290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 13)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 20 страниц)

– Я не хочу возвращаться на Землю! – ещё не до конца осознав, что увиденное оказалось всего лишь кошмаром, сквозь всхлипы выдавила я. – Не могу потерять тебя, Альку, Грея, Варука, эльфов – всех вас!

– Не бойся, я не отпущу тебя, – непривычно ломким голосом отозвался любимый. – Мы не отпустим. Даже и не думай исчезать!

– Я так тебя люблю! – сморгнув слёзы с ресниц, я запрокинула голову и обняла лицо тарухана ладонями, чувствуя, как соль щиплет прокушенную губу. – Я так люблю тебя и Шайдар! Никогда не отпускай меня, пожалуйста!! Никогда!!!

– Обещаю, – выдавил Хартад и поцеловал, стирая с губ вместе с солью остатки жуткого сна. – Жизнью клянусь, никогда тебя не отпущу, моя светлая…

– Тьфу на вас, – вклинилась Алька ворчливо. – Опять телячьи нежности на пустом месте! Ташка, ты чего так испугалась? Аж побелела вся! Подумаешь, сон! Не маленькая ведь. Какой монстр должен присниться такой большой девочке, чтобы довести до истерики, а?

– Не монстр, – прижимаясь щекой к плечу любимого, я вздрогнула. – Я вошла в храм Заката, а вышла из него… на Землю. В свой родной мир.

Ехидство сменилось напряжённым молчанием. Причём молчали все. И тишина такая… Даже лязга гномьих доспехов почти не слышно.

– Думаешь, – наконец выдавила Алька тихое, – сон в руку?

– Не дай Бог, – сглотнув, простонала. – Не дай Бог!

– Глупости, – неожиданно бодро фыркнул Габи. – если ты вернёшься в свой мир, Шайдару кранты, а в пророчестве сказано про спасение мира.

Я лишь молча улыбнулась и ничего не ответила. Так-то оно так, но ведь Хранитель это пророчество в буквальном смысле смастрячил на скорую руку. И вроде причин бояться нет, а всё равно – страшно. Вдруг он ошибся, или я что-то не так поняла?

Вдруг, как только найду истинное тело, меня вместе с ним вышвырнет обратно? Вдруг магия просто переместится в тело временное, Нашкар, или кого-то живого, а я окажусь на Земле? Без друзей, без любимого, без этого сказочного мира? «Вдруг» – очень страшное слово.

– Ладно, – вытирая рукавом мокрое лицо, я глубоко вздохнула. – Пора идти. Гномы, вон, уже во всю стриптиз осваивают.

Недорослики и вправду уже дошли до кондиции. Тут и там метралоновые доспехи сыпались на лёд, а их хозяева яростно чесались. Не так чтоб совсем все, но большая часть. Некоторые особо упёртые так и кувыркались в латах, при этом медленно, но верно перемещаясь по направлению к мосту.

Печально покачав головой, я покосилась на ребят.

– Кого смогу, усыплю, – сказала, поднимаясь на ноги, – Остальные уже на вас. Справитесь? Или ещё подождём?

Упёртых на глаз было процентов десять, не больше, но и это много. Здесь около сотни, и ещё неизвестно, сколько в долине. Оттуда ведь по ледяным склонам быстро не выбраться.

– Ждать бессмысленно, – скривившись, отозвался Серт. – Если уж не разоблачились сейчас, и потом не станут. Эти умные, поняли, откуда ветер дует.

– К тому же мост, – заметил Габи, кивнув в сторону Рокши. – Если наши услышали взрывы, могли двинуться на подмогу, но пока до стен дойдут, пока через пропасть переберутся… Не исключено, что вместе с опорами гномы уничтожат и родителей. Я не могу этого допустить.

– Забудь это гадкое слово, – прикидывая, как облегчить ребятам задачу, фыркнула я.

Магия тёплой волной соскользнула с пальцев, устремляясь к раздетым воинам.

– Какое? – непонимающе вскинул брови дроу.

– «Я». Мы все не допустим обрушения моста, а про «я» в таком контексте забудь и даже не заикайся.

Невидимое облако силы достигло подножья холма, и гномы один за одним начали засыпать, опускаясь на землю. Вскоре над сотнями тел воздух задрожал от дружного басовитого храпа, и тут меня заинтересовал один очень важный вопрос. Бесконечно важный и очень… волнующий.

– Хартад? – оглянувшись через плечо, позвала я нервно.

– Что-то не так? – Оказывается, тарухан стоял буквально в шаге от меня, и, увидев нервно прикушенную губу, нахмурился.

– Скажи пожалуйста, – я сглотнула, но всё же посмотрела ему в глаза, готовясь задать весьма неприятный вопрос, – Скажи, а я… храплю?

– Ещё как! – заржала Алька.

– Нет, – выдохнув с явным облегчением, улыбнулся Хартад.

– И как это понимать? – подбоченившись, возмутилась я. – Так храплю или нет? Я же себя во сне не слышу!

– Сестрёнка, – Варук насмешливо толкнул меня в бок. – Ты ничего не забыла, нет? Давай, вы попозже животрепещущие темы обсудите, хорошо?

И правда, чего это я так не вовремя завелась?

– Прости, – виновато пожала плечами. – Совсем на нервах мозги растеряла.

Дабы реабилитироваться, я напрягла фантазию. Как бы так сделать, чтобы мои ребята не пострадали в бою? Всё же сотня хорошо вооружённых гномов – это вам не фунт изюма. Пока они ползают, но ведь лёд придётся убрать, иначе и мои друзья аки коровы на льду раскорячатся. Хотя… Эврика!

– Усё, – хихикнув, известила я ребят спустя минуту. – С этой стороны холма льда почти нет. Можно брать бородатых гадов, пока тёпленькие.

– Почти? – вскинул бровь Серт. Видно, не забыл, как в храме Рассвета на импровизированном катке с тазиками танцевал!

– Ага, только на подошвах у некоторых, – радостно подтвердила я, но тут же скуксилась и добавила уже нервно: – Одна просьба. Вернее две.

– Да? – переглянулись мужчины.

– Будьте осторожны. Я не хочу, чтобы кто-то пострадал. – Прищурилась и уже с угрозой в голосе: – Вот только попробуйте погибнуть! С того света достану и убью! Понятно?

– Угу, – хохотнула Алька. – А вторая часть просьбы и без озвучки очевидна!

– Кому как, – Габриэль выжидательно посмотрел на Шаксус Джеров.

– Дык, чего ж тут гадать? – демонстративно потягиваясь, сверкнула оскалом подруга и, подражая моему голосу прогнусавила: – Постарайтесь гномов не сильно убивать!

– Ну да, – смущённо ковырнула я землю носком кроссовки. – Они идиоты и сволочи, но ведь живые! Я понимаю, в бою не до сантиментов, но если будет выбор…

– Дура ты, Ташка, – припечатала моя язва. – Наивная, добрая дура. С тобой и в детском саду по шее огрести можно. Ладно, жди нас здесь, а купол не снимай. Ясно?

– Ясно, – кивнула я.

Чего ж не ясного? Понятно, что в бою от меня пользы, как от козла молока. Только под ногами мешаться буду. А сверху, если повезёт, могу помочь магией, если что.

Грей первым начал спускаться вниз, когда тарухан приказал Альке:

– Ты останешься с Ташей! И не обсуждается.

– Ещё чего! – нагло фыркнула красная ехидна и сломя голову понеслась вниз, чтобы Грей, не дай Боже, её не опередил.

– Не беспокойся, – я погладила любимого по напряжённой спине. – Я никуда не денусь. Правда. Добавлю магии в купол и буду вас ждать. Ты, главное, будь осторожен. Я люблю тебя.

– А я тебя, – быстро поцеловав в губы, Хартад всё же решился оставить меня одну и направился вслед за остальными ребятами, которые уже спускались по склону.

Глава 16 Не из всякой скорлупки вылупляются голубки

Исключительно чести ради (в смысле, потому что слово дала) я добавила в купол невидимости ещё немного магии, а вместе с ней и функцию защиты. От латников она не спасёт, но хищника или гнома без доспехов остановит.

Потом, изо всех сил стараясь не смотреть вслед ребятам, привела в порядок растрёпанные волосы. Господи, если бы я могла поделиться с ними силой! Если бы только могла… Но сейчас банально не мешаться под ногами – лучшая помощь. В драке на мечах толку от меня чуть да маленько, а вот вреда…

Убрав расчёску в рюкзак, я несколько секунд сидела с закрытыми глазами, загоняя дурные мысли и порывы вглубь. На меня то и дело накатывала нервная дрожь, сбивая дыхание и заставляя пальцы судорожно сжиматься, предвещая наступление истерики. Было бы куда проще там, внизу.

Отсиживаться в тишине и покое, когда близкие люди рискуют жизнями… гадко. Ощущение, будто предаешь не только близких, но и самоё себя. И разумные доводы совсем не помогают избавиться от чувства вины и желания сломя голову бежать на подмогу. Зато они вынуждают оставаться на месте и держать данное слово.

Нет, перспектива биться с гномами, подставляя под удар свою неприспособленную к дракам тушку, не вдохновляла. Я ж не экстремалка какая, мне и без драк адреналина выше крыши. Но ждать у моря погоды и переживать ещё хуже.

Пока ребята спускались вниз, мне удавалось себя отвлекать. От нервов заметно знобило, и я наколдовала себе тёплое одеяло. Потом, завернувшись в него, огляделась и выбрала подходящий наблюдательный пункт. Совсем не смотреть всё равно ведь не получится.

Усаживаясь на внушительном валуне, торчащем из земли возле самой кромки купола, я ещё как-то успокаивала себя мыслями про лёд на подошвах у противника, отнюдь не рядовые способности друзей и любимого, как воинов, наличие на нашей стороне сразу двух Шаксус Джеров, каждый из которых сам по себе стоит маленькой армии… Проще говоря, я делала всё, лишь бы не сорваться на визг. Причём «визг на бегу». Угу, вниз по склону.

Потом… Ребята добрались до гномов, которые уже давно заметили приближение искателей и сгруппировались, несмотря на сложности с удержанием равновесия. Оно, равновесие, всячески сопротивлялось «удержанию», и некоторые гномы шатались или падали, едва сделав шаг, но кряжистая конституция низкоросликов на этот раз сыграла им на руку. Падать было не высоко, а подниматься не сложно. Жаль, «обледенить» доспехи полностью не получилось. Я ведь пробовала, надеясь таким образом хотя бы на время сковать гномов, но увы – метралон покрываться ледяной корочкой не желал, чтоб его…

Прикусив губу, я зажмурилась. Господи, помоги нам! Ну, пожалуйста! Ты ведь можешь. Ты знаешь, что мы не хотим никому зла! Просто так вышло, что гномы по недомыслию или из жадности стремятся уничтожить последний шанс Шайдара. Кому, как не тебе знать, где истина? Господи…

Как бы там ни было, едва раздался лязг металла, глаза распахнулись сами собой, а дальше… Я вцепилась в камень, на котором сидела, так, что костяшки пальцев побелели, а подушечки начало саднить.

Шаксус Джеры ударили гномов с тыла, заняв позицию между ними и мостом в Рокшу. Телохранители больше лупили лапами, провоцируя эффект домино и сумятицу в стане врага. Видно, зубы и когти мало что могли против заключённых в антимагические доспехи бородачей. Зато это не позволяло гномам сосредоточиться на остальных искателях.

Ребята… Я не знаю, как это описать. Скажу только, что чувствовала себя извращенкой – слишком много несовместимых эмоций поднималось изнутри. С одной стороны, невозможно не любоваться движениями истинных воинов, каждое из которых – как песня. Глаза жадно ловили каждый шаг, поворот корпуса, движение руки… Выверенные, хищные движения, словно воплощение самой силы, но в то же время плавные, тягучие и как будто ленивые… В этой обманчивой ленивости и плавности не было ни на йоту женственности или слабости – лишь непоколебимая уверенность и мощь настоящих мужчин.

И я восхищалась, растворялась в этом совершенстве! Но одновременно меня душили страх и отвращение. Каждый раз, когда меч кого-то из ребят обагрялся кровью, меня передергивало, хотя я не могла не радоваться тому, что это их оружие окрашивается красным.

А ещё теснили грудь обида и сожаление. Как же обидно, что банальная глупость привела к такой жестокости! Разве желание быть сильнее остальных, причём ничем не обоснованное, стоит жизней? Несправедливо! Слепота одного народа грозит гибелью всему миру…

Меня мутило от вида крови, и я пыталась не смотреть, но всё равно не отрывала взгляда от битвы. Пробовала абстрагироваться от сочувствия гномам, и не могла не жалеть этих придурков. Мне было очень страшно за любимого и друзей, но… я не могла не любоваться ими… Говорю же – извращенка какая-то. Сплошные противоречия.

Спустя час бой всё ещё продолжался. Правда, от пары сотен латников на ногах осталась едва ли половина, но осталась же. А ребята не железные, наверняка уже устали. От избытка и разнообразия эмоций я постепенно впадала в ступор, в голове осталась лишь одна мысль – главное, чтоб все остались живы!

Цепляясь за камень, на котором сидела, я раз за разом монотонно повторяла эту фразу, пока от неё не осталось лишь короткое «живи», обращенное ко всем сразу и каждому по отдельности. Живи…

Искусанные губы болели. Пальцы покалывало от напряжении и магии, которая не находила выхода. В глаза будто песка насыпали.

Не знаю, сколько ещё времени так продолжалось, но долго, а потом стало совсем плохо. Стало казаться, будто сама земля дрожит и раскачивается. Вот что значит – перенервничала!

Оглядевшись по сторонам, убедилась в неадекватности собственного восприятия. Чувствую, как раскачивается земля и камень под попой, а деревья стоят, как стояли, и трава колышется исключительно под порывами ветра. Если так дальше пойдёт, я чокнусь. Нужно успокоиться, а то сорвусь на крик или ещё чего натворю, а ребят отвлекать нельзя ни в коем случае.

Я заставила себя закрыть глаза и стала вспоминать «Отче наш». Просто других молитв отродясь не знала, а помощи, кроме как у Бога, просить уже не у кого. К сожалению, молитва не помогла. Меня только сильнее начало мотать из стороны в сторону. Ощущение, будто земля из-под ног уходит! Правда, я не на земле, а на камешке сижу, но…

Когда в очередной раз тряхнуло, я чуть было не свалилась со своего валуна и тихонько взвизгнула, цепляясь занемевшими пальцами за камень. Блин, меня так не мотало, даже когда в Душе Света коньяк с Варуком пили! Это уже не вертолёты, а какие-то американские горки!

В ушах загудело так, словно я оказалась возле колонок в ночном клубе. Тело мотнуло в сторону и назад, но спина уперлась в нечто твёрдое и холодное. Когда же инстинктивно распахнула глаза, едва не подавилась криком. До земли было метров пять, если не больше!

В ушах снова загудело, но теперь я расслышала в басовитом ворчании некий ритм, и меня осторожно обхватили огромные каменные ладони… тролля! В том, что руки принадлежали именно троллю, я догадалась лишь очутившись в подвешенном состоянии напротив круглого серого лица.

Рубленые черты. Прикрытые тёмно-серыми морщинистыми веками, лишённые ресниц глаза. Плоский нос. Огромный, от уха до уха, рот. Сами уши округлые, оттопыренные и расположенные не как у людей, а куда ближе к макушке. Мощные покатые плечи, покрытая сырой землёй и лишайниками грудь.

Большего я не увидела, но не в моём положении привередничать. Когда ты почти полностью помещаешься в кулак собеседника, лучше улыбаться и не выпендриваться, если нет желания стать мясным пюре без соли и перца. Я попыталась хоть как-то улыбнуться, глядя как медленно, очень-очень медленно, поднялись тяжёлые веки великана. Улыбка сползла с лица, проследовав за отвисшей челюстью. Я застыла, завороженная ярким сверканием насыщенно-синих сапфиров.

Во взгляде каменного монстра не было ни злости, ни жестокости. Напротив, синие глаза светились чем-то тёплым, живым и добрым. Несколько раз приоткрылся безгубый рот, забавно изгибаясь, и снова в ушах загудело.

Стоп, так это он со мной говорить пытается? Но почему ничего не понятно? Я же стараниями хранителя Эл Таша все языки Шайдара, как родной, слышу. Хотя… кажется, я что-то про такое читала… Но что именно? Так… тролль или великан, большой, сильный… И? Ох, точно же! Медленный! А почему? Нет, ясно – камень шустриком быть и не должен, но ведь…

Вот у Пратчета тролль Детрит5 медленно думал и говорил из-за жары, а на морозе ускорялся. Но это не наш случай. Судя по тому, откуда меня сняли большие руки, тот валун, на котором я расселась больше часа назад, был головой этого синеглазого чуда. Но я не меняла температуры камня, разве что попой нагрела. То есть, температурный режим не причём…

С перепугу и от изумления мысли метались в голове заполошными курами. Гаму много – толку чуть. Я минут пять доходила до элементарной вещи, о которой должна была подумать в первую очередь – магия! Я сидела на валуне, вцепившись в него изо всех сил и до тошноты твердила «живи». И ведь чувствовала, как магия колет пальцы, но…

Впрочем, чего гадать, если можно банально проверить эмпирическим путём? Потянувшись к Нашкару, я направила силу в огромные ладони, бережно, с неожиданной для такой громадины нежностью, обнимающие всю меня целиком и сразу.

– …енькая… – голос, напоминающий далёкий гром, почти сразу же стал на полтона выше, и я разобрала конец какого-то слова.

– Что, простите? – переспросила.

– Спасибо, маленькая, – медленно и тяжело, но уже внятно ответил…эм…

– Извините, а вы тролль?

– Горный, – кивнул тот. – А ты?

– Хм… а я не тролль, – растерянно сморгнув, пискнула я. Сложно не пищать, когда перед тобой во всей пугающей красе встаёт такое вот… чудо. – Меня Ташей зовут. Я обычный человек.

– Это я понял, что ты человек. Хотя и не совсем обычный, правда? Погр.

– Извини, что?

– Я тебя понял, – послушно повторил тролль. – Ты человек.

– Нет-нет! Погр – это что?

– Имя.

Мдя… Многословие – это не про моего нового знакомца! Вот Алька бы… Ох!

– Приятно познакомиться, Погр! – торопливо выпалила я. – А ты как к гномам относишься?

– Плохо, – снова почти прогудел тот. – Они наши горы разоряют и…

– Ох, прости, что я сразу с просьбой, но времени объяснять почти нет. Гномы хотят помешать возвращению на Шайдар магии, а мои друзья сейчас пытаются в этом помешать им. Вон там, – я мотнула головой в сторону склона, поскольку руки были зажаты в ладони каменного великана вместе со мной. – Ты не мог бы…

– Держись, – усаживая меня к себе на плечо, он даже не дослушал фразу до конца, а вместо этого семимильными шагами двинулся в указанном направлении.

Я едва успела рассеять защитный купол и вцепилась в мясистую мочку великанского уха обеими руками. Попе было жестковато, но в целом даже странно – тролль вроде каменный, но при этом мягкий и тёплый! А потом стало не до мыслей. С каждым шагом вниз по склону великан двигался всё быстрее, а меня трясло всё основательней. Хорошо хоть подстраховать слабую человечку догадался, осторожно прижав ладонью к собственной шее. Тоже мягкой, кстати.

Огромные ступни выбивали всё ускоряющийся ритм, в такт которому содрогалась земля. Погр на одной ноте гудел нечто угрожающее. Мне даже почудилась в сочетании этого низкого гула и ритма тяжёлых ступней смутно знакомая мелодия.

Чтобы не пугать друзей и продемонстрировать, что несущаяся к ним каменная махина на нашей стороне, я принялась громко петь Coco Jambo6. Помнила только припев, но зато на ногоступный ритм легло офигительно!

Куда лучше было бы помахать друзьям белым платочком, но у меня всего две руки, и обе заняты цеплянием за ухо тролля. Падать с высоты пяти метров, да ещё на бегу, желания не было. Если бы Погр меня спросил, я вообще на холме осталась бы, но, похоже, не судьба – без приключений и на этот раз обойтись.

– У-у-о-о-о-а-а-а! – Метрах в пятидесяти от места сражения взвыл весомый аргумент в нашу пользу.

– Ja-a-a-ambo-o-o-o-o! – возопила я, подпрыгивая на каменном плече.

– Ташка, зараза! Что ж тебе спокойно не сидится! – в голос застонала Алька.

– А-а-а-а! – Синхронно и очень испуганно выдали гномы почему-то фальцетом. – Тролль! Троль!! Тролль!!!

Началась натуральная свалка. Толстые бородатые дядьки прыснули во все стороны, позабыв и про искателей, и про битву века. Даже про чувство собственного достоинства и присущий гномам бас! Около сотни латников ползком разбегались с пути Погра, который с откровенным удовольствием орал, размахивая свободной рукой.

Хорошо, мои ребята сообразили посторониться и в мгновение ока освободили дорогу. Хотя им проще, чем латникам. У гномов мобильность пониженная из-за тяжёлых доспехов, да и подошвы скользкие – кроме как на четвереньках передвигаться никак нельзя. Но тут я вспомнила про…

– Тормози! Там обрыв! – дёргая Погра за ухо, несколько поздновато крикнула я.

Почему «поздновато»? Да просто мы такую скорость развили… того и гляди, даже если свернуть успеем, холм насквозь пробьём, что, учитывая вес и природу великана, не так уж и невероятно. Вот только я слегка живая и немножко мягкая, для осваивания работы тарана!

– А-а-а! Ма-а-а-ма-а-а! Тормо-о-о-зи-и-и-и!

Тролль попытался изменить траекторию почти полёта и взмахнул руками, а я… Зажмурившись с перепуга, уже почти представила себя расплющенной о породу, когда меня оторвало от надёжного плеча и уха каменного помощника. Что я сделала? Конечно, завизжала изо всех сил, перекрывая голосом даже лязг доспехов на уползающих гномов.

– Тихо-тихо… Я с тобой, любимая, – знакомый бархатный тембр не столько услышала, сколько почувствовала всем телом.

Визг оборвался сам собой. Оказывается, полёт уже завершился в надёжных объятиях тарухана. Хотя… Прокрутив в голове ощущения, поняла, что не свалилась с плеча, а… меня оттуда сорвали! Хартад стащил меня с плеча тролля… на бегу!

– Как?!

– С тобой, родная, и не такому научишься, – усмехнулся бледный тарухан. – Ты меня очень напугала.

– Но я… – Мою попытку оправдаться оборвал грохот. Земля под ногами содрогнулась так, что даже любимый пошатнулся. – Погр!

– Я в порядке, – раздалось гулкое из тучи пыли чуть поодаль, и я едва не расплакалась от облегчения.

– Это и вправду каменный тролль? – с опаской поглядывая в ту сторону, шёпотом спросил Серт.

– У тебя есть сомнения? – вместо меня ответил Варук и махнул рукой на улепётывающих со всех рук и коленей гномов. В таком положении они напоминали перекормленных серебристых жуков. – Вот у подгорного народа сомнений нет, хотя тролли и пропали лет семьсот назад.

– Заснули, – поправляя, прогудел выходящий из облака пыли великан. – Рад познакомиться с друзьями Спасительницы.

– Мы тоже очень рады, – с интересом разглядывая Погра заверил его Габриэль. – Но я думал, вы в Ародских горах обитали. Здесь какими судьбами?

– Перебрались, когда эти, – тролль кивнул на серебристую россыпь недоросликов, – совсем замучили наши дома взрывать. Здесь спокойнее и тише.

– Меня больше интересует, каким образом ты сквозь купол прошёл. Сестрёнка обещала защиту к невидимости добавить.

– Ну… – я покраснела, хотя вроде бы и не из-за чего. – Так получилось… Я на камешек присела, а потом… вы устали, и придурков жалко. А я ещё нервничала очень. Вот и…

– Хм… Как всё запущено! – Алька уселась рядом, чуть склонила голову на бок и окинула меня насмешливым взглядом. – Она, когда сильно волнуется, дар речи превращает в сборную солянку. Погодите, я сама посмотрю. Можно, Таш?

Меня затопила благодарность. То ли от тряской езды, то ли от беспокойства за ребят, а всего вернее от чувства вины за несдержанное слово оставаться под защитой купола, меня слегка переклинило. Даже заикаться начала немножко.

Несколько секунд Шаксус Джер просматривала мои воспоминания. По ощущениям – как будто веки гладят изнутри мягким пёрышком. Легко, невесомо и чуть-чуть щекотно. А потом… потом эта клыкастая гадость заржала в голос!

– Ой, я не могу! Ой… Таш… Таш… Таш-ка, – подцепив бацилу заикания, выдала она. – Ташка его высидела! Взяла, и высидела настоящего взрослого тролля!

– Как это? – вытаращился на неё дроу.

– Поп… поп… попой!!!

– Я не нарочно! – не зная, плакать от смущения или смеяться, я фыркнула в ладонь. – Кто ж знал, что тот валун головой тролля окажется?

– А я не в обиде! – заметил «птенчик», опускаясь на корточки возле нас, и гулко расхохотался. От избытка чувств великан хлопнул ладонью по земле, образовав небольшую ямку и крохотный фонтанчик земли. Угу, на полметра в высоту…

Спрятавшись за спину к Хартаду, обняла любимого за талию:

– Слава Богу, вы в порядке. Поверить не могу!

К слову, кое-какие травмы у ребят были, но совсем несерьёзные. Так, несколько царапин, с которыми магия Нашкара справилась на раз. Я немного побаивалась, что меня будут ругать, но никто и слова упрёка не сказал. Все были слишком рады благополучному разрешению проблемы, чтобы бузить и мелочиться.

Потом ещё около часа ушло на то, чтобы собрать по кустам и ямам облачённых в метралон гномов и загнать их обратно в тоннель. Погр помог засыпать вход землёй, а я для надёжности закрепила всё это дело магией. Пусть валят, откуда пришли! Тех недоросликов, которые спали, мы не трогали.

Хотели уже Альку отправлять в Рокшу за местными, когда дроу заявились сами. На шум, так сказать. И, как всегда в таких случаях – к шапочному разбору. Зато Аторэль и остальные тёмные, узнав, что затеяли гномы, не только пришли в ярость, но и вызвались помочь.

Мало того! Правитель Тригори быстренько стакнулся с троллем на предмет охраны Храма в обмен на предоставление бессрочного права пользования землёй с этой стороны ущелья для самого великана и всех его соплеменников, ежели таковые случатся. А мы все точно знали: они очень скоро проснутся и, сдаётся мне, сделка эта была выгодна для обеих сторон. Дроу получали нехилую защиту своих границ, а тролли обрели законное право и протекторат сильного государства.

В детали договора я не вникала, но там много чего было, включая обеспечение племени великанов пищей и материалами для обустройства будущих жилищ, саму постройку которых Погр брал на себя. Ну да, все люди, то есть нелюди, взрослые. Прекрасно без вмешательства безголовых землянок разобрались.

Очисткой долины от бородачей возле лестницы в Храм занялись тоже дроу, попросив нас не вмешиваться. Всех, кроме тролля, естественно. Быстро они общий язык нашли, кстати. Даже удивительно! Как Аторэль умудряется так ловко находить свою выгоду, а? Я бы на его месте хотя бы растерялась, ан нет. Впервые увидав эту громадину, папочка остроухих братцев и глазом не моргнул!

– А почему твой отец не удивился такому… хм… оригинальному прибавлению нашего полка? – когда отряд тёмных эльфов в сопровождении каменного союзника перевалил за холм, шёпотом спросила я у Габи.

– Мне кажется, – с улыбкой отозвался парень, – он счёл за благо принимать всех твоих друзей с распростёртыми объятиями, просто доверившись твоему чутью.

– Издеваешься! – толкнув брюнета в бок, возмущённо прищурилась. – Бессовестный!

– Вовсе нет! – попытался отмазаться тот, но расхохотался, когда я в отместку прошлась пальцами по его рёбрам. – Таш, хватит! Щекотно же!

– Так и задумано! Будешь знать, как надо мной подшучивать, когда серьёзные вопросы задают!

– А ты уверена, что он шутил? – как всегда невозмутимо вставил свои пять копеек Грей и замолчал, положив голову на лапы.

– Тьфу на вас! – в сердцах махнула я рукой на этих юмористов, и подвинулась к Хартаду.

Пока суть да дело, подремать подмышкой у любимого – самое оно. До вечера ещё далеко, а я уже устала, как собака. Приключения даром не даются…

Глава 17 Неожиданная встреча

И снова за мной с пугающе тихим скрипом закрылись двери Храма, погрузив в беспросветную темень. Хоть глаз коли… Сердце стучало в груди, как сумасшедшее, ноги по щиколотку увязли в пушистой пыли, копившейся здесь века и века. Кошмар повторялся, но на этот раз наяву.

Дроу и тролль благополучно разоружили остававшихся в долине гномов, благо те были деморализованы присутствием Погра и дезориентированы свалившимися на их головы небесными карами. В смысле – гнусом, внезапным оледенением склонов, последующим с них скатыванием и необходимостью выжить в многобородой свалке. А уж когда над долиной разнёсся дружный храп разнагишавшихся, латники позавидовали менее стойким товарищам.

А то! Дрыхнуть много ума не надо, а вот выжившим, то есть бодрствующим, пришлось брать на себя бремя ответственности за соплеменников. Именно они растаскивали заснувших вповалку гномов, дабы уберечь от удушья тех из них, кто заснул внизу кучи искусанных насекомыми весьма упитанных тел.

И надо отдать должное тем немногим, кто не пошёл на поводу у желания почесаться. Они спасли от удушья не один десяток собратьев. Упахались знатно! И сами неожиданно завшивевшие, избитые после неудачных попыток форсировать скользкие склоны в тяжеленных доспехах, гномы, поминутно падая и поскальзываясь, спасали заговорщиков ценой собственного здоровья. Спасали, как могли.

Я, конечно, покрыла толстой коркой льда Храм и лестницу, к нему ведущую, но выбор есть всегда. «Неспящие» могли предпочесть попытку добиться своего и взорвать Храм, даже зная, что тем самым обрекут на верную смерть сотни своих соратников, но они выбрали жизнь. Именно поэтому Аторэль согласился на мою просьбу отпустить всех гномов восвояси. Правда, доспехи из метралона у бородатых изъяли, но это – малая плата за причинённый вред. Это, да ещё те, кто всё-таки погиб…

Наверное, мне должно быть очень стыдно. Всё же моя доля вины в смерти нескольких десятков гномов есть. Но, положа руку на сердце, кроме искреннего сожаления я ничего не чувствовала. Ни стыда, ни вины. Так или иначе, они не просто знали, куда и зачем шли – они надеялись погубить все магические расы, чтобы возвыситься над ними и стать хозяевами Шайдара.

Не важно, что это бред, а моя гибель означала бы исчезновение всего мира. Гномы готовы были пожертвовать ради власти многими миллионами пусть не соплеменников, но сопланетников. В итоге потеряли несколько десятков своих сородичей, зато получили взамен шанс выжить, как раса. По-моему, честный обмен. Более чем.

Дроу методично загоняли бунтарей в тоннели, предупредив, что следующая попытка выйти на территории Тригори закончится для бородатых плохо, и ссылались на меня, как единственную причину их помилования. Хотя, думаю, Аторэлю и самому претила резня. Всё-таки война – это война, а вот так убить несколько сотен спящих врагов… Не верю. Слишком подло для благородных эльфов. Вот Веня, тот бы… Ай, какая разница?

Когда освободили дорогу к Храму, солнце уже почти коснулось горизонта, а мы… Логичнее было бы уйти ночевать в Рокшу и вернуться сюда поутру, но, едва не опоздав однажды, мы очень боялись не успеть во второй раз. Хотелось уже закончить с пророчеством и вздохнуть свободно, с чувством выполненного долга. Поэтому на завтра отложили восстановление долины и лестницы, но не визит в Храм. Шаксус Джерам лестница не так уж и нужна, а на их спинах и нам тоже.

Если бы ещё меня не пугала перспектива воплотить недавний сон в реальность наяву!

Пока Варук открывал двустворчатые двери из красного дерева, я крепко держала любимого за руку и улыбалась, стараясь не трястись всем телом. Нам открылось абсолютно пустое квадратное помещение метра три на три. В противоположной стене виднелся вход в узкий, только-только протиснуться, коридор вглубь Храма.

– Мы здесь не пройдём, – вынужден был констатировать Грей.

– Я её одну не пущу! – взбеленилась Алька, оттесняя меня к выходу. – Я Ташку не первый день знаю! Она же этот памятник древней архитектуры по камешку разнесёт, а кто потом платить будет? Пушкин?

– Когда это я памятники архитектуры разносила? – фыркнула я, прекрасно понимая, что подруга просто нервничает.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю