290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 9)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 20 страниц)

– Как скажешь, – тяжело вздохнув, цект поднял меня, прижал к себе, и мы поплыли вверх. Или полетели. В общем, вознеслись.

Помня о синем огне, глаз я так и не открыла, спрятав лицо на груди молчаливого мужчины и обхватив его всеми лапками. Обнимать почти голого мужика неприлично, но в тот момент об этом не думалось. Даже вернувшийся в родные пенаты, то бишь в мою черепушку, страх и то подташнивало, чего уж говорить о желудке? Одна радость – ни пообедать, ни поужинать сегодня не удосужилась. Хоть какой-то плюс.

В какой-то момент давление окружающего пространства усилилось. Странный острый запах стал почти невыносимым, «вуаль» обняла ещё плотнее, забиваясь в нос и рот. Мама-а-а-а…

Истерика подняла голову и двинулась на меня, выпучив шалые глазюки. Я зажмурилась до чёрных точек в глазах, но её это не смутило. Раззявив рот, истерика набрала воздуха в грудь, готовясь устроить децибельную атаку, но тут мы вынырнули.

– …ашка! Ты куда пропала?! – Алькин вопль в голове оглушил. – Зараза! Ты совсем офигела, мать! Я ж беспокоюсь!

– Жива я, жива, – ответила верещащей благим матом подруге. – Скоро буду у вас, не ори.

– Ташка! Почему я тебя потеряла?! Ты…

– Потом, Аль. Подожди, очухаюсь немного и свяжусь с тобой.

– Сейчас! Я не смог…

Очередной вопль Шаксус Джера я недослушала, мысленно опустив между нами кирпичную стенку. В ушах звенело, голова кружилась, желудок пытался обрести свободу. В смысле выйти наружу.

– Рой, можно, я тебя потом покусаю? – простонала я, сползая по мужику на землю. – Вот полежу чуток и покусаю. Ладно?

– Зачем? – Цект опустился рядом и озадаченно уставился на меня. – Ты так голодна? Не знал, что люди питаются демонами. К тому же у нас очень плотная кожа. Её и ножом-то не всяким проткнуть можно, а ты зубами собираешься? Вряд ли твоя затея закончится благополучно.

– Ничего, я упрямая. Последним зубом, но проковыряю, – выдохнула я вяло. – Так оно даже лучше. Мучительнее…

– Эм…

Распластавшись на влажном песке, я смотрела на звёзды и наслаждалась прикосновениями ветра, запахом ночной свежести и самым обыкновенным, но зато прозрачным и даже как будто сладким воздухом. Шорох песчинок, клёкот птички, которую я так и не рассмотрела в темноте… Как хорошо-о-о-о…

– Ты не демон, – улыбнулась, ощупывая песочек. Нормальный, человеческий песочек, пусть даже синий и мокрый. Никакого студня, киселя или вязкого тумана. – Рой, ты креативный садист!

– Хм… это комплимент или наоборот?

– Не бери в голову, – отмахнулась я. Бузить не хотелось. – Ты почему сразу не рассказал про Санну? Всё бубнил и бубнил одно и то же, как старая пластинка.

К слову, «вуаль», позволяющая дышать под землёй, исчезла, превратившись в стоящую дыбом зелёную гриву.

– Говорить больно было, – признался цект, пожав плечами. – Когда очнулся от забвения, магии было совсем немного. Едва хватило добраться до её источника.

– Угу, и этот самый источник коварно умыкнуть!

– Да, – Рой согласно кивнул. – Прости, но у меня не было иного выхода.

– А попросить не судьба? – скептически фыркнула.

– А ты бы согласилась? Или твои спутники? – вопросом на вопрос ответил песчаный демон. – Я не имел права рисковать единственным шансом возродить Санну.

– К твоему сведению, магия и так уже возвращается на Шайдар, – усмехнулась я. – Всё возродилось бы само собой, разве только чуть позже.

– Я этого не знал, – без тени сожаления сказал цект.

– Ладно, проехали.

В глубине души я признавала некоторую правоту демона. Может, Санна и возродилась бы, но Рой наверняка не дожил бы до этого момента. Если уж, едва очнувшись, почувствовал источник магии, пробудивший его, да ещё на довольно приличном расстоянии, значит, цект – по своей сути тварь магическая. Без силы он долго бы не протянул, а пока магия на Шайдар возвращается неравномерно, и всё больше поблизости от меня.

– Кстати, а чего ты мордой в песок лежал?

– Дышал, – улыбнулся виновато. – Не хотел демонстрировать слабость, но все силы ушли на перенос сюда. В сердце бури дышать полегче, всё же песок кругом, но вот так, воздухом… больно очень, горло дерёт. Чуть не задохнулся. Спасибо за воду, кстати.

– Стоп, – я села и обняла себя за плечи. – А каким боком тут вода? Я думала, дело в магии.

– И в ней тоже, – кивнул цект. – Понимаешь…

Оказалось, демоны пустыни дышат смесью воды, воздуха, песка и магии. Наличие одного или нескольких элементов может на какое-то время компенсировать отсутствие прочих, но рано или поздно начинается нечто вроде кислородного голодания. Если откровенно, я мало поняла из разъяснений Роя, да и не особенно стремилась. Просто приняла к сведению, как данность, не заморачиваясь.

По смыслу, цект очнулся от притока магии. Оглядевшись, увидел впавшую в спячку Санну, лишённую сразу и воды, и магии, и воздуха, который обеспечивали первые два элемента. Кое-как выбравшись из-под земли, Рой отправился на поиски источника силы, чтобы пробудить свой мир и сородичей. Нашёл. Дождался подходящего момента и умыкнул. Собственно, на этом всё.

Когда мы приземлились над Санной, силы оставили демона окончательно. Отсюда и надсадный кашель, и странное поведение. Наколдовав воду я, пусть и нечаянно, попала в точку, сотворив пригодную для демона атмосферу в миниатюре. Хотя, «атмосфера» – это ведь только про воздух, а там ещё песок, вода и сила… Тфу, не важно! Кроме одной детали.

– Послушай, – едва Рой закончил очередную фразу, я встала и, окинув его взглядом, отвернулась.

Призрачная тряпочка в районе бёдер отнюдь не скрывала по-мужски сухой и поджарой фигуры, и от этого мне было не по себе. Даже с эстетической точки зрения оценивать цекта не было ни малейшего желания. Зато меня очень беспокоила неожиданная активность Нашкара.

Последнее время амулет эмоции не передавал, а тут… Если поначалу я просто нервничала, боялась и чувствовала себя виноватой перед друзьями, то сейчас тревога взяла за ребра стальными когтями. Но то была моя тревога, а вот… кроме неё на меня волнами накатывали ярость, гнетущее беспокойство и решимость… оторвать кому-то голову. И это были не мои чувства! И не Алькины. Её эмоции я бы узнала сразу. Так чьи?

Лагерь искателей и не только.

– Она жива, – с облегчением выдохнув, известила Шаксус Джер окружающих её нелюдей. – Говорит, скоро здесь будет.

– Я её выпорю, – мрачно пообещал орк, опускаясь на землю. – Сначала обниму, уверюсь, что все кости целы, а потом выдеру, как маленькую.

– Надейся! – фыркнул Серт, скрывая облегчение за ироничной ухмылкой. – Хартад и пальцем её тронуть не позволит.

– А жаль, – добавил Габриэль угрюмо. – Вдруг помогло бы?

– Вряд ли, – потирая виски, признал очевидное Варук. – Видно, судьба у сестрёнки такая, все неприятности по пути собирать.

– Но, согласись, – Сератаниралиэль положил руку ему на плечо. – Таша каждый раз выходит с честью из любой ситуации. Может, так и должно быть?

– Мне бы твой оптимизм, – тяжело вздохнул Габи.

– Угу, – орк скрипнул зубами, – Когда эта неугомонная девчонка немыслимым образом влипает в неприятности, у меня сердце в пятки уходит. Ведь и вправду, несмотря на всю силу, просто наивная добрая девочка.

Дроу стояли молча, с непроницаемыми лицами глядя на искателей и Шаксус Джеров.

– Ты ей сказала? – Грей махнул чёрным хвостом, отодвигаясь от прозрачной стены купола, перекрывающего не только вход, но и выход из лагеря.

– Не успела, – недовольно рыкнув призналась Алька и легла, прикрыв лапами голову. – Ташка меня убьёт!

– Так выпусти меня, в конце-то концов! – если бы на угольной шкуре была шерсть, непременно встала бы дыбом, а так телохранитель тарухана просто передёрнулся и зашипел, как закипающий чайник.

– Не могу, – почти писк. – если что-то случится и с тобой, Ташка ещё и над моим хладным трупиком поизгаляется – покрасит в зелёный цвет и нарисует смайлики.

– Но почему?!

– Потому что он улетел, а ты убежишь. Чувствуешь разницу?

– Чувствую! Но я не о том. Почему я не могу пробить твою защиту? Ты же мою смогла! А сил у меня больше, ведь Унар…

– Ха! – немедленно вызверилась Шаксус Джер, подскакивая. – Это ещё надо посмотреть, у кого сил больше! К тому же, на Ташку магия почти не действует, а вот на тарухана – ещё как! А мы с тобой их проекции и, значит …

– О чем это вы? – подала голос Мергалиэлла.

Сама по себе перепалка двух мифических монстров её не слишком взволновала. Все уже привыкли, что эта парочка постоянно ссорится. Причём первым всегда вспыхивал красный Шаксус Джер, да и последнее слово за собой оставлял он же, но, что любопытно, почему-то у всех неизменно оставалось стойкое ощущение, что победителем из схватки выходит чёрный.

– Не важно, – отмахнулась Алька и легла, мрачно уставившись на гипнотизирующего стенку купола Грея. – Всё равно, Ташка меня убьёт…

Глава 11 Хорошо, когда магия под рукой

Таша

Давление чужой ярости всё нарастало, и я решилась.

– Я всё понимаю и не злюсь на тебя, – проговорила, поёживаясь от нервного озноба, – Но теперь Санна пробудилась, источник, особенно если озаботитесь оградить его от ветра и песка, даст достаточно магии и воды, чтобы вы продержались до полного возвращения магии на Шайдар. А раз так, верни меня обратно! И чем быстрее, тем лучше.

Вообще-то, я собиралась попросить демона добыть какую-нибудь тварюжку для колеса и указать направление, но тревога подгоняла. Кажется, у моих не всё благополучно. Придётся пожертвовать транспортом. Жалко, но сейчас скорость важнее.

Демон согласно кивнул и протянул руку. Песчинки возле его ступней принялись закручиваться крохотными вихрями и, прикусив губу, я тяжело вздохнула, морально готовясь провести следующие полчаса в сердце бури и, что напрягало заметно больше, в обнимку с полуголым демоном. Но никуда не денешься, перетерплю. Шагнув к Рою, я вложила свои пальцы в его ладонь.

– Прости, что так настаиваю, но у меня сердце не на месте и…

Тут совсем близко раздался полный гнева клёкот и, оборвав меня на полуслове, с неба камнем упала огромная птица.

Я взвизгнула. Рой рывком задвинул меня за спину, загораживая собой от опасности, а в следующую минуту вместо одного почти голого мужика на мерцающем синем песке стояло уже двое. Угу, вот только второй был обнажён полностью.

На могучем теле нового члена нашей компании вздулись мышцы. Лунный свет серебристыми бликами прильнул к ровной коже, словно лаская её и дразня моё воображение. Ух-х-х… Не мужчина – мечта! Длинные красивые ноги, поджарый живот, узкие бёдра, широкая грудь, плечи… Настоящее воплощение эротических фантазий во плоти! А уж лицо! Желваки ходуном ходят, волосы растрёпаны, губы сжаты, зубы скрипят… Угу. И полный убийственной ярости взгляд!

Мамочки… Вот и пришёл ко мне большой и толстый кирдык… Правда, сначала к цекту прилетел кулак. Прямо в лицо и с такой силой, что демона отшвырнуло от меня метра на три. Я едва отскочить успела!

Хартад… И почему ты появился именно сейчас, а не минутой раньше? Почему именно в тот момент, когда почти голый цект прижал меня к себе, собираясь перенести к друзьям? Впрочем, «как» и «почему» после.

Тарухан, молча скрипя зубами, двинулся к упавшему Рою с таким зверским выражением на лице… Ой-ой-ой… Сразу видно, сейчас объяснять что-либо или убеждать любимого притормозить с местью бессмысленно. Не услышит просто.

Я решила совместить приятное с полезным и кинулась любимому на шею.

– Солнце, как ты меня нашёл?! – наплевав на приличия во имя жизни, я обезьянкой повисла на разъярённом женихе, обвив его торс ногами.

Автоматически подхватив одной рукой под попу, Хартад придержал меня за спину второй ладонью.

– Рад, что ты не ранена, – пробормотал он хрипло, при этом не отводя взгляда от уже поднявшегося с песка Роя. Я покоилась на цекта. Вот засада! Лицо удивлённое, но злое, и кулаки сжаты. Будет драться, лось ему в печень.

– Любимый, не злись, пожалуйста! – прижимаясь щекой к окаменевшему подбородку, взмолилась я. – Рой ничего такого не хотел! Просто…

– Ро-ой? – прошипел тарухан и вот тут я по-настоящему испугалась, потому что Хартад решительно отцепил меня, поставил на землю и та-а-к выразительно смерил взглядом… полуобнажённую фигуру демона, что…

– Так вот в чём дело! – хлопнув себя по лбу, воскликнула я, осознавая причину ярости. – А я думала, ты злишься из-за похищения!

– Так и есть, – больше рычание, чем голос, и я не успела даже открыть рта, как тарухан смазанной полосой метнулся к демону, а тот…

Пару секунд я растерянно моргала, глядя на две стремительные тени, мечущиеся напротив. Эм… И как это понимать? Вернее, не так – как это разнимать?! Я ж ни того ни другого не вижу!

– Ребят, ну прекращайте уже это безобразие!

Ноль внимания и фунт презрения. Я прикусила губу. Ну погодите у меня…

Хорошо, когда магия под рукой! Подумав, я наколдовала теннисных мячиков, чтоб были тяжёлые, но не слишком, и принялась швырять их в активно дёргающееся размытое пятно. Надеялась хотя бы привлечь внимание, но впустую. Хартад с Роем на мои потуги внимания не обратили. Как я ни старалась, оба мужчины умудрялись уворачиваться, даже не замедляясь. Желание вместо мячиков запустить в них сковородкой буквально билось в мозгу, но эдак можно и покалечить. Блин. Поджав губы, я скрестила руки на груди и плюхнулась на песок.

Нет, убить они друг друга не убьют. Хартад побоится меня шокировать, а Рой… ну, он уже понял, откуда взялся тарухан, и не рискнёт злить спасительницу своей драгоценной Санны. Источник можно ведь и перекрыть, а моё к Хартаду отношение благодаря обезьяним «повисаниям» цект правильно расценил. То есть… они будут тупо молотить друг друга, пока не выяснят, кто тут самый крутой перец? Мужчины! А ведут себя, как дети.

Лезть в драку было глупо. За движениями вошедших в раж нелюдей я уследить не могла, а если ненароком под удар попаду, точно не выжить. А учитывая все обстоятельства, не выжить всем и сразу.

Криком тоже ничего не добиться. Эти… самцы сейчас ничего не слышат. Да уж, ревность – страшная сила! Хм… Как там в восточных единоборствах? Используй силу противника? Точно!

Потихоньку отползая к транспортной платформе, я продумывала детали коварного плана. Идея коварно скалилась и потирала ладошки. Против такого Хартад точно не устоит, а его ревность выступит на моей стороне! Там-та-дам… Тра-та там…

Вскарабкавшись на импровизированную сцену, я, нервно хихикая, торопливо наколдовала огромную ванну на изогнутых чугунных лапах. Причём ванну прозрачную! Чтоб веселее было, так сказать. Потом, наполнила её горячей водой и пеной. Оценив полученное, добавила эффект джакузи и подсветки дна. Красота! Заодно и помоюсь. Совмещу приятное с полезным. Кстати…

Прищурившись, я окинула платформу хозяйским взглядом. Ага, вон там будет надстроечка для эльфов, слева для Правителя с Мерги, угу, и ещё вот здесь… и тут немножко.

Справившись с обустройством, чтобы потом на это не отвлекаться, я на секунду прикрыла глаза. Наглость спряталась за спину смущению, но стеснению бой! Ухватив наглость за шкирку, вытащила её на свет Божий и встряхнула, приводя в чувство. Начинаем концерт без заявок!

Напевая в полголоса, я медленно стянула свитер.

Мокрый песок посыпался на пол. Плавное движение бёдер, и, не отрывая взгляда от мутного пятна, которое сейчас представляли собой мой любимый тарухан и совсем не любимый демон, я сняла водолазку. Надо бы окликнуть их или хотя бы петь погромче, но стрёмно и стыдно.

Оставшись в футболке и штанах, я пожалела, что не одела утром что-нибудь более подходящее для раздевания. Хотя бы на молнии, а то стягивать через голову как-то не очень эротично. Вспомнив про кружевное бельё, покраснела. Вот уж там точно эротично будет…

Наглость снова попыталась свалить, но не тут-то было! Я закрыла глаза и представила, что никакого Роя тут нет и не было, а для Хартада… Рывком стянув футболку, я переступила ногами, стягивая штаны, а дальше… Тело отозвалось на призыв воображения само.

Я повела плечами, ладони скользнули вниз по рукам, а голос разнёсся над безлюдными песками пустыни, залитой лунным светом:

– Направляй меня своею рукой, заслони собой от полнолуния…4

Я танцевала для любимого. Для него моё тело плавно двигалось, впитывая лунный свет кожей, изгибами ловя серебристые блики. Но едва мои пальцы коснулись бретельки, поверх них легла горячая ладонь.

– Что ты творишь?! – хриплый шёпот тарухана обжигающей лавой растёкся по венам. – Мы здесь не одни…

– Это вы здесь не одни, – подавшись назад, я прижалась спиной к широкой груди и вздрогнула, ощутив обнажённую кожу. – Нас ребята ждут, а вы бодаться вздумали. И было бы из-за чего!

– Из-за «кого», – поправил он тихо. – И в данный момент есть желание добить этого… Роя. Чтоб не пялился на мою полуобнажённую невесту.

– Раньше надо было думать, пока я просто просила успокоиться, – пожала я плечами. – Кстати, ты вообще голый. В отличии от меня и цекта, кстати! Так что не бузи. Мне тоже жалко.

– Жалко? – непонимающе проговорил Хартад.

– Угу, делиться зрелищем тебя во всей красе со всякими разными. Жаба душит! Но я же не лезу Рою морду бить, хотя у меня, как видишь, причин поболее твоего. Я-то была одета по самые уши, только обувь и сняла!

Блин, что я несу? Столько реальных проблем требует решения, а я… А мне просто бесконечно хорошо от осознания, кто и в каком виде стоит так близко… Нужно взять себя в руки! Хотя бы на пару минут, пока ещё в состоянии.

– Рой, – улыбнувшись, когда Хартад наклонился за моим свитером, я открыла глаза. – Мне нужна какая-нибудь тварь, которую можно временно превратить в хомячка.

Демон с непроницаемым видом хмыкнул, глядя на процесс скоростного натягивания на меня свитера.

– Принесёшь? – протянула я просительно.

– Тварь любую?

– Да.

Сверкнув белыми, чуть заострёнными зубами, Рой развернулся и спустя миг исчез во взметнувшемся фонтаном песке. Когда локальный тайфун улетел, я осторожно оглянулась через плечо.

– Значит, «я готова быть ведомой тобой»? – приподняв бровь, окинул меня жгучим взглядом любимый.

– Чем выше любовь, – ощущая, как его руки проникают под свитер, я застонала, но закончила почти беззвучным: – тем ниже поцелуи…

Обидеться на драку и полный игнор нервной меня можно будет попозже, а сейчас…

– Конва подойдёт? – спокойно спросил цект.

Тьфу ты!

Демон вернулся быстрее, чем я ожидала, но зато с добычей. Нечто тёмно-серое, большое и покрытое костяными наростами, злобно шипело и плевалось, но дёргалось не слишком активно. Станешь дёргаться, если тебя держат за яй… ну, за то самое.

– Оригинальный способ брать за горло, – смущённо пискнула я. – Но покатит.

Мысленный посыл, приправленный магией, и тварюжка уменьшилась в разы.

– Суй его в колесо, – махнув рукой, попросила цекта. – Ага, вот так. Прекрасно!

Ещё один магический всплеск, и в колесе, вытаращив круглые глазёнки, сидит трёхметровый хомяк. Прямо горжусь собой, как дурак новым веником! Если так дальше пойдёт, и впрямь научусь магией пользоваться прицельно, а не как всегда.

– Если будешь умничкой, – прищурившись, я подошла к колесу и подвесила в передней части сгусток силы, – дам ещё. И отпущу, но чуть позже.

Хомяк крякнул, пискнул и мигнул, опасливо косясь на цекта.

– Он разумный? – подозрительно протянула я. – Не хотелось бы обижать мыслящее существо такой… своеобразной работой.

– Не так чтобы сильно разумный, но смысл сказанного тобой конва понял. И если уж ты решила не причинять ему вреда, желательно отпустить неподалёку от песков.

– Кормить?

– Если пожелаешь, – качнул вздыбленной гривой демон.

– Я имею ввиду, чем именно кормить?

– Да чем угодно! Хоть магией, хоть ботинками. Ему без разницы, да и совсем без пищи он пару недель без проблем выдержит.

Хомяк возмущённо пискнул, но совсем тихо.

– Ладно, разберусь. – кивнула я самой себе. – А где лагерь, ска…

– Я покажу, – заявил Хартад, властно обнимая и разворачивая лицом к зеленоватой луне. – Вон там. Что ты задумала?

– Сейчас увидишь! – растворяясь в собственническом прикосновении тарухана, шепнула я. – Всё, Рой, пока! Удачи тебе!

И я повернулась к хомяку.

– Бежишь по колесу, быстро. Достанешь до «яблочка», – указала на сгусток силы, – можешь съесть. И бежишь дальше. Это ясно?

Вместо ответа трёхметровый грызун дёрнул носом, недоверчиво покосился сначала на цекта, после на меня и… сорвался с места. Вернее, он-то остался на месте, в смысле в колесе, а вот меня качнуло назад, когда платформа двинулась. Йу-ху! Получилось!

Хартад поймал меня, не позволив брякнуться на пол. Каким чудом умудрилась сохранить трезвость мыслей в крепких объятиях – не знаю. Но прежде чем сходить с ума от счастья, я накрыла платформу защитным куполом. На всякий пожарный, и колесо заключила в отдельнную сферу, чтоб зверёныш раньше времени не выбрался. Мало ли? Пусть и хомяк, но трёхметровый же! Добавила защитной плёнке колеса непрозрачности и лишь тогда обернулась к тарухану.

– Сейчас руль выставим, и можно мыться.

Наш странный корабль на хомячьей тяге набирал ход. Глаза любимого светились ярче звёзд, а у меня внутри всё пело от счастья и стонало от стыда. Я ж воняю, как скунс в запорожце! А всё туда же, соблазнительница фигова!

Через минуту выяснилось, что «рулить» мне не дано. Рычаг поддавался исключительно грубой силе, и без Хартада булькать мне от бессилья, а не управлять этой телегой! Из неё такой же корабль, как из меня символ чистоты и флагман гигиены…

– Я пошла мыться, – буркнула себе под нос, глядя на процесс закрепления рычага в нужном положении.

– А я? – с намёком протянул любимый, разгибаясь. Вот уж точно – мужчина с большой буквы. С очень большой… буквы. А учитывая костюм Адама, намёки хоть в голосе, хоть в глазах излишни.

– И ты, – сглотнув, развернулась и пошла к ванной, на ходу стягивая свитер. Кожа мгновенно покрылась мурашками, но прохладный ветерок тут абсолютно не причём. От ласкающего спину взгляда было жарко независимо от температуры окружающего воздуха. Думаю, и в Антарктиде кожа горела бы…

На этот раз сердце в ожидании не замирало – оно бешено билось. А сотни крохотных язычков пламени предвкушения щекотали изнутри, заставляя кусать губы и поджимать пальцы. Мой зеленоглазый принц, моё чудо…

В голубоватую бурлящую воду я ступила, чувствуя, как изнутри распирает нежность, восторг и… магия. Последняя, совсем без моего вмешательства, увеличила ванну до небольшого бассейна. Пока мы разбирались с колесом, наколдованная раньше пена растворилась, и я нырнула с головой, смывая с себя неприятные запахи, песок и пыль.

Вынырнув, оглянулась. Ну где же он?

Хартад стоял на том же месте, где я его оставила, и улыбался. С такой нежностью, с таким восхищением и… не знаю, как назвать ощущение, когда тебя ласкают глазами. Когда каждый сантиметр тела обволакивает теплом и благоговейным обожанием… Я просто не знаю!

Завороженная, я сглотнула, не в силах отвести от мужчины взгляда. Оказывается, можно любить тело, даже не прикасаясь к нему! Можно обжигать прикосновениями, даже не прикасаясь. Можно… всё, когда души вросли друг в друга безвозвратно и глубоко.

И я любила своего тарухана глазами, так же как он меня. Так же ласкала его тело: лицо, шею, грудь, живот, бёдра, ноги и даже ту самую, особо выдающуюся сейчас часть. И странное дело, смущение даже и не вздумало поднимать головы. Я любила Хартада целиком, всего и сразу, безумно и равно восторженно. Просто потому, что это он – моё волшебное чудо, моя жизнь и моя душа.

Время остановилось. Оно банально перестало иметь значение. Мы перешли какую-то грань, за которой всё становится несущественным. Я не знаю, кто сделал первый шаг. Я ли протянула руки навстречу, Хартад ли подался вперёд? Просто не знаю. В тот момент мы были единым целым, а потом бурлящая вода приняла нас, вскипая уже не из-за магии…

– Как ты вообще меня нашёл? – спустя добрый час, торопливо натягивая свеженаколдованные трикотажные брючки, спросила я. На горизонте уже появился зелёный массив, который в темноте казался серебристым. – Ведь я попросила Альку купол поставить!

– Она и поставила. Наверное, – хмыкнул тарухан и чувственно провёл пальцем по моей спине, словно пересчитывая позвонки. – Вот только меня там уже не было.

– Ясно, – я выпрямилась. – Футболку надень, птичка моя востроклювая.

Оказалось, брюки Хартад уже надел. Когда успел? Меня на руках из воды вынес, сам же вытер. Причём за тканью неизменно следовали губы. Если бы не возникшие в поле зрения папоротники, думаю, вторая серия извержения двух вулканов была бы неизбежна, а так пришлось срочно обеспечивать нас одеждой.

– А если нет? – приподняв бровь, с лукавыми огоньками в глазах спросил. – Кто-то утверждал, что жаба душит демонстрировать меня «во всей красе» всяким разным? Ревновать будешь?

– Целовать буду. Долго и со всем прилежанием влюблённой до безумия женщины, – рассмеялась я. – Но в этом случае правящая верхушка дроу и наши с тобой друзья останутся грязными и голодными ещё долго, если от беспокойства не помрут. Ибо, зная тебя, если мы остановим платформу, до утра с места точно не двинемся.

Хартад запрокинул голову, и, счастливо смеясь, обнял:

– Моя бы воля, до утра следующего месяца! Или года… Но ты права, так низко поступать по отношению к спутникам и друзьям нельзя.

– Нельзя, – кивнула, на миг прижимаясь щекой к его плечу и отстранилась.

Стоило о многом поговорить, но не хотелось. Монстры-вонючки, похищение, Санна, бессмысленная ревность Хартада, драка с Роем, да и вообще всё – это так неважно. Он ведь тоже наверняка много претензий мог бы предъявить мне, хотя бы по поводу того же похищения, а молчит. И за что мне, безголовой, такой мужчина? Самый лучший на свете!

Когда Хартад чуть сдвинул руль, направляя платформу к тому месту, где виднелось едва заметное мерцание защитного купола Альки, я была уже полностью одета, и с чистой совестью обвила руками талию тарухана.

– Я так тебя люблю, – прижимаясь лбом к твёрдой груди, выдохнула тихо. – Ты даже не представляешь, как сильно!

– Таша…

И моё имя в его устах– самая чувственная ласка. Столько нежности в голосе!

– Моё хрупкое светлое чудо… – Тарухан прерывисто вздохнул, заключая в кольцо сильных рук, и почти торжествующе: – Моё!

До самого леса мы просто стояли, обнявшись и впитывая тепло друг друга, завороженные полнотой счастья и покоя. Как это много, как бесконечно много – просто быть вместе!

Искатели и не только

– Кажется, пора собирать манатки, – окинув взглядом расположившихся возле небольшого костерка дроу, Аля села и наморщила нос. – Свобода от сногсшибательного амбре уже рядом.

Эльфы, Шаксус Джеры и орк предпочли дожидаться возвращения Хранительницы подле самой стены защитного купола, всматриваясь в бескрайние просторы пустыни.

– Думаешь, это сестрёнка? – кивнув на приближающуюся тёмную точку проговорил Варук. – Уверена? Ты с Ташей говорила? Хартад её нашёл?

– Нет, но…

Неожиданно над песками разлилось голубоватое свечение, растеклось кругами, будто по воде, плеснуло на тёмное небо, да там и осталось едва заметным мерцанием.

– Ещё доказательства нужны? – фыркнула Алька. – Это Ташка, и Хартад её явно нашёл. У них всё замечательно, все живы-здоровы. Точка. Собираем манатки!

– А мне любопытно, – протянул Габриэль задумчиво, – Почему никого из нас не удивило, когда Хартад обернулся ястребом? Мы ведь об этом ни слова не сказали, хотя времени было достаточно.

– Привыкли, наверное, – пожал плечами Серт. – Рядом с Хранительницей не только мир меняется, но и мы. На фоне перемен, произошедших со всеми нами, превращение тарухана в птицу уже как-то не впечатляет. Лично меня куда больше поразило бы, не найди Хартад способа последовать за Ташей.

– Это да, – улыбнулся орк. – Согласен с каждым твоим словом… эльф. Забавно, правда?

Блондин обернулся и через плечо улыбнулся:

– Именно так. Друг.

– Офигеть просто, какие все няшные стали, – ехидно заметила Алька. – Вы ещё руки пожмите!

– Почему ты злишься? – чёрная громадина махнула хвостом. – Нервничаешь?

– Угу, – понурившись, признала клыкастая телохранительница. – Всё думаю: будет мне на орехи за то, что Хартада не удержала, или Ташка опять обо всём, кроме своего драгоценного принца, позабудет?

– Думаю, – Грей добродушно ухмыльнулся, – тебе в любом случае ничего не грозит.

– Ну да, дождёшься от тебя сочувствия, как же! Нет бы пообещал в прикрыть от грозной Хранительницы такую беззащитную меня!

Дружный хохот искателей заглушил довольное ворчание чёрного Шаксус Джера и обиженное сопение алого.

Дроу уже затушили костёр, подхватили сумки и, косясь на веселящихся, молча ждали развития событий. К счастью для всех, «развитие» не заставило долго себя ждать. Всё же без огня в пустыне ночью холодновато, и кое-кто уже зябко поёживался, когда возле них остановилось… нечто.

– Мать, – икнув, вытаращилась на Хранительницу Алька, – ты с дуба рухнула, не иначе! Зачем школьный стадион на полозья ставить? И где ты нарыла чернобыльского хомяка?!

Таша

Когда мы приблизились к лесу, пришлось всё же оторваться от любимого. Он направился к рулю, а я подошла к колесу и развеяла непрозрачность его защиты. Зверь внутри бодро перебирал лапками в бессмысленной погоне за сгустком магии.

– Притормози, мы прибыли, – сформировав на ладони шарик силы помельче приманочного, я улыбнулась. – Мы пока друзей подберём, а ты отдохнёшь и перекусишь.

Зверь постепенно замедлился и покосился на меня.

– На, – просунув шарик магии сквозь спицы, я обернулась через плечо. Платформа остановилась в нескольких метрах от кромки леса. – Как с погрузкой и размещением разберёмся, я подойду. А пока отдыхай.

Не успела я дойти до края, как Алька выступила в своём репертуаре:

– Мать, ты с дуба рухнула, не иначе! Зачем школьный стадион на полозья ставить? И где ты нарыла чернобыльского хомяка?!

– И я тоже рада тебя видеть, язва моя клыкастая! – чувствуя, как ладони тарухана ложатся на талию, рассмеялась. – Если чем-то не нравится хомяк, можешь занять его место! Заодно дурцу свалишь. И насчёт стадиона ты преувеличила, тут всего-то метров двадцать-двадцать пять в длину, а в ширину и того меньше. Забирайтесь уже, хоть помоетесь.

Обернувшись к бассейну, я прикусила губу и прищурилась. В одной воде всем мыться не комильфо. А если… Хм…

Взмахом руки растворив прозрачную ванну вместе с содержимым, наколдовала несколько разделённых ширмами душевых. С магией устроить тёплый дождик – не вопрос. Главное, обеспечить всем возможность помыться без лишних глаз. Всё же здесь, кроме меня, ещё и будущая правительница Тригори.

Ещё с полчаса ушли на оправдания и объятья. В смысле, я извинялась перед ребятами за вынужденную задержку, обнималась с Варуком, выслушивала его упрёки и обещания надрать уши. Потом, пока все дружно отмывались, я занималась окончательным обустройством платформы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю