290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 18)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 20 страниц)

– Ау, подруга, ты вообще в курсе местных обычаев? – ехидно улыбаясь, спросила Шаксус Джер.

– Нет, конечно, – отмерла я. – А что?

– Официальная церемония заключается не в передаче родового перстня. Пока Хартад – жених, и не более, – с предвкушением в ярко-жёлтых прищуренных глазах поставила в известность Алька. – Невеста должна попросить у жениха чего-то очень для неё важного, и пока тот не выполнит её желания, мужем не станет, хоть тресни. И ещё, – тихий смешок, – до тех пор никакой брачной ночи!

– Но ведь… – растерянно моргнула я, – мы уже…

– Я прослежу! – грозно рявкнула эта… клыкастая прелесть. – Многовековые обычаи за здорово живёшь коверкать не позволю! В конце концов, их не просто так придумывали, а ты и так – сплошное попрание традиций, золотце.

– Но для чего такие…

– Понимаешь, родная… Брак – это навсегда, – обнимая за плечи, пояснил Хартад. – На случай, если договор заключается под давлением обстоятельств или третьих лиц, наши предки сочли необходимым оставить паре возможность заключить союз, а после его расторгнуть.

– Как это?

– Невеста ли попросит неисполнимого, жених ли откажется выполнять просьбу – не важно. Если в течение семи лет брак не будет свершён, оба становятся свободными.

Я вспомнила, сколько на Земле разводов, и призадумалась. Если быть честной, наверное, этот обычай действительно не зря придумали. Семь лет – большой срок. Достаточный, чтобы проверить свои чувства и принять окончательное решение.

Но нужны ли нам с Хартадом ещё семь лет? Я даже не говорю о том, что с первой брачной ночью мы слегка… поспешили. Но ведь оба уже точно знаем главное! Дышать друг без друга – пытка похлеще семи кругов ада. Так чего ждать? Правильно! Вот только… о чём бы попросить? Все мои мечты сбылись, а нужно нечто действительно важное для меня, но при этом такое, чтобы Хартад это исполнил, не сходя с этого места. Хм…

– Любимый, – запрокинув голову, заглянула в глубину изумрудного пламени и улыбнулась. Мой сказочный принц, моё чудо… – Я прошу тебя, пожалуйста по…

– Стоп! – отодвигая меня лапой от тарухана, Алька протянула менторским тоном: – Отпусти его руку, отойди на семь шагов и уж тогда проси! Нужно всё делать по правилам, а не абы как.

– Ты издеваешься? – прошипела я сквозь зубы. Неужели эта бессовестная зверюга – моя проекция? Не верю!

– Ничуть! Но по обычаю все присутствующие должны слышать, что и как ты просишь, чтобы засвидетельствовать исполнение желания и свершение брака. Если жених не проигнорирует просьбу невесты, естественно! Так что успокойся, выдохни, отойди от Хартада, и тогда уж говори. Можешь, если неймётся попрать традиции Харрута, на стол залезть.

Недовольно скривившись, я вынула пальцы из горячих тисков широкой ладони любимого и направилась в центр зала. На заставленный едой стол не полезла. Ещё не хватало! И так чувствую себя тараканом посреди белой праздничной скатерти. Народ, естественно, по стеночкам распределился и глазами только не ест. Ну да, когда ещё доведётся увидеть красную, как помидор, Хранительницу?

– Ещё два шага, – потребовала Шаксус Джер.

– Так устроит? – не скрывая раздражения, спросила я.

– Выше залезай, – со смехом подначивала Алька, но я остановилась и огрызнулась:

– Облезешь!

Сглотнув, я ободряюще улыбнулась любимому, который, несмотря на очевидность моих намерений, явно нервничал. Вот дурачок, неужели я могу хоть на секунду усомниться в решении вручить ему свою душу, тело и жизнь?!

– Любимый, – начала второй раз озвучивать просьбу. – При свидетелях и от всего сердца прошу тебя об одном! Пожалуйста, по…

– Кстати, Хартад, – разнесся по залу басовитый голос Грея. Вздрогнув от неожиданности, я нашла взглядом тёмную махину. Ну что ещё? – А ты сам-то в курсе свадебных обычаев Ташиной Родины?

– Нет, – нахмурился тарухан. – Но мы на Шайдаре, и не уверен…

Меня накрыло дурное предчувствие. Нервно сглотнув, я уже набрала воздуха в грудь, чтобы выклянчить-таки свой поцелуй и оставить позади церемонию, а то мурашки по коже и… Внезапно на зал опустилась непроглядная тьма, а мне зажали рот. Я и пикнуть не успела! Края коврика, на котором я стояла, сомкнулись над головой.

Когда меня, будто кота в мешке вздёрнуло вверх и куда-то потащило, я заорала, но… Услышала лишь свой крик, а эхо – нет! Но ведь в зале высокие потолки и почти нет мебели! Эхо должно быть! Если только… меня не окутали звуконепроницаемой сферой. Вот засада! Неужели опять какой-нибудь псих? Или психопатка…

– На Земле принято воровать невест, – вдруг раздалось спокойное Грея, а я взвыла.

– Алька, зараза! Это твоих лап дело!! Придушу!!!

К счастью, не все в этом зале ничего не могли поделать с моей чересчур инициативной подругой. Буквально через пару секунд я почувствовала, как кулёк со мной в серёдке дёрнуло и….

– Хартад! – Алькин недовольный вопль. – Всё испортил!

– Таша останется со мной, – звенящий от решительности голос любимого. – Хватит похищений!

– Согласна, – выбираясь из «коврового» плена, проговорила я. – Ещё не хватало! Уймись, ехидна клыкастая. Дай хоть замуж выйти нормально!

– Но ведь у тебя дома принято…

– Всё! Мой дом – Шайдар, и не надо тут! Хартад, слушай сюда. Я тебя прошу, если действительно хочешь взять меня в жёны на веки вечные, быстро целуй меня, пока моя дорогая телохранительница опять чего-нибудь не отчебучила!

– Это твоё желание? – даже слегка опешил тарухан.

– Да! А тебя что-то не устраивает?

– Люблю тебя, – шепнул мой зеленоглазый принц, обнимая за талию и привлекая к себе.

Когда его губы, почти обжигая, властно накрыли мои, я закрыла глаза, покоряясь силе… уже мужа. Кровь мгновенно обратилась обжигающей лавой, сметающей на своём пути всё и вся. Но на миг, всего один короткий миг, я, словно со стороны, увидела, как ослепительно ярко вспыхнули наши радужные крылья, распахнутые над миром. Мы с Хартадом вместе. Навсегда? Нет! Просто всегда.

Правда, наша совместная вечность не обошлась без сюрпризов. Едва я расплавилась в радужном мареве всеобъемлющего счастья, с грохотом распахнулась одна из дверей в зал? и на лестнице показался… Дирнут.

Я застонала, уткнувшись лицом в плечо любимого:

– О не-ет… Почему именно сейчас?!

Правитель Харрута и так меня на дух не переваривал никогда, а теперь наверняка и вовсе взбеленится. Вот только скандала с новоиспечённым тестем не хватало! Мало мне было Слераны… Ох… как же кстати я о ней вспомнила! В смысле, не совсем о ней, а о том, что она говорила. Лишь бы она не ошиблась!

Откровенно говоря, несостоявшаяся убийца – тот ещё источник информации, но одного взгляда на закаменевшее лицо спускающегося к нам тарухана хватило, чтобы превратить хрупкую надежду в непоколебимую решительность.

– Жди здесь, – шепнула я Хартаду, лихорадочно оглядываясь по сторонам.

Найти в толпе, состоящей преимущественно из мужчин, статную красавицу труда не составило, и я почти бегом двинула к своей потенциальной спасительнице, чем вызвала некоторую оторопь у присутствующих, да и у самой Нариды. Но что мне чьё-то удивление, когда на кону моя истерзанная нервная система и спокойствие уже мужа?

Наколдовав буквально на бегу букетик белых роз, украшенный лентами, я привстала на цыпочки, чтобы дотянуться до ушка таруханы.

– Тот мужчина, в которого ты влюблена, Дирнут? – без обиняков спросила я шёпотом.

Нарида вздрогнула и стремительно покраснела… В общем, ответа не потребовалось.

– Ага, ясно. Тогда Держи, – я сунула ей в руки букетик. – Слушай, мне тут сказали, что Дирнут тоже к тебе неровно дышит. Источник непроверенный, правда, но всё-таки…

Девушка подняла на меня растерянный взгляд:

– Но ведь он хотел, чтобы мы с Хартадом…

– Дирнут – зануда, – скривилась я. – Ума не приложу, как он тебе может нравиться, но ты ведь куда лучше меня должна понимать почему Правитель настаивал на вашей с Хартадом свадьбе?

Глянув на чересчур неуверенно кивнувшую Нариду, я сбилась и замолчала, прикусив нижнюю губу. А вдруг я ошиблась, и Слерана солгала, или просто брякнула насчёт чувств Дирнута от общей злобы? Вдруг…

Но тут я услышала голос Дирнута:

– Вижу, мой сын и наследник, как всегда, поступил по-своему, – проговорил он холодно. – Не так ли, Хранительница?

Нарида смущённо потупилась, а я едва не чертыхнулась вслух. Вот гадство… Не успела! А так надеялась, что времени на разговор с таруханой будет чуть больше! Но нет! Этот… Правитель умудрился пересечь зал за жалкую пару минут. Спринтер, блин! Я зажмурилась и тяжело вздохнула, морально готовясь к ссоре, но вместо обвинений из-за спины донеслось тихое:

– Добро пожаловать в Род, Таша.

Не поверив своим ушам, я резко обернулась, подсознательно всё же ожидая неприятностей или даже скандала. Уж прожигающего гневом взгляда точно! Но я ошиблась. Ко всему, Дирнут смотрел совсем не на меня, и в его взгляде, устремлённом на зардевшуюся тарухану, светилась такая нежность… Такая искренняя, светлая нежность…

Эм… Не удивительно, что Слерана раскусила Правителя! Тут и слепой бы догадался о чувствах, испытываемых им по отношению к Нариде. У меня аж слёзы на глаза навернулись, настолько неожиданным оказалось выражение его лица в эту секунду. Неописуемая гамма эмоций, но вкупе – Дирнут в этот момент выглядел… настоящим. Открытым, искренним и каким-то беззащитным.

Всего один краткий миг, и он, тряхнув головой, взял себя в руки, а на меня посмотрел уже совсем другой мужчина. По своему обыкновению сдержанный, сухой и закрытый до состояния запаянного по швам сейфа. Разве что привычного гнева и злости на лице Правителя на этот раз не было. Но я уже видела достаточно.

Если после откровений своей несостоявшейся убийцы я допускала возможность её правоты относительно чувств Дирнута, а пару минут назад, поговорив с Наридой, считала наличие тех самых чувств почти вероятным, то сейчас… Сейчас я была уверена на все сто… нет – на двести процентов – Правитель и вправду неровно дышит к бывшей невесте Хартада. Более того, он явно влюблён в красавицу-тарухану по самые уши, а раз так…

Я покосилась на девушку. Нарида стояла опустив руки, склонив златовласую головку и скромно потупившись, то ли от смущения, то ли в соответствии с нормами местного этикета. Надо будет при случае попросить Хартада просветить меня на предмет подобающих манер, а то уже несколько недель на Шайдаре, даже замуж выйти успела, а правил приличия не знаю. Впрочем, не о том сейчас.

Всученный тарухане букетик в аристократически тонких пальчиках на фоне пышной синей бархатной юбки, расшитой золотом, смотрелся просто очаровательно. И, что характерно, изящные пальчики едва заметно дрожали. Хм… сдаётся мне, без волшебного пенделя эти двое ещё долго способны ходить во круг да около.

И всё бы ничего, какое мне дело? Но ведь Дирнут наверняка не ограничится пожеланием «совет да любовь» и всё свободное время будет самозабвенно выносить нам с Хартадом мозг, а мне так хочется просто выдохнуть и осознать, уложить по полочкам все события последних дней, не говоря уже про банальное желание побыть вдвоём с… мужем. До сих пор в голове не укладывается.

Бросив быстрый взгляд на любимого, который шёл к нам, незаметно сделала за спиной останавливающий жест рукой, так чтобы Дирнут с Наридой не увидели. Слава Богу, Хартад всё понял и остановился, нахмурившись. Я только улыбнулась и весело проговорила, обращаясь к тарухане:

– На моей Родине есть традиция, связанная с букетом невесты.

– Какая? – неуверенно спросила девушка тихо.

– Вообще, его принято кидать в толпу незамужних девушек и та, которая поймает, следующей выходит замуж, – поделилась я информацией и продолжила заговорщическим тоном, уже сильно привирая: – Непременно выходит! И очень быстро, кстати.

Я склонила голову к плечу, рассматривая откровенно изумлённую тарухану. Несмотря на удивление и проступивший на щеках румянец, та выглядела… великолепно. Моё собственное белое платьице на фоне её пышного, щедро усыпанного сверкающими драгоценными камнями наряда, украшенного вышитыми золотом цветами, казалось совсем простеньким и почти терялось.

Густые светлые волосы Нариды были собраны в сложную причёску, открывающую длинную изящную шею. Серые большие глаза отливали в синеву и завораживали глубиной. Осанка… Не знаю, как Дирнута, а меня поразило непоколебимое достоинство, с которым держала себя эта красавица, даже несмотря на смущение и растерянность.

Да уж, вот она точно достойна стать женой наследника трона. Не то что я! С другой стороны… а почему только наследника? Чем текущий хозяин этого самого трона хуже? И я расплылась в улыбке:

– В Харруте с молодыми и незамужними не богато, так что кидать букетик глупо. Поэтому я его тебе дарю. А ещё, на правах хранительницы Веры и Надежд, обещаю в подарок к будущей свадьбе обеспечить сколько угодно магии, если она тебе понадобится. Имею ввиду беременность, если непонятно.

– Эм… – тёмно-серые глаза округлились и Нарида недоверчиво прошептала: – Что? А… как же…

– Цветы подаришь тому, кого выберешь в мужья, а там уж дело техники. Цветочки зачарованы и… – Я выдержала паузу. Не столько для нагнетания атмосферы, сколько судорожно придумывая, как бы половчее решить щекотливый вопрос. – Если избранник разделяет твоё чувство, магия, вложенная в букет, даст вам знать и свяжет вас… эм… на семьдесят семь дней. Если заключите брак за это время, у тебя будет столько магии, сколько пожелаешь. В пределах разумного, конечно.

Вообще, цифру я взяла с потолка. Можно было совсем сроков не озвучивать, ведь никаких связующих заклинаний я на букет не накладывала по одной простой причине – сила есть, ума не надо. В смысле, магии у меня полно, а вот умений кот наплакал. Какие заклинания? Впрочем, Нарида и Дирнут в моих способностях не усомнились, а большего я и не хотела.

– Ох, – притворно спохватившись, хлопнула я себя по лбу. – Совсем забыла! Извините, я вас покину ненадолго. Нужно пару слов сказать Хартаду. Очень срочно и архи важно!

Развернувшись, быстро пошла прочь, чтобы, едва сделав с дюжину шагов, обернуться через плечо. Как и предполагала, букет всё ещё находился у Нариды и, судя по смущённому личику девушки, вот так, с места в карьер, вручать его Правителю она не собиралась. Ну и ладно! Иногда можно и сжульничать. И я нагло и совершенно бессовестно подставила обоих, потянувшись к Нашкару.

В следующую секунду тарухану подтолкнуло в спину невидимое, зато, пусть и на один лишь миг, вполне материальное нечто. Не сильно подтолкнуло, но достаточно, чтобы не ожидающая подобного девушка покачнулась и упала… в объятия к Дирнуту. Вместе с букетом!

Цветочки моими стараниями и опять же не без участия магии намертво прилипли к ладони Правителя, а новоявленных жениха с невестой окутало бело-розовое сияние.

Вот и всё.

– Ух ты! – разворачиваясь, с неподдельной радостью всплеснула я руками. – Как мило! А я и не подозревала, что вы… неравнодушны друг к другу! Но раз так, совет да любовь!

Я мило улыбнулась, добавив чуток яркости сиянию букета и собственно паре таруханов. Чтоб уж точно все видели! Толпа оживилась, по ней прошёл ропот, а Дирнут вздрогнул и посмотрел на меня абсолютно круглыми от изумления карими глазами.

Забавно, но мне показалось, что в их глубине мелькнуло что-то очень похожее на благодарность. Наверное, просто примерещилось. Но, всё равно, подходя к Хартаду, я коварно и совершенно по-идиотски беззвучно хихикала, очень стараясь чтобы плечи не дрожали от смеха, и никто не заметил лишнего. Даже не верится… Неужели в ближайшее время кое-кому будет не до чтения нотаций, а у меня появилась надежда получить-таки свой медовый месяц? Хотя… с моей удачей, скорее уж «медовая» неделя.

– Ташка, ты монстр! – негромко хихикнула Алька.

Я лишь рассмеялась, не скрывая гордости за содеянное, но в ответ буркнула:

– От монстра слышу! И вообще, молчи, а то и тебя выберут!

– Кто бы был против, – беззвучно отозвалась подруга и демонстративно отодвинулась подальше от Грея, а вслух произнесла: – Спасибо, не надо! Я лучше в сторонке постою, помолчу тихонечко…

Я уже открыла рот, но сказать ничего не успела – на мои плечи легли большие ладони Хартада.

– Ты уверена? – с некоторым сомнением спросил он мягко.

– В целом да, но на случай ошибки у них есть возможность отказаться друг от друг, – поворачиваясь лицом к любимому и запрокидывая голову, призналась. – Всего-то и нужно подождать пару месяцев, о чём я их заранее предупредила.

Мой зеленоглазый промолчал, легко прикоснувшись кончиками пальцев к щеке. Я хотела бы сказать или сделать хоть что-нибудь, но завороженная пристальным и очень серьёзным взглядом замерла. Просто замерла, растворяясь в изумрудном пламени и позабыв даже испугаться неодобрения Хартада на предмет вероятного теперь обретения мачехи.

– Таша, – почти беззвучно выдохнул он спустя целую вечность. Или один миг? Я не знала, поскольку время давно и безвозвратно сгорело в огне цвета весенней листвы. – Моё светлое, нежное чудо… Моя любимая, моя… жена.

– Да, – только и успела выдохнуть я, а потом тарухан обнял, крепко прижимая к себе, и поцеловал. Кровь обратилось лавой, а слова сгорели в жарком пламени. Последнее что успела подумать, прежде чем и мысли осыпались радужным пеплом:

– Люблю тебя… моё чудо.

Эпилог

Таша

Я сидела на круглом камне возле быстрого, кристально-чистого ручейка. Вода здесь была ледяной, но это ничуть не смущало крупных золотисто-розовых рыб, снующих туда-сюда. Оживление объяснялось половинкой батона, раскрошенной и отправленной в воду с моей лёгкой руки. Остальной хлеб в данный момент деловито раздербанивала троица маленьких, отдалённо напоминающих сусликов, зверьков. Их серо-голубые шкурки мелькали в ветвях огромной ивы, которая полоскала кончики ветвей с узкими листьями в холодной воде.

Подтянув к груди коленки и пристроив на них подбородок, я задумчиво рассматривала то рыбок, то сусликов. Настроение было так себе. Меня терзала необходимость серьёзного разговора с Хартадом.

Громко чирикнув, с неба спикировала парочка юрао. Я хмыкнула, разглядывая огромных, ярко раскрашенных птиц размером с хорошего телёнка. С тех пор, когда они воровали у меня бутерброды, будучи размером с Земного воробья, прошло уже три года, и малыши заметно подросли. Теперь они прекрасно обеспечивали себя пропитанием самостоятельно, но насколько мне известно, жалоб от пастухов и жителей окрестных деревень не поступало. Значит, столуются юрао в диких местах, которых в Харруте более чем достаточно. Всё-таки плотность заселения здесь невысокая.

Уловив моё настроение, старые знакомцы вопросительно чирикнули, но я лишь покачала головой. По части разумности юрао пока ещё далеко отстояли от своих древних предков, способных даже на внятную, хоть и не слишком богатую оборотами речь. Но прогресс налицо! Мы с Зармидом уже натренировали их доставлять посылочки в окрестные деревни и обратно. Туда – деньги, ткани, специи и прочие нужные вещи весом до десяти килограммов, оттуда – лекарственные травы, свежий сыр, фрукты, ягоды и всё такое.

Пока накладок не случалось – посылки всегда находили своих адресатов. Правда, по-первости народ сильно шугался. Всё-таки юрао – одни из самых опасных хищников в этих горах. Но потом и люди, и таруханы привыкли, а приезжих не так много, чтобы брать их во внимание. Вернее, не так, гостей у нас полно. И по делам приезжают, и просто так, но большей частью во дворец, а перед вылазками в деревню о местных тараканах мы их предупреждаем особо, чтоб не пугали моих пернатых любимчиков, да и сами не пугались.

Вообще, я редко оставалась надолго во дворце. Дел на Шайдаре полно. Пару недель назад вот вернулись с Хартадом из поездки в Скон, со свадьбы братишки, а до этого где только не побывали. Кстати, невеста Варука мне очень понравилась. Жизнерадостная, добродушная и милая девушка. Насчёт «красивая» умолчу.

К оригинальному прикусу орков можно привыкнуть, но я полдня, пока готовили торжество, не могла избавиться от желания попросить братца продемонстрировать поцелуй с избранницей. Хотелось увидеть, цепляются торчащие у обоих изо рта клыки друг за друга или нет? Во время церемонии и после убедилась воочию – не цепляются. Уж не знаю как, но зубы новобрачным неудобств не доставили.

Сама свадьба у орков тоже весьма оригинальная процедура. Как вспомню, так вздрогну! До сих пор хочется ржать в голос! Это же надо, в качестве согласия надевать жениху на голову казан и долбить по нему поварёшкой! Нет, Варук объяснил, что никакой тот казан был не казан, а ритуальный головной убор, а поварёшка – шаманский жезл, призванный благословить разум будущего отца семейства и добавить ему мудрости и терпения, дабы хватило сил воспитать достойных сыновей и дочерей. Но всё равно – ржу не могу!

А идея кормления невесты комками сладкой тянучки, напоминающий по виду глину, а по вкусу… тоже глину, но сладкую? Я-то подумала, смысл сего действа в том, чтобы слаще целоваться было. Оказалось – дабы придать сладости речам будущей супруги. Ну-ну… Насколько я успела узнать Онишу, собственно невесту, а теперь уже и жену братика, в её репликах куда больше перца, чем сахара. Впрочем, Варука это ничуть не расстраивает, он от язвительных реплик избранницы цветёт и пахнет, аки куст сирени по весне. С другой стороны, свадебные обряды у троллей – и вовсе взрыв мозга. Да и у людей тоже, чего уж там.

В общем, бывать в одиночестве за последние годы мне доводилось нечасто. Это радовало, но вот сейчас хотелось именно посидеть спокойно и всё обдумать. Магия возвращалась не так быстро, как хотелось бы, и частенько от нашего визита зависело слишком многое, чтобы дожидаться, пока проблемы рассосутся сами собой. Так что я отправила юрао восвояси, выдав на дорожку по силовому «яблочку», в смысле – по сгустку силы. От меня не убудет, а птичкам на пользу.

– Привет, бестолочь! О чём грустим? – свалившись откуда то сверху с места в карьер принялась испытывать моё терпение Алька.

– И тебе привет, клыкастая ехидна, – фыркнула я, снова пристраивая подбродок на коленки. – Ты чего одна? Где Грея потеряла?

– А он вместе с твоим благоверным обшаривает соседнюю гору в поисках одной замороченной Хранительницы.

– С чего бы это им меня там искать? – искренне изумилась я. – С каких пор обоняние Шаксус Джера даёт сбои?

– Ни с каких, – вальяжно растянувшись возле моих ног, ответила подруга. – Это я попросила.

– Зачем? – ещё больше удивилась я и даже выпрямилась. – Хартад же волноваться будет, если меня не найдёт.

– Будет, – кивнула клыкастая ехидна. – Но он и так всегда за тебя переживает, так что ничего не изменится.

– Но зачем тебе это? Да ещё Грея подговорила! – возмутилась я. Волновать мужа не хотелось. Я только потому и не сказала, куда пошла, что прекрасно знала, как легко и быстро Шаксус Джер отыщет меня по запаху, если муж освободится раньше времени. – И как только он согласился обманывать?!

Переговоры с человеческим послом грозили затянуться до вечера, а я эту тягомотину уже два дня подряд наблюдала и, если откровенно, боялась не сдержаться и наколдовать плешивому зануде парочку рогов и хвост с розовым бантиком. Ведь сто раз объяснили, что разбираться с политическими интригами я не буду! И уж тем более не буду никого одаривать магией для подобных фокусов! Больше мне делать нечего, кроме как местных политиканов благословлять на пакости! Нет уж, пусть сами разбираются! Я не по этой части.

– Как-как. Легко и непринуждённо! Говорю же, я попросила, – довольно фыркнула Алька. – Ты лучше скажи, как долго молчать собираешься? Не надоело?

– Ты о чём? – исключительно из вредности изобразила я не понимание. Ясно же, что кто-кто, а моя телохранительница уже давно обо всём догадалась. Или узнала, что будет точнее.

– Хорошо. Перефразирую вопрос. Почему ты не хочешь озвучивать новость Хартаду?

– Боюсь, – тяжело вздохнув, вынуждена была признаться.

– Ты дура? Чего тут бояться-то?! Да твой тарухан от перспективы в скором времени стать отцом будет до потолка прыгать! Дай Бог, чтобы головой этот самый потолок насквозь не прошиб от избытка чувств!

– Я не сомневаюсь в его реакции. Дураку понятно, что он будет рад.

– Дуре, – поправила меня Алька с ехидной усмешкой.

– Пусть так. Но дальше-то что?

– Ты о чём? – расслышав слёзы в моём голосе, подруга поднялась и заглянула мне в лицо. – Что плохого в радости Хартада?

– Ничего, конечно. Но… помнишь, я полтора года назад, когда у ледяных великанов источник восстанавливали, простудилась?

– Естественно, помню. Ты ж, бестолочь, тогда замахнулась на возродить всю долину вечных снегов и полсотни душ! Три часа в обмороке провалялась.

– А теперь припомни, как вёл себя мой драгоценный?

– Прекрасно! Он от тебя две недели не отходил, травками отпаивал, кормил с ложечки…

– Угу… До подвязывания слюнявчика оставалось всего ничего! Он на меня две недели дышать боялся, разве в туалет на руках не носил!

– Ну?

– Так я уже на третий день почти здорова была, а он…

– Ха! Терять сознание от малейшего напряжения ты называешь «почти здорова»? Или признаком отступившей болезни является жар и надрывный кашель в сопровождении обильного соплеотделения?

– Тьфу на тебя, – надулась я. – Пусть не на третий, так на седьмой. Но не в этом суть.

– Я внимательно тебя слушаю.

– На следующей неделе должен прибыть посол из Имлии, от русалок.

– Каким макаром? – недоуменно вытаращилась на меня подруга. – На хвосте прискачет? И как он собирается дышать? Русалки, вроде, больше суток вне моря не могут.

– Не могут, – подтвердила я. – Поэтому послом у них сильф. Но не в этом дело. Как я поняла, в Имлии серьёзные проблемы. Народ потихоньку пробуждается, а магии кот наплакал. Из-за слабой концентрации силы в воде, местные сильно страдают – дышать тяжело, болезни душат. Точнее посол расскажет.

– А при чём тут твоя беременность?

– Ну как же! Хартад из-за банальной простуды ночей не спал, трясся надо мной, как осиновый лист, а тут целая беременность! Думаешь, он позволит мне отправиться в Имлию? Да ни за какие коврижки! А русалки будут страдать, да?

– Это неизвестно, кто будет страдать больше, – рассеянно хмыкнула подруга: – Русалки от болезней, ты от любопытства и неуёмного стремления облагодетельствовать всех и вся в кратчайшие сроки, или Хартад от твоей дурости. Ташка, ты на пятом месяце! Скоро пузо на лоб полезет. Что будешь мужу говорить? С кефирчика пучит?

– Злая ты, – я тяжело вздохнула, сползая с камушка. – Мне и так плохо, а ты накручиваешь…

– Таш, – совсем другим тоном, ласково и мягко, протянула Алька, примирительно толкая лобастой головой в плечо. – Ну, прости! Я ведь за тебя переживаю.

– Да знаю я, знаю… – улыбнулась, погладив гладкую шкуру. – Пойду мужа искать. А то ведь тоже… волнуется.

– Хих! А ты ему сейчас – «бах», и все прочие волнения покажутся детским лепетом! Шутка ли! Жена растёт не по дням, а по часам, того и гляди лопнет!

– Как думаешь, – я покосилась на подругу, выдавая самый сокровенный страх. – Он хотя бы обрадуется?

– Ты с дуба рухнула? Откуда сомнения?!

– Понимаешь… – то, о чём я и думать боялась, отгоняя даже тень дурной мысли, вылезло наружу. – Хартад никогда не говорил о детях. Никогда! Даже когда мы в деревнях видели малышей, и то – ни слова. А вдруг он просто не хочет детей? Бывает же такое?

– Бывает, – насмешливо фыркнула Аля. – Но я уверена, это – точно не наш случай. Нельзя быть настолько мнительной, Таш! Ну, спросила бы его об этом, и всего-то.

– Ты думаешь, я не спрашивала?! – неожиданно для самой себя сорвалась я на крик. – Он всегда… Понимаешь? Всегда! Уходит от темы. Вспоминает о чём-то важном, отшучивается, принимается целовать или ещё что. А я тысячу раз подводила к этому разговор!

– Да ладно! – недоверчиво фыркнула подруга, подавшись назад от неожиданности и моего напора. – Ты, и не смогла загнать его в угол? Постеснялась спросить в лоб? Ха! Кого ты лечишь? Тебя Нарида покусала? С чего такая робость?

– Да при чём тут Нарида! – отмахнулась, обхватив плечи руками и прикусив губу. Зябко.

– Ну, так это она у нас вечно пятый угол ищет, поверить в искреннюю любовь своего драгоценного Дирнута до конца боится.

Я не боялась. Ни одной секунды не сомневалась в любви Хартада и его искренности. Конечно, у нас бывало всякое. Мы даже ругались пару раз, но как-то несерьёзно. Например, когда через год после свадьбы с визитом приехал Ирвин. Как сейчас помню…

Сижу я такая в малом зале для приёма послов. Пью чай с инкубом. Алька на стрёме, да и чай с плюшками я лично наколдовала, во избежание, так сказать. Этот… блондин глаз оторвать не может. Видно, никак не убедится в моей реальности. Оно и понятно. По слухам, могилку Хранительнице, то бишь моему прежнему телу, он самолично копал. Цветочки высаживал, оградку красил, яйца на Пасху носил. Наверное…

Насчёт оградки и крашенных яиц молва молчит, это уже я сама додумала, вернее – моё воображение. Про рыдающего горючими слезами инкуба, сидящего на кривенькой лавочке, и с надкушенным пряником возле креста, вспоминать не буду. Тем более, это – самая невинная картинка. Прочие выкрутасы фантазии и вовсе сплошной идиотизм.

Так вот… Ирвин, собственно, приехал своими глазами убедиться, что я жива. Ну и попросить прощения, конечно. Угу… только не за то! С его попыткой влюбить меня, наплевав на благополучие ребят и Альки, мы ещё в замке разобрались. По крайней мере, лично я для себя все выводы ещё тогда сделала. А вот за слухи, которые семимильными шагами разлетелись по континенту из-за могилки Хранительницы, мог бы прощения и попросить.

Из-за этого нет-нет, да и случались конфузы с послами. Помнится, представитель Хиль, это такое поселение в Тёмных Землях, требовал признать наш с Хартадом брак незаконным, так как у их Рода не было испрошено разрешение на заключение союза с… покойницей! Еле отстал, да и то лишь после гулкой встречи медной сковородки с чугунным лбом.

Это потом Унар мне всё подробно про этот Хиль расписал, а поначалу я сочла бледного мужика с диковатыми серо-голубыми глазами натуральным психом. Ну кто мог подумать, что в Тёмных Землях есть источник магии, который не иссяк, но приобрёл такую специфическую окраску силы?! В результате рядом с ним здравствует и по большей части живёт берущий начало от оборотней и вампиров Род, где натуральные покойники вполне себе ходят, разговаривают и даже в вступают в браки с живыми?! Правда, редко и ненадолго, но… Тьфу на них, некрофилов недобитых! Я ж про Ирвина.

В тот день, как назло, мужа во дворце не случилось – редкий случай, когда мой зеленоглазый уехал в деревню по делам без меня. Обычно-то я везде с ним моталась, а тут вставать с первыми лучами рассвета оказалось лень. Решила понежиться под одеялком подольше, дурында.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю