290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Айдол-ян - 2 (СИ) » Текст книги (страница 32)
Айдол-ян - 2 (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Айдол-ян - 2 (СИ)"


Автор книги: Андрей Кощиенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 32 (всего у книги 37 страниц)

Похоже, уловив краем глаза выражение моего лица, а может просто что-то почувствовав на эмоциональном уровне, ИнЧжон поворачивает голову ко мне.

– Что? – спрашивает она у меня, увидев мой обращённый на неё взгляд.

– Ничего, – говорю я. – Просто смотрю.

Не поверив, «мамочка» группы принимается меня разглядывать, видимо пытаясь понять – «что я там себе думаю?», а я возвращаюсь к посетившей меня идеи.

Мысль… хорошая. Только есть нюансы. Во-первых, это будет шантаж. Пусть во благое дело, но шантаж. И как на него отреагирует СанХён, не совсем прогнозируемо. Может «закусить удила» обидевшись на такое с ним бестактное обращение. Вполне возможно, что так оно и будет, если учитывать, что он сейчас на нервах. И выйдет из моей затеи пшик и «минус сто единиц» к отношению с руководством, хотя делалось всё из благих побуждений.

Во-вторых. Шеф может пойти на шантаж и согласится. Но всё равно, как пить дать, обидится. Тогда я опять получаю себе «минус сто» к отношению с руководством, статус у «Sony» – «вечное рабство», экономическое положение – «с хлеба на квас» и достижение – «потерянная мечта». И на кой мне это надо?

Сдвинув челюсть вбок, со скепсисом смотрю на ИнЧжон.

Теоретически, сотворив благое дело, я могу за это получить повышение своей кармы. Но это только – теоретически. Я ведь до сих пор так и не знаю, как это работает. Например, если я перед этим, как сейчас, подумал, что что-то получу взамен за свои хлопоты, то повысится она, или нет? Может, добрые дела нужно творить безрассудно, одним спинным мозгом, тогда они будут засчитаны. А если думать о прибыли – то нет? Вот помнится, Незнайка, тоже как-то совершал добрые дела. Пока он не стал делать их искренне, не задумываясь, ничего у него не получалось. А как стал пользоваться лишь спинным мозгом, в котором одни рефлексы, так дело у него и наладилось…

Я закручинился, понимая, что вполне возможно оно так и есть, и роста своей кармы мне не видать вообще, как своих ушей. Ну потому, что я навсегда отравлен знанием, полученным от ГуаньИнь. Она сказала, что это нужно, что это полезно, что это выгодно и теперь я всегда буду помнить об этом. И ещё потому, что добиться рефлекторного «творения» добрых дел… Я даже не представляю, как этого достичь. Наверное, это нужно Буддой действительно стать…

– ЮнМи? – обращается ко мне БоРам, видимо видя, что я завис.

– Если здоровье президента вызывает опасения, то нужно не сидеть и печалится, а действовать. – говорю я, обращаясь к ИнЧжон. – Действовать, если хотите жить дальше как группа.

– И что нужно по-твоему для этого сделать? – спрашивает у меня Борам, после некоторой паузы, возникшей после моих слов.

– На мой взгляд, президент СанХён ведёт себя крайне безответственно. – повернув к ней голову, говорю я.

Девчонки дружно изумляются, никак не ожидав такого заявления, я же продолжаю свою мысль: Безответственно по отношению к своему здоровью, безответственно по отношению к своему агентству, к людям, которые в нём работают, безответственно по отношению вам. Если из-за неполадок со своим здоровьем он не сможет заниматься вашим продвижением в Японии, то это будет для вас много грусти и ноль денег.

Девчонки озадаченно хлопают глазами, переваривая услышанное.

– Поэтому, раз президент ведёт себя безответственно, а вы кровно заинтересованы в его здоровье и долголетии, то вы должны поставить ему ультиматум! – вношу я яркое и конкретное предложение.

– Ультиматум?! – изумляется БоРам.

– Да. – я кивком подтверждаю, что она не ослышалась. – Ультиматум. Сказать, что не будете выходить на сцену, пока он не пройдёт обследования и лечения!

– Э…э… а, – издаёт череду звуков БоРам, но заканчивает она более связанно чем начала.

– Но нас же выгонят! – восклицает она. – И потом, у нас – контракт!

– Если президент скопытится, то вы вообще ничего не заработаете. – указываю я в ответ на очевидный факт. – И айдолами вы никуда на работу больше не устроитесь. У вас уже возраст, а у всех везде своих хватает!

Девочки опять обдумывают услышанное.

– Заботится о здоровье ближнего, это хорошо и правильно. – наконец говорит СонЁн. – Но я думаю, что разговор не стоит начинать сразу с ультиматума. Нужно поговорить, попросить, чтобы президент побеспокоился о своём здоровье.

– Бесполезно. – говорю я. – Я уже говорила и просила. Он всё равно ничего не делает.

– Ты говорила с президентом о его здоровье? – удивляется ХёМин.

– Говорила. – отвечаю я. – Даже браслет ему подарила, чтобы тот ему напоминал, что ему нужно дойти до врачей. Всё без толку.

– Ты подарила президенту – браслет? – изумляется КюРи.

– Да. – киваю я. – И просила. Поэтому я сейчас и говорю вам об ультиматуме. Время дипломатических переговоров вышло!

Уф! – выдыхает ДжиХён обмахиваясь ладонью. – Уф!

– То есть ты предлагаешь только нам нарушать условия контракта, а сама участвовать не будешь? – прищурившись, спрашивает у меня ИнЧжон.

– Да. – просто говорю я. – Через неделю мы пойдём разными дорогами. Но, в отличии от вас, в армии меня будут гарантированно кормить, а вам придётся зарабатывать себе на рис самим.

Девочки обдумывают ситуацию.

– То есть, тебе всё равно, что будет с президентом СанХёном? Так? – уточняет КюРи.

– Если бы это было так, то я не разговаривала с ним на эту тему и не подбивала вас сейчас на бунт. – отвечаю ей я. – Я нахожусь более в лучшем положении, чем вы и найти источник дохода будет для меня не так сложно, как вам. Я бы могла промолчать, но как мне сказал президент СанХён – «профессионалы работают профессионально». Я ухожу, но мы вместе хоть сколько-то и как-то, но проработали. Не хочу оставлять у себя неприятное послевкусие от расставания, зная, что могла посоветовать своим сонбе что-то полезное, но промолчала, тем более, что это мне ничего не стоило. Поэтому, я и даю вам совет, который поможет вам сохранить работу до конца ваших контрактов. Эстрадный бизнес, это ведь джунгли, в котором все всех едят…

– Не так ли? – спрашиваю я, поочерёдно оглядывая своих задумавшихся собеседниц.

– Устройте забастовку сами, или скооперируйтесь с кем-то ещё из агентства, если одним страшно. – даю ещё один совет я.

– Нам могут начислить большие штрафы. – подумав, возражает ИнЧжон. – А сама ты в этом участия не принимаешь.

Я в ответ пожимаю плечами.

– Решайте сами. – говорю я. – Вы старше и умней, что не раз мне уже говорили. Ваше дело. Но…

– … разве агентство, не «одна большая семья!? – ехидно уточняю я. – Неужели вы не хотите позаботиться о главном её работнике?

В этот момент приносят еду и разговор прекращается.

(а в это время. Корея, чат фэндома «RedAlert»)

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! СРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ!

ПО ФЭНДОМУ ОБЪЯВЛЕНА – «КРАСНАЯ ТРЕВОГА»!

НАПАДЕНИЕ НА АГДАН!

СРОЧНЫЙ ВЫЛЕТ ГРУППЫ ПОДДЕРЖКИ В ЯПОНИЮ!

ОБЪЯВЛЕН СБОР СРЕДСТВ ДЛЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ ОПЕРАЦИИ,

РЕКВИЗИТЫ НА САЙТЕ ФАНКЛУБА!!

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ! «КРАСНАЯ ТРЕВОГА»!

«КРАСНАЯ ТРЕВОГА»! НАПАДЕНИЕ НА АГДАН!

(примерно в это время. Корея, воинская часть. Рота ЧжуВона занимается силовой подготовкой в спортзале)

– Эй, Предводитель! – заглядывая в двери орёт кто-то на весь зал. – В Японии твою невесту убили!

– Как – УБИЛИ?! – от неожиданности с размаху уронив штангу на опоры, ошалело орёт в ответ со скамейки ЧжуВон.

– Не знаю, что-то взорвали на фансайне! Говорят, президента её агентства привезли в больницу всего в крови!

– А ЮнМи?!

– Не знаю, говорят взорвали вместе со всеми!! Не надо было к этим япошкам ездить!

Вскочив на ноги ЧжуВон, с ошалелым выражением на лице пытается переварить жуткие новости.

– Так это чё? – спрашивает его сосед, до этого рядом с ним качавший гантелями бицепсы. – Япония объявила нам войну, что ли? Тогда надо собираться и в оружейную топать, чтобы потом не бежать. Сейчас тревогу должны объявить. Ну мы им дадим, хён, за нашу Агдан! Пожалеют, что родились!

(немного позже. Обмен смс-ками)

(ЧжуВон) – Ты где?

(ЮнМи) – В Японии.

(ЧжуВон) – С тобой всё в порядке?

(ЮнМи) – А что?

(ЧжуВон) – Сказали, что фанайн «Короны» взорвали. Что-то было?

(ЮнМи) – Всего лишь какой-то идиот с пакетиком краски.

(ЧжуВон) – Я так и подозревал, что ничего серьёзного. Твои сонбе не пострадали?

(ЮнМи) – Нет.

(ЧжуВон) – Отлично. Пришли мне свою фотку.

(ЮнМи) – Нафига?

(ЧжуВон) – Обмен изображениями согласно нашего договора.

(ЮнМи) – У меня нет фоток. Я не фотограф.

(ЧжуВон) – У тебя телефон в руках. Возьми и щёлкни.

(ЮнМи) – Я ем!

(ЧжуВон) – Секунда времени на это.

(ЮнМи) – Ну ладно.

(ЧжуВон) – Что за ужасное выражение на лице?

(ЮнМи) – Какое вышло. Я не фотограф.

(ЧжуВон) – Почему у тебя плечи голые?

(ЮнМи) – А с ними-то, что не так?

(ЧжуВон) – Это неприлично. Как я буду парням фото показывать?[39]39
  в Корее, как и в Японии, женские наряды с открытыми плечами старшим поколением считаются неприличными. прим. автора


[Закрыть]

(ЮнМи) – Твои проблемы. Во что корди меня одевает, в том и хожу.

(ЧжуВон) – Пришли мне фото в нормальной одежде.

(ЮнМи) – Делать мне больше нечего! Всё, я ем! Чао!

Время действия: семнадцатое июля. Вторая половина дня

Место действия: съёмочный павильон одной из японских ТВ-компаний

Сижу в кресле, никого не трогаю, жду пока мне сделают на голове «укладку» перед съёмками. Я во «второй партии». Пока ждал своей очереди, посмотрел по телевизору короткий выпуск новостей. Офигительные новости. Вот, «перевариваю».

СонЁн оказалась права. Придурок, притащивший с собой пакет с краской, оказался корейцем. И КюРи, которая читала про то, что «совоны» обещались мстить, тоже правильно выбрала информацию из ежедневно хлещущего в сети потока. «Придурок» оказался поклонником «Соши» и заявился в Японию с чёткой целью – отомстить за своих «богинь». Оказывается, «богини», только-только пришли в работоспособное состояние после встречи с моей «адской кошкой» и промоушен свой, если точнее – дату его начала, они, из-за нездоровья, пропустили. И не смогли наполнить сердца своих фанатов радостью. Фаны впали в печаль и со скорбью в глазах поехали мстить, посыпая при этом себе голову пеплом.

Со слов КюРи, которая одновременно слушала новости и заглядывала через свой планшет в чат фанов «Соши», выходит, что там мне обещан «пожизненный эцих с гвоздями», если сублимировать все зачитанные ею пожелания в мой адрес в одну фразу. Идиоты, короче…

В новостях сказали, что тема происшествия на фансайне «Короны» сейчас самая популярная в поисковых запросах. Число посмотревших «прыжок Мульча» непрерывно растёт, японцы в восхищении от такой умной кошки и версия о том, что я дух королевы Мён СонХва, а Мульча – это мой защитник и проводник из мира духов, находит всё больше и больше сторонников. При этом «джапы» одновременно злорадствуют по поводу этого придурка с краской. Ну как – злорадствуют? Делано сокрушаются, что культура ихнего соседа, оставляет желать лучшего. И лучше бы он, сосед, вместо того, чтобы бороться за название моря, которое всегда было исконно Японским, тратил бы свои силы на воспитание своего подрастающего поколения. Чтобы такие «вундеркинды» к ним в Японию больше не приезжали. Короче – радостные танцы на костях подставившегося конкурента …

Но даже это не самый «цимис». «Цимис», я так понимаю, пошёл, когда показали какого-то полицейского в высоких чинах, который с проникновенным выражением лица пообещал, что ради обеспечения безопасности граждан Японии, посещающих мероприятия с присутствием корейских фанатов, полиция пойдёт на самые решительные, пусть и не популярные меры, так как большинство японских граждан на подобных мероприятиях – несовершеннолетние подростки. И по-быстрому перечислил эти меры. А именно: усиление контроля за прибывающими в страну корейцами в виде более тщательной их проверки, что, безусловно, увеличит сроки ожидания последних разрешения на въезд, и отслеживания поведения агрессивных корейских фанатов, раз правительство Кореи неспособно на это. Создание базы данных и запрет на въезд в страну фанатов тех сообществ, члены которых были замечены в Японии в неподобающем поведении.

Я сразу смекнул, что, произнося подобные слова, дядечка из полиции просто целит свои зубы на дополнительный бюджет для его организации, база-то из воздуха не возьмётся, и ещё целит зубы на расширение своих полномочий, чтобы можно было контролировать граждан другой страны с большим комфортом, чем оно есть сейчас. Ну и опять же, дополнительный бюджет на это дело. Однако, судя по тому, как журналист, бравший интервью, радостно взялся выяснять подробности того, как именно будет осуществляться контроль «иностранных корейских граждан», идея похоже пришлась местным по душе и денег на такое дело для японцев будет не жалко. В качестве первой жертвы, которую следует взять на контроль, дядечка-полицейский предложил официальный фан-клуб группы «SNSD», так как задержанный преступник является его членом. После этих слов, КюРи смотревшая телевизор с открытым ртом, закрыла его и сказала, что в Корею она возвращаться не будет, а останется тут, в Японии. Или, поищет для проживания какие-нибудь другие места на планете, главное, чтобы они были подальше от Страны Утренней Свежести.

Кстати, по телеку, чтобы не выглядеть «уж совсем» и как-то «замазать» своё явное желание поглумиться над соседом за его попытку «отжать» название моря себе, пообещали, что всё это никак не коснётся корейских артистов, что их тут очень любят, пусть приезжают, они всегда найдут тут горячих поклонников. И в качестве примера назвали, кого бы вы думаете? Группу «Корона»! Вай, какие они молодцы, так их тут любят, первое место по продажам и вообще, всё замечательно!

После этого уже ИнЧжон, похоже соображавшая несколько медленнее, сказала, что тоже останется тут вместе с КюРи, а я стал прислушиваться, пытаясь услышать вой из-за Японского моря. Оттуда, где Корея.

Мда. Погуляли, как говорится. При всех своих недостатках, КюРи умеет правильно ориентироваться в ситуации и, похоже, домой действительно лучше не возвращаться. Даже и не знаю, как СанХён будет из всего этого выруливать. Кстати, он где-то скрывается. Вчера его не видел, сегодня он тоже не появлялся. То ли прячет от журналистов и коллектива своё зелёное лицо, то ли в больницу загремел. Нужно будет у Кима узнать, что с шефом. Вчера приехали за полночь – упали. Утром встали, быстро позавтракали – поехали на съёмки шоу. Сейчас – подготовка ко вторым съемкам. Вечером ещё три выступления в разных местах. Офигеть какая бурная гастрольная жизнь…

Пока есть возможность сидеть на попе ровно, сижу ровно и размышляю – вменит мне всё случившееся СанХён как скандал, или – нет? Я вроде совершенно не причём. А кто тогда причём? Фанаты «Соши»? По идее – да, они всё это устроили. Но их много, и они анонимны. А я один и вот он. И если ещё учесть давнюю корейскую традицию, в которой, по словам моих сонбе, виновными всегда назначаются женщины, то, кто станет виноватым, достаточно предсказуемо. Ладно, посмотрим, как будут развиваться события. Надеюсь, что в рассказах о высоком градусе маразма в к-пор бизнесе всё же есть некоторая доля преувеличения. Ну, а если всё окажется правдой, в качестве утешения можно будет «покурощать» ЧжуВона суммой в шестнадцать миллиардов вон. Пусть платит, если он такой мачо. Фотки ему мои понадобились! Пацанам показывать будет. Хех, вот у людей жизнь! Как у Христа за пазухой. Единственная проблема – хорошо выглядеть в глазах окружающих. Других проблем у человека нет. Как говорится – чтоб я так жил!

(позже. Вопросы ведущего шоу, обращённые к ЮнМи)

– (Ведущий) – ЮнМи-сан, я знаю, что ты первый раз в Японии. Ты уже составила представление о нашей стране? Какое оно?

– (ЮнМи) – Пурогурами-сан[40]40
  «пурогурами-сан» – ведущий телепередачи. яп. прим. автора.


[Закрыть]
, к большому моему сожалению, я так и не увидела Японию. Видела её только из окна автомобиля. Поэтому, Япония по-прежнему представляется мне огромной сказочной страной, где на каждом шагу таятся удивительные открытия и невероятные чудеса.

– (Ведущий, с очень довольным выражением лица) – Волшебной страной? Хе-хе-хе…

(группа «Корона», после шоу, разговор без ЮнМи)

– Зря она так про Японию сказала. – делится с подругами своей озабоченностью ХёМин. – Не то сейчас время, чтобы восхищаться Японией.

– Нас это уже не должно волновать. – говорит ИнЧжон. – После промоушена президент выводит её из нашей группы и значит, нам за неё отвечать не придётся. Будет сама объяснять, почему ей так нравится Япония.

– Постойте вы про это говорить, – произносит СонЁн. – У меня из головы не идёт то, что ЮнМи сказала о нашем президенте. Последнее время он и вправду выглядит больным. Может, нам действительно стоит попросить его уделять больше внимания своему здоровью?

– ЮнМи же говорила, что уже делала это. – напоминает БоРам. – Только президент не обратил на её слова никакого внимания. Почему он не поступит так же и с нашей просьбой?

– Тогда, что? – спрашивает СонЁн обводя всех взглядом. – Забастовка?

– Сбрендила? – удивляется в ответ на неё ИнЧжон. – Забастовка в промоушен? Совсем с ума сошла? Президенту даже не нужно будет нас увольнять. Ему будет достаточно сказать стафу, что они не получат денег из-за нас. Они сами нас похоронят. Даже до дому не доедем.

– Но надо же что-то делать? – говорит СонЁн. – Или мы ничего не будем делать?

– Я бы не стала следовать советам ЮнМи. – произносит КюРи. – У меня уже давно сложилось мнение, что то, что позволено ей, совсем не означит, что будет позволено нам. У неё с президентом очень близкие отношения. Мы все, хоть и дольше работаем в агентстве чем она, но я не могу назвать никого из нас, у кого бы были такие отношения с президентом СанХёном.

– В смысле? – уточняет, не понимая ДжиХён. – Что ещё за отношения?

– Разве не слышала, когда она сказала, что просила, чтобы он прошёл обследование, а когда он этого не сделал, подарила браслет в качестве напоминания? – удивляется КюРи.

ДжиХён задумывается над её словами.

– Это значит, что разговор об этом был не единожды. – подсказывает ей КюРи «дальнейшее правильное направление мыслей». – Кто может требовать от человека? Тот, кто для него близок, кому это позволено. Если от тебя кто-то незнакомый начнёт требовать, чтобы ты занялась своим здоровьем, ты же его пошлёшь подальше, да и всё.

– ДжиХён не пошлёт. – говорит БоРам. – У неё характер не такой.

– А у президента как раз такой характер. – отвечает ей КюРи. – Он мужчина. И если ЮнМи уже несколько раз от него что-то требовала, то значит, ей это разрешается, так как она находится в его «ближнем круге». Правильно?

Борам, выпятив нижнюю губу задумчиво кивает – «правильно».

– И подарки дарить, не по случаю кого-нибудь праздника, могут только «свои». – довольная поддержкой добавляет ещё одно замечание КюРи. – А кто из нас когда-нибудь дарил президенту подарки – «просто так»?

Задав вопрос КюРи обводит взглядом своих онни. Онни «не признаются». Стоят, молчат.

– Никто. – говорит за всех КюРи и подытоживает. – Поэтому, пусть ЮнМи сама устраивает забастовку, если ей так хочется. У неё есть приглашение на Грэмми, её президент СанХён не выгонит. А у нас нет такого приглашения. Так ведь?

Девочки с задумчивым видом согласно кивают.

– А ты, что, думаешь у президента и ЮнМи – «химия»? – удивлённо смотря на КюРи спрашивает ХёМин.

– Ничего я не думаю! – резко отвечает ей КюРи. – Я просто делаю выводы из событий. Вот ты – что об этом думаешь?

– Я думаю, что этого быть не может. – подумав, отвечает ХёМин.

– Вот и я так думаю! – отчеканивает КюРи.

(позже, уже на другом шоу)

(Ведущий) – Агдан-сан, твой вес не соответствует общепринятым стандартам? Ты будешь что-то с этим делать?

(ЮнМи) – Да, пурогурами-сан, я знаю, что мой лишний вес печалит моих поклонников. Но тому есть причина. Дело в том, что по заключению врачей, мой организм сейчас бурно растёт и ему требуется усиленное питание. Поэтому, по рекомендации врачей, я сильно не ограничиваю себя в еде. Если я займусь самоограничением, то нанесу вред своему здоровью.

(Ведущий) – Оу! Ты – растёшь? Разве в твоём возрасте это ещё возможно?

(ЮнМи) – В медицине известны случаи внезапного бурного роста у подростков, пурогурами-сан. Редко, но они бывают. У меня как раз такой случай. Врачи мне сказали, что такое состояние организма длиться обычно не больше года. Через год, я смогу соответствовать стандартам отрасли. Поэтому, прошу моих поклонников не переживать, а набраться терпения. Через год вы увидите, что выйдет.

(Ведущий, улыбаясь) – Значит, можно рассчитывать, что ты станешь ещё красивей?

(ЮнМи, вежливо улыбаясь в ответ) – Будем на это надеяться.

(Ведущий, радостно) – Вау! Будем все на это надеяться!

(ЮнМи, с поклоном головы) – Спасибо, пурогурами-сан!

(Соведущий, присоединяясь к разговору) – Если Агдан-сан станет ещё красивей, тогда она точно завоюет первое место в японских музыкальных чартах! Агдан-сан, это ведь твоя мечта, да?

(ЮнМи, неожиданно сделав паузу перед ответом и делая отрицательное движение головой) – Нет, я об этом не мечтаю.

(Ведущий, с удивлением) – Вау!! Ты не мечтаешь об этом?!

(ЮнМи) – Нет.

(Ведущий) – Но почему?! Я думал, что это твоя мечта!

(ЮнМи) – Я не мечтаю об этом потому, что знаю, что это будет.

(Вся студия, дружно) – Вауу!!

(Ведущий) – Как – будет?!

(ЮнМи) – Просто будет.

(Ведущий) – Вот это да! Ты знаешь, что это непременно случится?

(ЮнМи) – Да.

(Ведущий) – И когда?

(ЮнМи) – Достаточно скоро, пурогурами-сан.

(Ведущий) – Какое смелое заявление! И откуда об этом ты знаешь?!

(ЮнМи) – Внутренняя уверенность, пурогурами-сам.

(Ведущий, в изумлении крутя головой) – Ничего себе! Сколько интересного я узнаю о тебе! Тогда, какая она – твоя мечта? У тебя есть мечта, Агдан-сан?

(ЮнМи, ненадолго задумавшись, кивает) – Да, у меня есть мечта.

(Ведущий) – Она тоже – скоро осуществится?

(ЮнМи) – К сожалению, она неосуществима.

(Ведущий, делая грустное лицо) – Оу-у! Почему так?

(ЮнМи) – Потому, что смерть непреодолима. Я бы хотела поговорить со своим отцом. Мне его не хватает.

(Ведущий, как и вся студия, понимающе) – Оуууу…

(ЮнМи, подумав) – Простите, что я это сказала.

(Ведущий) – Агдан-сан, скажи пожалуйста, кто из японских исполнителей тебе больше нравится?

(ЮнМи, после некоторого замешательства) – Э. э, к сожалению, я не смогу ответить на этот вопрос, пурогурами-сан. Как я уже говорила, что мне не удалось познакомиться с Японией. Я рассчитывала, что приеду и мне это удастся. Но, к сожалению, у меня очень плотный график и пока это не получилось.

(Ведущий, удивлённо) – Но ты же говорила, что давно мечтала побывать в Японии?

(ЮнМи) – Э… ну да.

(Ведущий) – И ты ничего не узнала о стране, в которой хотела побывать?

(ЮнМи) – Я готовилась. Я изучала японский.

(Ведущий) – Агдан-сан, ты отлично говоришь на японском языке. Где ты его изучала?

(ЮнМи) – Пурогурами-сан, я изучала его самостоятельно. По самоучителю.

(Ведущий, изумлённо) – Оуу-у, ты добилась великолепного результата, Агдан-сан!

(ЮнМи, скромно, с наклоном головы) – Спасибо, пурогурами-сан.

(Ведущий, возвращаясь к своему вопросу) – Но, наверное, ты пользовалась не только одним самоучителем. Наверняка ты смотрела видео, чтобы слышать живую речь. Неужели ты не ничего не смотрела из японской эстрады? Ведь ты же работаешь в музыкальной индустрии? У тебя не возникло профессионального интереса?

(ЮнМи, вяло) – Я была сосредоточена на грамматике, пурогурами-сан. Нельзя мешать всё в одну кучу. Если бы я взялась смотреть клипы выступления японских артистов, то это отвлекло бы меня от главного.

(Ведущий) – Оу! Изучение японского языка было для тебя самым главным?

(ЮнМи) – В тот момент – да. В каждый момент жизни есть самое главное, на чём следует сосредоточится. Теперь я сосредоточена на музыке и хочу узнать о японской эстраде как можно больше.

(Ведущий, одобрительно качая головой) – Какая, оказывается, ты целеустремлённая!

(ЮнМи, скромно) – Благодарю, пурогурами-сан.

(Ведущий) – То есть, кто такая Амуро-сан, ты и вправду не знаешь?

(ЮнМи) – Я обязательно узнаю, пурогурами-сан. Я же как-то уже говорила, что Япония мне представляется сказочной страной, где за каждым поворотом меня ждут чудеса и открытия.

(Ведущий, одобрительно кивая) – Хорошо. Думаю, нужно пригласить тебя в наше шоу ещё раз, чтобы ты рассказала нам об этих сделанных тобою открытиях и найденных чудесах. Придёшь?

(ЮнМи, улыбаясь) – Спасибо за предложение, пурогурами-сан. Обязательно приду.

(Ведущий) – Отлично. Тогда, Агдан-сан, раз ты ничего не знаешь про японских артистов, может, ты тогда расскажешь нам что-то о своих корейских сонбе? Например, какая корейская группа тебе нравится? Кроме группы «Корона», конечно.

(ведущий смеётся)

(ЮнМи, подумав, пока в студии раздаются смешки) – Мне нравится группа «Кара».

(Ведущий) – «Кара»? Не слышал. А почему она тебе нравится?

(ЮнМи) – Я вижу в них большой потенциал.

(Ведущий) – В чём он заключается? Что ты видишь?

(ЮнМи) – У них отличные внешние и хорошие вокальные данные для того, чтобы побороться за топовые места в международных чартах. Конечно, при соответствующем репертуаре.

(Ведущий) – Воу! Надо срочно посмотреть, что это за группа «Кара»! Она ведь не из твоего агентства, Агдан-сан? Да?

(ЮнМи) – Не из моего.

(Ведущий) – И ты никого из них не знаешь?

(ЮнМи) – Не знаю.

(Ведущий) – Ещё больше причин, чтобы посмотреть выступления этой группы! Жаль, что ты не знакома с j-pop. Хотя давать прогнозы, дело неблагодарное, но было бы интересно узнать, кто, на твой взгляд, из бойз-групп в Корее тоже может претендовать на мировую известность.

(ЮнМи) – Хорошо, что вы мне напомнили, пурогурами-сан, что давать прогнозы – дело неблагодарное. Пожалуй, я оставлю вас без ответа. Вдруг кому мои слова покажутся обидными?

(Ведущий) – Жаль, что я сболтнул лишнего и мы не услышим предсказания от Агдан-сан. Тогда, давай обсудим того, кто уже добился успеха и кого ты хорошо знаешь. Например, Ли ХеРин-сан. Очень красивая девушка и знаменитая скрипачка. Ведь это же ты написала музыку, которую она исполняла? Может быть у вас были какие-то интересные моменты в процессе совместной работы о которых ты можешь нам рассказать?

(пауза. ЮнМи молча смотрит на ведущего)

(Ведущий, озадаченно) – Агдан-сан?

(ЮнМи, с вежливой маской на лице) – Я не хочу говорить на эту тему, пурогурами-сан. Давайте поговорим о чём-то другом.

(Ведущий, удивлённо) – Почему? Ли ХеРин-сан, её известная композиция «Шторм». Агдан-сан, ведь это ты была автором этого произведения? Почему ты не хочешь говорить на эту тему?

(ЮнМи, так же вежливо) – Потому, что мне просто нечего сказать вам, пурогурами-сан.

(Ведущий, ас прищуром внимательно смотря на ЮнМи) – Оуу-у, даже так. Позволю быть себе настойчивым и задать вопрос ещё раз: Что-то случилось? Ты и Ли ХеРин-сан, вы поссорились?

(ЮнМи) – Не то, чтобы поссорились… Хорошо, пурогурами-сан, я попробую объяснить ситуацию. Понимаете, ХеРин-сан выбрала замужество вместо музыки. Для меня музыка занимает главное место в моей жизни. Я не понимаю, как можно было сделать такой выбор. Каждый раз, когда я думаю об этом, то я испытываю чувство глубокого разочарования. Поэтому, я не хочу говорить о Ли ХеРин-сан. Это вызывает у меня негативные эмоции.

(Ведущий) – Теперь понятно. Но, Агдан? У тебя ведь тоже есть жених? Значит, он не занимает главного места в твоей жизни?

(ЮнМи, озадаченно похлопав глазами) – Никогда не думала, кто главнее в моей жизни – ЧжуВон или музыка? Они просто есть. Это и есть – жизнь…

(Ведущий) – Оуу-у, замечательный ответ! Когда жизнь состоит из музыки и любви, это вау-у, это крутая жизнь! Значит, ты не перестанешь заниматься музыкой?

(ЮнМи, удивлённо) – Я никогда не перестану заниматься музыкой!

(Ведущий, довольный) – Оу! Это отличная новость. Скажи, а почему тогда у ХеРи-сан не может быть одновременно в жизни музыки и любви? Как у тебя?

(ЮнМи, крепко задумавшись перед ответом секунды на три) – Не знаю. Думаю, может.

(Ведущий, довольный, что он так лихо «крутит» разговор) – Тогда, мы можем ожидать, что вы помиритесь, раз вы так похожи?

(ЮнМи, недовольно) – Не знаю, пурогурами-сан, не стану обещать. Вы привели серьёзный довод и не скрою, я озадачена. Мне нужно над этим подумать.

(Ведущий, очень довольный) – Отлично, Агдан-сан. Ты серьёзная девушка, а вопросы отношений между людьми, это важные вопросы, спешка в которых нежелательна. А мы будем надеяться, что всё буде хорошо и мы увидим тебя и Ли ХеРин-сан снова вместе, на сцене. Перейдём к следующему вопросу. Агдан-сан, тебе нравятся японские парни?

(ЮнМи, с лёгким недовольством.) – Я их видела только издали. Для того, чтобы сформировать мнение, нужно увидеть их вблизи. Ничего не могу ответить на ваш вопрос, пурогурами-сан.

(Ведущий, смеясь) – Понятно. Будем надеяться, что у тебя всё же появится свободное время и ты сможешь сформировать мнение о японских парнях.

(ЮнМи, дипломатично) – Будем надеяться.

(Ведущий) – Расскажи тогда, откуда у тебя такая удивительная neko?[41]41
  «neko» – кошка, яп. примечания автора.


[Закрыть]

(позже, после шоу. ЮнМи и менеджер Ким)

Топаю вместе с девчонками после съёмок по коридору в раздевалку переодеваться. Улучив момент, недовольно шиплю на подвернувшегося менеджера Кима: Господин Ким, какого чёрта ведущий задавал вопросы не по сценарию? В чём дело?

– Я разберусь. – обещает мне тот.

Разберётся он! Поздно уже «разбираться»!

– Если не хотите, чтобы они это «выгрузили в эфир», идите и заявляйте протест прямо сейчас! – требую я.

Идущие рядом «коронки» молча смотрят на происходящее, не вмешиваются.

– Это нужно обсуждать с руководством телеканала. – отвечает мне Ким.

– Ну так обсуждайте! – говорю я. – В чём проблема? Это же ваша работа!

– Для этого мне нужно получить разрешение от господина СанХёна. – говорит он.

Как-то не понравилась мне его фраза…

– Почему это вдруг стало сложно? – остановившись и развернувшись к Киму, спрашиваю я. – С президентом что-то случилось?

– Господин СанХён сейчас в больнице. – пряча глаза сообщает Ким. – Он проходит обследование, и врачи не рекомендовали его беспокоить.

– Что это за обследование такое, при котором человек не может дать указание? – удивляюсь я и так же в слух додумываю возможную причину возникновения такой ситуации. – Если он в сознании?

С вопросом смотрю на менеджера.

– Господин президент сейчас находится в больнице, где проходит обследование. – смотря на меня повторяется тот. – И врачи рекомендовали его не беспокоить, пока обследование не завершиться. Я действую согласно рекомендаций врачей…

Мда? Странно…

– Ну и кто должен тогда решить вопрос с руководством канала? – спрашиваю я. – Или вы хотите, чтобы отснятое попало в эфир?

– На мой взгляд ничего, выходящего за рамки формата передачи сказано не было. – скучным голосом бюрократа произносит Ким.

– Ведущий отклонился от сценария! – возмутившись, напоминаю я, – Вы должны были остановить сьёмку! Почему я должна была на ходу придумывать, что говорить о Ли ХеРин? О ней не было в сценарии!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю