290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шепот ветра (СИ) » Текст книги (страница 16)
Шепот ветра (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 23:00

Текст книги "Шепот ветра (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 25 страниц)

– Стоп! – воскликнул я. – Вы ведь знали, что мама была беременна!

– Знал, – согласился Гаспар. – Но, когда я уходил, она собиралась делать аборт…

– А я передумала! – возразила моя мама. – Герман переубедил.

Ох! Кажется, у меня идея! Этот самый Герман, вроде бы, не в восторге от моего родителя, а значит…

– Сейчас, – крикнул я и стремглав побежал наверх.

Залетев к себе, я наскоро оделся до конца, привел себя в порядок и пулей рванул к выходу. Мама и Гаспар (я упрямо не желаю называть его отцом) стояли в прихожей и негромко спорили на тему того, почему он ушел. Впрочем, мне глубоко наплевать на все, что связано с этим мужчиной. Пусть хоть на колени упадет.

– Федерико, ты куда? – крикнула мне вслед мама.

– Сейчас вернусь! – ответил я и выбежал на улицу.

Через несколько секунд Ольгитта уже открыла мне дверь дома Кастильо.

– Доброе утро, – приветствовал ее я. – Герман уже проснулся?

– Ну, да, – слегка удивленно отвечала экономка. – Он сейчас завтракает. Проходи.

Я вошел внутрь, стараясь не бежать бегом. Но все мысли разом повылетали из моей головы, потому что за столом сидела и Виолетта тоже. Сердце у меня забилось чаще, а к щекам подкатила кровь. Но и сама девушка почему-то тоже покраснела. Поразительно.

Ладно, подумаю об этом позже. Сейчас нужно разобраться с семейными проблемами. Я преодолел свою тягу к Виолетте (признаться, не без боли), нахмурился и произнес:

– Доброе утро, Герман. Доброе утро, Вилу.

– Привет, Федо, – улыбнувшись, ответила моя подруга, и краска начала отступать от ее щек. – Сейчас.

– Не торопись, – посоветовал я ей и обратился к Герману. – Вы не могли бы пойти сейчас со мной?

– Что-то случилось? – занервничал друг нашей семьи, откладывая нож и вилку.

– Можно сказать и так, – кивнул я. – Вы ведь не упустите редкую возможность встретиться с моим блудным папашей?

– Что-о-о?! – вскричал Герман. – Гаспар?!!!

С этим восклицанием, он пулей вылетел из столовой. Я собирался, было, рвануть за ним, но Виолетта позвала:

– Федо подожди!

– Да? – обернувшись, ответил я.

– Твой отец объявился? – спросила она.

Я кивнул.

– Тогда подожди меня! – воскликнула моя подруга и тоже выскочила из-за стола.

Мы вместе побежали вслед за Германом. По дороге Виолетта взяла меня за руку, от чего сердце мое зашлось. Скорее всего, девушка просто хотела показать, что она рядом. Да однозначно! Секунду… А я что, снова включил надежду? Нет! Придушить это чувство! Немедленно! А, черт! Грудь полоснуло невыносимой болью. Нет, сейчас нужно решить проблему с отцом, а там посмотрим.

Мы забежали в дом и тут же стали свидетелями драмы. Герман и Гаспар стояли друг напротив друга в одинаковых позах – скрестив руки на груди. У обоих были такие выражения лиц, что даже мне стало жутковато.

– Здравствуй, Герман, – процедил Гаспар сквозь стиснутые зубы.

– Не могу пожелать тебе того же, – холодно парировал он. – И зачем ты пришел?

– А это не твое дело, – отрезал Гаспар.

– А чье же? – изогнул бровь Герман.

– Мое, Аврелии и нашего сына! – воскликнул синьор Феррари.

Тут наш с мамой друг, похоже, потерял терпение. Он принял бойцовскую позу, сжал кулаки и заорал:

– Сын, говоришь?! А ты, вообще, знаешь, как этого сына зовут?! Я удивлен уже тем, что ты знаешь о существовании Федерико.

– А он и не знал, – встрял я. – Сам только что сказал, что ему сообщили об этом новые жильцы в нашем доме.

От этих слов Герман совершенно рассвирепел, испепелил Гаспара взглядом и прорычал:

– Какая же ты сволочь! Да как у тебя, вообще, наглости хватило заявиться сюда?! Ты что, всерьез думаешь, что этим сможешь искупить шестнадцать лет?! Надеешься, что твой сын теперь захочет тебя знать?! Вот, скажи, зачем ты приехал? На что рассчитывал?

– Изначально, я хотел просто найти Аврелию, чтобы узнать, все ли у нее хорошо, – признался Гаспар. – А потом, когда узнал о сыне… Я хочу общаться с ним.

– Хорошее желание, – фыркнул Герман. – Вот только, знаешь ли, немного поздно! Где ты был последние шестнадцать лет, папаша?!

– Слушай, не лезь! – огрызнулся Гаспар. – Пусть мой сын решит все сам!

– А все уже и так решено, – парировал я. – И уже очень давно. У меня нет отца.

Гаспар помолчал секунд десять, а затем, похоже, ухватился за последнюю соломинку, залепетав:

– А ты знаешь, что у тебя есть сводный брат? Он младше тебя всего на два года! Уверен, вы подружитесь!

– У меня и так два брата и две сестры, – возразил я. – Если вы решили подкупить меня, вам это не удалось. А теперь, пожалуйста, проваливайте!

Постояв еще секунд пять, Гаспар что-то пробурчал себе под нос и в гневе вылетел из дома. Дверь хлопнула так, что в окнах задрожали стекла, а мы все невольно вздрогнули и еще с минуту не могли прийти в себя. Наконец, моя мама неуверенно констатировала:

– Ой, боже ты мой! Как он, однако, разошелся!

– Федерико, – осторожно обратился ко мне Герман. – А ты уверен, что…

– Да, уверен! – поняв, что он имеет в виду, заявил я. – Знать этого человека не желаю! И никакой сводный брат мне не нужен!

– Пойдем, поговорим? – робко предложила мне Виолетта.

Мы поднялись ко мне, сели рядом на кровать и с минуту просто молчали. Не находя слов. Наконец, моя подруга тихо произнесла:

– Ты, действительно, не желаешь знать своего отца?

– Да, – твердо заявил я, глядя перед собой. – Он мне и не отец вовсе! Биологический родитель – только и всего.

– Ты похож на него, – заметила Виолетта

От этих слов во мне вспыхнул гнев. Ах, вот, значит, как она обо мне думает! Считает, что я, как этот моральный урод, могу бросить своего ребенка?! Да никогда в жизни!

– Я похож на этого козла?! – возмущенно пробурчал я. – Ну, спасибо, Вилу!

– Федо, ты не понял, – весело рассмеялась та. – Вы похожи чисто внешне. Но душой, как я уже успела убедиться,– небо и земля!

Эти слова меня изрядно смутили. Вот, что Виолетта имела в виду! А я тут развел трагедию! И как, вообще, в моей голове могла возникнуть такая мысль?! Как я мог подумать так о своей подруге?! Идиот!

– Прости меня, Вилу! – горячо произнес я, заглянув ей в глаза. – Прости!

– Дурачок ты! – со смехом шепнула Виолетта и вдруг обняла меня.

О, боже, это было так приятно! Сердце колотилось, как бешенное. По телу бежали мурашки. На то, чтобы удерживать под контролем губы, уходили последние силы. А в голове у меня была одна радостная мысль: Виолетта не сердится! Это такое счастье… Просто словами не передать! Достаточно было простых объятий – и неприятное чувство от встречи с родителями сошло на нет. Только Виолетта Кастильо может творить такие чудеса…

====== Глава 51 ======

Медленно, но верно приближалась одиннадцатое сентября. Концертная программа уже была составлена и вполне устроила всех. Учителя и Антонио уже получили анонимные письма с просьбой явиться в зал в назначенное время.

Наконец, наступил канун концерта – десятое сентября. В то утро, я проснулся с непонятным предчувствием. И это самое предчувствие было совсем не хорошим. За завтраком меня тоже не покидала навязчивая мысль о том, что сегодня произойдет нечто ужасное. Ох, кажется, моя интуиция развивается!

– Ты помнишь, какое сегодня число? – спросила у меня мама, не отвлекаясь от тарелки.

Я от неожиданности поперхнулся. Ну, еще бы! Ведь она ничего не знает о концерте!

– Вроде бы, десятое с утра было, – кашляя, ответил я.

– Вот именно, – согласилась моя мама. – А когда мы отмечаем годовщину свадьбы твоих бабушки и дедушки?

О, дьявол! Совершенно вылетело из головы! Ведь тринадцатое сентября не за горами! И, опять же, смотря, где мы будем отмечать эту знаменательную дату!

– Прости, – потупился я. – Совсем забыл, что это уже через несколько дней.

– Ничего, сынок, – улыбнулась моя мама. – Тем более, что в этом году лететь никуда не нужно. Праздник пройдет у нас.

Ох, ну, хоть это хорошо. Конечно, мне совсем не улыбается перспективка встречи с Тэнкредо, но зато я буду на своей территории. И Виолетта меня поддержит, в случае чего.

– Это уж я так, на всякий случай, – продолжила мама. – А теперь, мне пора на работу. Да, и еще, Федерико!

– Да? – отозвался я.

– Не издевайся над Тэнкредо, – попросила моя мама.

Что ж, это было стандартной процедурой перед каждой встречей с моим «милейшим» кузеном. Я уже привык, поэтому сразу произнес давно заученные слова:

– Ничего обещать не могу.

На этом спор, как всегда, оказался исчерпан. Мама понимала, что никаких обещаний от меня все равно не дождется. Таким образом, после отъезда родственничков, у нее не будет повода в чем-либо меня упрекать.

– Ладно, мне пора, – засуетилась мама. –Хорошего дня, сынок!

– Тебе тоже, – ответил я и продолжил завтрак.

Мама быстро убежала на работу, а я все сидел за столом и думал. Может, плохое предчувствие с утра пораньше у меня связано с предстоящим приездом ненавистного кузена? Да нет, здесь что-то другое! Что-то, не имеющее отношения к моей семье. Но что?

Так, ладно, пора идти. Догадаться, что именно произойдет сегодня, я все равно не смогу, а вот опоздать в «Студию» – запросто.

Как всегда, на занятия мы пошли вместе с Виолеттой, болтая и смеясь. Все привычно…

– Нервничаешь перед выступлением? – спросил я у своей подруги.

– Мне нечего бояться, – покачала головой она. – Ты ведь будешь рядом и не позволишь ничему плохому со мной случиться, правда?

– Конечно, – безо всяких колебаний согласился я.

– Слушай, – вдруг смутилась девушка, – а что у тебя с этой новенькой, Эстреллой?

– Ничего, – опешил я. – По крайней мере, ничего из того, о чем ты сейчас подумала. А что?

– Просто она очень нахально смотрит на меня, – призналась Виолетта. – А стоит мне хотя бы мимолетно до тебя дотронуться или о чем-то с тобой поговорить… Иногда мне кажется, что она хочет меня загрызть.

От последней фразы мне стало немного не по себе. Загрызть… Да я сам загрызу любого, кто хотя бы попытается причинить вред этому прекрасному, милому и нежному созданию! Растерзаю собственными руками!

Но вот только почему Виолетта спросила меня об этом? И что еще за неуловимое чувство прозвучало в ее голосе? Ну, не ревность же, в самом деле! Бред! Ведь она меня не любит! Все, спокойно! Чем больше я гадаю, тем больнее мне будет, когда все мои сомнения разобьются!

– Ну, по правде говоря, Эстрелла проявила ко мне некоторый интерес, – признался я.

– Неужели? – все с той же интонацией хмыкнула Виолетта.

– Эй, что еще за наезды?! – ощетинился я.

Интересно, она что считает меня таким уж страшным или глупым?! Неужели, по мнению моей подруги, я не могу понравиться девушке?! Ну, понятное дело, сама Виолетта меня не любит. Но зачем, спрашивается, обобщать?! Впрочем, она тут же и развеяла все сомнения, весело рассмеявшись и выдавив:

– Никаких наездов, что ты! Это шутка!

Секунду спустя, мы смеялись уже вместе. Я мысленно костерил себя, на чем свет стоит. Ну, вот, что это такое?! Усомнился в своей единственной любви! Идиот без чувства юмора!

– А все-таки, – посерьезнела Виолетта, – ты ответил на ее интерес?

Я покачал головой, невольно удивляясь, что даже после столь удачной шутки ее интересует эта тема. Хотя, конечно, это – всего лишь проявление дружеского неравнодушия. Не более.

Но ее интонация… Стоп! Не думать об этом! Надежда – последнее, что я могу позволить себе чувствовать! В первую очередь, нужно руководствоваться умом! Умом и трезвыми рассуждениями! Только этим!

– Деликатно отшил, – пояснил я.

– Она тебе не нравится? – догадалась моя подруга.

Я снова покачал головой, мысленно моля небо о том, чтобы вопросы прекратились. Ведь тогда мне придется говорить о чувствах, причиняя себе невыносимую боль… Ради всего святого, пусть это окажется последним вопросом по части Эстреллы…

Что ж, мои молитвы были услышаны. Впрочем, хорошую службу сослужил и тот факт, что мы уже пришли. А уж в самой «Студии» стало не до разговоров. Начались занятия, песни, танцы и так далее, и тому подобное…

Однако, в течение дня, я невольно заметил странное поведение Андреаса. Хотя, нет. Оно было не просто странным, а более, чем странным. Парень весь день молчал, задумчиво смотрел только перед собой и испуганно вздрагивал, когда кто-то к нему обращался.

Я мог бы подумать, что мое утреннее предчувствие делает свое дело, не давая увидеть реальность. Но, как выяснилось, странное поведение нашего милого дуралея, заметил не только я. Когда занятия закончились, в коридоре нас с Виолеттой нагнали Макси и Нати. Последняя, впрочем, тут же поспешила увести мою подругу, щебеча что-то насчет сугубо-женского разговора. Мы договорились увидеться в «Ресто» на репетиции.

По правде говоря, мне не хотелось отпускать Виолетту одну. Даром, что с ней Нати, я все равно буду волноваться. Но в глазах Макси была неподдельная тревога. Спорю на что угодно, «сугубо-женский разговор» тоже он подстроил, чтобы о чем-то мне рассказать. И я не прогадал. Стоило девушкам отойти за пределы слышимости, он негромко спросил:

– Ты не находишь, что сегодня Андреас какой-то странный?

– Нахожу, еще как! – согласился я. – Но понять ничего не могу.

– Да, я тоже, – задумчиво протянул Макси. – Может, пойдем, поговорим с ним?

– Ну, попытка – не пытка, – кивнул я. – Пойдем.

Андреаса мы нашли быстро. Он сидел на лавочке перед «Студией, обхватив руками голову. Нет, он сегодня определенно не такой, как обычно!

– Эй, Андреас! – окликнул друга Макси.

Тот аж подскочил от неожиданности, но тут же выпрямился и произнес:

– А, это вы, ребята…

– А ты ждал кого-то другого? – нахмурился я. – Позволишь присесть?

Андреас кивнул и снова уставился куда-то в пространство. Мы с Макси уселись от него по бокам и несколько мгновений не могли найти слов.

– Паршиво выглядишь, – неуверенно заметил, наконец, Макси.

Андреас никак на это не отреагировал. Так, похоже, нужны серьезные меры!

– Да что с тобой?! – вскипел я, тряся друга за плечи.

Тот осторожно высвободился из моих рук, убито вздохнул и, наконец, произнес:

– Григорио нашел способ мною командовать.

– Чего?! – одновременно охнули мы с Макси.

– Да, – продолжил Андреас. – Вчера вечером он пришел ко мне и сказал, что, если я не помогу ему сорвать завтрашний концерт, он напряжет свои связи. И тогда о карьере музыканта я могу забыть.

Я бессознательно сжал руки в кулаки. Нет, Григорио, конечно, гад! Нашел способ ударить по самому больному – по мечте! Все, теперь он – труп!

– А что же ты? – допытывался Макси.

– Он дал мне время подумать до сегодняшнего вечера, – горестно вздохнул Андреас. – Вот, сижу, прощаюсь со своей мечтой…

Мы с Макси переглянулись и, казалось, подумали об одном. Наш друг не заслужил таких мучений! Может, когда-то он и помогал Людмиле. С Григорио, но потом стал целиком нашим человеком! А теперь, на бедного мальчика навалилось это…

– Рано прощаешься, – решил я.

– Ты о чем? – охнул Андреас. – Ведь не можем мы пойти прямо к Пабло! Григорио узнает, кто его сдал, и тогда…

– Тихо-тихо! – засуетился Макси. – Не собираемся мы никого сдавать! Сами справимся!

– А ты нам поможешь! – заявил я. – Я хочу быть с вами, а не с ним! Даже если меня отсюда вышвырнут!

– Нет, дружок, ты останешься! – решил Макси.

– Но Григорио сказал…

– При чем здесь Григорио?! – взорвался я. – Он здесь уже давно не имеет слова! С ним мы как-нибудь разберемся!

– Вот именно! – подхватил Макси. – Мы покажем этим двоим, как обижать наших друзей!

– Спасибо вам, ребята! – просиял Андреас. – Вы самые лучшие! Так чем я могу вам помочь?

– Позвони Григорио и согласись, – пояснил Макси.

– А потом постарайся выяснить, что конкретно он задумал, – подхватил я. – Будешь секретным агентом.

– Мы тебе доверяем! – заключил Макси.

Андреас помолчал с минуту, а потом вдруг яростно воскликнул.

– Да! Я буду работать под прикрытием!

Секунд через тридцать он уже набирал номер Григорио, а еще через пару мгновений твердо заговорил в трубку:

– Добрый день. Да, я подумал. Я согласен. Хорошо. Ладно. То есть, как? А, понял. И что же? Ясно. Все сделаю. До свидания.

Убрав телефон в карман, парень повернулся ко мне, и я только тогда заметил, какой он бледный. Интересно, что его так напугало?

– Проблемы? – занервничал я.

– Григорио хочет, чтобы я сбросил арматуру на того, кто будет выступать первым! – в ужасе прошептал Андреас.

– Так, стоп! – воскликнул Макси. – Он что, хочет убить этого человека?!

– Похоже, что так, – согласился Андреас. – Во всяком случае, он собирается его серьезно искалечить.

– А кто у нас выступает первым? – нахмурился Макси.

Я вспомнил первым. Вспомнил и похолодел…

====== Глава 52 ======

– Но ведь должен быть способ! – в сотый раз восклицал я.

Мы все еще сидели на скамейке, пытаясь придумать способ спасти концерт. Впрочем, для меня был важен не только он. И на кону стояла вовсе не моя жизнь. Нет. Хотя, почему нет? Ведь первой выступает девушка, в которой эта самая жизнь заключена: Виолетта.

– Боюсь, что мы ничего не сможем сделать, – убито покачал головой Макси. – Если Андреас не сбросит арматуру, Григорио, в итоге, все равно доберется до сцены и сбросит ее на кого-нибудь другого.

– Ребята, я не стану никого убивать! – вскричал Андреас.

– Конечно, не станешь, – согласился я.

Тут из дверей «Студии» вышла девушка, которая могла бы мне помочь – Эстрелла Иглессиас. Меня просто озарило. Раз мы не можем спасти шоу, нужно спасти Виолетту. А для этого… Готов ли я на такие жертвы? Глупости! Конечно, готов, да еще и не на такие!

Никто и рта не успел раскрыть, а я уже нагонял Эстреллу. Увидев меня, она широко открыла глаза и остановилась. Я стал напротив и произнес:

– Привет!

– Федерико? – охнула девушка. – Что это с тобой? Ты, кажется, отшил меня!

– Я… я пересмотрел свои взгляды, – с трудом выдавил я. – Сходим после репетиции погулять?

Эстрелла охнула, а потом вдруг расцвела. Глаза ее заискрились, а щеки покрыл румянец.

– Хорошо, давай, – не раздумывая, согласилась она.

Я кивнул и быстро вернулся к ребятам, чувствуя себя, по правде говоря, крайне паршиво. Это что же получается? Я соврал девушке, пригласил ее на свидание… А все ради любви к другой! Конечно, я чувствую себя последней сволочью. Но Виолетта того стоит. К тому же, я не стану обманывать Эстреллу. Просто поговорю с ней по-человечески, чтобы она вошла в положение.

– Что случилось? – спросил Макси, когда я буквально упал на скамейку рядом с ним.

– Пригласил на свидание Эстреллу, – бросил я, обхватив руками голову.

– Так она тебе нравится? – опешил Андреас.

– Нет, – покачал головой я. – Это ради Виолетты.

– Не понял, – констатировал Макси.

– Ну, чтобы она кое-что поменяла в программе, – пояснил я. – Постараюсь убедить ее войти в наше положение.

– А смысл? – приподнял бровь Макси. – Не может ведь она снять выступление Виолетты. От этого не будет никакого толку. Ведь Григорио, по сути, все равно, кого калечить.

– Тем лучше, – кивнул я.

– Да объясни же ты толком! – начал терять терпение Макси.

Я вздохнул, поднял голову и посмотрел на озадаченные лица друзей. Да, им все нужно объяснить, а то еще подумают невесть что… С этими мыслями, я выдавил некое подобие улыбки и произнес:

– Мне нужно, чтобы Эстрелла поменяла местами наши с Виолеттой выступления.

Секунд тридцать оба просто ошалело на меня смотрели, а затем, оба разом выпалили:

– Ты рехнулся!

– Называйте это, как хотите, – парировал я. – А только заставить меня передумать вы все равно не сможете. Я на все готов, лишь бы с Виолеттой ничего не случилось!

– Федерико, я не смогу сбросить арматуру тебе на голову, – покачал головой Андреас. – Ведь ты – мой друг!

– В этом случае, советую забыть о личных причинах, – возразил я. – Ты должен это сделать. Не потому, что так будет лучше, а потому, что я сам тебя об этом прошу.

С этими словами, я поднялся со скамейки и ушел прямиком в «Ресто». Потрясенные взгляды ребят буравили мне затылок, но я заставил себя не оборачиваться. По правде говоря, мне и самому хотелось бы знать, почему я сразу напрямик не попросил Эстреллу поменять местами нас с Виолеттой.

Да, меня смущал только факт предстоящего лжесвидания с Эстреллой. В обязанности спасти подругу я не сомневался ни секунды. Никогда в жизни я никому не позволю причинить ей вред. Землю с небом сведу – лишь бы с ней все было хорошо! И, если ее безопасность будет стоить мне жизни, я погибну, не раздумывая.

Всю репетицию Эстрелла не сводила с меня глаз. Это, признаться, раздражало и сбивало с толку. Даром, что смотрела она очень тепло. Когда на меня так смотрит Виолетта, мое сердце отзывается тяжелыми ударами о ребра, а сейчас, под взглядом Эстреллы, нет ничего, кроме раздражения. Наверное, и правда, я – однолюб.

В целом, репетиция прошла неплохо. Мы выяснили все моменты и разработали дизайн украшения сцены. Самим же украшением согласились заняться я, Макси, Марко и, к моему огорчению, Леон. Мы должны были все сделать завтра рано утром, поэтому мне придется идти без Виолетты.

Минутку! А что будет, когда я уйду отсюда с Эстреллой. Ведь моя подруга запросто может решить, что я соврал ей по поводу этой девушки! Нет, нужно, чтобы она ушла раньше! Иначе, нашей дружбе кранты!

Я подошел к Нати и шепнул ей в ухо:

– Можешь еще раз увести Виолетту отсюда? Мне нужно сделать такое, о чем она пока знать не должна.

– Хорошо, – едва заметно шепнула девушка.

– С меня причитается, – улыбнулся я и отошел в сторонку.

Нати сдержала обещание. Не успело собрание закончиться, как она схватила Виолетту под руку и увела. Я сразу подошел к Эстрелле. Она улыбнулась и неуверенно спросила:

– Ну, что, пойдем?

Я кивнул. По правде говоря, мне совсем не хотелось уходить отсюда вместе с этой девушкой, но ради любимой можно пойти и не на такие подвиги.

Само, так называемое, свидание проходило более или менее терпимо. Я, по большей части, молчал, лишь временами вставляя что-нибудь вроде «м-м» и «угу» в словесные потоки Эстреллы. Однако, где-то минут через сорок, девушка, похоже, начала что-то подозревать, потому что вдруг сказала:

– Слушай, с таким же успехом, я могла бы гулять с зомби! Ты уж спроси у меня что-нибудь для отмазки!

– О чем ты? – нахмурился я, жалея, что не запомнил ни слова из ее монолога.

– Да что с тобой?! – взвыла девушка. – Я ведь знаю, что ты можешь нормально говорить с людьми. Когда ты беседуешь с Виолеттой, вас разъединить невозможно, а тут…

Она замолчала, лишь вздохнув. Я не знал, что сказать. Конечно, Эстрелла права, но ведь не подтверждать же это! А снова врать… О чем? Уподобляясь Леону, клясться в любви и лезть целоваться? Нет уж, увольте! Не хочу быть похожим на этого морального урода! Тогда что делать? Впрочем, Эстрелла сама положила конец моим размышлениям, внезапно спросив:

– Ты пригласил меня, потому что тебе что-то нужно? Или просто с кем-то поспорил?

Я мог бы удивится, как быстро она все поняла, но последний вопрос вывел меня из себя так, что я лишь возмущенно вскричал:

– Чего?! Да ты за кого меня держишь?! Я тебе не Леон, чтобы спорить на живых людей!

– А что, он спорит? – опешила Эстрелла.

– Не могу сказать, – покачал головой я. – Прости, но это – не моя тайна.

Девушка понимающе кивнула.

– Но ты права, – продолжил я. – У меня, действительно, нет к тебе чувств. Извини. На свете есть только одна девушка, которую я по-настоящему люблю, и к которой тянусь каждой клеточкой своего сердца. С ней связана моя судьба. Только ради нее одной я готов перевернуть мир. Она – моя жизнь. Прости, но эта девушка – не ты.

– Ты ведь говоришь о Виолетте, правда? – догадалась Эстрелла.

– Именно, – кивнул я. – Только не говори об этом ей, хорошо?

– Но почему? – не поняла моя знакомая. Ведь ты ее так любишь!

– Люблю, – согласился я. – Больше жизни. Но проблема в том, что ОНА меня не любит!

– Но…

– Не надо! – твердым голосом остановил ее я. – Еще только ты не пыталась внушить мне какие-то иллюзии!

– Ладно, ладно, молчу, – отмахнулась Эстрелла. – И твоей Виолетте ничего не скажу. Мне только одно непонятно: если ты так ее любишь, то зачем позвал меня на свидание?

– Ну, ты права, – признался я. – Мне нужно, чтобы ты кое-что сделала.

– Замечательно, – кивнула Эстрелла. – Это мы выяснили. И что же тебе нужно?

– Чтобы ты поменяла местами наши с Виолеттой выступления, – без обиняков выпалил я.

– Зачем? – опешила Эстрелла.

Я подумал немного и решил, что ей можно рассказать правду. В конце концов, может, она войдет в положение и простит мне мою ложь?

– Ты смотрела «Реалити»? – спросил я.

Девушка кивнула.

– Помнишь, тогда директором «Студии» был не Пабло?

– Да, – нахмурилась Эстрелла. – Вроде бы, какой-то клоун в парике и с краской на лбу. А звали его, по-моему…

– Григорио, – закончил за нее я. – В конце прошлого учебного года его вышвырнули.

– А за что? – полюбопытствовала Эстрелла.

– Думаю, что у Антонио были причины, – пожал я плечами. – Но сейчас не об этом. Григорио почему-то терпеть не может почти весь наш курс. Кроме, разве что, Людмилы. Он постоянно ставил нам палки в колеса, доставал и унижал. И даже после своего увольнения он не смирился. Короче, теперь он хочет сорвать наш концерт, сбросив арматуру на того, кто будет выступать первым. Это, как ты знаешь…

– Виолетта, – кивнула явно впечатленная Эстрелла. – И ты хочешь занять ее место?

Я кивнул.

– Но ведь концерт тогда все равно сорвется, – возразила девушка. – Как насчет того, чтобы попытаться спасти и Виолетту, и концерт?

– Как это сделать? – фыркнул я. – Если мы пойдем к руководству, то выдадим нашего информатора! Нет, боюсь, концерт обречен. А, раз так, нужно думать о том, как спасти Виолетту.

– Ценой собственной жизни? – тихо спросила Эстрелла. – Да ты – просто сумасшедший!

– Не сумасшедший, – покачал головой я, – а всего лишь влюбленный. Так ты поменяешь местами наши с Виолеттой выступления?

Эстрелла помолчала секунд десять, а потом вздохнула и понуро произнесла:

– Ох, ну, хорошо. Любовь мне тоже не чужда. Только… ты сам-то поосторожнее.

– Все будет в порядке, – улыбнулся я. – Спасибо, Эстрелла!

– За что? – фыркнула она. – За то, что отправляю на верную смерть?!

– Нет, возразил я. – За то, что помогаешь спасти человека, без которого жизнь мне будет не мила.

– Надеюсь, ты понимаешь, на что идешь, – вздохнула Эстрелла. – Ну, пока. Я внесу изменения в программу сегодня вечером.

– Еще раз спасибо, – поблагодарил я знакомую. – И прости, что обманул. Пока!

С этими словами, я повернулся и зашагал домой. Странно, но я совсем не боялся выступления, которое, возможно, станет для меня последним. Я понимал, что поступаю правильно. Если с Виолеттой что-нибудь случиться… Нет, даже подумать об этом боюсь! Я спасу ее, непременно! Понимаю, что это будет стоить мне здоровья, а то и жизни. Но без Виолетты мне все это не нужно. Как жаль, что я не нужен ей…

====== Глава 53 ======

Утром я, как и обещал, вышел на целый час раньше. Соответственно, и проснуться пришлось раньше. За Виолеттой заходить было бы очень некрасиво. Ведь она, наверняка, еще спит. Хотя то, как долго мы не общались, заставляло меня желать обратного. Но ведь я делал это все ради спасения любимой. Сегодня она это поймет.

В «Студии», несмотря на раннее время, уже были Макси и Андреас. Оба бросились ко мне, едва увидев, бледные, как мертвецы.

– Ну, что, Эстрелла согласилась? – немедленно спросил Макси.

Я кивнул, но не успел даже рта раскрыть, как оба друга разом схватили меня за плечи и куда-то потащили. Только после того, как мы оказались в концертном зале, Андреас заявил:

– Мы весь вечер думали…

– И сошлись на том, что не можем допустить этого кошмара, – подхватил Макси.

– Я все же не смогу причинить тебе вред, – продолжил Андреас.

– А я не смогу объявить тебя, не будучи уверенным в твоей безопасности, – вторил ему Макси.

– И вот, мы придумали…

– Мы все рассчитали!

– Арматура упадет тебе не на голову…

– Если ты встанешь в нужное место.

– А я сделаю вид, что промахнулся!

– И тогда будет спасена не только наша Виолетта, но и весь концерт, – заключил Макси.

– Замечательно, – кивнул я. – И куда мне становиться?

– Идем, – ответил Андреас и повел меня на сцену.

Мы поднялись по ступенькам. Паренек стал почти на середину, только чуть ближе к зрительному залу, и произнес:

– Ты должен стоять именно здесь. Тогда арматура упадет за твоей спиной.

– Постарайся не вздрогнуть, – подхватил Макси. – Собственно, это будет непросто, потому что траектория падения будет проходить всего сантиметрах в трех от твоей головы.

– Справлюсь, – отмахнулся я.

– Мы надеемся на это, – вздохнул Андреас. – Ведь тогда мы сможем спасти концерт.

– И Виолетту, – вставил я.

Макси хотел еще что-то сказать, но тут дверь открылась, и вошел Марко.

– Всем доброго утра! – приветствовал он нас. – По какому случаю постные лица?

– Привет, – ответил Макси. – Да так, не выспались.

– Ну, что, приступим? – подытожил я, глядя на коробки с украшениями, которые мы еще вчера спрятали в углу зала.

Надо сказать, мы не зря пришли так рано. Пока шарики надули, пока развесили гирлянды, пока приготовили хлопушки…Это заняло не меньше часа. Леон пришел через пару минут после Марко и сразу включился в работу.

Удивительна еще одна сцена. Когда я, вешая очередную гирлянду, едва не свалился со стремянки, именно Леон удержал ее снизу, не давая шататься. Странно, правда? Чуть больше недели назад мы с ним сцепились, как два тигра, а сегодня он меня спасает. Поразительно!

Через час мы отошли к двери, любуясь творением рук своих. Зал теперь было не узнать. Он стал таким ярким и праздничным… Черт, надеюсь, никому из преподавателей не придет в голову зайти сюда, иначе – сюрпризу кранты.

– А что с арматурой? – шепотом спросил я у Андреаса.

– Она висит на веревке, – тоже шепотом ответил паренек.– Я залезу наверх и перережу ее во время твоего выступления.

– Ладно, пора на занятия, – подытожил Леон. – Энрике может что-нибудь заподозрить, если мы опоздаем.

Вся наша толпа двинулась в кабинет вокала. Остальные уже были там. В том числе, и Виолетта. Я торопливо уселся рядом с ней.

– Привет, – поздоровалась она почему-то без улыбки.

– Что-то случилось? – тут же напрягся я.

– Да нет, просто Эстрелла только что объявила о некоторых изменениях в программе, – пожала плечами моя подруга. – Она поменяла нас с тобой местами. Не понимаю, с чем это связано…

– Тебе так хотелось выступать первой? – не понял я.

– Нет, – рассмеялась Виолетта. – Но зачем такие изменения перед самым концертом?

Я не стал ничего отвечать. Боялся ненароком соврать, а это непростительно. Признаться, мне очень хотелось все ей рассказать, успокоить... Но, также, я понимал, что этими новостями только встревожу и напугаю подругу. И, конечно, она будет против того, чтобы я занимал ее место. Да, Виолетта меня не любит, но ведь друга она, наверняка, не захочет терять. И все же я не смог не намекнуть ей. Что-то вдруг сподвигло меня тихо сказать:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю