290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Айдол-ян - 2 (СИ) » Текст книги (страница 10)
Айдол-ян - 2 (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Айдол-ян - 2 (СИ)"


Автор книги: Андрей Кощиенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 37 страниц)

– ЮнМи, я хотела спросить… – как-то неуверенно произносит онни, – Ты не можешь мне дать немного денег? Я хочу сделать блефаропластику…

Спросив, СунОк бросает на меня быстрый взгляд и вновь опускает его к вазочке с мороженным.

– Это же операция на глазах? – удивляюсь я и спрашиваю, – Зачем тебе?

– Не на глазах, а на веке. – поправляет меня та и объясняет, на кой ей это понадобилось. – Понимаешь, если я буду СЕО, в новом кафе… Мне надо соответствовать этому уровню. И ты. Ты стала известной. В комментариях пишут, что я не соответствую твоему уровню…

Смотря в вазочку, СунОк возит ложечкой по мороженому, которое, кстати, не очень сладкое. Я же в этот момент пытаюсь вспомнить подробности о корейских заморочках насчёт социальных уровней, кому чего можно, а кому чего нельзя.

– А это не опасно? – спрашиваю я. – Ведь потом будут отёки и всё такое, что бывает после операции?

– Швы снимают на третий-четвёртый день, а отёки проходят на седьмой-десятый. – подняв на меня глаза говорит СунОк. – Это очень простое вмешательство. Даже школьницы делают себе на выпускной. Никаких осложнений.

Онни смотрит на меня, я на неё. Через пару секунд я соображаю, что она меня уговаривает, а я вроде как кочевряжусь, деньги жму. Пфф… Эти девушки, со своею красотой.

– Конечно, раз ты хочешь… – говорю я и добавляю. – Только одна просьба, онни. Не экономь. Обратись в лучшую клинику. Из первой пятёрки рейтинга.

– Это же будет очень дорого! – удивлённо восклицает СунОк.

– Пусть дорого, – возражаю я, – но зато сделают как надо. Глаза потом обратно не пришьёшь.

– Это операция не на глазах, а на веке. – снова объясняет мне онни.

– Можно подумать, что с ними нельзя накосячить. – говорю я. – Вот прорежут в них дырки по случайке, будешь потом всё время на мир смотреть. Или, какой-нибудь нерв не тот перережут, открываться-закрываться перестанут. Придётся их пальцами в действие приводить…

– ЮнМи! Что ты такое говоришь?! – возмущённо восклицает СунОк. – Ты меня напугать хочешь?!

– Да нет, онни. – говорю я. – Просто беспокоюсь о тебе. Врачи, это такие люди, ого-го! Не успеешь оглянуться, как они тебе чего-нить не то отрежут, а потом будут утверждать, что так оно у тебя всегда и было.

– Откуда тебе об этом знать? – прищуривается на меня СунОк.

– А то я по больницам не валялась. Забыла, что ли? – напоминаю я о недавнем прошлом и говорю. – Лучше с врачами без надобности не связываться. А давай, сделаем так? Зная твою склонность к экономии, подключим к этому маму. Пусть она будет посредником. Ты находишь клинику, говоришь маме, она сообщает мне. Если клиника входит в топ пяти лучших, я даю маме разрешение на оплату. Окей?

– Ну зачем в топ пять? – недовольно говорит СунОк. – Это же будет дороже в несколько раз. Есть тоже хорошие клиники, но в них гораздо дешевле!

– Я просто спиной чувствовала, что так и будет. – говорю я, – Онни, мои условия я только что тебе сказала. Никаких «хороших», дешёвых клиник. Согласна?

– Ты высокомерно разговариваешь со старшей сестрой. – недовольно говорит СунОк опять начиная ковырять ложкой мороженное.

– Я разговариваю со старшей сестрой с терпением и любовью. – возражаю я. – Говорю так только потому, что твоё здоровье на первом месте. Да, кстати. Как там наша афера с «Кирин»? Что с акциями?

– Всё ещё меньше на пятьсот вон, чем мы купили. – всё так же недовольно отвечает онни.

– Понятно. – легко отношусь к этому я. – Ладно, пятьсот вон, это пятьдесят центов на акцию. Не страшно.

– Я ещё платила за брокерское обслуживание в течении года. – напоминает мне онни.

– Деньги не последние, – повторяю я недавно сказанную фразу.

В этот момент у меня тренькает телефон, сообщая об смс. Кто там? СанХён?

Достаю его из внутреннего кармана, смотрю на экран.

– Что там? – спрашивает СунОк и тоже высказывает сходное со мной предположение. – Просят срочно вернуться в агентство?

– Нет, – говорю я, читая сообщение. – Это АйЮ. Я же вчера ей отправил сообщение. Вот, она отвечает.

– Что она пишет? – заинтересованно подаётся вперёд СунОк.

– Благодарит за помощь и советы… – говорю я.

– АйЮ такая воспитанная девушка! – с удовольствием восклицает онни и советует. – Тебе нужно брать с неё пример.

– В итоге, она пишет, что не поняла, что я имела в виду… – сообщаю я, закончив читать и опуская телефон.

– Почему не поняла? – не понимает онни.

– Не знаю, – пожимаю я плечами.

– Может, ты путано объяснила? – предполагает онни.

Ну конечно, кто ещё виноват кроме меня?

Беру телефон и набираю ответное сообщение АйЮ: «Я могу сейчас тебе позвонить?»

– Что ты ей написала? – интересуется СунОк догадавшись, кому я отправил смс.

В этот момент у меня начиная звонить телефон, показывая на своём экране, что идёт входящий от АйЮ. Отвечаю на звонок, здороваюсь и перекинувшись парой фраз, начинаю объяснять, что я имел ввиду, когда предлагал сделать немного иначе.

– Лучше всего просто показать. Займёт пять минут. – заканчиваю я своё объяснение.

– Это будет сложно сделать, – говорит АйЮ. – Подобрать время, чтобы мы были обе свободны. Получить разрешений… Скорее всего получится только на выходных. Но мне не хочется тратить твоё свободное время.

– Я сейчас свободна. – говорю я. – Президент СанХён дал мне отпуск на один день.

– Оу! – прямо-таки восхищается в ответ АйЮ. – Президент СанХён так щедр к своим сотрудникам. Это впечатляет. А где ты сейчас?

– Мы с сестрой сейчас гуляем по Апкучжону. – говорю я смотря на СунОк. – Онни, главный офис твоего агентства находится ведь в этом районе, так? Если ты сейчас в главном офисе, то я могу в течении получаса подъехать.

– Буу… – озадаченно гудит в трубку АйЮ и спрашивает. – Но тебе будет нужно согласовать это с твоим менеджером?

– Я в отпуске, – напоминаю я. – Сингл не коммерческий, без денег, просто подарок. Почему я не могу заехать на пару минут в гости к подруге?

Несколько секунд АйЮ думает.

– Подожди, – говорит она, – я узнаю, возможно ли пригласить тебя в офис?

– Хорошо, я подожду, – отвечаю я.

АйЮ отключается.

– Что там? – спрашивает меня онни, всё это время усиленно прислушивавшаяся к разговору.

– АйЮ думает пригласить меня в гости. – отвечаю я и предлагаю. – Хочешь поехать в гости к АйЮ?

– Я?! – изумляется онни. – К АйЮ?! В гости?!

– Ну не могу же я тебя бросить, – говорю я. – Пошли вместе, потом у нас ещё с тобой есть планы на оставшуюся часть дня.

– Но…но…но… – растеряно повторяет СунОк не находя слов. – Но ведь для этого ведь нужно подготовиться! Разве можно вот так вот просто взять и поехать к АйЮ?!

Я непонимающе пожимаю в ответ плечами.

– Что в этом такого? – спрашиваю я.

– Нужно одеть другую одежду! – восклицает СунОк.

– Да ладно тебе. – говорю я. – Мы же не навоз тут месим. Тоже, пошли в город, себя показать, людей посмотреть. Нормальная у нас одежда.

– Но всё равно… – начинает возражать СунОк, но в этот момент у меня звонит телефон.

– Да, АйЮ. – ответив, говорю я.

– ЮнМи, – говорит АйЮ, – мне разрешили. Через час. Тебе будет удобно?

– Хорошо, онни. – говорю я и предупреждаю. – Только я с сестрой. Мы хотели с ней ещё потом погулять. Нечего, что нас будет двое?

АйЮ на несколько мгновений задумываете.

– Ничего страшного, – отвечает она на мой вопрос, – Приходите вдвоём. Я с удовольствием познакомлюсь с твоей онни.

– Спасибо, АйЮ, – благодарю я и обещаю. – Через час мы будем в офисе.

– Я буду ждать. – говорит АйЮ.

Отбиваюсь, убираю телефон.

– АйЮ приглашает нас в гости, – говорю я испуганно смотрящей на меня СунОк. – Обеих. Через час. Пойдёшь?

– А… – открыв рот произносит СунОк и замолкает.

– Поехали, а то из моей песни опять непонятно что сделают. – говорю ей я и спрашиваю. – У тебя случаем на телефоне навигатора нет? Сколько отсюда до офиса «SM Entertainment»?

(минут тридцать спустя. Универмаг «Галерея»)

По этажу торгового центра, со всех ног бегут СунОк и ЮнМи. СунОк с развевающимися по воздуху волосами, ЮнМи с зажатым в правой руке маленьким бумажным пакетом. Заметив справа примыкающий к основному коридору коридор поменьше, ЮнМи хватает чуть отставшую от неё СунОк за руку и тянет её за собой в него. Завернув в новом коридоре ещё раз направо, сёстры оказываются в маленьком тупике.

– Чёёёрт… – озираясь, выражает своё мнение по этому поводу ЮнМи.

Увидев дверь, пытающуюся слиться цветом со стеною, она, недолго думая, делает к ней шаг и повернув ручку, тянет на себя. Дверь открывается. Быстро оглядев малюсенькое подсобное помещение с электрическим щитком на стене и стопкой пластмассовых вёдер на полу, ЮнМи оборачивается к ошеломлённой происходящим СунОк.

– Онни, сюда! – восклицает она.

Снова схватив сестру за руку, она тянет её к себе, впихивает её в каморку и залезает следом, закрывая за собою дверь. Несколько мгновений сёстры стоят в тишине, тесно прижавшись друг к другу. СунОк часто дышит, переводя дыхание после бега.

– Зачем ты сняла очки? – переведя дыхание, шёпотом начинает ругаться она.

– Тсс-с… – шипит ей в ухо ЮнМи, почти касаясь его, – не шуми. Они где-то рядом.

Онни замирает, стараясь не дышать и так же, как ЮнМи, обращаясь в слух. Спустя немного времени, по большому коридору, с жизнерадостными детскими визгами и возгласами, пробегает группа подростков.

– Пфф… – выдыхает ЮнМи, расслабляясь, – пронесло…

– О чём ты вообще думаешь? – начинает вновь возмущаться затихшая былоСунОк. – Там же было полно школьников!

– Да я забыла, что у них сейчас каникулы, – оправдываясь, шепчет в ответ ЮнМи, – Вообще-то, это безобразие. Откуда у подростков деньги, чтобы шляться по таким дорогим магазинам? Ты заметила, что все были они с пакетиками для покупок? Тут, можно сказать, звезда мировой величины позволить ничего себе не может с такими ценами, а они все – с пакетиками…

– То же мне, звезда! – насмешливо хмыкает в ответ на это СунОк. – Которая не помнит, что очки ей нельзя снимать!

– А как я ещё могла рассмотреть? – возмущается в ответ ЮнМи. – Что, я должна была на ощупь выбирать, что ли?

СунОк ничего не успевает ответить, так как совсем рядом раздаются молодые и задорные голоса.

– Ищут… – шепчет на ухо сестре ЮнМи, – замри…

– Не шепчи мне в ухо! – тоже, шёпотом требует СунОк. – У меня от этого мурашки по коже!

– Тии-хоо, – опять прямо в ухо онни шепчет ЮнМи.

В этот момент раздаётся топот нескольких ног. Кто-то куда-то побежал по коридору.

– Что делать будем? – шёпотом спрашивает СунОк дослушав до конца этот затихший вдали топот. – Нам же нужно к АйЮ?

– Пфф… – вдыхает на это ЮнМи и задумывается.

– Придумала. – пару секунд спустя произносит она. – Онни, между дверью и её коробкой – есть щели? А то я к ней спиной стою. Свет видно?

– Да, вверху есть щель.

– Онни, я сейчас к тебе ещё больше прижмусь, не упади. Мне нужно дотянуться до стены за твоей спиной. На ней есть какой-то электрощиток. Может, им отключают свет? Я сейчас пощёлкаю выключателями и, если свет погаснет, мы быстро с тобой отсюда выскочим, пользуясь темнотой.

– Выключить свет? – удивляется СунОк, – В магазине? Но это же хулиганство! Так нельзя делать!

– Тихо. Это наш единственный шанс. Иначе мы не попадём к АйЮ. – шепчет ей в ухо ЮнМи и, наваливаясь на СунОк протягивает руку за её спиной к электрощиту.

Со щелчком, опускает вниз крайний правый переключатель.

Щёлк!

– Ну? Смотри! Погас? – спрашивает ЮнМи.

– Нет! – отвечает СунОк, смотря на щель в верху двери.

Щёлк! – щёлкает следующий переключатель.

– Погас?

– Нет!

– Онни, я буду выключать, а ты говори да, или нет. – просит ЮнМи.

Щёлк!

– Нет!

Щёлк!

– Нет!

– Нет!

– Нет!

– Нет…Нет…Нет… Нет… Да! Погас!

– Последний, – недовольным голосом произносит ЮнМи и констатирует. – Как обычно. Нужно было с другого конца начинать…

– Выходим! – командует она, отклоняясь назад и наваливаясь спиною на дверь.

Спиною вперёд ЮнМи вываливается в коридор и руками вытягивает за собою СунОк. В коридоре царит мрак.

– Ой! – испуганно вскрикивает СунОк, – Я ничего не вижу!

– Тихо! – шипит на неё ЮнМи. – Не демаскируй. Держись рукой за стенку и потихоньку ползём отсюда нафиг. Может глаза больше привыкнут к темноте, станет виднее… Не бойся, тут пол ровный, не упадём…

Время действия: примерно час спустя

Место действия: комната в здании головного офиса «SM Entertainment»

Сидим за небольшим столиком втроём – я, СунОк, АйЮ, пьём чай. Хозяйка предложила гостям выпить по чашечке и гости, в моём лице, не отказались. Не отказались в моём единственном лице потому, что второе лицо, СунОк, пребывает в прострации, похоже решая внутри себя вопрос – сон это или явь? Первый раз её основательно «торкнуло», когда я сказал, к кому мы с ней идём в гости. Второй раз её «накрыло» на проходной, когда АйЮ самолично вышла нас встречать в ярко-красном то ли комбинезоне, то ли платье.

Я причём до сих пор точно не определился, что это на ней такое. Впрочем, это не столь важно, важно то, какое впечатление это оказало на СунОк. Оно было – «отпад обалденнийший!». Из своего опыта знаю, что когда группа занимается в родном агентстве, то одеваются все просто – «без затей». Все предпочитают удобную и практичную одежду, которая зачастую выглядит почти совсем «по-домашнему». А тут внезапно на АйЮ такая непонятная, но шикарно смотрящаяся штуковина, что сразу ясно – вот, не абы кто, а звезда! Если она специально переоделась для нашей встречи, то респект ей за это и уважение. Это было для моей онни то, что нужно.

Ну и в третий раз СунОк «оглушило», когда «младшая сестрёнка нации» заботливо налила ей чай в кружку пару минут назад. Похоже, теперь АйЮ для неё – кумир навсегда.

Что касаемо меня, то из интересного, произошедшего со мой за последние полчаса это то, что на входе в главный офис «SM Entertainment» охранникине спросили у меня удостоверение личности.

«SM Entertainment»

СунОк попросили предъявить, а меня – нет. Вот и думаю, то ли охрана была проинструктирована, толи я настолько уже популярен, что без очков меня уже уверенно распознают. Очки я снял, когда вошёл в здание. После яркого солнечного света на улице, под крышей показалось темно, да ещё и в тёмных очках. Поэтому я их снял, убрав в нагрудный карман, не желая сослепу налететь на кого-нибудь. Охрана на меня посмотрела, посмотрела и стала приставать только к СунОк по поводу «пачпорта».

Думаю, что причина этому, всё же не инструктаж, а моя растущая популярность. Склоняюсь к этому выводу ещё потому, что перед охранниками «SM Entertainment» нас с СунОк гоняла толпа восторженных малолеток по «Галерее», опознав меня в тот момент, когда я снял очки, чтобы рассмотреть свою покупку. Еле-еле мы от них сбежали. Хорошо, что цель нашего путешествия находилась на расстоянии десятиминутной транспортной доступности от «Галереи». Успели и по торговому центру побегать и в гости приехать вовремя. Похоже, что мой и СунОк внешний вид после беготни наперегонки с молодёжью выглядел встрёпанным, хоть мы и постарались привести себя в порядок перед входом в знание «SM Entertainment», и поэтому АйЮ и предложила нам попить чайку, чтобы мы успокоились. А может, чисто из дипломатических соображений. Меня она видела до этого всего три раза, этот четвёртый. А СунОк, она так вообще первый раз в жизни наблюдает. Самый момент для снятия неловкости – предложить выпить чаю людям, с которыми не особо уверен, что знаешь о чём говорить.

Вот, сижу рассказываю хозяйке, как мы с СунОк от школьников бегали. Надеюсь, что у меня это получается увлекательно. Пока, по крайней мере, АйЮ слушает с интересом. Даже улыбается. Всё-таки неплохой я рассказчик! Умею привлечь внимание девушки!

В момент, когда я, растопырив руки, показываю, как мы с СунОк изображали неподвижных манекенов в случайно подвернувшейся витрине бутика, чтобы спастись, в кармане у меня начинает бешено звонить телефон. Телефон не может звонить «бешено». У него звонок на все случаи жизни – один и тот же. Но я слышу, что в данный момент, телефон звонит именно – «бешено».

Извинившись, быстро вытаскиваю из кармана прямо-таки вибрирующий от нетерпения в ожидании ответа девайс. Кто там? Смотрю на экран – президент СанХён. На мгновение задумываюсь, отвечать или нет? Замечаю взгляд АйЮ. Думаю, что, если я не отвечу на звонок, возможно, это покажется ей странным. Потом, президент же зачем-то названивает? Может, что-то случилось?

– Здравствуйте, господин президент, – поднеся телефон к уху, с улыбкой отвечаю я.

– ЮНМИ! – прямо мне в ухо орёт шеф. – Какого чёрта ты до сих пор не в агентстве?! Я что, должен один ехать в оркестр «Кёнсанбук-до»!?

От неожиданности я дёргаюсь и телефон выскальзывает у меня из ладони. Чтобы не дать ему грохнуться на пол, поддеваю его плечом, толкая вверх и руками пытаюсь поймать его в полёте. Правой рукой схватить тоже не выходит, лишь задеваю его запястьем, телефон опять подлетает, уверенно цапаю его уже левой. Пока на глазах, изумлённых АйЮ и СунОк я жонглирую девайсом, из его динамика несётся слышимый всем ор СанХёна: Почему ты не следишь за своим расписанием?! Где твой менеджер?! Каково чёрта вы с ней делаете, если я занимаюсь этим за вас?! ЮНМИ!!

– Да господин президент, – отвечаю я, поймав телефон и вновь поднеся его к уху. – Я здесь.

– Что, мне нужно извиняться за тебя перед руководством «Кёнсанбук-до»?! – вопрошает шеф. – Ты, что, не знаешь, что у тебя в расписании поездка?!

– Я решила, что не поеду. – объясняю я шефу, плотнее прижимая телефон к уху в надежде, что свидетелям разговора будет не так слышен его ор. – Я решила, что больше не буду заниматься классической музыкой.

– Куда ты будешь ездить и чем ты будешь заниматься, решаю я! – ледяным тоном, в котором слышится с трудом сдерживаемое бешенство, сообщает мне шеф и требует. – Чтобы немедленно была в агентстве!

– Но я сейчас не могу, – растерявшись от такого напора, возражаю я. – Я сейчас у АйЮ. Я только приехала, я не могу встать и уйти. Это будет невежливо.

На стороне СанХёна наступает тишина, такая же внезапная, как только что звучавший оттуда ор.

– Где ты сейчас? – спустя пару секунд нормальным голосом спрашивает шеф.

– У АйЮ-сонбе, сабоним, – отвечаю я. – Она пригласила меня к себе в гости.

– АйЮ пригласила тебя к себе домой? – недоверчиво уточняет СанХён.

– Нет. – говорю я и объясняю, где я нахожусь. – В своё агентство. Я в «SM Entertainment», сабоним.

– В «SM Entertainment»?? – переспрашивает сабоним.

Судя по интонации он сильно удивлён.

– Да, – подтверждаю я и уточняю. – Это офис, который на набережной.

– Какого хрена ты там делаешь?! – окончательно изумляясь восклицает шеф.

– Я же говорю, – несколько уязвлённый такой постановкой вопроса, объясняю я, – АйЮ пригласила меня в гости, обсудить пару моментов по песне «таксист Джо». Помните, я ей её подарила на день рождения?

Сабоним молчит.

– Господин президент, давайте я узнаю у ЁнЭ адрес оркестра и приеду прямо туда? – предлагаю я, – Здесь уже просто работа пошла. Не бросать же начав, а оркестр по расписанию аж в семнадцать ноль-ноль. Ещё пол дня почти. А, сабоним?

– Хорошо, – нейтральным тоном произносит президент, помолчав перед этим ещё секунды три, – в семнадцать ноль-ноль, в оркестре.

– Спасибо большое, сабоним, – благодарю я и обещаю, – обязательно буду!

Но, похоже, сабоним отключился, не став дослушивать до конца мои благодарности. Я тоже тыкаю пальцем в экран, подтверждая конец разговора и опускаю телефон. Поднимаю глаза и вижу круглые от удивления глаза СунОк. Перевожу взгляд на АйЮ. Та тоже, с удивлением смотрит на меня. Пожимаю в ответ плечами.

– Отпуск кончился внезапно, – говорю я, поясняя ситуацию. – Президент СанХён хочет взвалить на меня ещё и оркестр классической музыки.

– Оркестр классической музыки? – с удивлением переспрашивает АйЮ.

– Та, – дёргая плечом с неудовольствием отзываюсь я, – хочется ему.

– А тебе – не хочется? – вновь удивляется АйЮ.

– Мне спать хочется. – честно признаюсь я и предлагаю ей. – Онни, давай обсудим «таксиста», пока чего-нить опять не случилось. Прошу прощения за этот инцидент.

– Может, тебе всё же лучше поехать в агентство? – предлагает мне АйЮ. – Похоже, президент СанХён, недоволен…

Отмечаю, что АйЮ дипломатично опустила слово «тобою»: «президент СанХён тобою недоволен».

– Онни, поздно пить минеральную воду, когда почки уже отвалились, – отвечаю ей я. – Это мои проблемы, и я уже договорилась на пять часов. Давай, сделаем отличную работу. Мне хочется, чтобы моя песня в твоём исполнении прозвучала в самом лучшем варианте. От этого всем будет только хорошо. И президенту СанХёну тоже.

Наклонив к плечу голову АйЮ с интересом смотрит на меня.

Время действия: начало шестого вечера

Место действия: здание оркестра «Кёнсанбук-до»

(Генеральный директор большого симфонического оркестра Сеула «Кёнсанбук-до», улыбчивый и приятного вида господин Ли ДжунГи сделав небольшую экскурсию вдоль стеклянных шкафов с выставленными в них наградами и показав «доску славы» увешанную фотографиями известных исполнителей, с которыми довелось работать оркестру и концертных залов, в которых он выступал, приглашает гостей поприсутствовать на происходящей в данный момент репетиции. Гости, в составе господина СанХёна, ЮнМи и всё время стоящей сзади в полутора шагах менеджера ЁнЭ, проходят в зал и, заняв места в небольшом партере перед сценой, на которой репетирует оркестр, минут десять внимают звучащей музыки. При этом вид у ЮнМи слегка виноватый и она периодически бросает взгляды на президента своего агентства. Президент же агентства, господин СанХён, ни разу не повернув голову в её сторону, сосредоточенно смотрит только на сцену. Наконец решив, что музыки прозвучало уже достаточно, дирижёр останавливает её взмахом своей палочки. Далее у сцены происходит встреча и знакомство гостей и дирижёра. Господин Ли ДжунГи, представляя ЮнМи, лестно отзывается о музыке, которую она пишет, со скрытым намёком на плодотворное и успешное сотрудничество между ней и коллективом оркестра. Дирижёр, который в курсе того, кто такие гости, тем не менее с лёгким недоверием смотрит на потенциального делового партнёра. Похоже, её возраст и пол вызывают в нём достаточно сильные сомнения насчёт успеха планируемого предприятия.)

– Может быть мы сегодня что-нибудь услышим? – спрашивая предлагает он, смотря на ЮнМи, когда по ходу разговора наступает его очерёдность что-то сказать.

– Было бы интересно услышать, что-то из собственного сочинения, – увеличивает он размер притязаний и тут же предлагает собеседнику возможность сохранить лицо, – если, конечно, это возможно.

Трое взрослых мужчин смотрят на школьницу. Школьница, задумчиво смотрит на большой чёрный рояль, стоящий на сцене, затем переводит взгляд на президента СанХёна. Через пару секунд молчания она поводит плечом.

– Почему бы и нет? – отвечает она и задаёт вопрос, не обращаясь ни к кому конкретно. – Я могу воспользоваться роялем?

– Да, конечно. – с готовностью отвечает генеральный директор, опередив начавшего было открывать рот дирижёра.

– Спасибо, господин Ли ДжунГи, – кивнув, благодарит его ЮнМи и направляется ко входу на сцену.

СанХён с лёгким беспокойством смотрит ей вслед. ДжунГи, между тем предлагает всем присесть на кресла и послушать в более удобном положении чем стоя. Пока все вновь рассаживаются, ЮнМи поднимается на сцену и под любопытными взглядами оркестрантов проходит к роялю. Усаживается перед инструментом и задумывается. Все присутствующие терпеливо ждут. СанХён внутренне напрягается, не зная, чем закончится эта затянувшаяся пауза. Но, наконец, ЮнМи делает движение головой, как бы подтверждая самой себе сделанный выбор и, подняв обе руки, разом опускает пальцы на клавиши. Мгновение, и в зале звучит очень и очень энергичный Бетховен. Присутствующие, не ожидавшие столь сильной экспрессии и такого высокого уровня исполнения, замирают, внимая музыке. Дирижёр, повернув голову к плечу и выставив вперёд левое ухо, вообще превращается в один сплошной слух.[18]18
  послушать можно тут – https://youtu.be/mJWJv4lG2eY


[Закрыть]

Beethoven «Moonlight» Sonata, III «Presto Agitato» Valentina Lisitsa [19]19
  Исходник находится здесь – https://www.youtube.com/watch?v=zucBfXpCA6s


[Закрыть]

Наконец, из-под пальцев ЮнМи звучит последняя нота. На несколько мгновений в зале устанавливается тишина, которую нарушает дирижёр, первым начав аплодировать. Секундой позже к нему присоединяются все присутствующие. ЮнМи, встав, раскланивается у инструмента. Аплодисменты усиливаются.

– Господин СанХён, это невероятно, – наклонившись к президенту агентства восхищённо произносит дирижёр, продолжая аплодировать, – Где вы её нашли?

СанХён, уже с довольным видом молча пожимает в ответ плечами, показывая, что где взял, там уже нет и секретами фирмы он делится не намерен.

– Великолепная техника исполнения! – продолжает восхищаться дирижёр. – Где она училась, господин президент?

– Ммм… – мычит в ответ тот, пытаясь облечь в удобоваримую форму слова, которые он собирается сказать профессионалу.

– Вы знаете, – говорит он, – она, в общем-то, самоучка.

– Не может этого быть! – восклицает, не веря, дирижёр. – С такой техникой исполнения невозможно быть самоучкой!

– Тем не менее, это так. – настаивает на своём СанХён.

В этот момент к ним подходит спустившаяся со сцены ЮнМи. Генеральный директор и дирижёр выражают ей своё восхищение её великолепной игрой. Та, раскланиваясь благодарит их.

– А что это была за композиция? – как бы между делом интересуется дирижёр.

– Просто пришло в голову, господин, – отвечает ему ЮнМи.

– Пришло в голову? – не понимает тот. – Ты играла «из головы»? Без подготовки?

– Да, – после короткой паузы отвечает ЮнМи. – Вы же просили исполнить что-то новое? Я сделала, как вы просили.

Генеральный директор и дирижёр молча смотрят на ЮнМи, переваривая услышанное.

– Господин президент, – повернув голову к СанХёну произносит генеральный директор, – я готов предоставить госпоже Пак ЮнМи должность главного пианиста в оркестре, или любую другую должность, которое она захочет. Я уверен, что интересы нации требуют того, чтобы вы освободили её от контракта, дав возможность заниматься исключительно классической музыкой.

СанХён, выпятив вперёд челюсть озадаченно таращится на генерального директора, похоже никак не ожидав такого предложения.

– Я хочу заниматься эстрадой, – приходя на помощь шефу подаёт голос ЮнМи и объясняет почему, – Там больше известности и денег.

Теперь уже директор и дирижёр таращатся на мелкое недоразумение, пытаясь сообразить, какие нужны слова, чтобы вразумить его и поставить на путь истины.

– Но, если вы хотите, я могу попробовать предложить вам свои композиции для исполнения. – продолжает между тем говорить «недоразумение». – У меня много всяких идей, которые стоят воплощения в жизнь.

Генеральный директор и дирижёр молча смотрят на ЮнМи, ждущей ответа на своё предложение.

(чуть позже)

Место действия: Большой симфонический оркестр «Кёнсанбук-до». Репетиция завершена досрочно. Дирижёр только что ушёл вместе с гостями и генеральным директором, предварительно сказав, что на сегодня «всё» и можно расходится. Музыканты занимаются сбором нот с пюпитров и укладыванием инструментов в футляры.

– Дожили, – то ли недовольно, то ли с одобрением в голосе произносит сорокалетний скрипач, неспешно собирая листки с нотами, – в симфонический оркестр приходят играть из к-поп…

– И я бы не сказал, коллега, что это выглядело забавно. – наклонившись к нему отвечает сосед слева с открытым скрипичным футляром на коленях. – Скорее, совсем не забавно.

– Интересно, – вступит в разговор соседка справа, – где она научилась так играть?

– Госпожа ХёНу, ну что вы? – отвечает ей сорокалетней скрипач, – Это же девочка с синими глазами. Реинкарнация королевы Мён СонХва. Разве вы не знаете?

– Пф… – выдыхает в ответ госпожа ХёНу и интересуется, со скепсисом смотря на собеседника, – Вы что, действительно верите в эти оккультные штучки?

– Тогда прошу вас, – вежливо наклонив голову в ответ просит тот, – скажите ваш вариант, как она овладела такой высокой техникой игры в таком юном возрасте?

– … а вы заметили, – наклонившись вперёд и заговорщицким шёпотом спрашивает он у коллег, – какое выражение лица было у нашего ведущего пианиста?

– Его нетрудно понять, – говорит второй скрипач, уложив в футляр скрипку и защёлкивая на нём замочки, – десять лет музыкальной школы, шесть лет консерватории, три года стажировки в Англии и со всем этим, он потом ещё шесть лет шёл к месту главного пианиста. А тут пришла какая-то школьница, у которой даже диплома нет о среднем образовании и сыграла не хуже его. Какая потеря лица…

– И как вы это объясните, госпожа ХёНу, если не признаёте оккультную версию? – с иронией в голосе спрашивает сорокалетний скрипач, возвращаясь к своему вопросу.

Госпожа ХёНу задумывается.

– Я слышала, что у неё вроде бы была стажировка в Америке, – уклончиво произносит она, предлагая собеседникам самим додумать продолжение её слов.

– Не думаю, что американское образование столь сильно отличается от английского, – возражают ей. – Иначе о учёбе в Англии мы бы не слышали. И потом. Если мне не изменяет память, ЮнМи в Америке и года не провела. Для серьёзной наработки техники исполнения это совсем не срок.

– Меньше года? – удивляется ХёНу.

– Да, – кивает ей её собеседник, – если не полгода. Точно не помню, какие сроки установлены для межшкольного обмена, но, по-моему, больше чем на полгода детей из дома не отпускают.

– Даже так? – удивляется госпожа ХёНу.

– Да. И поэтому, всё выглядит очень и очень странно. – говорит ей сорокалетний.

– Значит, тогда она из тех людей, что рождаются раз в сто лет, – с уверенностью в голосе произносит приговор ХёНу. – Не стоит приплетать сверхъестественное. Она просто очень талантливая девочка. Мне кажется, что наш генеральный директор тоже так решил. Все заметил, как он был мил и предупредителен?

– Надеюсь, господин СанХён всё же не даст ему затащить её в наш оркестр, – с надеждой в голосе произносит второй скрипач, опуская футляр со скрипкой на сцену у своего стула.

– Почему? – удивляется ХёНу с вопросом во взгляде поворачиваясь к нему.

– У нас всё-таки солидный коллектив, – объясняет тот, – люди с высшем музыкальным образованием, многолетней практикой. И школьница, без диплома, на месте главного пианиста… Боюсь, это может придать нашим выступлениям дух, я бы сказал, некого циркачества, в худшем смысле этого слова. Как бы люди не стали приходить лишь затем, чтобы посмотреть на неё как на редкую зверушку. Плюс ещё её глаза. У нас всё-таки не шоу талантов и не эстрадные представления. Мы играем серьёзную музыку для взрослых людей.

Коллеги задумываются над его словами.

– Да, эта ситуация, в самом деле, порождает вопросы. – подумав, соглашается со сказанным госпожа ХёНу.

– Думаю, всё будет определяться денежной составляющей, – тоже высказывает своё мнение сорокалетний скрипач. – Слово "аншлаг" очень приятно звучит для руководства, впрочем, как и для всего остального оркестра. Впрочем, как и слово «гастроли». И потом, если я правильно понял, музыку, которую она исполняла, она написала сама. Если это и в правду так, то тогда девочка, похоже, действительно – гений.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю