290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 12)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 20 страниц)

Комья земли и камни из-под лап, ветер в лицо… Если бы не Хартад, на спине Шаксус Джера я бы стопудово не удержалась. К счастью, спуск закончился быстро, а я только и успела пару раз испуганно пискнуть, спрятав лицо на груди любимого.

Храм, кстати, всё же оказался обычным. В смысле, не подземным. Очертаниями он сильно напоминал пагоду. Сразу видно, что строили древние предки дроу. Те же колонны, тот же восточный колорит. Ну, это для меня он «восточный», потому как на Земле подобные строения характерны для древнего Китая или Японии. Кажется, ещё в Тибете строили нечто подобное, но могу и соврать.

Ярко-алые стены ничуть не выцвели со временем. Золотые, красные и черные колонны. Крыша многоярусная, а вот окон нигде нет. Одни только блестящие ворота, заметные даже издалека. Храм располагался чуть выше середины крутого склона, а к нему вела широкая каменная лестница, украшенная по бокам какими-то статуями. Жаль, деталей пока не разобрать, но очень скоро мы будем там и…

Нам оставалось преодолеть жалкую пару километров, когда справа донёсся грохот и гул. Земля содрогнулась. Я это поняла по тому, как дружно принялись качаться голубые бомбончики цветочков, торчащих из травы.

– Быстрее! – рявкнул Варук. – Ещё пара минут, и мы на месте!

Шум нарастал, а наши «скакуны» ускорились. Я уже видела морды первой пары статуй у подножия лестницы. Это были драконы, распластавшие крылья, под которыми нам предстояло проехать. Ух ты! Но только я приготовилась оценивать по достоинству талант древних скульпторов, когда грянул взрыв!

Ступени пошли трещинами, драконы покачнулись.

Ещё взрыв!

Фонтан каменной крошки взметнулся вверх, лишь на миг открыв взгляду огромную чёрную дыру вместо ступеней.

Заложив крутой вираж, Шаксус Джеры метнулись в сторону, унося нас от града обломков тех самых статуй, которые только что казались воплощением мощи и власти над временем.

Я завизжала, но грохот стоял такой, что и сама себя едва услышала, а потом тёплая ладонь Хартада с шероховатыми мозолями на подушечках закрыла рот.

Взрыв!

На этот раз вздыбилась часть холма с левой стороны. Комья земли, дерна и камней взметнулись в воздух, добавляя безумия и без того адской какофонии. Мама!!!

Чувствуя себя песчинкой посреди смерча и почти оглохнув от шума, я зажмурилась и вцепилась в руку тарухана, как в единственный символ уверенности и силы. В голове каша, в ушах гул, под сомкнутыми веками цветные пятна и чёрные точки. Как Хартад умудрялся ориентироваться, ума не приложу, но пока Алька на бегу самозабвенно ругалась и шипела, он коротко и резко что приказал.

Заковыристая конструкция подруги из русского семиэтажного осталась без реакции с моей стороны. Не до того. Наверняка, эльфы и орк сейчас тоже не Цветаеву цитировали, но кроме мысленной брани подруги я почти ничего не слышала, уши-то заложило. А если быть совсем честной, и сама про себя во всю материлась, очерняя родословную твердолобых недоросликов до пятого колена. Кто бы мог подумать, сколько матерных слов я знаю? Даже стыдно. Потом будет.

Если не считать общей обстановки, больше всего почему-то задевал даже не сам факт помехи на пути к Храму, а разрушенная лестница. Я ведь так и не увидела статуй, а теперь их нет. Веками стояли, никому не мешали, а тут… Обидно до слёз! Если это безобразие и вправду сотворили гномы, я их своими руками на клочки порву! Или нет, лучше побрею и заставлю сожрать бороды без майонеза и кетчупа! Или ещё лучше…

Пока я психовала и планировала жестокую месть в стиле Петра первого, из серии «обрить и обезвредить», громыхнуло ещё дважды. Впереди и слева. Этак гномы, если это они, конечно, всё тут раздолбают к чёртовой бабушке! Может, это и есть их план? Взорвать долину вместе с Храмом Заката и таким образом сделать невозможным его посещение?

Мы уже поднимались на небольшой холм, когда и он начал дрожать, но возвращаться было слишком поздно – большая половина склона уже осталась позади. Ох ты ж ба-абушкины-ы та-апки-и-и…

Распахнув с перепугу глаза, я всем существом прочувствовала, насколько Шаксус Джеры, как скакуны, лучше лошадей или каких-нибудь верблюдов. Любое животное в таких условиях наверняка обезумело бы, и быть нам начинкой в пирожке из песка и глины, а Грей с Алькой лишь стиснули зубы, переходя на запредельную скорость. И то, лишь в последний момент, перед тем как часть холма, словно срезанная гигантским ножом, буквально сползла вниз, успели вырулить на относительно надёжную его вершину, которую держали корни нескольких огромных дубов.

Укрывшись за деревьями, наши клыкастые спасители легли на землю, тяжело дыша. Ребята спешились. Я бы тоже того… спешилась, но как-то заколодило. Организм отказывался реагировать на посылы мозга. Хорошо, любимый у меня куда как устойчивее к подобным встряскам.

Тарухан осторожно поставил меня на ноги, но не отпустил, придерживая за талию. Минуты две мы все в мрачном молчании смотрели на поднятые взрывами клубы пыли, застилающие обзор. Дышать приходилось сквозь рукав, да и то в носу свербело. На зубах скрипел песок. Или это зубы скрипели? Если даже так – немудрено.

Некоторое время ещё недавно тихая долина напоминала кипящий котёл с пылью. Настоящий ад, ей Богу! Когда же пыль осела, увы, лучше не стало.

– Каргах матгур! – в сердцах выругался орк.

– И не говори, – поддакнула я, временно позабыв про неприятие нецензурной лексики. В данный момент и самой хотелось выдать что-нибудь неприличное.

Долина перед Храмом быстро заполнялась сотнями гномов, которые сноровисто укрепляли выходы из тоннелей, образованные взрывами. И, пока несколько десятков недоросликов копошились возле тёмных дыр в склонах и посреди лестницы, из них всё шли и шли ряды кряжистых мужчин, облачённых в серебристые доспехи. Сотня воинов, вторая, третья… Казалось, этому потоку не будет конца.

– А вот это уже совсем плохо, – проговорил Габи с окаменевшим лицом.

– Да уж… – поддакнул младшему братишке Серт. – Тоннель, выложенный листами метралона, обошёлся бы дешевле. Значит, гномы пойдут на всё, раз уж даже собственную жадность переломили.

Я нервно дёрнула эльфа за рукав:

– Вы о чём?

– Доспехи, малышка, – дёрнув головой в сторону серебристой толпы внизу, Варук тихо прошипел сквозь зубы какое-то ругательство. – У них доспехи из метралона. Потому и сканирование ничего не дало.

Угу, то есть вибрация возникла от того, что сотни гномов шли по тоннелю? А почему их не завалило? Помнится, я читала про какой-то мост, разрушенный взводом солдат, идущих в ногу, и… Ох! До меня вдруг дошло, насколько сильно мы все вляпались! Нет, я прежде понимала, что бородатые недорослики направляются сюда, чтобы мне помешать, но только сейчас осознала, как именно!

Если эти уроды разрушат Храм, пророчество будет невозможно исполнить! Правда, это в теории, а на практике – фиг знает, но и не это самое плохое. Я ведь не знаю, где грот и моё тело, а не попав в храм – и не узнаю!

Хранитель Эл Таш говорил, что слияние с телом необходимо для спасения Шайдара. А если оно, тело то есть, под Храмом или внутри него? Если да, и гномы взорвут здание, моё истинное тело будет уничтожено… Ох, только не это! Ведь тогда на Шайдар и близлежащие миры обрушится магическая буря и уничтожит всё и всех… Может, я сама умру чуть раньше, но разве в этом суть?

Нужно остановить диверсантов во что бы то не стало! Тем более, нам всё равно никак не уйти. Шаксус Джеры, покидая долину в безумной спешке, бежали не назад, а куда получилось. В результате мы оказались на вершине совсем не того холма, за которым начинался мост в Рокшу. А дроу нужно предупредить, и срочно.

Я осторожно, чуть ли не на карачках, отползла к противоположному краю рощицы, оглядеться насчёт возможностей для побега, и ахнула.

– Ребята, – в благоговейном ужасе пискнула, разглядывая два десятка гномов. Чуть поодаль, примерно в километре, виднелся чёрный зев уже укреплённого лаза, из которого выползала серебристая гусеница облачённых в доспехи тел. До нас этой группе оставалось дойти всего ничего. Метров пятьсот, не больше.

– Да, – угрюмо подвёл итоги братик, – чувствую, Ародские горы опустели капитально. В Штольне вряд ли с десяток воинов осталось.

– Угу, – я нервно облизнула пересохшие губы. – Незамеченными уйти не получится.

Мост в Рокшу располагался за соседним слева холмом. Чтобы добраться до спасительной дорожки, нам пришлось бы сначала выйти из-под прикрытия деревьев, спуститься вниз с противоположной стороны холма, навстречу «гусенице», и лишь потом бежать по дуге до канатной дороги.

– Уходить нужно в любом случае, – мрачно констатировал Хартад. – И чем быстрее, тем лучше. Они наверняка собираются взорвать мост. Если уж прокопались к Храму, наверняка знают план местности.

Угу, но… Кто помешает бородатым подорвать опоры моста или обрубить канаты, когда мы будем на нём? А они непременно поторопятся, если увидят нас и поймут, куда мы дёрнули. Это пока они заняты исключительно укреплением тоннелей и не спешат, а вот если увидят нас… Пришлось высказать свои опасения вслух.

– В узком месте мы сможем какое-то время их задержать, – прервал мой вялый протест тарухан. – А ты тем временем предупредишь Аторэля и остальных.

– Нет, – Варук отрицательно покачал головой. – Вы с Ташей предупредите. Если ты погибнешь, Шайдару придёт конец так же верно, как если погибнет сестрёнка.

– Да пошли вы оба! – взвыла я шёпотом, с трудом сдерживая крик. – То же мне, устроили выборы покойника! Все выживут, слышите? В конце концов, я Хранительница, и сил парализовать или заморозить этих скотов хватит!

– Не выйдет, – печально улыбнулся Серт. – Доспехи из метралона не пропускают магического воздействия, отражают его полностью. Так что тут вся твоя магия бессильна. Прости, Таша, мне действительно жаль. Кто-то из нас должен остаться. Другой вопрос, что уж точно не Варук. Он нужен своему народу. Хартад – тебе и Харруту. Габриэль, – эльф тепло улыбнулся брату, – матери, отцу и Тригори, так что я…

– Заткнулся! Только заикнись мне насчёт «я никому не нужен»! Вот только рискни! – рявкнула я зло. – Всегда есть варианты!

– Но не всегда именно такие, которые нам нравятся, – пожал плечами орк. – Давайте уже прекратим спорить, а?

– Вот… засада, – рыкнула Алька мрачно. – Как ни крути, кому-то кирдык. Хотя… мы с Греем их задержим! Возле моста развернуться с нашими габаритами особо негде, а вот… – и она с кровожадным блеском в глазах посмотрела на долину, почти до краёв заполненную гномами, а после перевела взгляд на колонну недоросликов с внешней стороны холма…

Я уже открыла рот, чтобы возмутиться идиотским предложением, когда вмешался Грей.

– Мы?! – прищурившись, оскалился Хартадовский телохранитель и даже угрожающе припал к земле, глядя на… Альку! – Не смей даже лезть туда, сумасбродка! Ты сама тварь магическая. Против закованных в метралоновые латы фанатиков сможешь использовать лишь когти и зубы! Против латников! Они же тебя в капусту покромсают, а всё равно больше пары сотен не снесёшь!

– Не снесу, – ухмыльнулась Шаксус Джер пренебрежительно. – Зато потреплю, как следует, и задержу на полчаса! А ты… трус!

И Алька, высокомерно фыркнув, развернулась и кинулась навстречу закованной в металл многобородой смерти. Я только ахнуть и успела, дёрнувшись следом:

– Стой!

Но Хартад обеими руками притиснул меня к животу, почти перегнув пополам. Аж дыхание перехватило!

– Куда? – прошипел он грозно. – Не смей!

«Посметь» я не успела. Перед глазами мелькнуло смазанной полосой нечто тёмное, обдав волной холодного воздуха, а тарухан попросту поднял меня на руки, шепча на ухо сиплым виноватым голосом:

– Ты ничем ей не поможешь, любимая. Она же упрямая… Прямо как ты. И, как ты, верит, что если очень постараться, можно пробить лбом стену невозможного или перепрыгнуть на ту её сторону.

Я несколько раз судорожно дёрнулась в бесплодной попытке освободиться от тисков родных, но таких безжалостных сейчас рук. Тарухан держал крепко. Слишком крепко, чтобы у меня хватило физических сил вырваться.

– Но ведь её сейчас убьют! – взмолились я. – Против толпы хорошо вооружённых уродов даже Шаксус Джеру не выстоять! Да как же… Я должна ей помочь! Отпусти! Я…

В конце концов, разве не говорил Унар, что я делаю невозможное реальным? Я смогу, нужно лишь верить и… освободиться.

– Ты будешь вести себя разумно, – сквозь зубы даже не проговорил, а прорычал Хартад приказным тоном. – Я не позволю тебе умереть. Подумай о судьбе Шайдара! Он погибнет вместе с тобой, если ты… – он запнулся, на миг прикрыл глаза и выдохнул-таки совсем другим, полным боли голосом: – Не хочешь о себе, обо мне подумай. Таша, ты – всё для меня. Если любишь, не рвись в самое пекло, сжалься…

Голос любимого, волшебный бархатный голос, всегда полный глубины и силы, сорвался почти на фальцет. Хартад… Его отчаяние ударило поддых, полоснуло по венам острым лезвием бессилия.

– Что я без тебя, моё чудо? – стиснув до хруста в рёбрах, прошептал он мне в волосы. – Таша, пожалуйста…

Но ведь Алька… Запрокинув голову, я в буквальном смысле завыла, сжимая кулаки, прорывая кожу ладоней ногтями. Алька! Ехидна, язва… подруга… я сама. Не хочу, чтобы она погибла! Не могу допустить её гибели…

Хватка Хартада чуть ослабла и, напрягая все силы, я выкрутилась-таки, встала ноги и… Всхлипнув, прикусила край ладони и вжалась спиной в широкую грудь любимого. Слёзы текли градом, горячими дорожками обжигая кожу щёк. Прости меня, Аленька… Прости! Но я… Я не могу оставить его…

В следующий миг ноги подкосились. Я сползла на землю, до судорог стискивая руками плечи, чувствуя вкус крови на прокушенных губах… Ашмар, Унар, все Хранители этого мира, ну помогите же ей! Плевать на правила и заперты! Просто помогите ей! Умоляю вас…

Хотелось… так хотелось, чтобы какой-нибудь Ашмар появился и спас нас всех и Альку в первую очередь, но Хранители были глухи к мольбам. Зато прямо возле лица вдруг, словно из ниоткуда, возникла чёрная лапища с длинными когтями.

– Видишь, что творишь? – раздался злой и осуждающий, но почему-то не совсем внятный рык Грея. – Постыдилась бы!

– Ташка? Ты чего? – услышала я писк, в котором с трудом распознала знакомый до печёнок голос своей… телохранительницы.

– Алька! – вскинулась я, глотая слёзы. – Только попробуй ещё раз так напугать, убью на фиг! Только попробуй умереть, покусаю же, зараза такая!

Телохранитель Хартада умудрился приволочь обратно мою сумасбродную проекцию! За шкирку! Вот прям так, волоком, с полной алой шкуры пастью и спас эту самоотверженную дуру!

– Греюшка, солнце, – кинулась я обнимать обоих. – Я тебя обожаю! Спасибо за Альку!! Спасибо!!!

Угольно-чёрный монстр смущённо фыркнул, выплёвывая слегка помятую, но живую и невредимую Альку.

– Нас заметили, – кратко проговорил он, кивнув в сторону склона. – Идут сюда.

Миг – и нас уже нет. В смысле, мужики, даже не переглядываясь, зашвырнули меня Грею на спину, и все сорвались с места. Я и пикнуть не успела, не то что осознать, кто именно меня «закидывал» на Шаксус Джера. Удар сердца, сильные руки поперёк живота, движение воздуха, короткий всхлип от неожиданности, и вот уже ветер в лицо и надёжная опора широкой груди за плечами.

Сморгнув, я оглянулась. Хартад, а за ним Варук. Мдя, такой Боливар и троих вынесет…. В следующую секунду нас обогнала Алька, на которой сидели остроухие братцы, и мы понеслись так, что в ушах загудело. Пришлось зажмуриться – глаза защипало от встречного потока воздуха.

Блин-блин-блин! Мы оторвались от погони, но до Рокши не успеем в любом случае. Мост длинный, а гномы дышат в затылок! Только я не могу позволить убить ни одного из моих друзей! Они все мне дороги не меньше самой себя. Все и каждый!

Глава 15 Оружие массового поражения

Вот только что мы были в шаге от цели, миг – и оказались от нее далеко, как никогда! И времени в обрез! Гномы долго думать не будут – снесут Храм к чёртовой бабушке, и что тогда? Не страшно умереть – жутко погубить своей смертью любимого, друзей и весь Шайдар. Чтоб этим патлатым козлам блох на… Эм? Блохи! Блохи же!

Я едва не свалилась с гладкой спины Шаксус Джера. Хорошо, любимый держал крепко, а то пришлось бы хранительнице Нашкара стать «падшей» женщиной. Упавшей, в смысле. Спасительная идея ликующе отплясывала джигу, жестами матерясь похлеще пьяного слесаря. Мне даже неудобно стало за своё подсознание, придающее образам эдакие формы.

Но бороться с подсознанием дело пустое, и, сжав Несущий Надежду в ладони, я извернулась в кольце сильных рук тарухана так, чтобы смотреть назад. И глаз ветер не сечёт, и сосредоточиться на задаче проще. Доспехи, значит, магию отражают? Ха! Не всё то магия, что проникает под латы! Одна беда – на скаку, когда зубы выбивают дробь, а Хартад настойчиво пытается усадить меня понадёжней, колдовать не получалось никак. Пришлось рявкнуть во весь голос:

– Стоять! Я знаю, как нам быть и что делать!

Мы успели ещё пролететь метров пятьдесят, прежде чем Шаксус Джеры соизволили прислушаться к моим воплям. Я уже голос почти сорвала, и припомнила всех упрямых ослов и глухих баранов. Слава Богу, всё-таки остановила их, таких целеустремлённых. В следующую секунду Нашкар ожил в ладони, отозвался на призыв ласковым теплом.

Ну, выручай, мой хороший!

Когда пыль и песок крутой волной взметнулись вверх, я только улыбнулась, направляя силу на трёхметровое облако. Будет вам по заслугам, бессовестные разрушители древних архитектурных сооружений! Мало не покажется!

Минуту спустя навстречу гномам магический ветер понёс тучу уже не пыли, а самого настоящего гнуса. Блохи, вши, клопы, строки, мошки, комары, слепни… Ага, я мно-ого чего вспомнила со злости! Потом птички сожрут всю мошкару, и никакого вреда природе, а бородачам будет куда веселее, чем нам. Особенно в доспехах! Как миленькие снимут свои метралоновые железяки, а там уже можно усыпить этих диверсантов или парализовать на пару часиков за милую душу. Дальше я не загадывала, мужчины разберутся.

На волне энтузиазма я добавила к нападению кусучей пакости небольшой сюрприз – земля под ногами бородатых покрылась толстой коркой льда. Очень жаль, если это повредит растениям, но что поделать? После обязательно восстановлю всё с помощью всё той же магии. Думаю, Шайдар простит мне эту пакость.

– Мы идиоты, – мрачно возвести Хартад, кода первая дюжина нападающих с лязгом и грохотом повалилась друг на друга, создавая живой затор для прочих. – Таш, ты можешь накинуть на нас защитный купол с эффектом невидимости?

Пару секунд я по-идиотски лупала глазами, глядя на любимого.

– Что?

– Метралон отражает магию, и обыкновенный купол защиты будет бесполезен, а вот если…

Блин! Как я сама не додумалась! Вот уж точно, торможу не по-детски!

Пару минут спустя мы, невидимые для гномов, преспокойно отдыхали чуть в стороне от разворачивающегося действа. Впрочем, бородатым было не до нас. Звон и мат-перемат стоял такой, что любо-дорого! Если бы ещё уши в трубочку не сворачивались…

Недорослики дёргались, лупили сами себя по доспехам и просто впустую размахивали руками. В толкучке они через раз въезжали то в нос соседу рукой в метралонновой перчатке, то в зубы пяткой. Это когда отнюдь не радостно на лёд падали.

– Таш, – Алька нервно сглотнула, глядя на всё разрастающуюся бородатую кучу-малу. – Ты катастрофа вселенского масштаба!

– Льстишь, кожемяка, – довольно щурясь в объятиях любимого, усмехнулась я. – Всего лишь регионального.

На шум подтянулись гномы из долины и бодро скатились на собратьев по обледеневшему склону. Я задумчиво почесала нос. Эдак они друг друга банально передавят! Нет уж… Заковать в ледяной панцирь склоны холмов и лужайку внутри долины возле Храма оказалось не сложно, благо, магия из Нашкара текла свободно. У меня даже голова не кружилась совсем! А потом, превратив долину в ледяной котёл, я создала дополнительную тучку насекомой живности, направив её злодействать к Храму.

– Ох, как жаль, что отец этого не видит, – вздохнул Габи, толкая Серта локтем в бок. – Так ведь, потеряшка?

– Кто? – по привычке насупился блондин.

– Единокровная потеряшка, – невозмутимо пояснил дроу, не отводя взгляда от битвы гномов с самими собой.

Услышав такое, Серт вздрогнул, окаменел, но после неуверенно улыбнулся. Кажется, он ещё не до конца осознал обретение родителей.

– Солнце, могу я тебе задать личный вопрос? – наклонилась я к эльфу. – Если не хочешь, отвечать не обязательно.

– Конечно.

– Тебе Аторэль-то вобще как? – дождавшись кивка, спросила я тихонько. – Понравился?

– Вот ты о чём… Я пока не понял, – с искренней улыбкой шепнул в ответ остроухий. – Я и мать-то отыскать не рассчитывал, а тут ещё и… Нужно время, чтобы принять произошедшее, к тому же я не уверен в отношении самого Аторэля. Ты же понимаешь, что я для него в лучшем случае чужой, к тому же светлый? Чего-чего, а навязываться точно не буду. Но ты не подумай, я бесконечно благодарен теб…

– Да ладно, – Габриэль вмешался в беседу, ничуть не смущаясь щекотливости темы. – Не усложняй. Я отца подольше твоего знаю, и могу сказать с чистой совестью, что единственная причина, по которой он не уморил тебя душещипательными беседами – банальная растерянность. Подожди, он ещё тебя замучает вопросами! Сейчас он чувствует себя виноватым перед тобой, ещё и поэтому отстраняется, а вообще отец он хороший. Честно.

Мы с Сертом уставились на дроу, как парочка идиотов на заговорившие лапти. Вот уж чего не ожидала от Габи, так это психоанализа! Он всегда такой… немножко мальчишка. Но дроу решил добить нас, чтоб наверняка:

– Насчёт мамы ещё веселее. Обычно она не склонна обливаться слезами по поводу и без, но тут нервишки подкачали. Как успокоится, тебя ждёт допрос с пристрастием, кстати. Но имей в виду, я уже на твоей стороне. Всегда мечтал иметь старшего брата! Как минимум, ты спасёшь меня от постоянных отсылов к поддержанию репутации будущего правителя Тригори перед подданными.

– В последнем я бы не был так уверен, – откашлявшись протянул Серт. – Всё-таки я светлый.

– Лишь наполовину, – возразил Габриэль. – И, заметь, в свете открывшейся родословной матушки, я тоже наполовину светлый.

– Не берите в голову, – хихикнула я. – Правительница Тригори и вовсе целиком светлая! К тому же, как выяснилось, дроу вообще – прямые наследники правителя светлых эльфов. А ещё у вас есть я!

– От скромности ты точно не умрёшь, – фыркнула моя личная язва.

– Тебе виднее. Ты же – моё отражение.

– Боюсь, – несколько отстранённо буркнул до того молчавший Грей, – отражение не совсем точное. Уж скромность точно целиком и полностью досталась Хранительнице.

– Ха! А я улучшенный вариант! – прошипела Алька, гордо вскинув голову и прищурилась: – Тебе что-то не нравится?

– Лично мне ты более чем нравишься. От носа до кончика хвоста, и такая, какая есть.

Я зажала смешок ладонью, глядя, как отпадает челюсть у подруги, а и без того алая шкура начинает буквально пламенеть. Ещё чуть-чуть, и ехидна либо вспыхнет, либо превратится в пушистую зайку! Причём ярко-красную и онемевшую от изумления. Или удовольствия?

– Таешь? – мысленно хихикнула я.

– Чья бы корова мычала, – машинально огрызнулась Шаксус Джер. – Сидишь тут, а вместо того, чтобы наблюдать за крушением многолетних усилий гномов на поприще уничтожения такой скромной тебя – ржёшь, как конь!

– Во-первых, как лошадь, – совсем развеселилась я. – Или, в крайнем случае, кобыла. А потом, на вас с Греем смотреть куда приятнее.

– Правда? – как-то очень робко прошептала Алька, покосившись на меня.

– Истинная! – без тени сомнений улыбнулась я ей. – Намного приятнее! У тебя, в отличие от гномов, блох в бороде нет!

– Тьфу на тебя! У меня и бороды нет.

– Зато есть Грей.

Подруга окончательно смутилась и демонстративно отвернулась, а я подмигнула её клыкастому кавалеру.

– Таша? – родной голос Хартада, как всегда, волнительной дрожью отозвался во сём теле. – Я хотел…

– Да, – запрокинув голову, я посмотрела в зелёные глаза.

В их изумрудном пламени плескалась бесконечная нежность и…

– Спасибо, тебе, – крепко стиснув в объятиях, прошептал он.

– За что?

– Я понимаю, как тяжело тебе было остаться со мной, – едва слышно проговорил тарухан, кивнув на соседний холм. – Спасибо.

Я промолчала, спрятав ответ за ресницами. Сейчас уже дело не в том, что осталась. Вернее, не только в нём. Именно тогда я окончательно осознала, насколько важна для Хартада. По-настоящему важна, и отныне придётся учиться действовать с оглядкой.

Оказалось, когда тебе дарят душу, впускают в самую её глубину, это… сложно. Страшно подвести, и не подвести невозможно. Я же не хрустальная ваза, на полочку не поставишь. Как бы ни старалась, всё равно рано или поздно вляпаюсь в очередные неприятности, а Хартад будет переживать.

Нам обоим предстоит ещё многому научиться, чтобы отыскать баланс между страхом за другого и желанием оставаться самими собой. Мечтая о принце, я как-то не задумывалась об этой стороне медали, но… оно того стоит. Если откровенно, оно стоит куда большего! Всего мира мало будет…

Ждать, пока блохи и прочий гнус доконают бородатых придурков, пришлось довольно долго. Габриэль успел заочно познакомить Серта и нас с главными фигурами при дворе Тригори. Алька с Греем дважды поругались. Ну, это Алька поругалась, а Грей просто позволил ей спустить пар. Телохранитель Хартада вообще отличался неразговорчивостью и несколько чрезмерным спокойствием.

Пока я размышляла, по-настоящему так невозмутим Грей или держит лицо, то есть морду, Варук прочитал мне нотацию по поводу вопиющей безответственности из-за моей попытки кинуться в самое пекло спасать подругу. Ещё он пообещал в следующий раз положить поперёк колена и отшлёпать, так, чтоб неделю сидеть не могла. Хартад, кстати, молчал и не возражал орку, хотя мог бы и защитить.

Я немного обиделась на обоих, хотя в душе признавала их правоту. Но всё равно демонстративно сложила руки на груди и надулась. Но, увы, как следует разозлиться не получилось, поскольку при этом сидела на коленях у Хартада, который меня бережно обнимал, обжигая горячим дыханием шею.

Попыталась отвлечься, прислушиваясь к разговору эльфов, но очень скоро запуталась в длиннющих именах и километровых родословных придворных советников и министров. В результате я задремала, уронив голову на плечо любимому, чувствуя сквозь сон его ласковые прикосновения к волосам и щеке. Наверное, зря, потому что когда проснулась, дорога к Храму осталась позади, а я стояла в большом гулком помещении.

Темнота давила на плечи, пожирала все звуки, кроме оглушительно громкого стука моего собственного сердца. И никого вокруг…

Я прекрасно помнила, как пронзительно скрипнули кованные ворота, когда мы вошли в Храм. Помнила, как они захлопнулись со зловещим стоном несмазанных долгие века петель. Шаксус Джеры, Хартад, ребята – все остались с той стороны, а я очутилась в сердце тьмы совсем одна.

С каждым шагом в воздух поднимались тучи пыли, которая забивалась в нос и рот, скрипела на зубах, оседала на ресницах и приходилось постоянно её смахивать. Постепенно идти становилось всё труднее. Ощущение, будто воздух густел, превращаясь в подобие киселя. Недоброе предчувствие теснило грудь.

Я шла и шла, думая о Шайдаре, которому так нужна магия, о гномах, архане, Маргале, Ирвине… Но вот вытянутые вперёд руки коснулись чего-то твёрдого. Преодолевая брезгливость, я ощупала стену, покрытую паутиной и пушистыми наслоениями праха минувших лет. Когда пальцы наткнулись на большую изогнутую ручку, сердце пропустило пару ударов.

Страшно. Что ждёт меня там, за дверью? Смогу ли выполнить предначертанное, или… В любом случае, я должна выполнить обещание, данное хранителю ЭлТаш. А ещё я всей душой хочу помочь этому миру, любимому, друзьям!

Отбросив сомнения, я надавила на ручку и медленно открыла проход в очередной полный чернильной черноты зал. Первый шаг. Одной ногой ощупываю пол, проверяя на прочность. Всё хорошо. И… я переступила порог.

Неожиданно наверху вспыхнул яркий свет, заставив зажмуриться и выпустить дверную ручку, чтобы прикрыть глаза ладонью. В ту же секундуо громкий щелчок замка за спиной, и мороз по коже.

– И где ты пропадала? – дребезжащий голос впился в мозг ржавой иглой. – Экзамен по микроэкономике пропустила, но завтра пересдача. Радуйся. И не забудь курсовую. Практические после сдашь.

Я в ужасе попятилась, сквозь слёзы глядя на нашу завкафедрой. Нет! Этого не может быть! Но дверь за спиной исчезла без следа, а все мои попытки хотя бы наощупь отыскать её, ни к чему не привели. Только ногти обломала, да преподавателя довела до истерики.

– Наташа, немедленно прекрати пинать стену! – Ольга Сергеевна перешла на фальцет, но мне было уже всё равно. – Алтуфьева, хочешь из института вылететь? Так я тебе это мигом устрою! И на зачётку не посмотрю!

Нет! Я не хочу, не могу потерять их всех! Я не хочу жить на Земле, когда Хартад, Алька, Варук… все, кто мне дороги, остались на Шайдаре! Мой мир там, а не здесь!

– За что? – сползая на пол институтского спортзала, я завыла в голос. – За что?!

Хранитель же сказал, что обратного пути не будет!

Слёзы душили, отчаяние давило на виски. Как теперь они без меня, без магии? Почему? Мы же всё сделали правильно! Гномов усыпили, миновали долину, поднялись по искорёженной взрывом лестнице с драконами… Я вошла в Храм, а тут…

– Это нечестно! – запрокинув голову, крикнула я кому-то неведомому. – И подло! Нельзя давать надежду и отбирать вот так, ни с того ни с сего!

Ох… надежда же! Нашкар! Рванув ворот футболки, я потянулась к амулету, но… на тонкой цепочке висел лишь крестик, подаренный когда-то бабушкой. Нашкара не было!

Боль полоснула по горлу, сдавив его петлёй удушья. Отчаяние наполнило лёгкие, а я съёжилась на крашеном полу, зажав ладони между колен. Зачем мне жить, если Шайдар погибнет? Зачем мне этот мир, когда в том умрут друзья, любимый, даже враги? Зачем?!

– Таша, что с тобой?

Захлёбываясь слезами, я уже ничего не соображала. Тоска связала душу, опутала паутиной тонких нитей воспоминаний, которые впивались в кожу, сердце и радужные крылья рыдающего со мной чувства. Запахи, звуки, ощущения и картинки мелькали перед глазами, постепенно теряя краски, сливаясь в одно невнятное марево…

– Таша?

Меня затрясло. Сначала слегка, потом основательно. Клацнув зубами от очередного толчка, я раскрыла глаза и увидела…

– Хартад! – изо всех сил прижавшись к тарухану, я уткнулась лицом в его плечо, вдыхая такой родной запах. – Ты здесь…

– Всё хорошо, чудо моё, – поглаживая по спине и волосам, ласково проговорил он. – Я с тобой, мы все с тобой… Успокойся. Тебе просто приснился дурной сон. Не плачь, милая…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю