290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 16)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 20 страниц)

– Так можно? – опасливо отступая под защиту любимого, снова спросила. – Кольцо взять? Если нет, ничего страшного. Обойдёмся. Только вы не волнуйтесь так, и…

– Не обойдёмся, – свел на нет все мои попытки успокоить деда Хартад. – Мне оно уже завтра понадобится.

Старший тарухан сделал пару шагов к столу и слепо нашарил рукой стул за своей спиной. При этом взгляда от нас с Хартадом не отрывал. И он не сел – плюхнулся на стул, едва не промазав. Всё же на попе глаз нету.

– Завтра? – протянул с благоговейным ужасом. – Это то, о чём я думаю?

Вот попугай недогадливый! Хотела уже пошутить на эту тему, но любимый меня опередил, невозмутимо выдав:

– Таша согласилась завтра стать моей женой.

Я покраснела. Блин, ну зачем вот так в лоб-то? Сначала поженились бы втихаря, а уж после, как-нибудь аккуратненько…

Вопреки моим опасениям, Зармид возбухать, как это непременно сделал бы его драгоценный сыночек, не стал. Вместо этого он с усилием сглотнул, а потом широко улыбнулся.

– Это прекрасная новость! – к моему удивлению воскликнул тарухан. – Пожалуй, она лишь немногим уступает новости о завершении миссии по спасению Шайдара от гибели. Я бесконечно рад за вас! И за себя. Так рад! И да, непременно завтра, пока Дирнут в Маргале! О проведении свадебной церемонии по всем правилам я позабочусь, и завтра вы официально станете мужем и женой…

– Что? Завтра?! – донесся от дверей полный удивления сдавленный писк.

Неприятно удивлённая горечью, сквозившей в знакомом голосе, я обернулась. На пороге библиотеки стояла Нарида. В тёмно-серых глазах красавицы-таруханы плескалась тоска, но вот она на миг опустила длинные ресницы, а когда подняла их, поразительно привлекательное лицо уже ничего не выражало.

– С возвращением в Харрут, – едва заметно склонив голову в поклоне, Нарида сложила губы в скупую улыбку. – Надеюсь, у вас всё благополучно?

– Доброго вечера, – повторив её приветственный поклон, хотя и не так грациозно, пробормотала я. – И от имени всех своих спутников и себя самой благодарю тебя за эту оправдавшуюся надежду.

Как же я могла позабыть про бывшую невесту моего принца? Ведь знала, что она во дворце, и… Дура! С другой стороны, нельзя же бегать от неё вечно? А жаль…

Тарухана аккуратно прикрыла за собой дверь, а я скрипнула зубами. Даже это банальное действие у неё было исполнено изящества и поистине королевского достоинства. Мне, как ни пыжься, так вовек не суметь.

Блин, зря я над Хартадом посмеивалась насчёт ревности. Теперь на себе осознала, как гложет душу пусть ничем не оправданное, но от того не менее болезненное ядовитое нечто. Хоть волком вой! И самое обидное, винить некого. И любимому теперь верю всем сердцем, ничуть не сомневаясь в его чувстве ко мне, и Нариду упрекнуть не в чем.

Прекрасная девушка – милая, красивая, не в пример мне воспитанная под стать принцу и наследнику власти. В светло-голубом длинном платье с узкими рукавами, с элегантно уложенными золотистыми волосами, ровной кожей и тонкими чертами лица (про фигуру молчу, щадя своё самолюбие), тарухана выглядела воплощением женственности и благородства. Угу, и ко всему прочему она – бывшая невеста Хартада! Выходит…

– Прости меня, – заставив себя смотреть в серые глаза сказала я и, придавив неоправданную обиду к полу, шагнула ей навстречу.

Хартад попытался удержать, но я мягко освободилась от его рук и подошла к «бывшей» своего любимого. Если задуматься, получается, из нас двоих именно я должна извиняться. Это из-за меня сейчас бедная девушка вынуждена держать лицо перед той, которая фактически украла у неё жениха.

Стыдно? Да, но лишь отчасти. Наверное, это неправильно, вот только не стоит кривить душой. Я не могла поступить иначе, даже пожелай этого. Оказалось, настоящая любовь сметает всё на своём пути, включая даже совесть.

Конечно, если бы Хартад любил свою неофициальную невесту, мне бы и в голову не пришло вставать между ними. Уж как-нибудь задушила бы собственное чувство, или хотя бы спрятала поглубже, чтоб никто не догадался. Но вышло иначе, и тут ничего не поделать. В то же время, это не отменяет моей вины за горе сероглазой красавицы, которой, по крайней мере в плане красоты и врождённого достоинства, я и в подмётки не гожусь.

И не надо мне про комплексы! Ничуть не бывало! Я вовсе не принижаю своих достоинств, просто тарухана объективно куда больше подходит настоящему принцу в качестве спутницы, чем безголовая Земная девушка, воспитанная в чуждых этому миру социальных условиях. Чего себе врать-то?

– За что ты просишь прощения? – дрогнувшим голосом спросила Нарида. – Разве ты обидела меня чем-то?

Я прикусила губу, подбирая слова. Вот как ей это сказать? «Прости, я отбила у тебя жениха, а завтра у нас свадьба»?

– Ташенька, милая, – неожиданно подал голос тот самый «жених». – Я говорил тебе, что Нарида меня не любит и никогда не любила?

Я ахнула от такой бестактности, а тарухана вздрогнула и уставилась на моего зеленоглазого свинтуса круглыми, как два блюдца, глазами.

– Любимая? – выдавила она чуть слышно.

– Я как раз хотела сказать тебе… – сглотнув, пробормотала я, глядя в пол. – Так вышло. Понимаешь, мы…

– Приглашаем тебя завтра на нашу свадьбу, – перекрыл моё бормотание Хартад уверенным громким голосом.

Обернувшись, я возмущённо зашипела:

– У тебя совесть есть? Нам извиняться нужно, а ты…

– Приду! – обезоруживающе радостно почти выкрикнула вдруг Нарида. – Я буду счастлива стать свидетельницей заключения брака между вами! Только я так и не поняла, почему вы должны извиняться?

Эм… Обалдев от тона и смысла сказанного, я снова развернулась к брошенной невесте. Вот же… Ощущение, будто внутри серых глаз зажглось два маленьких солнышка, таким теплом и радостью они светились.

– А… – я несколько раз недоуменно моргнула. – Ты действительно не любишь Хартада? И не любила?

– Не как жениха, – сверкая белозубой улыбкой, отозвалась Нарида. – Он же сам тебе сказал!

– Ну, да… сказал, – завороженно рассматривая преобразившуюся до неузнаваемости девушку, кивнула я. Прежде она была красива, сейчас – прекрасна. Удивительно, как сильно меняет человека счастье. – Понимаешь, я не поверила. Думала, он… ошибается.

– Но почему?

– Не представляю, как можно не любить Хартада всей душой, – развела я руками. – Добровольно отказаться от самого лучшего мужчины всех миров?

– Это для тебя он – лучший! – Нарида мягко улыбнулась, а после и вовсе рассмеялась навевающим ассоциации с шорохом дождя тихим смехом. – Для меня – просто замечательный. Правда, перестав быть моим женихом, Хартад стал замечательней вдвойне.

– Чувствую себя дурой, но счастливой, – едва сдерживая ликование, призналась я. – Хочется орать, визжать и хлопать в ладоши!

– Признаюсь тебе по секрету, мне тоже, – неожиданно подмигнула девушка и добавила: – Впервые в жизни!

– Вот и прекрасно, – напомнил нам о своём присутствии Зармид. – Значит, завтра на церемонии одним счастливым таруханом будет больше.

Хартад молча поцеловал меня в висок и снова прижал к себе, демонстрируя право собственника на мою скромную, по сравнению с выдающимися формами конкурентки, тушку. Вот ведь… позёр! И что странно, меня это ничуть не раздражает. Нисколечки!

Пусть демонстрирует, коли есть охота. Я не в накладе. Согласна принадлежать и телом, и душой! Тем более, мне самой достался куда лучший приз – Хартад! Вот уж чья «тушка» вызывает дикий восторг и повышенное слюноотделение. И это если умолчать о сердце и душе, а для них зеленоглазый и вовсе седьмое небо над головой и радуга под ногами.

А вообще, оказывается, счастье заразно. Стоило нам с любимым пропитаться им, вокруг – сплошная радость и позитив. Нарида, Зармид, ребята, Шаксус Джеры – все того и гляди растекутся блестящими лужицами ликования. Хорошие они. Так сопереживают…

– Спасибо, дед, – вдруг тихо проговорил любимый. – Всегда знал, что на тебя можно положиться в любом деле.

– Это тебе спасибо. Было бы очень жаль, если бы такая светлая девочка, как Таша, не стала частью нашего Рода, – слегка ошарашив искренностью тона и смыслом слов, отозвался Зармид. – А чтобы завтра всё прошло идеально, сейчас вам всем нужно как следует отдохнуть и выспаться. Я прикажу подать ужин в комнаты.

– По традициям Ташиной Родины жених не должен видеть невесту по меньшей мере день до свадьбы, – решительно заявила Аля, выразительно глядя на Хартада.

Я-то думала, тарухан воспротивится очередному закидону моей подруги, но тот лишь покорно кивнул:

– Хорошо.

Слишком ошарашенная подозрительно лёгкой сдачей позиций, я недоумённо моргнула и собралась уже высказаться на этот счёт, но Варук буквально выдрал меня из рук жениха и, перекинув через плечо, потащил в комнату.

– А я тебе сейчас расскажу про наши обычаи, сестрёнка! Когда орчанка принимает предложение воина разделить с ним время, кров и хлеб…

Моему возмущению не было предела! Эльфы даже не подумали вступиться и отбить беззащитную меня у офигевшего братца, преспокойно направившись следом, а жених и вовсе в библиотеке с дедом остался. Блин!

В результате моё бесполезное, но зато идущее от самого сердца «Не поняла! Что за произвол?!» ушло в никуда. Меня лишь перехватили поудобнее и продолжили рассказ о свадебных традициях орков. У-у-у… гады! И главное, с чего вдруг?

– Значит, так, – поставив меня возле знакомой двери, не терпящим возражений тоном проговорил братец: – Ужин сейчас принесут. Кушаешь, умываешься и ложишься спать. Одна! Алька проследит, чтобы ты по дворцу не шлёндрала. С твоей удачей, малышка, ты и здесь приключений на свою… эм… голову найдёшь. Давай хотя бы одну ночь поспим спокойно? Пожалуйста!

– И не стыдно вам? – подбоченившись, прошипела я. – Я хоть раз нарочно…

– Про «нарочно» никто и не говорит, – пожал плечами Габриэль. – Сегодня, и вправду, был безумный день, а завтра у тебя свадьба. Такое важное событие! Давай как следует отдохнём? А если тебя с Хартадом оставить… Представь, как отреагирует Зармид, обнаружив на утро магический источник в бальном зале или заросли диковинных папоротников в холле?

– Блин, да я уже контролирую силу! – чуть-чуть преувеличила я.

После «общения» с алтарём и Шайдаром, действительно управлять потоками стало много проще. Всё же знания – великое дело, а я их огребла по самую маковку. Осталось набраться опыта в применении этих знаний на практике, но это уже мелочи.

– Вот и прекрасно, – примирительно улыбаясь кивнул Серт. – Но лучше перестраховаться. Разве тебе так уж тяжело одну ночку провести врозь с Хартадом?

Вообще-то, да. Мне куда спокойнее чувствовать любимого рядом. Тем более здесь, где куча всего напоминает про Дирнута и Нариду. Я вроде убедилась, что тарухану «измена» жениха ничуть не трогает, но всё-таки неуютно. Нет-нет, да и мелькнёт чудом выжившее сомнение или страх. Угу, вот только возражать эльфу, уговаривающему меня таким ласковым тоном, оказалось невозможно.

– Всё с вами ясно, – обиженно фыркнув, буркнула я. – Справились! Удовлетворены, победители?

Я уже перешагнула порог комнаты, где возле окна преспокойно дожидалась Алька, когда сзади меня догнал вопрос блондина:

– Таш, – вкрадчиво спросил Сертик, бережно прижимая к груди приушипившегося библиотекаря. – А что у нас с Лёликом общего?

Несмотря на досаду, улыбка сама собой скользнула по губам. Вот же… Как на них злиться? Вот именно, что никак! Насмешливо фыркнув, чмокнула эльфа в нос и честно ответила:

– Я!

Пока блондин и библиотекарь одинаково ошарашено моргали, я быстренько пожелала всем спокойной ночи и гордо удалилась восвояси. Захлопнув дверь перед носом опешившего эльфа, прижалась спиной к косяку и прикрыла глаза.

Может, оно и правильно. Сомнения – пыль, особенно когда знаю про их необоснованность. А вот свадьба… Господи, неужели я по-настоящему выхожу замуж? За самого лучшего и любимого мужчину во всех мирах?!

Вот и не верь после такого мечтам о зеленоглазых принцах! Правда, у моего принца белого коня не наблюдается, но мне-то на кой копытный транспорт? Шаксус Джер во сто крат лучше любого коня – и довезёт, куда надо, и осадит в случае чего.

– Успокоилась, – констатировала Алька. – И стоило вредность демонстрировать?

Спорить я не стала, а вместо этого, подмигнув подруге, направилась в душ. Устала.

Пока мылась, принесли ужин. Я слышала стук в дверь и тихие шаги, но как раз в этот момент споласкивала волосы и потому предоставила разбираться с этим Альке.

– Кто там? – только и спросила мысленно у подруги.

– Слерана, – так же мысленно ответила она. – Еду принесла. Не беспокойся.

Ну, и слава Богу. Эту девушку я ещё по прошлому визиту в Харрут помнила. Не сказать, чтобы горничная отличалась обаянием и дружелюбностью, но зато была прекрасно осведомлена насчёт разумности Шаксус Джера. Сообразит ужин на стол поставить.

Со всеми волнениями, минувшими, настоящими и будущими, есть не хотелось абсолютно, поэтому я спокойно домыла голову и, обернув её полотенцем, присела на лавочку. Думала, раз выпала такая возможность, заняться ногами, но, как ни удивительно, даже пятки радовали нежной розовой кожей. Озадаченно почесав нос, я подошла к большому зеркалу и скептически уставилась на отражение.

Да уж… магия мне на пользу. В мои девятнадцать и прежде как-то не приходилось горевать по поводу внешности, но сейчас… И вроде ничего кардинально не изменилось, но кожа навевает ассоциации с Китайским фарфором и персиками. Прям ни в сказке сказать, ни пером описать… Ногти гладкие, как никогда. Ощущение, будто минуту назад вышла из маникюрного салона. Даже царапинки на руках и коленках, которые ободрала днём, и те – исчезли, будто их и не было. Хоть самой себе завидуй!

Для полного счастья осталось обзавестись крышей над головой. А то вернётся Дирнут – такого пинка под зад даст, что до-о-о-лго лететь буду. Хранительница – бомж! Забавно. Впрочем, пока рядом Хартад – ничего не страшно, а дом… Фигня вопрос! Сделаем. Определимся, где именно, и всё будет. Глупо переживать из-за такой ерунды, когда весь мир стал моим настоящим домом.

Глава 20 На лезвии ножа

Перед тем как выйти из ванной, я ещё раз вытерлась, и уже потом занырнула в шкаф. Удивительно, но и мои шмотки, и старая сумка нашлись на прежнем месте. Вот и слава Богу. Я натянула сорочку, забралась под одеяло и, прислушиваясь к сопению Альки, лежащей возле кровати, постаралась заснуть. Может, и заснула бы, но усталость после душа как корова языком слизнула.

Мысли устроили в черепушке натуральную чехарду. Как завтра всё пройдёт? Неужели я и вправду стану женой своего зеленоглазого тарухана? А что скажет Дирнут, когда узнает об этом? Расстроится ли Хартад, если стукнутый на голову Правитель психанёт? Мне-то пофиг, но ведь Правитель любимому – какой-никакой, а отец. А если мы подождём возвращения Дирнута и для начала хотя бы попытаемся его уговорить?

И ещё, в кого влюблена Нарида, если не в Хартада? Мы так и не закончили старый разговор на эту тему, а я ведь хотела это выяснить… Вдруг ей нужна помощь? Или наоборот – она сказала неправду, чтобы меня успокоить, а на самом деле… Нет, такое облегчение и счастье невозможно разыграть.

В общем, в голове сплошной винегрет. Я долго крутилась с боку на бок, изображая ужа на сковородке. Сбила простынь и одеяло в комок, а в конце концов ещё и подушку уронила. Прямо на Альку.

– Да что ты всё никак не уймёшься? – неожиданно вызверилась телохранительница, подскакивая. – Гвоздь в попе? И сама не спишь, и другим не даёшь!

– Прости, я не нарочно, – попыталась я извиниться, но в подругу словно бес вселился.

– Всё! Надоело! – в голос рявкнула она так громко, что даже стёкла в окне задребезжали. – Вечно с тобой какие-то заморочки! Достала уже!

Я ошарашенно уставилась на верещащую монстрятину. Бред какой-то! Нет, к язвительным комментариям и ехидству телохранительницы я привыкла, но это перебор даже для неё! Чтобы Алька орала, как резанная? Понимаю, моё нервическое состояние отчасти передаётся и ей. Ладно. Пусть она даже ревнует меня к Хартаду. Тоже принимается. Но не до такой же степени?

– Аль, ты черепушкой об угол не ударилась часом? – озадаченно протянула я. – Чего кричишь, как потерпевшая? Ведь всё прекрасно понимаешь. Кому, как не тебе…

– Сама ты об угол ушибленная! – не дав договорить, заорала подруга. – Дай хоть одну ночь выспаться! Совсем уже сбрендила!

– Да иди ты лесом! – не выдержала я. – А если что-то не нравится, вали спать в библиотеку! Блок на эмоции поставь и сопи себе в обе дырки!

Не перевариваю, когда на меня кричат. Что-то внутри переклинивает, и я буквально слетаю с катушек. Тем более, уж от собственной проекции точно не ждала такой подлянки.

– И свалю! – нервно дёрнув хвостом и смахнув со стола поднос с нетронутым ужином, взвизгнула Шаксус Джер. Звон, грохот, брызги еды и посуды во все стороны. – И блок поставлю! Даже не надейся до утра дозваться! Не приду, хоть обзовись тут!

С этими словами Алька вылетела в коридор, а я, прижав одеяло к груди, смахнула с ресниц злые слёзы. Вот надо было ей испортить ночь перед единственной свадьбой в моей жизни! Зачем? Даже если мой мандраж ей спать мешает, зачем было закатывать истерику, да ещё и посуду бить? Зараза клыкастая. Никогда такого скотства за ней не замечала. А ведь, если она – моя проекция, выходит, и я сама… неужели вот такая?

Стало досадно и обидно. Мало того, что сама психую, так ещё облаяли по полной программе! Угу. И винить кроме себя некого! Шаксус Джер – моё отражение, и получается, я как бы сама себе нахамила. Ну да, а потом себя же из комнаты вытурила, бросив опять же саму себя реветь в одиночестве… Идиотизм полнейший!

Запутавшись во всей этой белиберде и обозлившись до дальше некуда, я окончательно проснулась. Всё, хватит психовать! Утро вечера мудренее. Ко всему, у меня свадьба с любимым мужчиной намечается, а у самой ни платья, ни обуви подходящей. Не идти же под венец в трениках и кедах?

Прикрыв дверь, я прицокнула языком. Мдямс… Ребята были не правы. Я, даже сидя в комнате, нашла приключения на свои вторые девяносто. Вот как буду Зармиду завтра объяснять, почему дверь треснула, а ручка на одном честном слове держится?

Жаль, замок – не какая-нибудь затерявшаяся во времени раса, образ которой прописан в памяти мира. Для восстановления рукотворных вещей, таких, как запор или, например, электрический чайник, нужно знать, как они были устроены изначально, а я в этом ни бельмеса не смыслю. Нечто глобальное и древнее, вроде лестницы со статуями, мир запоминает, а вот мелочи – нет. Увы!

Вот Алька подсуропила, так подсуропила! Махнув рукой на раскуроченную дверь, я убрала с пола осколки разбитой посуды. Наколдовав тряпку и ведро, протёрла пол, собирая остатки еды и лужи пролившегося ткила. Нормально провожу последнюю холостяцкую ночь! Девичник, блин…

После скандала и незапланированной уборки я умылась, испарила тряпку, ведро с грязной водой и занялась платьем. Спать уже совсем не хотелось, так хоть подготовлюсь к церемонии. Интересно, кстати, как она у таруханов проходит? Даже спросить не удосужилась, дурында.

Через полчаса я придирчиво рассматривала своё отражение в большом, от пола до потолка зеркале. Почему-то раньше, если и задумывалась о свадьбе, представляла, что выходить замуж буду в чём-то очень оригинальном. Таком, чтоб не как у всех. Типа джинсовой юбки и мужской рубахи, завязанной на пузе. Или там ярко-красных брюк и полосатой футболки. На деле же оказалось, я банальна до смешного.

Почему-то вверять себя любимому хотелось именно в белом. В итоге, перебрав пару дюжин разных вариантов, я остановилась на длинном, по щиколотку, платье из тонкого льна. Белом. V-образный вырез, узкие рукава, юбка-солнышко. Белая на белом вышивка и крохотные капельки горного хрусталя – вот и все украшения.

Всё равно по роскошности наряда Нариду мне не переплюнуть. Видела я её платья. Любой королеве впору от зависти удавиться! А уж на великолепной фигуре таруханы и вовсе любой мешок шикарным покажется. Значит, я буду брать простотой. Тем более, даже ради свадьбы вышагивать в тяжеленом бархатном чехле с корсетом, нижними юбками и прочими прибамбасами выше моих сил.

Смысл выкобениваться, коли шапка не по Сеньке? А Хартад меня любую любит всем сердцем. Именно поэтому я решилась пощадить ещё и ноги – вместо классических лодочек на шпильке наколдовала себе удобные туфельки на низкой платформе. Кто его знает, может, церемония не один час продлится?

Улыбаясь своим мыслям, я наклонилась, чтобы застегнуть тоненькие ремешки на туфлях. Вроде удобно… Но, едва я начала выпрямляться, как кто-то крепко схватил меня за руку и рывком заломил её за спину. В тот же миг моего горла коснулось лезвие ножа.

Охнув от неожиданности, я покачнулась, едва не напоровшись на лезвие. Мамочки!

– Не рыпайся, дура, – прошипели мне в ухо. – Успеешь сдохнуть, тварь!

Уловив в этом злобном шипении знакомые нотки, я вздрогнула, поражённая до глубины души. Неужели? Свободная рука сама собой потянулась к Нашкару, но движение остановил короткий издевательский смешок:

– И не надейся на свою магию, гадина. У меня бабка – травница. Я с детства у неё на подхвате, и в растительных ядах кое-что смыслю. А тут такой подарок – хранительница Нашкара совершенно беззащитна именно против них! Правда ведь, мне повезло? – почти равнодушно проговорила Слерана на ухо, почти касаясь его губами. – Я подобрала яд, который в первую очередь блокирует магические способности. К тому же, на мне один из сильнейших защитных амулетов. Так что забудь про Несущий Надежду! Тебе он уже не поможет.

Тихий, спокойный голос, но от градуса ненависти, сквозящей в нём, у меня руки покрылись гусиной кожей, а волосы зашевелились. Озноб по спине… И почему в последней фразе она выделила слово «тебе»?

– Как тебе понравился ужин? Вкусно было? Твоя дурная телохранительница его проверила, конечно, вот только некоторые травки по отдельности ничего особенного из себя не представляют, но если их подложить в разные блюда и смешать уже в желудке…

Лезвие ножа всё сильнее давило на горло, но почему-то больно не было. Просто страшно, и очень… Я не знаю, как это описать. Сам факт попытки убийства вызывал недоумение и не хотел укладываться в голове. За что? Чем я это заслужила? Откуда вообще в человеке, в девушке, столько злобы и ненависти?

Сглотнув, я покосилась на пустой сейчас стол. Какое счастье, что не успела ничего съесть! Но ведь могла… А если яд эта сумасшедшая подсыпала не только мне? Если ребята или Хартад… От ужаса кровь застыла в жилах и меня заколодило – не шевельнуться… Но Слерана продолжала злобствовать, нашёптывая на ухо с маниакальным спокойствием:

– Сначала будет лишь слабость. После, примерно через час после попадания ингредиентов сбора в организм – потеря ориентации, блокировка всех магических способностей. К рассвету воспалятся голосовые связки, и ты замолчишь навечно. Ах, да, ещё наступит частичная слепота. Будет больно, но ты стерпишь. Молча! Кричать-то уже не сможешь… А потом, когда утром найдут обезображенное язвами тело, будет уже поздно. Твои друзья станут моими, Ташенька… Больше того – я сама стану тобой, а Нашкар мне в этом поможет.

Так вот что она задумала! Хочет использовать магию Нашкара, чтобы изменить свою внешность и как бы стать мной? Глупо. Чисто внешне Слерана куда симпатичнее, а внутренне… Её раскусят мгновенно! И это молчу про невозможность осуществления такого плана в принципе. Без меня Нашкар – бесполезная безделушка. Впрочем, логика психа – шутка загадочная.

Как бы то ни было, ступор отступил. Главное, ребят эта психопатка не тронула. Я на миг прикрыла глаза, благодаря Бога, небо и всех Хранителей скопом. Осталось придумать, как именно остановить маньячку, так быстро, чтобы она не успела и дёрнуться. Одно движение рукой, и лезвие перережет горло, а мой труп украсит светлый ковёр. Очередной мой труп…

Ещё у Слераны какой-то защитный амулет… Вдруг, и вправду, не позволит воздействовать магией на девушку? В любом случае, даже секундное промедление может стоить дорого.

Чтобы перерезать горло достаточно доли секунды. И пусть полноценной смертью мне это не грозит, да и с новым телом Унар подсобит, но что будет с Хартадом, когда он увидит уже второй по счёту мой труп? Этого никак нельзя допустить! Раз уж Слерана считает Нашкар источником магии, стоит попытаться сыграть хотя бы на этом.

В итоге я слушала пугалки маньячки, молча досадуя на себя и глупейшее стечение обстоятельств. Магии тьма тьмущая, наикрутейших телохранителей аж две штуки, в друзьях прекрасные воины, братик – убойная сила, про любимого и вовсе молчу. Мы прошли Тёмные Земли, справились с целой армией гномов. А теперь меня пытается убить горничная!

– Это ты подбросила ортану? – перебив на полуслове, спросила я спокойно. Вернее, я лишь изображала спокойствие, но голос не подвёл.

– Конечно! – Самодовольно прошипела Слерана, но её злорадство как корова языком слизнула. Уже следующая фраза была полна жалобы и возмущения одновременно. – Я так хорошо всё продумала! Так надеялась, что ты сдохнешь в портале или хотя бы выгоришь до дна, но нет – выжила, дрянь! Как тебе это удалось?

– Случайно, – я чуть-чуть подалась назад, ослабляя нажим лезвия. – Свободный охотник спас.

– Как это несправедливо! Но ничего, на этот раз тебе никто не поможет.

В следующую секунду она дёрнула за цепочку, на которой висел Нашкар. Цепочка впилась в горло, и не думая рваться, а я захрипела:

– Прекрати, я сама сниму!

– Хорошо, но только медленно и не касайся Несущего Надежду, иначе сдохнешь мгновенно.

Чтобы дёрнуть цепочку, Слеране пришлось выпустить мою заломленную за спину руку. Чтобы горничной не пришло в голову снова лишать меня крохотного преимущества, я несколько секунд растирала запястье, а потом принялась нарочито медленно снимать амулет через голову.

– Быстрее!

Я замерла:

– Но ты сказала «медленно».

– Не настолько! – срываясь на фальцет завизжала девушка и сильнее надавила на лезвие.

Я успела снова мимолётно удивиться отсутствию боли и одним движением сдёрнула кулон. Но вместо того, чтобы отдать маньячке, кинула его на кровать.

– Мразь! – зашипела Слерана, но я уже обеими руками вцепилась в её запястье, удерживая нож, и наобум ударила головой назад.

Не знаю, на что я надеялась. Драться-то не умею, даже боевики терпеть не могу, но кое-чего добиться удалось, хотя и не того, чего хотелось. Нож вырвать у напавшей на меня кретинки не вырвала, очень уж крепко она за него держалась. Куда там утопающему с последней соломинкой! Ощущение, будто девушка с ножиком буквально срослась! Проще ей руку оторвать, чем обезоружить… Зато я смогла вырваться из захвата и развернуться к потенциальной убийце лицом! И то хлеб – хоть какая-то свобода действий.

– Дрянь! – зашипев, уподобилась горничная закипающему чайнику. – Гадина!

– Кто бы говорил! – не подумав, ляпнула я и отшатнулась, чудом увернувшись от удара. – В конце-то концов, что я тебе сделала?! Чем до такой степени не угодила? Вроде на спину не плевала, кнопки на стул не подкладывала….

– Ты! – вместо ответа взвизгнула девушка. – Ты!!

Я нервно сглотнула, глядя на полосу сверкающей стали, острый кончик которой совсем недавно упирался мне в горло. Наверное, зря я так… резко. С сумасшедшими надо соглашаться. Угу, я бы так и сделала, не означай это согласие кусок железа в горле или сердце!

– Всё хорошо… Успокойся, – вжимаясь в стену пробормотала я. – Дрянь так дрянь. Тише…

– Ты!!!

– Что я? – спросила, незаметно перемещаясь влево, поближе к столику, на котором стоял кувшин с водой.

– Ты украла его у меня!

– Нашкар? – я от изумления даже бояться перестала и остановилась, в недоумении глядя в обрамлённые чёрными ресницами большие красивые глаза. – Каким образом?!

– При чём тут Несущий Надежду? – только что не плюнула на пол Слерана. – Ты украла Хартада!

Я натурально опешила и вытаращилась на девушку, которая, скрипя зубами, цедила словесный яд:

– Ты! Ничтожество, жалкая человечка! Я всю жизнь училась правильно ходить, говорить, даже дышать… Я сделала себя для него! Я лично знакома с большинством влиятельных таруханов Харрута и послами почти всех приграничных государств. Я точно знаю, кто чем дышит, кто кому должен. Я годами изворачивалась, чтобы быть в курсе подноготной всех главных родов Харрута, и много кого ещё. Каждый день, каждый час я делала всё, чтобы стать достойной парой наследнику, быть ему полезной! А ты… выскочка! Ты пустое место! Никто и ничто! Ты даже одеваться не умеешь, зачем ты Хартаду?!

– Но я…

– Обуза! Бесполезный человеческий мусор! Всё, что у тебя есть – это Нашкар с его магией, а я стану для наследника необходимой, как воздух! Я буду его парой, его правой рукой!

– Но как же Нарида? – придавленная не столько аргументацией Слераны, сколько её непоколебимой уверенностью и напором, указала на слабое место в плане сумасшедшей.

– Тарухана не проблема, – отмахнулась Слерана небрежно. – Она мне не помеха.

– Но она же его невеста! – сказала я и мысленно обругала себя за длинный язык. А вдруг горничная не в курсе была? Злить маньячку ещё больше, равно как и подставлять Нариду, не хотелось.

– И что? – вопреки моим опасениям, ничуть не удивилась и даже не рассердилась психопатка. – Я не претендовала на официальный брак, мне и статуса постоянной фаворитки было бы достаточно. Кто-то же должен родить наследнику спиногрызов, а моего резерва для этого явно недостаточно. К тому же, Хартад никогда не пылал страстью к этой «красавице», да и она сама сохнет по Дирнуту.

– По кому?! – позабыв про в буквальном смысле убийственную роль собеседницы, я уставилась на неё во все глаза. – По правителю Харрута?! Ты уверена?

Как ни странно, Слерана ответила, причём спокойно и даже с некоторой долей насмешки:

– Именно, – в голубых глазах брюнетки мелькнуло что-то недоброе, и она продолжила доверительным тоном: – Я тебе больше скажу. Если бы не навязчивая идея обеспечить сына потомками, Дирнут и сам не прочь бы утащить эту волоокую корову под венец. Шутка ли, последняя тарухана Рода!

Я вытаращилась на горничную, как баран на новые ворота:

– Что? Правитель…

– Идиот, – фыркнула она. – А ты ещё большая идиотка, если сама не догадалась. Он же рядом с ней тупеет и только что слюни не пускает! Кретин…

Наверное, с моей привычкой выпадать из реальности и долго и упорно «обсасывать» ту или иную мысль, я бы до утра не осмыслила идею союза Нариды и Дирнута, но тут Слерана решила перейти в нападение. Целясь ножом в горло, она кинулась ко мне. Инстинктивно отпрянув, я бросилась прочь.

Все вопросы мгновенно вылетели из головы. А когда, обежав кровать, я запуталась в подоле и упала лицом вниз, и вовсе стало не до мыслей. Я никак не успевала подняться, и фантазия уже нарисовала занесённый надо мной нож, которого я не видела. Мамочки… Всё, на что меня хватило – рывком перевернуться на бок, чтобы увидеть, как опускается лезвие и…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю