290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ученица придворного алхимика (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ученица придворного алхимика (СИ)
  • Текст добавлен: 6 ноября 2019, 18:30

Текст книги "Ученица придворного алхимика (СИ)"


Автор книги: Ксения Ярополова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Ученица придворного алхимика – Ксения Ярополова

Глава 1

В высокие окна башни проникали золотые лучи, отражаясь от светлых каменных стен и пола, играя на боках колбочек и реторт, блестя на лакированных поверхностях шкафов и столов. Я помешивала в большом котле будущую мазь для кожи и представляла себя настоящей ведьмой, варящей опасное зелье. Наконец, когда субстанция поменяла цвет и начала густеть, я сняла котелок с огня и вздохнула. Теперь надо было разложить свое «зелье» по баночкам и плотно закрыть крышки.

Было скучно. Наставница уехала всего пару дней назад, взвалив на меня обязанности по обеспечению наших придворных красавиц всевозможными снадобьями, а я уже места себе не находила. Давно бы начала экспериментировать с разными компонентами, если бы не знала, что это действительно опасно и чревато химическими ожогами, а то и взрывами. Лишь поэтому и держалась. Но как хотелось!

Вдруг в дверь постучали. Я удивилась. Обычно в Белую башню никто не ходил, и нам с госпожой Хексией самим приходилось разносить заказы. Кроме того, чревато было вламываться в лабораторию и отвлекать алхимика от работы: мало ли, потеряет концентрацию, и добавит что-нибудь не то. Так что я имела полное право и не пустить незваных гостей в святая святых, но мазь была уже сварена, а ничего нового я пока не начала. Пришлось открыть.

На пороге стояла принцесса. И первое, что она сделала, это трагично заломила брови и печально захлопала ресницами, обрамляющими большие голубые глаза. Было очень похоже, что вот сейчас она пройдет внутрь, прижмет руки к сердцу и скажет: «Это ужасно! Сегодня свидание с НИМ, а у меня недостаточно сияющая кожа!» или: «Сам герцог будет на сегодняшнем балу, мне нужна самая розовая помада!» – так делали многие девушки, обращавшиеся к нам.

Только вот принцесса Эльвина в их число не входила. Единственная дочь короля, она будто забывала, что является наследницей престола. Милейшая девушка – смешливая, легкая, щебечущая, словно птичка. Она частенько заходила к нам в приемную, с интересом выбирала косметику, доброжелательно беседовала, расспрашивая о тонкостях алхимического мастерства или делясь дворцовыми новостями, и всегда щедро платила. Казалось, ее больше занимала возможность поболтать, чем приукрасить собственную внешность. Она будто и сама понимала, что не родилась роковой красавицей. Миловидная, хрупкая, Ее Высочество носила платья из дорогой ткани, но скромного фасона. А сегодня в ее русых волосах блистали две серебряных заколки с крупными кристаллами аквамаринов необыкновенно чистого цвета.

Я отошла от двери, пропустила принцессу внутрь и вежливо поклонилась, не зная, что и думать. Эльвина озабоченно посмотрела назад, на лестницу, будто высматривала кого-то, а потом плотно закрыла за собой дверь.

– Чем обязана, Ваше высочество?

– Алоиза, прошу тебя, мне нужна твоя помощь! – горячо зашептала девушка, придвинувшись ближе.

– Что случилось? – встревожилась я.

– Тише! Не то он узнает! У него везде шпионы!

– У кого?

– У моего жениха!

– Вы про лорда Ису? – я нахмурилась.

Что так напугало принцессу? Ее жених был мужчиной несколько старше ее, но все же в расцвете сил, а не стариком, насколько я знала из дворцовых сплетен. Не слышала я и о том, чтобы он был груб, с кем-то дрался или пил. Но все эти качества меркли по сравнению с тем, что лорд обладал редчайшим, практически исчезнувшим талантом – способностью колдовать. И это, в глазах многих, полностью окупало его сомнительное происхождение, а также внешность, возраст и манеры.

На самом деле помолвка не была обычной: принцессу выдали бы за какого-нибудь принца из соседнего государства или, на худой конец, за герцога, но она сильно заболела, и лекари со всех концов страны не могли исцелить ее. Тогда не пойми откуда и появился странный маг, пообещав королю Даэрону спасти единственную дочь взамен на ее руку и сердце. Эльвина была при смерти, и король, отчаявшись, дал свое слово. Вскоре лорду Исе присвоили титул графа и земли, а также объявили о предстоящей свадьбе. И вот уже месяц прошел с тех пор, как принцесса стала невестой, но она, хоть и не выказывала особой радости, вела себя спокойно и, казалось, готова была выполнить обещание отца, а тут такое…

– Алоиза, прошу тебя, позови быстрее госпожу Хексию, вы должны мне помочь!

– Но она уехала.

– Куда?!

– К старому другу, алхимику. За каким-то редким рецептом. Я не знаю, когда она вернется.

Принцесса обняла себя за плечи в жесте отчаяния, а потом вдруг вцепилась прямо в мой рабочий передник, запачкав свои руки.

– Тогда ты должна мне помочь! Ты же ученица колдуньи!

Я вздрогнула.

– О чем это Вы? – Хексия убеждала меня, что о ее таланте не знает и сам король, так как не хотела, чтобы ее использовали в государственных интересах. При дворце она служила, как один из грамотных алхимиков, и секрета ее я никому не раскрывала.

– Я все знаю, – увереннее проговорила принцесса, – я подслушала ее разговор с женихом. Нет никаких сомнений: они знали друг друга и раньше, потому что оба являлись волшебниками! Так что тебе нет смысла отпираться.

– И… о чем же они говорили?

– Что-то про старый магический договор, я почти ничего не поняла, – поморщилась принцесса. – Но я знаю, что только вы с ней можете мне помочь противостоять магии Исы!

Я аж воздухом поперхнулась. Меня госпожа своему искусству почти не учила: я могла разве что пальцами зажечь огонь да распознать чары на каком-нибудь предмете. «Чтоб силы не застоялись, а больше и не надо, – говаривала наставница. – Без магии ты будешь куда счастливее».

Да и по основной профессии Хексия лишь недавно разрешила мне перейти к практической части и изготавливать клеи, снотворные, кислоты и противоядия – строго под ее присмотром. Так что ничего серьезного я, увы, не умела. Ну, если не считать косметику.

– Ваше Высочество, а что такого страшного случилось? С чего Вы вдруг стали так плохо относиться к жениху?

Принцесса оглянулась и снова зашептала:

– Ты не понимаешь! Он настоящее чудовище! Он очень хмурый, властный…

– Это не показатель…

– Он занимается колдовством в своем кабинете, и это точно какие-то страшные чары!

– Ну он же маг…

– Иногда мне становится плохо в его присутствии. А еще у него в слугах есть огромная черная пантера! Я видела ее морду в крови!

– Может быть, она просто поохотилась в лесу?

– Сегодня он сказал мне, что с моим отцом может что-нибудь случиться после нашей свадьбы, и тогда я стану королевой, а он – королем! Я боюсь за отца! Да и болезнь моя была слишком внезапной, слишком странной. Никто из докторов не смог сказать, что это за хворь. А потом вдруг появился Иса. Мне кажется, он сам навел на меня порчу, чтобы захватить трон!

– А Вы не пробовали поговорить с королем?

– Отец верит ему! Он сказал, что я просто боюсь свадьбы и все придумываю! А он свое слово не нарушит. Да и для страны выгодно, если мой муж будет сильным магом. Ты же знаешь, магов почти не осталось, они такая редкость! Отец сказал, что запрет меня, если я не одумаюсь! Но я должна избежать этой свадьбы! Вот, смотри, сегодня Иса подарил мне кольцо, которое я не могу снять. Он сказал, что я не смогу отказаться от брака, – и Эльвина протянула тонкую руку. Безымянный палец с золотым ободком был немного опухшим.

– Болит? – спросила я, вглядываясь в кольцо. На нем действительно были темные чары. Словно щупальца, они обхватывали палец, иголочками проникали под кожу, будто высасывали кровь. Но обычный человек ничего бы не увидел. Я только читала про такое страшное волшебство, но никогда не думала, что однажды столкнусь с ним вживую. Сложное колдовство, которое очень опасно снимать: при неправильном обращении оно способно навредить как носителю, так и всем, кто окажется рядом. Эх, сюда бы госпожу, а не меня, недоучку!

– Да, болит, – пожаловалась принцесса.

Я вздохнула, но голыми руками к кольцу прикасаться не рискнула. Пришлось лезть в шкаф наставницы за перчатками. Они выглядели, как предмет обычной рабочей одежды алхимика, но я-то знала, что перчатки заколдованы Хексией, и в них она часто работала с опасными реактивами или неизвестными колдовскими предметами. Надев перчатки, я дотронулась до кольца. Ничего не произошло. Я попробовала потянуть украшение на себя. Принцесса вскрикнула. Да уж, чары проникли глубоко под кожу, вцепились в мясо, и отодрать их теперь можно было только вместе с пальцем.

– Боюсь, я ничем не смогу Вам помочь, принцесса. Я не владею магией, как госпожа Хексия. Могу разве что мазь дать, она облегчит боль, – я повернулась к другому шкафу, чтобы вытащить баночку с охлаждающей целебной мазью, которую наставница варила, а потом еще и заговаривала. Естественно, кому попало, мы ее не продавали. – Только держите эту мазь подальше от лорда Исы. Если он ее увидит, то догадается, что она волшебная, и тогда Вам не поздоровится, и мне вместе с Вами.

– Но что же мне теперь делать? – несколько слезинок скатилось по щекам девушки, и сердце у меня дрогнуло. Снадобье принцесса начала втирать сразу же.

– Давайте подождем госпожу Хексию. Возможно, она что-нибудь придумает, – я позволила себе утешающе дотронуться до королевского плеча.

– Я не могу ждать! Свадьба уже через месяц! Неужели ты ничего не можешь сделать? Пожалуйста, – принцесса очень жалобно на меня посмотрела, – мы же подруги!

Подруги? Это слово кольнуло в грудь. У меня никогда не было подруг, только заказчики и наставница, которая заменила мне мать. Высокородные леди со мной не общались, а с недалекими служанками не могла общаться уже я. Вся моя жизнь проходила в алхимической лаборатории дворца. Ни родни, ни соседей. Я привыкла к этому.

А что же принцесса? Неужели наследнице престола тоже было одиноко в этом большом замке? Наверное, со всех сторон ее окружала стража, приставленные для надзора фрейлины и неискренние льстивые придворные. Выходит, что для нее частые разговоры с ученицей алхимика были не данью вежливости, а проявлением дружбы?

– Вы уверены, что хотите дружить со мной?

– Да, – кивнула, шмыгая носом, принцесса. – Мазь уже действует, мне стало легче, спасибо. И называй меня на ты и по имени, когда мы одни. Терпеть не могу придворные церемонии.

– Раз уж у меня теперь есть подруга, – задумчиво протянула я, но запнулась о чистый взгляд принцессы. Дружба, разве ее смысл не в том, чтобы поддерживать, что бы ни случилось? – Я подумаю, чем могу помочь Вам. Поищу что-нибудь в книгах наставницы.

– Спасибо, – просияла девушка. – И не Вам, а тебе! Я хорошо заплачу за помощь, – и она тут же достала из складок платья мешочек и поставила его на стол. Сверкнули золотые монеты.

– Нет, – отрицательно покачала я головой. – Друзья за помощь не платят.

– Но как же…

Я понимала, что Эльвину так воспитали: никому нельзя доверять, и за любую услугу надо платить, чтобы не остаться в долгу. Но она стала первым человеком, который предложил мне дружбу. Ту дружбу, о которой я только читала. И поэтому я хотела все сделать правильно.

Принцесса, видимо, тоже что-то для себя поняла, потому что потянулась к волосам и сняла одну из сверкающих на солнце драгоценностей. Я ошалело наблюдала, как она вкладывает украшение мне в руку.

– Тогда прими подарок, – улыбнулась она. Ох, это же настоящее произведение искусства!

– А так разве можно? И я еще даже ничего не нашла для Вас… тебя.

– Ну что ты, Алоиза, разве не весело будет? Одна заколка у меня и такая же у тебя! Разве подруги так не делают?

И попробуй тут возразить!

Когда принцесса ушла, я разлила по баночкам приготовленную мазь и наполнила корзинку, чтобы отнести на склад рядом с приемным кабинетом, куда приходили покупатели. Большая часть денег с продаж уходила короне, но ведь корона и предоставляла сырье, оборудование, помещение и еду для своих придворных алхимиков. В нашу же обязанность входило снабжать всех во дворце плодами своих трудов, и делать это хорошо, а то в покровительстве могли и отказать.

Но на самом деле не работа волновала меня: повседневными делами я хотела заглушить страх, который поселился в душе после ухода Эльвины и теперь точил коготки о мою грудную клетку. Во что я ввязалась? Разве могла я, недоучка, противостоять взрослому сильному темному магу? И что теперь станет с принцессой, которая вдруг тронула мое сердце своей дружбой? Что будет, если я не справлюсь?

И вот что еще меня волновало: если лорд Иса действительно знал мою наставницу и у них даже был какой-то договор, то не могла ли она быть замешана в этом деле? Увы, я не представляла, насколько сильной была учительница и мог ли Иса посчитать ее угрозой для своего плана. Но в то, что она была с ним заодно, не верилось: Хексия всегда предупреждала меня против темного колдовства. Все-таки беспокоил меня ее внезапный отъезд: два дня назад я проснулась и нашла у себя только ее записку, что она уехала к знакомому алхимику на неопределенный срок. Всего два предложения, никаких указаний. Совсем не в ее характере. Я даже не видела, чтобы она собирала вещи.

Неожиданная догадка озарила мой разум, и я кинулась к комнате наставницы, лихорадочно осмотрела ее стол, сундуки и шкаф. Белье, плащ, дорожный костюм, платья – все висело и лежало на своих местах. Под кроватью обнаружились сапоги и туфли, все пары до единой. Не было только ночной сорочки, халата и тапочек. Бумаги на столе тоже выглядели нетронутыми, даже книга с рабочими записями была открыта, и последнее предложение в ней было не дописано. Рядом стоял подсвечник с остатками воска на дне: свеча полностью сгорела, и уже давно. Все выглядело так, будто госпожа делала заметки перед сном, а потом волшебным образом исчезла. Мне стало плохо. Почему же я раньше не заглянула в комнату Хексии хотя бы из любопытства? А ведь если бы не принцесса, так бы и не догадалась, – слишком привыкла не вторгаться в личное пространство наставницы.

Горестно обхватив голову руками, я села на ее кровать, и тут же услышала бумажное шуршание. Пришлось проверить и откинуть тонкое покрывало. Под ним обнаружился помятый мной листок, исписанный аккуратным почерком Хексии. Я тут же начала читать ее письмо. Оно гласило:

«Алоиза!

Если ты это читаешь, то Иса сумел заставить меня нарушить наш с ним договор, и я больше не вернусь. Жених принцессы – могущественный темный маг, он очень опасен. Его сила – сделки, он поворачивает обещания людей против них же. Ни за что не давай ему своего слова, ни с чем не соглашайся, даже не кивай ему, иначе окажешься в его власти.

Противопоставить ему ты ничего не сможешь, я не успела тебя обучить. Да и не считала это необходимым, хотела, чтобы ты жила спокойно. Поэтому беги! Беги из Ардарии в другую страну, не жди, когда он тобой заинтересуется! Прошу, выполни мою последнюю просьбу. Ардария уже в его руках, и ты с этим ничего не поделаешь.

У меня есть несколько вещей, которые ты можешь взять с собой. Тайник в четвертом слева камне от окна. Но помни, не показывай эти предметы Исе: он сразу поймет, что они волшебные, и отберет их у тебя.

Беги в Карст, там есть маленький город на границе, Гровен, где живет моя старая подруга, Эрна Терк. Она жена мельника и приютит тебя в память обо мне.

Прощай.

Твоя наставница, Хексия Граден».

Я положила записку на колени да так и застыла. Какое нарушение договора, какие сделки? Как это она больше не вернется? Что этот колдун сделал с моей наставницей? Убил, выслал из страны, превратил в камень? И вообще, разве Хексия могла написать такое жалкое письмо? Да моя боевая госпожа порвала бы любого мага! Не верю! Слезы сами покатились из глаз. Хексия была ворчливой, строгой, заставляла меня изготавливать всякие неинтересные снадобья и тяжело расставалась со своими знаниями. Но она воспитывала меня с детского возраста, и не смотря на всю ее внешнюю холодность, заботилась обо мне и по-своему любила. Я тоже отвечала ей взаимностью, но никогда не говорила об этом. А теперь было уже поздно.

«Ну и что ты тут ревешь?» – всплыл в памяти недовольный голос наставницы. Я, тогда еще десятилетняя девочка, сидела на полу в лаборатории и оплакивала судьбу трех разбитых мензурок и порезанного пальца. Хексия возвышалась надо мной в своем белом переднике словно гора. «Но у меня ничего не получа-а-а-ется! Они все потреска-а-а-лись!» «А ну не ной!» – нахмурилась госпожа. – «Разве слезы чем-то тебе помогут?» Я задумалась, даже наморщила лоб от усилия, а потом с удивлением признала: «Нет». «Тогда вставай», – женщина подняла меня за больную руку и принялась энергично заматывать чистой тряпкой мой палец. – «Бери держатель и показывай мне, как ты нагреваешь. Да, так. Да от себя ты пробирку направляй, наклони ее! Над пламенем надо держать, а не в самом огне!» – я старательно выполняла ее указания. – «Вот, видишь, все получилось!» Тогда я так радовалась своему первому успеху!

– Ну уж нет, – прошептала я в пустоту, сжимая в руках листок, – придется мне попотеть и добраться до этого Исы!

Впасть в истерику я себе не позволила, пошмыгала носом, утерла лицо и начала раздумывать, что делать дальше. Можно было позвать стражу, рассказать, что наставница пропала и показать им письмо. Можно было отдать записку королю, чтобы он поверил в злые намерения зятя. Я перевела взгляд на листок, но письма на нем уже не было. Только несколько слов остались: «четвертый слева», «Карст», «Гровен» и «Эрна Терк». Все, что мне нужно для побега, но ничего про причастность Исы. Будто даже после своего ухода Хексия оберегала меня от глупостей. Она ясно дала понять, что противостоять магу бессмысленно. Но я уже пообещала принцессе помочь. И теперь, когда у меня ничего не осталось, решимость моя окрепла. Бежать в другую страну, вести обыденную жизнь и работать на мельнице я не желала. Алхимия для меня была всем.

Поэтому я решила, что найти волшебные артефакты – хорошее начало. Я перещупала все четвертые камни слева от окна, начиная от пола и заканчивая потолком, для этого пришлось даже придвинуть стол и залезть на него. Но ни один из камней не нажимался и не открывался. Магическим зрением я тоже ничего не обнаружила, ни чар, ни магической метки. Это было похоже на наставницу: если бы любой колдун мог увидеть ее тайник, то это был бы уже не тайник. Значит, волшебным тот не был. Получается, что его сделали сразу, при строительстве замка! И с чего я решила, что в хозяйственном крыле, в комнате алхимика, пусть и придворного, станут устраивать каменный карман для сокрытия чего-нибудь ценного? Да и кто знает, может, раньше тут жили слуги, а не алхимики, а для них стараться никто и подавно бы не стал. Но на всякий случай я продолжила поиски у себя в комнате и даже в приемном кабинете. Все было впустую.

Оставалась еще Белая башня. Ее пристроили уже позже самого замка, но раньше моего рождения. Говорили, что камни на нее пошли из разобранного эльфийского строения, именно поэтому она отличалась от основного здания своей белизной. Белая башня была самой высокой во дворце, а наверху, где сейчас располагалась наша лаборатория, раньше работал астроном. Для него окна и сделали такими большими. Только астрономия не оправдала надежд короля, и башня отошла алхимикам. Плюс был в том, что она стояла дальше всех от жилого крыла, да и в случае взрыва на самом верху вряд ли бы кто пострадал внизу. Так что башня была хорошим местом для тайника.

Поднимаясь по ступеням, я проверяла стены слева от встречавшихся на пути узких стрельчатых окон. В самой лаборатории тоже ощупала все, что могла. Но результата это не принесло. Если в башне и были какие-то тайны, то делиться ими она не спешила. Хотя в личном шкафу Хексии я все же нашла несколько книг по ядам, но сейчас это было явно не то, что нужно. Разве что попытаться отравить этого Ису. Но я и так знала, что это практически невозможно: он мог пользоваться специальным артефактом и распознавать отраву. И, скорее всего, успешно это делал, вряд ли никто из знати не попытался убрать неудобного жениха принцессы.

Пришлось вернуться к себе. В приемном кабинете меня уже ожидало несколько записок с заказами: кто-то приходил и оставил, не застав меня. Так, ароматный крем для леди Крестон, пудра и румяна для леди Лавис, две баночки той самой мази для кожи… все это уже было в готовом виде, так что я взяла корзинку, наполнила всем необходимым и пошла навещать придворных красавиц, все равно поиски пока не дали результатов. Идти нужно было не просто в жилое крыло, а в крыло знати, поэтому рабочую одежду пришлось сменить на приличную зеленую мантию. К ней я всегда прикалывала значок алхимика, чтобы у стражи никаких вопросов не возникало.

Проходя по одному из длинных замковых коридоров первого этажа, я не удержалась и остановилась полюбоваться на витражное окно. Куски цветного стекла были обрамлены металлом и спаяны таким образом, что изображение складывалось в белого единорога, вставшего на дыбы. Прекрасное животное было окружено алым шиповником и коричневыми птичками, летавшими на синем фоне. За полупрозрачным цветным стеклом угадывалась Белая башня, причем отсюда она была видна в полную высоту.

Я любила этот витраж: он был первой достопримечательностью, которую я увидела еще маленькой девочкой, впервые проходя по этому коридору под руку с наставницей. Тогда единорог поразил мое детское сердце. Изображение было старым, чудом сохранившимся. Говорили, что раньше в этом коридоре все окна были витражными, но после неудачного восстания и попытки захватить замок другие стекла были выбиты в пылу боя, осталось только это.

– Эй, Алоиза! Любуешься? – окликнул меня рыжий вихрастый юноша в такой же мантии, как моя.

– Заказы разношу, – фыркнула я. – Чего тебе, Джек?

– Вся в трудах, вся в трудах… – протянул он. – А знаешь, мы с господином Тармом сейчас работаем над фейерверком в честь свадьбы принцессы. Не хочешь посмотреть?

Его карие хитрые глаза светились довольством: он знал, что я страшно завидовала ему и просто мечтала не только посмотреть, но и научиться эти фейерверки делать. В теории я знала, что они использовали металлы, серу, кремний и порох, а возможно и какие-то соли, но в каких пропорциях и как их закладывали… меня просто сжигало любопытство.

Господин Тарм, наставник этого везунчика, был еще одним придворным алхимиком и имел несколько учеников. Его склады и лаборатория были гораздо больше наших и включали в себя подвалы, но находились подальше от дворца. Господин Тарм, как мужчина, изготавливал различные скрепляющие составы для строительства, порох на нужды дворцового гарнизона и много еще чего, а в свободное время занимался научными изысканиями. Я жаждала к нему попасть, но девушек в ученицы он не брал.

Хексию же, потому что она была женщиной, король видел только как алхимика для обслуживания придворных дам. Хотя даже в этом качестве прибыли казна с нас имела вполне прилично. А я была уверена, что наставница ничуть не хуже разбиралась в действительно серьезных вещах, к тому же она была колдуньей. Но учить меня она не торопилась. А вот теперь госпожи не стало.

– Да ладно, Алоиза, расскажу я тебе, как делать эти фейерверки, – растерялся парень, видимо заметив, что я загрустила. – Ну хорошо, вот, – и он сунул мне две металлические палочки. – Держать надо за тонкий конец, а поджигать с толстого. Последняя разработка господина Тарма, – сказал уже с гордостью. – Фейерверки, которые можно держать в руках. Мы их назвали комнатными огнями.

– Спасибо, – благодарно улыбнулась я и спрятала подарок в карман.

– Только никому не говори, – я кивнула. – Захочешь, свожу тебя потом в нашу лабораторию, когда наставника там не будет, – Джек почесал макушку и проказливо улыбнулся. – В общем, Лизи, мне тут надо идти, я во дворце по делу…

– Не называй меня Лизи!

– Ну вот видишь, ты уже не киснешь, пока-пока! – расхохотался этот наглец и скрылся за поворотом раньше, чем я успела поймать его и накостылять как следует.

Солнечный луч подсвечивал стеклянного единорога. Настроение улучшилось, а сердце грело содержимое кармана. А ведь и Джек мог помочь нам с принцессой! Интересно, сколько всего полезного его наставник держал в своей лаборатории? Так что отказываться от ее посещения точно было нельзя. Я, ученица придворного алхимика, давно об этом мечтала, и разве могла я, поддавшись хандре, упустить такую возможность? Наставница бы точно не одобрила. С этими мыслями я отправилась по своим делам.

Первой на этаже придворных дам мне попалась деревянная дверь с табличкой, которая гласила: «леди Оливия Крестон». Алые розы были пририсованы чьей-то умелой рукой в дополнение к надписи.

Некоторые дворяне жили в замке годами, особенно если были близки к королю и находились на государственной службе, но никто не подписывал свои покои: как-никак, все комнаты во дворце принадлежали короне, и знать занимала их лишь на время своего пребывания. А вот леди Оливия, похоже, решила окончательно обосноваться.

На мой стук долго не открывали, хотя за дверью явно различалось какое-то шевеление. Наконец, на пороге показалась придворная дама собственной персоной. Леди Крестон была, что называется, роковой женщиной. Тонкие запястья и хрупкие плечи соединялись в ней с пышными формами и выразительными чертами лица. Сейчас она стояла, кутаясь в кружевной бело-розовый пеньюар, ее прямые светлые волосы свободно лежали на плечах и спускались до середины груди. Дымчатые тени подчеркивали томность ярко-синих глаз, а полные губы покрывала помада глубокого красного цвета. Интересно, как бы отреагировала леди, узнав, что пигмент для ее любимой помады получают из сушеных личинок красного жука?

– Я сейчас несколько занята, – лениво сказала Оливия прямо с порога и вальяжно коснулась рукой косяка, демонстрируя драгоценные перстни на пальцах. Из комнаты донеслось приглушенное мужское покашливание.

Я ничуть не смутилась. Девушка была старше меня лишь на год или два, но уже успела побывать замужем: старый граф Крестон прожил совсем недолго после свадьбы и оставил своей вдове приличное состояние. Так что теперь леди Оливия могла позволить себе блистать в свете, заводить романы и вовсю наслаждаться жизнью.

– Ваш крем для тела, – протянула я стеклянную баночку.

– С каким ароматом?

– Роза, как Вы и предпочитаете.

Блондинка с показной неохотой взяла предложенное, будто всем своим видом говоря: «Ах, мне так некогда!», отнесла на трюмо с большим зеркалом, и вернулась с маленьким вышитым кошельком. Одним взглядом спросила: «Сколько?».

– Три серебряных монеты, леди Крестон.

– Я зайду к тебе завтра, – обронила она, отсчитывая деньги, а потом кивнула в сторону, – всего доброго, – и закрыла дверь прямо перед моим носом. Да уж, кивок вышел поистине королевским. Не удивилась бы я, если бы леди удалось обаять самого короля, и она стала бы мачехой принцессы.

Я обошла и другие комнаты. Дамы вовсю готовились к вечерним танцам в малом зале и с благосклонностью принимали мои поделки. В глубоком кармане мантии накопились монеты, а в корзинке – пустые флаконы, которые многие девушки сдавали обратно, чтобы меньше платить в следующий раз. Мысленно я уже подсчитывала выручку за день и вносила ее в расходную книгу, чтобы отчитаться перед работниками финансового министерства.

Но оставалось еще одно дело, – я хотела воспользоваться предлогом и навестить принцессу, чтобы предупредить ее по поводу Исы. Стоило рассказать ей то, что я узнала из письма, ведь если верить Хексии, то получалось, что отец Эльвины уже был во власти колдуна, так как дал ему свое слово.

В покои принцессы меня так просто не пропустили, но стражник согласился доложить, что пришла придворный алхимик с заказом. Я была уверена, что новообретенная подруга позовет меня, но вместо нее мне навстречу вышел ее жених. Я впервые смогла рассмотреть мага так близко, и при взгляде на него в голове всплыло только одно слово – холеный. Мужчина был высокий, хорошо сложенный и носил роскошные темные одежды с пышными рукавами и богатой отделкой. У него на поясе висел длинный кинжал, явно ритуальный, – рукоятка была исписана рунами и обсыпана самоцветами. Густые льняные волосы он зачесывал назад и перехватывал золотым обручем, будто тренировался носить корону. Лицо с квадратным подбородком было гладко выбрито, но ястребиный нос, изогнутые брови и цепкие черные глаза создавали гнетущее впечатление властного и опасного человека. Я не стала присматриваться к драгоценностям, которыми он был увешан, – и без магического зрения догадывалась, что все они были артефактами. Наоборот, я опустила глаза в пол и вежливо поклонилась.

– Ваша Светлость.

– Ты ученица придворного алхимика? – голос был бархатным, обволакивающим.

– Да, лорд.

– И чему тебя обучила твоя наставница?

– Я умею готовить различные косметические снадобья.

– И только? – я представила, как он заломил бровь, удивляясь.

– Госпожа пока не учила меня ничему серьезному, Ваша Светлость.

– Так что ты принесла моей невесте?

– Она просила мазь для кожи.

– Мазь для кожи?

– Это заживляющий состав.

– Ах, вот как, – похоже, Иса знал, что его кольцо причиняет боль принцессе и ничуть не переживал по этому поводу. – Что ж, давай сюда свою мазь, – он открыл баночку, понюхал, даже, кажется, втер немного в тыльную сторону ладони, будто искал признаки волшебства. – Подними глаза, – наконец, приказал он, удовлетворившись проверкой. – Ты разбираешься в травах?

– Да, лорд.

– А в металлах?

– Тоже.

– В драгоценных камнях?

– Немного хуже.

– Как твое имя?

– Алоиза, Ваша Светлость.

– Алоиза, – задумчиво повторил мужчина, а его острый взгляд будто пронзил меня насквозь. – Возможно, ты хотела бы стать помощницей мага?

– Что Вы, Ваша Светлость! – я свято помнила, что соглашаться с Исой было нельзя, да и с чего он заинтересовался моей персоной? – Я не умею колдовать!

– Подумай, Алоиза, – с этими словами он вложил мне в руку золотую монету и скрылся в покоях принцессы. Мне оставалось только уйти.

Вот теперь я лично познакомилась с лордом Исой, хотя с Эльвиной он мне поговорить не дал. Я шла обратно и прокручивала в голове его портрет. Этот человек лишил меня наставницы, навредил принцессе и собирался захватить трон, убив короля. В том, что Иса был сильным магом и трудным противником, я не сомневалась. А еще меня настораживало его странное предложение пойти к нему в ученицы. Золотник, который он мне дал, был слишком большой платой за баночку мази и оттягивал мне карман. Поэтому, дойдя до своей комнаты, я выбросила его в окно от греха подальше.

Жуя булку с сыром, я уставилась в темнеющее небо. В свете последних событий клад, припрятанный для меня наставницей, нужно было найти как можно раньше, но какое же из окон она имела ввиду? Чтобы проверить их все, мне пришлось бы потратить не меньше года! Но Хексия не оставила мне подсказки, значит, была уверена, что я смогу догадаться. Где же следовало искать? Эх, посмотреть бы еще на лабораторию господина Тарма… может, нужное окно найдется там? В этом мне как раз мог бы помочь Джек. Он сам обещал, когда мы встретились у витража, и никто его за язык не тянул!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю