332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Аноним Madarao » Люсиль из Мартейны (СИ) » Текст книги (страница 16)
Люсиль из Мартейны (СИ)
  • Текст добавлен: 3 ноября 2017, 22:00

Текст книги "Люсиль из Мартейны (СИ)"


Автор книги: Аноним Madarao






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 21 страниц)

Люсиль с силой сжала поводья в кулак. Еще живы. Еще можно что-то предпринять.

–Убить чужака.

–Убить.

–Убить чужака...

–Убить!

Они бросились разом, окружая со всех сторон. Люсиль вскочила на лошадь и вдарила пятками что было сил.

–Пошла!

Алли встала на дыбы и погнала, раскидывая по пути крестьян. Зачарованный янтарь в поясной сумке девушки отражал удары – в полумраке раздавались яркие вспышки, сопровождавшиеся дребезжащим звоном, будто бы где-то били стекло. Не соприкасаясь с кожей мага, камень не мог работать в полную силу, но для защиты от пары простых тычков этого было достаточно.

На полной скорости они проехали всю деревню и понеслись в лес. Люсиль знала, что за пределы Чигуш крестьяне не выйдут, пока действует Приказ Ведьмы – такая магия не может работать в отдалении от места привязки.

Ветки деревьев больно били в лицо и грудь – скоро девушка спешилась и повела Алли за собой. Луна сегодня была особенно яркой, но здесь, в гуще ельника, это не значило ровным счетом ничего. Покопавшись в сумке, Люсиль извлекла мешочек с крохотными блестящими камушками и потрясла его как следует. Камешки несколько раз мигнули, после чего замерцали ровным зеленовато-синим цветом. Их тусклого света было достаточно, чтобы видеть на небольшом расстоянии вокруг.

–То, что нужно. Идем, Алли.

Лошадь недовольно заржала, с подозрением глядя на источник света в руках девушки.

–Ну что ты, право, -вздохнула Люсиль. -Это ведь даже не магия. Давай, идем...

Алли помотала головой, но послушно двинулась вслед за ведьмой.

Когда они подошли к мертвому однолисту, первые лучи солнца начали пробиваться сквозь ветви деревьев. Скоро рассвет.

Ведьма остановилась, некоторое время глядя вверх, потом обернулась к лошади.

–Ты – останешься тут. Я – иду дальше одна. Ясно? Это для твоей же безопасности.

Алли смешно помотала головой.

–Никаких возражений.

Люсиль порылась в седельных сумках, забирая то, что могло ей понадобиться. Свой плащ она тщательно приладила к седлу лошади, перекинула поводья.

–Я не буду тебя привязывать. Если что-то случится – уходи. Ты хороший друг, правда...

Девушка потрепала Алли по загривку и отступила на несколько шагов назад. Убедившись, что лошадь не пошла за ней, она развернулась и скоро скрылась среди искореженных стволов деревьев.

* * *


Первый час после рассвета – время, когда принудительно рассеиваются все иллюзии. Люсиль ступила на поляну через двадцать минут после восхода солнца. Она не почувствовала ранее посторонних предметов, а значит, никаких дополнительных средств для удержания морока Ведьма не должна была использовать. Так и оказалось.

Люсиль ступала по твердой пыльной земле с редкими пожелтевшими травами и высохшими цветами. Ведьмина изба стояла там же, где и раньше, вот только постарела лет на двадцать. Девушка, оглядываясь, подошла к ней и с силой толкнула скособочившуюся дверь.

Та же кухня, обтянутая паутиной. На разделочном табурете – полуразложившаяся плоть, в которой возились личинки. Кажется, все же кролик – а, может быть, кошка – по тому, что осталось, трудно было сказать наверняка. На заваленном мышиным пометом столе – грязные тарелки. В одной из них копошились мучные черви, другая была полна муравьиных яиц. На месте хлеба и правда был хлеб, покрытый черной плесенью. В кружке с грязной водой, более всего по запаху напоминающей помои, плавали насекомые. В углу, на насквозь прогрызенном одеяле, валялись дохлые крысы. В пыльном воздухе стоял запах затхлости и смрад перегнившей соломы.

Действовать нужно было быстро. Девушка огляделась, открыла кухонные шкафчики, осмотрела буфет. Присела на корточки и заглянула под стол.

–Вот ты где...

На столешнице с обратной стороны кровью был нанесен витиеватый символ – он выглядел почерневшим и будто обуглился. Люсиль взяла ржавый нож, валявшийся неподалеку и, придерживая стол за ножку, накарябала пару линий, нарушив целостность рисунка.

–Так-то лучше.

Бросив нож на пол, она еще раз огляделась и, отряхнув руки, вышла из дома. Встав посреди высохшей поляны, Люсиль повернулась лицом к востоку и стала ждать.

Ведьма показалась примерно через шесть минут. Остановившись у кромки леса, темноволосая женщина состроила страдальческую гримасу.

–Ты жива, -вздохнула она. -Конечно, я должна была подумать о таком исходе, но, видя тебя, не скажешь, что ты на что-то способна.

–Часто ты угощаешь людей милыми червячками? -Люсиль не двигалась, глядя на Ведьму своим обычным ледяным взглядом.

–Я все думала, правда ли ты заметила морок или же просто не стала есть в моем присутствии... Стало быть, заметила? -она высокомерно подняла подбородок, сложив на груди руки.

–Мертвый однолист в чаще – не только ориентир. Он предупреждает тебя, когда кто-то идет мимо.

–Он молчит со вчерашнего вечера, -женщина недовольно поджала губы.

–Верно. Ты не могла знать, что я буду здесь – значит, отправилась на прогулку? Захотелось увидеть одержимых селян воочию?

–Это всегда забавное зрелище. Я тогда нарочно отпустила одного разбойника – надеялась, что после этого кто-то придет сюда и составит мне компанию. К сожалению, пришла одна ты, но это лучше, чем ничего, -Ведьма широко улыбнулась.

–"Всегда"? Ты сказала "всегда"? -отрывисто произнесла Люсиль.

–Можешь сделать вид, что не слышала, -женщина весело фыркнула.

–В чем смысл? Это месть? Извращенное развлечение? Или ты – любительница помучить кошек, вот только подобный уровень для тебя слишком низок, и ты перешла на людей?

–Тебе что, жаль этих неотесанных деревенских болванов? Серьезно? -на лице Ведьмы проступило неподдельное удивление.

–Не в этом суть. Они ничего тебе не сделали. Более того, хорошо о тебе отзывались и были благодарны – так, значит, ты отвечаешь им?..

–Благодарны?! -женщина аж задохнулась от возмущения, после чего зашипела, тщательно выговаривая каждое слово. -Всякий мужик, глядя на меня своим похотливым взглядом, думает лишь о том, как бы он имел меня здесь и сейчас. Всякая женщина, видя меня, желает мне в лучшем случае сдохнуть, и зависть ее не имеет границ. Хочешь сказать – с тобой не так? Ты не чувствуешь этого, когда тебя окружают подобные... существа?

–Ты больна на голову – теперь я убедилась. Грести всех под одну гребенку по меньшей мере глупо, -во взгляде Люсиль мелькнула тень презрения. -Если ты больше не видишь нормальных людей – проблема в тебе, а вовсе не в них.

–Считаешь меня сумасшедшей? -Ведьма выпрямилась, усмехнувшись.

–Что-то вроде того. Сними привязку с Малых Чигуш.

Голос Люсиль будто стал тверже. Светло-голубые глаза неотрывно смотрели на Ведьму.

–Даже если бы ты попросила, стоя на коленях, и я бы внезапно прониклась к тебе огромной симпатией... Нет, -темноволосая женщина притворно вздохнула. -Просто потому, что это невозможно. Приказ необратим.

–Ты лжешь, -в тоне Люсиль отчетливо слышалась сталь.

–Вполне вероятно, но в том нет нужды, -Ведьма игриво пожала плечами.

–Тогда есть второй способ – возможно, он сработает.

–Какой же? -женщина непонимающе хлопнула длинными ресницами.

–Я убью тебя.

На секунду Ведьма замерла, после чего разразилась громким смехом. Заливалась она с минуту, не меньше, так что на глазах выступили слезы. Чуть успокоившись, она все же выдавила:

–Ты... убьешь меня? Ты... понимаешь, какую глупость... сказала?

–Я даю тебе последний шанс. Отмени Приказ и сними привязку.

–Это невозможно, ты разве не слышала? -Ведьма положила ладони на бедра, с откровенным презрением уставившись на девушку. -Уходи, пока я не разозлилась.

Вместо ответа Люсиль крепко сжала в левой руке янтарь, в одно мгновение достав его из поясной сумки.

–Ты не справилась бы и с двумя руками, а уж с одной... Ты ведь даже не сможешь пробить мою защиту, ты понимаешь это? -Ведьма произнесла это так, будто разговаривала с маленьким ребенком.

–Посмотрим.

–Твой уверенный тон выводит меня из себя. Видимо, ты все же не осознаешь, с чем можешь столкнуться, -голос женщины менялся, ускоряясь и становясь грубее. -Я покажу тебе, глупая ведьма, что бывает с теми, кто встал на моем пути...

Последние слова растворились, утонув в шипении. Тело женщины рассыпалось мельчайшей пылью, после чего черные песчинки начали обретать новую форму. Раздалось громкое карканье, и в следующее мгновение в воздухе застыла стая воронов. Они легко планировали в черной переливающейся пыли, почти не двигая крыльями. Клювы их были значительно острее, чем у живых собратьев, а глаз не было вовсе. Как одно цельное существо, они все разом обернулись к Люсиль.

–"Птичья техника"? Отвратительно. Кто тебя научил этому? -девушка еще успела бросить эти слова, после чего вороны устремились к ней.

Они двигались плавно, мягко скользя в воздухе, и очень быстро. Люсиль перекатилась, уйдя от удара. Вороны сделали красивую петлю и приготовились к новому нападению – они не разделялись, атакуя только стаей, и являли собой по сути все то же тело Ведьмы, только в ином виде.

Люсиль только и успевала уворачиваться, но делать это оказалось значительно сложнее, чем обычно – плохо двигающаяся правая рука влияла на координацию в бою сильнее, чем девушка могла себе представить.

Внезапно, после очередного планирования вороны на секунду застыли, громко захлопав крыльями, и оглушительно каркнули. Магический крик ударил в уши так, что Люсиль пошатнулась, и этого мгновения оказалось достаточно. Птицы перестроились и ударили острым косяком, будто бы став лезвием ножа. Отблески щита сверкали золотистым светом, издавая звук бьющегося стекла. Вороны пролетели один за одним, целясь в лицо девушки.

Приняв весь возможный урон, янтарь в ладони Люсиль треснул и рассыпался. То же самое произошло со вторым, лежащим в поясной сумке. В последний момент, придя в себя после оглушения, девушка резко подала в сторону, но несколько птиц все же зацепили ее.

По левой щеке и шее потекла кровь. Вороны зависли в воздухе, вновь рассыпаясь на песчинки, и скоро в завихрениях пыли уже стояла Ведьма. Она с шумом выдыхала воздух – последняя атака потребовала больше сил, чем все предыдущие. Люсиль осторожно поднесла руку к уху, дотрагиваясь до раны, отняла ее и пристально посмотрела на свою ладонь, перепачканную в крови. Теплая жидкость струилась по коже, заливаясь под рубашку и медленно окрашивая ее красным.

–Это ведь так просто не вылечить, -Люсиль говорила тихо, продолжая смотреть на свою ладонь. -У меня... шрам останется.

–Ну что, этого достаточно? – презрительно выплюнула слова Ведьма, все еще тяжело дыша. -Ползи прочь отсюда, и я сделаю вид, что мы никогда не встречались.

Люсиль медленно сжала ладонь и разжала снова. Глубоко вдохнула.

–Знаешь, почему я ненавижу подобных тебе? -голос девушки будто бы потеплел, но звучал совершенно отстраненно. Глаза ее смотрели куда-то сквозь ладонь. -Потому что именно из-за вас когда-то началась охота на всех магов. Из-за таких, как ты – отравленных злобой и чувством собственного превосходства. Вы считаете себя выше простых людей. Это... раздражает.

Темноволосая женщина сжала кисти рук, с нескрываемой яростью глядя на Люсиль, и произнесла мягким голосом, чуть подрагивающим от гнева:

–У тебя остался самый последний шанс, -выразительно подчеркивала она каждое свое слово. -Попроси прощения на коленях, смирись со своим поражением и уходи.

–Я тебе скажу еще кое-что, -Люсиль наконец подняла голову. Щека была задета довольно легко, но вороны отняли нижнюю часть уха и сильно оцарапали шею. -Знаешь, что объединяет тех магов, с которыми мне довелось встретиться? Они все плохо кончили.

В светло-голубых глазах девушки, кажется, не было никаких эмоций – в один миг они вспыхнули все разом.

–Koi! -резко бросила Люсиль, и тут же все изменилось.

Она медленно парила, падая в бесконечность. На коже один за одним проявлялись символы и сразу меркли, двигаясь от кистей рук к спине. Кровь, вытекающая из раны, собралась вокруг в мерцающую дымку мельчайших капелек. Девушка закрыла глаза, когда символы прорезали кожу лица, и вновь открыла. В ее глазницах теперь была непроницаемая чернота, в глубине которой горел дикий красный огонь.

Падение кончилось, и она твердо стала на ноги – хотя и не двигалась все это время на самом деле, оставаясь стоять на месте. Весь процесс перехода занял не более трех секунд. Ее кровь является платой, и медлить теперь нельзя.

Отсчет начался.

Все вокруг вывернулось наизнанку, окрашенное ярко-красным, струилось и перетекало. Пульсировало, громко отдаваясь в ушах, менялось и оставалось неизменным. Неба над головой не было – оно тонуло во тьме. Все окружающее пространство пронизывали тонкие светлые линии, сплетаясь и расходясь. Сейчас ей нужна была Ведьма – она видела, как та обращается обратно в воронов, но это происходит медленней, чем раньше. Нет, не так – это Люсиль стала быстрее, видя теперь мир совсем с иного ракурса.

Некоторые линии сходились к женщине, входя в нее с разных углов и связываясь в светящиеся узлы внутри. Она приняла свою птичью форму, но линии и узлы никуда не делись.

Секунда, вторая...

Вороны готовились атаковать, но девушка исчезла в воздухе, мигнув кровавым следом. Она двигалась к Ведьме, укрытая в своем мире щитом из крови. Птицы беспокойно крикнули и завертелись на одном месте. Люсиль видела отчетливый силуэт человека в этих черных тварях.

Проявившись за самой спиной женщины, ведьма нанесла удар. Ее кровь, кружащаяся вокруг, сформировалась в длинное острие, и насквозь пронзила один из сияющих узлов внутри.

Ее Узы крови – это то, от чего невозможно защититься.

В громком карканье воронов Люсиль явственно услышала женский вскрик. Птицы беспокойно заметались в попытке взлететь, чтобы потом спикировать в мощной атаке, но девушка вновь исчезла, закутавшись в красную дымку. В воздухе оставался кровавый след.

–Я вижу тебя! -раздалось яростное шипение.

Внимательно присмотревшись, можно было заметить, что действия Люсиль оставляют за собой капли крови. Она знала это – неожиданными всегда могли стать лишь самые первые удары, пока враг не поймет, как отслеживать ее перемещения. В любом случае, сейчас это не имело решающего значения – она все равно двигалась быстрее, чем птицы.

Вороны ловко атаковали, целясь в зависшие капли крови, но девушка успевала отходить в сторону. Вновь зайдя за спину видимого контура, она пронзила следующий узел.

Двенадцатая секунда. Наконец-то, начинает работать.

Несколько птиц замертво упали на землю. Заклятье рассыпалось, становясь нестабильным. Ведьма частично приняла свою форму, до пояса закручиваясь в черном песке.

–Что ты делаешь?! -в ее голосе появились панические нотки. Собравшись с силами, она вновь обратилась в птиц, но более они не могли двигаться так же слаженно, как и раньше.

Люсиль продолжала считать. Без эликсиров она не продержится долго, она знала это. Нужно закончить раньше, чем сознание покинет ее.

Зайти третий раз было сложнее. Ведьма старалась держаться выше, почти не спускаясь к земле, но вороны дохли один за одним. Она потеряла преимущество с первым ударом Люсиль, и больше птицы не могли подняться на превосходящую высоту.

Девушка разрушила третий узел, наблюдая, как меркнет в теле женщины еще часть линий. Кажется, этого достаточно. По крайней мере – достаточно, чтобы блокировать самые мощные заклинания.

Ведьма приняла человеческую форму и обхватила себя руками.

–Что ты делаешь?! -вновь крикнула она. -Прекрати это!

В ее голосе наконец появился страх.

Люсиль приближалась, обходя Ведьму по кругу. Та видела ее след и вынула кинжал из ножен, готовясь сражаться им.

Тридцать вторая. Еще немного. Хотя бы пару секунд...

Люсиль вынырнула неожиданно, выждав лишнее время. В руке ее была одна из бомбочек, что она делала накануне. Она легко коснулась ее губами, и символ на поверхности глины вспыхнул ярким желтым светом.

–Erasse!

Она активировала бомбу прямо за спиной Ведьмы и сразу исчезла, тратя последние силы. Глиняный шарик три секунды висел в воздухе, после чего взорвался яростным желто-зеленым пламенем. Этой паузы Люсиль было достаточно, чтобы уйти как можно дальше, и весь удар приняла Ведьма.

Раздался оглушительный треск бьющихся стекол. Люсиль обернулась, тяжело дыша. Кровавая дымка вокруг нее мигнула и исчезла, после чего мир вновь обрел свои привычные краски. Девушка видела, как янтарные бусы Ведьмы рассыпались на мелкие осколки.

Женщина поднесла дрожащую руку к шее. Она хорошо понимала, что это означает – она осталась без защиты. Теперь они с Люсиль были в равных условиях.

–Что ты... делаешь? -прошептала Ведьма, с нескрываемым ужасом глядя на девушку.

–Ты ведь и сама поняла, -Люсиль старалась восстановить сбитое дыхание. -Разрушаю... магические цепи.

–Это невозможно...

Нельзя терять сознание. Нужно продержаться еще чуть-чуть.

Люсиль бросилась к Ведьме, готовясь провести захват. Это было тяжело, учитывая состояние ее основной руки, но женщина явно не была подготовлена физически также, как она. Сделав несколько обманных движений, Люсиль выхватила левой рукой кинжал, с непривычки порезав себе руку, и тут же направила его к шее женщины. Удар был неточным, и Ведьма, отступив, прикрылась ладонью. Лезвие прошло до самой кости, перерезав ей ладонь и пальцы. Женщина пронзительно закричала, падая на колени.

–Ну вот и все, -Люсиль удобнее перехватила рукоять, целясь в сердце открывшемуся противнику. В ту секунду, когда острие уже вошло в плоть, силуэт Ведьмы мигнул и рассыпался. Крохотный ворон, пронзительно каркнув, молнией взмыл в небо, на ходу меняя направление. Люсиль неуклюже метнула кинжал ему вслед и, конечно же, промахнулась. Девушка пожалела, что в свое время не разрабатывала обе руки как следует.

Подобрав кинжал, она устало опустилась на землю и полезла в сумку. Глаза ее и весь внешний вид пришли в обычное состояние, как только рассеялась та дымка из капель крови. Вылечив обычную рану малиссом, Люсиль, тяжело вздохнув, взяла затем фиолетовый абри, продолжая рыться в сумке левой рукой. Достав небольшой мешочек, она вывалила перед собой на сухую траву несколько красных камешков – именно такие она использовала для принудительного обращения проклятого Петера. Пробормотав "assin", девушка легко растерла камешки между пальцев, один за другим. Они обращались в легкий туман, окутывая ее, а она вдыхала эту красную пыль – медленно, прикрыв глаза.

Хорошо. Теперь ей легче. Нужно будет сделать еще кровавых камней, как только она восстановится после нынешней потери красной жидкости в организме.

Люсиль повалилась на спину, прикрыв лицо левой рукой, в которой крепко сжимала абри. Где-то в глубине лениво шевельнулось легкое любопытство – насколько сложнее могло все выйти, если бы поляну прикрывали иллюзии Ведьмы? Видела бы она сквозь них в состоянии Уз крови, или же нет? Вот бы проверить.

Девушка до боли сжала камень. Она выиграла этот бой, но... победа ли это? Ведьма, конечно, долго теперь не сможет прийти в себя – восстановление магических узлов займет много времени, вот только необходимо было убить ее. А так... Она сбежала, и все оставшиеся силы потратит на то, чтобы спрятаться как можно дальше. Где-то в лесу находится ее настоящий дом, но будет верхом глупости вернуться туда, где враг сможет найти ее.

Внезапно Люсиль резко села, озаренная новой мыслью. Может ли такое быть, что привязка спадет после потери магом своей силы?.. Нужно было проверить это – прямо сейчас.

Покачиваясь, ведьма встала и болезненно сморщилась. Рана саднила, но девушка почти не чувствовала ее по сравнению с тем, как болело все внутри – по жилам ее будто струился огонь. Она отдохнет, обязательно – просто чуть позже.

Солнце поднималось все выше, пока Люсиль пробиралась обратно сквозь чащу. У мертвого однолиста ее ждала Алли, тихонько подремывая. Завидев хозяйку, лошадь подошла к ней и ласково ткнулась мордой, защипывая губами белые волосы девушки.

–Да, я тоже рада тебя видеть, -ведьма похлопала Алли по холке. -Все нормально, меня только чуть потрепали...

Идти было тяжело, так что Люсиль решила ехать верхом. Они шли медленно, стараясь избегать густых зарослей. Девушка пригибалась как можно ниже, чтобы ветви деревьев не били в лицо. Потратив более двух часов на дорогу, они наконец выехали к Малым Чигушам.

Люсиль спешилась заранее, ступая осторожно и готовясь в любой момент повернуть обратно. Показались дома. Крестьяне бесцельно слонялись во дворах, иногда оглядываясь – будто бы искали кого-то. Некоторые просто стояли, задрав голову к небу. Когда девушка приблизилась, они зашевелились и тут же бросились в ее сторону.

Здесь, перед кромкой леса, будто бы пролегла невидимая линия. Останавливаясь у нее, селяне злобно смотрели на ведьму, не в силах подступить ближе – дальше магия привязки их не пускала. Скоро тут собрались все, продолжая бормотать бессвязное "убить чужака". В толпе были и лица Марыськи с дедом.

Люсиль некоторое время стояла, глядя на них. Не верилось, что лишь вчера они угощали ее рыбой, и молодая хозяйка радостно вещала гостье о том, что готовится стать матерью. Разве может всего за полдня все так измениться?..

Да. Именно так обычно и происходит.

Кто-то из селян догадался взять камень. Ведьма бросила прощальный взгляд на Малые Чигуши и поспешила отойти в лес, пока остальные не последовали его примеру.

–Идем, Алли. Здесь больше делать нечего.

* * *


Перед отъездом Люсиль отыскала в глухой чаще настоящую избу Ведьмы. Она не надеялась найти ничего ценного, но все равно испытала легкое разочарование. Забрав кое-что с собой, она кратчайшими путями выехала обратно на большак, чтобы узнать точное направление до Каманика. Оказалось, что придется проделать полпути до Мууры обратно, после чего повернуть на Северо-Восточную дорогу.

Люсиль более не спешила, стараясь восстановить силы, и задерживалась во многих деревнях по пути. Слухи расходились быстро, и скоро она услышала о Малых Чигушах. Рыцари прибыли в деревню через два дня после отъезда девушки. Толпа одержимых селян бросились на них раньше, чем они успели понять, что вообще происходит. Погибли двое, еще несколько получили ранения – но, конечно, отряд вооруженных воинов одержал победу. Всех жителей Чигуш убили, после чего саму деревню предали огню, дабы без остатка изничтожить темную магию.

На секунду ведьма упрекнула себя в малодушии. Она должна была сжечь деревню сама, чтобы никто больше не пострадал, но не сделала этого. В следующий раз нужно лучше думать о последствиях.

Лошадь всхрапнула, вырывая Люсиль из ее мыслей. Они ехали по дороге, полной странников – люди смеялись, что-то рассказывали друг другу, спорили до хрипоты. Ярко светило августовское солнце, и чистое голубое небо казалось безграничным. Звенели стрекозы, и где-то в вышине раздавались крики птиц.

Люсиль расправила плечи и глубоко вдохнула пыльный воздух.

–Ну что, разомнемся?..

Алли фыркнула, взмахнув хвостом. Девушка легко ударила ее пятками, и они весело понеслись вперед, обгоняя неторопливых путников.


О девушке, продолжение.



Лето 1313 О(215 И).


Палящее солнце обжигало в совершенной, абсолютной тишине. Блеклое голубое небо будто застыло, и за все дни на нем не показалось даже тени облака.

Засуха.

Будто мало было нападения истрийцев, стерших Мартейну с лица земли. Трава иссыхала, не успев подняться. Насекомые, по большей части, умерли, или же успели перебраться в другие края. Животные и птицы вряд ли смогли последовать их примеру, будучи съеденными. Хотя, быть может, птицы как раз и спаслись – они ведь умеют летать...

Девушка представляла, с каким бы удовольствием сейчас взвилась к горизонту и устремилась прочь отсюда. Но она продолжала идти, стаптывая ноги до крови.

Поместье Фирминов находилось на самом юго-западе Мартейны, у границ с Истрой. Скорее всего, война еще продолжается – значит, в сторону Империи ей идти нельзя. Ее просто убьют там, как убивают всех мартейцев. На севере, возможно, еще ведутся бои за столицу. Южная часть страны отделена горным образованием от Пашона, но они – союзники имперцев. Значит, она должна пересечь всю страну и идти на восток – там находятся так называемые "спорные территории", а дальше – выход к Холодному морю. Оттуда уже можно будет отправиться на юг.

Она думала, что самое страшное позади, когда попрощалась с умершими родственниками. Она ошибалась.

Она хорошо помнила, когда поела последний раз – это было шесть дней назад. Ей удалось найти несколько кустов жывянки в довольно укромном месте, и она съела всю. Потом, правда, жутко болел живот, но разум прояснился.

Колодцы высыхали. Пока еще девушке удавалось находить воду, но всякий раз это становилось все сложнее и сложнее.

Очередной остов деревни впереди. Она замедлила шаг, внимательно глядя по сторонам – всегда есть шанс встретить кого-то еще...

Все было сожжено, как обычно. Сохранились лишь каменные фундаменты пары домов и некоторые деревянные основания. Убедившись, что никого больше нет, девушка начала действовать смелее.

В центре поселения, у разрушенного колодца, валялись дохлые псы. Она тщательно их осмотрела – они умерли совсем недавно, пару дней назад, от желтой сыпянки. Организм магов невосприимчив к большинству обычных болезней, так что, наверное, она могла бы съесть их, но...

Девушка вздохнула и с силой пнула труп крайнего пса. Натянутая кожа лопнула, как бумага, и наружу вывалилось отвратительное гнойное содержимое, в которое превратились органы животного.

–Ну почему именно сыпянка?.. Я могла бы съесть все, кроме вот этого, -пробормотала она. В голосе ее слышались слезы.

Воды в колодце не было – значит, нужно будет поискать ручей в ближайшей пересохшей роще.

Она устало присела на край каменного фундамента. Низ платья, от колена, она оборвала в первый же день пути, когда споткнулась и чуть не расшибла себе лицо. Возможности мыться не было, и засохшая кровь ярко выделялась на фоне белой ткани. Волосы путались, но кое-как девушка убрала их в некое подобие косы.

Она сняла мягкие кожаные туфли, протершиеся до дыр, и со стоном размяла ноги. На пальцах были вздувшиеся волдыри – некоторые из них кровоточили. Девушка почувствовала, как к глазам вновь подступают слезы. Она боялась идти босиком – уже много раз обувь спасала ей ступни. Посидев некоторое время, она всхлипнула и осторожно надела туфли обратно. Жаль, у нее больше не осталось ткани с платья – это здорово помогало первое время.

Если где-то есть труп одичавшей собаки – значит, будут и живые псы. Через два дня пути, тихонько пробираясь к очередной деревне, она услышала их рык. Кажется, они что-то ели.

Девушка затаила дыхание. К поясу ее была примотана длинная заостренная деревяшка, которую она нашла раньше, но вряд ли этого будет достаточно, чтобы отбиться от взбесившихся животных. Она опасливо выглянула из-за деревьев.

Там были два пса. Издавая утробное рычание, они раздирали на части чье-то крохотное тельце – кажется, ребенка. Рядом лежал труп женщины с выпущенными наружу внутренностями и разодранным горлом.

Девушка втянула носом воздух. Нужно уходить, пока ее не заметили. Но... Если он еще жив?..

Она пронзительно закричала, схватив свою деревяшку на манер меча, и бросилась к псам. От неожиданности те не сразу поняли, что происходит, и девушка успела как следует огреть первую псину. Они зарычали, угрожающе скаля зубы. Одна собака была небольшого размера, а вот вторая, с покоцанным ухом, выглядела весьма внушительно.

Девушка продолжала громко кричать, яростно размахивая острой палкой. Псы скалились на нее некоторое время и, подумав, отступили, решив не связываться с ненормальной.

Она опустила палку, тяжело дыша. Только сейчас она поняла, какая опасность ей угрожала. Стоило им зайти с разных сторон – и все, конец. Девушка чувствовала, как по спине потек липкий пот, а в животе все свело от страха. Она опустила голову.

Это был мальчик лет пяти, и он был мертв раньше, чем собаки нашли его – ему перерезали горло. Женщина рядом, в разодранном платье, также была зверски убита и выпотрошена людьми. Видимо, этим двоим, как и ей, повезло ранее убежать. Хотя, глядя на это, сложно было сказать "повезло" – над женщиной явно долго глумились перед смертью.

Нужно быть осторожнее. Наивно ожидать, что кто-то еще из обычных людей мог выжить – скорее всего, остались лишь мародеры и разбойники.

Шел пятнадцатый день с момента приема последней пищи. Она чувствовала, как разум иногда покидает ее, и проваливалась в странную дрему прямо на ходу. Кажется, это случилось опять, когда громкий отчетливый крик вывел ее из беспамятства:

–Эй, смотри, девка!

–Давай, лови ее!

Она сразу пришла в себя. Не замечая ничего вокруг, она, оказывается, вышла к какому-то дому посреди пустыря – там было человек семь, все мужчины, и все были вооружены топорами и дубинками. Гогоча, они кинулись в ее сторону.

Девушка мгновенно развернулась, устремляясь обратно в пожухлую чащобу, из которой пришла ранее. Она не знала, откуда берутся силы, но одна только мысль о том, что эти ублюдки с ней сделают, когда поймают, заставляла бежать так, как никогда в жизни.

Она петляла меж деревьев, а они гнали ее, точно зверя. Они заходили с разных сторон, что-то крича ей – девушка старалась не слушать, улавливая лишь обрывки. Этого было достаточно, чтобы понять, что именно и как они планируют с ней сделать.

Высокие деревья и густо разросшийся кустарник помогали ей, пряча за своими ветвями, так что преследователи не всегда видели свою жертву. Сквозь шум ветра в ушах девушка услыхала слабый звук льющейся воды и бросилась к нему.

Кто-то схватил ее за руку. Взвизгнув, она, не глядя, тыкнула мужчину своей палкой и, судя по грязной ругани, попала. Высвободившись из хватки, она вновь кинулась на звук реки – это здесь, вот за этими кустами...

Продравшись насквозь и расцарапав кожу, она резко остановилась. Прямо за кустарником был высокий глинистый обрыв, а где-то внизу текла мелкая быстрая речушка.

Девушка замерла, соображая, что делать дальше, и в этот миг ее внезапно схватили сзади, передавливая горло.

–Ты куда собралась, сука?..

Она пыталась высвободиться, царапая руки схватившего. Горло сдавили так крепко, что невозможно было вдохнуть. Она сопротивлялась, не давая тащить ее, и почувствовала мощный удар коленом в поясницу. Задохнувшись от боли, она собрала последние силы и, используя свой вес, повалилась на бок вместе с мужчиной. Она должна справиться с ним, пока не пришли остальные.

Они валялись на земле, пыхтя от напряжения. Девушке удалось подкатиться к самому краю обрыва и, оттолкнувшись ногой, съехать вниз. Мужчина падал вместе с ней, расцепив наконец руки.

Она больно ударялась о землю, собирая по пути все твердые предметы. Покатистый склон завершился отвесным обрывом, и девушка упала на камни, рассыпанные по берегу реки. В голове все зашумело, но бездействовать было нельзя. Пошатываясь, она встала. Мужчине при падении повезло меньше – он был без сознания. Девушка видела, как из-под виска у него медленно течет кровь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю