290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Милосердие (СИ) » Текст книги (страница 22)
Милосердие (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 13:00

Текст книги "Милосердие (СИ)"


Автор книги: Роксана Чёрная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 28 страниц)

– Не делай этого с нами. Не разрушай всё. Я даже… – он шумно дышал, чувствуя, как в груди разрывается сердце. – Я никогда больше не буду без тебя ничего обсуждать.

– Это не поможет, – тихо сказала она и повернулась. Их взгляды встретились. – Я нужна тебе как друг. Я никуда не денусь, буду с тобой, но как друг.

– Ты мне нужна, – согласился Гарри, прижимаясь к ней всем телом. – Вся нужна! Чёрт, Гермиона, ты же знаешь, как я люблю тебя, – шептал Гарри приближаясь к губам, через которые часто и шумно вырывался горячий воздух.

– Так будет лучше для тебя, для нас. Мы останемся живы. Это важнее всего, – проговорила она ему в губы, почти касаясь, и тут же юркнула в проём открывшейся двери.

Гарри саданул кулаком по двери, захлопнув её. Простонал словно раненный зверь, с одной стороны понимая справедливость её слов, а с другой не желая отпускать от себя ни на шаг. Он прижался лбом к холодному дереву двери.

– Гермиона.

Глава 30

Гарри смотрел на крупный деревянный сундук, от которого исходили волны тёмной злобной энергии. Там словно сидели лютые звери, готовые в любую секунду вырваться и сожрать любого, кто стоял на их пути. Таким был Волдеморт, такой была его душа, такими были его крестражи. Они заставляли сундук вибрировать, словно ощущая некую связь с осколком души, что торчал в мозгу Гарри. Он слышал их мерзкие голоса и зловонье. Шрам словно протыкали сотни горячих игл, настолько адской казалась боль. Гарри хотелось схватиться за волосы и орать что есть сил, чтобы душа Реддла убиралась из его сознания. И он бы так и сделал, если бы это помогло.

Но он просто стоял, напрягая всё тело и сдерживая боль, покачиваясь на каблуках и гипнотизируя сундук, испещрённый рунами. Наверняка один из способов сдержать зло внутри.

– Очень похожи на те, что я собираюсь нанести на ларец душ, – заметила Гермиона, подняв Гарри из глубин его сознания.

Она внимательно осматривала сундук со всех сторон и даже что-то записывала в блокнот, который вечно таскала при себе. Гарри посмотрел, как солнечный свет из окна красиво освещает её волосы, благодаря чему кожа стала похожа на расплавленное золото. Гермиона казалась сошедшей с картинки. Живая, настоящая – его.

Как бы Гарри ни хотелось снова вернуться к отношениям подруга-друг, у него ничего не получалось. Сложно думать о человеке платонически, если от его близости возникает стеснение в штанах, и именно её образ выбирает сознание, когда рука в душе тянется к паху, чтобы сбросить напряжение.

Нет, всё было неплохо. Они не игнорировали друг друга и вполне мирно общались. Гарри и Гермиона, не сговариваясь, никому не стали сообщать о своём разрыве, старались не привлекать внимание – держались рядом, хотя уже и не за руки. Но Гермиона всё чаще стала пропадать в библиотеке, прекратив тесное общение даже с Дафной, а Гарри беспрестанно тренировал – ум, тело, сознание.

Спустя месяц это принесло свои плоды. Победа над Когтевраном в Квиддиче была даже слишком лёгкой, он, наконец, смог достойно ответить Снейпу в спарринге, а ещё он научился полностью закрывать сознание. Теперь по его лицу нельзя было прочитать ни одной эмоции, впрочем так же поступила и Гермиона – надела маску безразличия.

Гарри действительно хотелось, чтобы она пришла и призналась, что всё это ошибка, что она любит его. Любит, конечно, иначе и быть не могло, вот только лицо не было красным от слёз, а глаза перестали излучать эмоции. Неужели он один испытывает такую боль в груди, что перекрывает даже адское жжение в шраме?

Рон, конечно, предложил переключиться на кого-то ещё, но Гарри не собирался подвергать Гермиону опасности. А это неизбежно случится, прознай кто-то ещё, кроме близкого круга об их разрыве. Да и думать о чужом теле не хотелось совершенно.

– Тогда хотя бы заставь ревновать, – подал новую идею Рон, пока они после очередного занятия АД сидели в выручай комнате.

Почти все разошлись. Гарри сначала не понял, что имеет ввиду друг, а потом подошла Луна Лавгуд, светлая душой и внешностью девушка и предложила тоже самое. По-дружески.

Гарри посмотрел в сторону Гермионы. Она не поднимала головы от пергамента, на котором уже вторую неделю записывала и переводила руны для создания ларца душ. Ошибка, по её словам, могла дорого им обойтись. Он решился. Встал и понёс сумку Луны, согласившись просто проводить её до башни Когтеврана и помочь найти туфли, которые в очередной раз пропали.

Гермиона, если и заметила его детскую выходку, промолчала и даже взгляд не подняла. Гарри понимал всю глупость этого решения, но ему так хотелось вызвать в ней хоть какие-то эмоции.

С тех пор блондинка стала частым спутником его одиночеству. Молчаливая, ненадоедливая – она просто наблюдала за его тренировками или занятиями, не привлекая к себе внимания. После Гермионы, которая только и делала, что поучала это казалось глотком свежего воздуха. Только вот взвыть хотелось от того, как ему не хватало её голоса: строгого, иногда ласкового, а иногда с хрипотцой, когда она шептала, как сильно его хочет.

К Луне не тянуло совершенно, хотя она довольно непрозрачно дала понять, что готова скрасить его одиночество и в другой плоскости. Гарри посмотрел на Гермиону и поставил ещё один мысленный блок, чтобы она не почувствовала, как его сознание окутывают постыдные образы и воспоминания.

– Луна? Какого хрена? – воскликнул он отвернувшись, когда она застала его в душе с ярко выраженной эрекцией.

Она при этом была полностью обнажена, и её кожа казалась прозрачной в свете ламп ванной. Устоять было сложно, но он подумал о Гермионе. Гарри не планировал ей изменять, а ещё он планировал в ближайшие месяцы расправиться с Реддлом, и в тот же день запереться с Гермионой на Гриммо. Он уже знал, что не выпустит её из постели как минимум несколько дней, а как максимум, пока не сделает ей ребёнка. После этого она точно больше не подумает оставить его. Это были невероятные фантазии, и Луне в них не было места.

– Луна, тебе лучше уйти.

– Но тебе нужна помощь, и я могла бы… – она подошла совсем близко.

Гарри глубоко вздохнул, сдерживая гнев с желанием клокотавшем во всём теле, и взял её за плечи – острые как будто птичьи.

– Луна, тебе лучше уйти, – строго проговорил он и тут же охнул, когда горячие пальцы обхватили ствол, обжигая как язык пламени. Ладонь погладила его по всей длине, очень плотно сжав у основания. Она улыбнулась, слишком невинно для таких действий и резко опустилась вниз. На Гарри накатила приливная волна возбуждения, в которой он стал задыхаться.

– Мы никому не скажем, тебе станет легче, – прошептала она тонкими губами, едва касаясь подрагивающего кончика члена, и тут же вобрала его в рот.

Гарри сжал челюсти и терпел адские муки удовольствия. Гермиона никогда так не делала, они вообще не заходили дальше обычного секса. Хотя в первый раз Гарри и сделал ей приятно губами, перед тем как… Луна же усиленно начала работать головой, вбирая член до самого горла, а Гарри на глаза попался шезлонг возле бассейна, на котором так решительно раздевалась для него Гермиона. Готовая пойти против своих принципов ради него. А он что же?

Гарри резко отпрянул и больно ударился о кафельную стенку затылком. Боль привела его в чувство окончательно. Член вышел из влажного рта со смачным звуком. Луна облизнулась и стала на коленях подползать к нему. Гарри оббежал её по кругу и тут же схватился за одежду.

– Тебе не понравилось? – со слезами на глазах спросила девушка.

– Понравилось, но я люблю Гермиону. Прости, Луна, ты найдёшь себе хорошего парня. Обязательно, – заполошно проговаривал он, натягивая брюки на влажное тело.

Гарри быстро оделся и буквально выбежал из ванны старост, куда каким-то образом попала Луна. Пока он, чертыхаясь, шёл по коридору, то встретился с Драко Малфоем, и тот получил в нос, только за одно шипение в адрес Гермионы.

– Ты опять подрался с Малфоем? – посмотрела на него Гермиона, повернув голову.

Гарри выскочил из своих мыслей привлечённый её строгим голосом и посмотрел на неё. Она стояла в очень провокационной позе, нагнувшись к столу, чертя руны в блокноте, что вызывало дрожь желания даже больше, чем узкое горло Луны. Наверное, потому что Гермиону он любил, и уже тысячу раз пожалел, что так быстро сдался в тот вечер. Ведь можно было удержать, поцеловать, раздеть и доказать, что секс отличный способ примирения.

– Ты что-то спросила?

– Ты вообще не слушаешь меня? – выпрямилась она и упёрла руки в бока, сверкая глазами. – Где ты витаешь?

– Нет, я не дрался с Малфоем, – после паузы раздражённо сказал Гарри, всё-таки вспомнив её вопрос. – Я просто дал ему в нос.

– Ты должен быть осторожнее. Он может навредить кому-то из наших, пока Реддл не побеждён.

– Я не собираюсь затягивать это, – твёрдо сказал он и красноречиво осмотрел Гермиону с головы до ног.

Умница всегда отличалась высоким интеллектом и сразу поняла, что именно он имел ввиду. Она зарделась и снова отвернулась к сундуку. Тот стоял на преподавательском столе в кабинете Снейпа, куда он позвал их полчаса назад.

Гарри сделал шаг к ней, но остановился. Сейчас ему больше всего хотелось прижаться к ней и целовать до потери сознания, но он лишь опустил правую руку на одно плечо, а на другое уложил подбородок. Она замерла, но не отвергла его ласки. Спустя почти минуту он прошептал:

– Ты, конечно была права, без секса думается лучше, но от этого не легче.

– Я знаю, – так же тихо ответила она и коснулась прохладными, такими как надо, пальцами его лица. Легко погладила и произнесла: – Мы должны завершить то, что тебя мучает столько лет. Мы выдержим это.

В этот момент дверь скрипнула, и послышался звук шагов.

– Вы решили, что я позвал вас показать мне ваши никчёмные натуги в совокуплении? – услышали они язвительный голос.

Гарри фыркнул, а Гермиона хихикнула и сделала шаг в сторону от него.

– Возможно, вам будет даже чему поучиться, – уже совсем развеселился Гарри. Камень на душе стал ощутимо меньше и уже не так натирал сердце острыми краями. Ей тоже плохо, и как это не ужасно, его это радовало.

– Поттер, если ты выучил одну по… – начал насмешливо говорить Снейп, а потом взглянул за Гермиону и кажется даже заметно порозовел. – Так, мисс Грейнджер. Вот камин. Через него проходите в гостиную Гриффиндора, оттуда в спальню Поттера и приносите тёплые вещи. Задание и маршрут ясны?

– Зачем? – удивилась Гермиона, но тут же замолчала когда увидела насмешливо приподнятую бровь. – Да, я поняла, сейчас принесу, – она мельком взглянула на Гарри и прошла к камину.

Когда она исчезла, Гарри внимательно посмотрел на профессора и усилием воли сдержал смех. Тот снял мантию и оказался в маггловской одежде – короткой чёрной куртке и чёрных джинсах, выглядящих совершенно нелепо на его худощавом теле.

– Идём закупаться в секонд хенд? – спросил Гарри, ошеломлённый непривычным видом профессора.

– Что это? – Снейп посмотрел на весёлый вид Гарри и рявкнул: – Прекратите ржать! Если бы не обстоятельства я бы в жизнь не натянул эти мерзкие тряпки, – он резко выдохнул и застегнул замок под самое горло и даже натянул шапку. Палочкой он плотно закрыл двери. – Помните пещеру в которой Реддл мучил своих сверстников.

– В детстве? Да, Дамблдор показывал недавно, – всё больше удивляясь, ответил Гарри. – А вы, кстати, не знаете где он? Я так понимаю, что из-за его болезни защита Хогвартса стала хуже?

– Не знаю, кто вам сказал, но вы правы. Стоит Тёмному Лорду прознать об этом и ни один отряд не сдержит его армию. Сейчас мы отправляемся в ту пещеру.

У Гарри откровенно отвисла челюсть ещё от прошлого высказывания профессора, теперь же он просто тупо таращился на него.

– Зачем?

– Есть информация, – совершенно без привычного презрения в голосе сказал Снейп, – что там ещё один крестраж.

– О, но я думал… – Гарри посмотрел на сундук, который вибрировал сильнее.

– Это просто информация, но надо проверить. Я бы не стал вас брать, но вы его почувствуете, и это значительно сэкономит время поиска. У нас его всё меньше.

И тут Гарри осознал, что Снейп берёт его с собой в небольшое и очень важное путешествие. Прямо сейчас.

– Спасибо, сэр, – воодушевлённо проговорил он, уже предвкушая настоящее приключение. Это то, чего ему так не хватало. Не просто тренировки, а возможность приблизить победу над Реддлом.

В город его не выпускали и авроры как могли сами сдерживали озверевших пожирателей. Но порой это осложнялось тем, что преступники убегали за секунду до того, как появлялись люди Долиша. Это позволило сделать выводы, что в отделе есть шпионы. Их поимку поручили Аластору Грюму.

Многим людям пришлось покинуть свои дома и скрываться в маггловском мире, а это всё больше не нравилось волшебному населении. Ежедневный пророк, явно подкупленный, кричал о бездействии министерства. Гермиона в тот день предположила, что Волдеморт готовит на пост министра своего человека. И вот этого надо было избежать любой ценой.

И вот после месяца бездействия, настоящее дело. Гарри так возбудился, что почти не заметил, как появилась Гермиона и стала его переодевать. Привычными движениями, под насмешливый взгляд Снейпа, она сняла мантию, рубашку, и начала натягивать на его лохматую голову водолазку, кофту и тёплый пуховик синего цвета. Гарри уже и забыл, что у него есть все эти вещи.

– Ну помоги же мне, – проворчала она, натягивая рукав куртки ему на руку. Гарри повёл плечом, и пуховик был надет. Гермиона до конца застегнула замок, прищемив собачкой кожу на подбородке Гарри. Он ругнулся и недовольно охнул.

– Эй, – возмутился он.

– Прекрати улыбаться как идиот, это не увеселительная прогулка с Акромантулами, там могут быть какие угодно ловушки. Не думаю, что крестраж, если он там, просто так отдастся вам в руки.

– Откуда ты узнала? – удивился Гарри.

– Ты расслабился и все мысли стали как на ладони. Я прошу тебя будь осторожен, – посмотрела она ему в глаза и поправила очки.

– Ты тоже, – сказал он и потянулся за мантией. Нашёл в кармане карту мародёров и протянул ей. – Держи и следи за Малфоем. Если он снова пойдёт в выручай комнату.

– То у него снова не получится починить шкаф, – чуть усмехнулась Гермиона. – Мы каждое утро там бываем.

Гарри тоже улыбнулся, вспомнив, как приятно встречать её утром заспанную и немного раздражённую. Гарри, не знал было ли это его паранойей или просто желанием побыть рядом с ней.

– Ещё у меня в комнате есть феликс-фелицис…

– Поттер, без вас Хогвартс не падёт под тяжестью печали, – перебил его Снейп. – Нам пора, – кивнул он хихикнувшей Гермионе и прошёл к камину.

Гермиона поднялась на цыпочки и поцеловала Гарри в щёку со словами:

– Береги себя.

Гарри прошёл к Снейпу, и махнув Гермионе, вошёл в камин вслед за професором, назвавшим, что удивительно, покои заместителя директора.

Глава 31

Они оказались комнате Минервы Макгонагалл. Круглом светлом помещении, с такой же обширной библиотекой, как у самого Снейпа. Гарри толком не дали осмотреться и спросить, как они будут добираться до другой части Британского острова, а тут же всучили метлу и повернули к окну.

Гарри с удивлением смотрел на древко школьной несколько потрёпанной метлы. Он-то был бесконечно рад такому виду перемещения, но не представлял на метле профессора. Профессор Макгонагалл улыбнулась, когда увидела круглые удивлённые глаза Гарри и деликатно удалилась в ванную.

– Вы умеете летать? – сдавленно спросил Гарри. Снейп смотрел на метлу словно на опасного паука, и ещё чуть подумав, нелепо перекинул ногу через древко.

– Умею, но терплю данный вид транспортировки с трудом. Бездумно рисковать жизнью могут только Поттеры. И те, кто ими становится, – пробормотал он тише и наложил на них с Гарри чары невидимости.

Гарри отчего-то понял, что профессор говорит о его матери, но сейчас его захватил полёт. Все мысли снесло порывом ветра, который пронизывал и освежал. Гарри Поттер был в своей стихии. То, что он после войны станет спортсменом в квиддиче не оставляло сомнений, ни для кого. Гермиона, хоть и закатывала на эти разговоры глаза, никогда не возражала.

* * *

Холодный воздух наполнил лёгкие, но температура тела благодаря утеплению, оставалась вполне сносной. Они приблизились к отвесным скалам, под которыми и была нужная пещера, примерно через час полёта. Вокруг бушевало море, словно предупреждая не приближаться к входу. Ноги и руки у Гарри со Снейпом занемели от напряжения, и когда они оказались на земле, Гарри вздохнул с облегчением. Снейп спрятал мётлы в нише и зажёг на палочке свет. Гарри засунул руки в карманы куртки, согревая их. Нащупал палочку и чуть расслабился. Здесь витало зло.

– Поттер.

Гарри осмотрелся. Впереди был небольшой тёмный водоём, на вид тихий. Но у Гарри от него стыла в жилах кровь. Он посмотрел выше, где на возвышении стоял алтарь. На нём располагался стеклянный кубок с золотыми вставками. Там плескалась жидкость, в которой что-то поблёскивало.

– Поттер. Гарри, – тряхнул его за плечо Снейп. – Это он?

– Нет, – вздрогнул Гарри. – Я пока ничего не чувствую, может ближе подойти… – Гарри подошёл вплотную к воде, чтобы быть ближе к подозрительному кубку. Плохие предчувствия не оставляли его ни на секунду. Тело было напряженно, конечности похолодели, но осколок души молчал, а шрам не болел. Его ноге стало неожиданно холодно и мокро. Гарри поморщился от неприятных ощущений и посмотрел вниз. Невольный крик вырвался из его горла. Снейп обхватил его магическими путами и потянул на себя, но бесполезно.

Мёртвенно-бледные, скелетообразные существа вцепились в его ногу и держали с нечеловеческой силой. В голове возникли образы оборотня с перерезанным горлом и пожирателя, которого он на стекло откинул бомбардой. Гарри хотел достать палочку, но руки были сжаты путами, а сознание начало темнеть. Снейп уже вцепился в него руками и тянул на себя, но на него тут же напрыгнули ещё мертвецы. Их стало слишком много. Горло у Гарри сжалось холодной удавкой, а в следующее мгновение он почувствовал, как погружается в ледяную воду.

– Сэр! – успел крикнуть он, увидел перед собой полные ужаса тёмные глаза Снейпа и с головой провалился в озеро мертвецов.

В голове мелькали лица всех, кого он потерял, заставляя желать присоединиться к ним. В сознание пробивался яростный голос Снейпа с требованием бороться, но мёртвые тянули его все ниже и ниже. В пустоту, в тишину, в покой. Они звали его в чистоту бытия, спокойствие от мирских забот. Может быть…

«Идиот» – возник в голове голос Гермионы и её злое лицо.

Так не должно быть, это не его место. Рука медленно, слишком медленно, потянулась за палочкой, но воздуха почти не оставалось. Лёгкие заполнялись мерзко пахнующей трупной водой. И всё же. Умирать он не собирался. Он давно решил, что хочет жить. Лишь касание пальцем тёплого дерева палочки и в голове стали взрываться заклинания.

Протего максима, Бомбарда и Экспекто Патронум.

Лучи заклинаний заполнили пространство, разгоняя бледных существ в разные стороны. Бестелесный мерцающий олень, пронёсся рядом, и подхватил его. Гарри выкинуло из воды словно катапультой. Он приземлился в нескольких футах от воды и ударился головой, потеряв сознание.

Пришёл он в себя от того, что тело стало промерзать насквозь. Гарри открыл глаза и закашлялся. Перевернулся и выплюнул отвратительную зеленоватую воду. Во рту стоял препротивный вкус, как будто он не видел зубной щётки пару лет.

Гарри потянулся за палочкой, что лежала рядом, и резко вскочил, чувствуя, как пуховик тяжестью давит на плечи. Он посмотрел на озеро и замер. Оно снова было тихим и страшным. А возле…

– Сэр. Это же…

Снейп, тоже мокрый с головы до ног – лица не было видно за свисающими чёрными прядями, сидел возле Альбуса Дамблдора. Тот был иссушенный, бледный – мёртвый, но этот был он. Победитель Гриндевальда. Директор Хогвартса.

– Я не понимаю…

– Очень самонадеянно было появляться здесь без вас…

– Но он же самый сильный волшебник. Что ему какие-то мертвецы, – Гарри сдавленно шептал, чувствуя как по щекам текут слёзы… Смерть директора привнесла раздрай в его душу. Гарри жалел не человека, а целую эпоху, что он собой олицетворял.

– Даже самые сильные из нас прогибаются под тяжестью своих страхов. Он всегда боялся умереть. А это необычные инферналы. Они питаются страхами.

– Значит, вы и я…

– Не тот страх, что позволил бы нам потеряться среди мертвецов. Дерьмо! – вдруг выругался он. – И что прикажешь делать, старый маразматик? Сдать Хогвартс Лорду?!

– Погодите, сейчас же все взбесятся, если узнают…

Снейп кивнул, вскочил и стал мерить шагами пещеру. Он заправил мокрые волосы за уши, скинул куртку и присел перед мертвецом. Достал палочку и прикрыл глаза. Гарри тоже лихорадочно соображал. В голове снова возник голос Гермионы:

«У каждого из нас свой долг».

– Значит, – посмотрел он на Снейпа, чувствуя, как немеют конечности от холода, а дыхание сбивается от страха. Он тоже снял тяжёлый пуховик и тот мокрой тряпкой плюхнулся ему в ноги. Идея была безумная, но на другие у них не было времени. – Надо скрыть его смерть до того момента, когда это станет неважно.

Профессор ничего не ответил, лишь посмотрел на Гарри или даже сквозь него.

– Картину снимем, с Минервой я договорюсь. Уроков он не ведёт, Фадж ничего не заметит… – бормотал он себе под нос, потом резко вскочил. – Придётся просить Аберфорта. И платить ему будете вы.

Гарри даже улыбнулся, как забавно Снейп это проворчал, но тут же стал серьёзным.

– Никто не должен знать, – напомнил Снейп и посмотрев на бывшего директора направил на него палочку. Несколько взмахов, шёпот на латинском и над телом мертвеца повисла мерцающая дымка.

– Это стазис? – вспомнил Гарри одну из лекций Гермионы.

– Он самый. Беритесь, Поттер, – Снейп протянул на вид обычный свёрнутый в трубку пергамент. Портал, понял Гарри, делая несколько шагов вперёд и вдруг остановился.

– А где его палочка? – спросил он.

– Предполагаю что на дне, хотите сплавать? – скривил губы в сардонической улыбке Снейп.

– Нет, я воздержусь, – чуть усмехнулся Гарри. Ему было стыдно, но он совершенно не чувствовал внутри хоть толику жалости к умершему. Может дело было в том, что этот человек слишком часто манипулировал им, а может потому что он сам стал слишком чёрствым. Гарри посмотрел на директора последний раз.

– Почему я ничего не чувствую? – всё же спросил он, почти коснувшись пергамента.

– Вы и не должны.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю