332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Kurinoone » Часть меня (ЛП) » Текст книги (страница 14)
Часть меня (ЛП)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 00:30

Текст книги "Часть меня (ЛП)"


Автор книги: Kurinoone






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 38 страниц)

Помфри видела, что её слова произвели нужный эффект. Мальчик помрачнел. Кому же захочется, чтобы с ним случилось подобное. А Гарри был слишком горд, чтобы даже подумать о том, чтобы зависеть от чего-то.

– Я к нему не приближусь. Обещаю, – искренне произнёс мальчик.

– Я очень надеюсь, что ты сдержишь своё обещание, – вздохнула Поппи.

– И нет ничего, что может справиться с болезнью? – спросил Гарри, хотя уже и сам всё понимал.

– Нет, Гарри. Зелье «Сна без сновидений» такое одно. А остальные зелья не подействуют на тебя, пока ты окончательно не оправишься, – сказала она ему.

Гарри кивнул. Его ожидал настоящий ужас. Он и нескольких минут не мог проспать без зелья, а теперь он не сможет принимать его, если хочет жить. Он содрогнулся, представив какие тяжёлые ночи ждут его.

Поппи опустила руку ему на плечо.

– Ты справишься, Гарри, – уверенно произнесла она, – А я не знаю, как сказать об этом твоим родителям. Они будут очень расстроены.

Гарри испуганно повернулся к ней.

– Поппи, не говори им ничего! Я сам скажу, – попросил он. У них с папой только стали налаживаться отношения. Если Джеймс узнает, он никогда больше не сможет ему доверять.

– Гарри, извини, но я должна сказать. Извини, – сочувственно проговорила она.

Гарри тяжело опустился на кровать.

«Он убьёт меня», – подумал мальчик.

У Поппи сжималось сердце, она не могла видеть Гарри таким. Женщина подошла к нему и ободряюще положила руку на плечо.

– Я позволю тебе поговорить с ними.

Гарри с благодарностью посмотрел на медсестру.

– Спасибо, Поппи.

– Но ты должен сказать им в ближайшие дни. Иначе это сделаю я.

Гарри кивнул, размышляя о предстоящем разговоре.

В этот день Гарри не пошёл на уроки. Покинув больничное крыло, он отправился в спальню и задвинул полог кровати.

Как же это могло случиться? Ведь он был так осторожен. Он делал перерывы, страдал из-за этого, и всё оказалось напрасным.

Гарри открыл чемодан и посмотрел на пузырьки. Он должен был уничтожить их. Достав палочку, он направил её на зелья, но просто не смог заставить себя сделать это. В итоге, вот так, с палочкой в руке, он просидел несколько минут.

– Это смешно! – воскликнул Гарри и убрал палочку.

«Они не действует на меня. Я не буду их пить!» – подумал он, пытаясь заставить себя уничтожить пузырьки.

Наконец, он решил ничего не делать. Когда зелье было там, он чувствовал некое спокойствие, как будто он мог спать уже потому, что оно было рядом. Несмотря на то, что выпить он его не мог.

Гарри в расстройстве захлопнул чемодан.

«Всё просто ужасно!» – сердито подумал он, уставившись в потолок.

Гарри двигался по тёмному коридору. Он не знал где он и куда идёт. Возможно, на обед в Большой зал? Да, было бы неплохо что-то съесть. Может быть тогда он, наконец, придумает, как всё рассказать родителям.

Мальчик вздохнул и продолжил идти. Коридор по-прежнему пустовал.

«Интересно, куда все подевались?» – подумал он и, обернувшись, застыл на месте. Стены были тёмными, слишком тёмными. Он не помнил, чтобы в Хогвартсе когда-либо было так темно. Он снова взглянул на стены и едва не задохнулся от ужаса. Он находился в Реддл-Мэноре.

– Нет, нет, нет! Не сейчас, пожалуйста, не сейчас! – прошептал он и, развернувшись, поспешил назад. Это сон. Он просто заснул. Он обязан проснуться! Проснуться прежде, чем Он снова придёт. Прежде чем Он снова загорится!

Гарри в отчаянье огляделся. Он должен проснуться. Но как это сделать?

И когда Гарри в очередной раз обернулся, он увидел Его. Страх и боль немедленно заполнили сознание мальчика. Перед ним стоял Волдеморт. Как обычно в чёрной мантии, его глаза внимательно смотрели на Гарри. Мальчик застыл, хотелось сделать что-нибудь, хотя бы произнести какое-то заклинание, но он просто не мог. Не мог двинуться, не мог отвернуться.

Через секунду мантия Волдеморта начала дымиться и Гарри застонал.

– Пожалуйста, нет, нет! – закричал он, наблюдая, как пламя медленно охватывает Тёмного Лорда. Полные боли глаза Волдеморта смотрели на мальчика. Эти глаза никогда не оставят его в покое.

– Гарри…!

Гарри вскочил на кровати. По щекам текли слёзы, дыхание сбилось, его трясло.

– Гарри! Дружище, ты в порядке?

Гарри обернулся и увидел, что к нему подходит Рон. Гарри попытался унять дрожать, но ничего не получалось. Он увидел очередной кошмар и Рон понял это.

– Всё хорошо, – произнёс мальчик дрожащим голосом.

Рон недоверчиво посмотрел на него, затем запер дверь и, присев рядом, налил другу стакан воды. Гарри с благодарностью принял его и тут же осушил.

– Я пришёл узнать, пойдёшь ли ты на обед? – спросил Рон.

Гарри покачал головой. Он не хотел есть. Не сейчас.

– Это был… Волдеморт? – осторожно спросил Рон.

Гарри удивлённо поднял глаза.

– Что?

– В твоих кошмарах. Это Волдеморт? – повторил Рон.

Гарри собирался солгать, но поскольку сейчас он сидел на кровати, бледный, испуганный и дрожал с головы до ног, отпираться было бессмысленно.

– Не говори никому, – немедленно отозвался Гарри.

Рон растерялся. Он никогда не видел Гарри таким...уязвимым. Он всегда считал его сильным, самым сильным из тех, кого ему доводилось встречать. Он так много пережил, никто бы не смог столько пережить.

– Я никому не скажу, – ответил Рон и Гарри немного расслабился. – Можешь рассказать мне о своих снах, клянусь, никто ничего от меня не узнает.

В какой-то момент, Гарри действительно захотел рассказать, но тут же передумал. Рон не поймёт. Ведь Волдеморт и ему причинил страдания, из-за него пострадал Билл. Рон ни за что не станет ему сочувствовать. Да и судя по голосу, гриффиндорец совершенно не хотел говорить о Волдеморте, а помощь предложил только ради приличия.

– Всё хорошо, Рон. Это всё неважно. Я справлюсь, – сказал Гарри.

Прежде чем Рон мог возразить, Гарри поднялся с кровати.

– Не хочешь пойти перекусить? – спросил Гарри. Он совершенно не хотел есть, но знал, что его друг голоден.

Рон подумал, что сейчас подходящий для разговора момент.

– Гарри, сперва мне нужно поговорить с тобой. Пару дней назад, я увидел, – он сделал глубокий вдох, – как ты пьёшь зелье «Сна без сновидений».

Гарри удивлённо взглянул на Рона, тот смотрел на него с тревогой.

– Послушай, дружище. Я понимаю, что ты куда больше знаешь о риске, чем я, – после этих слов Гарри поморщился, – но я уже дважды видел, как ты пьёшь его. И если это из-за твоих…кошмаров, ты должен кому-нибудь рассказать.

– Неужели? Кому, например? – огрызнулся Гарри.

Он был сыт этим по горло. Его тошнило от бесконечных предложений обсудить с кем-то свои проблемы. Никто не был готов говорить с ним о Волдеморте. Ни родители, ни друзья. Гарри знал, что даже Демиан не захочет говорить о Тёмном Лорде.

Рон смущённо переступил с ноги на ногу. Он не хотел сердить Гарри.

– Ты можешь сказать родителям. Если нет, то я…я здесь. Можешь поговорить со мной или Гермионой, – предложил Рон.

Гарри закатил глаза.

– Я в порядке, и мне не нужно ни с кем говорить. Не волнуйся о зелье. Я его больше не пью, – сказал Гарри и вышел из спальни.

Рон вздохнул с облегчением. Всё прошло не так уж плохо.

Гарри устало потёр глаза, он едва сдерживался, чтобы не заснуть прямо за столом. Прошло уже две недели с тех пор, как Поппи рассказала ему о болезни. Гарри оставался верен своим словам и не прикасался к зелью. Но с того дня, он практически не спал. Всякий раз он просыпался от очередного кошмара.

Он понимал, что кошмары только ухудшились, он не мог с ними справляться. Друзья обратили внимание на тёмные круги у него под глазами и на, несвойственную ему, апатию. Джинни много раз спрашивала, что происходит, но он всегда отвечал, что с ним всё в порядке. Один Рон знал правду. Он знал, что Гарри не пьёт зелье и поэтому не может спать.

Гарри всё ещё холодно разговаривал с Демианом и Гермионой, после того как они сдали его в больничном крыле. Ребята, правда, пытались не обращать внимания на холодность Гарри и вели себя как обычно.

Гарри понимал, что скоро все они узнают правду. Он должен был сказать родителям уже давно, но не смог. Вчера Поппи подошла к нему и спросила об этом, а затем пригрозила, что скажет им сама. Гарри решил, что поговорит с ними завтра. Субботний день наиболее подходящий, никто не помешает им.

Мальчик поднимался по лестнице, чувствуя головную боль. Всё тело ныло. Поппи была права, это будет больно. А сейчас он едва держал глаза открытыми.

Гарри ощутил непреодолимое желание выпить зелье.

«Всего один раз. Самый последний. Я смогу справиться, я не заболею после этого» – Гарри покачал головой. Он не забыл слова Поппи. Он не сделает ситуацию ещё хуже. Он никогда не станет слабым. Он не слабый.

Мальчик закрыл глаза, ему ужасно хотелось спать. Хотя бы пару минут, это уже хорошо.

Гарри вошёл в комнату Лили и опустился на диван. Он так устал. Прошлой ночью он снова не мог заснуть.

Лили закрыла дверь и села напротив сына.

– Ты в порядке? – спросила она, вглядываясь в его усталое лицо и круги под глазами.

Гарри кивнул.

– Да, всё хорошо.

Лили внимательно посмотрела на сына. С ним всё было далеко не хорошо. Он не спал. Это было очевидно. Она уже несколько дней видела его в таком состоянии и собиралась поговорить как раз в тот момент, когда он пришёл к ней.

Лили снова просила Джеймса поговорить с Гарри о его снах, но тот вновь уклонился от ответа. Что ж, если не хочет Джеймс, она сделает это сама.

– Гарри, мне нужно с тобой поговорить, – сказала она.

Мальчик устало посмотрел на неё.

– Да, эм… Я тоже хотел с тобой поговорить.

– Я могу начать? – быстро спросила Лили.

– Да, конечно, – ответил Гарри.

Лили смущённо посмотрела на сына. Как лучше начать?

– Гарри я знаю, что у тебя проблемы со сном и о зелье знаю тоже, – произнесла она.

Гарри резко поднял голову. Знает?

– Как? – спросил он.

– Поппи мне рассказала.

У Гарри ёкнуло сердце. Поппи ей рассказала! Она обещала дать ему шанс самому во всём признаться родителям. На днях она угрожала рассказать им сама, но он и подумать не мог, что она это сделает.

Разумеется, Гарри не знал, что Лили имеет в виду тот случай с пузырьком от зелья. В тот день она пошла к медсестре и та рассказала ей о кошмарах Гарри.

– Гарри, я очень расстроена, – сказала она, и Гарри посмотрел на неё виновато. – Я и подумать не могла, что ты так страдаешь, а ты держал всё в себе.

– Поверить не могу, что она тебе рассказала, – удивлённо прошептал мальчик.

– Почему нет? Я твоя мать. Одна должна была с самого начала сказать мне, что ты взял зелье.

Гарри отвернулся.

– Почему ты не пришёл ко мне? Почему не сказал, что проходишь через…через всё это? – осторожно спросила Лили. Она говорила о кошмарах сына.

– Я хотел. Но решил, что ты всё равно ничего не сможешь сделать, – правдиво ответил Гарри.

– Я могла. Иногда, только рассказав кому-то о своих проблемах, можно снять часть груза, – ответила Лили.

Гарри был рад, что мама так легко отнеслась к его проблеме. Он ожидал, что она будет безумно расстроена.

– Послушай, мам. Я знаю, что допустил ошибку. Честное слово, я понятия не имею, как так вышло, но обещаю, я всё исправлю.

Лили в замешательстве посмотрела на сына.

«О чём он говорит? Что исправить? Где он допустил ошибку?» – подумала она.

– Я не допущу, чтобы это пристрастие стало ещё хуже. Я не притронусь к зелью, я клянусь.

Лили показалось, что мир вокруг неё рушится. Пристрастие? Гарри привык к зелью? Она посмотрела на уставшего сына, и ей вдруг всё стало ясно.

Гарри продолжал пить зелье. Его мучили кошмары, а он ни к кому не обращался. В итоге, он не рассчитал дозировку и теперь привык к зелью. Лили вздрогнула. Гарри пристрастился к зелью! Она не могла поверить, что у кого-то в их семье появились подобные проблемы. Это непросто было принять. Это причиняло ей боль.

– Ты…ты пристрастился к зелью? – спросила Лили.

Гарри замолчал и взглянул на маму. Судя по выражению её лица, она ничего об этом не знала.

– Ты сказала, что Поппи рассказала тебе, – растерянно произнёс мальчик.

– Да, я говорила с ней несколько недель назад, когда нашла у тебя в ящике зелье! Она ничего не говорила о пристрастии! – взволнованно проговорила Лили.

Гарри закрыл глаза. Потрясающе, просто потрясающе. Именно так и нужно сообщать о подобных вещах.

– Мама…

Но Лили его не слышала. Она вскочила со стула и зашагала по комнате, безумно напоминая Джеймса.

– Не могу поверить…ты…ты…пристрастился к зелью! Как это могло случиться? Сколько ты выпил? – спросила она, обернувшись к нему.

– Я правда не знаю. Много, – ответил Гарри.

Лили опустилась на стул, обхватив себя за плечи.

– Поппи сказала, на какой стадии болезнь? – медленно спросила она.

– На первой, – тихо ответил Гарри.

Лили, казалось, почувствовала себя лучше.

– Первой? Хорошо, это значит, ты можешь со всем справиться. А теперь послушай, Гарри, больше не смей пить зелье! Понятно? Ни капли! Хорошо?

Гарри прикусил язык, чтобы не нагрубить. Он терпеть не мог, когда с ним разговаривали как с пятилетним. Поппи сделала то же самое. Мальчик взял себя в руки и спокойно посмотрел на маму.

– Да, мама, – сказал он, сквозь сжатые зубы.

Лили остановилась и принялась заламывать руки.

– Я сообщу папе. Он сейчас в комнате разговаривает с Муди.

– Муди? – удивлённо спросил Гарри.

– Он приехал в Дуэльный клуб, – поспешно сказала Лили, – Подожди здесь, – велела она и скрылась за дверью.

Гарри отвернулся от сердитых взрослых. Он не знал, что может сказать, а посему решил просто помолчать и позволить им выговориться.

Джеймс с Лили ужасно злились. Они просто обезумили, узнав о проблеме сына. Гарри был сильным, они знали это, он сумеет освободиться об этой пагубной привычки. Но он и так уже слишком много пережил, ему только этого в жизни не хватало. Ведь процесс выздоровления был очень неприятен. Подсознательно они ругали себя за то, что произошло. Он пил зелье, чтобы спать нормально. Если бы они отреагировали раньше, возможно, этого удалось бы избежать. Но, поскольку они ужасно переживали, то не могли отделить гнев на самих себя от гнева на Гарри. Ведь он взрослый, он должен был думать о последствиях.

Поттеры сели на диван, пытаясь успокоиться.

– Ты хотя бы собираешься объяснить свои действия? – сердито спросил Джеймс.

Гарри не смотрел на них. Он опустил голову и с силой сжал зубы. Не нужно было спорить. Это его вина. Он пытался быть осторожным, но всё равно допустил промах.

– Гарри?

Гарри собрался с силами и посмотрел на маму. На его лице появилась непроницаемая маска.

– Что?

– Ты собираешься рассказать нам, что случилось? Почему ты продолжал принимать зелье и ничего нам не сказал? – спросила Лили.

Гарри поморщился, головная боль вернулась к нему.

– Что вы хотите услышать? – отстранённо спросил он.

– Прекрати ребячиться, Гарри! – крикнул Джеймс.

Гарри внимательно посмотрел на папу, а затем отвёл взгляд.

– Папа…

Но Джеймс не позволил ему договорить. Он вскочил на ноги и принялся шагать по комнате.

– Не могу поверить! Каким глупым нужно быть, Гарри? Все знают, что любые зелья в больших дозах опасны! Даже первокурсники тебе расскажут о побочных действиях, но нет, ты решил, что на тебя эти правила не действуют! – яростно произнес Джеймс.

– Джеймс, пожалуйста…, – попыталась вмешаться Лили, но Джеймс и её прервал.

– Не надо, Лили! Не вставай на его сторону, – Джеймс остановился и гневно посмотрел на Гарри, – Ты ведёшь себя так, словно знаешь о магии всё! Ты ничего не делаешь на уроках и при любой возможности показываешь, что ты выше школьных знаний. Так объясни мне, как так вышло, что ты не рассчитал дозу?!

Гарри казался на удивление спокойным. Внутри него кипел гнев, но он упорно молчал. Джеймс имел право злиться. Он прав. Для того, кто был уверен, что знает всё, это непростительная ошибка.

– Я не знаю, как это случилось, – немного погодя, ответил мальчик.

– Как случилось?! – снова закричал Джеймс, – Мерлин, Гарри! Ты пил зелье каждую ночь! Тебе не казалось, что это уже слишком?

Гарри сердито посмотрел на Джеймса, пытаясь взять себя в руки.

– Не каждую ночь! Я пил зелье, когда оно мне было необходимо. И я всегда делал перерыв! – в ответ закричал Гарри.

– Прекрати, Гарри! Прекрати лгать! Признай это. Ты пил зелье каждую ночь. Это объясняет случившееся! – продолжал кричать Джеймс.

Глаза Гарри сверкнули.

– Если ты уже всё решил за меня, то что я вообще здесь делаю. Я очень ценю вашу поддержку, но сейчас мне лучше уйти! – Гарри направился к двери, но Лили схватила его за руку.

– Гарри, пожалуйста, сядь, – сказала она. И если бы не её умоляющий взгляд, Гарри бы немедленно покинул комнату.

Лили повернулась к Джеймсу.

– Если продолжишь себя так вести, можешь уходить!

Джеймс посмотрел на жену, и что-то в её взгляде заставило его успокоиться и сесть.

Лили села рядом с Гарри и внимательно посмотрела на него.

– Гарри, пожалуйста, не лги нам. Что сделано, то сделано. Сейчас нет смысла отпираться, – сказала она.

Гарри покачал головой.

– Я не лгу. Я не пил зелье каждую ночь, – возразил он. Лили решила опустить этот пункт. Всё равно они уже ничего не смогут изменить.

– Хорошо, ладно. Я верю тебе, – устало ответила она, но по её тону было ясно, что это не так. – Я хочу, чтобы ты понял. Неважно, что случится, ты не должен больше пить зелье. Понятно?

У Гарри лопнуло терпение.

– Хорошо! Господи, я понял! Хватит вдалбливать мне в голову одно и то же. Я не ребёнок, чёрт побери! – закричал он.

– Да, но ты и не взрослый! Ты не ведёшь себя как взрослый человек! – крикнул в ответ Джеймс.

– Джеймс, пожалуйста…, – попыталась Лили, но он опять прервал её.

– Я с тобой не разговаривал! – ещё громче закричал Гарри, он совершенно потерял терпение.

– Я сказал тебе, прекрати ребячиться! Ты не должен себя так вести. Ты даже не признал, что допустил ошибку! Ошибку, за которую вполне мог заплатить своей жизнью! – Джеймс вскочил на ноги.

– Что, чёрт возьми, я должен сказать? Я просчитался! Я всего лишь человек и допустил ошибку! Я не отрицаю этого! – крикнул Гарри и тоже вскочил с места.

– Ошибка? Ты в самом деле считаешь это ошибкой? Ошибки совершают неосознанно. Ты знал, что превышаешь дозу, и всё равно не остановился, не пришёл к нам! – сказал Джеймс.

– Мне не нужна ваша помощь! – прошипел Гарри.

Лили опередила Джеймса и обратилась к сыну.

– Нет, нужна! Вот яркий пример того, что ты не можешь справиться со всем сам. Я знаю, что ты не просто так пил зелье. Ты пил его, потому что не мог спать! Тебе снились кошмары и сейчас снятся!

Гарри открыл рот, но ничего не сказал. Поспорить с ней он не мог.

– Тебе придётся открыться Гарри. Тебе придётся позволить нам помочь, – осторожно сказала Лили, пытаясь подавить слёзы.

Гарри покачал головой и отвернулся. Он не мог говорить о Волдеморте. Он не мог объяснить того, что чувствовал. Он и сам был не в состоянии понять свои чувства, что уж тут говорить о других.

Джеймс увидел, как Гарри качает головой, и совершенно вышел из себя.

– Ты можешь не соглашаться, если тебе так хочется! Но ты больше не в состоянии контролировать ситуацию. Мы можем. И если ты собираешься рисковать своим здоровьем, нам придётся взять ситуацию под контроль, – сердито произнёс Джеймс.

Гарри недоверчиво посмотрел на него.

– Взять под контроль? – переспросил он, его глаза расширились.

Неожиданно для всех, Гарри развернулся и бросился из комнаты.

– Гарри! Гарри, остановись! – закричал Джеймс, но Гарри уже выскочил за дверь. Поттеры кинулись вслед за сыном.

– Куда ты? – крикнула ему вслед Лили.

Гарри резко остановился и посмотрел на неё. В его глазах отражались злость и обида.

– Я не могу разобраться со всем этим сейчас. С меня довольно!

С этими словами, Гарри аппарировал из Хогвартса, оставив потрясенных родителей одних посреди коридора.

Глава 20

Падение

Дамблдор пытался успокоить паникующих взрослых, которые в данный момент находились в его кабинете. Они просто с ума сходили от беспокойства. Джеймс даже по комнате не расхаживал, стоял у двери как прикованный, что лишний раз показывало, насколько сильно он переживает. Лили стояла рядом с ним, её глаза покраснели от слёз.

– Сядьте и успокойтесь, – велел им Дамблдор. Родители сели, они по-прежнему выглядели испуганными.

И Дамблдор понимал их. Гарри не просто снова сбежал от них, теперь у него могли быть большие неприятности.

Директор ещё со дня похорон Беллы догадывался о том, что мальчик может управлять защитой, наложенной на замок. Он никому не говорил об этом, нежелательно было привлекать любое постороннее внимание к способностям Гарри. Тем более сейчас, когда так называемый Тёмный Принц нападает на людей. Единственное, что защищало Гарри, это тот факт, что во время всех нападений, мальчик находился в Хогвартсе. Если же правда о способностях Гарри всплывёт наружу, вполне возможно Министерство захочет взять его под стражу на какое-то время.

Дамблдор попытался объяснить это Поттерам, он понимал, что они никому не расскажут, но показать серьёзность ситуации стоило.

– Герой или не герой, Министерство с лёгкостью припишет Гарри нападения Тёмного Принца. Мне жаль этого признавать, но после дня Святого Валентина, Фадж боится Гарри даже больше, чем прежде. Этот страх заставит его пойти на крайние меры, если вина даже немного падёт на мальчика. Он запрёт его где-нибудь подальше и будет думать, что этим самым оберегает людей.

Джеймс с Лили затаили дыхание. Джеймс понимал, что Фадж на самом деле никогда не был на стороне Гарри. И сейчас он не трогал мальчика по двум причинам. Во-первых, страх, а во-вторых, Дамблдор.

– Но, Дамблдор, я не понимаю, как он может управлять защитой. Я думал, что это невозможно, – спросил Джеймс, пытаясь не думать о том, где сейчас его сын.

Дамблдор вздохнул.

– Это сложно объяснить. Я уже говорил вам, что Гарри является наследником двух основателей. Гриффиндора и Слизерина. Я говорил вам, что когда на совершеннолетие мальчик получит всю свою силу, его возможности станут поразительными. И это, яркий тому пример.

Джеймс хотел что-то сказать, но передумал. Он сейчас не мог адекватно соображать. Он хотел попросить помощи у директора, у кого угодно, чтобы Гарри нашли, чтобы помогли ему справиться со всеми проблемами. Но Джеймс понимал, что Дамблдор не поможет, им с Лили придётся справляться самим.

– Никому не говорите о том, что случилось. Я скажу профессорам, что Гарри заболел и ему нужно несколько дней, чтобы оправиться. Обещаю, мальчик очень скоро вернётся в Хогвартс и никто ничего не узнает, – сказал Дамблдор.

– Но что же мы скажем Демиану и его друзьям? – растерянно произнесла Лили.

– Что-то, во что они смогут поверить. Мы не можем рисковать. Если новости о пропаже Гарри распространятся, Министерство станет подозревать его. Пока мы не знаем, сколько мальчик будет отсутствовать, мы не можем рисковать, – объяснил Дамблдор.

Поттеры понимали, что от Демиана бесполезно скрывать правду, но Джеймс согласился с директором. Он не хотел, чтобы Демиан узнал, что Гарри сбежал от них. Он слишком зависел от своего старшего брата и неизвестно как бы отреагировал.

Джеймс жалел о тех ужасных словах, которые наговорил сыну. Почему он сорвался? Если бы держал себя в руках, ничего бы не произошло.

Покинув кабинет директора, Джеймс направился в Поттер-Мэнор. Он надеялся, что Гарри отправился туда, чтобы успокоиться. Джеймс вернулся через час, и устало покачал головой. Мальчика там не было. Куда он мог пойти?

Он надеялся, что Гарри вернётся быстро. Невыносимо было думать о том, где он.

Ремус вздрогнул, когда в дверь постучали. Он схватил палочку и отправился открывать. Он жил один в небольшом домике и те немногие посетители, что приходили сюда, добирались каминной семью. Он не знал ни одного маггла, который мог бы прийти к нему.

Ремус открыл дверь и застыл в потрясении, перед ним стоял Гарри.

– Гарри?

Ремус посмотрел на уставшего мальчика, и его сердце забилось быстрее. Что случилось? Почему он здесь?

– Можно войти? – спросил Гарри. Его голос звучал устало и расстроено.

– Конечно, Гарри, – Ремус отодвинулся и позволил ему войти.

Гарри вошел, и устало опустился на диван. Головная боль усилилась и он ужасно себя чувствовал. Ремус немедленно бросился к нему.

– Что, Гарри? Что не так? – заботливо спросил он.

– Просто голова болит, – слишком поспешно отозвался Гарри.

Ремус подошёл к небольшому шкафчику и вытащил зелье от боли. Он протянул зелье Гарри, и мальчик немедленно выпил его.

Ремус сел напротив мальчика, ожидая пока тот расскажет, что случилось и почему он не в школе. Но через несколько минут молчания, стало понятно: Гарри не собирается этого делать.

– Ты уже обедал? – спросил Ремус.

Гарри поднял голову, и устало посмотрел на оборотня.

– Нет, – ответил он.

Ремус встал и улыбнулся.

– Сейчас что-нибудь придумаем. Давненько же ко мне никто не заходил. Дай мне пару минут, хорошо?

Гарри слабо улыбнулся, когда Ремус исчез в соседней комнате. Мальчик откинул голову на спинку дивана, голова продолжала болеть. Он вздрогнул, когда у него заурчало в животе, с кухни запахло едой. Мальчик понял, что ужасно голоден.

– Куда он пошёл? – уже в который раз спросил Демиан.

У Лили кончалось терпение.

– Демиан, я уже говорила тебе. Он с папой. Они собирались пойти к новым аврорам, чтобы Гарри показал им какие-то способы защиты. Они пошли в Косой переулок, и скоро вернутся, – Лили хотелось, чтобы Гарри скорее вернулся. Раньше он никогда не пропадал более чем на несколько часов. Она надеялась, что к обеду мальчик будет здесь.

Демиан недоверчиво посмотрел на маму.

– Почему они меня с собой не взяли? – спросил он.

– Не знаю, милый. Может, подумали, тебе это будет неинтересно, – рассеянно произнесла Лили.

Демиан выглядел удивлённым.

– Это бессмысленно! С какой стати мне не интересно?

– Демиан, пожалуйста. Я не знаю! Тебе пора идти, – настойчиво проговорила Лили.

Демиан понял, что-то было не так.

– Мам? Что не так? Почему ты расстроена? Что случилось? – спросил он, увидев, что Лили едва сдерживает слёзы.

– Ничего не случилось. Я устала и болит голова, – она не лгала, голова действительно раскалывалась.

Демиан знал, что-то случилось. Он попытался снова расспросить маму, но ничего не вышло. Тогда он вышел из комнаты, в последний раз посмотрев на уставшую и расстроенную маму.

Еда была потрясающей, но Гарри понимал, что не сможет много съесть. Он был голоден, но ему нужно было совсем немного. Ремус о чём-то рассказывал ему, пока мальчик ел. Гарри ничего не говорил, только внимательно слушал его.

– Почему ты не спрашиваешь, что я здесь делаю? – внезапно прервал его Гарри.

Ремус внимательно посмотрел на него.

– Ты сам расскажешь, если захочешь, – ответил он ему. – Я, может, и не твой крёстный, но для меня нет никакой разницы между тобой и Демианом. Ты здесь всегда желанный гость, не нужно ничего объяснять.

Может быть, это было именно то, что Гарри так хотел услышать. Что он ничем не отличался от своего младшего брата. Что у него была семья, настоящая семья. Без всяких объяснений и разговоров. Точно так же, как у него было с отцом. Возможно, это помогло бы Гарри раскрыть, наконец, своё сердце и рассказать обо всём, что произошло с ним за последние месяцы.

И он рассказал Ремусу всё. О своих бесконечных кошмарах, зелье «Сна без сновидений», пристрастии к нему, о реакции родителей и о том, что напоследок сказал ему Джеймс.

– …взять под контроль. Он мне это сказал! После всего, что произошло. Папа повернулся ко мне и сказал, что станет меня контролировать! – сердито закончил Гарри.

Ремус всё время молчал, он хотел, чтобы Гарри выговорился. Он заметил, что хотя Гарри и рассказал про свои кошмары, он не объяснил, что именно ему снилось. Он рассказал обо всём, но только не о том, что видел в своих снах.

Услышав о глупости, которую ляпнул его друг, Ремус почувствовал острое сострадание к Гарри и в то же время раздражение к Джеймсу. Неужели так трудно сперва думать, а затем говорить?

– Я уверен, он не это хотел сказать, Гарри. Джеймс не хочет держать тебя под контролем, – осторожно сказал Ремус.

Гарри удивлённо приподнял бровь.

– А что же он хотел сказать? Как ещё можно растолковать слово контроль?! – сердито спросил Гарри.

Ремус вздохнул и запустил руку в волосы.

– Джеймс идиот. Круглый идиот, и он не собирается тебя контролировать. Он, наверное, хотел сказать, что собирается убедиться, что ты избавишься от этой привычки. Он хотел сказать, что будет следить за твоим здоровьем.

Гарри не ответил. Глубоко внутри он тоже знал это. Волдеморт держал его под контролем всю жизнь. Джеймс не мог так поступить.

– Знаю, но когда он сказал это, у меня внутри словно что-то взорвалось. Я никогда не думал, что он скажет мне такое. Дело именно в словах! Мной всю жизнь управляли. Всё что я делал, так или иначе, было с подачи Волдеморта! Вот, чем я был для него! Всего лишь марионеткой! Пешкой в его игре! Это то, что беспокоило меня всё это время, я не видел, что меня используют! Я не думал, что папа скажет мне такое, это как оскорбление, – сердито сказал Гарри. Он был зол и расстроен, в его голосе слышалась боль.

Следующие несколько часов Ремус и Гарри разговаривали, Ремус пытался убедить мальчик, что Джеймс не хотел сказать ничего плохого. Он всего лишь неудачно подобрал слова.

– Не хочешь вернуться? Я пойду с тобой, если хочешь, – предложил Ремус, когда Гарри успокоился.

Гарри устало покачал головой.

– Не сейчас. Может быть, утром. Не знаю. Я так зол на него. Не уверен, что не наложу на него какое-нибудь заклинание, когда увижу, – раздражённо произнёс мальчик.

Ремус улыбнулся.

– Хотя нет, не думаю, что потом сумею снова собрать его, – пошутил Гарри.

Гарри рассмеялся, но тут же понял, что сказал и побледнел. Улыбка соскользнула с лица Ремуса, когда он увидел выражение лица Гарри.

– Я не должен был этого говорить. Я глупый идиот. Я не должен был этого говорить, – Гарри прикусил губу и крепко зажмурился, пытаясь отогнать от себя ненужные воспоминания.

– Гарри, что с тобой? Ты всего лишь пошутил, – растерянно произнёс Ремус. Он не понимал, почему Гарри так расстроился.

Гарри с болью посмотрел на Ремуса.

– Я вспомнил, что сделал с ним в прошлом году. Я…я почти…убил его, – прошептал мальчик.

Ремус вдруг почувствовал себя идиотом, он же совсем забыл. Он встал и направился к камину.

– Я лучше пойду, скажу твоему папе, что ты в порядке. Он же повсюду тебя ищет.

Гарри кивнул и поплотнее закутался в мантию. Ему почему-то стало очень холодно.

«Глупое зелье», – подумал мальчик, ощущая боль во всём теле. Он услышал, как Ремус произносит название какого-то бара.

«Наверное, это в Хогсмиде» – подумал Гарри, его глаза начали закрываться.

Когда Ремус прибыл в Хогвартс, уже совсем стемнело. Люпин спешил к комнате Джеймса. Он застал друга в разгар спора с Демианом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю