290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 3)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 20 страниц)

На миг зажмурившись, я сглотнула чисто человеческий страх перед неизведанным и далёким. Сколько ни читала книг, не приходило в голову, насколько тяжело принять такую разницу даже не в возрасте – в жизненном опыте. Стоит дать слабину и впустить в сознание мысль об этом, начинаю чувствовать себя бессмысленной пылинкой в тени сверкающей громадины силы и знаний.

Но ни в одной пылинке, ни даже в сотне не поместится столько любви, восхищения и радостного неверия счастью. Счастью БЫТЬ для Хартада. Да и он отнюдь не сверкающая скала. Скалы не бывают живыми, тёплыми, трепетными и очень нежными. И скалы не смотрят так, будто весь мир стоит одного твоего взгляда. А ещё скалы никогда не лгут.

– И всё-таки, мне казалось – это всё не так важно, если я… его чувствую. Понимаешь, он… как же это объяснить? Просто, он взглянет, а у меня уже сердце заходится и всё вокруг поёт. Ощущение, будто внутри радуга разворачивается… Да у меня от одного звучания его голоса дыхание перехватывает! Он…

Голос сорвался, но я всё же сказала главное:

– Я не знаю, как быть дальше. Как верить? Ему… в него… в нас? Понимаешь, получается, будто бы всё моё «знание» оказалось ложью.

Нарт тяжело вздохнул и поднялся на лапы, глядя до жути пристально и не по-собачьи понимающе. Того и гляди заговорит человеческим голосом…

– Разум говорит одно, а сердце… Ведь если я хоть вполовину была права относительно любимого… Не стал бы Хартад лгать, используя одну женщину и предавая другую, да ещё и любимую! Он ведь совсем не такой. А с другой стороны… я боюсь, что просто не хочу принимать очевидного. Не хочу верить в предательство и обман, а не верить – никак. Любовь слепа, а сон – слишком хрупкий аргумент в таком деле.

Пёс приоткрыл пасть, сверкнув белоснежными клыками, и на миг мне почудилось – сейчас выдаст нечто членораздельное и умное, но он не заговорил. Вместо этого, обманув мои идиотские фантазии, Нарт вздрогнул всем телом и зарычал, уставившись в темноту за моей спиной.

Я даже не обернулась. Просто была абсолютно уверена, что это дроу. А кто ещё? В любом случае, в компании Нарта, с моей магией и под покровительством Унара бояться кого бы то ни было глупо. Разумные люди там, или оборотни – не суть, они быстро осознают ошибку благодаря магии, а хищники… Насколько помню, большая часть зверья огня опасается и к костру попросту не полезет, а если нет – у меня опять же есть Нарт и магия!

Расправив плечи, я досчитала до пяти, внутренне собираясь, и улыбнулась язычкам пламени, обнимающим рыжими ладошками веточки в кострище. Всему своё время. Хватит псинку откровениями мучить, пора и делом заняться.

– Тёмного Неба, – по возможности грациозно поднимаясь, проговорила я напевно и развернулась лицом к темноте. – Вот тебе, бабушка, и Юрьев день…

Больше слов не было. Дроу-то явились. Это да. Я отчётливо видела несколько мужских фигур метрах в двадцати выше по тропе, где она поднималась на холм. Но куда ближе оказалось нечто большое, чернильно-чёрное и явно живое.

Самое жуткое – я и видела, и не видела это «нечто». Ощущение, будто на картину мира кто-то пролил банку чернил, и теперь в центре трёхмерного пейзажа – угольное пятно темноты. Если приглядеться, можно было угадать четыре лапы, мощный корпус и большую плоскую голову, опущенную ближе к земле. Именно угадать – не увидеть… И что странно, стояло странное нечто к нам… пусть будет спиной, хотя для существа на четырёх лапах вернее всё же… эм… задницей.

От неожиданности я попятилась. Под пяткой хрустнула ветка, я подпрыгнула с перепугу и, естественно, потеряла равновесие. Ахнув, попыталась вернуть его, родимое, но отчётливо понимала, что упаду непременно. Прямо в костёр. Угу, как всегда, неуклюжа до идиотизма! Какое там впечатление на дроу хотела произвести? Неизгладимое? На здоровье! Распишитесь – получите!

В общем, я упала, только не в огонь, а на… Почувствовав под руками теплую шкуру, не сразу сообразила, в чём дело. Когда же перевела дыхание и раскрыла зажмуренные в ожидании боли глаза, увидела оскаленную пасть… Нарта!

– Ты чего? – пискнула нервно и почувствовала, как, толкая под руку, меня возвращает в вертикальное положение… огромная гладкая голова чёрного монстра.

Тёмные Земли. Поздний вечер, почти ночь. Потрескивание веточек в огне. Запах древесного дыма смешивается с ароматом цветов. Шелест листвы, птицы и цикады затихли, прохладный ветерок треплет подол платья, а я… практически лежу на голове жуткого клыкастого монстра!

– Мама, – переводя взгляд на морду жутковатого спасителя неуклюжей Хранительницы, я окаменела, не веря самой себе.

– Сп-пас-сибо… – буквально проблеяла я и нервно облизнула губы, ненароком задев локтем длинный, угольно-чёрный клык. – Очень… мило с твоей стороны.

На меня внимательно и серьёзно смотрели ярко-зелёные глаза… Шаксус Джера.

Если бы не окрас и цвет узких, чуть раскосых глаз, новый знакомец был бы точной копией Альки. Разве что покрупнее и помассивней чуток. Ну, ещё эффект «невидимости» в темноте. Это бонус от духа Смерти, что ли?

– Ты от Унара? – наконец спросила я мысленно.

Ответа не дождалась. Зверь лишь едва заметно качнул головой и покосился на костёр. Ей Богу, ещё чуть-чуть, и осуждающе языком цокнул бы!

– Ты меня слышишь вообще?

Ноль внимания, но и ни фунта презрения. Монстр мягко оттеснил меня от огня и лапой бережно подвинул в сторону покрывала, где минуту назад я исповедовалась Нарту. Кстати, о нём…

Когда Шаксус Джер посмотрел на пса, тот вздрогнул и несколько раз моргнул. Оскал сошёл на нет, сменившись выражением полнейшего недоумения. Левое ухо нервно дёрнулось, и псинка вдруг уставилась на меня с видом постигшего Дао монаха.

– Чего?! – в очередной раз пискнула я. – Что не так?

Нарт оскалился снова, но теперь показалось, будто собака реально улыбнулась. Радостно так, искренне… Вот-вот, а новоявленный телохранитель с деланно равнодушным выражением на клыкастой морде сел рядом со мной, хвостом заключая мою же талию в кольцо, и… кивнул собаке! Ей Богу! Мне даже подумалось… Но не мог же Унар прислать мне собаку, чтоб потом ей прислать Шаксус Джера?! Это конкретный бред! Ну, ведь правда же! Да? Или всё-таки мог? Хранитель Времени, который по совместительству ещё и дух Смерти, тот ещё жук. Он и не такое отмочить способен…

– Тёмного Неба, Хранительница. Вам нужна помощь?

– Кажется, мы перешли на ты, – рассеяно заметила я, переводя взгляд на темноволосого мужчину, вступившего в круг света нашего костерка. – Тёмного неба, Тарнаш.

Дроу, о которых я совершенно позабыла, успели подойти совсем близко. Быстро, незаметно и совершенно бесшумно. Я насчитала десять фигур, скрытых полумраком ночи. Тарнаш – единственный, кто выступил вперёд и вступил в разговор, хотя судя по тусклому блеску металла в руках неполной дюжины, драться не на жизнь, а на смерть собрались все. О, не-е-ет… Встретились спокойно, называется!

Унар – зараза! Опять ржёт надо мной, наверное. Нашёл время знакомить с Шаксус Джером, шутник бессмертный! Увижу – ночной горшок наколдую, и на тыкву этому креативщику надену! С размаху и со всем моим удовольствием!

Но сейчас не время злиться на этого юмориста – длинные пальцы посла Тригори сжимали изящные серебристые рукояти двух коротких мечей. Ловя огненные блики, узкие клинки сверкали, словно перемигиваясь.

– У меня всё замечательно, – чуть кривовато улыбаясь, уверила я мужчину. – Мы с друзьями как раз вас и дожидаемся.

– Вы с друзьями? – иронично вскинул бровь дроу и демонстративно огляделся. – Вы?

– Угу, – кивнув, усмехнулась я. – Знакомься. Нарт и… – мой вопросительный взгляд натолкнулся на спокойный и тоже вопросительный взгляд. – Эм… Грей.

Сама не знаю, почему, но имя словно само собой нарисовалось. Я его почти не придумывала. Просто эта антрацитовая чернота, молчание, таинственность и сила нового знакомого вкупе с моим испугом сделали своё дело. Подсознание выдало «Дориан Грей» и, нервно икнув, спряталось под воображаемый шкаф.

– Это – Шаксус Джер, если ты не понял.

– Хм… я думал, твоего Шаксус Джера зовут Алей…

– Моего – да, – я замялась, окончательно потеряв нить рассуждения, но как потеряла, так и нашла. – А Грей не мой телохранитель.

– А чей? – не без ехидства подначил Тарнаш.

– Руку на отсечение не дам, но… – тяжело вздохнув, я пожала плечами и виновато призналась, махнув рукой на пса: – Кажется, его.

Когда я указала обалдевшему от такой инфы мужчине на занявшего позицию слева от меня Нарта, дроу нахмурился:

– Твоей собаки?

– Именно, только Нарт не собака.

На меня с любопытством и напряжённым ожиданием уставились сразу три пары глаз: зелёные, синие и чёрные. А вдруг мои предположения ошибочны? Нет, ни одна собака, даже самая умная, не может так по-человечески себя вести! Да и Шаксус Джеров животным не создают. Смутившись, я слегка покраснела и тут… в изумрудной зелени раскосых глаз мифического монстра промелькнуло нечто, очень напоминающее… одобрение?

– Твой… друг, он оборотень?

– Нет, – отмахнулась, силясь поймать ускользающую мысль за хвост. – Нарт не оборотень, он…

Едва заметный кивок клыкастой головы, и меня обдало тёплым дыханием Грея, когда он фыркнул, словно говоря: «ну же!»

– Он… не оборотень, – протянула растерянно.

Я прищурилась, вглядываясь в изумрудную глубину напротив, и вдруг… словно обухом по голове! То ли ласковое тепло взгляда, то ли изумрудный его оттенок, слишком знакомый, чтобы не встревожить душу… Я нахмурилась и, чувствуя себя чуть-чуть сумасшедшей, кончиками пальцев коснулась гладкой шкуры.

– Хартад? – беззвучно выдохнула, до боли прикусывая нижнюю губу. – Хартад…

– Кто? Таша, ты хочешь сказать, что наследника Харрута превратили в…

Я не слушала, судорожно перебирая факты.

У этого Шаксус Джера, который явно не мой, а Нарта – изумрудно-зелёные глаза. У Альки желтые, кстати. Как у меня! Очевидное не собачье поведение невесть откуда взявшегося пса… Настойчивое желание Нарта быть рядом, охранять и… Вспомнив про странные взгляды в бане, я покраснела до корней волос и перевела ошарашенный взгляд на лохматого серого пса…

Если учесть наш давний с Хартадом разговор про истинную суть таруханов и моё предположение насчёт непосредственного отношения их рода к метаморфам…. Что, если я оказалась права? Магия возвращается на Шайдар, а Хартад вместе с ребятами и Алькой, когда я умерла, оставался в замке. Магический выплеск наполняет до предела магический резерв и… Но почему тарухан уже здесь, а ребята ещё в пути?

К тому же… мой чересчур реалистичный сон. И разорванная сорочка! Ох… Плюс совершенно человеческое внимание нарта к разговорам и откровенная заинтересованность откровениями одной… недогадливой бестолочи!

Всё вместе почти убедило меня, что под серой шкурой лохматого пса бьётся сердце моего принца. Или не моего. В целом, предположение сродни безумию, но не для Шайдара. Тут и не такое бывало.

Я могла бы предположить, что Хартад обратился в чёрного Шаксус Джера. Почему нет? Тем более в поведении Грея было нечто схожее с уверенным спокойствием тарухана и его немногословной манерой держаться рядом со мной и ограждать от неприятностей, в которые я имею привычку вляпываться на ровном месте. Так почему нет? Потому, что смотрю в зелёные глаза Грея, но не растворяюсь в них! Зато пристальный взгляд Нарта сейчас буквально жжёт спину, а внутри всё дрожит от странной смеси надежды и ужаса. Хочу посмотреть и найти ответ: права или брежу? Хочу и… не могу.

Если моя догадка верна… Если Нарт…

Господи, я совсем запуталась! Если это Хартад… Неужели ночь, когда души врастали друг в друга, была? Или нет? А если да? Что тогда? Радоваться? Плакать? Злиться? Не знаю, только сердце заходится в груди… Но стоит вспомнить Маргалу, ясно одно: в любом случае мало никому не покажется. От счастья ли, от горя – я ж тут всё с ног на голову переверну!

Нервно сглотнув, я посмотрела на Тарнаша. На этот раз посол Тригори был одет в длинный тёмный плащ, скрывающий фигуру. Остальные дроу так и стояли поодаль, и, как будто мало ночной тьмы, их лица скрывали ещё и глубокие капюшоны. Хорошо хоть Тарнаш свой на спину откинул.

– Как проташи? – спросила, старательно улыбаясь. – Малыши уже вылупились?

– Ждём прибавления со дня на день, – отозвался дроу, задумчиво рассматривая моё слегка перекошенное улыбательной старательностью лицо. – Ты уверена, что у тебя всё в порядке? Разведка доложила о произошедшем в Маргале и вашем оттуда бегстве. Надеюсь, Габриэль и остальные в безопасности? Мы готовы помочь, если необходимо. В нескольких днях пути за нами следует армия, на случай конфликта.

– Так вы для этого сюда выдвинулись? – осторожно поинтересовалась, намеренно пока опуская вопрос про Габриэля. – Но как вы узнали, где я?

– Таша, я могу не раскрывать секретов разведки? – он вскинул бровь. – Мой господин решил, что помощь вам не помешает. Кстати…

Мужчина замялся, но я уже выдохнула с облегчением. Ура! Они не на вампиров нападать идут! Правда, расслабилась я рановато – мне в ладонь ткнулся влажный собачий нос, и я еле сдержала нервную дрожь. Желание опустить взгляд и всмотреться в чёрные глаза Нарта было почти непреодолимым, но я сдержалась, хотя руку не убрала. Сначала выслушаю Тарнаша и уж тогда…

– После вашего бегства из столицы ароллов в предместьях Маргалы произошло нечто…Правда, всё почти сразу же вернулось на круги своя, но некоторые видели, как часть земель пожрала клубящаяся пустота. Мы не знаем… верить ли им? Те, кого эта пустота якобы «пожрала», лишь пожимают плечами и ничего подобного не помнят. Тебе что-нибудь известно об этом?

Сглотнув, я кивнула.

– Вы… то есть ты ведь не это спросить хотел, – заметила тихо. – Но я отвечу и на незаданный вопрос. Да, я имею к этому происшествию непосредственное отношение, и мне очень жаль, что так получилось. Надеюсь, никто не пострадал?

– Насколько мне известно, нет. Расскажешь, что произошло?

– Не сейчас, – я отрицательно покачала головой. – Мне пока трудно об этом говорить. И ты не ответил, как вы узнали, куда меня вышвырнуло?

– Вышвырнуло? Ты о чём? – нахмурился Тарнаш. – Имел место всплеск магии на землях вампирского клана, и мы решили проверить, что и как. Тем более что после странного выплеска неподалёку от Маргалы вокруг одного из замков наблюдается странная активность. Хозяин ведёт себя странно. Ни с кем не говорит, всё мечется чего-то. А Унар молчит. Мой господин пытался вызвать духа Смерти на разговор, но даже после проведения соответствующего ритуала Хранитель просто посоветовал навестить соседей. Вот мы и…

– Фу-у-ух… А мы-то с Майлсом недоумевали, чего вам в его землях понадобилось!

– Так ты там была?! Таша, у тебя… – дроу нервно оглянулся через плечо, но спросил сам, не дожидаясь, пока его вопрос одобрят: – Скажи, ты всё помнишь?

– Провалы в памяти у меня бывают, но не в этом случае, – ответила, понимая опасения мужчины. – Я прекрасно помню и тебя, и всё, что связано с Шайдаром. Не тревожься, мы с вампирами почти подружились. Они даже послали своих ребят встретить искателей и проводить их до деревни кратчайшим путём. Майлс обещал, если всё будет в порядке, проводить их сюда, когда они прибудут в деревню и отдохнут немного.

– Когда?

– Вроде как завтра утром. Вы извините, наверное, не очень красиво вас самих не пригласить на постой, но… я там немножко напортачила, и вампиры сейчас стоят на ушах, – виновато разведя руками призналась, чуть-чуть погрешив против истины.

Напортачила-то я знатно, но по большей части в Ребре и дома у главы клана. Деревня же цела и невредима. Вот только дроу это знать не обязательно, а так – и волки сыты, и овцы целы. В смысле, и вампиры ни в чём не виноваты, и остроухие лишнего не увидят. Авось и не обидятся на нарушение законов гостеприимства.

– Ничего-ничего, – вопреки моим опасениям, даже с некоторым облегчением улыбнулся Тарнаш. – Мы и сами не горели желанием наносить визиты. Ты не против, если мы разобьём лагерь здесь и составим тебе компанию?

– Конечно! – улыбнулась, втайне радуясь отсрочке. Прямо сейчас выяснять природу Нарта было откровенно страшновато. – Я буду очень рада познакомиться с отцом Габи. Или этикет этого не позволяет?

– Какой этикет, когда дело касается Хранительницы? – проговорил спокойный голос, и я увидела, как от компании дроу отделилась одна из фигур. – Тем более, мы здесь инкогнито.

– Хм… Для некоторых Правителей мой статус – далеко не аргумент, – протянула я рассеяно, с любопытством рассматривая лицо скинувшего капюшон мужчины.

Глава 4 Дела семейные

Характерный насмешливый прищур тёмно-лиловых глаз, форма носа, очертания губ – всё очень напоминало Габриэля. Угу. И ещё кое-кого, хорошо мне знакомого. Забавно, что при встрече с Вирлинаганиэлем сходство его черт с чертами Серта в глаза не бросилось. Разве цвет волос, но светлые эльфы все блондины. По крайней мере те, кого я видела.

– Вы про историю с Дирнутом, когда тот искал диверсанта, испортившего портьеры? – усмехнулся, грациозно склоняя голову, мужчина.

– В том числе, – кивнула, краснея от смущения. – Вы ведь Аторэль?

– Приятно убедиться в проницательности Хранительницы, – польстил дроу. – Я наслышан о вас от Тарнаша. Но поверьте, далеко не все столь привержены традициям и этикету, как правитель Харрута. К тому же, согласитесь, он очень многое потерял, не считаясь со статусом Хранительницы.

Почувствовав, как напрягся Нарт, всё ещё сидевший прислонившись к моей ноге, я окончательно смутилась и зарделась. Да уж, знать бы ещё, как Хартад отнесётся к моей авантюре с проташами. Я ж ему так и не рассказала, хотя возможность была. Сам факт знакомства с Тарнашем тайной не является. Всё же посол находился во дворце вполне официально, а тут…

– Пожалуйста, давайте не будем об этом, – попросила, уже почти уверенная в личности своего лохматого спутника. – Лучше скажите, как к вам обращаться?

– Аторэль, и без титулов, – обаятельно улыбнулся брюнет. – Тарнаш, займись обустройством лагеря, пока мы беседуем с Хранительницей.

Вообще-то, задавая свой вопрос я имела ввиду именно титул, но по имени даже проще.

– Тогда называй меня Ташей, – улыбнулась я в ответ. – И на «ты». Я себя неуютно чувствую, когда мне выкают. Особенно если это будет делать Правитель и отец моего хорошего друга.

– Сочту за честь, – поклонившись, сказал мужчина, а я, коротко извинившись, сбежала и сныкалась за ближайшими кустиками.

Несмотря на обстоятельства и присутствие рядом кучи вооружённых нелюдей, включая самого главного в Тригори дроу, моё внимание почему-то безраздельно принадлежало Нарту. Вернее, Хартаду, если моя догадка верна. Пусть я не могу разобраться в себе, но светлое и яркое нечто внутри меня решило всё само, расправив радужные крылья. Как бы там ни было, если Хартад и вправду не бросал меня, и даже сейчас рядом… Какое значение имеет всё остальное? Дроу там, или вампиры – без разницы, если тарухан рядом и… любит.

Я чересчур наивна? Скорее да, чем нет. С другой стороны, по прошествии времени не задуматься о скоропалительности собственных выводов, сделанных в Маргале, не могла даже я. Вдруг есть разумные объяснения той ссоры? Вдруг я что-то не так поняла, или мой принц из каких-то личных соображений сказал отцу то, что сказал? Пожалуй, единственное, чего не я смогу простить – это подлость, а любимый, хотя его демарш против свадьбы выглядел именно так, чересчур благороден для подлости.

Сегодняшняя ночь, да и сам факт создания Грея, как телохранителя для тарухана, говорили о многом. Унар ведь далеко не дурак, хоть и склонен шутить по-дурацки. Если уж дух Смерти для охраны меня счёл возможным создать Шаксус Джера именно Хартаду, значит, уверен в нём. В смысле – в том, что я для него важна. Ой! Выходит, Унар рассчитывал… он знал, что Хартад будет рядом со мной! Вот жук хитропопый! Хм… Да, надо будет сказать Хранителю при случае спасибо.

Как любимый оказался в теле пса – вопрос десятый. Решим. Лишь бы догадка не оказалась бредом, но это вряд ли. Всё сходится на том, что тут я права.

Непонятно, почему Хартад сразу не объяснился, когда «снился», хотя… чувствуя, как щёки наливаются уже не румянцем, а свекольной краснотой, я прикусила губу, пряча улыбку. Может и хорошо, что ничего не сказал. Слова – это лишь слова. Что они стоят против произошедшего?

Но всему своё время. Сейчас разберёмся с дроу, и тогда поговорим спокойно, а там станет ясно, обижаться или как. Не буду вредничать, тем более… Ой!

Отвлекшись на размышления, я даже не заметила, как эльфы разбили лагерь. И хвороста успели натащить, и пледы развернули, и котелок над огнём подвесили. Шустрые, блин! Но я не этому удивилась. Все дроу отличались высоким ростом и привлекательной внешностью. У всех были длинные тёмные волосы и ладные фигуры. Широкие плечи, развитая за годы тренировок с мечом мускулатура.

У всех, кроме одного.

Слева от костра готовил, вернее, готовила походную постель… эльфийка. Первая, которую я повстречала на Шайдаре! Правда, лица совсем не видно пока, но тоненькая фигурка и чисто женская плавность движений говорили сами за себя. Кажется, понимаю, почему Тарнаш обрадовался отсутствию приглашения на визит к вампирам…

Когда же, словно почувствовав мой взгляд, женщина выпрямилась и обернулась, я ахнула повторно и вытаращилась на… Вот ёшкин кот! Я тысячу раз видела эти густо-синие огромные глазищи на пол-лица! Ого!

– Тёмного Неба, – я поклонилась, пытаясь припомнить, как зовут матушку моего остроухого друга.

Кажется, Мергалиэлла, но не поручусь. К тому же она по крови светлая, значит должна быть блондинкой, а тут… Маскируется? Наверняка, иначе зачем волосы красить в чёрный? Да и, если припомнить всю её историю… ещё бы она не маскировалась! Если её Веня найдёт, по головке не погладит. Вот только…

– Не ожидала встретить здесь эльфийку, – закинула я удочку сразу после ответного приветствия. – Соскучились по сыну?

– Д-да… – Женщина вздрогнула, испуганно глянув на мужа. Хотя они ведь не женаты официально! Помнится, Габи переживал по поводу своей незаконнорожденности, да и Серт рассказывал, что тварк, брачный браслет Повелителя светлых, так и не открылся. Не бывает у эльфов разводов, исключительно вдовство. Кстати, о нём…

– Вы очень похожи, – улыбаясь, пояснила я свою догадливость. – И вы, – добавила, переводя взгляд на Аторэля. – Сложно не заметить.

Учитывая тот факт, что Габи в отца пошёл, а в матушку как раз Серт…

– Ты весьма наблюдательна, – заметил с оттенком напряжённого недовольства правитель Тригори, задвигая любимую за спину.

– Все члены команды искателей мне бесконечно дороги, – глядя прямо в глаза встревоженному дроу, твердо сказала обоим. – Ради каждого из них я самолично любому глотку перегрызу. Поверьте, не стоит беспокоиться насчёт меня. Я на вашей стороне. Правда.

– Хочется в это верить, – всё ещё укрывая Мергалиэллу собой, проговорил Аторэль.

– Угу, только что ж вы так неосторожны? Зачем позволили супруге покинуть дворец?

– Я не супру… – начала было женщина, но я её перебила с многобещающей улыбочкой:

– Это ненадолго!

Давно мечтала насолить Вене за скотское обращение с Сертом, а тут такой случай! Да и напряжение последних дней сыграло свою роль – ладошки так и чешутся сделать что-нибудь эдакое, для души. Прищурившись, я переключилась на магическое зрение и расплылась в счастливой улыбке.

Как я и думала, на предплечье эльфийки обнаружился брачный браслет, почти такой же, как тот, что пытался некогда всучить мне остроухий приятель-блондин. Тоненькие силовые нити-паутинки плотно обвивали руку женщины, горло и верхнюю часть груди, но я уже видела нечто подобное. Тогда, в библиотеке дворца в Харруте. Оборвать нити, связывающие Хартада с артефактом рода было просто. Кстати, с Лея я магическую паутину тоже сняла играючи. «Что нам стоит дом построить», ежели почти вся магия этого мира в моём распоряжении? Вопрос риторический.

Аторэль, правда, жену прикрыл собой, да ещё в свой плащ завернул, но меня это уже не волновало. Даже угрожающее рычание Грея и Нарта, когда дроу вынул из ножен меч, почти не отвлекло от дела. Я старательно распутывала и разрывала связующие нити тварка.

– Вот и всё, – спустя несколько секунд протянула я торжествующе, когда браслет с тихим щелчком раскрылся, и уже обычным зрением посмотрела на Аторэля. – Теперь можете жениться, сколько влезет. Если есть желание, конечно.

О, надо было видеть выражение лица Правителя! Он побледнел, как полотно, несколько раз отрыл рот, глядя на меня с непониманием и ужасом, а после обернулся к эльфийке так резко, что его длинные волосы плеснули по воздуху.

– Мерги, ты… Что она сде…

– Я… свободна, – едва слышному шёпоту потрясённой до глубины души женщины вторило довольное урчание Грея. Потом мимо меня в костёр пролетел знакомый браслетик, и эльфийка разразилась слезами, обхватив руками широкие плечи мужа. Будущего, но разве это важно? По сути они всегда были мужем и женой, просто не могли официально подтвердить это.

Пока правитель Тригори успокаивал свою Мерги, я глубоко вздохнула, смахнув сентиментальные слёзы со щеки и… опустилась на корточки. Обхватив лохматую голову Нарта сглотнула и жадно всмотрелась в чёрные глаза пса. Черные, а не зелёные, но…

– Это ведь ты? – выдохнула почти беззвучное. – Хартад?

Секунда растянулась бесконечностью ожидания, но легкий кивок, и сердце меняет ритм ударов о рёбра. Я едва держала всхлип, но:

– Ночью… ты говорил правду? – тихое. – Ты… Мне не приснилось? Я действительно тебе… нужна?

Кивок и лохматая голова утыкается мне в колени, а я запрокидываю голову к низкому небу, в глупой попытке не дать наполнившим глаза слезам пролиться. Господи, неужели всё именно так? Неужели он не собирался меня бросать или обманывать, любя другую? Неужели я просто… истеричная дура? Если так…. спасибо тебе за это счастье, Боже!

В который раз смахнув слёзы, снова обняла, вынуждая посмотреть на меня.

– Почему ты не хочешь превращаться в себя сейчас? Магия нужна? – он отрицательно мотнул головой, заставляя продолжить: – Хорошо. Если так нужно, пусть будет, как ты решил. Впрочем, это мы позже обсудим, а сейчас… я просто хочу, чтобы ты знал.

Я приблизила лицо к чёрным глазам, где плескалась тревога, и, пристально глядя в них, произнесла шёпотом:

– Что бы там ни было, в каком бы ты ни был теле, Хартад… я люблю тебя. Если я тебе нужна…

– Таша?

Вопросительный призыв Тарнаша оборвал фразу, но даже вопль бешенного носорога в бальном платье не затмил бы уже яркого блеска счастливых глаз напротив.

– Да? – на миг обняв четырёхлапое тело любимого принца, я поднялась на ноги и посмотрела на дроу.

– Что происходит? – с беспокойством разглядывая моё мокрое лицо спросил мужчина, движением руки указывая на застывших каменным изваянием Мерги и Аторэля.

Мдя… У меня дежавю! Эльфийка, положив руки на плечи мужу, буквально лучилась счастьем. Впрочем, правитель Тригори не отставал – смотрел так, что того и гляди трава вокруг загорится. Ух… кажется, сегодня день воссоединения влюблённых.

– Ничего особенного, – улыбаясь во все тридцать два зуба, я всхлипнула от полноты чувств. – Всё встаёт на свои места, и только-то. Как думаешь, может им стоит побыть наедине и наобнима… поговорить спокойно? А то как-то неудобно, да и завидно.

– Но…

Почесав репку, я покосилась на Нарта. Не могу называть тарухана истинным именем, когда он вот такой, лохматый. Будем исправлять ситуацию. Тем более не одним дроу нужно уединение, чтобы нормально, без лишних глаз, поговорить.

Оглядевшись, я тяжело вздохнула. Наколдовать пару больших палаток – не проблема, но тут банально не хватит для этого места. А если на вершине холма?

– Грей, золотце, – повернувшись к довольному до чёртиков Шаксус Джеру, протянула я просительно, – ты сможешь подняться на холм? Помнится, у Альки шкура дублёная, ей колючки по барабану.

Зверь небрежно фыркнул, поднимаясь.

– Тогда, если позволишь, я бы воспользовалась твоей помощью, чтобы не лезть через кусты самой. Можно? – получив согласие от Шаксус Джера, перевела взгляд на моего «облохмаченного» принца. – Я осторожно, обещаю.

Не могу сказать, что Хартад с энтузиазмом откликнулся на идею, но и не возражал. Только посмотрел непонимающе и дёрнул лопатками, имитируя пожатие плечами. Под ошарашенным взглядом Тарнаша, который не знал, куда смотреть – на нас с Греем, или на собственного начальника, намертво отрешившегося от окружающей действительности, я забралась на спину Шаксус Джера. Благо, тот догадался лечь на землю, чтобы мне было проще.

На холм мы поднялись втроём. Игнорируя колючки, тарухан в собачьей ипостаси двигался подле своего телохранителя. Удивительно, как много меняет знание! Ещё утром присутствие рядом пса ничуть не смущало и не тревожило, а сейчас я жадно отмечала в нём присущую тарухану грацию и хищную скупость движений. Как я могла прежде не замечать этого вопиющего сходства?! Слепая бестолочь…

К моему удовольствию, на вершине холма места оказалось более чем достаточно для будущего лагеря. Сжав в руке Нашкар, я прикрыла глаза, удерживая в воображении картинку поросшей кустами земли. Магия ласковым теплом толкнулась в ладонь, отзываясь на призыв, и спустя пару минут мы стояли на краю ровной площадки, поросшей серебристым вереском. В центре образовавшейся полянки высилась внушительная груда хвороста. Кустики, конечно, жалко, но иногда удобство и жажда уединения важнее.

Ещё через четверть часа я открыла глаза и радостно улыбнулась.

– Будь так добр, – обратилась к Хартаду, кивая на меньший из трёх шатров, – войди внутрь и полай. Нужно проверить, насколько удалась задумка. Если всё получилось, шатры должны быть звуконепроницаемыми.

Глянув с почти благоговейным обожанием, мой лохматый тарухан нырнул под белый полог.

– Ничего не слышно, – сглотнув под выразительное насмешливое фырканье Грея прошептала я в ответ на вопросительный взгляд вернувшегося из нашего убежища на эту ночь пса.

Уф, как же меня нервирует это несоответствие! Глаза видят собаку, а думать о ней надо, как о человеке, да ещё и любимом! Чувствую себя извращенкой. Со временем привыкну, наверное, но пока очень уж странно. И вообще! Я хочу спать. Денёк сумасшедший выдался, а прошлой ночью…

Покраснев, я покосилась на… «предмет волнений». Чего себя обманывать? Усталость тут не причём. Просто я безумно хочу воочию убедиться в реальности Хартада. Вера верой, но пока руки не пощупают, мозг отказывается до конца принимать возможность невозможного. Всё-таки девятнадцать лет на Земле против нескольких недель на Шайдаре – не шутки, да и разговор в нашем случае объективно необходим.

Спустившись со спины Шаксус Джера, я благодарно его погладила по морде.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю