332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Роберт Уэйд » Загадка белого «Мерседеса» [Сборник] » Текст книги (страница 10)
Загадка белого «Мерседеса» [Сборник]
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:03

Текст книги "Загадка белого «Мерседеса» [Сборник]"


Автор книги: Роберт Уэйд


Соавторы: Эльсе Фишер,Николас Фрелинг,Росс Барнаби



сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 34 страниц)

XI

В тот же вечер шофер в униформе отвез Мери в блестящем черном лимузине из Стенмора в модернизированный высотный отель « Оникс-Астория», построенный в Мейфейре лишь год назад. В вестибюле ее встретил сам Эмиль Фасберже. На его жабьем лице с выпуклыми глазами было такое выражение, как будто он только и ждал случая наброситься на девушку и живьем проглотить ее. Он быстро подошел к Мери, крепко пожал ее руки и повел в американский бар. Они сели за небольшой круглый столик под пальмой, и шустрый официант в смокинге принес им напитки. Свет разноцветных ламп переливался радугой в брызгах миниатюрного фонтана. Воздух был прохладен, слегка пахло духами.

– Я решил, что мне следует самому посмотреть, как вас здесь устроили, – сказал Фасберже. – К тому же скоро должен появиться Виллерби, и я познакомлю вас.

– Благодарю, – пробормотала Мери, стараясь скрыть небольшое раздражение. – Здесь очень красиво.

– Это один из самых модернизированных отелей в Европе. Чудесные банкетные залы. Отличная кухня. Я убежден, что вам здесь понравится.

Мери медленно глотнула из рюмки, сожалея, что заказала джин, а не херес.

– Только я не совсем понимаю, мистер Фасберже, почему фирма «Черил» решила окружить меня такой заботой, словно какую-нибудь кинозвезду. – Она на миг задумалась, затем добавила. – Я хочу сказать, что совершенно достаточно было бы номера в небольшом отеле на тихой улице.

Фасберже сладенько улыбнулся и нежно похлопал ее по руке.

– На это есть несколько причин. Во-первых, пресса, кажется, уже кое-что разнюхала. Следовательно,' если ей удастся узнать еще кое-что о вас, так ради нашего престижа надо, чтобы все выглядело солидно. Пусть лучше они атакуют «Оникс-Асторию», чем вашу квартиру в Саус-Кенсингтоне. Это вопрос психологии.

– Понимаю, – сказала Мери.

– А к тому же еще и ваша внешность, дорогая… Откровенно говоря, мы не рассчитывали на такие поразительные результаты. Считали, что доктор… э… э… Престон сделает вас красивенькой, так сказать, по рекламнотелевизионному образцу, и ни на миг не допускали, что он на самом деле может произвести такое невероятное, фантастическое перевоплощение… – Фасберже замолчал и уставился на нее жадным, почти страстным взглядом. – Факт остается фактом: он сделал из вас ослепительную, сказочную красавицу. Не могу даже себе представить, какой вы будете, когда закончится опыт.

– Я весьма благодарна доктору Престону и фирме «Черил».

– Так вот, вы должны понять, как это сейчас некстати, что вами начала интересоваться пресса. Единственное, что мы можем сделать, – создать вам условия, достойные вашей красоты. Образно говоря, положить жемчужину на черный бархат. – Он игриво взглянул на Мери. – Известное дело, все это обойдется фирме гораздо дороже, чем мы предполагали, но я с большим удовольствием согласился на дополнительные издержки. У меня появилось такое чувство, будто я сам создал вас. И мне весьма приятно слышать ваши слова благодарности.

Мери робко улыбнулась, но ничего не сказала.

– Давайте выпьем еще, – весело предложил Фасберже и кивнул официанту. Заказав напитки, он продолжал: – Нам впервые выдался такой случай, Лора, поговорить с глазу на глаз. – Он улыбнулся. – Простите, что я осмелился так назвать вас, но это имя вам тоже дала фирма «Черил».

– Хорошее имя, – согласилась Мери.

– Прекрасное имя, – подтвердил Фасберже. – Прекрасное имя для прекрасной женщины. – Какую-то минуту он молчал. – Полагаю, что теперь, когда мы дали вам все, чего только может желать женщина, вы подниметесь высоко. Но не забывайте, что мир состоит из людей, а жизнь – из отношений между ними. А потому надо уметь ценить друзей. – Официант принес напитки. – Вы взрослая и разумная девушка, – продолжал Фасберже. – Иначе я и думать не посмел бы о том, что хочу сейчас предложить вам. – Он странно улыбнулся своими мясистыми губами. – Вы, вероятно, уже догадываетесь, что я хочу сказать.

– Нет, не догадываюсь, – настороженно ответила Мери.

Фасберже пожал плечами.

– Ну что ж, давайте посмотрим на вещи просто…

В это время в бар вошел высокого роста, атлетического телосложения мужчина и пристально огляделся кругом, словно разыскивая кого-то. Фасберже замолчал и поднялся из-за стола.

– Это Виллерби, – сказал он и взглянул на часы. – Пришел раньше времени.

Фасберже представил Мери детектива. В глазах Виллерби мелькнуло удивление. «Наверное, ему говорили, что я красивая, – подумала Мери, – но он не рассчитывал увидеть меня такой». Она вдруг почувствовала себя увереннее. «Почему я должна быть благодарной фирме Черил? Все, что они сделали, сделано из чисто корыстных соображений, а теперь эта толстая свинья разыгрывает передо мной благодетеля».

– Очень рад познакомиться с вами, мисс Смайт… Вы даже красивее, чем мне говорили, – произнес Виллерби с едва заметным южным акцентом.

– Благодарю, – тихо ответила она,

Фасберже раздраженно нахмурил брови.

– Обязанности мистера Виллерби состоят в том, чтобы не пускать к вам назойливых посетителей и сопровождать вас за пределы отеля. Он будет как бы связным между вами и окружающим миром.

– Понимаю.

– Что же касается служащих фирмы «Черил», – добавил Фасберже, – так здесь мистер Виллерби не вмешивается. Он четко знает границы своих полномочий.

Мери ничего не сказала, только коротко переглянулась с Виллерби, Она уже поняла, что он на ее стороне.

– Наши комнаты рядом, – сказал Виллерби, – и ваш телефон соединен с моим, так что я могу перехватывать все звонки к вам.

– А если буду звонить я? – поинтересовалась Мери.

– В принципе – тоже, но я уверен, мисс Смайт, что такой надобности не возникнет. Хочу надеяться, что вы не будете скрывать от меня ваших намерений.

Она кивнула головой.

– В таком случае, все будет в порядке, – сказал Виллерби.

Мери повернулась к Фасберже.

– Я снимаю комнату вместе с подругой, – сказала она. – Следовало бы позвонить ей.

– Ну, конечно, – охотно согласился Фасберже. – Только я думаю, лучше не говорить ей о том, где вы остановились. Не забывайте, что если она жила вместе с вами, ее тоже могут атаковать репортеры.

– Вы правы, – сказала Мери. – Я не буду вдаваться в подробности, но надо сообщить ей о себе, иначе она может встревожиться и обратиться в полицию.

Услышав слово «полиция», Фасберже щелкнул пальцами, подозвал официанта и велел подать телефон. К ним подкатили аппарат на маленьком никелированном столике, от которого тянулся длинный шнур к стойке бара. Мери взяла трубку, лихорадочно думая, что делать дальше. Конечно, телефона у нее дома не было, но, а как еще связаться с Полом Дарком, прежде чем полномочия Вил-лерби войдут в силу?! Во всяком случае, она вряд ли вызовет большое подозрение, если будет звонить в присутствии самого Фасберже.

Мери набрала номер квартиры Дарка, прикрывая рукой диск, чтобы ни Виллерби, ни Фасберже не могли увидеть цифр. Потом крепко прижала трубку к уху, чтобы они не услышали ответа на другом конце провода. Когда в трубке отозвался знакомый голос Дарка, Мери даже вздрогнула. Она решила играть наверняка, на тот случай, если Виллерби и Фасберже услышат мужской голос.

– Алло! Говорит Мери Стенз. Скажите, пожалуйста, Пенелопа дома?

В голосе Дарка прозвучало удивление.

– А почему здесь должна быть Пенелопа?

– Тогда, может быть, вы передадите ей несколько слов?

– Что случилось, Мери?

– Скажите ей, что меня несколько недель не будет дома. Я выезжаю из города с друзьями. Если ее спросят обо мне, пусть помалкивает.

– Откуда вы говорите? – допытывался Дарк.

– Я не могу сказать вам, где я, но обо мне здесь хорошо заботятся. Иногда я буду звонить ей. Будьте здоровы.

Она положила трубку, и официант забрал телефон.

– С кем вы говорили? – поинтересовался Фасберже.

– С приятелем Пенелопы. У него ключ от нашей квартиры.

Фасберже это объяснение, по-видимому, удовлетворило, но Виллерби покосился на нее, и в глазах его блеснули насмешливые огоньки, которые удивили и встревожили Мери.

Вдруг Фасберже неспокойно заерзал на стуле.

– Я хотел бы воспользоваться случаем и показать вам номер, – сказал он. – Если мистер Виллерби не возражает, – он многозначительно поглядел на детектива, – мы на часик оставим его одного.

– Хорошо, – согласилась Мери.

Фасберже подвел ее к лифту, и они поднялись на десятый этаж.

Номер был роскошный, с такой огромной и шикарной ванной, какой Мери никогда не видела. Из окон открывалась широкая панорама Вест-Энда с мерцающими огнями площади Пикадилли вдали. Телефон, как выяснила Мери, не работал – звонить можно было только через комнату Виллерби. Она обрадовалась, что успела позвонить Дарку. Хотя она и не смогла сообщить ему всего, однако теперь он по крайней мере знает, что ее забрали из дому и держат под наблюдением. Редакция «Обсервер» наверно найдет способ разыскать ее.

Оставшись наедине с детективом, Мери почувствовала себя неловко, но тот вел себя приятельски и дружелюбно.

– Не беспокойтесь, мисс Смайт, – сказал он. – Мое дело оберегать вас и служить барьером между вами и прессой. Я не выдам вашей маленькой тайны.

– Тайны? – растерянно переспросила Мери.

– Конечно. Я уже успел побывать на вашей квартире в Саус-Кенсингтоне и разговаривал с Пенелопой. Я отлично знаю, что телефона у вас нет.

Мери беспомощно посмотрела на него и ничего не сказала.

– Кстати, это моя работа, – продолжал Виллерби, – собирать мелкие факты и складывать их воедино. Но я не обязательно должен информировать клиента обо всем, что узнаю. Клиент получает то, за что платит деньги. Ни больше, ни меньше.

– О чем еще вы узнали? – тихо спросила Мери.

– Ничего особенного. Только то, что вы набрали номер ве-сорок два-сорок четыре. Существуют способы определять телефонные номера по клацанью диска.

Сердце Мери болезненно сжалось. Под вежливой, приветливой маской Виллерби она увидела лицо хитрого и коварного врага, но все же не могла разгадать его тактики.

– Почему вы не сказали об этом мистеру Фасберже?

– А зачем? – миролюбиво усмехнулся Виллерби. – Зачем беспокоить его мелочами? Если вам захотелось позвонить своему приятелю, так что же тут такого? А мистера Фасберже это могло бы встревожить. – Он на минуту замолчал и пристально поглядел на Мери.

– Моя личная жизнь вас не касается, так же, как и мистера Фасберже, – решительно заявила Мери.

– Конечно, нет, – добродушно согласился Виллерби. – Потому-то я и не сказал ничего мистеру Фасберже.

Мери мрачно взглянула на него, не зная, верить ему или нет.

– У меня чудесная идея, – вдруг предложил Виллерби. – Давайте поужинаем. Мне предоставлен свободный кредит за счет Фасберже, так почему бы нам не воспользоваться им?

– В этом баре?

– Нет, я вовсе не собираюсь ужинать здесь, – пояснил Виллерби. – Мы отправимся в Сохо.

– Хорошо, мистер Виллерби, благодарю.

И они поехали в Сохо.

XII

Пол Дарк принадлежал к тем людям, которые легко теряют спокойствие, и он не мог избавиться от непомерной тревоги за Мери Стенз. Телефонный разговор был слишком загадочным и, как видно, имел целью дать ему понять то, что девушка не могла сказать прямо. Похоже, что за нею установлено наблюдение, именно поэтому она звонила якобы подруге. Сам факт не вызывал сомнений, а вот причины были непонятны.

Но Дарк был более склонен к решительным действиям, чем к пустым рассуждениям. Он достал из ящика стола несколько папок с заметками и фотографиями для репортажа о креме «Бьютимейкер». Отыскав бумагу с домашним адресом Мери, он положил ее в портфель и засунул папки на место. Потом машинально запер ящик стола и положил ключ в карман.

Дарк закурил сигарету, глянул на себя в зеркало, вышел из квартиры, направился в узенький переулок, где стояла его машина, и поехал в Саус-Кенсингтон.

Улица, где жили Мери и Пенелопа, была широкой, обсаженной с обеих сторон деревьями. Дарк нашел нужный дом и пробежал глазами длинный ряд табличек у парадной двери. Рядом с фамилией Стенз в скобках стояла фамилия Дайсон – вероятно фамилия Пенелопы. Дарк ничего не знал о Пенелопе, кроме того, что раз или два о ней вспоминала Мери, но представлял ее себе эффектной подвижной блондинкой. Он позвонил.

Через минуту дверь открыла ожидаемая блондинка. Правда, она показалась Дарку скорее бледной и усталой, чем эффектной и подвижной. Ее живые зеленоватые глаза создавали красивый контраст с красным халатиком, который небрежно облегал ее стройную фигуру. Девушка глядела на Дарка с нескрываемым любопытством.

– Мисс Пенелопа Дайсон? – спросил Дарк.

– Да.

– Моя фамилия… – Он какой-то миг колебался, затем решил быть осторожным. – Я приятель Мери Стенз. И пришел к вам с поручением от нее.

– На самом деле? – сказала Пенелопа, пристально рассматривая его. – Может быть, вы зайдете, мистер… э…

– Бейкер, – быстро подсказал Дарк.

– Вы уже второй сегодня! И что она себе думает, эта Мери, хотела бы я знать. Проходите.

Дарк направился за ней в плохо освещенное парадное и по деревянной лестнице поднялся в квартиру.

– Может, сядете, мистер Бейкер? – спросила Пенелопа.

Дарк сел на шаткий стул, окинув взглядом убогую комнату – дешевенькую мебель, выщербленное зеркало, выцветшие обои на стенах. Он никогда не представлял себе, что Мери живет в такой жалкой обстановке.

– К сожалению, я не могу предложить вам что-нибудь выпить, – извинилась Пенелопа.

– Мисс Стенз просила меня передать вам, что ее не будет дома несколько недель, – заговорил Дарк, переходя к делу. – Сказала, что едет за город с друзьями. Со временем даст вам знать о себе.

– Я знаю, – ответила Пенелопа. – И еще я не должна разговаривать с репортерами, и вообще с представителями прессы. А откуда мне знать, что вы не репортер?

– Разве я похож на репортера? – спросил Дарк.

Девушка пожала плечами.

– Да нет, как будто не похожи. Но кто вас знает.

– Если бы я был репортером, вряд ли принес бы вам сообщение от Мери, – сказал он.

Пенелопа усмехнулась.

– Ах, вот как! Так вы, наверно и есть тот таинственный знакомый, к которому она ходила каждый вечер, тот, который живет в районе Найтсбриджа.

– Возможно, – согласился Дарк. – Разве Мери рассказывала вам обо мне?

– Да нет, не она. С тех пор, как ее начали делать красавицей, из нее слова не вытянешь. Я сама однажды проследила, куда она пошла – просто из любопытства. Ей очень повезло, правда?

– Да, ей, конечно, повезло. А скажите, мисс Дайсон, кто приходил к вам до меня?

– Какой-то мужчина. Такой носатый здоровило с усиками и в шляпе. Сказал, что он представитель фирмы «Черил» и что Мери долго не будет, и что я не должна разговаривать с газетчиками и вообще ни с кем.

– Он не сказал, куда она поехала?

– Сказал только, что фирма заботится о ее интересах.

– А фамилию свою назвал?

– Нет. Но я знаю номер его машины. Следила из окна.

– Вы умная девушка, – похвалил ее Дарк. – Так какой же номер?

Пенелопа поджала губы.

– А почему я должна говорить вам? Мне ничто не помешает сообщить и другому гостю ваш номер и так далее… Даже не опомнишься, как вскочишь в какую-нибудь неприятность.

Дарк нетерпеливо поднялся и заходил по комнате.

– Даю вам честное слово, что я друг Мери. Я считаю, что она попала в беду. Дело, в которое ее втянули, весьма нечистое и скоро должно лопнуть. Я хочу помочь ей, если смогу.

– Я не сказала бы, что это беда – стать красавицей и получить целую кучу роскошных платьев, – недовольно заметила Пенелопа. – Я и сама не отказалась бы от такой работы. Меня нисколько не удивит, если она отправилась с каким-нибудь мужчиной, старым толстосумом, который хорошо разбирается в красивых женщинах и умеет им угождать. Ей-богу, я не стала бы винить ее.

Дарк, к своему удивлению и наперекор здравому смыслу, вдруг почувствовал наплыв непонятного раздражения, весьма похожего на ревность. Одна мысль о том, что Мери уехала с каким-то мужчиной, возмущала его. «Наверно, это потому, что мы так часто бывали вместе», – подумал он, стараясь найти разумное объяснение своему раздражению.

– Это неправда, – решительно возразил Дарк. – Я скажу вам, что было на самом деле, если хотите. Мери причастна к одному секретному делу, связанному с рекламой нового косметического изделия. Об этом каким-то образом пронюхала пресса. И фирма «Черил» приняла профилактические меры. Вероятно, они куда-нибудь упрятали ее, чтобы газеты не смогли выудить более подробные сведения. А вам я бы посоветовал делать так, как они велят. Не разговаривать с репортерами и вообще ни с кем. Иначе, у Мери будут большие неприятности.

– И с вами тоже не разговаривать?

– Со мной можете, если хотите. Я друг Мери.

Пенелопа улыбнулась, и в глазах ее неожиданно появилось серьезное выражение.

– Знаю, мистер Бейкер, если вы на самом деле Бейкер. Я догадалась об этом по вашему выражению лица, когда я сказала про старого толстосума. – Пенелопа подошла к низенькому столику и взяла черную сумочку. – Я дам вам номер машины.

Покопавшись в сумочке, она подала Дарку клочок бумаги. Дарк быстро взглянул на него и спрятал в портфель.

– Благодарю, Пенелопа, – сказал он.

Вдруг раздался звонок.

Дарк подошел к окну и выглянул во двор. Но того, кто звонил, закрывала арка подъезда. Из соседней комнаты отозвался голос Пенелопы:

– Мистер Бейкер, посмотрите, пожалуйста, кто это.

– Хорошо, сказал Дарк и спустился по лестнице вниз.

В полумраке парадной он заметил стройного, красивого молодого человека. На плече у него висела репортерская фотокамера в коричневом кожаном футляре. Лицо его показалось Дарку знакомым, но он не мог вспомнить, где и когда виделся с ним.

– Добрый вечер, – вежливо поздоровался молодой человек, – мисс Стенз дома?

– Нет, – коротко отрезал Дарк. – А кто вы такой?

– Джефкот, репортер «Ивнинг Диспетч». Я встретил мисс Стенз сегодня утром и пообещал зайти… – вдруг он запнулся и уставился на Дарка удивленными глазами. – Постойте… Держу пари. Да, ну, конечно, это вы. Пол Дарк из «Обсервер»?!

– Привет, Джефкот, – мрачно сказал Дарк. – Мир мал, негде разминуться.

– Уже пять лет прошло с той поры, как вы работали в «Диспетч».

– Да, пять лет. Простите, может быть, это невежливо с моей стороны, но у меня свидание. Что вы хотели?

– Я пришел к мисс Стенз.

– Ее здесь нет и больше не будет.

Джефкот улыбнулся, не сводя с Дарка подозрительного взгляда.

– Я так и знал, что здесь пахнет какой-то историей, – сказал он, – если уж ею интересуется «Обсервер», так, наверно, что-нибудь необычайное. В чем тут дело, Пол? Шепните коллеге хоть словечко.

– Для вас тут ничем не пахнет, – сказал, словно отрезал, Дарк.

– Вы напали на золотую жилу?

– На что я напал, пусть вас это не интересует. Оставьте в покое мисс Стенз. Для вас она не находка.

– Красивая девушка – всегда находка, а я, признаться, еще не видал такой красавицы. К тому же она связана с «Черил», а те замолчали, как воды в рот набрали. Чем тут пахнет, Пол?

– Ничем.

– Ну что ж, желаю вам быть первым на месте происшествия, – недовольно, но с уважением сказал Джефкот. – По крайней мере, теперь я знаю, что здесь есть за чем охотиться. У нас свои методы.

– Милости просим, – буркнул Дарк.

Он уже пошел закрывать дверь, как вдруг услышал голос Пенелопы.

– Кто это, мистер Бейкер?

Дарк быстро оглянулся и увидел, что Пенелопа в коротком зеленом платье, похожая на куклу с раскрашенным лицом и пышно взбитыми золотистыми волосами, спускается по лестнице.

– Пустяки, какой-то страховой агент.

Джефкот поднял брови и тихонько свистнул.

– Спокойной ночи, мистер Бейкер, – сказал он с иронией и, повернувшись, ушел.

Дарк подождал, пока Пенелопа спустится вниз. Она взяла его под руку и игриво улыбнулась.

– Ну, пойдем выпьем, – прощебетала она. – Мне это полезно.

– Мне тоже, – искренне признался Дарк.

И они отправились в ближайший погребок.

XIII

На следующий день Пол Дарк пригласил в свой кабинет мисс Мейсон. Она вошла, как всегда, твердой походкой, полная неисчерпаемой энергии, и села на стул напротив, пытливо глядя на Дарка через роговые очки. Тот, по привычке, подал ей сигарету, и она, поблагодарив, закурила.

– Что-то ты сегодня кислый, Пол, – сказала она. – С похмелья?

– Не совсем. Дело в том, что мы потеряли нашу райскую птичку.

– Ты про ту девушку, Мери Стенз?

– Да. Дельцы из «Черил» поспешили спрятать ее от посторонних глаз.

– Зачем?

– Где-то что-то выплывало на поверхность. Пронюхала «Ивнинг Диспетч», а возможно, и другие газеты. Мисс Стенз больше не живет дома.

– А где?

– Этого я не знаю, но хочу знать. Мне надо разыскать ее из чисто корыстных побуждений, чтобы поставить точку на этой истории.

Мисс Мейсон задумалась, попыхивая сигаретой.

– Полагаешь, что это похищение устроила фирма «Черил»?

– Сомнений нет.

– Что же они могли сделать? Ты говоришь, что девушка очень красива, значит, она должна привлекать к себе внимание. В то же время ей, очевидно, и до сих пор надо ездить на фабрику в Стенмор. Возможно, в автомобиле.

Она может жить или где-то в отеле, или у кого-нибудь из служащих фирмы.

– Скажем, у той же Аманды БелЛ, – высказал предположение Дарк.

– Или даже у самого Эмиля Фасберже, – цинично добавила мисс Мейсон.

Дарк нахмурился.

– Ну что ж, так или иначе, а это даст нам какой-то ключ. Послушай, Бренда, скажи Роджерсону, пусть поищет в лондонских отелях особу по имени Мери Стенз или Лора Смайт. Если к концу дня ничего не узнаем, я сам поеду в Стенмор и проведу небольшое частное расследование.

– Хорошо, – сказала мисс Мейсон. – И не забывай, что тебе нужно еще фото доктора Раффа.

– Плюс интервью, – добавил Дарк. – Но это мы оставим на конец. А пока что надо сделать еще одну вещь. – Он достал портфель, вынул оттуда небольшую сложенную бумагу и подал ее мисс Мейсон. – Это номер машины. Я хочу знать, кому она принадлежит. Возможно, Роджерсону удастся попутно выяснить и это, когда он будет проверять отели.

– Хорошо, – сказала мисс Мейсон.

Когда она вышла из кабинета, Дарк еще с минуту неподвижно сидел за столом, погрузившись раздумье. Затем, глубоко вздохнув, взялся за текущую работу.

К четырем часам Роджерсону ничего не удалось узнать. В списках больших отелей не значилось особы по имени Лора Смайт или Мери Стенз. Возможно, она была записана под другим именем. Что же касается номера автомашины, то сведения можно было получить только на следующий день.

Не имея иного выхода, Дарк решил действовать сам. Он вышел из редакции, сел в машину и поехал в Стенмор. В начале шестого часа Дарк был уже возле фабрики «Черил». Он поставил машину в удобном для наблюдения месте рядом с главным подъездом фабрики и стал ждать, выкуривая сигарету за сигаретой.

Приехал он не совсем вовремя: в половине шестого из фабрики начали выходить рабочие. Густой людской поток – мужчин и женщин, юношей и девушек – выливался из главных ворот и двигался к ближайшей автобусной остановке. За ним следовала колонна велосипедов, мотороллеров и автомобилей самых разных размеров и марок. Дарк, стараясь не пропустить Мери, с досадой думал, что, наверно, опоздал, и она вышла немного раньше.

Рабочие быстро разошлись, и вскоре фабрика стала молчаливой и безлюдной. В шесть часов Дарк окончательно потерял надежду и уже хотел включить мотор, чтобы уехать, когда на дороге появился небольшой серый автофургончик и, повернув к фабрике, остановился у главных ворот. На кузове фургончика была надпись ярко желтыми буквами: кинокомпания «Бельведер».

Дарк стал наблюдать. Шофер вылез из кабины, обошел фургончик и, открыв заднюю дверцу, принялся вынимать из кузова плоские круглые коробки, в которых, очевидно, была кинопленка. Он сложил коробки ровным столбиком и понес к воротам. Затем повернул к небольшой боковой двери фабричного здания и исчез.

Дарк облизал губы кончиком языка. В голове его лихорадочно заработали мысли. Конечно все, что он увидел, мало о чем говорило, однако, похоже было на то, что в съемочном павильоне еще работали, и, возможно, Мери до сих пор находилась на фабрике. А если нет, то все равно ему представляется случай, какого не пропустит ни один завзятый журналист. Когда наступит пора опубликовать репортаж о фирме «Черил», ему, безусловно, понадобится свидетельство очевидца об испытательном отделе фабрики, о съемочном павильоне и операционной, где ради славы крема «Бьютимейкер» была создана Лора Смайт. Дарк на миг пожалел, что не взял с собой фотокамеру, но затем подумал, что она могла броситься в глаза и вызвать ненужные подозрения. Кстати, если его вылазка кончится удачно, ее можно будет повторить.

Он неторопливо вышел из машины и закрыл дверцу. Потом размеренным шагом направился через дорогу, беспрепятственно прошел через открытые ворота и свернул в небольшую боковую дверь. Не колеблясь, толкнул ее и, переступив порог, оказался в длинном узком вестибюле с бетонным полом и голыми стенами. Дарк направился вперед.

Вдруг перед ним выросла фигура шофера автофургончика: шофер появился из-за угла и шел ему навстречу. Дарк отступил в сторону, давая ему дорогу.

– Добрый день, – сказал он.

Шофер коснулся рукой фуражки.

– Добрый день, сэр, – приветливо ответил он и пошел дальше.

В конце вестибюля Дарк остановился. Шофер вышел с правой стороны, значит, павильон был где-то там. Дарк уверенно и с деловым видом свернул направо. Несколько ступенек, раскрытая дверь – и он увидел широкий, застланный ковром коридор. Дарк пошел медленнее.

Коридор имел шагов двадцать в длину, и с каждой стороны в него выходили три или четыре двери. Над одной из дверей слева горела красная лампочка. Дарку показалось, что он слышит приглушенные голоса.

Он тихонько подошел к двери с красной лампочкой. На ней висела написанная от руки табличка: « Съемочный павильон. Вход воспрещен». Дарк хотел уже нажать на ручку, но заколебался и, подумав, направился дальше по коридору, оглядывая остальные двери. Вскоре он увидел табличку: «Доктор Престон».

Он осторожно приоткрыл дверь и, убедившись, что внутри темно, зажег свет. Дарк оказался в небольшой комнате, похожей на служебный кабинет. Увидев в застекленной перегородке еще одну дверь, открыл и ее и щелкнул выключателем.

Это была операционная. Мери о ней рассказывала, но любопытного здесь было гораздо больше, чем он представлял себе, и камера весьма пригодилась бы ему сейчас. Фотография операционного стола с портретом доктора Раффа произвели бы большое впечатление на читателей и привлекли бы их внимание к репортажу.

Дарк, не спеша, оглядел инструменты, бутылки и пузырьки в застекленных шкафах. В одном из ящиков он нашел папку со снимками лица и разных частей тела Мери Стенз. Были там также напечатанные на машинке и написанные от руки заметки о гормональных и биохимических инъекциях. Дарк быстро пробежал их глазами и некоторые интересные данные занес в свою записную книжку. Наконец он выбрал два снимка: изображение лица девушки, каким оно было две недели назад, с размашистыми пометками доктора Раффа, и снимок ноги, на которой была намечена желаемая форма колена. Он аккуратно свернул их трубочкой и положил в карман. «Наша мельница все перемелет, – подумал он. – Сделаем клише, а со временем я верну ему эти фотографии с приветом от редакции Обсервер».

Оглядев еще раз операционную, Дарк вышел в коридор. Над дверью павильона все еще горела красная лампочка – значит, съемки продолжались. Затаив дыхание, Дарк нажал на дверную ручку, заглянул внутрь, но увидел только грязную обратную сторону какого-то большого панно, подпертого деревянными стойками. Он проскользнул в павильон, подкрался к краю панно и выглянул из-за него.

Люди суетились вокруг камер и осветительных приборов в противоположном конце комнаты. Мери была в самом центре яркого круга и казалась еще более красивой, чем обычно. Она держала в руках букет цветов и медленно прохаживалась перед декорацией, которая, как видно, должна была изображать террасу парка. По рейкам медленно скользила передвижная кинокамера.

– Все! – прозвучал чей-то голос. – Можно проявлять.

Кто-то громко хлопнул в ладоши.

– На сегодня хватит. Завтра в эту же пору – цветные съемки.

Люди, стоявшие группой, разбрелись по комнате. Мери подошла к камере и отдала букет. Дарк решил ретироваться. Он тихонько выбрался из павильона, прошел обратно теми же коридорами и вскоре снова оказался за фабричными воротами, в серых предвечерних сумерках. Небо затянула тяжелая темная туча, накрапывал дождь. Фургончик уже уехал, но у главного входа кого-то ждал роскошный черный лимузин.

Дарк быстро вернулся к машине, включил мотор, чтобы прогреть его, потом закурил сигарету и стал ждать. Минуты через три из боковой двери вышли четверо и направились к автомобильной стоянке. И вдруг из главного входа появилась Мери. В тот же миг из лимузина выскочил шофер и открыл перед ней дверцу. Через несколько секунд машина уже выезжала на шоссе, которое вело в Лондон.

Дарк подождал, пока она удалится метров на триста, включил скорость и поехал следом. Неподалеку от Северного кольца, где движение стало оживленнее, он постепенно сократил разрыв и приблизился к лимузину. На какой-то миг он отчетливо увидел знакомое очаровательное лицо, которое глядело на него через заднее стекло, но не подал знака из боязни, что его заметит шофер, случайно взглянув в зеркальце. Мери должна была узнать машину, а может быть, увидела его.

Лицо больше не показывалось, но Дарк упорно не отставал от лимузина, который набирал скорость на свободном отрезке шоссе.

Все произошло так быстро и неожиданно, что Дарк не успел даже опомниться. Из лимузина на миг высунулась рука, и клочок бумаги затрепетал в воздухе. Дарк инстинктивно нажал на тормоза и, постепенно сбавляя скорость, пропустил вперед машины, ехавшие вслед за ним. Потом остановился, проводил глазами лимузин, а когда тот исчез вдали, вышел из машины и побрел под дождем обратно по шоссе.

Найти маленький клочок бумаги было нелегко, но Дарк все же увидел его – мокрая и смятая бумажка лежала в траве на обочине шоссе. Он поднял ее и расправил. Записка была короткой, поспешно нацарапанной рукой Мери: «Я в Оникс-Астории под именем Аманды Белл. Не надо ехать следом. М.»

Дарк задумчиво сложил записку, положил ее в бумажник, вернулся к машине и поехал домой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю