290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 17)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 20 страниц)

Удар цели не достиг. Слерану снесло возникшее из ниоткуда тёмное нечто. Несколько секунд я непонимающе хлопала ресницами, всё ещё не веря в своё спасение. Потом пришло осознание – Грей! Откуда он здесь?

Но прежде чем я нашла в себе силы, перекрикивая истошный визг горничной, озвучить вопрос, дверь распахнулась. К визгу добавился грохот упавшего стула, которым Слерана подперла эту самую дверь изнутри, и жалобный треск ощетинившейся щепками створки.

Дальше… был дурдом.

Комната стала тесной. Кроме шума её наполнили люди. Вернее, нелюди. Хартад подлетел, подхватывая ошарашенную меня и прижимая к груди. Варук бросился к Грею, прижимающему несостоявшуюся убийцу к полу. Слерана, извиваясь, визжала и безуспешно пыталась вслепую раскроить угольно-чёрную шкуру Шаксус Джера.

Алая туша моей телохранительницы заслонила обзор, но я успела увидеть, как за миг до того, как Варук дотянулся до Слераны, она замерла и вдруг ударила саму себя, проткнув горло. Острое лезвие вошло в шею, как в кусок тёплого масла и… Я потеряла сознание.

Когда очнулась от обморока, в комнате было тихо и темно. Сначала подумалось, что произошедшее – лишь кошмар, но… я лежала не на своей кровати, да и комната была другой. Очень похожей на мою, но всё же другой.

Закрыв глаза, я глубоко вздохнула и только тогда осознала, что мою ладонь тревожно сжимают сильные тёплые пальцы.

Хозяина руки узнала, не открывая глаз. Просто узнала, вопреки темноте и логике.

– Где я? – спросила тихо, уперевшись взглядом в тёмную фигуру сидящего возле постели мужчины. – Включи свет, пожалуйста.

Под потолком тут же загорелся тусклый свет магического светильника, а я нервно прикусила губу. Встревоженное лицо Хартада не внушало оптимизма.

– Как ты себя чувствуешь? – вместо ответа задал свой вопрос тарухан.

– Нормально, – садясь на кровати, уверила его. – Слерана, она…

– Жива, но больше тебя не побеспокоит, – не дав договорить, сказал Хартад. – О подробностях не спрашивай, не скажу.

Если откровенно, я и не собиралась спрашивать ни о чём подобном. В данный момент моё вездесущее любопытство пребывало в глубоком обмороке, а без него на душе было гадко и муторно. Тем более любимый вёл себя как-то странно – явно нервничал, в глаза не смотрел. Совсем плохо дело…

– Хорошо, – кивнула я и, отгоняя дурные мысли, тряхнула головой. – А каким образом Грей оказался в моей комнате? Или он ходит сквозь стены? Дверь-то ты уже после вынес.

– Нет, сквозь стены он ходить не умеет, зато умеет становиться невидимым. Грей с самого начала был в спальне. Вместе с тобой зашёл.

– Зачем? – искренне удивилась я. – В смысле, почему он от нас-то с Алькой скрывался?

– От тебя, – помедлив несколько секунд, поправил меня Хартад. – Аля его видела.

– Что? Но почему тогда…

Осенённая неожиданным и редким просветлением рассудка, я замолкла. Так вот, почему Алька так странно себя вела! А я ещё удивлялась… Но почему…

– Я должен попросить у тебя прощения, – тяжело вздохнув, проговорил Хартад и впервые раз за всё это время посмотрел мне прямо в глаза. – Мы ожидали нападения. Именно поэтому Грей незаметно проследовал за тобой, а Аля, напротив, демонстративно и громогласно покинула комнату под благовидным предлогом.

Я иронично хмыкнула, спуская босые ноги на пол:

– С каких это пор скандал – благовидный предлог?

Платье, пришедшее в негодность, печальной кучкой валялось возле окна, а на мне из одежды имелось лишь бельё. Кто меня раздевал, спрашивать не стала. И так понятно. Ребятам Хартад, вполне логично, это дело не доверил бы, а горничной, в свете текущих событий, тем более.

– С тех самых, когда тебе подкинули ортану, – заметил тарухан и потянулся к стулу, на спинке которого висело нечто тёмно-вишнёвое. – Это платье моей матери. Извини, так быстро я смог найти только его.

Тарухан помог встать и одеться. Мягкий вельвет тепло обнял плечи. Вообще, платье в груди оказалось заметно велико, а вот в талии – тик-в-тик. Видно, матушка моего принца фигурой напоминала Нариду. Впрочем, в данный момент даже комплексы не считали нужным высовывать носа из-за спины тревожного предчувствия.

– Я знал, что убийца легко проник во дворец тогда, и предполагал, что он мог здесь и оставаться, – продолжил рассказ Хартад, пока я застёгивала крохотные пуговки запашного платья. – Давай помогу.

Он осторожно отвёл мои руки и принялся аккуратно застёгивать пуговки и потайные крючочки, которые даже я сама не заметила. Пальцы у меня слегка дрожали, так что помощь оказалась весьма кстати, но ловкость, с которой тарухан управлялся с застёжками, заставила тяжело вздохнуть.

– Ты решил использовать меня для того, чтобы спровоцировать убийцу, да?

– Именно, – кивнул. – Я договорился с Алькой, чтобы она окутала тебя защитным куполом, в точности повторяющим контуры тела и плотно прилегающим к нему. Тебе ничего не грозило.

– А как же…

Я нервно потёрла шею, но фразу не закончила, вспомнив, что лезвие, плотно прижатое к горлу, действительно не причиняло боли. То самое лезвие, которое легко вошло в шею Слераны, на моей не оставило даже царапины, хотя горничная не раз и не два сильно давила на нож.

– Ну, вы и гады! – Всхлипнув, я облизнула внезапно пересохшие губы и села на краешек кровати. – Хорошо хоть, у тебя совести хватает извиниться за эту подставу! Ловить психопатку на живца… жёстко.

– Мне жаль, – тарухан опустился на стул. Устало потёр ладонями глаза. – Жаль, что пришлось действовать именно так, но за это прощения просить глупо. Это был самый верный и быстрый способ обезвредить убийцу. Я не мог рисковать тобой. Мы все не могли.

Прекрасно! Ради моего блага решили использовать меня в тёмную?

– А предупредить меня нельзя было? Или, думаете, я бы начала бегать по дворцу и орать: «Алё, кто тут убивец? Я вся из себя такая беззащитная, жду не дождусь нападения»?

– Важно было выяснить не только личность и мотивы убийцы, – покачал головой Хартад. – Мы должны были убедиться, что он действовал в одиночку, либо вычислить сообщников. А ты слишком эмоциональна, чтобы долго врать, любимая.

– Сволочи, – в глубине души признавая обоснованность аргументов тарухана, я всё же обиделась и уже хотела высказаться на тему скотства подобных экспериментов, когда в голову пришла совсем другая мысль. – Стоп! А если ты просил прощения не за подставу, то… за что?

– Понимаешь, – тарухан отвёл глаза и нервно сжал кулаки. – В нападении на тебя Слераны есть и моя доля вины. Видишь ли, она…

Хартад замялся, а я тихо спросила:

– Твоя любовница? Ведь так?

– Да. Была ею.

Догадка, мелькнувшая, когда Хартад так ловко застёгивал на мне платье, оказалась верна.

– Эм… и когда вы в последний раз?..

– За несколько дней до того, как отбыли к Храму Рассвета. Я точно не помню, но… Прости, я должен был предусмотреть…

– То, что она чокнется? – усмехнулась я. – Не дури. Вопрос в другом. Почему ты допустил, чтобы твоя… любовница… Неужели не нашлось другой горничной? Хартад, это в любом случае… жестоко.

– Вот потому-то и прошу прощения. Прости. Слерана не была постоянной любовницей, хотя это меня ни коим образом не оправдывает. Сначала, когда ты только-только пришла в себя после случая с дедом, я не замечал ничего вокруг. Потом… Конечно, следовало потребовать замены горничной, но Слерана ничем не выказывала недовольства, и я счёл, что она всё понимает, а такой жест с моей стороны будет выглядеть оскорбительно. Тем более, именно её всегда ставили прислуживать гостям женского пола.

Я не стала уточнять, почему. Помню ведь, как она говорила про манеры, походку и знание этикета. Наверное, далеко не каждая человеческая девушка могла похвастаться таким арсеналом. Вот я точно не могу.

Хартад встал и отошёл к окну, мрачно глядя в темноту за стеклом.

– По возращению из Штольни я и вовсе думать о ней забыл, – продолжил он. – Ты ведь помнишь, как всё было. Прости, я никак не мог предположить, что из-за одной ночи со Сле… Впрочем, это не важно. Я обязан был предусмотреть всё.

Я поднялась и, придерживая длинноватый подол, прошлёпала к любимому, уткнулась лбом в его напряжённую спину.

– Нельзя предусмотреть всё, – прошептала тихо. – Просто нельзя. Не терзайся так, а то мне придётся устроить скандал или истерику, чтобы тебя отвлечь.

Он негромко хмыкнул, но закаменевшая спина немного расслабилась.

– Ты злишься? – спросил.

– Конечно, злюсь, – не стала я спорить и обняла его. – Алька же тебе говорила тебе, что по нашим традициям жених не должен видеть невесту до свадьбы по крайней мере сутки, а ты всё испортил. До утра осталось всего-ничего.

Хартад ничего не сказал, лишь развернулся, чтобы прижать меня к себе и с явным облегчением выдохнуть. Какое-то время мы просто стояли вот так, молча и неподвижно, а потом:

– Ты хочешь перенести церемонию? – с явной неохотой предложил тарухан.

– Да нет, наверное. Если только ты сам не передумал жениться.

– И не надейся. Ты – моё чудо. Мне проще разучиться дышать, чем даже на долю секунды отказаться от тебя.

– Тогда спать? – смутившись, проговорила. – Ночь была длинной, а завтра предстоит сложный день.

– Как бы я хотел остаться сегодня здесь, – прошептал тарухан хрипло, стискивая чуть крепче.

– Так оставайся… – предложила тихо, откровенно опасаясь остаться в одиночестве.

– Я бы с радостью, но под дверью дежурит Аля, – со вздохом покачал головой Хартад. – Грей говорит, она к тебе рвётся, и он уже почти не в состоянии её сдерживать. Будет лучше, если всё-таки потерпим до завтра, но после…

– Да? – Я мало что соображала, растворяясь в прикосновении сильных рук.

– После я тебя уже никогда не отпущу. Пусть твоя телохранительница хоть треснет. Я всё сделаю, лишь бы ты всегда была рядом. Всегда! Согласна, Таша?

– Всегда, – эхом повторила я, улыбаясь. – Как это чудно звучит!

Глава 21 О сомнениях, нервах и коленках

Заснуть этой ночью так и не удалось, несмотря на все треволнения и усталость. Когда Хартад впустил Альку и ушёл, я утопала принимать душ по второму разу за сутки, но, раздевшись, битых полчаса просто стояла столбом, не в силах справиться с навалившейся апатией.

Всё-таки нападение полоумного убийцы само по себе неслабый стресс, а тут ещё и дополнительная информация. Помнится, когда в лабиринте меня пырнул ножом гномский принц, тоже состояние было не ахти, но теперешнему шоку оно в подмётки не годилось.

Положение усугублял статус Слераны. Нет, я не настолько наивна, чтобы ожидать от великолепного мужчины в возрасте семисот лет соблюдения целибата. Конечно, у него были любовницы, и много. Как иначе-то? Другой вопрос, что столкнуться нос к носу с одной из них, да ещё возжелавшей меня уничтожить, неожиданно и очень странно.

Девушка, которая приставила мне к горлу нож и пыталась отравить, всего несколько недель назад целовала мужчину, которого я люблю всей душой. Она прижималась к нему всем телом, ласкала мускулистую спину, зарывалась пальцами в густые пепельные пряди… Как мерзко на душе!

Я прикрыла глаза и попыталась взять себя в руки. К чему нагнетать? В конце концов, Слерана – молодая, красивая женщина, которая сама хотела оказаться в постели с Хартадом. А он… Что он? Он нормальный мужчина. Вот если бы после покушения Бвера на мою жизнь выяснилось, что рыжебородый коротышка тоже состоял в интимной связи с Хартадом… Бррр… Да уж, узнай я такое, шок был бы куда глубже, обширней и болезненнее! Какая гадость…

Меня передёрнуло и чуть не стошнило. Уж не знаю, в силу ли запоздалого явления истерики народу, или от банального омерзения – тошнота вполне натурально подступила к горлу, и я рванула к унитазу.

Пока, нежно обнимая Шайдарский вариант фарфорового друга, я открывала сантехнике тайны своей души, а точнее желудка, воображение пристыженно молчало. Но едва спазмы шли на убыль, оно оживлялось и подсовывало мне новое мерзопакостное творение своей неадекватности. Бвер, лишь в красных семейниках и шёлковых ленточках в бороде, лез с поцелуями к моему тарухану, вытянув губы в трубочку и кокетливо хлопая накрашенными ресницами.

Одного этого хватало, чтобы желудок снова сжался, а уж сердечко, нарисованное на поросшей густым рыжим волосом груди гнома, добивало. К чести Хартада, он, даже воображаемый, на провокацию не поддавался и пятился, прикрывая стратегические места табуретом и почему-то дорожным знаком «осторожно, раскопки».

Почему не дал гному сразу в рыло? Дал. Просто гном возопил «Да!» и рванул к тарухану с удвоенным энтузиазмом. Если бы ещё моя фантазия имела хоть какую-то совесть и нарисовала любимого одетым! Увы! Воображение воспроизвело облик Хартада во всех подробностях, а подтянута мускулистая фигура любимого и святую ввела бы во искушение, чего уж говорить о коренастом гноме? Тем более воображаемом.

На фоне таких видений даже сцены поцелуев зеленоглазого принца и Слераны почти не производили на меня впечатления. Неприятно, конечно, но я же не совсем идиотка. Хартад же не евнух, в конце-то концов! На собственном опыте неоднократно убедилась.

Одно плохо – понимания, почему именно я стала для него единственной и любимой, у меня так и не прибавилось. Впрочем, это сейчас заботило мало. Стала – и слава Богу. А вот видения горничной, перерезающей мне горло или втыкающей нож в спину, пугали.

Отгоняя навязчивые страхи, я умылась и снова приняла душ. Потом, замотавшись в полотенце, покосилась на платье, сброшенное на лавку в углу. Интересно, а где то, в котором я была изначально? Хотя, какая разница? Всё равно, после произошедшего я его уже не надену. Ну и чёрт с ним!

Решительно тряхнув мокрой головой, я вышла в комнату. Алька лежала возле кровати, гипнотизируя взглядом золотисто-жёлтых горящих глаз пушистый ковёр. Алая туша казалась расслабленной, но я чувствовала, как на самом деле напряжена подруга.

– Прости, – вдруг выдохнула она едва слышно. – Прости, что не сказала сразу. Я и скандал устроила специально, чтобы убийца, кем бы он ни был, потерял бдительность и решил, что ты осталась одна, без защиты.

– Но ведь здесь был Грей, – не без труда отодвинув в сторону обиду, вяло улыбнулась я, опускаясь на корточки рядом с Шаксус Джером. – Ты… сделала это для меня.

– Да, – кивнула подруга. – Прости. Я должна была так поступить.

Я помолчала и, как ни хотелось высказаться насчёт истрёпанных нервов и слёз, которых можно было избежать, ответила коротким:

– Понимаю.

Больше слов не осталось, и я просто обняла могучую шею Шаксус Джера. Надо будет как-нибудь сказать Ашмару «спасибо» за эту ехидную, вредную, но такую родную уже язву.

Спустя несколько часов я так и не сомкнула глаз, хотя Алька добросовестно уговаривала поспать. Сначала мучали кошмары, а после, когда ночная мгла сменилась предрассветным сумраком, начался натуральный предсвадебный мандраж, и психопатка с ножом почти вылетела из головы. Я, махнув рукой на потуги заснуть, выбралась из кровати.

– Всё, хватит психовать, – не выдержала подруга, когда я в седьмой раз расплела косу и застыла у зеркала с гребешком в руке. – Если так дальше пойдёт, оставшиеся волосинки выдерешь.

Насчёт «волосинок» это она, конечно, поиздевалась. Даже на мой невнимательный взгляд, волосы стали гуще, чем на Земле, плюс радовали здоровым блеском и непривычной насыщенностью родного цвета горького шоколада. Магия ведь. Но спорить я не стала и лишь растерянно улыбнулась:

– А ты что предлагаешь? Я себе места не нахожу. Всё думаю, как пройдёт церемония, – развела я руками с тяжёлым вздохом. – После вчерашнего… Слерана ведь во многом правду сказала. И этикета я не знаю, и обычаев местных тоже. Про манеру сначала говорить, а уж потом думать, ты и сама знаешь. Внешность… Даже теперь, со всеми магическими бонусами, в этом плане я Нариде или Мергалиэлле не конкурентка. И полезных связей у меня нет, и про мироустройство я ничегошеньки не знаю…

– Вот про «мироустройство» как раз ты-то знаешь куда больше любой из вышеназванных дам, – хмыкнула Алька и добавила многозначительно: – Хранительница.

– Так это в целом, – не приняла посыла я. – А в обычной жизни куда важнее элементарные знания. Мода, правила приличия, межрасовые и внутриклановые отношения конкретных людей. Или нелюдей. Вот те же танцы! Я и в земных бальных танцах, мягко говоря, плаваю. Чего уж говорить про местные. Вдруг на свадьбе придётся танцевать, а я, кроме банального вальса, причём в самом простецком его варианте, ничего не умею.

– Значит так, заканчивай с причёской, обувайся и идём, – поднимаясь на ноги, решительно потребовала Алька.

– Куда? – покорно закрепляя кончик косы поинтересовалась я, уже отыскивая взглядом туфли. Всё лучше, чем нервы себе трепать.

– Разбивать в пух и прах твои сомнения и топтаться на страхах. Пойдём, мнительная моя.

Больше она ничего не сказала, да я и не особенно усердствовала, выпытывая маршрут и намерения у подруги. Сидеть и ждать у моря погоды действительно надоело. Особенно в свете предсвадебного мандража и вчерашнего стресса.

– Грей подсказал, как незаметно пробраться в главный зал, где будет проходить церемония, – пояснила Шаксус Джер, когда мы крались по коридору. – Там по периметру всего помещения идёт терраса, где раньше прятали оркестры, охрану, и тех, кому не с руки показываться на людях, а посетить мероприятие по тем или иным причинам необходимо.

– Ты про наёмных убийц что ли? – скептически фыркнула я.

– Их про них тоже, – невозмутимо кивнула Алька. – Но больше про политиков и опальную знать.

– А зачем опальной знати присутствовать на балу, если показаться нельзя? Смысл пялиться на чужой праздник? Только душу травить.

– Не скажи. А как перестать быть опальной, если для этого зачастую нужно поговорить с приближёнными Правителя с глазу на глаз? Но ты не дёргайся. Уже много веков, как информация не актуальна. С уходом магии многие традиционные развлечения канули в лету, включая сложные многоходовые интриги, наёмных убийц и заговоры.

– Это ты мне говоришь? – иронично протянула я. – Ни тебе интриг, ни заговоров, ни попыток убийства? Совсем, да?

– Если ты про Слерану…

– Про Слерану, Дирнута, дроу, гномов, Ирвина, светлых эльфов… – начала загибать пальцы я.

– Оставь, – махнув хвостом, Алька ударила мне по рукам. – Это всё мелочи. К тому же ты исключение. А потом, чего ты хотела, когда возжелала приключений и общества принцев? Думала, наследники бабочек по лугам ловят и цветочки нюхают? За что боролась, на то и напоролась. Хотела приключений – приятного аппетита. Наслаждайся! Теперь тебе на всю жизнь хватит.

– Это ты так меня успокаиваешь? – скептически хмыкнула я и даже остановилась, уперев руки в боки.

– Это я так тебя отвлекаю. Чего встала? Вон, уже дверь на террасу видна. Пошли подглядывать. Грей Хартаду скажет, что мы в бальном зале, но умолчит, в каком именно месте. Сможешь незаметно полюбоваться на своего тарухана и заодно проверить, как быстро он тебя найдёт.

Ну да, логично. Я ведь действительно хотела приключений, так что теперь поздно пить «Боржоми». Да и причин сожалеть о сделанном выборе как не было, так и нет. Будь на Шайдаре всё просто, я бы уже через пару лет со скуки свихнулась.

Проскользнув в неприметную дверцу, мы вошли в зал. Причём Алька еле-еле протиснулась, до того узенькой оказалась дверь.

– Конспираторы, – недовольно прошипела подруга, передёрнувшись. – Ещё бы собачий лаз сделали, для пущей сложности!

Но я не слишком внимательно слушала её ворчание, рассматривая воистину здоровущий зал. Пожалуй, тут и Погру было бы, где развернуться.

Мы стояли на узкой, метра в полтора террасе, опоясывающей изнури огромное помещение на высоте метров семи от пола. Отсюда до потолка было ещё столько же, так что сразу становится очевидно, каких грандиозных масштабов помещение предстало перед нами. Даже несколько десятков заставленных едой столов, словно опоясывающих незримый центр зала, ничуть не умаляли его величия.

Вообще, я уже была здесь, в прошлое пребывание во дворце, но тогда огромный зал произвел на меня мало впечатления. Помню, когда Габи привёл меня сюда, я лишь пожала плечами и утащила дроу во двор. В тот раз я была уже слишком утомлена чередой демонстрируемых другом залов и комнат, а теперь… прониклась.

Основные двери в зал были сделаны на пару метров выше пола. Вниз вели три широкие лестницы, чуть изгибаясь, словно нарочно, чтобы по ним можно было спускаться в шикарном платье, и все тебя видели, восхищаясь красотой, или наоборот – злобствуя. По поводу всё той же красоты.

Впрочем, ещё тогда, в прошлое посещение, Габи, который вёл экскурсию, сказал мне, что большим залом не пользовались уже многие века. У таруханов осталось слишком мало женщин, а из молодых и юных, готовых кружить в танце между колонн и красоваться, спускаясь по покрытым ковровыми дорожками ступеням, и вовсе – одна Нарида. А жаль. И насчёт женщин в целом, и неприменимости такого великолепного бального зала в частности.

Потолок поддерживали колонны, выточенные из камня, очень напоминающего малахит. Полупрозрачная крыша была сделана из неизвестного мне материала. С Габриэлем мы заглядывали сюда ближе к вечеру, и я заметила только мутновато-белый цвет сводов, но сейчас…

Розовато-золотистый утренний свет струился сквозь потолок, хотя тот оставался непрозрачным. Лишь кое-где виднелось сиреневое небо Шайдара. Ощущение, будто неведомый художник решил пошутить, и тонкой кисточкой стёр пыль, толстым слоем лежащую на стекле. Да не как попало стёр, а так, чтобы получились причудливые вензеля и узоры!

– Красиво, – восхищённо и чуть-чуть робко заметила Алька, растеряв привычную нахрапистость.

– Угу, – согласилась я искренне, и кончиками пальцев провела по светлому покрытию стен. – Очень. Ты не знаешь, что это за материал?

Стена наощупь показалась тёплой, чуть-чуть шершавой и упругой, как плотная резина.

– Понятия не имею, – отмахнулась Алька небрежно. – Потом у Хартада спросишь, если будет желание.

– А он скоро при… – начала было я, но осеклась, увидев, как открывается одна из дверей внизу.

Остаток вопроса комом встал в горле, а меня затопило щекотное восхищение. На верхней ступеньке стоял Хартад, и щемящий восторг соревновался во мне с недоверчивостью. Вот этот излучающий силу мужчина сегодня станет моим мужем? Правда?!

Тарухан был одет в светлые брюки и бледно-зелёную тунику, которая ему очень шла. Кажется, к свадьбе готовилась не только я. По крайней мере пепельные пряди любимого, впервые с момента нашего с ним знакомства, были аккуратно подстрижены, да и брюки Хартад обычно выбирал тёмные. В тунике я его вообще ни разу не видела.

Я молча пожирала глазами своего принца, хотя всё внутри дрожало от желания окликнуть его. Но лучше потерплю, пусть он чуть-чуть поищет, а я вдоволь налюбуюсь. Впрочем, что-то мне подсказывает, для «налюбоваться вдосталь» всей жизни будет мало. Любимый на то и любимый, чтобы притягивать душу, взгляды и тело. Куда до него всем остальным, включая арханов, инкубов, вампиров и прочих нелюдей этого мира! Мой…

Да уж, любовалась бы вечность, а тарухан предоставил всего-то с полминутки. Я ещё даже во вкус не вошла, а изумрудно-зелёный взгляд тарухана уже нашёл меня на галёрке. Жаль, на таком расстоянии я не смогла разглядеть выражения лица любимого.

– Не расстраивайся, – насмешливо фыркнула Алька. – Уверяю тебя, твой тарухан восхищён не меньше твоего, хотя лично мне это непонятно. Ты вполне могла бы намагичить на собственную свадьбу платье побогаче.

Наверное, и вправду стоило добавить к белому шёлку украшений, тем более на длинной юбке места хватало, но я так устала накануне с выбором наряда… В результате с утра колданула себе самое первое, что пришло в голову. Вместо нормального лифа – две узкие полосы ткани, которые завязывались на шее и стекали по спине до талии. Юбка-лилия в пол, и всё – на этом моя фантазия сдулась. Перетрудилась вчера, бедная. Из украшений – лишь золотисто-белый Нашкар, достающий ровно до ложбинки между грудей.

– Аль, – жалобно протянула я, осознав, что ни одной лесенки с террасы в зал не наблюдается. – А как мы спускаться будем? В обход через весь дворец?

– Зачем? – Опешила подруга. – А я на что?

– В смысле?

– Помнишь, как в грозу из окна…

– Аль, я в платье, – с тяжёлым вздохом известила Шаксус Джера. – Верхом на тебе в таком виде? Как ты себе это представляешь? А если кто-нибудь войдёт?

– А ты хочешь, чтобы твой тарухан обернулся птичкой и прилет сюда сам? – скривилась клыкастая провокаторша. – Так я тебе напомню, что в этом случае одежда твоего принца прикажет долго жить, а гости, которые уже скоро должны подтянуться, получат возможность лицезреть счастливого жениха в костюме Адама.

– Мять платье, равно как и задирать юбку до талии и светить голыми коленками, на собственной свадьбе не позволю! – упрямо мотнула головой я.

Вопрос решился сам собой. Прежде чем подруга успела ответить, на террасу приземлился Грей с Хартадом на спине.

– Предпочитаю наслаждаться видом твоих коленок в одиночестве, – с улыбкой проговорил любимый. – Но это чуть позже, а сейчас пора встречать гостей. Мы должны ждать их в центре зала.

Глава 22 Навсегда

Хартад протянул мне руку, и я шагнула ему навстречу. Спустя минуту мы были внизу. Тарухан доставил нас с платьем в отведённое для церемонии место, а Грей доставил туда тарухана.

– Не слишком просто? – имея ввиду свой наряд, смущённо спросила я, когда любимый спешился и поставил меня на ноги. – Если хочешь, я наколдую какую-нибудь диадему или…

– Ты прекрасна… – прервав на полуслове выдохнул Хартад, и осторожно, будто боялся, что я рассыплюсь, коснулся ладонью моей щеки. – Настоящее светлое чудо…

– …вище! – добавила ехидно Алька.

Возмутиться я не успела. Внезапно распахнулись сразу три двери, и в зал валом повалил народ. Как только Зармид успел столько гостей собрать? Ведь мы только вечером прибыли, а тут таруханов, как собак нерезаных… Впрочем, эльфы и братик выделялись даже в толпе, и я, широко улыбнувшись, помахала им рукой.

– Они не подойдут, – заметил Грей. – Гости стоят вдоль стен, жених с невестой в центре зала.

– И внимания! – хихикнула подруга.

– Конечно, – кивнул Шаксус Джер с самым серьёзным выражением на угольно-чёрной морде. – Их должны видеть все, чтобы засвидетельствовать передачу родового кольца. Вот только глава Рода речь произнесёт.

– Опять речь? – вздохнула я. – Это долго, да?

– Нет, – Хартад сжал мою ладонь. – Дед просто представит нас и скажет, что он благословляет наш брак. Обычно пышная часть торжества происходит в доме невесты, а когда она в сердце родового замка жениха, церемонии бессмысленны, всё уже решено.

– То есть? Зармид представит, ты отдашь кольцо, и всё? – чувствуя, как от пристального внимания такого количества народа начинает бить нервная дрожь, протянула недоверчиво. – Так просто?

– Почти, – кивнул любимый.

Он хотел ещё что-то сказать, но тут на ступеньках одной из лестниц появился Зармид, и Хартад замолчал. Перечисление торжественным тоном титулов жениха заняло минут десять, но мне и самой было любопытно, за кого я замуж выхожу, собственно. Думала, представление меня, бессемейной, займёт куда меньше времени, но увы. Зармид взялся за дело серьёзно.

Сначала рассказал про честь для древнего Рода, новую кровь и согласие его, как главы, на брак. Но это вполне ожидаемо было, а вот потом… Что я Хранительница Нашкара, несущего Надежду – само собой. Полное имя, включая имя и фамилию – тоже.

На фразе про спасительницу Шайдара я покраснела. Когда Зармид припомнил проташей и меллорнов, обозвав всё это сложной словесной конструкцией на древнем, где было что-то про нити, ведущие в чрево земли, и силу духа, тут я откровенно смутилась и попыталась спрятаться за спину Хартада. Только народ стоял со всех сторон и, угадав мой манёвр, принялся свистеть и улюлюкать. Варварство какое! Хорошо хоть, звучало это скорее одобрительно, чем наоборот, да и улыбались присутствующие весело и беззлобно.

А вот когда Зармид озвучил родство с Варуком, главой орочьего клана, таруханы озадаченно притихли, а я… широко улыбнулась и вскинула подбородок. Исключительно чтобы показать братишке, как сильно горжусь им. Страх и смущение в данном случае пусть идут лесом! Мало ли, как таруханы поймут мои метания в данном случае? Не-е, тут уже Варуку нужна моя поддержка, а ради него я еще и не такое выдержу. Подумаешь, несколько сотен рассматривающих меня под микроскопом нелюдей! Ха! При случае обязательно скажу спасибо Зармиду. Даже опустив всё остальное, одна улыбка Варука стоит всех мучений этого мероприятия!

Задумавшись, я пропустила минут пять торжественной речи, и когда Хартад отошёл на шаг, сжимая мою ладонь, даже вздрогнула и непонимающе уставилась на любимого.

– Готова ли ты войти в мой Род и разделить со мной вечность? – громко проговорил тарухан, глядя на меня сверкающими изумрудными глазами.

– Да, – растворяясь в нежном пламени его взгляда, сказала.

– Согласна ли стать моей женой, влить свою кровь в сердце Рода?

– Да, – слегка растерянная от постановки вопроса, кивнула я.

– Примешь ли знак принадлежности Роду и символ моей верности? – любимый раскрыл ладонь, на которой лежал тяжёлый перстень-печатка с выгравированным на нём нечитаемым символом.

– Да.

И Хартад улыбнулся так, что мне показалось, вот-вот вспыхнет от лучистого счастья. Глупый! Неужели всё ещё сомневался в ответе? Не отрывая от меня глаз, он одел кольцо на мизинец моей левой руки, и перстень неожиданно сжался, изменяя размер. А я-то боялась, что потеряю слишком большое для моей руки колечко! Вот дура, опять про магию позабыла и…

– Приветствуем тебя, новая дочь Рода, – разнёсся под сводами зала явно усиленный магией голос Зармида, – и снова принялся перечислять мои якобы «титулы».

– А как же «вы можете поцеловать невесту»? – рассеянно пробормотала я.

– Чуть позже, – не скрывая сожаления шепнул Хартад, с такими голодными нотками, что я опять покраснела и смутилась, отведя взгляд.

– Ташенька, – окликнула меня Алька, минуты через три.

С трудом оторвавшись от созерцания кольца на собственном пальце, я оглянулась. Потолок как будто растворился, зато стены переливались всеми красками, будто мы оказались внутри огромного мыльного пузыря. Кажется, радужные крылья, распахнувшись, обняли весь этот мир, растворяя в своём ликовании сомнения и страхи.

Шайдар… Как я мечтала нём… о сказке, о верных друзьях, приключениях. Мечта сбылась, но теперь я знаю, что главное волшебство не в магии, чудесах или воплощении фантазий в реальность! Моё чудо – мужчина, которого люблю больше всего на свете! Тот, который никогда не предаст, всегда будет рядом.

И… я нужна ему! Правда, нужна. Смешная, глупая, безалаберная, вечно растрёпанная, сомневающаяся в себе и… такая, какая есть. Вопреки логике я просто любима самым лучшим мужчиной во всех мирах.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю