290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Милосердие (СИ) » Текст книги (страница 15)
Милосердие (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 13:00

Текст книги "Милосердие (СИ)"


Автор книги: Роксана Чёрная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 28 страниц)

Глаза Гарри расширились и она поняла, что мысль донесла правильно.

– Люблю, – повторила она уже вслух и обняла Гарри.

Он сжал руками её хрупкие плечи и впечатал в себя, сразу проталкивая язык между податливых нежных губ. Гермиона, как могла отвечала на этот напор, поглаживая твёрдую спину. Возбуждение волнами накатывало на неё и она поняла, что не сможет долго сдерживать парня, губы которого становились всё твёрже, а руки всё настойчивее, разминая её ягодицы, и забираясь под школьную юбку, нащупывая влажное бельё. Он целовал её снова и снова, так что она начала задыхаться и стонала ему в рот, особенно когда он сжал трепетный бугорок груди, но вдруг сам отпрянул, утробно зарычав.

– Ещё немного и директорский кабинет показался бы нам идеальным местом для первого раза, – хмыкнул Гарри.

Гермиона захихикала и выкрутилась из его объятий, тяжело дыша. Она улыбалась, купаясь в любви и желании, что узлом сжималось внизу её живота. Она провела рукой по его щеке, пригладила взъерошенные волосы, что, впрочем, было совершенно бесполезно, и умчалась подальше, зная – через мгновение сама набросилась бы на любимого, умоляя взять её прямо здесь, посреди холла.

* * *

Альбус Дамблдор устало откинулся на спинку стула в круглой каморке посреди своего кабинета. Он всматривался в имена и точки на карте, идею которой когда то позаимствовал у четырёх талантливых молодых людей, лучшие из которых уже канули в небытие. Всё давно шло не по плану, который он себе наметил. О крестражах Гарри должен был узнать гораздо позднее и искать их самостоятельно, и отношений с мисс Грейнджер не предполагалось. Как теперь ему пойти на смерть? Оставалось надеяться, что он не взбрыкнёт и поможет найти оставшиеся крестражи, а там дальше…

Но самое главное, что теперь он не знал сможет ли исправить свою ошибку с именем Том Реддл. Ведь именно он когда-то рассказал ему о способах стать бессмертным и теперь с помощью Слизнорта он должен очистить своё имя, подсунув ему воспоминания, которые он считает своими. Гарри ничего не узнает. Он посмотрел на свою почерневшую руку. Ещё несколько месяцев и всё закончится. Но в истории он так и должен остаться великим светлым волшебником, а не создателем психопата убивающего младенцев.

Дамблдор нашёл на карте точку с именем Гарри Поттер, над которым, очевидно, стоял Аргус Филч, контролируя отработку. Потом отыскал вход в комнату по требованию, в которую входили Рон Уизли с Чжоу Чанг и наконец Гермиону Грейнджер, корпящую над очередным фолиантом в библиотеке. Понятно, что он не знал, чем она занимается, но нахождение точки с её именем…

Дамблдор резко вскочил, так что стул на колёсиках ударился в противоположную стену и начал искать её имя, которое резко пропало с карты, как и имя Гарри Поттера. Он обернулся, словно за ним кто-то следил, начиная понимать, что игра, в которой он так долго придумывал правила, больше ему не принадлежит.

Глава 19

Хогвартс медленно погружался в ежедневную дрёму и свет факелов в бесконечных коридорах становился глуше, словно кто-то подкрутил внутри каждого рукоятку на минимальное значение. Гарри Поттеру пришлось даже воспользоваться заклинанием «Люмос», чтобы не наткнуться носом на одну из многочисленных статуй или на заблудившуюся парочку влюблённых. Закончив самую скучную отработку в своей жизни, он спешил в гостиную Гриффиндора.

Всё-таки чистить котлы и полировать пол намного неприятнее, чем подписывать письма поклонников Гилдероя Локхарта. С другой стороны гораздо приятнее, чем набивать себе татуировку кровавым пером у Долорес Амбридж. Гарри задумался о том, где она и как стала вести себя после пропажи тёмного артефакта. Сам Гарри даже в руках его держать отказался, хотя он и манил его, как змей манил Еву в библейских писаниях.

Всё его настроение резко упало вниз, когда он вспомнил, что ему ещё предстоит сделать. Уничтожить крестражи и умудриться при этом выжить. Эти вроде бы простые планы несли за собой столько возможных проблем и ошибок, что Гарри подумал, а не сбежать ли на необитаемый остров, прихватив с собой Гермиону.

Совсем недетские мысли о хрупком теле одетом в почти ничего не скрывающий купальник, тёплом песке и прохладном море, несколько расслабили Гарри, поэтому он не заметил крадущегося в полумраке Рона, тоже возвращающегося в гостиную своего факультета. Они врезались друг в друга, как волна в скалу, во время сильной бури.

– Чёрт, Рон!

– Гарри! Ты чего так поздно? – воскликнул друг, потирая лоб.

– Я то на отработке был, а вот где ты пропадал? – он посмотрел по сторонам, словно в поисках часов, – почти три часа.

– Да я, вообще-то… – замялся Рон и покраснел. – Ну это, с Чжоу.

– Чанг? – уточнил Гарри и вдруг рассмеялся. – Три часа? Вот точно ничего серьёзного. Ну и как?

Рон, заметил что Гарри совсем не злится, поднялся отряхнул мантию и приосанился:

– Ну, отлично, если честно. Бодрит, а то, что с ней особенно церемониться не надо, ещё больше нравится.

– Вот это да. Рон Уизли – ловелас. И этот парень почти умер от переизбытка чувств после отказа Флёр Делакур, – усмехнулся Гарри.

– Эй, только не говори, что ты мне завидуешь? Ты между прочим с Гермионой и избранный.

– Ну про Гермиону полностью согласен, но вот свою избранность я бы пожалуй подарил тебе. Надо?

– Шутки шутишь? – удивился Рон. – Неожиданно для тебя.

– Сам удивляюсь, может веселящего газа в замок подвезли?

Рон рассмеялся, уловив иронию, но резко замолчал.

– Какого газа? – уточнил он.

– Веселящего. – На лице Рона было искреннее недоумение. – У Гермионы спросишь, она может тебе и лекцию прочитает.

– Лучше, пожалуй, вместо тебя на отработку схожу, – сделал испуганное лицо Рон, а Гарри кивнул. Все знали насколько Гермиона могла быть раздражающе дотошной, порой читая наизусть целые главы из книг.

* * *

На следующее утро Рон движимый любопытством всё же поинтересовался за завтраком о странном газе.

Гермиона не торопилась с ответом, тщательно прожёвывая овсянку с ягодами, а весь стол, недобро поглядывая на Рона, в страхе ждал лекцию, которая обычно занимала всё время завтрака, заставляя сидящих вокруг быстрее прожевать свою еду. Но в этот раз Гермиона удивила всех.

– Веселящий Газ или по другому закись азота это средство используемое в маггловской медицине для наркоза, то есть сна перед операциями или облегчения стоматологических процедур.

С этими словами она поцеловала в щёку Гарри, который так и остался сидеть рядом с ней, с поднесённой ко рту вилкой – с неё недавно плюхнулся в тарелку кусок омлета – встала и закинула сумку на плечо, явно, намереваясь уходить.

– И всё? – подал голос Дин Томас. – Даже не порадуешь нас пятнадцати минутной лекцией?

– Не вижу смысла рассказывать то, что никому не интересно. Времени нет. Но если ты хочешь узнать как получают газ с помощью нагревания сухого нитрата аммония, то я могу написать для тебя эссе.

Дин расширил глаза от ужаса, а несколько человек фыркнули в кулаки, скрывая смех.

– Нет, я, пожалуй, лучше займусь зельеварением, – поспешил отказаться Дин.

– Отличная идея. Гарри, вот твоё расписание. Профессор МакГонагалл раздала его ещё вчера. Не валяйте дурака с Роном, – она уже направилась к выходу, когда Гарри, прочитав мельком пергамент и закинув в себя остатки омлета, сразу помчался за ней.

– Это что за расписание? Я же плохо сдал СОВ по Зельеварению, – остановил он Гермиону, вспоминая свои оценки, полученные ещё летом. – Снейп говорил.

– Но Зельеварение ведёт не профессор Снейп, – удивилась девушка, сделав акцент на должности зельевара, уже в который раз, – Рон, ты что ничего ему не рассказал? – спросила она подоспевшего друга, всё ещё жующего завтрак.

– Не успел, – пробормотал он с набитым ртом.

– Не говори с наби… Ай, ладно, – она закатила глаза и снова посмотрела на Гарри: – Зельеварение ведёт новый профессор Слизнорт.

– Что? – удивился Гарри. – Мы же его только на днях уговаривали. Я был уверен, что он будет вести защиту от Тёмных искусств.

– Уговаривали? – не понял Рон.

– Гарри потом всё расскажет. Сейчас мне нужно спешить на занятия, а вам подготовится к следующему, – Гермиона снова развернулась в попытке уйти, но Гарри, сделав два шага, задержал её, коснувшись рукой плеча.

– Слушай, мы ведь так и не поговорили, – произнёс он так тихо, что слышала только она. Но кто сказал, что Рон не мог подойти ближе.

– О чём? – заинтересовался Уизли.

– О нас, о том как и где, ну… Гермиона помоги же мне, – растерялся Гарри.

Гермиона улыбнулась и коснулась его губ лёгким поцелуем, но сразу строго произнесла:

– Сейчас, Гарри, совершенно нет для этого времени. Ты помнишь, что вокруг творится? Мы должны думать о другом.

Она в третий раз попыталась уйти. Но Гарри, совершенно не понимающий куда делась та страстная девушка, с которой он говорил всё лето по телефону и которая вчера так страстно его целовала, вспомнив утреннюю недолекцию, нашёл решение в биологии, раз Гермиона так хорошо знакома с наукой, и крикнул вдогонку:

– А как же эволюция?! Это важно для природы!

Многие уже начали оборачиваться и посмеиваться, Рон так и вовсе расхохотался, согнувшись пополам, а Гермиона улыбнулась, забывшись от восторга, в котором пребывала от осознания желания Гарри, проговорила:

– То, что ты имеешь в виду называется «Размножение» – присущее всем живым организмам свойство воспроизведения себе подобных, обеспечивающее непрерывность и преемственность жизни посредством полового акта.

Словно услышав себя, она вспыхнула и отвернулась от Гарри, на лице которого расцвела улыбка.

– Отличная лекция Грейнджер, может быть наглядно продемонстрируешь? – веселился подошедший Блейз Забини, вслед раскрасневшейся Гермионе, но увидев взгляд Гарри, который словно уже пронзал его в сердце чем-то острым и проклятым, замолчал и поднял палец вверх.

– Ладно, расслабься, – сказал Рон Гарри, пытаясь прекратить смеяться. – Давай пока время свободное есть, список на отборочные по квиддичу составим, раз уж с половым актом у тебя не получается, – закончил он и снова рассмеялся. Гарри было конечно не до смеха, но и на друга он не обижался и улыбался глядя на Рона.

– Гарри! Эй, Гарри! – окликнул его кто-то.

Гарри оглянулся. Его догонял Джек Слоупер, один из прошлогодних загонщиков Гриффиндора, со свитком пергамента в руке.

– Это тебе, – пропыхтел Слоупер. – Слушай, говорят, ты теперь капитан команды. Когда отборочные испытания?

– Я ещё не решил, – ответил Гарри, а про себя подумал, что Слоуперу сильно повезёт, если он сумеет снова попасть в команду. – Я тебе скажу.

– Ну, ладно. Я надеялся, они будут в эти выходные…

Но Гарри уже не слушал: он узнал тонкий косой почерк Дамблдора на пергаменте. Бросив Слоупера на полуслове, он быстро пошёл прочь вместе с Роном, на ходу разворачивая пергамент.

– Он любит кислотные леденцы? – с недоумением переспросил Рон, прочитав записку через плечо Гарри.

– Это пароль для горгульи, которая охраняет его кабинет, – тихо объяснил Гарри. – Чёрт! Я как раз на пятницу хотел назначить собрание ОД.

* * *

Весь остаток дня и половину следующего Гарри так и не удалось поговорить с Гермионой. Всех студентов закрутил водоворот занятий и домашних заданий, а помня свою необразованность он постарался окунуться в него полностью. После защиты от тёмных сил, которую теперь вёл Снейп (на вопрос про возобновление тренировок, тот угрюмо покачал головой), у них с Роном оказался перерыв, а Гермиона вновь умчалась, теперь уже на нумерологию. Весь остаток свободного урока друзья гадали, как искать оставшиеся крестражи и, что ещё более важно, как их уничтожить.

Эта тема была важной, но мысли о Гермионе были гораздо приятнее, тем более, что она неожиданно перестала скрываться за старческими юбками и тяжёлыми кофтами, отдав предпочтение обычной одежде, вроде юбок до колена и белых форменных блузок. Гарри начал задумываться, а как всё-таки ухаживать за девушками? Его познания в этой области были слишком скудны. В прошлом году и на днях всё получалось, как-то естественно, само собой, да и у Рона похоже так же. В Хогсмид им нельзя, теперь ему даже подарок не приобрести, хотя мысль о том чтобы попросить Кричера, не покидала его с той ночи на Гриммо. Не будет же он, в самом деле, как оголтелый гоняться за ней по всему замку.

Гарри подумал, что уже скоро начнёт тихо беситься и ревновать её к учебе, чего делать категорически нельзя. Знания Гермионы не раз и не два спасали им всем жизнь и, возможно, только она и сможет, найти способ избавить его голову от осколка души Волдеморта.

Прозвенел звонок на сдвоенный урок зельеварения, и Гарри с Роном бросились знакомой дорогой вниз, в подземелье, в классную комнату, где так долго царил Снейп, по дороге встретив Гермиону, которая в очередной раз просто поцеловала Гарри в щёку.

Когда они подбежали к дверям класса, оказалось, что продолжать обучение на уровне ЖАБА решились не больше дюжины человек. Ребята с Когтеврана, с которыми они были в Министерстве, и которые шёпотом высказали одобрение представлению с Малфоем. Многие Слизеринцы не потеряли интерес к предмету, который вёл теперь не их декан. Нотт кивнул Гарри, а Блейз подмигнул Гермионе, хотя уже давно попал в список людей, которых Гарри хотел убить. Очевидно свою жизнь Блейз не слишком высоко ценил. Наконец появился Малфой, заняв место поодаль от остальных и ни на кого не обращая внимания.

– Гарри, – сказал Эрни Макмилан с Когтеврана с важным видом, протягивая ему руку, – я не имел возможности поговорить с тобой вчера на защите от Тёмных искусств. На мой взгляд, урок был хороший, но, конечно, Щитовые чары – это старый трюк для нас, ветеранов ОД… Рон, Гермиона, как поживаете?

Они успели только ответить «нормально», когда дверь классной комнаты открылась и показался сперва живот Слизнорта, а уж потом и он сам. Радостно улыбаясь из-под пышных, как у моржа, усов, он одного за другим пропускал учеников в класс, причём с особенным энтузиазмом приветствовал Гарри и Забини, которых хотел видеть в своём клубе Слизней.

В подземелье непривычно клубился разноцветный пар и витали удивительные запахи. Гарри, Рон и Гермиона с интересом принюхивались, проходя мимо огромных котлов, в которых что-то кипело и булькало.

Гермиона села с Роном, а Гарри ничего не оставалось, как сесть с Эрни. Боится она его что-ли?

Гарри почувствовал запах исходящий от котлов и поймал себя на том, что дышит глубоко и медленно, и пар от зелья понемногу наполняет его до краёв, словно чудесный напиток. Его охватило ощущение невероятного довольства; он улыбнулся Рону через стол, и Рон лениво улыбнулся в ответ.

– Ну-те-с, ну-те-с, – проговорил Слизнорт; очертания его массивной фигуры мерцали и расплывались в мареве многоцветного пара. – Все достали весы, наборы для приготовления зелья, и не забудьте учебники «Расширенный курс зельеварения»…

– Сэр! – поднял руку Гарри.

– Гарри, мой мальчик?

– У меня нет учебника, и весов, ничего нет… И у Рона тоже… Понимаете, мы не знали, что нам можно будет продолжить курс…

– Ах да, Минерва что-то упоминала… Не волнуйтесь, не волнуйтесь ни о чём, мой милый мальчик. Сегодня вы можете взять ингредиенты из моего шкафа, и какие-нибудь весы для вас найдутся, и ещё имеется небольшой запас старых учебников, можете пользоваться первое время, а там напишете во «Флориш и Блоттс»…

Пока Слизнорт объяснял чем они будут заниматься в этом году и что это за зелья в котлах. Гарри с Роном устроили шутливую баталию за новый учебник расширенного курса. Они толкались и пинали друг друга, словно сорванцы из произведений Марка Твена, но Рон всё же вырвал победу, и Гарри пришлось взять то, что осталось.

Они сели на свои места, как раз в тот момент, когда Слизнорт задал какой-то вопрос и указал на котёл рядом со столом слизеринцев. Гарри приподнялся со стула и увидел, что в котле кипит жидкость, с виду похожая на обыкновенную воду.

Гермиона отработанным движением подняла руку раньше всех, Слизнорт указал на неё.

– Это сыворотка правды, жидкость без цвета и запаха, которая вынуждает того, кто её выпьет, говорить правду, – сказала Гермиона, а Гарри тем временем, увидев перед собой юбку взметнувшуюся, как флаг, не выдержал и тронул её показавшееся обнажённое бедро. Она тихо вскрикнула и недобро взглянула на него.

– Очень хорошо, очень хорошо! – одобрил Слизнорт, не обращая внимания на драму за столом гриффиндорцев. – А теперь… – он указал на котёл возле стола когтевранцев. – Это зелье также широко известно… В последнее время не раз упоминалось в министерских брошюрках… Кто знает?..

Гермиона снова быстрее всех подняла руку.

– Это Оборотное зелье, – сказала она и шлёпнула Гарри по руке, которую он снова к ней потянул. (Нотт толкнул Блейза, указывая на поступок Гермионы, и они наконец нашли занятие поинтересней, чем лекция профессора).

– Отлично, отлично! Ну, а это… Да, моя дорогая, – сказал Слизнорт, слегка ошарашенный активностью Гермионы, которая снова подняла руку.

– Это Амортенция! – воскликнула Гермиона и наклонившись к Гарри прошипела: – Ещё раз…

– В самом деле. Как-то даже глупо спрашивать, – сказал потрясённый Слизнорт, – но вы, вероятно, знаете, как оно действует?

– Это самое мощное приворотное зелье в мире! – сказала Гермиона, отвлекшись от веселящегося Гарри, которому занятия по Зельеварению начинали нравится всё больше и больше.

– Совершенно верно! Вы, видимо, узнали его по особому перламутровому блеску?

– И по тому, что пар завивается характерными спиралями, – с большим воодушевлением ответила Гермиона, – и ещё оно пахнет для каждого по-своему, в зависимости от того, какие запахи нам нравятся, – например, я чувствую запах свежескошенной травы, и нового пергамента, и…

Тут она слегка порозовела и не закончила фразу. Гарри очень надеялся, что эта реакция связана с ним.

– Позвольте узнать ваше имя, моя дорогая? – спросил Слизнорт, будто не замечая смущения Гермионы.

– Гермиона Грейнджер, сэр.

– Грейнджер… Грейнджер… Вы, случайно, не в родстве с Гектором Дагворт-Грейнджером, который основал Сугубо Экстраординарное Общество Зельеваров?

– Нет, не думаю, сэр. Видите ли, я из семьи магглов.

Гарри заметил, как Малфой злобно ухмыльнулся, но после слов профессора резко скривился, словно перед ним поставили тарелку полную тухлых яиц.

– Ага! «Моя девушка – из семьи маглов и учится лучше всех на нашем курсе»! Полагаю, это и есть та девушка, о которой вы говорили, Гарри?

– Да, сэр, – сказал Гарри.

– Очень хорошо, мисс Грейнджер, примите заслуженные двадцать очков в пользу Гриффиндора, – добродушно проговорил Слизнорт.

Гермиона счастливо улыбаясь повернулась к Гарри чтобы поблагодарить, но заметив куда тянется его рука, зарычала и, пробурчав что-то про неудовлетворённых подростков, под удивленные взгляды заставила Гарри сесть на её место, заняв при этом его.

Рон толкнул Гарри в бок и напомнил про квиддич.

– Облом друг, лучше к матчу готовься. Похоже шансов поймать снитч у тебя больше, чем…

– Рон, заткнись, иначе все свои домашние работы будешь списывать у Чанг. Если, конечно, время найдётся, – прошипела Гермиона.

Гарри с Роном съёжились, переглянулись и фыркнули в кулаки. Грозной Гермиона могла притворяться сколько угодно.

Спустя час кропотливой работы над зельем Живой смерти, Гермиона вне себя от злости набросилась на Гарри.

– Да как ты мог выиграть. Ты не мог сварить его лучше, чем я! – было видно, что первое в жизни поражение в учёбе задевает её за живое.

– Это не я, – оправдывался Гарри. – Это всё учебник, – он показал ей потрёпанную книгу.

– О, ужас! Что за варвар пользовался ею?! – она взяла книгу в руки и кинула восстанавливающее заклинание, но ничего не произошло. Она раскрыла её и снова ужаснулась. – Да какой же идиот пишет в учебнике? – возмутилась она громко, но её голос становился всё тише, по мере того как она вчитывалась в строчки. – Хм, интересный способ. И что ты действовал по этим записям?

– Да, – ответил немного ошарашенный Гарри.

– Я пожалуй проверю её, и почитаю.

– Эй, она и мне нужна.

– Я отдам, – не глядя ответила Гермиона, вчитываясь в тонкий почерк. – Когда всё прочитаю и перепишу себе. Здесь может что-то нам пригодится для… – она подняла взгляд и, убедившись, что никто не слушает, прошептала: – Для крестражей и твоей головы.

– Да, с тобой я точно скоро свихнусь, – простонал Гарри вслед уже ничего не замечающей Гермионе.

Рон хлопнул его по плечу и наигранно посочувствовал:

– Да, друг. Теперь я похоже рад, что ты забрал её себе. Тут и Авада была бы милосердием.

К концу недели, перед занятием с Дамблдором, которое было назначено как раз на пятницу, Гарри сидел в гостиной Гриффиндора с книгой по Трансфигурации, рядом с Гермионой, которая в очередной раз погрузилась в мир знаний. Гарри чувствовал, что начинает злиться. Гермиона практически игнорировала его. Поцелуй в щёку или лёгкое касание губ не имели значения, и никакие намёки она не понимала. Даже прижатая к стене она умудрялась тонко сбежать, так не одарив Гарри простым поцелуем. Вот и сейчас она сидела обложившись книгами, что-то упорно переписывала. Постоянно поглядывая в небезызвестный учебник принадлежащий Принцу полукровке.

– Ты выяснил кто это? – спросила Гермиона, продолжая писать.

– Когда-то в школе училась Эйлин Принц, чистокровная ведьма. Это всё, что я нашёл, – пробурчал Гарри, осмотревшись по сторонам.

Без близнецов Уизли, которые сейчас занимались собственным бизнесом, на деньги подаренные Гарри, как чемпиону тремудрого турнира, здесь было уныло и скучно. Несмотря, на количество народу и то, как уютно поблёскивал огонь в камине. Рона опять не было, как и Невилла с Джинни. Он впервые в жизни чувствовал зависть, и это ему не нравилось. Надо думать о крестражах, а получалось только о Гермионе и их незаконченном деле. Его раздражало всё, особенно Нотт, который постоянно намекал на какой-то важный разговор. К концу недели он чувствовал страстное желание утопиться в Чёрном озере или кого-нибудь убить, от сочувствующего взгляда Рона и как будто понимающего – Нотта. Теперь уже и встречи с Дамблдором он ждал с нетерпением, чтобы хоть как-то скрасить будни.

– Это, всё что ты нашёл? – подала голос Гермиона, на что Гарри раздражённо рыкнул.

– Я свою девушку уже который день найти не могу. Она зарылась на страницах книг, теперь вот думаю может мадам Пинс попросить мне карту составить, чтобы найти её.

Гермиона улыбнулась, не поднимая взгляда, но перо, которым она строчила, замерло. Гарри стал подмечать детали, которые раньше не имели значения. Как она заправляет волосы за уши, как наклоняет голову, когда размышляет о чём-то, как возбуждённо рассматривает новую книгу, так что грудь начинает трепыхаться под белой блузкой. Нет, решительно он сходит с ума.

– Это совершенно не смешно, – возмутился он.

Гермиона взяла палочку взмахнула ей, что-то прошептав на латыни, потом ещё раз. После чего резко к нему повернулась и оседлала, чем несказанно его удивила, так что он охнул от неожиданности. Он посмотрел по сторонам, всё же не самое удачное место для таких экспонирований. Но в гостиной ровным счётом ничего не изменилось, все занимались своими делами, словно Гермиона не сидела на нём, в позе больше подходящей для занятий любовью.

– Что ты сделала? – прохрипел Гарри чувствуя прилив крови во вполне определённом месте. Юбка Гермионы задралась, демонстрируя белую кожу бёдер, и Гарри, почти не соображая, провёл по её ногам руками, забрался под юбку и сжал ягодицы.

– Иногда, зарывшись в учебники, можно узнать много интересного, – негромко сказала Гермиона и потёрлась носом о щёку Гарри. – Эти заклинания применяют для отвлечения внимания. Очень удобно, я считаю. Вот я и попробовала.

– Очень удобно, – полностью согласился Гарри и сразу же напал на её губы, и целовал так, словно отыгрывался за неделю бездействия. Его пальцы уже проникли под бельё, а руки Гермионы, до этого покоившиеся на его шее, стремительно спустились к поясу брюк и взялись за пряжку. Она проникла пальцами внутрь и нащупала влажную головку твёрдого члена, но резко отдёрнув руку, вскочила на ноги.

– Ну, что? – простонал Гарри и в его голосе была вся скорбь мира.

– Я не знаю сколько действует это заклинание, не хотелось быть распластанной на диване под взглядами всего факультета, – возбуждённо проговорила Гермиона, одёргивая юбку и сжимая колени, по которым явственно прошла дрожь. И словно в подтверждение её слов, дымка вокруг них, как-будто, рассеялась – звуки смеха и голосов стали громче. – Тебе надо к Дамблдору, – она посмотрела на наручные часы. – Пойдём, я провожу тебя.

– О, да? – воодушевился Гарри, зная сколько по пути отличных потайных ходов, в один из которых можно затянуть Гермиону. Что впрочем он и сделал, заставив её вскрикнуть, но подчиниться.

– Ты не любишь меня, – произнёс он тоном обиженного ребёнка, за что был награждён пинком в голень. – Ай!

– Это тебе за ересь, которую ты несёшь, – объяснила Гермиона. – Отношения людей не упираются только в секс.

– Да, я знаю. Я без этого могу. Просто, – он не знал, как объяснить, чтобы не выставить себя полным извращенцем. – Я думаю о тебе с прошлого года. Даже не знаю, когда именно это началось. Потом это лето, разговоры, – он уже прижимал раскрасневшуюся девушку к себе, обнимая за талию. – И эта чёртова иллюзия. Понимаешь, мне нужно…

– Доказать самому себе, что я только твоя? – подсказала Гермиона, поняв, что Гарри хотел сказать.

– Вот видишь, ты всегда всё знаешь лучше всех. Теперь найди адекватную причину тому, что эту неделю я был в немилости.

Гермиона потупила взгляд и начала почти что мямлить:

– Причина есть. И не одна. Но скоро…

– Давай по порядку. С некоторых пор мне нравится знать все в подробностях, – прервал её Гарри.

– Ну хорошо. Безопасность.

– Я…

– Дослушай, пожалуйста. Всю неделю пока ты был в больнице я не принимала те самые таблетки.

– Те самые? – уточнил он.

– Да, магловские и только вчера закончила варить противозачаточное, – проговорила Гермиона, обняв его за шею.

– Значит… – возбуждённо прошептал Гарри и передвинул руки, положив Гермионе на грудь, но она сразу убрала их.

– Подожди, – улыбнулась она. – Помнишь я тебе рассказала про карту в кабинете Дамблдора?

Гарри замер и нахмурился.

Сейчас он должен спешить к человеку, который когда-то казался ему великим, а на деле был просто манипулятором. Он помнил свою реакцию на информацию об этой карте, хоть Гермиона и старалась преподнести её мягко. Он метался по комнате и раскидывал вещи, как и в тот вечер после битвы в министерстве, но уже без магии, словно тренируя мышцы, ставшие крепче после ежедневных пробежек. Когда-то он бегал от кузена, теперь чтобы снять напряжение.

– Ты забыл, а я вот помню, – продолжила она, – и мне очень не нравится, что он за нами наблюдает, пусть и не круглосуточно.

– Ну соединятся наши точки, что в этом такого, – не понял Гарри, сбросив плену ненависти.

Гермиона поёжилась, словно подуло прохладным ветром.

– Мне это неприятно. Как будто он будет через стекло за нами подглядывать. Я вряд ли смогу расслабиться.

– Так, ладно. Ты что-то придумала? – решил форсировать разговор Гарри.

– Конечно.

И Гермиона деловито рассказала, невзирая на волны возбуждения перекатывающиеся по её телу, о том, как нашла заклинание, способное убирать любой дом с карт и радаров. И применила его на себе, Гарри и Роне.

– Но мне нужно понять, подействовало ли оно, – закончила она свой рассказ.

– А как?

– Мантия у тебя с собой? – вопросом на вопрос ответила Гермиона.

– Да. И до сих пор не знаю, как тебя благодарить, за то что ты отговорила меня тогда брать её с собой.

– Я не знаю как, Гарри, – сказала Гермиона после лёгкого поцелуя в губы. – Но тебе надо посмотреть на ту карту. Есть ли там наши точки?

– А карта мародёров? – вспомнил он.

– На ней нет, но я не знаю, что за карта у директора. Она ведь может быть другой, всё-таки, несмотря на всё твоё недоверие к нему, ты должен признать, что Дамблдор великий волшебник.

– Великий лгун, – не удержался Гарри.

– Порой ложь предпочтительнее правды. Думаю, ты был бы рад оставаться в неведении насчёт поведения мародёров в школе, – сказала Гермиона и осеклась, вспомнив про Сириуса, который собой закрыл Гарри. – Извини пожалуйста.

– Забудь. После этого столько всего произошло, – отмахнулся он и вдруг резко перевёл тему: – Как считаешь, мне нужно согласится на разговор с Ноттом? Что он мне такого пытается сказать?

– Думаю, да, – медленно произнесла Гермиона. – Он очень настаивает. Только надо быть осторожным и взять с собой Рона или меня.

– Знаешь? – улыбнулся Гарри. – Я рад, что несмотря на всё, что теперь происходит между нами, мы можем, так же как раньше, разговаривать и что-то обсуждать.

– Гарри, ну конечно. Я навсегда останусь твоим другом.

– Лучше бы ты навсегда была просто со мной, если я не умру, – уточнил он.

– Ты не умрёшь. В этой твоей, кстати очень опасной книжке, есть несколько записей натолкнувших меня на интересные идеи. Гарри время, – сказала она, когда он вновь потянулся к её губам. – Тебе нужно идти.

Близость Гермионы с недавних пор стала просто опьяняющей, как и то зелье на занятии Слизнорта. Гарри словно в тумане кивнул, посмотрел на дверь и снова поцеловал Гермиону, которая, несмотря на всю свою строгость и неприступность, сопротивлялась не более пары секунд. Они целовались жадно, словно прямо сейчас готовы были отдаться друг другу в этом тёмном, пыльном переходе, где в свете палочек виднелись только лица, донельзя смущённые и возбуждённые.

– А ещё, – тяжело дышала Гермиона, сумев оторваться от Гарри. – Я не подходила к тебе, потому что знала, что не захочу останавливаться, если ты захочешь…

Гарри не дослушал. Из самого его сердца, быстро разгонявшего кровь по венам, вырвался стон и он, подняв Гермиону над полом, снова её поцеловал, но теперь всё быстро не закончилось. Его руки наконец добрались до тяжело вздымающейся груди, расстегнули пуговицы и накрыли холмики с возбуждёнными вишенками сосков. Он нашёл их губами и сжал, всасывая в себя, как давно мечтал, и говорил Гермионе, что сделает это. Фантазии были бледным светом по сравнению с радугой ощущений возникших в его и её теле. Гермиона застонала и вцепилась Гарри в волосы, прижимая его голову к себе ещё плотнее.

Она продолжала в бреду шептать «Гарри», обвивая его ноги за спиной и сама потираясь промежностью, об давно на всё готовый член, пока они не услышали шорох за дверью, резко отпрянув друг от друга. Подозрительный звук прекратился и замершие подростки рассмеялись.

– Я говорил, как ненавижу этот замок? Но теперь понятно, о чём ты говорила. Один поцелуй и мы готовы раздеться, – резюмировал он.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю