился.

– Не знаю, но я никогда не скрывал, что у меня есть дочь.

– Ладно, – вздохнул я. – Сейчас главное – спасти Виолетту.

– Разумеется, – добавил Ромальо. – Мы за этим и собрались. Правда, придумать пока еще ничего не смогли.

– А что полиция? – поинтересовался Энрике.

– Ничего, – вздохнул Герман. – Мы ее не привлекали.

– ЧТО?! – одновременно воскликнули мы оба.

– Да у меня не было выбора, – торопливо пояснил Герман. – Когда я попытался позвонить в участок, злоумышленники перехватили звонок и велели мне не рыпаться, потому что они поставили во всем доме прослушивающие устройства.

– Значит, идут в ногу с техническим прогрессом, – констатировал я.

– Вот именно, – подхватила Анжи. – А еще, они установили слежку за домом. Видели фургон у парадного входа?

– Разумеется, видели, – ответил Энрике. – Поэтому зашли с тыла.

– Это как? – не понял Ромальо.

– Перепрыгнули через забор в задней части дома и вошли через вторую дверь, – перевел я.

– Молодцы! – похвалил Герман. – Так вы уверены, что вас никто не видел?

– Абсолютно, – кивнул Энрике. – Мы умеем быть осторожными. Правда, по плану Федерико…

– У тебя есть план? – тут же обратился ко мне Герман.

– Есть-то он – есть, – встрял мой почти-брат. – А только, я так чувствую, суицидальных наклонностей там будет порядком.

– КАКИХ наклонностей?! – возмутилась Аврелия Дельяно.

– Все в порядке, – тут же успокоил ее я. – Просто Энрике кое-что неправильно понял.

– Что за план? – поинтересовалась Анжи.

– Озвучивай, а там разберемся, – добавил Герман.

====== Глава 67 ======

– Ты рехнулся, – констатировал Энрике, когда я закончил излагать свой план.

Остальные пока еще приходили в себя после моих сумасбродных идей. Лишь секунд через десять Герман произнес:

– Да, Федерико, твой друг прав.

– Сынок, но ведь ты этого не сделаешь? – со слезами на глазах спросила моя мама.

Меня укололо чувство вины. Ну, вот КАК я мог сомневаться в ней?! Эта женщина не только родила меня, но и воспитала. Она работала в две смены, чтобы иметь возможность поставить меня на ноги. Она не спала ночами, когда я болел. Она с самого рождения старалась оберегать меня от всего плохого в мире. Когда я увлекся музыкой, она нашла мне репетиторов. Она места себе не находила каждый раз, когда я влипал в очередную передрягу. Во время «Реалити» она звонила по десять раз на дню, чтобы просто услышать мой голос. Мама была моим другом по жизни. Какая тут, к черту, ошибка молодости?!

И, тем не менее, сейчас я обязан сделать то, что предложил. Конечно же, я люблю маму, но и Виолетту тоже. Хотя, к последней у меня совсем другая любовь. От нее в жилах закипает кровь, сердце отбивает бешеные ритмы, дыхание сбивается безо всяких физических нагрузок… Нет, я просто не могу бросить Виолетту! Ни за что на свете я никому не позволю причинить ей вред и буду стоять за нее насмерть!

– Прости, мам, – обратился я к Аврелии Дельяно, – но, боюсь, у нас нет других вариантов. А времени не так много. Ведь сейчас все зависит от терпения тех ребят, правда?

– А он прав, – обратилась к Герману Анжи. – В любой момент люди могут ворваться в дом и… В общем, если у нас нет других идей, мы должны рискнуть.

– Ну уж нет! – возмутился тот. – Еще я детей под удар не подставлял!

– Но эти самые дети могут спасти жизнь ТВОЕМУ ребенку! – возразил Ромальо.

– Вот, уж от тебя я такого не ожидал! – вскричал Герман. – Ты, что же, готов поставить на кон жизни ни в чем не повинных ребят?!

– Если от этого зависит жизнь Виолетты, то можно и рискнуть! – выпалила Анжи.

– А смысл? – напрямик спросил у нее Герман. – Даже если им удастся уберечь мою дочь, она не простит меня за то, что я рискнул жизнью Федерико!

– Не думаю, что, после всего произошедшего, это имеет для нее значение, – возразил я.

– Поверь мне, имеет, и еще какое! – парировал хозяин дома.

– Тогда, значит, пусть умирает, лишь бы ты не потерял авторитета?! – возмутился Ромальо. – По мне, так лучше дать Виолетте повод для злости, чем подставить под удар ее жизнь!

– Вот именно! – подхватил я.

А моя мама просто умоляюще посмотрела на своего друга и шепнула:

– Герман… Герман, пожалуйста… Он ведь еще мальчик…

– Знаю, знаю, – мягко ответил он ей. – И я не приму от него такой жертвы.

– А мне и не нужно, чтобы вы ее принимали, – встрял я. – Эта жертва не для вас, а для Виолетты! Если понадобиться, я сам, без вашего одобрения сигану через забор и возьмусь за дело!

– Мы! – добавил Энрике.

Я с удивлением посмотрел на своего почти-брата.

– Что? – фыркнул он, перехватив этот взгляд. – Думал, что сможешь рисковать головой без меня?

Дружище… Вот, только он может сказать такое! Наверное, понял, что не сможет меня переубедить, поэтому решил просто быть рядом, даже на смертном одре. И, если уж на то пошло, Энрике мне абсолютно точно брат. Почти-братом я его мысленно называю, чтобы не путать с настоящими кузенами, с которыми у меня отношения гораздо хуже. С Энрике же мы понимаем друг друга без слов, как будто заранее предугадывая все решения… Брат мой, и этим все сказано…

– Ладно, хорошо, – сдался Герман. – Пожалуй, ты прав, Федерико.

– Но Герман! – воскликнула моя мама.

– Все в порядке, Авра, не волнуйся, – успокоил ее хозяин дома. – Я все равно не отпущу ребят без защиты.

– Без чего? – не понял я.

– Подождите здесь, – отмахнулся Герман и куда-то быстро ушел.

Мы все проводили его удивленными взглядами. Все, кроме Ромальо, который, похоже, понял, куда пошел его старый друг. Впрочем, сейчас меня волнует нечто более важное.

Мы с Энрике мгновенно поняли, что думаем об одном. Ну, собственно, это не новость. Я уже давно привык к тому, что нам не нужны слова. Тут переглядку заметил Ромальо. Он нахмурился и спросил:

– Что такое?

– Ничего, – быстро ответил я. –Мы просто задумались.

– Они всегда так, – пояснила моя мама.

– О чем именно задумались? – подала голос Анжи.

Переглянувшись еще раз, мы с Энрике приняли общее решение.

– Нам, пожалуй, все понятно, – заявил я. – Но мы прошли мимо одной небольшой детали.

– Какой? – не понял Ромальо.

– Чтобы установить все необходимое оборудование, нужно иметь доступ к дому, – пояснил Энрике. – Все эти прослушивающие устройства, перехватчики звонков…

Их невозможно поставить снаружи, – подхватил я.

– И каковы ваши соображения? – нахмурился Ромальо.

– Мы думаем, что среди вас есть двойной агент, – напрямик заявил я, – который либо сам установил все необходимое оборудование, либо впустил в дом того, кто это сделал.

– Двойной агент, – задумчиво протянул мужчина. – Что ж, возможно. Одно могу сказать точно: это – не я. Мы с Германом дружим много лет. Он стал мне братом. А Виолетту я, и вовсе, воспринимаю, как дочь. Я никогда не пожелал бы ей ничего плохого.

– Я тоже, – подхватила Анжи. – Как я могу быть шпионкой?! Я ведь только что обрела свою племянницу! И Герману мне тоже совсем не хочется причинять вред!

– А про меня и говорить нечего, – добавила моя мама. – Память о Марии – это раз. Многолетняя дружба – это два. Всяческая помощь и поддержка с его стороны – это три. Твоя любовь к Виолетте – это четы…

– Погодите, сеньорита Дельяно! – растерянно оборвала ее Анжи. – Я все понимаю, но при чем здесь последнее?

– При том, что я люблю своего сына и не смогу причинить ему боль! – отрезала та.

Последние слова матери выбили меня из колеи, но я все же воскликнул:

– Нет, я уверен, что никто из присутствующих не станет шпионом! Нужно искать более масштабно!

– Может, Ольгитта? – вяло предположила Анжи.

– Да, представляю картину: она, с кучей проводов и микросхем ходит по дому! – фыркнул Ромальо. – Не смешите меня! Наша Ольгитта и мухи не обидит! К тому же, с техникой она, мягко говоря, не дружит!

– А Герман, в последнее время, не нанимал никого на работу? – спросил я.

– Вроде бы, нет, – покачал головой Ромальо.

– А кто, в последние дни, вообще, находился в доме? – поинтересовался Энрике.

– Ну, понятное дело, мы, пятеро, – задумалась Анжи. – Еще вчера здесь до глубокой ночи сидела Нати, но они никуда не выходили из комнаты Виолетты.

– Нати? – опешил я. – Но почему?

– Понятия не имею! – огрызнулась гувернантка. – После твоего появления, мне, вообще, почти ничего не известно!

Я, может, и почувствовал бы себя виноватым, но, в ту секунду, был слишком удивлен. Нати сидела вчера с Виолеттой? Ведь это значит, что ей нужна была поддержка! А, раз она не говорила с Анжи, значит, тема была слишком… взрослая! Но ведь не влюбилась же она в меня! Это невозможно! Хотя, если подумать, о чем еще Виолетта могла говорить с Нати? Если только Макси ничего не рассказал своей подружке о наших сокровенных беседах…

Стоп! Да ему и не нужно было ничего рассказывать! Все было прекрасно видно из видео! Виолетта, наверняка, просто хотела посоветоваться с Нати, как помягче меня отшить! Только это!

Сумев-таки справиться с собой, я начал осмыслять слова, произнесенные Анжи. Осмыслять и чувствовать себя виноватым.

– Прости, – вздохнул я. – Никогда не думал, что своим появлением разрушу вашу связь. Знал бы…

Тут я вынужден был замолчать, потому что в кабинет вернулся Герман. В руках он держал большую картонную коробку.

– Это бронежилеты, – объявил хозяин дома, грохнув коробку на стол. Они защитят вас от травм, а нас – от инфарктов!

– Очень смешно! – пробурчала моя мама.

– Прости, – вздохнул Герман, – но даже я не могу отрицать помощи, которую эти ребята окажут нам своим поступком.

Он повернулся к нам и заявил:

– Вот только выходит заминка, парни. Вам ведь нужны две спутницы.

Мы с Энрике еще раз переглянулись, мгновенно поняли, что делать, и воскликнули:

– Сейчас будут!

Больше ни я, ни он, ничего говорить не стали, а просто поднялись из-за стола, вышли из кабинета и поспешили к заднему выходу. В гостиной я, конечно, немного замешкался, увидев явно взволнованную Виолетту. Но мой почти-брат быстро меня увел. И правильно сделал, между прочим. Последнее, что мне сейчас нужно – внеплановые задержки.

Мы выбежали во двор, сопровождаемые еще и озадаченным взглядом Ольгитты. Но какая сейчас разница?

– Успеешь? – только и спросил я у Энрике прежде, чем перемахнуть через забор.

– Постараюсь, – кивнул тот.

– И смотри, осторожнее с фургоном, – напомнил я. – Лучше лишний раз помедли, но на глаза этим ребятам не попадись.

– Ты тоже, – кивнул мой почти-брат. – Увидимся.

С этими словами, он первым эффектно перепрыгнул через забор и скрылся в зарослях живой изгороди. Я немедленно последовал его примеру. Энрике уже был далеко впереди, но мне и не нужно было гнаться за ним. Нет. У меня была другая задача.

====== Глава 68 ======

Я осторожно пробрался к нашему с мамой дому и уже через минуту открывал заднюю дверь. В столовой, куда вела эта дверь, никого не было, зато из гостиной доносились гулкие звуки разговора. Я прошел туда и увидел почти всю свою семейку. Рената, тетя Беатрис, Лорна, Ромеро, тетя Лидия, дядя Кристиано, Тэнкредо, тетя Агнесса и дядя Просперо. Да, не очень-то хочется встречаться с последними тремя, но выбора у меня нет.

– Доброе утро, – воскликнул я, входя и прерывая тихую беседу родственников.

– Какие люди! – саркастически фыркнул Тэнкредо.

– Здравствуй, – сверкнув глазами в его сторону, бросил я.

– Рената немедленно встала, подошла ко мне и обняла. Лорна с Ромеро, к моему удивлению, последовали ее примеру. Поприветствовав их и всех старших, я обратился к младшей сестре:

– Рен, нужна твоя помощь.

– С Виолеттой? – догадалась та.

О, господи! Неужели все в курсе?! Нужно будет объяснить маме значение слова «секрет»!

– Да, с ней, – подтвердил я. – Только предупреждаю: это опасно.

– О! – снова подал голос Тэнкредо. – Федерико решил обменять жизнь своей подружки на жизнь сестры!

Я зло покосился в его сторону, потому что прекрасно знал, что смогу защитить Ренату, в случае чего.

– Нет, – коротко добавил я. – Она будет со мной, под моей защитой.

– Это должно что-то означать?! – съязвил наш братец.

– Должно, – встрял Ромеро. – А ты, вообще, помолчи, раз не знаешь его!

Это отправило меня в ступор. Кузен, который всю жизнь подкалывал меня из-за возраста, занял мою сторону? Да быть того не может! Что за ерунда, вообще, происходит?!

А Тэнкредо, тем временем, похоже, не собирался сдавать позиции. Он вскочил с дивана, смерил меня злобным взглядом и прорычал:

– А кого, собственно, я должен знать?! Это ничтожество, готовое на все, чтобы защитить свою драгоценную Виолетту?!

– Это самое ничтожество может и по морде дать! – вскричал я.

– Да неуже…

– Тише, тише! – внезапно раздался примирительный голос дяди Кристиано. – Спокойно, ребята! Давайте-ка сбавим обороты!

Оказалось, что он уже давно стоит рядом и машет руками. Но вот, с места поднялась тетя Агнесса. Это не к добру. И верно. Женщина скрестила руки на груди и обратилась к дяде Кристиано:

– А ты не лезь. Мой сын просто защищает Ренату.

– Интересно, с чего бы это? – фыркнула тетя Лидия.

– С того, что она – его сестра! – воскликнула тетя Агнесса.

– А Федерико что, не брат?! – возмутился дядя Кристиано.

Тут и дядя Просперо (муж тети Агнессы, если кто-то забыл) поднялся с места. Так, теперь в обороте вся ненавистная семейка. Никогда не понимал, откуда в них столько злобы. Если бы не внешнее сходство между тетушками, наверное, можно было засомневаться в их родственной связи. Но нет – тетя Агнесса имела такие же, как у сестер, светлые волосы и зеленые глаза. Но выглядела она старше своих сорока пяти лет, потому что все время хмурилась и носила закрытые строгие костюмы.

Дядя Просперо же своим внешним видом напоминал служащего банка, хоть и являлся всего лишь учителем химии. Но эти его гладко выглаженные костюмчики, блестящие туфли, темные с проседью прилизанные волосы и короткие усы щеточкой. А еще, он всегда смотрел на всех с высокомерием. Честное слово, иногда дядюшка напоминал мне Адольфа Гитлера! В общем, под стать тете Агнессе.

Тэнкредо же, как две капли воды походил на мать, не считая того факта, что был на полголовы выше и, конечно, пошире в плечах. Но теперь меня порадовал тот факт, что мы с ним в росте сравнялись.

Конфликт, тем временем, назревал нешуточный. Вскочивший дядя Просперо тут же заявил:

– Да какой он брат, боже ты мой?! Так – ошибка молодости матери-шлюхи!

Все присутствующие задохнулись от возмущения. Эта семейка никогда раньше не допускала прямых оскорблений. По крайней мере, при всех. Мы были в шоке. Все, кроме тети Агнессы, которая кивнула в знак согласия, и Тэнкредо, который заявил, обращаясь ко мне:

– Вот-вот! Я ведь говорил тебе это вчера по телефону! А за твоей подружкой я наблюдал по интернету! Тоже малолетняя шлю… Ой!

«Ой» получилось от того, что у меня не выдержали нервы. Я многое могу простить, но только не оскорбления в адрес Виолетты! Мой братец перешел все границы! Никто и опомниться не успел прежде, чем я изо всех сил съездил ему в челюсть. Тэнкредо упал и застонал.

– Сыночек! – тут же засуетилась тетя Агнесса и бросилась поднимать парня.

Дядя Просперо же смотрел на меня с яростью, и, казалось, готов был кинуться с кулаками. Тут, очень вовремя, Рената, Лорна и Ромеро поспешили увести меня на задний двор.

– Нет, вы слышали?! – рыча от ярости, воскликнул я, стоило нам отойти от дома на пару шагов. – Этот придурок еще будет оскорблять Виолетту!

– Ты все правильно сделал, Федерико! – воскликнул Ромеро. – А сейчас, давай оставим эту ситуацию взрослым, хорошо? Нам нужно спасать девчонку.

– Нам? – опешил я.

– Да, нам, – заявила Лорна. – Мы вас, конечно же, не бросим!

– Вот именно! – подхватил Ромеро. – Не оставим же мы своих малышей в беде!

Ну, конечно! Мой кузен просто не мог не прибавить чего-нибудь эдакого! А я уж подумал, что он все-таки изменился… Но, наверное, правильно говорят: горбатого могила исправит. И все же, почему эти двое решили пойти со мной, сознавая опасность ситуации?

– Ради всего святого! – взмолилась Рената, у которой, похоже, возник тот же вопрос. – Что с вами такое?! В последнее время, вы сами на себя не похожи!

– Вот именно! – подхватил я. – Нет, мне, пожалуй, такие изменения даже нравятся! Но только с чем они связаны?! – Почему вы стремитесь мне помочь, и даже почти не отпускаете своих дурацких шуточек! Ребята, а вас радиоактивные пауки случаем не кусали?

– Да никто нас не кусал! – отмахнулся Ромеро. – Просто… как тебе объяснить… Во-первых, нам самим Виолетта, как человек, понравилась. Она неглупая, позитивная, а самое главное, любит тебя, чтобы ты там не…

– И вы туда же! – схватился за голову я. – Да не может Виолетта меня любить! Не может!

– Он говорил мне то же самое, – заметила Рената.

– Потому что это – правда! – отрезал я.

– Ладно, это мы опустим, – фыркнул Ромеро. Но и ты ее любишь, а уж этого никто отрицать не может.

– Никто, – согласился я. – Но при чем здесь ваше желание пойти со мной?

– При том, что мы желаем тебе счастья, – пожала плечами Лорна. – Ты ведь все-таки – наш брат.

– Верно, – подхватил Ромеро. – Иногда мы можем над тобой подшутить. Да и над Ренатой тоже. Но, по-моему, отпускать подобные колкости в минуты реальной опасности – несколько не по-братски. А еще, если говорить совсем уж откровенно, ты здорово нас напугал, когда едва не погиб после стычки с пумой.

То есть для того, чтобы вы стали нормальными, вас нужно просто напугать? – захихикала Рената.

– Вроде того, – согласилась Лорна.

Мне не ко времени вспомнилось изречение: только едва не потеряв человека, начинаешь его по-настоящему ценить. Неужели это и произошло с близнецами? Поразительно!

– Что бы там ни происходило в мирное время, – добавил Ромеро, – мы – одна семья, о чем Тэнкредо, видимо, забыл.

– Нет, ну, как ты его! – рассмеялась Лорна. – Надо было видеть твое лицо тогда! Я даже подумала, что ты его сейчас убьешь!

– Да нет, убить бы я его – не убил, а вот более серьезные увечья нанес бы с превеликим удовольствием! – пробурчал я.

– Значит, мы зря тебя оттуда увели? – захихикал Ромеро. – Знал бы, что ты не собираешься его убивать – помог бы тебе!

– Да ладно, с него и одного этого удара хватит, – фыркнула его сестра. – Ну, что? Тебе, Федерико, нужна наша помощь, или как?

– Нужна, конечно! – торопливо согласился я. – Пойдемте, только тихо!

====== Глава 69 ======

Мы, словно четыре тени, проскользнули к задней части забора дома Кастильо. Я, признаться, думал, что перед этим самым забором возникнет заминка. Но ситуация разрешилась достаточно быстро. Рената сделала грациозную растяжку (на то она и была чемпионкой по гимнастике) и через мгновение уже стояла на другой стороне. Мы с Ромеро вместе подсадили Лорну, а уже потом перебрались сами. Правда, мой братец еще и навернуться ухитрился. Я подал ему руку.

Будь это обычный случай, мы бы, наверное, весело посмеялись над этим падением. Честно говоря, девочки тихонько похихикали. Но мне было совсем не до смеха. Виолетта в опасности, и пока я больше ни о чем думать не могу. Спасу ее. Непременно. Или погибну. А, неважно. Даже лучше умереть, сражаясь, чем страдать всю оставшуюся жизнь от того, что эта девушка меня не любит… Только бы не проболтаться об этом Энрике, а то он меня собственноручно прикончит.

Дверь нам открыла все та же Ольгитта, но теперь она широко открыла рот, увидев такую толпу.

– Все в порядке, – успокоил я экономку Германа. – Мы здесь, чтобы помочь Виолетте. Нас ждут.

– Раз так, проходите, – с удивлением ответила женщина, отступая в сторону.

Я повел сестер и брата к кабинету Германа, но все так же замер в гостиной, увидев Виолетту. Она тоже меня увидела, и наши взгляды встретились. И даже сейчас я видел в любимых глазах лишь позитивные чувства, направленные на меня. И все эти чувства вместе образовывали нечто такое, что заставило мое сердце воспарить. Мозг выдал одно-единственное определение: «любовь».

О, нет! Даже теперь нелепые надежды не желали уходить! Они, то и дело, проклевывались. Вот, и сейчас, мне снова пришлось болезненно уничтожать их. Очень болезненно. Не может Виолетта испытывать ко мне подобных чувств, не говоря уже о любви! Не может – и этим все сказано!

Да о чем я, вообще, думаю?! Она в опасности, а меня тут на демагогии потянуло! Все, хватит! Прийти в себя. Отвести взгляд. Вспомнить, где нахожусь. Вспомнить, куда мне нужно. Вспомнить, кто стоит за моей спиной. Повести их в кабинет Германа.

Чувства в глазах девушки мне, наверняка, всего лишь привиделись. Правда, то, что она с поразительной нежностью проводила меня взглядом… Нет, наверное, тоже почудилось! Да и какая там, к чертовой бабушке, ревность?! Похоже, у меня начались галлюцинации! Пора лечиться!

Конечно, проще простого было бы обернуться и посмотреть. Но у меня не хватило духу. Может быть, я слабак. Не могу оглянуться – и все тут! Наверное, просто боюсь, что та нежность, мне, и в самом деле, почудилась.

Вот и дверь кабинета. Я постучал и, получив разрешение, повел всю компанию внутрь. Сказать, что присутствующие были впечатлены, – это не сказать ничего. Они все дружно едва не попадали со стульев.

– Гхм, – неуверенно произнес Герман, пока я закрывал дверь. – Такой толпы мы не ожидали.

– Нас всего четверо, – пожала плечами Рената.

– Но мы думали, придет и того меньше, – возразил хозяин дома.

– Для тех, кто не знает… – начал, было, я.

– Мы все знакомы, – оборвал меня Ромальо. – Вчера днем Герман пригласил Аврелию и всех гостей на чай.

– Понял, – кивнул я. – Молчу.

– Давайте, присаживайтесь, – засуетилась Анжи, придвигая к столу еще пару стульев.

Когда все расселись, я решительно подытожил:

– Эти ребята тоже нам помогут.

– Одну минутку! – воскликнула моя мама. – Ты их всех хочешь выставить на линию огня?!

– И тоже, при этом, стать рядом! – отрезал я. – Они сами хотят помочь, и не мне их отговаривать!

– Он прав, – неожиданно встрял Ромеро. – Нам Федерико пока еще живым нужен, поэтому мы не отпустим его одного!

– Так что посвятите нас в план, и мы готовы, – добавила Лорна.

– Ну, раз так… – начал, было, Герман, но осекся, потому что в дверь снова постучали.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю