290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 11)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 20 страниц)

Времена, когда остроухие семейства всерьёз враждовали – прошли, но мосты оставили, и пару раз, когда город был осаждён, они даже помогли защитить своих хозяев. Правитель рассказывал ещё много чего, но я слушала в пол-уха. Общий восторг мешал воспринимать информацию. Это… чудо!

Нижний уровень города представлял собой бесконечный сад. Немногочисленные одноэтажные домики тонули среди массы плодовых деревьев. Сперва я подумала, что это вообще беседки, но оказалось иначе.

У тёмных эльфов большую роль играл Род, их было несколько, каждый из которых в прежние времена мог насчитывать до нескольких сотен взрослых дроу. И чаще всего родственники жили вместе, в одном большом доме или замке. Исключение – дворец Правителя, где остроухие обитали вместе, не имея близких связей по крови. Впрочем, исключение лишь подтверждало правило.

Но как ни крепки были семейные узы, всегда находились отщепенцы, жаждущие одиночества и тишины. Именно они строили маленькие домики, но мало кто отселялся навсегда. К тому же, по традиции, каждый дроу должен хотя бы полсотни лет прожить самостоятельно, чтобы научиться полностью обеспечивать себя.

Даже сейчас, несмотря на то, что в силу проблем с рождаемостью самый многочисленный Род мог похвастаться лишь восемью десятками членов, да и молодежи было катастрофически мало, одиночные домики не пустовали никогда. К слову, постоянных хозяев у них не было. То есть, стоит выехать из такого, по возвращении наверняка обнаружишь нового жильца, который будет считаться полноценным хозяином дома. До тех пор, пока не надумает вернуться в Род или уехать в другой город, по делам, конечно.

– А как же вещи? – озадаченно спросила я. – Неужели, всё с собой таскаете?

– Нет, конечно, – улыбнулся Аторэль. – Мебель остаётся, крупные личные вещи можно перенести в дом Рода, а если очень уж приглянется домик, можно оставить его за собой, повесив над дверью магический маячок. Так делают, если уезжают ненадолго.

Я кивнула, разглядывая усыпанные цветами лужайки, извилистые ручейки, золотистые дорожки и беседки с выгнутыми крышами… Сверху всё это смотрелось просто невероятно. Сказочно!

– Господи, я никогда не перестану восхищаться Шайдаром! – сжав ладонь Хартада, честно призналась. – Аторэль, если все остальные города Тригори хоть вполовину так прекрасны, хочу побывать в каждом!

Правитель довольно прищурился и пригласил посетить столицу. Якобы там ещё круче! Если честно, даже представить не могу такого! Куда уж лучше?!

Впрочем, спустя полчаса я поумерила пыл. Рокша ничуть не утратила своего великолепия, а вот мой энтузиазм заметно сдал позиции. Местный градоначальник решил устроить торжественную встречу, и эльфы, даром что тёмные, принялись многословно и велеречиво перебрасываться зубодробительными формулировками традиционных приветствий. Уф… Скукотища – жуть.

Думала, у вампиров было пафосно, долго и мутно? Фигня! По сравнению с дроу Майлс выплюнул скороговорку и умчался, не успев и руки пожать. Но в присутствии Правителя, да ещё в сопровождении всего семейства и львиной доли правящей верхушки, выпендриваться не резон. Просто грубо. К тому же не хотелось портить первое знакомства Серта с будущими… соотечественниками? Поэтому пришлось до поздней ночи вежливо скалиться, подавать пристойные реплики и бесконечно кивать.

В результате, спустя добрых шесть часов, я едва стояла на ногах и поражалась выносливости дроу. Нелюди выглядели свежими и довольными жизнью, а у меня болели все лицевые мышцы, пересохло во рту, ныла шея и гудели ноги. Наконец пытка этикетом закончилась и нас торжественно проводили в отведённые для сна комнаты. Сил не хватило даже банально возмутиться произволом Альки, когда та оттеснила Хартада со словами:

– Завтра трудный день, и новые сюрпризы с источниками и кардинальным пересмотром ландшафта излишни. С Хранительницей сплю я!

– Вредина, – буркнула я, стаскивая туфли и буквально падая на кровать. – Дождёшься, покусаю ведь…

– Угу, – хмыкнула та, с перекошенной ехидством мордой наблюдая за битвой века. В смысле, моей борьбой с упрямой одеждой. Пока побеждали штаны, никак не желая стягиваться с гудящих икр. – Ты выспись для начала, а там посмотрим.

Как ни печально, замечание язвы попало в точку. Ощущение, будто я самолично вагон угля разгрузила. Всё-таки придворный официоз не для меня. К такому нужно привыкать с рождения. Слава Богу, что Хартад теперь не совсем принц, и церемонии Харрутского двора мне не грозят.

Заснула я чуть ли не раньше, чем голова коснулась подушки. Вырубилась мгновенно и до самого утра дрыхла, как убитая, без сновидений и пустых сомнений, а вот утром… Алька распихала, когда за окном было уже совсем светло.

– Шевели копытами, – вместо «доброго утра, Ташенька» громогласно объявила подруга, подталкивая в спину по направлению к ванной. – Умывайся, одевайся, на работу собирайся!

– Какая работа? – попыталась, было, возмутиться я.

– Хранительная! Ещё одного дня, посвящённого тёмноэльфийскому словоблудию и демонстрации ста восьмидесяти видов приседаний и поклонов, я не вынесу. Так что умывайся, завтракаем и дёру отсюда. Храм Заката ждёт нас!

В знак солидарности с позицией Шаксус Джера я привела себя в порядок в рекордно сжатые сроки. На всё про всё мне хватило получаса, а за дверью нас уже ждали искатели в полном составе.

– Давно тут стенку подпираете? – удивлённо хмыкнув, спросила друзей.

– Мы – около часа, – отозвался Габриэль, кивнув на брата. – А Хартад с Варуком и не уходи…

– Доброго утра, любимая, – прервал дроу мой зеленоглазый. – Как спалось?

– Прекрасно, – неизбежно растаяв от одного взгляда на тарухана, улыбнулась я. – Если верить ощущениям, я и сейчас сплю. Так хорошо в реальной жизни не бывает.

– Везёт вам, влюблённым, – хмыкнул Варук. – А лично мне для счастья очень не хватает плотного завтрака. Голоден, как волк!

Мой собственный желудок поддакнул орку, жалобно забурчав, и мы отправились в столовую. На этот раз предводительствовал Габриэль, который на правах наследника уже неоднократно бывал в Рокше.

К моему огромному облегчению, в малом зале, куда мы благополучно добрались через какие-то четверть часа, никого не было. В смысле, церемонии нам не грозили. Правда, минут через двадцать подтянулся Аторэль с Мерги, но они – свои. Тем более, к этому времени мы уже с энтузиазмом жевали принесённый слугами завтрак. А что это значит? Правильно! Когда я ем, я глух и нем. Угу… Хитёр и быстр, и дьявольски умён! А лично я еще скромна не по годам.

С вечера наевшаяся церемоний, я практически спряталась за широкую спину любимого, предоставив все переговоры вести воспитанному в лучших традициях Шайдара принцу. Нет, я, конечно, вежливо поздоровалась, но и всё.

На удивление, спора насчёт нашего скорейшего выдвижения к Храму не случилось. Мужчины немного попрепирались на тему состава команды искателей, но ребята быстро убедили Правителя в необоснованности усиления нашего отряда ещё дюжиной дроу. Сказано было в пророчестве «четыре принца», вот и нечего тут самодеятельностью заниматься.

В целом утро прошло спокойно, скучно и как-то даже буднично. Все слишком чётко осознавали, насколько близка цель путешествия, и тратить нервы на ерунду, когда все и так на взводе, было попросту глупо. Поэтому даже Алька, вопреки обыкновению, помалкивала, не рискуя раздувать угли, присыпанные пеплом мнимого спокойствия.

В результате сразу после завтрака мы выдвинулись к Храму. Нет, я бы с удовольствием погуляла по Рокше, но в дверях нас отловил местный градоначальник, темноволосый и темноглазый дроу, имени которого я так и не запомнила. Очень уж длинное и сложное для воспроизведения.

Экскурсия в сопровождении местного начальства? Бр… Нет уж! А отказаться от такой чести и пойти исследовать волшебный город самостоятельно – уже совсем невежливо. Впрочем, не последний день на Шайдаре, успею ещё посетить Рокшу инкогнито и насладиться всеми прелестями этого чудного города.

Аторэль, Мерги и остальные из дюжины правящей элиты решились проводить нашу компанию на выход. Мэр-зануда примкнул к ним и всю дорогу зудел, словно заведённый. Хочет все традиционные формулы, припасённые загодя для визита особо почётных лиц, выдать нам, пока не сбежали? Может, и так, но я его уже почти не слышала. Думала исключительно о том, что до Храма осталось всего ничего. Вот мы дойдём, а дальше? Я до сих пор понятия не имела, как искать своё тело.

Хранитель Эл Таш обещал, что к этому времени я всё пойму, но ведь он имел в виду несколько десятилетий, а прошло меньше двух месяцев. Кто бы мог предположить, что я так быстро и прочно врасту в Шайдар? До сих пор в осадок выпадаю от осознания, как сильно изменилась не только моя жизнь, но и я сама за каких-то несколько недель. Ещё недавно я и помыслить не могла, что буду счастлива, любима и… нужна. Любимому, братишке, друзьям и целому миру! Сколько всего пройдено, а сколько ещё впереди… Целый сказочный мир, ставший моим домом и…

Погружённая в свои мысли, я не обратила большого внимания на странный маршрут, выбранный дроу. Мы долго петляли между домами, переходя со скалы на скалу по подвесным дорожкам, которые мелодично позвякивали бубенчиками. Потом спустились в сад, миновали пару прудов и плодовых рощ, перешли через широкий голубой ручей по выгнутому мостику с резными столбиками перил красного дерева…

Когда впереди показалась тёмная громада городской стены, я всё ещё пребывала в мире своих мыслей, и ничуть не удивилась отсутствию ворот или хотя бы калиточки. Даже когда мы ступили на узкий каменный пандус, идущий вдоль стены, я не встревожилась. Как раз в этот момент прикидывала, как буду объясняться с любимым и друзьями, если, попав в Храм, так и не пойму, чего там делать. Может, Нашкар подскажет? Или всё решится само собой? Хотелось бы верить.

Воображение подкинуло картинку, в которой хрустальный гроб с моим истинным телом едва заметно покачивается на серебряных цепях, а я стою подле, битый час почёсывая тыковку. Чего с собственной тушкой делать, если у меня уже одна есть? Пусть не истинная, но вполне себе настоящая, теплокровная и уже привычная.

Мы поднялись на стену, но я и этому факту не уделила должного внимания. Заметила лишь, что ветер посвежел и усилился, но взгляда от каменной дорожки под ногами не подняла. А стоило!

Ещё несколько минут мы шли, а я рассматривала мыски своих кроссовок. Потом Аторэль провозгласил окончание пути. Все остановились, и на моё плечо легла широкая ладонь братца.

– О чём задумалась, малышка? – ласково спросил Варук, и я наконец-то соизволила поднять голову.

– Да так, о своём, о девичьем. Понимае… Ой! – Челюсть брякнулась под ноги, а я вытаращилась на открывшуюся за плечом орка картину. Медленно приблизившись к краю стены, перегнулась через каменный парапет, вцепившись в его край так, что костяшки пальцев побелели. – Ох ты ж, барсука тебе в валенки! А вы уверены, что мы тут пройдём?

Буквально в полуметре от наружной части городской стены земля (а если быть точной – скала) заканчивалась, и начинался… полный капец! Ну, не совсем так. Где-то далеко угадывалась земля и редкие фиолетово-чёрные кроны мощных деревьев. Очень далеко и совсем внизу. Ощущение, будто рассматриваешь ландшафт с высоты птичьего полёта, но до него, ландшафта то есть, ещё пилить и пилить.

В стену рядом с нами были вмурованы несколько массивных металлических колец светло-серебристого цвета, на которых крепились канаты, уходящие к западу. Не сами канаты, конечно, а мост – метра два шириной дорожка из толстых досок.

Тут на верёвочных перилах не было ни перьев, ни бубенчиков. Успокаивая меня, Аторэль пояснил, что на такой высоте всегда дует сильный ветер, и колокольчики звенели бы непрестанно, то есть сигнальная система теряла свой смысл. Успокоил, называется, гад ушастый…

Нет, высоты я не боюсь. Зато я очень боюсь с высоты упасть! А тут ещё и конец подвесной дорожки терялся в тумане метров через сто. Как будто идти предстоит в небо! Жутковато…

– А другого пути нет? – жалобно протянула я, не чувствуя в себе ни сил, ни желания испытывать судьбу.

– Не беспокойся, – с улыбкой коснулся плеча Габриэль. – Я уже ходил этой дорогой прежде. Мост поддерживают в рабочем состоянии, проверяют изношенность канатов, меняют доски.

– Да-да, – поддакнул местный градоначальник. – Всё совершенно новое! Лет семьдесят как отремонтировали! Буквально всё! И доски, и блоки, и…

Я нервно сглотнула. Пульсирующее в голове «семьдесят лет как…» затмило всё остальное. Семьдесят! Ё-моё…

– Я туда не пойду! – отступив от края стены, я отрицательно замотала головой. – Ни за какие коврижки!

– Но по земле вам до Храма больше суток добираться, и то, если не будете останавливаться на ночёвку, и никто не нападёт! – развёл руками Аторэль. – К тому же отсюда ещё спуститься надо, а это по подземному ходу ещё часа четыре!

– ДА! – я аж подпрыгнула. – Всю жизнь мечтала куда-нибудь пройти по подземному ходу! Паучки, крыски, паутинки, монстрики там всякие, скелеты на цепях – мечта идиотки! Всё, топаем отсюда! Нам ещё грязь по тоннелям собирать и факелы мастерить…

Я решительно развернулась и направилась к пандусу, по которому мы поднимались на стену. Тоже мне, наши акробатку-самоубийцу! Нет уж, тише едешь – дальше будешь и…

– А-а-а-а! – не сразу осознав, что произошло, заорала я, вися вниз головой и бултыхая ногами в воздухе.

– Не кричи, – равнодушно проговорил Варук, ловко придерживая мои ноги. – Поверь, малышка, чем быстрее мы окажемся в Храме, тем лучше. У дроу полно недостатков, но к самоубийству они не склонны. Если говорят, что мост надёжный, значит, так оно и есть. Им же в первую голову не жить, если с тобой что-то случится.

– Отпусти меня немедленно! – безуспешно колотя кулаками по широченной спине, я пыталась вырваться, но орк держал крепко. – Я туда не пойду!

– Конечно не пойдёшь, – хмыкнул братишка, ступая на мостик. – Я тебя сам понесу.

– Хартад… – мгновенно прекратив дёргаться, просипела я. Сквозь щелочки между досок виднелась бездна. – Спаси меня…

– Варук, почему ты так торопишь события? – ровный голос любимого прозвучал совсем близко, но моё сознание сосредоточилось на подсчёте секунд полёта до земли. Я и любимого слышала, будто сквозь толстый слой ваты. – Есть основания беспокоиться?

– Я бы очень хотел ошибиться, – пророкотал орк, не сбавляя шага. Мостик скрипел и раскачивался. – Но, боюсь, основания есть. Помнишь, о чём вампиры говорили?

– Хм… – тарухан помедлил, что-то прикидывая про себя, и минуты через полторы выдал напряжённое: – Храм Заката? Уверен?

– Был бы уверен – сказал бы, а так… – Ветер трепал мои волосы, выдувая из головы все разумные мысли. – Могу только предполагать. Вибрация под землёй, магическое сканирование результатов не даёт, направление сложно определить, но ориентировочно запад, северо-запад. Ни на какие мысли не наводит, нет?

– Пожалуй, ты прав, – мрачно буркнул Хартад. – Лучше поспешить, чем опоздать.

– А вы вообще о чём? – почесал переносицу Серт и тряхнул блондинистой гривой.

Кончики его волос хлестнули по моему лицу, попали в нос, в котором тут же засвербело, и я от души чихнула.

– Будь здорова, – вежливый Габриэль протянул мне платочек. Предусмотрительный какой!

– Спасибо, – высморкавшись, буркнула я и… очухалась. Страх сделал ручкой и удалился, уступив место искреннему возмущению. Нет, я не поняла?!

– Габи, ты – зайка. Остальные – плешивые мамонты! Как это называется вообще?! Я вам мешок картошки, что ли, вниз головой таскать? А если бы меня стошнило? Или, может, я с детства мечтала крыс в подземелье голыми руками ловить? Лишаете ребёнка во мне мечты? Изверги!

– Эм… Таш, а зачем крыс ловить? – тупанул остроухий блондин. Видно, у него от счастья по поводу воссоединения с родителями мозги расплавились! – Что ты с ними делать-то будешь?

– Что-что… жрать! Прямо сырьём, с шерстью и пылью! – огрызнулась я зло. – Варук, немедленно поставь меня на ноги, а то не постесняюсь, укушу, куда дотянусь. Учитывая моё положение, ещё месяц сидеть не сможешь!

– Ого, сестрёнка пришла в себя, – фыркнул орк, снимая меня с плеча.

Братик вернул меня в вертикальное положение и аккуратно придержал за талию. И не зря – на миг перед глазами всё поплыло, а в желудке неприятно заворочался завтрак.

– Будешь ещё бузить, малышка? – заглянув в глаза, спросил Варук с улыбкой. – Мне как, готовиться к страшной мести Хранительницы?

– Да иди ты лесом! – скривилась я. – Вонять буду обязательно, но позже. Как до твёрдой земли доберёмся, так и начну изображать занудного скунса. Ещё десять раз пожалеешь о жестоком обращении с…

– Животным? – хихикнула Алька.

– А ты бы лучше помолчала! – поджав губы, я покосилась на подругу, преспокойно демонстрирующую клыки. – Тоже мне, телохранительница! Мой вестибулярный аппарат подвергли жестокой пытке, а ты и не пикнула! Не стыдно?

– Неа, – ничуть не смутившись, мотнула головой эта язва. – В случае с Варуком, даже реши он тебя связать, замотать в ковёр и транспортировать в таком виде, я бы и глазом не моргнула. Кто лучше него защитит тебя от тебя же?

– Ах ты!

– Ах я! – кивнула Шаксус Джер насмешливо. – Он любит тебя не меньше тарухана, но, в отличие от последнего, не теряет разум от одного взгляда или поцелуя.

Тут особо сильный порыв ветра заметно качнул мостик, и мне снова поплохело. Не до такой степени, чтобы впасть в ступор, но в орка я вцепилась от души. Семьдесят лет!..

– Ой, мамочки… – пискнула, сползая по братишке на те самые «недавно» меняные доски. – Ребят… я всё прощу, только давайте вернёмся назад, а?

Видно, стягивание моими судорожными объятьями нижних конечностей орка не пошло его равновесию на пользу, и он едва заметно пошатнулся. Угу, совсем чуть-чуть, но этого хватило, чтобы осознать: мужские ноги – не самая надёжная для цепляния вещь. Зажмурившись, я нашарила рукой один из канатов, соединяющих перила с «телом» моста, и сжала на нём пальцы почти до боли. Главное – вниз не смотреть…

Естественно, едва про это подумала, глаза распахнулись сами собой, и… одной мечтой стало меньше. Когда-то, ещё в детстве, я хотела стать птицей и научиться летать. Больше о таком мечтать не стану ни за какие плюшки-варенники! Лучше превращусь в толстую черепашку с тяжёлым панцирем и буду ползать по надёжной, твёрдой земельке… Травинки там жевать, лапками песочек загребать…

Злобное воображение напомнило про книгу Пратчета, в которой один особо голодный орёл учил черепаху летать. Исключительно сверху вниз и очень быстро…. Помнится, рептилию это не радовало, а уж…

– Любимая, ну что же ты, – бархатный голос отвлёк от созерцания картины моего полёта, нарисованной воображением. – Не бойся, родная. Я же с тобой.

– Предпочитаю, чтобы ты был со мной на чём-то твёрдом и надёжном, – проблеяла я, созерцая воображаемое приближение земли.

– А на мягком и пружинистом не хочешь? – прошипела Алька, с рычащими нотками в голосе. – Немедленно возьми себя в руки и прекращай истерить!

Я послушно взяла себя в руки. В смысле, крепко обняла саму себя, вместе с парой канатов. Вот какая я покладистая! Жаль, прекратить психоз не получилось. Я бы рада, но как?

– Ташка, зараза! Вставай уже! Чем скорее оторвёшь задницу от сего шаткого сооружения, тем быстрее окажешься на твёрдой земле, – зашипела Алька. – И, заметь, не ты одна!

– Прости, но никак не могу последовать твоему доброму совету, – усилием воли я повернула голову, чтобы встретить гневный взгляд Шаксус Джера, и мгновенно об этом пожалела.

Взгляд взглядом, но мой собственный прикипел к белой дымке, в которой терялась уже и та сторона моста, которая вела к городу. Представьте себе дорожку, подвешенную в облаках. Красиво? Очень. Представьте, что глаза уже не видят, и мозг не осознаёт наличие реальной опоры для этой дорожки. Фантастично? Более чем! А теперь представьте свою тушку, съёжившуюся посреди всей этой фантастической красотищи. Весело? Угу. Полная попа адреналина? Как бы не так! Адреналин трусливо испарился, оставив вас один на один с шоковым состоянием!

Но кому я это говорю… Уж точно не наглой клыкастой язве! Альке мои страхи, что с гуся вода. Ребята во главе с Хартадом старательно отколупывали меня от каната, за который я цеплялась, кажется, даже зубами. И я не нарочно! Оно как-то само… Ребята это понимали, а вот алая ехидна нет.

– Не смей мне тут корни пускать! Тебе страшно, да? Тебе?! – Пока тарухан пытался отцепить меня от перил и уговорить разжать руки, подруга припала к доскам и сердито ощерилась. – Ты один раз уже коньки откидывала, и ничего! Вон как ретиво нам всем нервы треплешь! А я, если отсюда навернусь, уже не воскресну! Я смертна, заинька моя офигевшая! Как и все здесь присутствующие, кстати!

– Я тоже! – попыталась воззвать к совести наглой морды. – Живая и смертная!

– Исключительно тело! Быстро ноги в руки и пошла на выход!

В очередной раз я закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула, признавая правоту телохранительницы. Поддаваясь собственной слабости, я подставляю команду, а сама почти ничем не рискую. С точки зрения логики – всё так, но… когда это страх подчинялся разуму? Никогда! Значит, придётся это дело исправить. Всё равно других вариантов нет.

Сглотнув, я до боли прикусила губу и постаралась расслабиться. Руки разжиматься категорически отказывались, почти сведённые судорогой. Инстинкт самосохранения и подсознание дружно чхать хотели на доводы рассудка. Вывод? Будем бить непосредственно по инстинктам и подсознанию!

– Хартад, – выдавила я тихое. – Пожалуйста…

– Любимая, нам нужно идти дальше, – ласково проговорил тарухан, не дослушав. – Я тебя сам понесу, только…

– Неси, – буркнула я, всё так же цепляясь за канаты.

– Я бы с радостью, чудо моё. Руки разожми, – со вздохом попросил тарухан.

– Уже разжала, – хмыкнула я скептически, не открывая зажмуренных глаз. – Хартад?

– Да?

– Поцелуй меня, пожалуйста…

Не знаю, как бы я поступила на его месте. Наверное, звезданула бы по тыкве надоедливой истеричке с неадекватными и неуместными просьбами, а после бессознательную тушку оттащила, куда надо. Но это я, а вот любимый просто помолчал несколько секунд, переваривая просьбу, а потом…

Его твёрдая грудь коснулась моей закаменевшей спины. Тёплые ладони ласково скользнули от плеч по рукам. Тарухан опустился на колени, прижимая меня к себе, обволакивая уверенной силой собственного тела…

Когда его дыхание коснулось щеки, я повернула голову, почти не задумываясь, и его губы накрыли мои. Полный нежности поцелуй окутал радужным мерцанием счастья, сметая со своего пути смущение, стыд, все разумные и не очень мысли. Время дрогнуло и тоже исчезло, сгинув в изумрудном пламени. Мой принц, моё чудо… мой…

– Вот мы придурки! – ворчание Альки лишь отчасти выдернуло из всепоглощающего океана радужного счастья с запахом летнего ветра и древесного дыма. – И стоило эту бестолочь уговаривать, а?! Всего-то надо было тарухана на неё напустить, и делов-то!

Я лишь улыбнулась и прижалась щекой к плечу любимого. Мы уже довольно долго шли, а впереди виднелась вожделенная земля. Хм… в процессе поцелуя даже не заметила, как Хартад поднял меня на руки! Хоть какой-то плюс от постоянного отупения рядом с любимым. Собственно, на нечто подобное я и рассчитывала, обращаясь к нему с несвоевременной просьбой.

Глава 14 Мал золотник, да вонюч

– Прости, я не хотела вас задерживать, – шепнула, кончиками пальцев поглаживая шею тарухана. – И почему вообще мы так торопимся? Я совсем ничего не поняла из вашего разговора.

– Варук предположил, что вибрация, замеченная вампирами, может означать вмешательство гномов.

– Каким образом? И каким боком они окажутся в Тёмных Землях, да ещё под земл… Упс…

– Именно, – кивнул Хартад, заметив, как меня перекосило. – Подгорный народ под землёй чувствует себя, как дома. На поверхности для них слишком много опасностей, а там – никто не страшен.

– Но почему магическое сканирование не дало результатов? – судорожно припоминая разговор с Майлсом, нахмурилась я. – К тому же, зачем гномам подземный ход так далеко от Ародских гор? Зачем? Делать им больше нечего, что ли?

– Про сканирование точно не скажу, – широко шагая, начал Хартад. – но есть вероятность облицовки стен и сводов тоннеля тонким слоем метралона. Этот металл не пропускает магию.

– Я бы предположил иной вариант, – вмешался братик. – Всё же метралон – металл дорогой и редкий, чтобы тратить его так расточительно. Гномы слишком жадны. А вот сделать из него несколько выгнутых щитов и нести над собой… это уже реально.

– Насчёт щитов согласен, – подал голос Серт, подходя ближе. Самого эльфа я не видела, потому что шёл он позади нас. – А вот по поводу жадности поспорил бы.

– Действительно? – скептически протянул Варук, оборачиваясь через плечо. – Сомневаешься в их скаредности? Да бородатые за щербатую монету удавятся!

– Вот именно, – блондин произнёс это так напряжённо… У меня аж волосы дыбом встали. – А как думаете, на что готов пойти подгорный народ ради власти над целым миром, где все магические расы лишены силы?

– Вот маргный пердышкун!

– Не матюгайся, – автоматически осадила я Габриэля, но в мыслях… Мыслями я была далеко.

Некогда Бвер, один из наследников короля Гавора, пытался меня убить. И убил бы, не вмешайся Дух лабиринта. Зачем убивать хранительницу Нашкара? Ну, частично в отместку за наглый обман с моей стороны, но в основном все же… Бвер хотел уничтожить меня не столько как человека, сколько именно как Хранительницу, несущую на Шайдар магию.

Именно тогда, а потом ещё в Харруте, я выяснила, что гномы этого мира искренне верят в будущее Шайдара без магии. В их представлении сгинут исключительно магические расы, освободив путь тем, кто от природы не способен управлять силовыми потоками мира, зато весьма успешно добивается успехов, используя силу интриг, технологий и оружия.

Угу, а ещё в Харруте я много читала про упёртость недоросликов и осознала, насколько они близоруки. В переносном смысле, конечно. Но не в этом суть! Эти, если уж решились на что-то, не отступятся. Но…

– Ребят, а когда они успели выкопать тоннель? Это ведь долго и хлопотно, а я здесь всего несколько недель. К тому же, откуда гномам знать, какой дорогой мы пойдём к Храму? Мы и сами про это не знали.

– Чтобы перехватить тебя, они послали Бвера, – заметил Серт задумчиво. – А тут совсем другое.

– Скорее всего, – несколько неуверенно проговорил Габи, – если наше предположение насчёт гномов верно, они идут напрямую к Храму Заката.

Орк угрюмо кивнул и многозначительно поправил заплечные ножны с любезно предоставленным Аторэлем мечом.

– Пророчество было найдено значительно раньше прибытия Таши на Шайдар, – заметил он спокойно. – В нём прямо указано, куда следует принести Нашкар.

– То есть, время у них было. Аль, – Хартад чуть крепче сжал меня в объятьях. – Помнишь, ты в Штольне древнего монстра убила, который терроризировал гномов?

– Ну да, – отозвалась Шаксус Джер и не удержалась от шпильки, язва такая: – Это Ташка у нас от склероза то и дело страдает, а у меня с памятью всё хорошо. Но зачем тебе?

– Ты ведь его в шахте выловила? – продолжил расспросы тарухан.

Странно… Зачем спрашивать, если ответ на этот вопрос знала даже я, хотя с ребятами на переговоры к Гавору и не ездила. Я тогда как раз отлёживалась после очередного срыва магических потоков в Харруте.

– Именно, – уже несколько нервно подтвердила телохранительница.

– А не обратила внимания, насколько глубокая была шахта? И ещё…

За десять минут тарухан засыпал мою подругу вопросами насчёт свежести древесины подпорных столбов, формы рабочего инструмента у входа и внутри шахты, конфигурации вагонеток и ещё кучи всего. Я и половины не поняла, а вот Алька отвечала, хоть и не без раздумий.

Молчание воцарилось лишь когда ступили на землю, поросшую серебристо-серой травкой. Здесь были вкопаны огромные каменные столбы, увитые для прочности полосами металла. К этим столбам крепились канаты, на которых держался мост.

– Хартад, – подводя итог, протянул орк, – ты думаешь…

– Насколько я могу судить, шахта была из относительно новых, – кивнул тарухан. – И добывали там именно метралон.

– Вот… – начал было Габи, но споткнулся на полуслове и прикусил язык, покосившись на меня.

– Блин горелый! – закончила я за дроу. – Кажется, мы серьёзно влипли!

– Пока нет, – заметил Серт. – И если поторопимся, можем опередить бородатых. Таш, нам в Храм надолго нужно?

Пришлось признаться:

– Я не знаю.

– Тем более, нечего время терять, – фыркнула Алька. – Осталось всего ничего, а там гномы пусть хоть до локтя ногти сгрызут!

– Храм уже виден, – вставил свои пять копеек невозмутимый Грей. – Теперь вопрос исключительно в скорости. Я бы предложил добираться верхом, если никто не против.

Он покосился на Альку. Та недовольно скривилась, но больше для порядка.

– Хорошо. На тебе Варук и эльфы. Я повезу влюблённую парочку. – с вызовом вскинула голову она, словно ожидая протеста, но телохранитель Хартада, как истинный мужчина, пусть и четырёхногий, лишь согласно кивнул.

– Но, Аль, – я прикусила губу. – Я ведь меньше всех вешу. Будет логичнее, если кто-то повезет Варука и Хартада, они самые тяжёлые, а другому достанутся эльфы и я.

– Нет! – хором воскликнули сразу трое. Оба Шаксус Джера и… тарухан.

– Ладно-ладно, – я вскинула руки в защитном жесте. – Молчу в тряпочку! Как скажете, так и будет!

Когда мы тронулись в путь, я молчала, разглядывая блестящую на солнце крышу Храма. Пока только её. Остальную часть здания скрывал каменистый холм, на который нам ещё предстояло подняться. Но вообще… странно.

Склон совсем пологий, и при таком раскладе не понятно, почему видна только крыша с загнутыми, как у домов в Рокше, краями. Либо храм совсем низенький, либо расположен заметно ниже уровня макушки холма… А может, он вообще подземный, а снаружи только вход? Я про такое читала вроде…

Впрочем, это всё мелочи. Верхом на Шаксус Джерах мы быстро миновали несколько высоких деревьев с тёмной листвой и одолели склон, а я всё никак не могла сообразить, что же буду делать в Храме. Взывать к хранителю Эл Таш? Шаманские пляски вокруг алтаря танцевать?

Попыталась обратиться за информацией к Нашкару, но на это раз амулет ничем не помог. Или я не так спрашиваю, или…В конце концов, амулет – всего лишь связующее звено между мной и Шайдаром. Вероятно, если проблема возникла впервые, мир просто не в курсе, как с ней быть.

Наш путь пролегал через небольшую долину между несколькими высокими холмами. Причём с этой стороны склоны, по сравнению с тем, по которому мы поднимались от моста, были куда круче. Я даже немного помандражировала, пока Алька, сломя голову, неслась с вершины вниз.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю