290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Радужные крылья над миром (СИ) » Текст книги (страница 6)
Радужные крылья над миром (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 08:30

Текст книги "Радужные крылья над миром (СИ)"


Автор книги: Любовь Штаний






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 20 страниц)

– Таша, ты как? Помощь нужна? – Лей с нарочитым спокойствием перевёл взгляд на меня.

– Прости, – я виновато потупилась. – Я не понимала, о чём идёт речь, когда просила твоей защиты.

– Я в курсе. Отец всё рассказал. Потом ещё мама… провела беседу. Так помощь нужна?

– Но ведь ты понимаешь, что наша договорённость потеряла силу и…

– Я в любом случае на твоей стороне. Всегда.

До боли прикусив губу, я исподлобья глянула в голубые обиженные глаза.

– Спасибо. Теперь, когда рядом друзья и…

– Жених, – сообщил тарухан безаппеляционно.

– Да. С ними я в безопасности.

– Почему, Таша?

– Что «почему»?

– Почему ты просто не сказала мне всё сама? Почему отцу, матери, но не мне? Разве я тебя чем-то обидел?

Мне стало совсем стыдно. Какая я всё-таки свинья!

– Извини, я, правда, не хотела, чтобы так получилось… – мрачно уставившись на собственные кроссовки, я опустила голову совсем низко.

– Ой, да Господи ты Боже мой! – ощущение, будто Алька руками всплеснула, таким тоном протянула. – Нашли, до чего докопаться! Судя по красной морде лица некоторых, наверняка эти самые «некоторые» в очередной раз ляпнули что-то, не подумав. Чего теперь, удавиться всем? Она и так вечно себя винит не пойми в чём! Будем добивать, да? Чтобы совсем себя загнобила? И ведь…

– Хватит, – тихо, но как-то особенно внушительно произнёс Хартад. – Недоразумение было с лихвой компенсировано благом, которое Хранительница принесла клану. К тому же извинения принесены. И неоднократно. Все прочие вопросы ко мне. Претензии есть?

– Нет, – отозвался за сына Майлс, – Лей, прекрати. Ты же не о том хотел сказать.

– Да, – голубоглазый вампир устало потёр лоб. – Что-то я и вправду не о том. Прости, Таш. Не хотел на тебя давить, просто нервничаю… Не буду вдаваться в подробности, но из-под земли в западном лесу раздаётся странный гул. Магическое сканирование ничего не даёт, а копать… – Лей пожал плечами. – Долго, да и непонятно, где именно. Мы попробовали, но ничего не нашли. Яма и яма.

– Землетрясение? – осторожно предположила я.

– Не похоже. Очень локализован источник, но самое плохое, – рыжик запнулся, словно подбирая слова.

– Ну же? – Варук подошёл ближе и озабоченно нахмурился. – Только не говори, что источник вибрации и звука…

– Передвигается, – лаконично подтвердил подозрения братишки Лей.

Знать бы ещё, о чём речь!

– Вот маргный гоб… – орк осёкся. – Прости, сестрёнка. Не сдержался. Направление?

– Уверенно утверждать ничего нельзя. Мы же источник не отследили, но самое плохое – нам не известно существо, способное издавать подобные вибрации, да ещё и отражать магические волны. Под землёй явно перемещается нечто очень большое. Гигантское настолько, что даже просто отследить его «тропу» не выходит!

– А если сонр? – спросил Хартад, потерев подбородок. – Тварь древняя, но с возвращением магии могла и пробудиться…

– Нет, – Габриэль покачал головой. – Сонр хоть и редко встречается в последние века, но у нас в архивах есть записи. Эта тварь свистит, а не гудит, да и в длину достигает не больше тридцати-сорока локтей. Если всё так, как говорит…

– Лей, – в ответ на вопросительный взгляд дроу представился вампир. – И это точно не сонр. Отец видел одного лет триста назад.

– Совсем иная картина, – кивнул Майлс. – А если…

Мужчины принялись обмениваться предположениями, а я на цыпочках отошла к Альке. Всё равно о местных тварях ничего не знаю.

– Ты как? – спросила её шёпотом. – Сильно умаялась с этим переходом?

– В пределах разумного. А я смотрю, вы с Хартадом разобрались?

– Ага. Тут такое дело…

Я вкратце пересказала подруге суть недоразумения, доставившего столько бед. Говорила мысленно, чтоб не отвлекать мужчин, а сама искоса поглядывала на народ.

Мерги с большей частью соплеменников держалась чуть поодаль, ближе к большому шатру, бледная, как смерть, и какая-то потерянная. Грей с независимым видом лежал возле занятой разбором полётов компании. Аторэль, как и ещё несколько дроу, тоже подключился к беседе, и всё время косился на Сератаниралиэля, который это прекрасно видел, но лишь выше задирал подбородок.

Маска высокомерности уже заняла своё место на лице блондина. Красивые губы презрительно скривились, а глаза наполнились холодом. Он ещё и реплики свои выдавал сейчас противным снисходительно-надменным тоном. Только Варук молчал, хмурясь, но то и дело кидал на эльфа понимающие взгляды.

– Аль, мне надо бы вмешаться, а то эти остроухие всё испортят, сами того не заметив. Видишь, как Серт нервничает?

– Ещё бы он не нервничал! В компании такого количества злейших врагов рода. Ты откуда их взяла, кстати?

– Не виноватая я, они сами припёрлись, – буркнула я мрачно. – Отвлеки, пожалуйста, народ. Мне нужны Габи, Серт, Аторэль и вон та полуобморочная эльфийка. Справишься?

– Я помогу, – внезапно подал голос Грей. Причём говорил он мысленно, но я его слышала!

– Без тебя обойдусь, – фыркнула Алька. – Тоже мне, помощник нашёлся! Уголёк-невидимка, блин!

– Тебя что-то не устраивает? – поднявшись, телохранитель Хартада оказался заметно крупнее моей личной язвы.

Шаг, и он уже смотрит на неё сверху вниз с непередаваемым выражением снисходительного выжидания на чёрной морде. Странно, раньше Аля казалась мне очень большой и мощной, а вот теперь, рядом с Греем… прямо миниатюрная, ей Богу!

– Что? – зашипела подруга, кинув на меня обвинительный взгляд. – Это я-то миниатюрная? Ташка, я тебе сейчас как…

– Не ори на Хранительницу, – сурово припечатало порождение Унара. – Тем более, она права. Ты действительно хрупкая, изящная и…

– Ах ты, носок застиранный! – взвилась моя телохранительница. – Чтоб тебе икалось и не спалось! Командовать он мной вздумал! Посмотрите на него, люди добрые! Ути-пути! Да я, если хочешь знать…

Шаксус Джеры препирались уже далеко не мысленно, и «честь» наблюдать за базарной склокой двух мифических монстров выпала всем и сразу. Грей огрызался коротко и спокойно. Альку это лишь сильнее бесило, и она уже начала подпрыгивать, грозя вцепиться в начинающего потихоньку закипать оппонента.

Все, открыв рты, следили за этим театром абсурда, а моя подруга сыпала та-а-акими эпитетами и оборотами… Зуб даю, сама таких не знаю! Искатели, правда, впечатлились куда меньше прочих. Они ко всякому дурдому привычные. К тому же, думаю, они заподозрили подвох, и именно поэтому нет-нет, да переглядывались и выжидательно косились на меня.

Спустя ещё минуту конфликт из «облайной» стадии плавно перетёк в горизонтальную плоскость. По земле, поросшей серебристым мхом, покатился красно-чёрный рычаще-визжащий клубок. Бо-ольшо-о-о-ой такой клубочек.

– Шли бы вы все от греха подальше, – вжавшись спиной в стену палатки, ласково попросила я, перекрикивая визг и рычание. – На полчасика! Я их утихомирю.

Народ неуверенно переминался с ноги на ногу, то ли стесняясь бежать, сломя голову, то ли не расслышав предложения за всем этим тарарамом.

– Хартад, Варук, выведите всех, – уже громче крикнула я, судорожно двигая бровями. – Серт, Габи, идите сюда, помогать будете!

Лишь бы ребята всё правильно поняли! К счастью, мы не первый день знакомы, и моя «морзянка» бровями возымела действие – уговаривать братика с женихом доверить мне разборки с Шаксус Джерами не пришлось. Мало того, перекинувшись парой слов, мои умнички вывели вампиров и дроу, случайно «позабыв» внутри круга огненных лент Правителя с его невестой.

И почему сцепившиеся Алька с Греем якобы случайно раз за разом преграждали парочке дроу дорогу к мнимой свободе? Вопрос риторический. Судьба! В виде двух огромных наглых морд, которые, едва лишние глаза и уши покинули территорию лагеря, преспокойно уселись рядышком, продолжая лаяться, рычать и визжать.

Подмигнув помощникам, я прикрыла глаза и взяла эльфов за руки, создавая вокруг звуконепроницаемый купол. Благо, уже натренировалась. Когда мерцающая полусфера накрыла нас с ребятами, я поманила Аторэля с Мерги. Скандал скандалом, а лишняя конспирация не помешает.

Глава 7 О возможности невозможного

Собираясь с мыслями, я несколько секунд смотрела в большие ярко-синие глаза друга. Глубокие, синие и очень похожие на глаза Мергалиэллы, которая шла к нам, судорожно стискивая руку Аторэля.

– Помнишь, – я ласково погладила блондина по руке, – в Соллерне я обещала тебе кое-кого найти?

– Таш, мне кажется, сейчас не время… – начал было блондин, но вдруг вздрогнул и нахмурился: – Думаешь, правитель Тригори может что-то знать о ней?

– Наверняка, – маска маской, но я слишком хорошо знала уже Серта, чтобы не заметить, как в синей глубине мелькнули, сменяя друг друга, растерянность и надежа.

– Даже если так, вряд ли он расскажет об этом, – сокрушённо покачал головой эльф, кладя руку на моё плечо. – Я благодарен тебе, Таша, но ты не там ищешь. Отец предпринял множество попыток найти след мамы. Но ему не удалось ни внедрить шпиона в окружение Аторэля, ни подкупить кого-то из дроу.

– В твоих словах я вижу три фундаментальные ошибки, золотце, – накрывая его пальцы своими, доверительно проговорила я. – Для начала, Правитель дроу не упустит возможности рассказать тебе о маме если не всё, то очень многое.

Вот так сразу убивать не столько Серта, сколько Габриэля, не хотелось. Остроухие родители как раз шагнули сквозь мерцающую пелену купола и успели услышать мои слова. Габи же с пристальным вниманием следил за нашей беседой, и лишь коротко кивнул им, приветствуя. Зато Серт в присутствии дроу как будто собрался и снова нацепил на себя невозмутимо-надменный вид. Хорошо хоть Габи он уже воспринимал, как друга, игнорируя расовую принадлежность!

– Ты зря так стараешься, – заметила я тихо. – Нет нужды закрываться от них. Каждый из тех, кто сейчас тебя окружает, желает тебе только добра. Поверь мне, солнце. Разве я хоть раз лгала тебе?

– Но, Таша… – Серт немного расслабился, но всё ещё напоминал натянутую струну, готовую в любой момент обернуться глыбой ледяного равнодушия. Не для меня, конечно – для всех прочих. – Аторэль всё-таки дроу, к тому же правитель враждебного Эрданелону государства!

– Эрданелону – вполне вероятно, а вот тебе – точно нет, – я улыбнулась, вкладывая в голос и улыбку всё тепло и уверенность, какие только у меня были. – Но давай вернёмся к фундаментальным ошибкам твоих рассуждений. Я не «ищу», а нашла. Видишь разницу?

– Правда? – еле слышный шёпот друга и сверкнушая в его глазах надежда заставили навернуться на глаза слёзы.

– Именно. Но главное – ты не ошибался, говоря про шпионов. Аторэль действительно пытался много лет внедрить их для поисков секретной информации. Увы, так же безуспешно, как и Веня.

– Таша, ты что-то путаешь. Зачем ему, – быстрый взгляд в сторону вышеназванного дроу, – создавать шпионскую сеть при собственном дворе? А если ты говоришь про нашу верхушку, то уж отец точно ничего не знал о местонахождении жены.

– Аторэль пытался заиметь шпионов при дворе Эрданелона, – поправила я мягко. – И это Веня искал Мергалиэллу, – Габриэль охнул, но я продолжила, игнорируя понимание, затопившее лицо младшего дроу при упоминании имени эльфийки. – А вот Аторэлю не было смысла искать любимую, поскольку она всегда была рядом с ним. Правитель Тригори искал способы выкрасть её сына, то есть тебя.

Несколько секунд Серт напряжённо вглядывался в моё лицо, а потом медленно повернул голову и в лоб спросил у правителя Тригори:

– Это так?

– Да, – сглотнув, дроу жадно всматривался в черты своего первенца, не менее взволнованный и напряжённый, чем сам Серт.

– И где она? Я… могу её увидеть? Хотя бы издалека?

Видно, перекрашенные в чёрный цвет волосы Мерги ввели блондина в заблуждение. Да и мог ли он предположить, что его матушка окажется не в центре охраняемого со всем тщанием дворца, а прямо здесь, в центре Тёмных Земель?

По щекам самой эльфийки стекали крупные слёзы. Она зажала рот руками и просто пожирала сына глазами, полными всё тех же слёз. Женщина явно впала в ступор и потеряла дар речи. К чести Габи, он уже понял, к чему я веду, и вытаращился на Серта, открыв рот. Аторэль тоже молча ждал у моря погоды. Нашли время в молчанку играть! У нас тут куча народа в любой момент рванёт помогать в усмирении взбесившихся Шаксус Джеров, а эти родственнички кота за хвост тянут!

– Ты головушку-то свою блондинистую поверни чуток, – намекнула я, подталкивая эльфа в бок и слегка кивая в сторону эльфийки. – Авось, и спрашивать никого не придётся.

Думаете, тут-то он и повернулся? Сейчас! Сертик после моих слов и вовсе превратился в соляной столб. Даже уши побледнели.

– Так вот почему вы не хотели жениться! – поражённо выдохнул Габриэль. – Мама… ты жена Повелителя светлых эльфов?

И разверзлась бездна! Все отмерли одновременно, а некоторые весьма… бурно. Аторэль обнял младшего сына за плечи, притягивая ближе к себе, и выпустил ладошку любимой. Мергалиэлла со стоном бросилась на шею старшему, который, кстати, оказался на целую голову выше её.

Серт несколько секунд стоял, с недоумением и даже ужасом глядя сверху вниз на рыдающую у него на плече женщину, а потом его руки робко её обняли…

– Мама? – почти беззвучно выдохнул он, и вдруг стиснул её, уткнувшись лицом в тёмные волосы эльфийки. – Мама.

Я бочком-бочком добралась до пары Габи-Аторэль и, подавив спазм, сжавший горло, выдавила удовлетворённое:

– Говорила же я, что ты мне Серта напоминаешь! Как видишь, интуиция попала в точку… – рукавом вытерев мокрое лицо, я посмотрела-таки на Правителя.

Глаза у Сертика мамины, а нос, скулы, подбородок и форма губ – точно от папочки достались. К гадалке не ходи.

– Габриэль, ты сам-то как? – Осторожно закинула удочку. – Всё же брат объявился, да ещё и старший… Не расстроился?

– Я?! Ты с ума сошла? Он зануда, конечно, – тут парень подмигнул мне и расплылся в широченной улыбке, – но только на первый взгляд. Ты оказалась права в том, что Сератаниралиэль мне понравится, стоит познакомиться поближе. Но только ты ему об этом не говори, а то зазнается. Светлый же!

– Не больше светлый, чем ты, – заметила я растерянно, искоса посматривая на «счастливого» отца, которому выдали ещё одного свежеиспечённого сына от любимой женщины, причём вполне себе взрослого.

Когда Габи возмущённо взвыл «ты с ума сошла», Правитель чуть не поперхнулся. Угу, а он думал, если я Хранительница, ребята со мной дистанцию выдерживают? Ха! И ещё три раза «ха»! А когда младшенький выдал своё мнение о братике, у Аторэля и вовсе челюсть упала. Как же, вражда между темными и светлыми, традиции! В общем, сплошной кошмар на улице Вязов.

Ничего-ничего, пусть привыкает! Я ещё «за Варука» не разобралась. Тоже мне, дроу, представитель высшей расы! Пусть иногда я белая и пушистая, но под пухом та-а-кие колючки… Он ещё узнает, где раки зимуют! Пусть только вякнет насчёт братишки – мало не покажется.

– И кстати, – вспомнила о немаловажной детали, – твоя матушка больше не жена Повелителя светлых.

– Как это? Вирлинаганиэль погиб?

– Мечты– мечты… Не-е, такое не тон… в смысле, такие не тонут. Просто я расстегнула тварк. Думаю, если интуиция меня и на этот раз меня не обманывает, скоро в Тригори намечается свадьба Правителя.

– Торжество в честь свадьбы, – поправил Аторэль отстранённо. – Брак заключён этой ночью.

– Ух ты! – я аж подпрыгнула. – Получается, этим, – обвела рукой вокруг, – я как бы благословила ваш брак? Да ещё в присутствии приближённых?

– Хм… После того, как ты самолично сняла брачный браслет с Мерги, нужды в дополнительных подтверждениях твоего благоволения нет, но, если ты не против, мы бы использовали и это чудо. Всё же во втором случае у сомневающихся будет нечто большее, чем просто слова свидетелей.

– Ну, если вы так ставите вопрос, – я почесала переносицу, – попробую убедить Майлса признать это место нейтральной территорией, пусть и во владениях клана. – Пожалуй, и вправду, будет лучше, если любой дроу сможет увидеть своими глазами источник и… прочувствовать атмосферу места.

– Таш, – в голове проклюнулось Алькино ворчание, – нам ещё долго орать? Грей, вон, охрип уже.

– Ничего подобного, – низкий голос Грея тоже услышала я одна, кроме Альки, естественно. – Но вот твоя телохранительница утомилась.

– Что-о?! – взвыла подруга. – Ах, ты, самоуверенный…

Я тряхнула головой и, слава Богу, вопли моей персональной язвы смолкли. В любом случае, Шаксус Джеры правы – пора прекращать слезоразлив и заканчивать разговор. После, как всё устаканится, можно будет и поговорить, и порыдать всласть, а пока нужно расставить точки над «и».

– Дорогие мои Мергалиэлла и Сератаниралиэль, – фу-ух, выговорила! Чуть язык не сломала… – Я понимаю, насколько бестактно прерывать ваше общение, но у нас времени в обрез. Ау-у! Господа хорошие, прошу минутку вашего внимания!! Всего одну, и я оставлю вас наедине!!!

Серт поднял на меня совершенно невозможные, сверкающими безумной смесью чувств глазищи. Мерги всё ещё всхлипывала у него на плече, судорожно стискивая плечи сына, словно его сейчас отбирать будут.

– Таша, я… – начал было блондин сиплым шёпотом, но я отрицательно покачала головой:

– Подожди благодарить, зай. Это ещё не всё.

– Хранительница, – взяв за руку, остановил меня Аторэль. – Я бы хотел сам рассказать всё… моему сыну.

Габриэль вскинул бровь, но Правитель этого не заметил, глядя уже на Серта.

– Что ж, так даже лучше, – улыбнулась я. – Вас оставить наедине?

– Если можно.

– Да фигня вопрос! – и я шагнула к плёнке купола, но, обернувшись, подмигнула светлому эльфу. – Очень надеюсь, в этой семье ты будешь счастлив, и проблемы уйдут в прошлое, но в любом случае, ты всегда и во всём можешь рассчитывать на меня.

В следующую секунду меня оглушил вой и ругань. Под защитой магического барьера как-то даже позабылось, насколько громко и самозабвенно может верещать моя драгоценная подруга. Грей тоже вносил свою лепту в звуковой бедлам. Без его грозного басовитого рычания концерт двух отнюдь не кошечек потерял бы немалую долю своей привлекательности.

Впрочем, привлекательность сего действа и так была весьма сомнительна, зато эффективность неоспорима. Никто даже не сунулся за огненные ленты. Хотя, думаю, тут и Хартад с Варуком ручки приложили. С другой стороны, присутствующие – элита Тригори, да и клана. Наверняка догадываются, что к чему.

Зажав уши, я закатила глаза и скорчила восхищённую рожу Шаксус Джерам.

– И к чему сия пантомима? – Алька зловредно хихикнула, пока Грей оглушительно рычал. – Могла бы просто подумать, что я божественно артистична, покладиста и скромна! Вон, как старательно тебе помогаю!

– Особенно умиляет «скромна и покладиста» – хихикнула я. – Правда, Грей?

Черный зверь только добродушно ухмыльнулся, скосив взгляд на соседку, и ничего не ответил. Только зелёные глаза сверкнули тепло и радостно.

Хрюкнув в кулак, я оборвала красочную мысль про маленьких Шакс… Оборвала, говорю! А то ещё подсмотрят некоторые, и затопчут хранительницу Несущего Надежду в порыве неконтролируемого негодования. Пойду лучше манатки соберу.

Спустя четверть часа все вещи были тщательно упакованы в рюкзак, кровать заправлена свежим постельным бельём, а на столе красовались чистые бокалы, фрукты и бутылка советского шампанского. Сдаётся мне, сегодня этот домик посетят не единожды, а Майлс уж точно покажет его Онель. Пусть порадуются романтичной обстановке.

Я переплела косу, поправила костюмчик и лишь после этого пошла делать неизбежную гадость. Перекинув лямки рюкзачка через плечо, глубоко вздохнула и вышла наружу.

Свежеиспечённые родственники мирно беседовали под куполом. Даже странно! Ни тебе истерик, ни резких жестов и хватаний друг друга за грудки. Даже Мергалиэлла взяла себя в руки! Она уже не рыдала – лишь тихо улыбалась и, кажется, жалела, что не осьминог. В смысле, рук ей не хватало, В одной – ладонь Серта, в другой – Габриэля, а мужу – обожающие взгляды и ни одной конечности. Непорядок! Но не наколдовывать же ей лишнюю пару рук, в самом-то деле?

– Нам пора, – шагнув сквозь мерцающую звуконепроницаемую плёнку, я виновато улыбнулась эльфам. – Нужно выдвигаться, а то вампиры наверняка нервничают. Не стоит усугублять, да и кушать очень хочется.

– Конечно, – Аторэль кивнул, – ты абсолютна права.

Получив утвердительные кивки от остальных, я развеяла купол и показала большой палец Шаксус Джерам. Алька довольно оскалилась, снижая мощность выдаваемых звуков с оглушительных до просто громких, а после и вовсе затихла. Грей ещё пару секунд порычал со скучающим выражением на морде, но, когда я дошла до танцующих лент пламени, смолк и он.

Первым за пределы круга шагнул Правитель, невозмутимый и уверенный, как и прежде. Габи выглядел взъерошенным, но скорее ошарашенным, чем расстроенным. Про Серта вообще молчу, а Мерги…

– Спасибо, – когда я собиралась проследовать сквозь огонь за мужчинами, эльфийка задержала меня, порывисто обняв. – Спасибо тебе за сына! За обоих сыновей! И за мужа! И за меня!

Я лишь сдавленно крякнула. Силищи у хрупкой на вид женщины оказалось под стать хорошему сумоисту. Кто бы мог подумать?! Ещё чуть-чуть, и завтрак наружу полезет! Угу… полез бы, если бы он сегодня был, завтрак этот!

Едва тиски не по-женски крепких объятий ослабли, я отступила на шаг:

– Это вам спасибо, – быстро протараторила я, улыбаясь. – За Серта! О таком друге я и мечтать не могла, да и Габриэль – настоящее чудо.

– Таша, ты….

Пожалуйста, не надо слёзно благодарить! Я ж от стыда сгорю! – Цапнув руку Мергалиэллы, у которой глаза снова начали подозрительно блестеть, я потянула её к остальным.

– Я голодна до дрожи! – отвлекая внимание от слегка невменяемого семейства, громогласно заверила я всех и сразу. – Так голодна, что готова слона съесть! А вы?

– На, – со смешком выдохнул Хартад, и в свободной ладошке возник кусок хлеба с мясом. – С тобой всё в порядке?

Проходя сквозь огонь я зажмурилась, а теперь, открыв глаза, натолкнулась на улыбку любимого. Господи, как хорошо! Воссоединение друзей, родственников, влюблённых и… бутерброд с копчёным мясом. Что ещё нужно для счастья?

Варук

Это какое-то безумное безумие! Именно так и никак иначе. С приходом в наш мир Хранительницы Несущего Надежду Шайдар стал неожиданным, ярким и, наверное… да – добрым. Именно это слово я искал.

Ташина искренность и готовность открыть душу всему живому в этом мире преобразила его почти до неузнаваемости. Шайдар стал иным. Каждый жест, каждое слово девочки с широко распахнутыми глазами, в которых живёт вера в невозможное, преображало всё вокруг. С самого первого дня, с того самого момента, когда эта малышка подняла на меня полный сочувствия взгляд от бессознательного эльфа. Такая маленькая, хрупкая, такая беззащитная и… настоящая. Даже несмотря на её тогдашнюю бестелесность. Её отношение к Сератаниралиэлю оказалось важнее, чем сестрёнка может себе представить.

В тот миг мы увидели истинное лицо Надежды. Лицо веры в то, что мы сами можем и должны быть лучше. Пусть не все приняли этот дар землянки, Бвер вот оттолкнул его, но где он сейчас? Пусть не все. Зато мы начали меняться, как и сам Шайдар. Не одна магия вернулась вместе с сестрёнкой – гораздо больше…

Я стоял, глядя на излучающую счастье и любовь девочку, и буквально купался в эманациях радости и света. Многоцветных, многоголосых… Дроу, эльф, тарухан и даже высшие вампиры – у каждого внутри плескалось счастье. У одних с оттенком сожаления, у других с привкусом горечи или удивления, но сейчас, в эту минуту, абсолютно все здесь были счастливы.

Безумие. Ведь так не бывает!

А ведь всего несколько дней назад я мечтал добраться до горла тарухана и придушить гада, из-за которого сердце моей драгоценной сестрёнки обледенело, едва не убив её, такую доверчивую и светлую. Я был готов убить Хартада, даже не зная точно, чем именно он едва не погубил хрупкую землянку с наивными глазами и ласковой улыбкой, а сейчас…

Очнувшись в замке инкуба, я поначалу даже не сообразил, что происходит – столько отчаяния, тоски и страха обрушилось в момент пробуждения. Это потом я смог вычленить отдельно эмоции Шаксус Джера, тарухана и… самого инкуба.

Не буду даже говорить, что почувствовал я сам, увидев изломанное тело сестрёнки на руках этого маргного красавчика. Если бы не Алька… Слава Небу, к тому моменту она успела вкратце обрисовать задумку Хранительницы, иначе вряд ли я сумел бы сдержаться, и попросту открутил бы голову блондинистой твари, которая одурманила Ташу.

Впрочем, когда тарухан превратился в пса… Ай, да чего там? Разве дело в моих тогдашних страхах и желании разнести к маргному пердышкуну всё и всех? Главное – Таша удивила вновь. И тогда, и сейчас. Мало нам было высших вампиров, с поклонами встретивших нас на границе своих земель и заверивших в своей неизменной лояльности! Это высшие-то! Те самые, которые на свою территорию просто так никого не пускают. Кто бы мог подумать?

Но не это выбило из колеи. Рядом с хранительницей Нашкара привыкаешь ко всему. Но после трагической гибели Таши и нашей выматывающей гонки по следу тарухана через Темные Земли найти сестрёнку живой, здоровой и счастливой до невозможности?! К тому же в компании правителя Тригори, с которым мы сами ещё недавно воевали и даже сумели победить!

Обнаружить в метре от себя Аторэля – это ещё ерунда, а вот услышать, как наследник Харрутского трона признаётся тому в дружбе с орком… Дружбе! С орком! Вот это был настоящий шок. Я бы и сейчас пребывал в уверенности, что произошедшее – бред, но Ташка кинулась мне на шею, окутав любовью, светом и верой… в меня.

Моя маленькая добрая девочка… Да ради тебя я горы сверну! Подниму бесчисленные орды в поход за край мира ради одной твоей улыбки, хорошая моя…

Это же надо, назвать меня братом при правителе дроу! Орка! Представителя расы, которую все упорно отвергают и считают чем-то вроде отбросов, только опасных.

Вот уже полтора века мы пытаемся доказать прочим расам, что давно переросли тех недалёких варваров, которыми были тысячелетия назад. Полтора века интриг, подкупов и битв, попыток найти если не понимание, то хотя бы готовность выслушать и увидеть нас такими, какими мы стали, а не какими были. И всё впустую! А тут…

Хартад, мягко говоря, не последний представитель своего народа, признаёт орка равным себе, называет другом. Хранительница Нашкара перед лицом правителя Тригори объявляет меня братом и… Небо, это настоящее чудо!

Но в тот момент меня куда больше волновали Ташины слёзы, её сбивчивый шёпот и судорожные объятия. Это сейчас, глядя на малышку, буквально излучающую свет, я пытаюсь думать – иначе просто захлебнусь пропитавшими всё окрест радостью и счастьем. Тогда эмоции затмили всё.

Моя девочка, сестрёнка… Сколько же в тебе любви и веры в лучшее? Нет, нужно абстрагироваться, пока тоже не «поплыл» в этом мареве своих и чужих чувств. От всеобщего ликования не спасут никакие блоки.

– Отец, – расслышал я голос Габриэля совсем близко, – позволь представить тебе моего друга. Это Варук.

Я вздрогнул, но склонил голову в лёгком поклоне. Этот мальчишка сошёл с ума! Ладно Хартад, он сам себе хозяин. Но родному сыну Аторэль не простит такой неосмотрительности, как дружба с орком. Ой, попадёт парню…

Но Правитель, обнимая за талию высокую темноволосую эльфийку, не скривился, как следовало ожидать. Помедлив, дроу шагнул ко мне и…

– И моего, – в эту же секунду неожиданно поддакнул Серт, слишком невозмутимый для подобных обстоятельств.

Я прищурился, окинув взглядом светлого эльфа. Ещё один безумец! Впрочем, тут важнее другое – почему светлый эльф представляет меня тёмному так, будто… Хм… А если?

Спутница Аторэля поймала ладонь блондинчика и сжала её, радостно улыбаясь.

– У вас очень красивые глаза, – заметил я после секундной паузы. И цвет… необычный. Почти уникальный, я бы сказал.

Эльфийка поёжилась и вопросительно посмотрела на Аторэля.

– Габи, друг мой, – выделив слово «друг», подмигнул я молодому дроу. – Представишь меня своей… матушке? Я ведь не ошибся? Или будет лучше, если ей меня представит Сератаниралиэль?

Дивный букет эмоций, окутавший четвёрку, подтвердил подозрения. Кажется, сестрёнка сдержала слово и нашла матушку остроухого эльфёныша! А если учесть некоторые особенности эмоций Аторэля, ещё и батюшку нового нарыла! Ну, малышка! Волшебница, право слово!

– Хм… Вижу, вас всех можно поздравить, – я выдержал паузу, подбирая слова: – Семейство в сборе. Рад за вас.

– Кто? – выдавил из себя злое правитель Тригори спустя несколько мгновений ошеломлённого молчания. – Откуда?

– Очевидное сложно скрыть, – пожал я плечами. – К тому же, у меня свои секреты, но, уверяю, тайна моих друзей останется тайной. По крайней мере, от меня никто точно ничего не узнает. Моё почтение.

Отвесив поклон, уместный лишь среди равных, я отошёл к Шаксус Джерам, наблюдающим за Ташей с Хартадом. Прислушиваясь к эмоциям дроу, я ожидал возмущения, злости – чего угодно, но только не осторожного удивления и… пожалуй, толики уважения. Ничего себе!

– Варук? – тихо бросил мне в спину Правитель.

– Да? – я вопросительно вскинул бровь, глянув через плечо на дроу.

Младшие улыбались искренне, открыто и довольно. Женщина смотрела с изумлением, а вот Аторэль…

– Благодарю, – произнёс он с едва заметным кивком. – Хранительница и… прочие оказались правы. Я изменил своё мнение относительно вас.

– Тебя, – поправил я, скрывая за улыбкой удивление. – Рядом с Ташей лучше обращаться друг к другу на «ты». Ей так комфортней, да и нам проще.

– Я приму во внимание… твою рекомендацию, – сглотнув, выдавил из себя он. Удивительно, как он вообще смог перешагнуть предубеждение и гордость первородных! Того и гляди, с неба гоблины посыплются.

– Варук, я должен тебя поблагодарить. Твой вклад в спасение моего сына от пшел…

– Не стоит об этом, – мотнув головой в сторону лишних ушей, прервал его я. – Считай, ты сказал, а я услышал. Эти мальчишки стали дороги мне самому. Они достойны уважения и помощи.

– Спасибо, – одними губами прошептала эльфийка, стискивая ладонь Серта.

Смущённый и растерянный, я лишь пожал плечами и поклонился ей. Чуть ниже, чему Правителю, но это можно. Она женщина, да к тому же мать моих… друзей. Непостижимо!

– Сочтём за честь увидеть тебя при дворе Тригори, когда история с Нашкаром закончится, – сняв с руки перстень, Аторэль кинул его мне. – Моя печать будет тебе защитой в Тригори и знаком встречным дроу. Сопровождение – не больше двух дюжин… соплеменников. Пока. Магического вестника перед визитом можешь не посылать.

– Пришлю, – глянув исподлобья, пообещал я с усмешкой. – Непременно.

– Хм… Как скажешь.

Поклонившись как равному, Правитель направился к своим соотечественникам, уводя жену и сыновей. Я же незаметно выдохнул сквозь зубы, не без труда осознавая фееричность произошедшего. И снисходительное предложение не посылать вестника тут не оскорбление, скорее уж – гигантская уступка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю