290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Неприкосновенное сердце (СИ) » Текст книги (страница 1)
Неприкосновенное сердце (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Неприкосновенное сердце (СИ)"


Автор книги: AnastasiaSavitska






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц)

========== Глава 1 ==========

Пролог

– Эмили, черт возьми, – вошла я в номер. – У тебя девичник, а ты оставила нас.

– Милая, – улыбнулась подруга. – Мне нужно доделать возможно последний договор в жизни, и я приду. Если что-то случится, зовите полицейского. Если он начнет раздеваться, значит, он не настоящий.

– Все, – забрала бумаги Эбби. – Я забираю это. Хочешь забрать – догони.

– Эмили, иди уже за ней, – смеялись все.

– Куда? – хохотала невеста. – В шкаф?

Из нас шестерых нет никого, кто бы смотрел, что делает другая. Но мы всегда присматриваем друг за другом. Мы есть друг у друга, и эту дружбу нужно оберегать. Благодаря красоте и характеру всегда есть страх потерять семью. Этим пользуются, и понимание, что все эти девушки – моя слабость, может однажды погубить жизнь.

– Эмили, – сняла с себя платье Стейси. – Там обалденный стриптиз, и тебе нужно это увидеть перед тем, как выйти замуж.

– Вообще-то я замужем, дорогая, – все еще смеялась подруга. – И у тебя как бы есть парень.

– Нет, – отмахнулась та. – Я сейчас как в юности.

– Спишь со всеми подряд? – спросила Долорес.

– Эй, какой вы представляете меня?

– Доступной, – ответила Эбби, снова появившись на горизонте.

– Похотливой, – добавила я, наливая шампанское.

– Грустной, – улыбнулась Эмили. – Ну да, и слегка шлюховатой.

– Вообще-то правильно – желанной, – включила музыку Стейси. – Потрясающе красивой, веселой и сексуальной.

Жизнь мчит птицей, и этой ночью я размыла границы. Мы пили коктейли, танцевали, смеялись и проигрывали деньги на ставках в казино. В этом дне была написана еще одна часть истории. «История» – интересное слово. Когда я умру, хочу, чтобы именно его высекли на моем надгробии. В этом месте меня больше не будет, и оно также сохранит свою историю. Каждый день, каждая улыбка и сердце хранит свою другую жизнь. Даже цепляясь за пустоту, мы и в ней оставляем свой след.

Я до сих пор не могла поверить, что Эмили выходит замуж. Это сейчас по-настоящему. Она всегда была со мной, а с появлением Брайана мне пришлось делиться. Пусть звучит глупо, но по большому счету, у меня больше никого нет. Я смотрела на бассейн во дворе нашего номера и слушала музыку в наушниках, сидя на шезлонге уже под утро. Я люблю черный цвет. Книги. Кофе. Путешествия и семью. Я люблю все то, что живет в моем сердце, и то, что является частью меня. И больше всего я люблю Эмили, и только сейчас я осознала в полной мере то, что она больше не «моя». Я увидела тень рядом, и, когда повернула голову, улыбнулась Стейси.

– Почему не спишь? – сняла я наушники.

– Могу задать тебе тот же вопрос.

– Кажется, что теперь все изменится.

– Так и будет, Ди, – закрыла она глаза, откинувшись на спинку шезлонга. – Хоть я давно перестала делить пару Прайсонов на Эмили и Брайана, это чувство, что внутри – странно. Но Эмили светится, и я рада, что она счастлива.

– Я видела твои глаза сегодня, Эс, – посмотрела я на нее. – Ты любишь его?

– Мне жаль, что ты это увидела.

– А мне жаль, что у меня не было видеокамеры.

Стейси засмеялась, и я взяла ее за руку, сжимая. Она не совсем обычная девушка. Она никогда не говорит, что любит, но, когда берет твою ладонь, такое чувство, что над тобой появляется купол, и ты становишься защищеннее и счастливее.

– Ты храбрая, Эс, – не сводила я с нее глаз. – Ты очень храбрая, особенно если дело касается любви.

– Я боюсь, – прошептала она. – В какое-то время страх парализовал меня.

– Да, но ты все равно храбрая. Больше всего на свете ты боишься впустить кого-то еще в свою жизнь, но сделала это.

– Я не хотела. Просто так вышло само собой. Но как насчет тебя, Донна?

– А я умерла очень быстро. В один момент я улыбалась, а в следующий больше не смогла этого делать.

Глава 1

– Боже, мне страшно, – прошептала Эмили.

– Ты потрясающе выглядишь, – сказала Ева.

– Ты такая красивая, очень красивая, – обняла я подругу. – Он обалдеет, когда увидит тебя.

– Тебе нужно выпить, – открыла бутылку шампанского Стейси. – Нам всем нужно выпить.

– Не переживайте. Все под контролем, – вошла в комнату Эбби, читая что-то в своем блокноте.

– Кто бы сомневался, – усмехнулась я.

– Не умничай. Десять минут до начала церемонии.

Мы остановились в отеле Sirenis Punta Cana Resort Casino&Aquagames. Это шикарнейший отель в зоне Уверо Альто. Свадьбу готовили три месяца, так как Брайан подключил все связи, и все пытались облегчить Эмили жизнь в это время. Эбби была главной. Она сурова, строга и любительница контроля, но это также делает её уникальной и незаменимой. Эмили не хотела свадьбу в Нью-Йорке и выбрала Доминикану, райский остров Саона, который омывается Карибским морем. Здесь было чудесно. Песчаный пляж, красочная природа, много разной тропической флоры и любви. Да, тут было на удивление много любви.

С тех пор, как мы приземлились на самолете Адама, вся наша семья отдыхала и проводила время с удовольствием. Мы словно жили тут всю жизнь. Все забыли о работе и отдались ощущениям и счастью. Я наблюдала за проявлением чувств Стейси к Майклу, любви Брайана и Эмили и весельем подруг. Я тоже улыбалась, но что-то было не так. И у этого «что-то» было имя.

– Раз и навсегда, Эм, – улыбалась я. – Я желаю тебе счастья. Ты как принцесса из волшебной сказки. Ты потрясающая, и фата тебе к лицу.

Роберт повел её к алтарю, и я вытерла слезу со щеки. Выглядела Эмили изумительно. Платье было аристократичным и сексуальным в то же время. Шифоновое белое, которое покрывало тоненькое кружево со шлейфом. Бретельки средней толщины, с открытой спиной до поясницы, и цепочки из белого золота свисали на обнаженной спине. Эмили брала в плен всех, кто ее встречал. После всего пережитого она изменилась, и доброта была ей к лицу. Она расцветала цветами, и каждый, кто смотрел, ловил ее смех. Нежные слова и потрясающая улыбка, которая всегда затрагивала глаза. Невеста предпочла в украшения жемчуг. Также из жемчуга были сделаны босые сандалии, которые держали её ножку и соединялись на указательном пальце. Макияж был легким, идеально подходящим. Букет складывался из лиловых орхидей, нежно-розовых пион и красных калл. Она светилась, и не только благодаря освещению.

– Итак, – начал священник. – Сегодня важный день для всех вас. С любовью очень трудно, но без нее невозможно. Ваша жизнь – череда компромиссов, ссор, но в то же время любви, радости и счастья. Пока мы не испытаем потери, никогда не поймем, насколько нужно ценить то, что имеем.

Брайан смотрел на нее с вожделением, и Эмили отвечала ему тем же. Они многое пережили, но Эмили сказала мне однажды: «Он научил меня любить, и за это я перед ним в долгу на всю жизнь».

– Вы будете произносить свои клятвы? – спросил священник.

– Да, – ответили они в унисон.

Все засмеялись. Это было красиво и даже чуть-чуть волшебно. Я совсем не сентиментальна, но все, что я видела сейчас, заставляло сжаться мое сердце. Взглянув на маму Эмили, я взяла её за руку. Она улыбалась сквозь слезы. Слезы счастья.

– Эмили. Любовь моя. Я полюбил тебе с того дня, когда впервые увидел. Я никогда не рассказывал тебе, где мы встретились. Но я понял, что хочу жениться на тебе, после вечера, когда сел на мотоцикл после длительного застоя. Был ужасный ливень, и когда я остановился на выезде из города, увидел тебя. Ты вышла из своего мустанга и подняла голову к небу. Дождь стекал по твоему лицу, и ты определенно была чем-то расстроена, а я смотрел на тебя, не имея возможности отвести взгляд. Уже тогда ты покорила меня. Ты была властная, строгая и даже немного агрессивная, но в то же время податливая, нежная и добрая. День изо дня ты заставляешь меня меняться и менять все стереотипы. Ты не знаешь, как много для меня значит каждый проблеск твоей улыбки. Я сделаю все ради тебя. Я хочу прожить с тобой каждую секунду, неважно, в ссоре или согласии, но всегда в любви. Я обещаю, что буду ставить твои желания и интересы всегда на первое место, и что бы не случилось, буду рядом. Ты единственная, с кем я вижу свое будущее. С кем я вижу свою жизнь.

Он любил её, и день изо дня доказывал это. Брайан притянул к себе Эмили за талию и воткнулся носом в ее шею. Она засмеялась, и он сказал, что не хочет даже шевелиться. У меня всегда складывалось такое впечатление, что им нужно было друг к другу хоть как-то прикасаться. Их лица светились счастьем, и они всегда были рады видеть друг друга. У Брайана чаще всего исключительно легкомысленный вид, в отличии от Эмили, но теперь даже я поняла, что эти люди созданы друг для друга.

– Брайан. Ты также изменил меня. Ты научил меня любить, и за это я всегда буду у тебя в долгу. Каждую минуту нашей жизни ты бросаешь мне вызов, но в то же время подхватываешь, когда думаешь, что я не выдержу. Хоть ты и знаешь, что выдержу, ты не оставляешь меня одну. И я обещаю, что не оставлю тебя. Я буду рядом, каким бы несносным ты не был, как бы сильно не опекал, я буду заботиться о тебе. Если бы мне пришлось измерять нашу любовь, это было бы невозможно. Вечности не хватит, чтобы сделать это.

– Если кто-то против этого брака, пусть скажет сейчас или замолчит навеки, – никто не сказал ни слова, и священник продолжил: – Скрепите ваш союз обручальными кольцами.

Когда они делали это снова, я невольно взглянула на Адама. Он наблюдал за нашими друзьями и улыбался. Со временем во мне просто умер человек, но спустя все эти события, которые произошли, я и дальше очаровательно вру, что меня совершенно не привлекает этот мужчина.

– А теперь можете поцеловать невесту.

Руки Брайана сжали талию Эмили, и он притянул ее для поцелуя. После был фуршет, танцы, музыканты, песни и много веселья. Мне захотелось пройтись. Я смотрела на море, слушая смех и крики моих близких, и искренне радовалась. Я устала все время быть чудовищем. Быть той, кто ничего не чувствует, отталкивая от себя всех, кому я могу стать небезразличной.

– Милая, ты ошиблась местом. Конкурс «Мисс Вселенная» уже был, – сказал мужской голос позади меня.

Я знала, чей он. Этот голос я узнаю из миллиона других, даже будучи глухой.

– Правда в том, что ты думаешь, что все женщины ведутся на твои дешевые фразы и дорогой костюм, – ответила я, не поворачиваясь. – Но я не одна из твоих воздыхательниц. Пончики, которыми я завтракаю, стоят дороже.

– Почему ты ушла? – спросил Адам, игнорируя мое хамство.

– Захотелось побыть одной. И это значит без тебя.

– Тебе не надоело быть одной?

– Ужасней быть не с теми.

– А с кем ты хочешь быть? Что этому человеку должно быть присуще, чего нет у меня?

– Ум, например. Слушай, у меня есть все, что мне нужно для счастья: моя семья, шикарная квартира, любимая работа и машина.

– Нет, – вздохнул он.

– Что нет? – спросила я в замешательстве.

– У тебя нет человека, от которого у тебя дрожали бы коленки, чаще билось сердце, и к которому ты хотела бы прикасаться, а значит, ты несчастна.

– Так что же ты прохода не даешь этой несчастной?

– Какого черта ты ненавидишь меня? Мы еще даже не трахались, а я тебе уже противен. Ты меня не хочешь и не пытаешься привлечь моё внимание, понял, – качнул головой Адам. – Но что я сделал не так, что ты бесишься от одного моего присутствия?

– Просто ты не единственный мужик на этой планете. И если бывает любовь с первого взгляда, то почему не может быть неприязни?

– Ты сводишь меня с ума, – видела я раздражение в его глазах. – Можно, я просто пройдусь с тобой? В тишине?

– Нет.

– Пошли.

– Куда?

Он взял меня за руку и повел по пляжу. Мне были приятны его прикосновение. Адам был бабником, какого в мире больше не существовало, и я просто оберегала свое сердце, не впуская никого. Мужчина привел меня на мост, который был также украшен, и единственные звуки – наше дыхание и шум моря. Все в этом дне было волшебно и легко. Все время тут я была счастлива.

Адам стал позади и положил руки мне на талию.

– Что ты чувствуешь?

– Убери руки, – попыталась я вырваться, хоть сделать это с его хваткой на бедрах было нелегко.

– Просто помолчи десять минут, а потом иди. Что ты чувствуешь?

– Свободу, – прошептала я, закрывая глаза. – Я чувствую свободу.

– Нет, что ты чувствуешь стоя тут, без друзей? Представь, что меня нет, и ты слышишь только звуки моря.

Ага, представь тут, когда он стоит позади, прижимаясь всем телом, и его потрясающий аромат витает будто повсюду.

– Что ты чувствуешь, Донна? – снова спросил Адам.

– Одиночество, – прошептала я.

– Ты способна любить, просто не хочешь.

Меня как током ударило. Я не могла терпеть вранье и фальшь мужчины. Я не нужна была Адаму. Он просто на какое-то время хотел того, кто бы слушал его и любил со всеми недостатками. А после своих последних отношений в моих глазах ни один мужчина не стоит того, чтобы я мучилась обувая туфли.

– Знаешь, порой тебе нужно просто заткнуться, – вырвалась я, отходя от него. – Не прикасайся ко мне. Не ходи за мной, не заигрывай и не говори комплименты. Я не хочу иметь с тобой ничего общего, кроме друзей.

Я подобрала подол своего красного платья и направилась в номер. Мое сердце стучало как сумасшедшее, почти выскакивая из груди. Адам не пошел за мной, судя по всему, понимая хоть что-то. Войдя в номер, я почти разорвала на себе платье, вцепившись в подоконник. Я смотрела через окно, видя, как Брайан обнимал Эмили, кружась с ней в танце, и они над чем-то смеялись. Я понимала, почему Эмили так быстро сдалась ему. Эмили Харисон любила объятья. Она получала сумасшедшую энергетику, обнимая тех, кто ей был дорог, в отличии от меня. Я же делала это, чувствуя практически физическую боль. Но я никогда не смогу рассказать об этом ни одному мужчине. Никто не узнает, что произошло и что я скрываю.

Я расстегнула бюстгальтер и сняла бикини, собираясь в душ, когда дверь распахнулась, и я смотрела, как взгляд Адама остановился на моей груди.

– И родила королева вскоре дочку. И была она бела, как снег, как кровь румяна, и такая черноволосая, как черное дерево, и прозвали ее поэтому Белоснежкой.

– Ты что тут делаешь? – вскрикнула я, беря первую попавшую футболку из кровати, прикрываясь. – И зачем ты цитируешь мне Белоснежку? Или это последняя книга, которую ты прочел?

– У меня есть к тебе предложение, – сказал Адам, не сводя с меня глаз.

– Сразу нет, – ответила я со злостью. – Вали от сюда.

– Никто не узнает, что мы скроем, – направился он ко мне, выхватив футболку. – Никогда. Я не хочу иметь единственную возможность оказаться между твоих бедер – подстроить трагедию, посадить к себе на мотоцикл и ехать, не останавливаясь.

Он схватил мою ногу, закидывая себе на бедро, и когда я пошатнулась, Адам другой прижал к себе за талию. Его горячие ладони прожигали мое тело, и я молчала, не говоря ни слова.

– Ты говорила, что я туп и бабник, но я хочу тебя. Я хочу тебя самым примитивным способом. Я знаю, что, если ты будешь выбирать между любым мужчиной и возможностью заработать, ты всегда выберешь второе. Но, Донна, мне нужна одна ночь, и я уйду из твоей жизни.

– Какова твоя философия? – прошептала я, держась за его бицепсы.

– Главное – не волноваться. Ведь волнение только добавляет боли, убирая иллюзию, которая осталась от беззаботности.

У меня пересохло во рту, и я с трудом сглотнула. Его слова сопровождались таким желанием и страстью в глазах. Каждая женщина ценит что-то определенное в мужчине, и для меня это был смех, глаза и страсть. Слово «желание» было слишком просто для химии между нами. Реакция моего тела на его слова была поразительной, но теперь по-другому на Адама Майколсона я и не реагировала. В этот момент я поняла, что он мне нравится, но я не признаюсь, даже если мне будут угрожать.

– Хорошо, – потянула я его за волосы. – Одна ночь, и мы больше никогда не останемся наедине.

Я закрыла глаза и положила ладони на его грудь. Адам обхватил руками мое лицо и прикоснулся к моим губам. Он смотрел на меня со страстью и тоской в глазах, словно я уйду, и он почувствует что-либо, кроме удивления.

– Поцелуй меня, – прошептала я. – Сейчас.

Теперь я заметила страх. Я не хотела видеть это в глазах Адама и двинулась вперед, коснувшись его губ. Адам на секунду замер, но вскоре ответил с таким рвением.

– Ты был прав, – сказала я, снимая его рубашку. – Ты слишком хорош.

Он выгнул бровь, и уголки его губ дернулись вверх.

– И что я должен сделать, чтобы ты не смотрела на меня так?

– Забить мне гвозди в глаза.

– И чем это сделать?

– Подушкой Адам, – улыбнулась я. – Молоток возьми.

– Ты улыбаешься, – не отводил он взгляд. – Я смог рассмешить тебя.

– Но ты все равно болван.

Наши глаза встретились. Они умели бить и ласкать в одно и то же время. В этот момент они казались почти черными. Я вздрогнула, задаваясь вопросом, не совершаю ли ошибку? Но отогнала эту мысль спустя секунду, напоминая, что это всего одна ночь. Я потянула руки к его молнии на брюках, и Адам схватил меня за запястье.

– Это мое условие, – сказала я.– Рискни, Адам Майколсон. Пусти в себя кого-то другого, кроме своего эго.

Он забрал руку, и я стянула с него брюки, доставая горячий член. Проведя ладонью по всей длине, немного сжала, облизывая губы в предвкушении.

– Черт бы тебя побрал, Донна. Я умом тронусь.

– Я на это и рассчитываю, – усмехнулась я, опускаясь на колени.

Адам втянул воздух, когда я облизала головку члена, проталкивая его глубже с каждым движением бедер мужчины. Пальцы Адама скользнули к моим волосам, мягко их сжимая.

– Ты дурно на меня влияешь, – прорычал он.

Я ощущала власть, которую имела над его телом. И каждый раз поднимая глаза, сильнее возбуждалась от его реакции. Его глаза говорили гораздо ярче, и я с ума сходила от осознания власти. Адам резко поднял меня на руки, впиваясь поцелуем в мои губы. Он сжимал мою попку, а я вцепилась ногтями в его руки.

Я спала с мужчинами, но большинство из них не могли сделать и половины при помощи языка и пальцев, в отличии от Адама, который мастерски владел и тем и другим. Адам опустил мои ноги, и я широко распахнула глаза, когда он достал презерватив из лежащих на полу брюк и разорвал зубами обертку. Я тяжело дышала, и его мужской аромат был таким сильным.

– Я хочу тебя, – прорычал он. – Я хочу попробовать тебя. Каждую частичку тебя, а затем трахать, пока ты не упадешь на кровать от невозможности двигаться.

Это все усугубило, и желание быть с ним стало почти невыносимым. Я отвела взгляд, стараясь смотреть куда угодно, но только не на него. Я ненавидела свое тело за реакцию на Адама.

Он стал передо мной на колени и провел языком по моим складочкам. Я вцепилась в его волосы, чтобы хоть как-то удержаться на ногах. Я почти не могла дышать. Дрожь и агония прошли сквозь мое тело, и только руки Адама удержали меня от падения. Я опустила взгляд на него и хотела посмотреть в глаза, но меня ослепили слезы. Он предупреждал, что будет делать со мной, и я согласилась. И я знаю, что потом будет только хуже, но, черт возьми, он был богом. Его тело заставляло девушек просить добавки даже после унижения, а язык дарил необычайное наслаждение.

– Адам, – почти задыхалась я. – Еще.

Он всосал в рот клитор и стал трахать меня языком. Боль превращалась в удовольствие, и я практически инстинктивно зажала его волосы между пальцами.

Агония, которая преследовала меня, после каждого прикосновения растворялась в сексуальной потребности. В этот момент меня не заботило ничего, кроме Адама. Громкие стоны вырвались из моей груди, и он резко поднял меня на руки, легко бросив на кровать. Адам надел презерватив, нависая надо мной, и раздвинув мои ноги, одну из них закидывая себе на плечо. Я не отводила от него глаз, находясь до сих пор в оцепенении. Не знаю, это было оттого, что я забыла ощущение «тело к телу» или из-за самого Адама, но я словно стала сумасшедшей. Я вцепилась в его волосы, притягивая к себе для поцелуя. Меня не заботило ничего, кроме ощущений, которые я сейчас испытывала. Он за несколько мгновений практически стал моим спасением. Адам просто пришел и делал то, что мне было нужно. Когда он схватил меня за талию, я смогла вдохнуть воздух в легкие и почувствовала, как головка его члена медленно проникает в мое лоно. Я вскрикнула и услышала вздох Адама, который проник мне в разум, затронув самые темные уголки моей сущности. Он делал это так медленно, проходя дюйм за дюймом, и теперь был целиком во мне.

– Адам…

– Я понял, детка.

Он массировал мой клитор, и я ощутила реакцию каждой клеточкой тела только от его прикосновений. Он улыбнулся, держа весь свой вес на руках, и смотрел на меня с напряжением, сверкая голубыми глазами. Я не покорялась ему, но желала того же, чего и он. Адам был таким красивым и нежным. Порой диким и необузданным. Он нуждался во мне, как и я в нем в этот момент. Адам увеличивал темп, и я сжала его член внутри себя. Спустя мгновение он перевернул нас, и я оказалась верхом на нем. Он взял мое лицо в руки и жадно впился поцелуем в губы. Несмотря на то, что я хотела чувствовать к нему, точнее, не чувствовать, мое тело думало по-другому. Он помогал мне, поднимая за талию, и я обвила ноги вокруг его бедер.

– Донна, – зарычал он. – Помедленней.

– Нет, – задыхалась я. – Ты мне нужен.

Адам укусил мою шею, и после того, как я почувствовала боль, провел языком по болючему месту.

– Проклятье, – закричала я, когда волна удовольствия прошла сквозь мое тело.

Я была почти в отчаянии, и мое сердце спустя, наверное, целую вечность снова начало нормально биться. Я не была впервые сосредоточена на удовольствии мужчины, а только на своем. Такого интенсивного оргазма я не испытывала никогда ранее. Я открыла глаза и встретилась с глазами Адама. Я обнимала его руками за шею и ногами за талию. Он держал мое тело и смотрел, словно пытался прочесть.

Я почувствовала неловкость, и реальность происходящего свалилась мне на голову. Адам положил меня на кровать и лег рядом, накрывая шелковой простыней.

– Кто ты? – спросил он, смотря на луну в окне.

– Я – человек, которому жизненно необходимо одиночество, – ответила я шепотом. – Луна будоражит, правда?

– Да, – слышала я улыбку. – Люди всегда считали ее чем-то таинственным и непостижимым.

– Она такая и сейчас. Пусть на данным момент многое известно, но она все такая же таинственная, как и много веков назад.

– Чарльз Буковски сказал: «Я – человек, для которого уединение жизненно необходимо. Я не могу без него, как и другие не могут без воды и пищи. Каждый день без одиночества отнимает у меня силу. Я не гордился своим одиночеством, но я от него зависим».

Я вздохнула и, повернув голову к нему, напомнила себе, почему именно мне следует держаться от него подальше. То, что произошло, совсем на меня непохоже, и мне захотелось самой на себя накричать за то, что я разрешила произойти тому, что теперь будет преследовать меня несколько недель.

– Ты не убегаешь от меня.

– Вообще-то это мой номер.

– Точно, – улыбнулся он. – Какие были твои прошлые отношения?

– Тебе нужно поспешить, Адам, – поднялась я с кровати.

– Мы куда-то идем?

– Нет, ты куда-то идешь. А я приму душ и лягу спать. Ты знаешь, где дверь.

Я прикрывалась напыщенным безразличием, делая вид, что он не единственный мужчина, который заставил меня чувствовать что-либо за столько лет. Прошлые мои отношения закончились не лучшим образом, и после я убежала в другую страну, только чтобы уйти от боли. Боли и страха.

– Нет, я останусь тут, – схватил он меня за руку. – И буду заниматься с тобой сексом до тех пор, пока Брайан не скажет, что аренда номеров закончилась.

Адам прижал меня к стене, опуская руки вниз и сжимая мои бедра. Наши глаза встретились, и я мгновенно почувствовала притяжение. Я провела пальцами по его волосам, и он вздохнул, прикрыв глаза. Затем взял мою вторую руку и положил себе на грудь.

– Завтра тебе будет тяжело ходить.

– Убери руки, Адам, – попыталась я оттолкнуть его. – Одна ночь, и больше не будет ничего.

– Неужели ты думаешь, что я сделаю тебе больно, Донна? Думаешь, я смог бы?

– Да, – не отводила я взгляд. – Все могут. Почему ты просто не можешь игнорировать меня?

– Не знаю, – ответил он чуть слышно.

Адам прижался губами к моей шее, и я почти сдалась. Его голос был таким уязвимым, и он практически вдавил меня в стену.

– Мне просто нужно тебя разгадать, – прошептал он после нескольких вздохов. – Дай мне шанс.

Закрыв глаза, я лихорадочно стала искать выход. Именно Адам должен был уйти после секса, ведь он именно тот тип мужчины. Найдя своими губами мои, он оставил самый нежный поцелуй.

– Я хочу попробовать, – сказал он прежде чем уйти. – Меня интересует твоя история, а не твоя сила. Моей хватит на нас двоих, а шрамы все умеют залечивать, если дать другому человеку эту возможность.

Я сходила в душ, освежив не только тело, а затем залезла в постель, укрываясь одеялом в надежде уснуть. В любой непонятной ситуации я просто ложусь спать. Когда на диете, или злая, или занялась сексом с Адамом Майколсоном, и мне понравилось, да и хотелось еще – просто нужно лечь спать и все пройдет само собой.

На завтрак я не пошла, и когда был уже пятый час, в дверь постучали.

– Ди, ты в порядке? – спросила Эмили, когда я открыла.

– В полном, – натянуто улыбнулась я, надевая футболку поверх нижнего белья.

– Что случилось? – не унималась она.

– Ничего, я просто устала.

– Я не о тебе, Донна, а о тебе и Адаме. Что между вами происходит?

– Ничего.

– Ага, и поэтому сексуальное напряжение витало в воздухе на фоне сексуального раздражения, да?

– Почему ты не со своим мужем? – открыла я бутылку текилы.

– Не переводи тему, Донна Картер, – покачала она головой, улыбаясь.

– Согласись, что он сексуален, – услышала я Стейси, которая вошла в номер.

– Кто?

– Адам.

– Ты с ума сошла.

– Ты знаешь, что я права.

– Может быть, – смотрела я на Эмили. – Но это не меняет того факта, что он – Адам Майколсон.

– Ты так говоришь, словно это диагноз.

– Так и есть.

– Переспи с ним, – сказала Стейси.

– Звучит, как тост, – бросила я дольку лайма в рот.

– Серьезно, – улыбалась Стейси, а Эмили наблюдала за мной. – Секс решает проблему.

– Так, как решаешь её ты? Нет уже, спасибо. Без обид.

– Я не вижу ничего плохого в сексе, если он не угнетает и приносит удовольствие.

– Эс, ты так долго не протянешь, – покачала я головой. – И ты не решаешь проблему, ты убегаешь от нее, пытаясь скрыть правду от самой себя.

– Не начинай! Я не хочу об этом говорить.

– Когда ты поняла, что не выносишь Адама? – спросила Эмили спустя какое-то время молчания.

– В тот день, когда увидела.

– Иронично, не так ли? – наполнила она еще одну стопку текилой. – В тот же день он потерялся в тебе.

Спустя всего несколько часов я что-то чувствовала. Мне не хватало ощущений, которые я испытала, и я хотела снова его увидеть. Я прокручивала в голове ночь, и меня разрывали противоречивые чувства. Черт, я хотела, чтобы он делал это со мной снова и снова, но никогда не оставался на утренней кофе. Он зажег меня, и теперь я боялась сгореть. Меня раздражало, когда Адам смотрел на других женщин, хоть и четко осознавала, что мы никогда не будем вместе.

С того момента прошло три дня. Мы отдыхали, и выпивка с музыкой почти не давали мне времени думать о чем-то еще. Адам вернулся к тому, что умеет лучше всего – соблазнять и трахаться. Мне было жаль горничных, которым приходилось убирать его номер, так что я предпочла полностью игнорировать его и злость, которую чувствовала.

«Я не перестаю думать о тебе».

Я удивилась, прочитав сообщение от Адама, но пальцы словно сами набрали текст в ответ.

«Чего ты ждешь от меня?»

«Ты сводишь меня с ума даже одетая».

«Если я свожу тебя с ума в одежде, что будет, если я останусь снова без нее?»

«Я погибну».

«Я не верю ни одному твоему слову».

Я собирала вещи, смотря на море, и думала о том, что в Нью-Йорке сейчас холодно. Эмили любила холод, в отличии от меня, хоть я и была гораздо холоднее внутри. Если ты однажды обжегся, то всю жизнь будешь опасаться. Я не та, кто будет жить в страхе. Я переступлю и пойду дальше, но уже без людей и этой боязни.

В дверь постучали, и я улыбалась, ожидая Еву. Но открыв, скрестила руки на груди, показывая все презрение во взгляде.

– Адам, – покачала я головой. – Не время.

– Время.

– Уйди, – поставила я ногу, преградив ему путь.

– Почему ты всегда ведешь себя со мной, как стерва?

– О чем ты? Я стараюсь показать свои лучшее качества.

– Стервозность?

– Это то лучшее, что есть во мне.

– Донна, – притянул он меня к себе за талию. – Никогда не понижай планку и желание достичь цели только из-за того, что ты увидела красный свет. В моих глазах азарт охотника, и я выбираю тебя, как свою самую желанную добычу.

========== Глава 2 ==========

У меня не было матери, с которой я могла бы поговорить. Женщина, которая меня родила, всегда могла выслушать, но для нее в приоритете была жизнь с комфортом и желанием быть материально-независимой, а не матерью. Я же хотела саму жизнь. Я хотела искусство и хотела чувствовать, что на своем месте. Порой мне кажется, что все мои подруги нашли себя в жизни, кроме меня. И как бы я не пыталась исправить мать или жизнь, стремление к чему-то, что я до сих пор не обрела, дает мне желание идти дальше.

От Адама не было ни слова. Он пропал. Испарился. Я направилась в старбакс прихватить кофе и насладиться последними лучами солнца. Это был мой идеальный день. Планы на ремонт в главном офисе, хорошая погода и вечерняя встреча с подругами. По крайней мере я так думала, пока на горизонте не появился Адам, который вышел из машины и направлялся прямо ко мне.

– Привет, красавица, – сказал он.

– Ты следишь за мной?

– Да. Ты же не думала, что скажешь мне «пока», и я уйду? Я ждал достаточно, и раз не происходит того, что я планировал, значит, я буду брать по-своему.

– Губозакаточную машинку тебе заказать или сам купишь?

– О, милая, я люблю твой острый язычок, – улыбался Адам, подойдя ко мне впритык.

Я покачала головой и обошла его, направляясь в офис.

– Донна, – схватил он меня за руку.

– Зачем ты приехал, Адам?

– Признай, ты хочешь меня, Донна. Ты все время думаешь о том, что я проделывал с тобой той ночью.

Не успела я послать его к черту, как он притянул меня к себе и впился страстным поцелуем в губы. Адам обхватил руками мою талию, отрывая от земли, и я вдохнула его аромат. Аромат его духов я всегда могла учуять лишь слегка, и я наслаждалась запахом его тела.

– Я позабочусь о тебе, Донна, – прошептал он, поставив меня на землю.

– Ты о себе позаботиться не можешь, – все еще находилась я в оцепенении. – И ты разлил мой кофе, идиот.

– Ты хочешь, чтобы я ушел?

– Да.

– Ты до сих пор держишь меня за локоть, – расплылся он в улыбке. – И, по-моему, тебе понравилось.

Я одернула руку, словно от ожога. Из ниоткуда появился папарации, и вспышки камер застали меня врасплох.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю