332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Илья Франк » Французский язык с Франсуазой Саган » Текст книги (страница 1)
Французский язык с Франсуазой Саган
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:25

Текст книги "Французский язык с Франсуазой Саган"


Автор книги: Илья Франк


Соавторы: Françoise Sagan,Ксения Кузьмина



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Французский язык с Франсуазой Саган

 Книгу адаптировала Ксения Кузьмина

Метод чтения Ильи Франка

Каждый текст разбит на небольшие отрывки. Сначала идет адаптированный отрывок – текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок.

Те, кто только начал осваивать какой-либо язык, сначала может читать текст с подсказками, затем – тот же текст без подсказок. Если при этом он забыл значение какого-либо слова, но в целом все понятно, то необязательно искать это слово в отрывке с подсказками. Оно еще встретится – и не раз. Смысл неадаптированного текста как раз в том, что какое-то время – пусть короткое – читающий на чужом языке «плывет без доски». После того, как он прочитает неадаптированный текст, нужно читать следующий адаптированный. И так далее. Возвращаться назад – с целью повторения – не нужно. Следует просто продолжать читать дальше.

Конечно, сначала на вас хлынет поток неизвестных слов и форм. Этого не нужно бояться: никто никого по ним не экзаменует. По мере чтения (пусть это произойдет хоть в середине или даже в конце книги) все «утрясется», и вы будете, пожалуй, удивляться: «Ну зачем опять дается перевод, зачем опять приводится исходная форма слова, все ведь и так понятно!» Когда наступает такой момент, «когда и так понятно», стоит уже читать наоборот: сначала неадаптированную часть, а потом заглядывать в адаптированную. (Этот же способ чтения можно рекомендовать и тем, кто осваивает язык не с нуля.)

Язык по своей природе – средство, а не цель, поэтому он лучше всего усваивается не тогда, когда его специально учат, а когда им естественно пользуются – либо в живом общении, либо погрузившись в занимательное чтение. Тогда он учится сам собой, подспудно.

Наша память тесно связана с тем, что мы чувствуем в какой-либо конкретный момент, зависит от нашего внутреннего состояния, от того, насколько мы «разбужены» сейчас (а не от того, например, сколько раз мы повторим какую-нибудь фразу или сколько выполним упражнений).

Для запоминания нужна не сонная, механическая зубрежка или вырабатывание каких-то навыков, а новизна впечатлений. Чем несколько раз повторить слово, лучше повстречать его в разных сочетаниях и в разных смысловых контекстах. Основная масса общеупотребительной лексики при том чтении, которое вам предлагается, запоминается без зубрежки, естественно – за счет повторяемости слов. Поэтому, прочитав текст, не нужно стараться заучить слова из него. «Пока не усвою, не пойду дальше» – этот принцип здесь не подходит. Чем интенсивнее человек будет читать, чем быстрее бежать вперед – тем лучше. В данном случае, как ни странно, чем поверхностнее, чем расслабленнее, тем лучше. И тогда объем материала делает свое дело, количество переходит в качество. Таким образом, все, что требуется от читателя, – это просто почитывать, думая не об иностранном языке, который по каким-либо причинам приходится учить, а о содержании книги.

Если вы действительно будете читать интенсивно, то метод сработает. Главная беда всех изучающих долгие годы один какой-либо язык в том, что они занимаются им понемножку, а не погружаются с головой. Язык – не математика, его надо не учить, к нему надо привыкать. Здесь дело не в логике и не в памяти, а в навыке. Он скорее похож в этом смысле на спорт, которым нужно заниматься в определенном режиме, так как в противном случае не будет результата. Если сразу и много читать, то свободное чтение на новом языке – вопрос трех-четырех месяцев (начиная «с нуля»). А если учить помаленьку, то это только себя мучить и буксовать на месте. Язык в этом смысле похож на ледяную горку – на нее надо быстро взбежать. Пока не взбежите – будете скатываться. Если достигается такой момент, что человек свободно читает, то он уже не потеряет этот навык и не забудет лексику, даже если возобновит чтение на этом языке лишь через несколько лет. А если не доучил – тогда все выветрится.

А что делать с грамматикой? Собственно для понимания текста, снабженного такими подсказками, знание грамматики уже не нужно – и так все будет понятно. А затем происходит привыкание к определенным формам – и грамматика усваивается тоже подспудно. Это похоже на то, как осваивают же язык люди, которые никогда не учили его грамматики, а просто попали в соответствующую языковую среду. Я говорю это не к тому, чтобы вы держались подальше от грамматики (грамматика – очень интересная и полезная вещь), а к тому, что приступать к чтению подобной книги можно и без особых грамматических познаний, достаточно самых элементарных. Данное чтение можно рекомендовать уже на самом начальном этапе.

Такие книги помогут вам преодолеть важный барьер: вы наберете лексику и привыкнете к логике языка, сэкономив много времени и сил.

Илья Франк, [email protected]

Françoise Sagan
Bonjour tristesse

Adieu tristesse

Bonjour tristesse

Tu es inscrite dans les lignes du plafond

Tu es inscrite dans les yeux que j'aime

Tu n'es pas tout à fait la misère

Car les lèvres les plus pauvres te dénoncent

Par un sourire

Bonjour tristesse

Amour des corps aimables

Puissance de l'amour

Dont l'amabilité surgit

Comme un monstre sans corps

Tête désappointée

Tristesse beau visage.


P. Eluard. (La vie immédiate.)

Adieu tristesse (прощай, грусть)

Bonjour tristesse (здравствуй, грусть)

Tu es inscrite dans les lignes du plafond (ты вписана в линии потолка, inscrire – записывать, вписывать)

Tu es inscrite dans les yeux que j'aime (ты вписана в глаза, которые я люблю)

Tu n'es pas tout à fait la misère (ты не вполне беда, tout à fait – совсем, совершенно; misère – нужда, несчастье, беда)

Car les lèvres les plus pauvres te dénoncent (так как губы самые несчастные тебявыдают,pauvre– бедный, несчастный;dénoncer – показывать, обнаруживать, свидетельствовать о)

Par un sourire (улыбкой)

Bonjour tristesse (здравствуй, грусть)

Amour des corps aimables (любовь милых тел)

Puissance de l'amour (могущество любви, puissance f – власть, могущество, сила)

Dont l'amabilité surgit (ласковость которой возникает, amabilité f – любезность, приветливость, ласковость)

Comme un monstre sans corps (словно монстр без тела)

Tête désappointée (голова растерянная = с растерянной головой, désappointer – разочаровывать, вызывать растерянность)

Tristesse beau visage (грусти красивое лицо).

P. Eluard. (La vie immédiate.) (П. Элюар «Сама жизнь»,immédiat – непосредственный, немедленный)

Première partie (Часть первая)

Chapitre I

(Глава I)

Sur ce sentiment inconnu (этому незнакомому чувству, sentiment m – чувство, ощущение) dont l'ennui, la douceur m'obsèdent (тоска и нежность которого меня преследуют, ennui m – скука, огорчение; douceur f– доброта, нежность; obséder – неотвязно преследовать), j'hésite à apposer le nom (я не решаюсь присвоить имя, hésiter à + inf – не решаться, apposer sur – прилагать, приклеивать), le beau nom grave de tristesse (красивое, величественное имя грусти, grave – серьезный, значительный, величественный). C'est un sentiment si complet, si égoïste (это ощущение такое полное, такое эгоистичное) que j'en ai presque honte (что я его почти стыжусь, avoir honte de – иметь стыд за что-то, стыдиться) alors que la tristesse m'a toujours paru honorable (тогда как грусть мне всегда казалась почетной). Je ne la connaissais pas, elle, mais l'ennui (ее я не знала, но /знала/ скуку, ennui m – скука, тоска), le regret, plus rarement le remords (сожаление, реже – раскаяние, regret m – сожаление, раскание; remords m – сожаление, угрызениясовести). Aujourd'hui, quelque chose se replie sur moi (сегодня что-то накатывает на меня/подступает ко мне, se replier – сноваскладываться, свертываться) comme une soie, énervante et douce (как шелк, раздражающий и мягкий, soie f – шелк, шелковаяткань; énervant – нервирующий, раздражающий), et me sépare des autres (и отделяет меня от других = среди других, séparer – отделять).

Sur ce sentiment inconnu dont l'ennui, la douceur m'obsèdent, j'hésite à apposer le nom, le beau nom grave de tristesse. C'est un sentiment si complet, si égoïste que j'en ai presque honte alors que la tristesse m'a toujours paru honorable. Je ne la connaissais pas, elle, mais l'ennui, le regret, plus rarement le remords. Aujourd'hui, quelque chose se replie sur moi comme une soie, énervante et douce, et me sépare des autres.

Cet été-là, j'avais dix-sept ans (в то лето мне было семнадцать лет) et j'étais parfaitement heureuse (и я была абсолютно счастливой, parfaitement – совершенно; вполне). Les «autres» étaient mon père et Elsa sa maîtresse («другие» – это были мой отец и Эльза, его любовница, maîtresse f – любовница, возлюбленная). Il me faut tout de suite expliquer cette situation (мне следует тут же объяснитьэту ситуацию,il faut (от falloir – долженствовать)– надо, следует, надлежит; expliquer – объяснять, растолковывать) qui peut paraître fausse (которая может показаться неправильной, faux – ложный, мнимый, лживый, неправильный). Mon père avait quarante ans (моему отцу было сорок лет), il était veuf depuis quinze (он был вдовцом вот уже пятнадцать); c'était un homme jeune (это был молодой мужчина, jeune – молодой, юный; моложавый), plein de vitalité, de possibilités (полный энергии, возможностей, vitalité f – жизненность, жизнеспособность, жизненнаясила), et, à ma sortie de pension, deux ans plus tôt (и при моем выходе из пансиона, двумя годами ранее), je n'avais pas pu ne pas comprendre qu'il vécût avec une femme (я не могла не понять, что он жил с женщиной, pouvoir – мочь). J'avais moins vite admis (я менее быстро допустила = я медленнее примирилась, admettre– допускать, признавать; соглашаться) qu'il en changeât tous les six mois (что он их меняет каждые 6 месяцев = каждые полгода)!

Cet été-là, j'avais dix-sept ans et j'étais parfaitement heureuse. Les «autres» étaient mon père et Elsa, sa maîtresse. Il me faut tout de suite expliquer cette situation qui peut paraître fausse. Mon père avait quarante ans, il était veuf depuis quinze; c'était un homme jeune, plein de vitalité, de possibilités, et, à ma sortie de pension, deux ans plus tôt, je n'avais pas pu ne pas comprendre qu'il vécût avec une femme. J'avais moins vite admis qu'il en changeât tous les six mois!

Mais bientôt sa séduction (но скоро его привлекательность, séduction f – обольщение, привлекательность; séduire – обольщать), cette vie nouvelle et facile, mes dispositions m'y amenèrent (эта новая и легкая жизнь, мои настроения меня к этому вынудили, amener – приводить). C'était un homme léger (это был легкий человек), habile en affaires (удачливый в делах, habile – ловкий, умелый, удачливый), toujours curieux et vite lassé (всегда увлекающийся и быстро остывающий, curieux – любознательный, любопытный, lasser – утомлять, наскучивать, надоедать), et qui plaisait aux femmes (и который нравился женщинам). Je n'eus aucun mal à l'aimer (мне было совсем нетрудно его любить, avoir du mal à faire qch – струдомделатьчто-либо), et tendrement (и нежно), car il était bon, généreux, gai, et plein d'affection pour moi (поскольку он был хорошим, великодушным, веселым и полным привязанности = очень привязанным ко мне). Je n'imagine pas de meilleur ami (я не представляла себе лучшего друга = лучшего друга я и представить себе не могла) ni de plus distrayant (ни более развлекающего = интересного, distraire – развлекать, отвлекать). A ce début d'été (в этом начале лета = в начале того лета), il poussa même la gentillesse jusqu'à me demander (он довел любезность даже до того, чтобы меня спросить = он был настолько мил, что спросил меня, gentillesse f – любезность, приятность; gentil – милый, приятный; pousser à – доводитьдо, распространять до; pousser – толкать) si la compagnie d'Elsa, sa maîtresse actuelle, ne m'ennuierait pas pendant les vacances (не будет ли мне докучать общество Эльзы, его тогдашней любовницы, во время каникул, si … – … ли; ennuyer – досаждать, докучать). Je ne pus que l'encourager (я только ободрила его: «смогла лишь одобрить/поддержать его», ne ... que – только; encourager – ободрять, поддерживать: «внушитьсмелость»; courage m – смелость, мужество) car je savais son besoin des femmes (так как я знала его потребность в женщинах; savoir) et que, d'autre part, Elsa ne nous fatiguerait pas (и что, с другой стороны, Эльза нас не утомит, fatiguer – утомлять, беспокоить).

Mais bientôt sa séduction, cette vie nouvelle et facile, mes dispositions m'y amenèrent. C'était un homme léger, habile en affaires, toujours curieux et vite lassé, et qui plaisait aux femmes. Je n'eus aucun mal à l'aimer, et tendrement, car il était bon, généreux, gai, et plein d'affection pour moi. Je n'imagine pas de meilleur ami ni de plus distrayant. A ce début d'été, il poussa même la gentillesse jusqu'à me demander si la compagnie d'Elsa, sa maîtresse actuelle, ne m'ennuierait pas pendant les vacances. Je ne pus que l'encourager car je savais son besoin des femmes et que, d'autre part, Elsa ne nous fatiguerait pas.

C'était une grande fille rousse (это была высокая рыжая девушка), mi-créature, mi-mondaine (нечто среднее между продажной девицей и дамой полусвета, mi– – наполовину, полу-, середина; créature f – создание, существо; тварь; /пренебр./ тварь/оженщине/), qui faisait de la figuration dans les studios et les bars des Champs-Elysées (которая была статисткой в киностудиях и барах на Елисейских полях, faire de la figuration – быть статистом). Elle était gentille, assez simple et sans prétentions sérieuses (она была милой, достаточно простой и без серьезных претензий, prétention f – претензия, требование). Nous étions d'ailleurs trop heureux de partir, mon père et moi (мы были к тому же слишком рады уехать, мой отец и я), pour faire objection à quoi que ce soit (чтобы возражать чему бы то ни было = чтобы быть слишком придирчивыми, faire objection – возражать, soit – сослаг. накл. глагола être).

C'était une grande fille rousse, mi-créature, mi-mondaine, qui faisait de la figuration dans les studios et les bars des Champs-Elysées. Elle était gentille, assez simple et sans prétentions sérieuses. Nous étions d'ailleurs trop heureux de partir, mon père et moi, pour faire objection à quoi que ce soit.

Il avait loué, sur la Méditerranée (он снял на Средиземноморье), une grande villa blanche, isolée, ravissante (большую белую виллу, изолированную /стоящую удаленно от других/, очаровательную, isolé – изолированный, уединенный; ravissant – очаровательный, восхитительный; ravir – восхищать), dont nous rêvions depuis les premières chaleurs de juin (о которой мы мечтали с первых жарких дней июня, rêver – мечтать). Elle était bâtie sur un promontoire (она была построена на мысу, bâtir – строить), dominant la mer, cachée de la route par un bois de pins (возвышающимся над морем, спрятанном от дороги сосновым лесом, dominer – доминировать, возвышаться; cacher – прятать, скрывать); un chemin de chèvres descendait à une petite crique dorée (козья тропа спускалась в маленькую золотистую бухточку, chèvre f – коза; crique f – бухточка), bordée de rochers roux (обрамленную рыжими скалами, border – отделывать, стоять вдоль) où se balançait la mer (где колыхалось море, se balancer – раскачиваться, колыхаться).

Il avait loué, sur la Méditerranée, une grande villa blanche, isolée, ravissante, dont nous rêvions depuis les premières chaleurs de juin. Elle était bâtie sur un promontoire, dominant la mer, cachée de la route par un bois de pins; un chemin de chèvres descendait à une petite crique dorée, bordée de rochers roux où se balançait la mer.

Les premiers jours furent éblouissants (первые дни были ослепительными, éblouir – ослеплять). Nous passions des heures sur la plage (мы проводили часы на пляже = мы просиживали часами на пляже), écrasés de chaleur (раздавленные жарой, écraser – давить, уничтожать, сокрушать), prenant peu à peu une couleur saine et dorée (приобретая понемногу здоровый и золотистый цвет /кожи/), à l'exception d'Elsa qui rougissait et pelait dans d'affreuses souffrances (за исключением Эльзы, которая краснела и облезала в ужасных мучениях = кожа которой краснела и облезала, причиняя страдания, peler – шелушиться, облупливаться; souffrance f – страдание, мука; souffrir – страдать). Mon père exécutait des mouvements de jambes compliqués (мой отец выполнял сложные движения ногами) pour faire disparaître un début d'estomac (чтобы заставить исчезнуть начало = первые проявления живота = брюшка, disparaître – исчезать, скрываться) incompatible avec ses dispositions de Don Juan (несовместимого с его донжуанскими склонностями, incompatible – несовместимый, противоречащий; disposition f – склонность, настроение).

Les premiers jours furent éblouissants. Nous passions des heures sur la plage, écrasés de chaleur, prenant peu à peu une couleur saine et dorée, à l'exception d'Elsa qui rougissait et pelait dans d'affreuses souffrances. Mon père exécutait des mouvements de jambes compliqués pour faire disparaître un début d'estomac incompatible avec ses dispositions de Don Juan.

Dès l'aube, j'étais dans l'eau (с рассвета я была в воде), une eau fraîche et transparente (освежающей и прозрачной воде, frais – свежий, прохладный, бодрый) où je m'enfouissais (где я скрывалась, s'enfouir – зарываться, скрываться, укрываться), où je m'épuisais en des mouvements désordonnés (где я тратила силы на беспорядочные движения, épuiser – тратитьсилы, слабеть, иссякать) pour me laver de toutes les ombres (чтобы смыть с себя все тени), de toutes les poussières de Paris (все пыли = всю пыль Парижа). Je m'allongeais dans le sable (я ложилась на песок, s'allonger – лечь, растянуться), en prenais une poignée dans ma main (беря горсть его /песка/ в свою руку), le laissais s'enfuir de mes doigts en un jet jaunâtre et doux (позволяя ему убегать из моих пальцев желтоватым и мягким потоком, s'enfuir – убегать, уходить); je me disais qu'il s'enfuyait comme le temps (я говорила себе, что он утекает, как время), que c'était une idée facile (что это было простой мыслью) et qu'il était agréable d'avoir des idées faciles (и что /было/ приятно иметь простые мысли). C'était l’été (было лето).

Dès l'aube, j'étais dans l'eau, une eau fraîche et transparente où je m'enfouissais, où je m'épuisais en des mouvements désordonnés pour me laver de toutes les ombres, de toutes les poussières de Paris. Je m'allongeais dans le sable, en prenais une poignée dans ma main, le laissais s'enfuir de mes doigts en un jet jaunâtre et doux; je me disais qu'il s'enfuyait comme le temps, que c'était une idée facile et qu'il était agréable d'avoir des idées faciles. C'était l’été.

Le sixième jour, je vis Cyril pour la première fois (на шестой день я впервые увидела Сирила). Il longeait la côte sur un petit bateau à voile (он плыл вдоль берега на маленьком паруснике, voile f – парус) et chavira devant notre crique (и перевернулся возле нашей бухты, chavirer – опрокинуться). Je l'aidai à récupérer ses affaires (я помогла ему подобрать вещи, récupérer – собирать, подбирать, спасать) et, au milieu de nos rires (и, в середине = во время нашего хохота), j'appris qu'il s'appelait Cyril (я узнала, что его зовут Сирил), qu'il était étudiant en droit (что он был студентом права = учился на юридическом факультете, droit m – право) et passait ses vacances avec sa mère (и проводил свои каникулы с матерью), dans une villavoisine (на соседней вилле).

Le sixième jour, je vis Cyril pour la première fois. Il longeait la côte sur un petit bateau à voile et chavira devant notre crique. Je l'aidai à récupérer ses affaires et, au milieu de nos rires, j'appris qu'il s'appelait Cyril, qu'il était étudiant en droit et passait ses vacances avec sa mère, dans une villavoisine.

Il avait un visage de Latin (у него было латинское лицо = южное лицо), très brun, très ouvert (очень смуглое, очень открытое, ouvert – открытый, чистосердечный; ouvrir – открывать), avec quelque chose d'équilibré, de protecteur (с чем-то уравновешенным = в выражении было что-то спокойное, покровительственное, protecteur m – защитник, покровитель), qui me plut (что мне понравилось; plaire). Pourtant, je fuyais ces étudiants de l'Université (однако, я избегала этих студентов университета, fuir – убегать, уклоняться), brutaux, préoccupés d'eux-mêmes (грубых, поглощенных собой, brutal – грубый, жестокий; préoccuper – поглощать, беспокоить, всецелозанимать), de leur jeunesse surtout (особенно своей молодостью), y trouvant le sujet d'un drame ou un prétexte à leur ennui (там = в ней находящих причину драмы или повод для скуки). Je n'aimais pas la jeunesse (я не любила молодежь). Je leur préférais de beaucoup les amis de mon père (я /ей/ намного больше предпочитала здрузей моего отца, de beaucoup – гораздо, намного), des hommes de quarante ans (мужчин сорока лет) qui me parlaient avec courtoisie et attendrissement (которые разговаривали со мной = обращались со мной с галантностью и умилением, courtoisie f – учтивость, любезность, вежливость, галантность), me témoignaient une douceur de père et d'amant (проявляя по отношению ко мне нежность отца и любовника; témoigner – свидетельствовать, показывать /в суде/; проявлять, обнаруживать). Mais Cyril me plut (но Сирил мне нравился).

Il avait un visage de Latin, très brun, très ouvert, avec quelque chose d'équilibré, de protecteur, qui me plut. Pourtant, je fuyais ces étudiants de l'Université, brutaux, préoccupés d'eux-mêmes, de leur jeunesse surtout, y trouvant le sujet d'un drame ou un prétexte à leur ennui. Je n'aimais pas la jeunesse. Je leur préférais de beaucoup les amis de mon père, des hommes de quarante ans qui me parlaient avec courtoisie et attendrissement, me témoignaient une douceur de père et d'amant. Mais Cyril me plut.

Il était grand et parfois beau (он был высоким и иногда красивым), d'une beauté qui donnait confiance (красотой, которая давала доверие = его красота располагала к себе). Sans partager avec mon père cette aversion pour la laideur (не разделяя отвращения моего отца к уродству, partager – разделять; laideur f – некрасивая внешность, безобразие; laid – некрасивый) qui nous faisait souvent fréquenter des gens stupides (которое = что вынуждало нас часто общаться с глупыми людьми, fréquenter – дружитьс, водиться, общаться), j'éprouvais en face des gens dénués de tout charme physique une sorte de gêne (я чувствовала некоторую неловкость в присутствии людей, лишенных физической привлекательности, éprouver de la gêne en face deqn – чувствовать неловкость вчьем-либоприсутствии), d'absence (отчужденность; absence f – отсутствие, отчужденность); leur résignation à ne pas plaire (их смирение с невозможностью нравиться, résignation f – покорностьсудьбе, смирение) me semblait une infirmité indécente (казалась мне неприличным недостатком, infirmité f – недостаток, недуг). Car, que cherchions-nous, sinon plaire (ибо чего мы ищем, как не нравиться = разве мы все не добиваемся только того, чтобы нравиться)? Je ne sais pas encore aujourd'hui (я и сегодня не знаю) si ce goût de conquête cache une surabondance de vitalité (скрывает ли в себе эта склонность к завоеванию избыток жизенной силы, goût m – склонность, пристрастие), un goût d'emprise (стремление к превосходству, emprise f – изъятие, отчуждение /собственности/; превосходство, господство) ou le besoin furtif, inavoué, d'être rassuré sur soi-même, soutenu (или тайная, скрытая необходимость быть уверенным в себе, ощущающим поддержку, avouer qch – сознаваться в...; признавать; rassurer – успокаивать, ободрять, укреплять; soutenir – поддерживать, подпирать).

Il était grand et parfois beau, d'une beauté qui donnait confiance. Sans partager avec mon père cette aversion pour la laideur qui nous faisait souvent fréquenter des gens stupides, j'éprouvais en face des gens dénués de tout charme physique une sorte de gêne, d'absence; leur résignation à ne pas plaire me semblait une infirmité indécente. Car, que cherchions-nous, sinon plaire? Je ne sais pas encore aujourd'hui si ce goût de conquête cache une surabondance de vitalité, un goût d'emprise ou le besoin furtif, inavoué, d'être rassuré sur soi-même, soutenu.

Quand Cyril me quitta (когда Сирил меня покидал = при прощании Сирил), il m'offrit de m'apprendre la navigation à voile (предложил научить меня управлять парусником, offrir de faire qch – предложитьсделать). Je rentrai dîner (я вернулась ужинать = я вернулась к ужину), très absorbée par sa pensée (очень поглощенная его мыслью = поглощенная мыслями о нем, absorber – поглощать, завладевать), et ne participai pas, ou peu, à la conversation (и не участвовала или мало участвовала в беседе); c'est à peine si je remarquai la nervosité de mon père (поэтому лишь едва заметила нервозность моего отца, à peine – едва ли, с трудом). Après dîner, nous nous allongeâmes dans des fauteuils (после ужина мы расположились: «растянулись» в креслах), sur la terrasse, comme tous les soirs (на террасе, как во все вечера = как обычно по вечерам). Le ciel était éclaboussé d'étoiles (небо было усеяно звездами, éclabousser – забрызгивать). Je les regardais (я смотрела на них), espérant vaguement qu'elles seraient en avance et commenceraient à sillonner le ciel de leur chute (немного надеясь, что они будут /т.е. приступят/ раньше времени и начнут бороздить небо своим падением, vaguement —неясно, неопределенно, туманно; смутно; слабо, немного, несколько; en avance – раньше времени).

Quand Cyril me quitta, il m'offrit de m'apprendre la navigation à voile. Je rentrai dîner, très absorbée par sa pensée, et ne participai pas, ou peu, à la conversation; c'est à peine si je remarquai la nervosité de mon père. Après dîner, nous nous allongeâmes dans des fauteuils, sur la terrasse, comme tous les soirs. Le ciel était éclaboussé d'étoiles. Je les regardais, espérant vaguement qu'elles seraient en avance et commenceraient à sillonner le ciel de leur chute.

Mais nous n'étions qu'au début de juillet (но мы были только в начале июля = но было только начало июля), elles ne bougeaient pas (они не двигались = были неподвижны). Dans les graviers de la terrasse (на гравии террасы = на усыпанной гравием террасе), les cigales chantaient (пели цикады, chanter – петь, распевать). Elles devaient être des milliers (они должны были быть тысячами = должно быть, их было тысячи, millier m – тысяча, множество), ivres de chaleur et de lune (пьяные от жары и луны = опьяненных от зноя и луны), à lancer ainsi ce drôle de cri des nuits entières (чтобы издавать так странные крики целыми ночами = чтобы издавать такие странные звуки ночи напролет, drôle de – странный, сильный, огромный). On m'avait expliqué (мне /когда-то/ объясняли) qu'elles ne faisaient que frotter l'une contre l'autre leurs élytres (что они всего лишь трут одно о другое свои надкрылки, frotter – тереть), mais je préférais croire à ce chant de gorge guttural (но я предпочитала верить в гортанную песню горла, gorge f – горло, гортань; зоб/птицы/), instinctif comme celui des chats en leur saison (инстинктивную как песня кошек в их сезон = как песня кошек в марте). Nous étions bien (нам было хорошо); des petits grains de sable entre ma peau et mon chemisier (маленькие крупицы песка между моей кожей и блузкой = маленькие песчинки под моей блузкой, grain m – зерно, крупинка) me défendaient seuls des tendres assauts du sommeil (единственные меня защищали от нежных порывов сна = только они мне мешали поддаться сладким порывам сна, défendre – защищать, предохранять, оборонять). C'est alors que mon père (именно тогда мой отец = и тут мой отец) toussota et se redressa sur sa chaise longue (покашлял и распрямился в своем шезлонге, tousser – кашлять; se redresser – выпрямляться, расправляться).

Mais nous n'étions qu'au début de juillet, elles ne bougeaient pas. Dans les graviers de la terrasse, les cigales chantaient. Elles devaient être des milliers, ivres de chaleur et de lune, à lancer ainsi ce drôle de cri des nuits entières. On m'avait expliqué qu'elles ne faisaient que frotter l'une contre l'autre leurs élytres, mais je préférais croire à ce chant de gorge guttural, instinctif comme celui des chats en leur saison. Nous étions bien; des petits grains de sable entre ma peau et mon chemisier me défendaient seuls des tendres assauts du sommeil. C'est alors que mon père toussota et se redressa sur sa chaise longue.

«J'ai une arrivée à vous annoncer (у меня есть приезд, чтобы вам сообщить = я должен вам сообщить о приезде /гостя/, arrivéef– приезд, прибытие)», dit-il (сказал он).

Je fermai les yeux avec désespoir (я закрыла глаза с отчаянием = я закрыла глаза от отчаяния, désespoir m – отчаяние). Nous étions trop tranquilles, cela ne pouvait durer (мы были слишком спокойными, это не могло длиться = мы жили слишком мирно, это не могло продолжаться долго, durer– длиться, продолжаться)!

«Dites-nous vite qui (скажите нам скорее, кто), cria Elsa, toujours avide de mondanités (воскликнула Эльза, всегда алчущая светских развлечений, avide – жадный, алчущий).

– Anne Larsen», dit mon père (Анн Ларсен, сказал мой отец), et il se tourna vers moi (и повернулся ко мне).

Je le regardai, trop étonnée pour réagir (я посмотрела на него, слишком удивленная, чтобы реагировать).

«Je lui ai dit de venir (я сказал ей приехать = я пригласил ее) si elle était trop fatiguée par ses collections (если она очень устала от своих коллекций) et elle... elle arrive (и она… она приезжает).»

«J'ai une arrivée à vous annoncer», dit-il.

Je fermai les yeux avec désespoir. Nous étions trop tranquilles, cela ne pouvait durer!

«Dites-nous vite qui, cria Elsa, toujours avide de mondanités.

– Anne Larsen», dit mon père, et il se tourna vers moi.

Je le regardai, trop étonnée pour réagir.

«Je lui ai dit de venir si elle était trop fatiguée par ses collections et elle... elle arrive.»

Je n'y aurais jamais pensé (я об этом никогда не думала = я этого не ожидала). Anne Larsen était une ancienne amie de ma pauvre mère (Анн Ларсен была давней подругой моей бедной матери, ancien – бывший, прежний) et n'avait que très peu de rapports avec mon père (и имела лишь очень мало отношений с моим отцом = и почти не поддерживала отношения с моим отцом, rapport m – связь, отношения, взаимоотношения). Néanmoins à ma sortie de pension (тем не менее, после моего выхода из пансиона), deux ans plus tôt (двумя годами ранее), mon père, très embarrassé de moi (мой отец, очень обремененный мной = не зная, куда меня деть, embarrassé – стесненный, смущенный; скованный; поставленныйвзатруднительноеположение; embarrasser – загромождать; обременять кого-либо), m'avait envoyée à elle (отправил меня к ней). En une semaine (и за неделю), elle m'avait habillée avec goût (она меня одела со вкусом, goût m – вкус, стиль, чувство изящного) et appris à vivre (и научила жить; apprendre). J'en avais conçu pour elle une admiration passionnée (я за это стала питать к ней страстное обожание = в ответ я прониклась к ней пылким восторгом, concevoir – понимать, постигать; concevoir qch pour qn – питатькакие-либочувстваккому-либо) qu'elle avait habilement détournée sur un jeune homme de son entourage (который /восторг/, она искусно направила на одного молодого человека из своего окружения, habilement – искусно, ловко, умело; détourner – отклонять, отводить, отвлекать). Je lui devais donc mes premières élégances et mes premières amours (я ей была обязана, таким образом, моими первыми элегантностями = моими первыми элегантными нарядами и моей первой влюбленностью) et lui en avais beaucoup de reconnaissance (и была ей очень признательна за это, avoir la reconnaissance de… – бытьпризнательнымза…).


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю