290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 8)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 20 страниц)

Почесав в затылке, от варианта с парусами отказалась почти сразу. Ветер-то встречный, да и моряков, чтобы управиться с парусами, среди нас нет. Шайдарцы вообще с мореплаванием не в ладах после достопамятной войны с Тарагаа-Стор3 и всеобщего исхода с Восточного материка.

Хартад с помощью Шаксус Джеров успел перетащить уже почти всех дроу. Серт с Габи уже очухались, только головами мотали и морщили носы, а я всё возилась с чертежом. В первую очередь он нужен был мне, чтобы было проще представить будущий транспорт.

Наконец, когда любимый отправился к лагерю за последним остроухим, я выпрямилась и покрутила головой, разминая затёкшую шею. Воровато оглянувшись на братика, виновато вздохнула. Придерживая Габи под спину, Варук помогал ему напиться из большой кожаной фляги.

Вот я дурында. Начала с желания отмыться, а про ванну и воду для неё позабыла! Пришлось возвращаться к чертежу, поскольку купаться там, куда в любой момент могут нагрянуть отвратные колобки, не хотелось совсем. Даже если установить защитный купол, от одного вида обманчиво милых вонючек всех наверняка опять перекорёжит. Как вспомню, так вздрогну.

Учитывая количество народа, транспорт предстояло соорудить не только надёжный, но и большой, чтобы всем хватило места. Теперь ещё и зону для бассейна придётся предусмотреть, а песок закончился.

Прикусив губу, я потёрла пыльной рукой нос и скривилась от амбре, идущего от собственной кожи. Какая гадость!

Тут взгляд упал на ещё одну кучку песка в паре метров от меня. Обрадованная удачей, я совсем забыла про обещание не двигаться с места и рванула к источнику «рисовательного» сырья. Пару горсточек принесу, и всё! Будет нам и ванна, и какава с чаем!

Угу… Правду говорят: «Когда Бог решает наказать человека, он лишает его разума». Вот и меня наказать решил, кажется. Наверное, в качестве компенсации за щедро отсыпанное до того счастье.

Ну почему я не попросила Варука помочь с песком? Почему не допетрила наколдовать пару альбомных листов и карандаш? По кочану!

Едва я наклонилась над грудой и протянула к ней загребущие ручки, песок взметнулся фонтаном. Я отшатнулась, прикрывая лицо рукавом, и закашлялась. Чёртов ветер!

Ха! Ветер? Как бы не так! Не успела и пикнуть, как кто-то закрыл мне рот сухой горячей ладонью, а свободной рукой прижал спиной к твёрдой, как камень, груди.

Я замычала, в тщетной попытке вырваться из стального захвата, но в следующий миг песок снова взметнулся, с тихим шорохом закрутился вокруг, поднимая в воздух нас с… кем-то.

– Ташка! – истошный крик Варука донёсся будто издалека, а потом и вовсе стих, увязнув в навязчивом шелесте тысяч песчинок.

Кажется, меня опять умыкнули! Знать бы ещё, кто и зачем. Ой, что бу-у-удет… Хартад мне по голове ночным горшком настучит, когда узнает. Ну, это когда найдёт, конечно…

Только подумала, что вообще-то можно воспользоваться Нашкаром, чтобы вернуться прежде, чем все окончательно всполошатся, как неизвестный похититель соизволил подать голос:

– Не стоит использовать магию в сердце бури, – прошипел он, почти касаясь уха. – И нас угробишь, и силу зря потратишь.

Глупо, но я ему поверила. Очень уж сурово и от того убедительно он это сказал.

Очень хотелось облаять гада и послать по матери, куда подальше, но его ладонь всё ещё надёжно закрывала рот, да так плотно – даже не укусить.

Я притихла, закрыв глаза. От мельтешения песка перед лицом мутило, и дурнота в который раз за этот вечер толкнулась в горло, обжигая едким привкусом желчи. Хорошо хоть не бултыхает особенно, да и песчинки кожу не секут, что странно. Старалась думать о чём угодно, лишь бы не вспоминать, как сильно подвела ребят. Я-то ладно – выкручусь, а как они через пустыню одни, без моей магии? Лишь бы не… Ой, кстати!

– Алька? – позвала я мысленно. – Аленька, ты меня слышишь?

Несколько ударов сердца ответа не было, и я уже совсем сникла, когда донеслось прерывистое:

– Таш…ка! Зар. раза… ты г. де?

Наверное, буря создаёт нечто вроде помех на линии, – подумалось.

– Всё в порядке! – торопясь донести мысль, пока ещё можно, крикнула про себя. – Не вздумайте кидаться за мной! Ждите там! Я с вами свяжусь, как только появится возможность! И не забудьте купол поставить!

– Ты с ума сош…ла, – слова Шаксус Джера словно «подвисали». – Тв. ой тар… ух…ан уже…

– Останови время, запри Хартада внутри купола! Всё что угодно, только не отпускай в пустыню! Я выкручусь! Аль! Пожалуйста!

– Тьфу… на… те…бя… – совсем тихо и невнятно донеслось. – Вер… нешь…ся – при… ши… бу…

– Ну, Аль! – буквально взмолилась я. – Грея же не попросишь! Он Хартада не удержит, даже если захочет!

– Ку… да… уж… ему… бол. лезному, – ехидство проскальзывало даже в огрызках слов. – Сде… лаю, как… про…сишь…

Дальше пошли совсем неразборчивые рваные слоги, но я уже приободрилась. Если уж Алька согласилась помочь, она справится. Надо будет – и Грея уболтает. Она такая… убедительная, если припрёт. Но главное – никто не пострадает, а с очередным придурком, прилетевшим на мою бедовую голову, я и сама разберусь, как только смерч утихнет. Ничто не вечно под луной, а уж под лунами Шайдара и подавно.

Тут, привлекая внимание к своей судьбе, выступил желудок. Завтрак-то давно миновал, а обед я благополучно проспала. Недовольное бурчание – тот ещё аргумент, но… Господи, как я могу думать о еде в такой момент? Как-как… Молча! Причём и в прямом и в переносном смысле. У меня говорить не было возможности, а у неизвестного похитителя – желания.

Минут через пятнадцать, когда я уже подумывала насчёт «перекусить» ладонью маньяка-самоубийцы, ноги коснулись твёрдой земли. Почему «самоубийцы»? А как же! Кто он, если вздумал воровать голодную, злую и очень грязную Хранительницу?

Кстати, насчёт «земли» я откровенно погорячилась. Ноги по щиколотку утонули в горячем песке, который мгновенно забился под штанину и, игнорируя обувь и носки, оказался между пальцами ступней. Неприятно.

Буря ещё кружилась вокруг, завораживая таинственным шепотом, когда незнакомец убрал руки и отодвинулся.

– Мы на месте, – констатировал он сухо.

И? Я должна обрадоваться и захлопать в ладошки? Вот ещё! И не подумаю!

Сердито сопя, я плюхнулась на попу и принялась стаскивать кеды. Лучше босиком по песочку, чем с песком в носках. Вот сейчас досчитаю до десяти, вооружусь обувкой и наваляю самонадеянному болвану! Лопух полосатый! Дрын гнилой!

Пока представляла себе процесс «убиения» гада и запихивала носки в кеды, небо прояснилось. Лица коснулся отнюдь не тёплый ветерок. Нет, я читала, конечно, что в пустынях только днём жара, а по ночам холодрыльник, но не так же быстро? С другой стороны, я не на Земле. Хотя, и в родном мире в пустыне ночевать не приходилось.

– Ну, и куда ты меня приволок, сухостой навозный? – скептически рассматривая пейзаж фыркнула я. – И зачем?

От удивления злость слегка поутихла, сменившись любопытством. Сколько хватало глаз – бескрайние дюны, залитые светом сразу двух лун. И ни домика, ни шатра… На кой было тащить меня в никуда?

– Верни нам Санну, – резко и требовательно произнёс субъект.

– Чего? А попу тебе вареньем не намазать? Какую «Санну» и каким «нам»?

Не без труда поднявшись, я подбоченилась и обернулась. Вот ё-моё…

Мой похититель оказался рослым, жилистым и чересчур худым. На руках выступали вены и выпуклые, как будто кручёные, жгуты мышц. Грудь испещряли десятки шрамов, на плечах – замысловатый узор красной татуировки. Кожа светлая, почти белая, но с лёгким голубоватым отливом. Из одежды только невнятная тряпочка на бёдрах. Лицо… жуткое, если честно.

Вместо бровей костяные наросты. Носа почти нет – так только, некоторая выпуклость. Глаза крупные, чуть навыкате. Тоже почти белые. Губы тонкие и бледные, подбородок острый. Вот шевелюра у чувака – любая модель обзавидуется. Угу, если при виде этого… хм… экземпляра от страха в обморок не брякнется, конечно. Я на Шайдаре ко всякому привыкла, и то озноб по спине.

Тёмно-зелёные блестящие волосы в прямом смысле слова стояли дыбом, как в старой рекламе шампуня. Пряди, словно живые, постоянно шевелились независимо от наличия или отсутствия ветра. Вот же красотища – хоть голову в песок засовывай, благо, этого добра вокруг немеряно.

– Верни нам Санну, – повторил чудик сипло и замолчал, глядя выжидательно и почти зло.

– Какой ты разговорчивый, – игнорируя дурацкое требование протянула я в ответ. – И вежливый. Жаль, мания величия не оставляет. Всё «нам», да «нам»… Может, хоть представишься?

Мужик лишь отрицательно покачал головой. Волосы повторили это движение всей массой блестящих прядей.

– Так, – я тихо начала звереть. – Никакой «Санны» я не брала ни у тебя, ни у твоей шизофрении. Понятия не имею, что это за фигня такая! И пока ты не расскажешь толком, для чего меня выкрал и припёр сюда, в это Богом забытое место, точно не пойму и помочь не смогу! Хотя, вот хоть убей, никак не допетрю, на кой мне вообще тебе помогать?!

– Верни… – снова затянул волынку дыбопатлатый идиот, но не договорил – закашлялся.

– Иди ты лесом! – рявкнула я и всердцах швырнула кеды в этого попугая. – Задолбал уже повторять одно и тоже! Неужели так трудно объяснить, в чём дело?

На попадание ботинком в грудь мужик никак не отреагировал. Он надсадно кашлял, явно прилагая усилия, чтобы просто устоять на ногах. С минуту я наблюдала это безобразие, скрестив руки на груди и грозно сопя. Я была зла. Очень зла!

Столько проблем из-за какого-то урода! Да его за такое свинство следовало в большую пупырчатую жабу превратить! В назидание потомкам, так сказать. Я бы и превратила, но как тогда вернусь к ребятам?

Монстров пустыни я не боялась, защитный купол создать не вопрос. С транспортом сложнее, но и это решаемо, если постараться. Но куда конкретно делать ноги? Ориентироваться по звёздам я не умею, и куда отнесла буря – под страхом смертной казни не определю.

С дугой стороны, участливо хлопать по спинке этого гада после наглого похищения – тоже не вариант. Вот так поддашься один раз на шантаж, а потом каждый встречный-поперечный сочтёт своим долгом ставить тебя в неудобную позу и требовать выполнения желаний. Не хочу превращаться в золотую рыбку на сковородке!

Я молчала. Мужик надсадно кашлял и в итоге не устоял, упал-таки на колени. Жилистые руки погрузились в песок чуть ли не до локтя, а волосняк дёргался теперь параллельно земле.

– Ох ты ж, болезный, – прошипела зло, скрывая от самой себя приступ неуместного сочувствия. – С таким бронхитом только девушек похищать! Гад ты чахоточный… На, хоть водички хлебни, чудик.

Присев на корточки, я поднесла к его губам наспех наколдованный ковшик с водой, а этот… Думала, хоть самому себе немного поможет, но шизофрения проникла в мозг психа куда глубже, чем я предполагала. Вместо того, чтобы напиться и сказать вежливое «спасибо», лупоглазый придурок ударил меня по руке. Ковш опрокинулся, вода вылилась на песок.

– Ну, и чёрт с тобой! – вспылила и охнула, когда… Господи, меня похитил мазохист-самоубийца! – Слышь ты, страус человекообразный, погоди дохнуть! Верни меня на место, и хоть до утра тут извращайся!

Ноль внимания. Мужик сбрендил окончательно – зарылся лицом в мокрый песок и затих. Даже кашлять перестал! Если бы лопатки не двигались, ритмично сдвигаясь и раздвигаясь, решила бы, что совсем помер. Хотя в такой позе и помирать-то неудобно, особенно учитывая набедренную повязку.

– Вот же бабкина поварёшка… – я осторожно потыкала босой ногой в плечо сумасшедшего. – Ты там живой или как? А? Нет? Ну и чёрт с тобой.

Почесав в затылке, я отошла на несколько шагов и уселась на песок, обняв колени. Попала так попала! С Ирвином всё-таки было проще. Он хотя бы сразу обозначил свои цели! А у меня эльфы не кормлены, тарухан не зацелован, орк не обласкан, Шаксус Джеры не затисканы… Угу, и все не мыты! Сидят под Алькиным куполом, смердят себе дружно… О том, что подруга не смогла удержать любимого, и тот рванул спасать меня через пустыню, даже думать не хочу.

Какое-то время любовалась на звёзды и дюны. Красиво, но бесперспективно. Минут через пять взгляд переместился на похитителя. На заднюю часть мужика смотреть не решилась, всё же полуголая филейная часть чужого туловища – не самое подходящее зрелище для приличной девушки. Зато в части передней обнаружилось нечто любопытное.

Ну, может, и не совсем «в части», скорее уж вокруг неё. Песок вокруг башки «мужестрауса» выглядел как-то… странно. Во-первых, он шевелился, но это объяснимо. Наверняка волосы под землёй дёргаются и всего-то. Смущало едва заметное мерцание мокрого пятна.

Понаблюдав некоторое время за игрой лунного света на песчинках, я осознала, что очень хочу пить, и наколдовала большой стакан воды. Выпила. Наполнила снова. Как хорошо с магией-то! Нигде не пропадёшь. Если бы магия ещё и мозгов совей Хранительнице добавляла, цены бы ей не было.

От последней мысли настроение, и без того не радужное, окончательно испортилось. Даже пить расхотелось. Впрочем, вторую порцию воды я колданула исключительно из жадности, да ещё от скуки. Глядеть на бескрайние пустынные просторы куда веселее, прихлёбывая местный символ жизни. И синоним моего выживания среди палящего зноя – в том случае, если похититель не очухается, а мне придётся искать своих пешим ходом.

Тяжело вздохнув, я выплеснула воду на землю и пригорюнилась. Несколько секунд ничего не происходило, а потом мокрый песок медленно налился тусклым мерцанием. На миг показалось – превратился в воду, но нет. Просто чуть-чуть просел, а когда подул ветер, пошёл мелкой рябью. Хм… интересно. Жаль только – бесполезно.

Покосившись на скрюченного похитителя, пожала плечами. Худющий какой… Жуть просто. Похоже, придётся искать дорогу к друзьям самостоятельно. На этого шизика надежды никакой.

Вспомнив недавнюю задумку насчёт транспорта, принялась чертить на песке, но быстро спохватилась – подивившись собственной дурости, наколдовала альбом и карандаш. Дело пошло быстрее, и через полчаса чертёж, корявый и косой, был готов. Мне хватит, вот только… Ладно, будем решать проблемы поэтапно.

Сжав в ладони Нашкар, я вгляделась в рисунок, представляя себе его уже в объёме и деталях. Сила толкнулась в кончики пальцев, на миг замерла и хлынула свободным потоком, а спустя несколько минут передо мной возникла… фигня. Вполне материальная, огромная и даже годная к употреблению, хотя на вид фуфло фуфлом.

В подробности вдаваться не буду, но если кратко – плоская прямоугольная платформа с закруглёнными углами и невысокими бортиками. С обустройством спальных мест и прочего я решила сразу не заморачиваться. Мне и возни принципом передвижения хватило до маковки. Я ж не техник, а экономист. Хорошо хоть фильмы смотрела, книжки читала, да и помнила кое-что из передач вроде «Галилео».

Вместо колёс – вытянутые полозья, как у катамарана. Руль по принципу корабельного. Типа рычаг, соединённый с плоским гребнем под днищем. С амортизаторами хуже – не знаю, как они на Земле устроены. Из ассоциаций только поршни и выплывают, но я намагичила между полозьями и собственно платформой желеобразную «подушку» неизвестно чего. Авось и сработает.

В задней части платформы располагалось огромное гребное колесо, как в клетке с хомяком, которое по задумке и приводило в движение всю конструкцию. Осталось найти хомяка, и дело сделано. Может, превратить моего человекообразного «страуса» в огромную белочку и засунуть в колёсико? А что? Он мене покрал, пусть он и возвращает!

Я покосилась на растянувшегося на песке мужика. Выглядел он жалко и глупо. Даже стрёмно использовать, хоть и заслужил. Его и так судьба наказала, а тут ещё я, да? Взгляд скользнул на мокрое пятно рядом с местом, где я сидела раньше. Нет, это что-то ненормальное! Столько времени прошло, ветер дует, песок горячий – почему до сих пор не просохло?

Подойдя поближе я озадаченно провела по мерцающему пятнышку ладонью. Песок как песок… Чуть прохладнее чем сухой, но и только. Зачерпнув немного, поднесла горсть к глазам. Ух ты! Видели когда-нибудь синие фонарики на железнодорожных путях? Когда едешь на поезде ночью, а они плывут мимо – темные и яркие одновременно.

Семафоры всех прочих цветов просто светятся, эти – словно затягивают в сердцевину загадочной глубины. Вот и тут – каждая песчинка едва заметно, совсем капельку, но светилась изнутри и напоминала крохотный сапфир с нано-лампочкой в серёдке. Просто сказочно красиво!

Интересно, а как это будет выглядеть в массе? Всё-таки крохотный пятачок – слишком мелко, масштаб не тот. К тому же, всё равно пока никакой живности, подходящей на роль «хомячка», вокруг не наблюдается, а похититель признаков жизни почти не подаёт. Если в колесе загнётся, я ж себе этого не прощу до конца дней своих. Буду маяться – я виновата в гибели волосатой сволочи, или просто так обстоятельства сложились.

То есть остаётся тупо сидеть и ждать монстров, кто-нибудь на магию да выползет. Всё-таки на создание «корабля» её наверняка много ушло. Или мой похититель «вынырнет», в конце концов. Правда, на это надежды мало.

Чтобы не сильно психовать в ожидании, я решила совместить приятное с полезным. Сложив ладони лодочкой, мысленно потянулась к Нашкару с просьбой. Поливать песок ковшиком долго и лень, а вот если вывести на поверхность водяную жилу… Ведь где-то там, глубоко под землёй, вода точно есть. Заодно дополнительная приманка для претендентов на роль «хомячка», а мне какое-никакое, но развлечение.

Нашкар не подвёл – вскоре пальцев коснулась холодная влага. Сначала просто песок стал мокрым и засветился, после образовался крохотный водяной бурун, а через пару минут из земли забил фонтанчик. Маленький совсем, но зато настоящий.

Полюбовавшись на дело рук своих, я умылась и отошла к платформе. Стоило, пока суть да дело, подумать насчёт постелей и прочих удобств, но я банально засмотрелась. Фонтан в пустыне – это нечто. А уж если пустыня начинает светиться, и вовсе – глаз не оторвать.

Самое забавное, манок на монстров получился суперский. В смысле, когда Нашкар потянулся к подземной жиле, кроме обычной воды зацепил ещё силовую ниточку. Мне осталось просто потянуть за неё, вытаскивая на поверхность, и – вуаля! Новый магический источник «а ля фонтан» готов. Приманка – лучше не бывает, а сил я почти не потратила.

Потом я сидела на полозе и болтала ногами. Вокруг переливалась оболочка защитной сферы. На всякий случай такую же создала для болезного. Его в таком состоянии любая мелкая пакость сожрёт и не подавится.

Красота-а-а-а… Сверху звёзды мерцают, снизу песок… Это я старательно настраиваю себя на позитив, вот только есть хочется, и переночевать негде. В смысле, помыться бы, покушать и к Хартаду под бочок. Чтоб друзья рядом, любимый ещё ближе, и всем хорошо.

И вот ещё: любопытно, кто меня всё-таки похитил? Не человек – это понятно, но кто? Зелёная шевелюра ассоциируется с кем-то вроде лешего, но тут ни леса, ни хотя бы его жалкого подобия. К тому же все остальное у мужика никак на старичка-лесовичка не тянет. Глаза чуть на выкате и костяные наросты вместо бровей, а это скорее из области русалок и водяных. И зелёные волосы подходят туда же, кстати, но опять же – здесь пустыня, да и ноги у чувака имеются.

Вдруг слева что-то сверкнуло, а в следующе мгновение меня окутала тьма. Подбросило вверх, потом вниз и начало ощутимо потряхивать. Упс… Кажется, меня только что сожрали! Вместе с защитной сферой. Я и пикнуть не успела!

Испуганно икая, сползла на дно мерцающего шара. Всё же не совсем мрак, просто я с перепугу зажмурилась. Убивать монстра было жалко, но дожидаться, пока обрету свободу, так сказать, естественным путём, хотелось ещё меньше. Некоторые твари добычу месяцами переваривают, а учитывая размеры купола… я либо задохнусь, либо окажусь внутри дохлого монстра. При любом раскладе – удовольствие ниже среднего.

Матерясь сквозь зубы, я сжала в ладони Нашкар.

Твари, проглотившей мой шарик, явно было не по себе – трясло и швыряло меня знатно. Нужно было сосредоточиться на потоке магии, но едва пыталась это сделать, меня подкидывало вверх или вбок, основательно прикладывая о твердокаменную защитную сферу. При других обстоятельствах для находящихся внутри она была нематериальной, но сейчас вокруг смыкались стенки огромного желудка. Или горла – фиг знает. В любом случае, сосредоточиться на магии я никак не могла. Ровно до тех пор, пока не вспомнила вынырнувшую из песка серебристую тварь, которую видела совсем недавно.

Представив, как меня утаскивают под землю, я так испугалась, что завыла ошпаренной свиньёй:

– Чтоб тебя разорвало, гадина прожорливая!

Что сказать? Разорвало. Ещё как!

Глава 10 Под небом и землёй

Очухалась я, сидя посреди ошмётков монстра, которые медленно и неотвратимо погружались в синий светящийся песок, будто в трясину. Нервно сглотнув, огляделась. К счастью, тварь не успела отползти далеко от платформы. К ещё большему счастью меня песочек не затягивал. Эм…

Увеличив купол втрое, чтоб уж точно никому в глотку не пролез, я на карачках, потому как ноги не держали совершенно, доползла до полоза и привалилась к нему спиной.

Так, о чем я? Ах, да, я же пыталась идентифицировать видовую принадлежность волосатика… Ой, а где он?

Мужика нигде не было. Пришлось мне вставать и топать к тому месту, где видела его в последний раз. Та-ак… Куда ты делась, чучела моя долбанутая?

Поиски не привели ни к чему, хотя я руки в песок аж по локоть засунула. Мало ли, вдруг его полностью «засосало»? Но нет, похитителя как корова языком слизнула. Может, его, как и меня, проглотили? Я тяжело вздохнула. Буду надеяться, псих просто пришёл в себя и свалил, а то как-то… гадко. Не отыскать ведь теперь.

Нервно прикусив губу, я уставилась себе под ноги, всей шкурой ощущая, как совесть злорадно скалится и немытыми когтями скребёт изнутри. Ещё и подкидывая варианты жуткой смерти придурка во всей красе. И вроде я ему ничего не должна – кто бы спорил. Но всё равно, чувствую себя чуть ли не убийцей. А ещё страшно и…

Откуда-то с неба послышался клёкот. Прищурившись, я всмотрелась вдаль, но ничего не увидела. Показалось, наверное. Откуда в пустыне птички? Хотя на Земле ведь живут какие-то? Грифы там всякие, ястребы… Или ястребы не в пустыне?

– Спасибо, – раздалось раскатистое из-за спины.

Взвизгнув от неожиданности, я подпрыгнула на полметра и швырнула на звук… чем-то. Сама не поняла, чем, но очень уж себя накрутила картинками преждевременной мучительной смерти похитителя – организм отреагировал раньше меня самой.

Обернувшись, пискнула и отшатнулась. Потирая левое плечо, надо мной возвышался давешний псих, у ног которого медленно погружалась в песок внушительных размеров скалка. Так это я в него… Эм…

– Сурово, – протянул удивлённо и нахмурился: – но справедливо.

Невидимая птичка заклекотала совсем близко. Интересно, а если летающее создание превратить в хомячка, оно бегать будет? Или попытается взлететь, махая лапками? Представила себе хомячка, по-птичьи склонившего голову на бок. Мдя… И почему мне совсем не смешно?

– Очухался, – Тряхнув головой, зло прошипела я, в тайне радуясь «воскрешению» незнакомца. Моя фантазия его уже похоронила, и не раз. – Опять будешь про Санну бубнить?

– Зачем? – он резко шагнул вперёд и притянул за талию, ладонью прижимая мою голову к своему плечу. – Лучше покажу!

Я дёрнулась, возмущённая произволом, но этот гад так стиснул…

– Ах ты, носок штопаный! Отпусти меня неме…

Договорить не успела, потому что стоявшие дыбом зелёные волосы внезапно опустились на нас, превращаясь в тонкую прозрачную вуаль с бирюзовым отливом, которая плотно, будто вторая кожа, прильнула к телу. Вернее, к телам, спелёнывая нас двоих до талии. А в следующую секунду мы ухнули в мерцающую песчаную дюну!

– Не-е-е-ет! – взвыла, не помня себя от страха, и принялась вырываться, едва синева сомкнулась над головой.

Очумев от ужаса, я лягалась бешеной ослицей, извивалась ужом на сковородке и выла белугой. В общем, уподобилась куче самого разного зверья. Стыдно? Стыдно мне не было точно, потому как инстинкт самосохранения – штука покрепче любой вежливости и благоприобретённых ограничений по типу «не убий». В данный конкретный момент я с превеликим удовольствием убила бы одного маньяка! Честное слово!

Если бы ещё этот самый «маньяк» позволил. Но он крепко прижимал меня к себе, не позволяя вырваться и стойко перенося удары босых ступней по собственным ногам. А что ещё я могла сделать? Вуаль, в которую превратились зелёные патлы, не позволяла ни отодвинуться, ни банально дать в рыло. Эта упругая студенистая плёнка льнула к лицу. В носу щипало от её острого запаха, незнакомого и пугающего до предела.

Наверное, именно от страха вопроса «почему я могу дышать и орать под землёй» так и не встало. О том, почему защитная сфера допустила нападение, тоже не подумала. Почему ничто не сковывает движений ниже талии – тем более. Я вообще ничего, кроме дикого, животного ужаса не ощущала.

– Тише, тише, – словно не замечая моих попыток «запинать» его, увещевал мужчина. – Всё хорошо. Успокойся.

– Ага! Ты офонарел, гриб трухлявый! Успокойся?! Ты меня живьём закапы…

Сильные руки как-то очень ловко меня развернули, прижимая к груди уже спиной.

– Смотри, – шепнул на ухо шизо… Ой!

Я потеряла челюсть. В смысле, она как упала, так и не поднималась, а я широко распахнутыми глазами уставилась перед собой. Мы не падали и даже не закапывались. Мы плыли в светящемся синем мареве. Волосяная «вуаль» прилипла к моему лицу, но дышать не мешала, как не мешала и смотреть.

Я не знаю, как описать субстанцию, в которой мы очутились. Не вода, не воздух, и уж тем более не песок. Просто мерцающее нечто, вязкое и густое, но при этом бархатистое наощупь. Непостижимо!

И вроде не особо и прозрачное, но я прекрасно видела далеко внизу массивные столбы глубокого чёрного цвета, сиреневые неровные кругляши непонятного происхождения… и несколько человекообразных существ! Последние из-за прозрачной пелены, обнимающей их тела до самых бёдер, напоминали диковинных медуз лишь немногим меньше, чем плоды творчества сбрендившего художника, до кучи обкурившегося какой-то галлюциногенной пакости.

– Ё-моё! – выдавила я гениальное в своей информативности.

– Нравится? – голос напомнил, что я тут вообще-то не одна.

– Эм… – проблеяла не менее информативное. Мозг выставил табличку «обед» и категорически отказался работать в полевых условиях. – Где мы?

– В Санне, – отозвался пленитель благоговейным шёпотом. – Тебе нравится?

Удивление от увиденного и растерянность от услышанного растворили последние зёрна страха. Если окружающее меня и есть Санна… Я неуверенно сглотнула.

– И каким образом я должна её «возвращать»? – спросила робко.

– Уже вернула, – в ответ удивлённо хмыкнул мужчина.

– Круто, – подытожила я. – А как? Нет, лучше по-другому. Вернула, и слава Богу. Скажи, ты сам-то кто такой?

– Имя? – уточнил спокойно. – Рой.

– А раса?

– Цект. На поверхности нас иногда называют песчаными демонами.

Мдямс…Похоже, лаконичность заразна.

– Ещё круче, – сглотнула.

Мы опускались всё ниже и ниже, пока Рой не поставил меня на землю. Ну, если быть точной, не совсем «на землю». Тут в её роли выступал чёрный туман, в котором ноги тонули по щиколотку. Правда, отпускать меня мужик и не подумал, всё так же прижимая к себе обеими руками.

– Может, хватит уже меня лапать? – поёжившись, ворчливо заметила я, хотя гулять по Санне желания не было ни малейшего.

– Если отпущу, ты умрёшь, – спокойно отозвался… цект. – Ты человек. Чем здесь дышать собралась?

Стало совсем жутко. Нет, красиво-то оно красиво, но очень уж всё неправильно. Совсем рядом, буквально в паре шагов, в тумане что-то сверкнуло, привлекая внимание.

– Это гарн, – заметил Рой.

– В смысле? – наблюдая, как из антрацитовых клубов появляется белый кристалл, спросила я. – На соль похоже…

Кристалл рос, и очень быстро, покрываясь тоненькими иголочками, которые увеличивались и в свою очередь покрывались крохотными белыми шипиками.

– Вне Санны так называют деревья.

– Эм… – пока нелюдь говорил, кристальное нечто раскинуло над нами колкие белые лапы. Немного похоже на корягу, густо покрытую инеем. – Если честно, на дерево не слишком похоже.

– Знаю, – с благоговейным восторгом в голосе отозвался мужчина. Спасительница, чем я и мой народ можем тебя отблагодарить?

– За что? – несколько заторможено спросила.

Вокруг тут и там из тумана вырастали гарны. Все белые, но с разными оттенками – розовым, зелёным, синим, фиолетовым… Чуть поодаль тоже само по себе складывалось из сиреневых кристалликов нечто круглое и большое, с торчащими во все стороны фиговинами, вроде щупалец.

– Ты возродила Санну, – чуть крепче обнял Рой. – Могу я узнать имя спасительницы?

– Таша, – запрокинув голову ответила и… снова потеряла челюсть.

Над нами синим пламенем горело небо! Ну, может не само небо, а то, что здесь было вместо него. Вот ё-о-о-о, бобровый зуб мне в ухо! Как мы обратно то? Правда, кое-где прямо из пламени всё отчётливее проступали сверкающие раскоряки гарнов. Может, пламя не очень горячее?! И всё равно…

– Ро-о-о-ой… ты говорил о благодарности? – пропищала я, чувствуя, как внутри всё переворачивается и сжимается, будто на американских горках после плотного обеда.

– Всё что пожелаешь, спасительница Таша!

– Верни меня наверх, а? Ну, пожалуйста!

– Разве тебе здесь не нравится? – огорчился цект.

– Конечно нравится, – не рискнула злить демона, во власти которого оказалась. – Здесь офигительно прекрасно, но… верни, а?

– Но ведь тогда тебя не увидят остальные! Я был первым, кто очнулся, благодаря твоей магии, но Санна была мертва, а теперь ты только посмотри!

Он повёл рукой, как бы предлагая насладиться пейзажем. Я сглотнула и послушно посмотрела вокруг.

Всё мерцало и светилось. Сквозь бирюзовое марево вязкой субстанции, заменяющей воздух, виднелись фигуры то ли плывущих, то ли летящих к нам нелюдей с такими же, как у Роя, «вуалями», обнимающими худощавые тела. Гарны росли, как на дрожжах. Множились кругляшные строения. Синее пламя двигалось, как живое.

«Меня сейчас стошнит от этого калейдоскопа», – подумала, зажимая рот рукой и закрыла глаза, но вслух сказала другое:

– Всё сказочно. Нереально прекрасно, но мне нужно на воздух!

– А если мы поставим твою статую в полный рост вон там? – с намёком пробормотал демон и дёрнулся. Видно, рукой махнул, но глаз я не открывала, так что утверждать не возьмусь. – Как скульпторы смогут изваять лицо, которого никогда не видели?

– Господи, Рой! Да ставьте вы хоть памятник, хоть кастрюлю с супом! Можете даже надгробную плиту сварганить, только не надо меня под ней прикапывать! Верни меня обратно! Сейчас же!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю