332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Kurinoone » Часть меня (ЛП) » Текст книги (страница 3)
Часть меня (ЛП)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 00:30

Текст книги "Часть меня (ЛП)"


Автор книги: Kurinoone






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 38 страниц)

Сейчас был только вторник, у Гарри оставалось достаточно времени, чтобы подумать над подарком. Прежде он никогда никому не покупал подарков. Но этот раз, конечно же, станет исключением.

Утром Рон и Гарри спустились вниз, чтобы вместе с Джинни и Гермионой отправиться на завтрак. Этой ночью Гарри снова спал лишь пару часов. Поспать больше у него не выходило, каждый раз он просыпался от одного и того же кошмара. И он никак не мог забыть об этих снах.

Сейчас Гарри сидел за столом Гриффиндора и тёр уставшие глаза.

– Тяжёлая ночь? – спросила Гермиона.

– Да, вроде того, – неопределённо отозвался он.

Мальчик решил молчать о своих бессонных ночах. Но это продолжалось уже месяц, и скрывать признаки усталости становилось всё сложнее. Долго это продолжаться не могло, очень скоро кто-нибудь должен был понять в чём дело. Он хотел попросить у Поппи зелье сна без сновидений. Ей он доверять мог, она никому не расскажет о том, что дала ему зелье. С этой мыслью Гарри и спустился на завтрак.

В следующее мгновение, зал заполнился взмахами крыльев. Гарри поднял голову и увидел, что в зал влетели почтовые совы. Перед Гермионой, как обычно, приземлился выпуск Ежедневного Пророка.

– Не понимаю, почему ты продолжаешь заказывать эту дрянь. Там никогда не пишут ничего стоящего, – разочарованно произнесла Джинни.

– Никогда не знаешь, вдруг там появится что-то интересное,– Гермиона развернула газету и погрузилась в чтение.

Джинни взглянула на Гарри, и продолжила есть свой тост. Она перестала заказывать Ежедневный Пророк, устав от бесконечных историй о Гарри. Многие волшебники утверждали, что всегда верили в Гарри, даже когда он был на стороне Волдеморте, другие говорили, что мальчик был добрым волшебникам и всегда хотел нанести поражение Волдеморту. И никто ни словом не обмолвился, что не так давно только и мечтал о том, чтобы Гарри поймали и бросили Дементорам. Даже Министерство, казалось, забыло о награде в пять тысяч галеонов за голову мальчика. Сейчас все вели себя так, будто Гарри был их лучшим другом. Но, к сожалению для них, Гарри не собирался играть в эти игры. Его внезапное исчезновение с вечеринки Министра и отказ посещать другие подобные мероприятия говорили сами за себя.

Раздражённая Гермиона выглянула из-за газеты.

– А я говорила, – шепнула ей Джинни.

– Нет, тут не про то. Это просто немыслимо, власти даже не пытаются держать ситуацию под контролем. Произошёл ещё один побег из Азкабана. Это уже третий с того момента, как Волдеморт…ну вы знаете. А Министерство это, похоже, нисколько не волнует. Они не думают, что сбежавшие заключённые представляют «большую угрозу». Они что собираются ждать, пока они начнут представлять угрозу? Нужно направить все силы на их поиски! – сердито произнесла девочка.

– Гермиона, возмущением ничего не решить. Просто доедай свою овсянку, – сказал Рон.

– Не надо затыкать меня, Рональд! – грубо прервала его Гермиона.

– Рон прав, Гермиона, – возразил Гарри.

Рон посмотрел на него, слегка удивлённый от того, что Гарри принял его сторону.

– Подобные действия добра людям не принесут. Есть куда более важные проблемы, чем сбежавшие заключенные. Дементоры, например, покидают Азкабан, – продолжил Гарри совершенно спокойно.

– Да, но ведь была причина посадить их в тюрьму. Разве это не повод для тревоги? – спросила Гермиона.

– Причины больше не существует. Эти люди – не повод для волнения. Их опора исчезла, – произнёс Гарри, и на какую-то секунду в его взгляде промелькнула боль, прежде чем он снова замаскировал её под маской спокойствия.

Гермиона не ответила, она понимала, что имел в виду Гарри. Без Волдеморта Пожиратели Смерти стали ничем. Настоящая угроза заключалась в Тёмном Лорде. А теперь, когда его нет, Пожиратели Смерти тоже проиграли.

Чтобы лишний раз убедиться в этом, Гарри взял газету и просмотрел имена сбежавших преступников. «Стэнли Курт, Джейсон Купер, Энтони Касседи, Чарльз Вильсон, Коул Бейли, Дэвид Тодд, Кевин Рид…»

– Ни один из них не представляет угрозы. Их и поймали только потому, что они были паршивыми волшебниками, – сказал Гарри, возвращая Гермионе газету.

– Всё равно, авроры должны попытаться снова поймать их. А что, если кто-нибудь попытается…занять его место, стать новым Тёмным Лордом, – с опасением в голосе произнесла Гермиона.

– Гермиона! – Рон недоверчиво посмотрел на девушку.

– Но это может случиться! Это проблема. А все хотят зарыть голову в песок, только бы не признавать, что подобное возможно, – грубо отрезала Гермиона.

– Но ты хотя бы можешь говорить об этом тише? – прошептал Рон, опасливо оглядываясь. Как будто кто-то мог подслушать их, и прямо сейчас отправиться занимать место Тёмного Лорда.

Джинни закатила глаза и повернулась к Гермионе.

– Я уверена, что магический мир не допустит чего-то подобного. Не будет нового Волдеморта. Для начала, нужен кто-то с исключительной силой. Не так уж много в мире столь могущественных волшебников, – уверенно произнесла Джинни.

Гарри молчал, он не хотел высказывать своё мнение. Он знал, что есть много вампиров, оборотней и, конечно же, Дейволкеров, которые мечтают занять место Тёмного Лорда. Но Джинни была права, только волшебник с исключительной силой, мог претендовать на это место. Гарри не хотел думать о том, что он-то как раз и был таким волшебником.

В пятницу вечером, Гарри, вместе с Джеймсом и Лили отправился в Хогсмид. Рону и Гермионе нужно было занять чем-то Демиана до возвращения Гарри. Они притворились, что его для чего-то вызвал к себе Дамблдор. Демиан не особо в это поверил, но спорить с ними не стал.

Рон, Гермиона, Джинни и Демиан сидели у камина в гостиной. В пятницу вечером, большинство студентов проводили время в гостиной. Никто даже не думал о домашнем задание, оно могло подождать до завтра. Никто, кроме Гермионы, конечно, ведь она уже успела сделать его добрую половину.

Гостиная была наполнена студентами, они тихо разговаривали между собой. Джинни и Демиан как раз спустились вниз и перед ними немедленно выросли две фигуры. Гермиона подняла глаза от пергамента и увидела, что возле Демиана стоят Лаванда и Парвати.

– Привет, Демиан, как поживаешь? – спросила Лаванда, – Я просто хотела спросить, ты не знаешь, с кем сейчас встречается Гарри? – продолжила девушка, перебирая свои длинные волосы.

Гермиона взглянула на Джинни и едва сдержала улыбку. Рыжеволосая девочка холодно смотрела на Лаванду. Демиан так и не сумел ответить, потому что Джинни вскочила с места.

– Я знаю. Ведь это со мной он встречается, – как можно терпеливее произнесла она.

Лаванда с Парвати мельком взглянули на Джинни и тут же рассмеялись.

– Да, отлично, Уизли. Неважно. Я серьёзно, Демиан, с кем сейчас Гарри? – Лаванда снова повернулась к мальчику, игнорируя Джинни.

– Ну, кажется…, – начал говорить Демиан, но Парвати прервала его.

– Нам нужно у него что-то спросить. Мы просто подумали, раз ты его брат, то должен знать, с кем он и где, – самодовольно добавила Парвати.

– Вы обе собрались что-то у него спрашивать? – с сарказмом произнёс Рон. Лаванда с Парвати и его вопрос проигнорировали, продолжая смотреть только на Демиана.

Демиан устало взглянул на Джинни. Да эти двое даже не позволяют ему слова вставить.

– Дай знать, когда будешь готов говорить. Пока, – хихикнули девочки и тут же ушли, раздумывая о том, что станут говорить Гарри.

– Джинни, извини. Они мне и слова вставить не дали. Я бы сказал им, что вы встречаетесь, – быстро проговорил Демиан.

– Они бы всё равно тебе не поверили, – ответила Джинни, раздражённо смотря вслед девочкам. – В любом случае, это не твоя вина. Это вина Гарри, – вздохнула Джинни, отворачиваясь от Лаванды и Парвати.

– То есть как это, вина Гарри? – изумлённо спросил Рон.

– Думаю, ничего страшного не случилось бы, если бы он хоть иногда обнимал меня? – спросила Джинни, сердито глядя на Рона. – Я ведь не многого прошу, всего то, показать, что я действительно его девушка, а не очередная бешеная фанатка.

– Но ведь Гарри сказал, что ты его девушка, не так ли? – озабоченно спросил Рон.

– Рональд! – прикрикнула на него Гермиона.

– Я всего лишь спрашиваю!

Демиан утешительно обнял Джинни.

– Ну, ты же знаешь Гарри. Он не любит афишировать свои чувства. Он даже не позволяет родителям обнимать его на людях, – произнёс Демиан, пытаясь этим утешить подругу.

– Дэми, я не думаю, что кто-то ещё любит, когда мама обнимает его на людях, – ответила Джинни.

Девочка отвернулась и, проведя рукой по волосам, с грустью посмотрела на Гермиону.

– Я не из тех девушек, что постоянно клеятся к своим парням. Я не хочу красоваться с Гарри. Я уважаю его чувства и понимаю, как неловко он себя ощущает, когда все смотрят на него. Мне ведь и правда не много нужно. Маленького объятия было бы достаточно, – проговорила Джинни.

Гермиона поднялась и обняла Джинни. Она проводила с ней достаточно времени, чтобы знать, как сильно она переживает за Гарри.

Теперь, когда всё спокойно, Джинни всё равно не получала того, чего так сильно хотела, нормальных отношений.

– Ты говорила с ним об этом? – спросила Гермиона.

Джинни пожала плечами.

– Не такая уж это проблема. То есть, обычно Гарри очень мил ко мне. Я же говорю, мне не нужно всё время быть рядом с ним. Я счастлива уже от того, что нахожусь с ним в одной комнате. Но неприятно, когда другие девочки смеются и считают, что я бегаю за ним. Они думают я ненормальная. И я хочу, чтобы Гарри был более внимателен ко мне. Чтобы другие поняли, что мы действительно встречаемся. Я же не прошу его подняться на крышу и кричать о вечной любви ко мне, – с сарказмом закончила Джинни.

– О, не волнуйся, такого то никогда не случится, – усмехнулся Демиан.

Джинни и сама не удержалась от улыбки и вскоре ребята уже спокойно болтали, позабыв о неловком признании Джинни.

Комната почти погрузилась во тьму. Сидящий на стуле человек опустил вниз голову, очевидно, размышляя о чём-то. Гарри застыл на пороге, не решаясь войти, хотя знал, что ему можно заходить без разрешения.

Человек не поднимал головы, но чувствовал, что Гарри рядом. Всего в нескольких шагах, стоит, прислонившись плечом к дверному косяку.

– Не надо! – свистящий шёпот пронёсся по комнате.

Гарри улыбнулся и пожал плечами.

– Я ещё даже ничего не сказал.

Волдеморт поднял голову и внимательно посмотрел на сына.

– Если ты пришёл, чтобы позлорадствовать, то можешь уходить. Я не в настроении.

Гарри вошёл и, проделав несколько широких шагов, оказался рядом с Волдемортом.

– Ты должен чаще прислушиваться к моим советам, отец. Сегодня это помогло бы тебе сохранить семнадцать Пожирателей Смерти, – сказал Гарри, по-прежнему ухмыляясь.

Волдеморт спокойно посмотрел на мальчика, а затем поднялся и положил руку ему на плечо.

– Не думал, что мне понадобится советоваться с тринадцатилетним сыном о планах нападения, – ответил Волдеморт.

– Что ж, похоже, ты недооценил меня, – нахально улыбнулся Гарри.

Взгляд Волдеморта потеплел, когда он посмотрел на мальчика. Он открыл рот, собираясь ответить, но внезапно застыл, его глаза расширились от боли. Гарри дёрнулся, потому что рука Волдеморта обожгла ему плечо. Мальчик едва не задохнулся от боли и отскочил в сторону.

Гарри в ужасе смотрел, как мантия Волдеморта загорается, а затем огонь охватывает Тёмного Лорда.

Волдеморт смотрел на огонь, и на его лице не было ни боли, ни страха. Он поднял голову и вновь внимательно посмотрел на сына.

– Да, я действительно недооценил тебя, Гарри.

Гарри вскочил на кровати. Сперва, он не мог слышать ничего, кроме стука собственного сердца. Затем, картинка перед глазами прояснилась, и он понял, что находится в спальне. С трудом поднявшись на ноги, он, пошатываясь отправился в ванную.

Мальчик медленно сполз по стене и опустился на холодный мраморный пол, он пытался отдышаться. По его щекам текли слёзы, но он, казалось, этого не замечал. Гарри замахнулся и с силой ударил себя по лицу. Никогда прежде ему не снилось ничего подобного. Больнее всего становилось от того, что первая часть сна была реальна. Это было настоящее воспоминание. Но оно было реальным лишь до тех пор, пока пламя не охватило Волдеморта. Гарри закрыл глаза, пытаясь остановить слёзы.

– Просто оставь меня в покое, – прошептал мальчик. Он многое мог вынести, но только не такое. Он не мог позволить страхам вторгаться в его воспоминания.

Примерно через час, Гарри, наконец, оторвался от пола и заставил себя умыться. Он и не думал отправляться спать, пока не получит зелье Сна без Сновидений. Ещё одного такого кошмара он не вынесет.

Пришло воскресенье, а с ним и День Рождения Демиана. Большую часть утра Джеймс провёл в комнате Лили. Джеймс сказал Демиану, что Сириус и Ремус появятся на празднике немного позже. Большую часть дня, семья провела вместе и делала то, что больше всего нравилось Демиану.

Гарри наслаждался происходящим. Он мог веселиться и не волноваться ни о чём.

Джеймс и Демиан затеяли шутливую драку за конфеты.

Тем временем Лили подошла к Гарри. Она внимательно посмотрела на старшего сына, а потом взяла его лицо в свои ладони. Гарри растерялся от столь внезапного прикосновения.

– Всё хорошо, Гарри? Ты выглядишь усталым, – спросила Лили, рассматривая тёмные круги под глазами мальчика.

Гарри попытался казаться спокойным.

– Спасибо, мама. Замечательный комплимент, – пошутил он, освобождаясь от её рук.

Но Лили не собиралась так просто сдаваться. Она видела, что Гарри по-настоящему измотан и это беспокоило её.

– Я серьёзно, Гарри. У тебя такой вид, будто ты не спал несколько дней, с тобой всё хорошо? Ты не заболел? – спросила Лили, прикладывая ладонь ко лбу сына.

– Мам, серьёзно, всё отлично. Просто немного устал вот и всё, – ответил Гарри и отвёл взгляд.

Если бы это не был праздничный день, он наверное, мог бы сказать ей правду. Но мальчик не хотел доставлять проблем. Демиан заслужил праздник.

Лили ответ Гарри не убедил, но её отвлекли Джеймс и Демиан. Вскоре уже вся семья пыталась спрятать от Джеймса конфеты.

– Когда мне дадут подарки? – спросил Демиан, приземляясь на диван в маминой комнате.

– Имей терпение, Дэми, – рассмеялся Гарри.

– А что? У меня День Рождения, я имею право знать, где мои подарки, – ответил Демиан.

– Возможно, в этом году и не будет никаких подарков, – сказала Лили.

Демиан расстроено взглянул на неё.

– Но, мам, мне сегодня четырнадцать. Вы не можете оставить меня без подарков, – надулся он.

– Ты получишь их на вечеринке сегодня вечером, – ответил Джеймс, взъерошив волосы сына.

Послеобеденное время Демиан проводил в компании друзей. Гарри нравилось смотреть, как его младший брат веселится вместе с друзьями. Иногда Гарри хотелось стать таким же беззаботным как Демиан.

Наступило время вечеринки на башне. Гарри удивился, обнаружив там целую толпу. Да тут, наверное, был весь преподавательский состав. Демиан успокоил Гарри, сказав, что большинство гостей скоро уйдёт.

– Откуда ты знаешь? – спросил Гарри.

– Так каждый год бывает, всегда, когда я праздную День Рождения в Хогвартсе, – ответил Демиан.

Смысл сказанного не сразу дошёл до Гарри.

– В прошлом году тоже была вечеринка? – наконец, спросил он.

Демиан покраснел и кивнул.

– Я собирался пригласить тебя, но мы тогда поссорились. Как раз прошёл матч со Слизерином, и я был зол на тебя, – произнес Демиан.

Гарри очень хорошо это помнил. Его тогда слишком расстроило поведение Демиана. Но на тот момент, он бы всё равно не пришёл сюда.

– Мама с папой уговаривали меня пригласить тебя, но я был слишком упрям, – осторожно добавил Демиан.

– Это хорошо, – улыбнулся Гарри, – Я бы тогда всё равно не пришёл на вашу глупую вечеринку.

Демиан сердито посмотрел на Гарри, а потом слегка ударил его.

Гарри рассмеялся и обнял брата за плечи.

– Гарри! Гарри, о, ты тут, – Лили остановилась перед сыном, выглядела она очень взволнованной. – Гарри, мне нужно, чтобы ты сбегал вниз. Твой отец забыл принести сливочное пиво, которое я купила в Хогсмиде, – Лили раздражённо посмотрела в сторону мужа.

– Тогда и отправь за ним папу, – сказал Гарри.

– Он пытается связаться с Сириусом. Он сейчас должен быть где-то рядом. Пока папа не свяжется с Сириусом, его не заставишь ничего делать, – ответила Лили.

– Ох, ладно, – сказал Гарри и отправился вниз.

Он забрал сливочное пиво из кабинета Лили и уже двинулся, было, к выходу, когда что-то привлекло его внимание. В камине вспыхнул зелёный огонь. Гарри всё ещё держал в руках бутылки.

«Возможно это Сириус», – подумал Гарри и подошёл ближе к камину. Огонь в камине вспыхнул с новой силой и Гарри встал на четвереньки, чтобы получше всё разглядеть.

Внезапно в огне появилось лицо. Гарри не мог поверить своим глазам.

– Драко, – прошептал он.

В камине действительно появилась голова Драко Малфоя. Он внимательно смотрел на Гарри.

– Драко, что…что ты делаешь? Всё хорошо? Почему ты в камине? Ты кого-то ищешь?

Гарри понимал, что это всего лишь совпадение. Ведь Драко не мог знать, что именно сейчас Гарри будет здесь.

– Тебя ищу, конечно, – ответил Драко, и Гарри заметил, что в его голосе нет привычной усмешки.

– Как ты узнал, что я буду здесь? – спросил Гарри, пытаясь оправиться от потрясения, ведь он не видел друга почти три месяца.

– Я был в гостиной Гриффиндора. Мне Блэк сказал, что ты либо там, либо с родителями, – ответила Драко.

– Блэк? Когда ты говорил с Сириусом? Где он? – Гарри начинал паниковать. Что-то было неправильно, и он чувствовал это. Драко внимательно смотрел на него, и в его взгляде не было ни капли привычной самоуверенности, его взгляд был…пустым. Он казался слабым и уставшим. А это значило, что друг действительно расстроен.

– Драко, что не так? – спросил Гарри, чувствуя, как у него волосы встают дыбом. Когда Сириус успел поговорить с Драко, ведь он должен быть на вечеринке Демиана?

– Гарри, я…я должен сказать тебе кое-что, – нерешительно начал Драко. И когда он снова посмотрел на своего лучшего друга, в его взгляде появилась боль.

– Драко, какого чёрта происходит? – спросил Гарри, чувствуя, что сердце готово выпрыгнуть у него из груди.

Драко взглянул в глаза Гарри, и на его лицо вернулась непроницаемая маска.

– Сегодня утром умерла Белла.

Лили увидела, как растерянный Джеймс вернулся из класса.

– Есть какие-нибудь новости о Сириусе? – спросила она.

Джеймс покачал головой.

– Я связывался с офисом. Кингсли сказал, что он ушёл ещё час назад. Я не знаю, где он может быть, – с тревогой в голосе произнёс он.

– Я уверена, что он придёт позже. Он придёт, не волнуйся, – сказала Лили, пытаясь утешить мужа.

– Он ни за что бы не пропустил День рРождения Демиана. Я просто не представляю, где он может быть.

Гарри застыл. Слова Драко заполнили всё его сознание. Белла умерла. Он ничего не мог сказать. Его хватило лишь на одно единственное слово:

– Как?

– Сегодня утром мы нашли её в кровати мёртвой. Дядя Маркус сказал, что с жертвами Поцелуя такое случается. Мы точно не знаем, что произошло, – ответил Драко. – Блэк приходил полчаса назад. Дядя Маркус связался с ним в Министерстве. Похороны запланированы на сегодняшний вечер. Если ты хочешь прийти.

Гарри слушал его молча. Он никак не мог осмыслить услышанное. И всё что он сейчас чувствовал, это невыносимое желание оказаться рядом с Беллой.

– Где вы? – спросил Гарри, пытаясь придать сил своему голосу.

Драко объяснил ему местоположение.

– Тебе придётся всё объяснить профессору Дамблдору. Он должен снять с камина блокировку, чтобы ты смог перенестись, – сказал Драко.

Но Гарри уже открывал банку с летучим порохом. Мысли мальчика одеревенели. Он не мог сосредоточить ни на чём другом, кроме смерти Беллы. Он понимал, что Белла умерла ещё тогда, при Поцелуе, но мысль о том, что теперь и её тело погибло, а он будет присутствовать на её похоронах, заблокировало всё остальное. Он даже не подумал сказать кому-то о том, что произошло и куда он отправляется. Он действовал так, как подсказывало ему сердце.

Драко вовремя исчез из камина, потому что в следующий момент Гарри бросил туда летучего пороха и выкрикнул название дома.

Через секунду Гарри исчез в огне, с лёгкостью преодолев все защитные барьеры, установленные на каминной сети. А ещё через секунду, он приземлился рядом с Драко за множество миль от Хогвартса.

Глава 6

Похороны Беллы

Джеймс увидел, как в его сторону бегут Рон, Гермиона и Симус. Он немедленно поднялся со стула, понадеявшись, что они принесли ему хорошие новости.

– Его нигде нет! Мы всё обыскали. Гостиную, спальню, кабинет и даже кухню. Он просто исчез! – в панике затараторил Рон.

Сердце Джеймса пропустило несколько ударов. Он и сам всего пару минут назад пытался отыскать сына. Когда Гарри не вернулся со сливочным пивом, вечеринка зашла в тупик. Теперь все бегали по школе и искали мальчика. Демиан по-прежнему сидел над картой Мародёров, будто не желая верить в то, что Гарри на ней нет.

– Нам придётся обратиться к властям, – сказала профессор Спраут, нервно заламывая руки.

– Он должен быть где-то здесь. Не мог же он покинуть Хогвартс, тут всюду защита, – возразила профессор МакГонагал.

Джеймс молчал. Да, это верно. Гарри просто обязан быть где-то в замке. Ни он, ни кто-то другой не может покинуть стен Хогвартса без ведома директора. А Дамблдор уже подтвердил, что все защитные чары на месте, ни одно заклинание не повреждено.

Джеймс в гнев заскрипел зубами.

– Лучше бы у него нашлась уважительная причина для этого, иначе я собственными руками…, – он не закончил, потому что был слишком зол.

Джеймс ужасно волновался за сына, но не желал верить, что с ним случилось что-то плохое. Он убеждал себя, что Гарри всего лишь разыграл их, но разве мог он вот так исчезнуть, зная, что все станут волноваться? И только сейчас, впервые за весь вечер, Джеймс подумал о том, что случилось с Днём Рождения Демиана. Мальчик как и все пытался найти Гарри. Казалось, он совершенно забыл о празднике и теперь снова и снова исследовал замок, он боялся за брата. Праздничная атмосфера полностью испарилась.

Джеймс вновь отправился на поиски сына. На этот раз он направился к лесу, в надежде, что сумеет отыскать мальчика и как можно скорее вернуть назад.

С пустым выражением лица, Сириус смотрел, как тело Беллы опускают в могилу. На протяжении всей церемонии он только и делал, что пытался ясно мыслить. Но это было так сложно: заново переживать её смерть, точно как в тот день, когда она получила Поцелуй Дементора. В тот день они потеряли Беллу по-настоящему. То, что осталось от неё сейчас, было лишь пустой оболочкой. Сириус старался сохранять спокойствие, пытался убедить себя, что он потерял Беллу очень давно, ещё в тот момент, когда она присоединилась к Волдеморту.

Сириус вгляделся в темноту и встревожено посмотрел на Гарри. Его крестник неподвижно стоял рядом с Драко, он ни слова не произнёс с тех пор, как прибыл сюда. Даже с Драко он ни о чём не говорил. Сириус не мог и не хотел думать о том, что сейчас чувствует Гарри. Мальчик ещё не оправился от смерти Волдеморта, а сейчас он потерял ещё и Беллу. Возможно, Сириус и не понимал, насколько виноватым ощущает себя Гарри, но он понимал, что мальчик страдает. Сколько раз Блэк пытался объяснить Джеймсу, что его сыну необходима помощь, но всё безрезультатно. Джеймс как всегда упрямился и утверждал, что с Гарри всё хорошо. Вспомнив о Джеймсе и Демиане, Сириус почувствовал себя неуютно. Он прежде никогда не пропускал день рождения Демиана, но надеялся, что он поймёт его, ведь всё произошло так быстро. Маркус связался с ним и рассказал о похоронах. Он посчитал, что после того, как Сириус не сдал Нарциссу и Беллу Министерству, он обязан присутствовать. Сириус немедленно отправился к ним и даже не подумал предупредить Джеймса. Он полагал, что Гарри уж должен был объяснить всё отцу и брату, прежде чем прийти сюда.

Церемония происходила в темноте и закончилась весьма быстро. Это были необходимые меры предосторожности, ведь Министерство всё ещё отлавливало сбежавших Пожирателей Смерти. Не имело значение, что Белла умерла, они бы всё равно забрали тело. Маркус объяснил, что тянуть с похоронами нельзя, потому что риск слишком велик. Им едва удалось спрятать Беллу и не вызвать подозрений. А если кто-то узнает, что всё это время он скрывал Беллу, у него возникнут серьёзные проблемы. Сириус знал, что за сокрытие Пожирателя Смерти, Маркус может попасть в Азкабан, и поэтому ничему не препятствовал. Кроме него здесь были только Нарцисса, Маркус, Драко и Гарри. Маркус исполнял похоронную церемонию. Он выполнил всё необходимое и жестом велел им всем подойти к могиле. Сириус приблизился к краю могилы, пытаясь не думать о том, кто находится в ней. Маркус сказал им поднять палочки. Сириус подчинился, мысленно проклиная себя. Он ненавидел эту часть похорон, теперь им всем необходимо было засыпать могилу землёй, чтобы похороны считались завершёнными.

По кивку Маркуса, Сириус взмахнул палочкой. В воздух взметнулись пять струй света, а затем могилу засыпало землёй. Тело Беллатрис Лестрейндж было погребено.

Когда Сириус с Гарри подошли к воротам Хогвартса, уже стоял глубокая ночь. Сириус пытался казаться спокойным и старательно придумывал тему для разговора. Лицо мальчика ничего не выражало, казалось, он находился в каком-то трансе. Нарцисса и Драко пытались уговорить Гарри остаться с ними, но он отказался. Сириус поёжился, вспомнив слова, которые Нарцисса сказала Гарри перед уходом. Она довольно поспешно обняла его, ведь ни Нарцисса, ни Гарри не привыкли к подобному проявлению чувств.

– Я хотела поблагодарить тебя, Гарри, за всё. По крайней мере, теперь я могу жить с миром, зная, что тот, кто погубил мою сестру, исчез. Спасибо тебе.

Гарри молча отстранился от неё и направился к камину, на его лице появилось отчаянье. И Сириусу казалось, он понимает почему. Гарри чувствовал себя виноватым в смерти Волдеморта, и ему вовсе не нужно было, чтобы кто-то напрямую напоминал ему о том, что он сделал. Сириус подумал, что Гарри не набросился на Нарциссу лишь потому, что был совершенно вымотан, и ещё она была матерью Драко. Только по этим двум причинам Гарри держал себя в руках.

Сириус шагал по направлению к главным воротам и чувствовал, что сил у него совсем не осталось. Он попытался заговорить с Гарри, потому что он видел – ему просто необходимо поговорить о том, что случилось.

– Как Джеймс отреагировал, когда ты ушёл с вечеринки Демиана? – спросил Сириус, лишь для того, чтобы завязать разговор.

Гарри вдруг испуганно взглянул на Сириуса, кажется что-то только что прокралось в его сознание.

– Что? Вечеринка Демиана? Ты ведь говорил Джеймсу о том, что произошло? – спросил Сириус, но ужасное чувство уже закрадывалось ему в душу. Гарри совершил ту же ошибку, что и он, никому не сказал, что уходит.

Казалось, Гарри, наконец, сумел вырваться из своих мыслей. Он обернулся по сторонам, словно только сейчас осознал, что находится за пределами Хогвартса.

– У меня не было возможности, – ответил Гарри.

Сириус закрыл глаза и потёр лоб, в попытке прогнать головную боль. Это нехорошо. У Джеймса взрывной характер, и не сложно догадаться, что исчезновение Гарри вывело его из себя. Сириус ускорил шаг, направляясь прямо к кабинету Джеймса. В замке стояла мёртвая тишина.

– Мы лучше пойдём и объясним Джеймсу, что произошло, – сказал Сириус.

Гарри с тоской посмотрел в сторону лестницы. Он хотел бы отправить в спальню и забыть обо всём, что сегодня произошло, но он понимал, что должен пойти к родителям и сказать, что с ним всё хорошо.

Сириус и Гарри спешили и пытались не производить шума. Как только Сириус приблизился к кабинету Джеймса, он услышал голос своего лучшего друга, который, очевидно, разговаривал с Лили. В голосе Джеймса слышалась тревога и гнев.

– Только не говори ничего, он расстроен. Он не знает, что случилось. Я всё объясню, хорошо? – спросил Сириус.

Гарри кивнул. Он выглядел не особо хорошо. Ужасно бледный, его глаза, казалось, потемнели. Мальчик выглядел совершенно опустошенным. Сириус глубоко вздохнул и вошёл в комнату.

– …у нас нет выбора! Нам придётся послушать авроров, Джеймс. С ним что-то могло случиться! – в расстройстве кричала Лили.

Сириус увидел взволнованных членов Ордена, Дамблдор тоже был здесь. Муди и Тонкс стояли рядом с Лили, и очевидно были на её стороне. Когда Сириус и Гарри вошли, все повернулись в их сторону.

Джеймс обернулся слишком быстро. При виде живого и здорового сына, он мгновенно испытал облегчение. Гнев, который он испытывал вначале, постепенно сменился тревогой. Он успокаивал себя как мог, убеждал, что с сыном всё в порядке. Только эта мысль и держала Джеймса на плаву всю ночь. Он не позволял себе думать о том, что с мальчиком могло что-то случится, как в тот раз, когда они отправились спасать его в Реддл-Мэнор. Именно поэтому, увидев сейчас сына, стоящего рядом с Сириусом, который тоже отсутствовал всю ночь и даже не потрудился предупредить об этом, Джеймс ощутил гнев и ярость. Оба они, и Гарри и Сириус выглядели ужасно уставшими.

Лили шумно вздохнула и бросилась к Гарри. Она крепко обняла его и принялась благодарить Мерлина, за то, что с её мальчиком всё в порядке. Сириус открыл было рот, чтобы что-то сказать, но, кажется, передумал.

– Сириус! Гарри! Где вы были? Мы так волновались. Всё хорошо? – засыпала их вопросами Лили.

Сириус не мог сказать, где они были в присутствии авроров, они не поймут, почему им понадобилось защищать Беллу. Они, скорее всего, набросятся на них и обвинят в сокрытии преступницы.

Сириус молчал и выразительно смотрел на Дамблдора. Директор понял, чего от него хотят, и принялся выпроваживать всех из комнаты.

– Что ж, похоже, теперь волноваться не о чем. Сириус с Гарри вернулись, с ними всё в порядке. Час поздний, думаю, нам всем пора расходиться. Спокойной ночи, – Дамблдор открыл дверь и принялся провожать взглядом раздражённых авроров. Они только зря беспокоились.

Дамблдор тоже ушёл, и в комнате остались Джеймс, Лили, Сириус, Гарри и Ремус. Как только дверь закрылась, Лили повторила свои вопросы.

– Что случилось? Где вы были? Гарри, почему ты просто так ушёл? Куда ты ходил?

Гарри не ответил. Он стоял возле двери и ни на кого не смотрел. Его переполняло множество эмоций. Горе от потери Беллы, вина за её смерть, ведь это из-за него она получила Поцелуй, замешательство, и внезапное острое чувство одиночества. Он ничего не понимал. Он потерял Беллу. Он оставил её, как только узнал правду о своём детстве. Почему же сейчас без неё ему стало так пусто и одиноко?

– Лили, извини. Я должен был рассказать вам о том, что произошло, но всё случилось так быстро. Я действительно виноват, – Сириус начал извиняться и уже собирался рассказать о том, что случилось, но Джеймс прервал его.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю