290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Айдол-ян - 2 (СИ) » Текст книги (страница 29)
Айдол-ян - 2 (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Айдол-ян - 2 (СИ)"


Автор книги: Андрей Кощиенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 29 (всего у книги 37 страниц)

– Вы мне об этом говорили, сонбе. – спокойно отвечает ЮнМи. – Президент СанХён и АйЮ тоже мне это подробно объяснили. Главное, это деньги.

Снова пауза на несколько секунд.

– Говоришь так, словно ты с этим не согласна. – говорит КюРи.

– Кого интересует, согласна я или нет? – пожимает плечом ЮнМи. – Я же айдол. Что сказали, то и делаю. Кукла.

ЮнМи с интересом оглядывает присутствующих за столом.

– Мы же все здесь айдолы. – с лёгкой насмешкой в голосе произносит она. – Ведь так, сонбе?

Ответом ей служит озадаченное молчание.

– ЮнМи, извинись. – требует СонЁн.

– За что? – притворно удивляется та, поворачивая к неё голову. – За то, что я айдол и согласна не иметь своего мнения? Согласна с тем, что я не могу сказать то, что действительно думаю? Или, за что-то другое, сонбе?

ЮнМи смотрит на СонЁн. СонЁн смотрит на ЮнМи.

– Чем быстрее мы расстанемся, тем это будет лучше для всех. – говорит она.

ЮнМи молча кивает в ответ и вновь поворачивается к телевизору.

«А теперь международные новости» – произносит диктор. – «Интересные подробности стали известны о Пак ЮнМи, первой кореянке, номинированной на международную музыкальную премию «Грэмми». Оказывается, Пак ЮнМи, выступающая под сценическим именем Агдан, стала в истории конкурса «Грэмми» не только первой корейской номинанткой, но также ещё самым молодым композитором и продюсером, который когда-либо был выдвинут на награждение. Без всякого сомнения это выдающееся достижение, которое навсегда останется в истории корейской музыки…»

ЮнМи вытягивает вперёд руку с пультом и выключает телевизор. Наступает тишина. ЮнМи сидит, смотря в стол.

– Простите, сонбе, за то, что я сказала. – помолчав, неожиданно говорит ЮнМи. – В этом совсем нет вашей вины.

Она поднимает голову и смотрит на девчонок.

– Это – мои ошибки. – говорит она. – Вы тут совершенно не причём. Простите меня за несдержанность.

Девочки удивлённо смотрят на ЮнМи.

(разговор группы несколько позже. Уже без ЮнМи)

– Не понимаю, что у неё в голове творится. – говорит ХёМин и имея в виду томбоя группы.

– Да уж, – отзывается ДжиХён. – У меня просто мурашки по спине, когда я вижу, как она со своей тодук-коньяти разговаривает. Словно та всё понимает! Точно – мистическое животное!

– А у меня по спине мурашки по спине бегут, когда я представляю, что она может сказануть в Японии. – хмуро говорит ИнЧжон. – Вот это настоящие мурашки.

Время действия: несколько часов спустя

Место действия: студия звукозаписи

Сквозь стекло СонЁн внимательно наблюдает за выражением лица ЮнМи слушающую её последнюю, сделанную буквально вот только что, запись и ожидая решения. Вначале ЮнМи не устраивало произношение, после того, как с этим удалось справиться, у ЮнМи появились претензии к манере исполнения. Добившись нужного, ЮнМи стала требовать эмоций. Нужных эмоций.

– Ты излишне профессиональна, сонбе. – сказала ЮнМи, после очередного, неудачного, на её взгляд, варианта. – К технике исполнения у меня претензий больше нет, есть претензии к эмоциональной составляющей. Песня о расставании, о несправедливости общества, о потерянной любви. Я хочу, чтобы в твоём исполнении звучала лёгкая светлая грусть. Понятно?

СонЁн кивнула. Вспомнила все свои мечты, которые были у неё, когда она только начала работать в агентстве, отделила от них те, которые явно никогда не сбудутся и теперь она поёт, думая о них, печалясь о тех временах, когда она была моложе и наивнее.

– Отлично, СонЁн. – закончив слушать произносит ЮнМи перестав смотреть куда-то в даль и выше окна. – Это то, как я себе представляла. Спасибо, сонбе. Вы отличный профессионал. Прошу прощения, если я в процессе работы была… ммм… не всегда корректна.

– Спасибо вам, госпожа продюсер за то, что потратили на меня столько времени. – отвечает СонЁн. – Надеюсь, что результат будет отличным.

ЮнМи удивлённо смотрит в ответ.

– И, ЮнМи, – с улыбкой смотря на неё говорит СонЁн. – Продюсеры никогда не извиняются. Продюсер может извиниться, когда артист провалится. Не раньше.

– Спасибо, сонбе, буду знать. – с лёгкой улыбкой отвечает ЮнМи.

– СонЁн-сонбе, могу лия вас угостить кофе? – секунду подумав, спрашивает она.

– С удовольствием. – отвечает СонЁн.

Время действия: тот же день, ближе к вечеру

Место действия: гадальная комната в доме мудан

– Очень много признаков, – говорит мудан внимательно слушающей её МуРан. – Глаза ведь свой цвет просто так не меняют, ты же знаешь.

МуРан согласно кивает.

– Ты же знаешь, кто это? – спрашивает мудан, показывая ей лист бумаги с испорченным ЮнМи рисунком в учебнике.

МуРан несколько секунд вглядывается в изображение, пытаясь вспомнить.

– Кто? – так и не вспомнив, поднимает она глаза на шаманку.

– Это Цзянь Вэнь, господин «ослиные копытца», – говорит шаманка, смотря на картинку, – Он служил военным советником у дяди мужа Мён СонХва, когда тот пытался совершить военный переворот. Королева самолично придумала ему это прозвище.

Расширив глаза МуРан вновь смотрит на картинку.

– И ведь она больше ничего не разрисовала, ведь так, госпожа? – спрашивает шаманка.

– Н… не знаю… – неуверенно отвечает растерявшаяся МуРан.

– Больше ничего не показывали и, если бы было что-то ещё, наверняка бы показали. – уверенно произносит мудан и добавляет. – Звёзды предрекли мне значимую встречу, аджума. Я подготовилась, я полна сил. Но ты пришла одна. Где та, о ком ты спрашиваешь? Почему она не с тобой?

– Ээ… ааа… – собираясь с мыслями мычит МуРан. – Дело в том, что я хотела больше узнать о своём внуке, о тех людях, которые с ним рядом. Поэтому, я принесла волосы. Это действительно её волосы, госпожа мудан, можете не сомневаться. Охрана собрала именно её волосы.

Шаманка крепко затягивается из трубки и внимательно смотря на хитрую старушку, неспешно выпускает клуб дыма.

– Мне нужна личная встреча, – веско произносит она. – Тогда всё будет точно. В мире много всяких случайностей и неожиданных событий. Если ты хочешь знать точно, тогда мне нужна личная встреча, аджума.

Аджума поднимает глаза к потолку и задумывается.

(позже, телефонный разговор)

– Простите госпожа МуРан, но это невозможно. – решительным голосом отвечает ЮнМи. – Я категорически отказываюсь встречаться с шаманками. Я в это не верю и мне нужно работать. Завтра я с группой улетаю в Японию. Это просто невозможно. Простите, госпожа, но мне нужно идти работать.

– Ты смотри, какая королева, – очень недовольным голосом говорит МуРан смотря на экран своего телефона, который показывает окончание разговора. – Со старушкой поговорить она уже не может! Торопится. Где же твоё воспитание, если ты – правительница?!

МуРан задумывается.

– Значит, категорически отказываешься встречаться с шаманками… – несколько секунд спустя снова вслух произносит она. – Ты что, их боишься? И как же мне с тобой совладать?

МуРан вновь размышляет.

– Ждать две недели пока ты вернёшься из Японии, я столько не вытерплю. – подводит она итог своим мыслям. – Не встретиться ли мне тогда с тобой в аэропорту? ДонВук, тоже завтра прилетает в Инчхон. Встречу сына и своё любопытство удовлетворю…

Время действия: седьмое июля, вечер

Место действия: международный аэропорт Инчхон.

Очень многолюдно. Толпу создают неожиданно большое количество фанатов пришедших проводить «Корону» в их заграничную поездку. Причём, как просто «фанов», так и «анти». Крики, подростковые визги, вспышки фотоаппаратов. «Корона» в полном составе, плотно окружённые секюрити, осторожно пробирается сквозь толпу в сторону стоек регистрации. Судя по выражениям лиц девушек, таких «проводов» они явно не ожидали. Внезапно, на пути группы возникает ещё одна группа – шаманка в ярко-красном одеянии и госпожа МуРан. И понятное дело, тоже с охраной. «Воткнувшись» друг в друга, охрана приступает к переговорам, в котором МуРан сообщает, что просто желает сказать напутственные слова своей будущей невестке. Понятное дело, отказать такой просьбе не могут и движение групп окончательно останавливается для произнесения этих самых слов, для которых старая аджума уже было открывает рот, но тут вмешивается мудан, наконец скрестившая свой взгляд со взглядом ЮнМи.

– Бодхисаттва! – громогласно восклицает она и со взмахом рук падает ниц перед испуганно отпрыгнувшей назад синеглазой девочкой.

Вауу!! – восторженно отзывается толпа, увидев что-то, что можно «зафотать» себе на мобильники.

Трек четырнадцать

Время действия: шестое июля, поздний вечер

Место действия: самолёт, выполняющий рейс Инчхон-Токио

– ЮнМи, ты ужинать будешь? – спрашивает меня БоРам осторожно тряся за руку. – Просыпайся.

Не открывая глаз в попытке доспать ещё пару секунд согласно мычу в ответ. Слышу, как по громкой связи ещё раз объявляют, что сейчас нам будет предложен ужин. Ужин, это хорошо. Ужин, это классно. Всё классно! Сбылась наконец моя давняя мечта ещё из первой жизни. Я еду в Японию! И всё шикарно, как оно должно было быть, когда сбывается мечта. И массовые проводы, устроенные фанатами, которых, как мне показалось, никто не ожидал, и места в бизнес-классе с шикарными креслами, и сон, перед ужином, и ужин сейчас принесут. В бизнес-классе должен быть неплохой ужин.

Открываю глаза, сажусь прямо, перевожу спинку кресла в вертикальное положение, как просили и достаю телефон, чтобы глянуть, сколько времени.

Ага, почти час времени с момента вылета прошёл. Ужин, где-то с полчаса займёт, получается, что еще час можно будет потом поспать. Это радует. Две самых больших человеческих радости – поесть и поспать. Третья радость мне недоступна. Ну хоть две остались. Нужно во всем видеть хорошее, советуют специалисты. Иначе можно и не всплыть. Некоторые из них правда говорят, что можно «в радости» добавить работу, или работой заменить одну из них или, может, даже все целиком, но что-то мне это сомнительно. Последние три дня работы было выше крыши, но вот радости я с этого не ощущаю. Ощущаю усталость, ну и облегчение, что наконец-то всё закончилось. Может, радость от работы наступает тогда, когда работа заканчивается? Похоже, это что-то из философии, что требует осмысления. Под коньяк и на гамаке с видом на море. Можно ещё и костерок добавить. Чтобы осмысление проходило интенсивней …

Откидываюсь на спинку кресла и закрываю глаза, собираясь подремать, покуда не принесут еду.

Я думал, отдохну эти три дня, перед Японией, посижу в общаге, скрываясь от всех, высплюсь… КудЫ там, как говорится! Только и успевал «летать» вместе со всеми. Отсняли рекламную фотосессию спортивной одежды по заказу «Seagroup». Вот что значит, корпорация, всего у них полно! Ожидал, что что-то будет про гостиничный бизнес, а в итоге, оказалась спортивная тема. Вполне возможно, что в следующий раз будут, допустим, судовые двигатели. Расположимся все вместе на гребном винте, вот вам и реклама.

Потом еще до последнего дня оттачивали хореографию к «кролику», будь она неладна. Мотивируя, менеджер КиХо сказал, что провал – недопустим. Все, все, все, с ним согласились. И стаф, и «Корона», ну и я вместе с ними. Куда мне, одному-то против всех? Пока был «как все», посетила мою голову мысль. Крамольная. Что СанХён на самом деле мечтает «завоевать Японию» и это у него «идея фикс», «голубая мечта». А про Европу и Америку у него даже мыслей нет. Вроде того, что да, есть такое, ну куда нам, с нашим фейсом-то, туда лезть. Вот если Японию получится заполучить, это да. Тогда его жизненный план будет выполнен. Всё остальное же – пустое. Не для нас. Вот такая мне мысль пришла в голову.

Наконец доделал с СонЁн песню. Тоже, до последнего момента работали. Когда уже было либо отказываться, либо соглашаться с тем, что есть. Вроде ничего так вышло. Похоже. Публика оценит. Но, блин, это мне дорого встало. У СонЁн голос есть, не Пиаф, конечно, но для Кореи считается очень неплохим. Только с английским у неё, это просто тихий ужас. Не говоря уже про «завывательную» манеру исполнения. В следующий раз пусть СанХён нанимает какого-нибудь титчера произношение ей ставить. В гробу я видел такие работы. Или, пусть доплачивает.

Кстати, из этого опыта я сделал себе вывод, что продюсерство, оно совсем мёдом не намазано и по количеству испорченной крови и нервных клеток может вполне конкурировать где-то с должностью управляющего фирмой. В фирме, конечно, людей, побольше, чем возня с одним исполнителем, но, по ощущениям, где-то близко. Потом, исполнителей может быть много, и они могут оказаться упёртыми. СонЁн все же девушка интеллигентная, в рамках себя держит. А попадётся кто-то вроде ИнЧжон, и что с ней делать? Не зря в институте предупреждали, да и так, по жизни сам понял, что работа с людьми, одно из самых изматывающих занятий. И эмоционально, и физически, ибо рост функции количества идиотов на единицу площади, предела не знает… Поэтому, исходя из этого, лучшим для меня будет продюсировать себя любимого. Объяснять по сто раз ничего не придётся… Но для этого нужен голос. А пока его нет, придётся всё же работать согласно принятым стандартам. Где-то надо будет найти группу или исполнителя и провести над ними серию смелых экспериментов. Только, где найти? Чтобы и с английским у них проблем не было, и вид был более-менее европейский. Мои старушки по обоим этим требованиям не подходят, да и работать с ними нет никакого желания.

Если подвести итог моим раздумьям о продюсировании за последние несколько дней, то можно констатировать, что у меня есть только идея, что я могу быть продюсером, основанная на, можно сказать, единичном удачном опыте. Всего остального у меня нет. Ни исполнителя, не времени, чтобы его искать. Со вторым, со временем, совсем плохо. Буквально, на части рвут. А ведь к этому вопросу следует подойти вдумчиво. Исполнитель, как я думаю, это самое главное в продюсировании. Сделаешь ставку не на того и считай, весь труд насмарку. Интересно, как мне тогда с парнями повезло? Может, у меня есть всё же природный талант – определять людей? Впрочем, лучше на это не рассчитывать, поскольку раньше я такого за собой не замечал и вряд ли это откуда-то вдруг взялось. Лучше работать согласно канону и рекомендациям уже признанных в отрасли профессионалов. Как новичку. Не выделываться. Причём ладно, когда сам облажаешься, так ведь ещё постороннего человека подведешь. Исполнитель, он хрупкий. Одна неудача и попробуй найди потом желающих с тобой связаться во второй раз. Продюсер всегда найдёт крайнего, кто у него виноват. А вот исполнитель, нет. На сцене виноват только он. Это мне СонЁн двумя словами объяснила, сказав, что продюсер обычно не извиняется.

Так что с продюсированием это ещё тот, скользкий вопрос. Требует взвешенного подхода с предварительным тщательным обдумыванием. Лучше, опять же повторюсь, на себе тренироваться. Есть же известные исполнители, не обладающие значимым голосом? Полно таких. Живут как-то, деньги зарабатывают, композиции свои в топы чартов пропихивают. Ну вот, например … например…

Внезапно где-то позади раздаются испуганные крики. Что такое? Пожар?

Поскольку моё место у самого прохода, нагибаюсь и смотрю назад, в хвост самолёта. Что там случилось?

Занавеска, отделяющая салон бизнес-класса от эконома, топорщится внизу и, в проходе, неожиданно появляется Мульча. С деловым видом и задрав вверх хвост, она трусит по центру прохода в моём направлении.

Откуда она тут? А где СунОк?

Люди в салоне, которые, как и я, оглянулись назад, издают испуганные возгласы увидев чёрную кошку.

Добежав до меня, кошатина делово запрыгивает мне на колени и тут же плюхается себе на живот.

Мульча в ответ начинает бодро урчать. Снова оглядываюсь назад в проход. Из-за занавесок встревоженно смотрит на меня стюардесса. Через секунду появляется слегка растрёпанная моя онни.

СунОк протягивает было руки, но Мульча переворачивается на спину и начинает воинственно махать на неё лапами громко при этом шипя.

Все окружающие пассажиры, выглядывая из своих кресел, смотрят, что происходит. Кто-то уже даже на телефон снимает.

СунОк совсем не против вернуться к себе, кошатина против! Машет лапами и угрожающе орёт. Заразатакая!

СунОк пытается было возражать, но я спрашиваю у стюардессы разрешение оставить кошку пока у себя. Стюардесса не возражает. Отправляю онни на её место.

Летим дальше, ожидаю ужин. Сидящая рядом со мной БоРам наклоняясь вперёд и осторожно заглядывает, желая увидеть, что там делает кошатина. Я тоже, чуть наклоняюсь и тоже смотрю. Мульча с довольным выражением на морде сощурила глаза и урчит, словно маленький трактор.

– Она по тебе так соскучилась? – смотря на меня большими глазами спрашивает БоРам. – Кошки так скучают?

– Это ненормальная кошка. – отвечаю я ей. – Обычно, кошки – это существа, которые гуляют сами по себе. Но, везде есть исключения. Мульча – исключение.

– А-а, понятно, – с серьёзным видом кивает БоРам с уважением смотря на мою животину.

Время действия: спустя примерно полтора часа, десятый час вечера

Место действия: Япония, аэропорт Нарита, стойка паспортного контроля. У СунОк возникли какие-то проблемы. Японец в форме, разрешающий доступ в страну, держит в руках листок бумаги и что-то ей объясняет. Судя по виду последней, та явно не понимает, чего от неё хотят и растеряна.

– Проблемы, – произносит рядом КюРи, смотря туда же, куда и я.

Вижу, как к стойке подходит менеджер Ким и что-то спрашивает у японца, видимо, причину проблемы. Тот в ответ, помахав в воздухе бумажкой, которую держит руках, начинает объяснять уже ему, тыкая в неё пальцем. Выражение лица у Кима становится растерянным. Он что-то говорит моей онни, та поднимает на уровень полки для документов переноску с Мульчой и они втроём, вместе с японцем, начинают её разглядывать.

– Похоже, ошибка в документах, – делает вывод КюРи.

Мда, похоже, что так.

– Я пойду, спрошу, что там случилось. – говорю ей я.

– Куда ты? – пугается та. – Мы же уже прошли контроль. Мы за жёлтой линией. Наверное, возвращаться нельзя!

Но я уже иду, на ходу снимая с себя очки.

– Прошу прощения, господин офицер, что случилось? – громко спрашиваю я на японском языке.

Японец оборачивается ко мне и замирает, по-видимому от вида моих глаз.

– Прошу прошения, господин офицер, что вмешиваюсь в вашу работу. – ещё раз извинившись говорю я. – Но это моя кошка. Я участница корейской группы «Корона», я приехала с выступлением в Японию и взяла с собой в качестве талисмана свою манэки-нэко. Что-то не так?

– Эа-а… – продолжая смотреть на меня мычит в ответ японец. – Эээ… неправильно оформлена справка ветеринаром. Он, похоже, взял не тот бланк. Здесь, в графе «пол собаки», написано – «кошка».

В подтверждении своих слов он показывает мне бланк и тыкает пальцем в место, о котором говорит.

– Правда? – удивляюсь я.

– Правда, – кивает он.

– Онни, а ты куда смотрела? – поворачиваюсь я к СунОк, решив, что проверяющему врать смысла нет.

– Не знаю. – растеряно отвечает она. – Я сказала, что мне нужна справка для поездки за границу. Мне выдали…

Мда… не понятно, кто тут больше обмишурился. То ли СунОк, которая до этого никогда подобные документы не делала, то ли чудаки-ветеринары, у которых есть бланки только для собак. Но надо что-то делать, иначе идея СанХёна с кошкой может накрыться медным тазом…

– Господин офицер, – говорю я, просительно смотря на японца и делаю возле своего лица «штуку», которой научился на съёмках в «VELVET».[34]34
  https://drive.google.com/open?id=1r21tOBB58M5gR26JDFwmaUykJLLxCkH_


[Закрыть]

– Похоже, произошла досадная ошибка. К большому сожалению, в Корее не так хорошо относятся к манэки-нэко, как в Японии и поэтому, врач был невнимателен. Но вы не сомневайтесь, я очень хорошо слежу за своим животным и у него есть все необходимые прививки. Посмотрите, пожалуйста.

Японец, вместо того, чтобы посмотреть в бланк, продолжат пялиться на меня. Я стараюсь сделать просительное выражение у себя на лице и улыбаюсь.

– Пожалуйста, пропустите нас, – прошу я. – Это талисман. Если вы не пропустите мою кошку, то в промоушене не будет удачи и поклонники огорчатся, они очень ждут.

Мужик в будке ещё секунды три смотрит на меня, а потом берёт печать и шлёпает её в паспорт СунОк, разрешая въезд и так и не посмотрев в справку насчёт прививок.

– Спасибо господин офицер, – кланяясь, благодарю я.

Ко мне, с благодарностями, присоединяются СунОк и менеджер Ким. Дальше идём вместе с ними к ожидающей меня группе.

– Давай мне Мульча, – дойдя, оборачиваюсь я к онни. – Сейчас будем выходить.

– ЮнМи, что это только что было? – спрашивает она.

(несколько позже)

Через широкие открытые раздвижные двери в зал аэропорта дружной группой выходит группа «Корона». Все девушки в солнцезащитных очках и только ЮнМи, с чёрной кошкой на руках сверкает синими глазами.

– Вауу-у!! – разом выдыхает неожиданно большая толпа встречающих фанатов и заливает своих кумиров морем фотовспышек. – Принцесса Мононоке!! Каваиии!!!

(несколько позже, группа уже в микроавтобусе, едет в гостиницу)

– А я и не подозревала, что мы так популярны в Японии. – недоумённо произносит ИнЧжон обращаясь ко всем сразу.

Ответом ей служит озадаченное молчание других участниц.

– Почему мы тогда здесь не выступали? – продолжает недоумевать ИнЧжон.

– Это потому, что у вас коровы тогда не было. – не удержавшись, ехидно отвечает ЮнМи.

– Какой ещё коровы? – не понимает ИнЧжон.

– Жирной. – поясняет ЮнМи. – Меня.

Повернув голову ИнЧжон с изумлением смотрит на томбоя, а тот пускается в пространные объяснения.

– До этого, коллектив группы состоял из легковесных газелей, – говорит она. – Что при переизбытке на рынке коллективов подобной комплекции, не вызывало у публики хоть сколько-то интереса. Руководство агентства, поняв свой промах, ввело в состав коллектива жирную корову, что тут же дало нужный результат. Сначала группу чуть не затоптали фанаты на проводах в Корее, а японские фаны, приняв от них эстафету, чуть не расплющили её в Японии. Вот что значит, правильно подобранный вес!

– Что ты несёшь? – озадаченно спрашивает ИнЧжон.

– ЮнМи, выпей воды. – просит СонЁн. – Ты волнуешься?

– Немного. – подумав, отвечает та.

– Не волнуйся, всё будет хорошо. – говорит СонЁн.

– Возможно. – отвечает та.

– ИнЧжон, передай ЮнМи воду. – просит СонЁн и напоминает. – У ЮнМи первые серьёзные выступления, причём за границей. Сразу её успокаивайте, если услышите, что она говорит что-то не то. Помните, что говорил президент СанХён и старший менеджер КиХо.

Девушки дружно качают головами, кивая, вспомнив «предполётные инструкции».

(ещё позже. вечер. Ючжин, наморщив лоб читает комментарии в чате)

[*.*] – Боже, что творилось сегодня в Инчхоне! Словно не какую-то второсортную корейскую гёрлз-группу провожали, а десятикратных призёров Billboard и «Грэмми».

[*.*] – Завидуешь? Завидуй молча.

[*.*] – Завидую? Я? Было бы чему. Я просто поражаюсь сколько у нас в стране неадекватов, оказывается.

[*.*] – Девочки заслужили такую любовь.

[*.*] – Чем это? Каких-то успехов у них давно не было. И в день отлёта, я их тоже не наблюдала, успехов.

[*.*] – Тогда скажи, почему было столько фанов, если не было успехов?

[*.*] – Всё дело в ЮнМи. Все припёрлись посмотреть на Агдан. Кому нужна ваша «Корона»?

[*.*] – Врёшь ты всё от зависти. Фаны скандировали «Корона», а не Агдан. Так что уймись и заткнись.

[*.*] – Ничего, фаны «Соши» и в Японии её достанут. Никуда она от них не денется.

[*.*] – Не понимаю причин столь яркой ненависти.

[*.*] – Она тут натворила дел, а сама уехала деньги зарабатывать.

[*.*] – Каких ещё дел?

[*.*] – А то, что «Соши» перенесли свой комбэк из-за того, что пострадали из-за её тодук– коянъи, это как, не считается, что ли? Сколько людей его ждали и вот – перенос!

[*.*] – Ничего страшного не случилось. Немножко потерпят и всё.

[*.*] – Ничего страшного? А то, что у Санни лёгкое сотрясение мозга, это – НИЧЕГО по-твоему?! Агдан даже НЕ ИЗВИНИЛАСЬ толком. Сказала, мне очень жаль. И это всё, что смогли получить «Соши» и их фанаты в качестве извинения?!

[*.*] – И что она должна была ещё сделать? По мне, она довольно корректно извинилась.

[*.*] – Не разговаривай с ним. Это упоротый «совон». Они никогда вменяемыми небыли. Лучше давайте обсудим как наших девочек приняли в Японии. Я не ожидала, что у них там такая большая фанбаза.

[*.*] – Какая там – «фанбаза»? Все припёрлись посмотреть на эту кошку с помойки. Петь не умеет, так решила диким животным внимание к себе привлечь. Знает, куда японцам надавить на жалость. Как это низко, потакать японцам.

[*.*] – «Совон», свали отсюда. Иди к себе на сайт, где обитают такие же альтернативно одарённые, как ты.

[*.*] – Ничего у «Короны» не выйдет. Они флопнутся. Вот увидите.

[*.*] – Это ваши «Соши» уже флопнулись в Америке. А наших девочек ждёт успех. Агдан написала специальную песню для СонЁн. Она будет в топе. Ждите.

[*.*] – Никогда такого не будет! Агдан – лгунья! Она обещала две песни в Billboard и где они? Зря ей поверили.

[*.*] – Что значит – зря? Что, нужно было с крыш, что ли, прыгать? Ты – идиот?

Ючжин прекращает чтение и задумывается.

Вот зараза-то какая, – думает она о ЮнМи. – Стоило только мне отлучиться, съездить отдохнуть на пару дней в Европу, как она уже чуть ли не в казарму к ЧжуВону жить заехала. У этих помоечных с окраин, такая прыть, что без присмотра их просто ни на миг нельзя оставлять…

Ючжин с хмурым видом возвращается к чтению.

[*.*] – Кто знает, что это за аджума была в красном? По виду, похожа на мудан.

[*.*] – Какая-то ненормальная. Зачем-то стала падать на пол перед ЮнМи. ЮнМи так перепугалась, что пыталась убежать. Хорошо там охрана была.

[*.*] – Наверное это кто-то из «совонов» эту ерунду устроил. Нарядили кого-то за деньги и устроили провокацию.

[*.*] – Какую провокацию? В чём смысл?

[*.*] – Ну не знаю. Кому-то это ведь было нужно зачем-то это устроить?

[*.*] – Там была госпожа МуРан. Это бабушка жениха ЮнМи. Вряд ли бы кто стал устраивать какую-то провокацию рядом с уважаемой женщиной.

[*.*] – Ха! А действительно! Тогда, что это было?

[*.*] – Непонятно. И ЮнМи сильно испугалась.

[*.*] – Свидетели пишут, что мудан закричала «бодхисатва» и упала на колени.

[*.*] – Что, Агдан – бодхисатва? Не похожа она на ГуаньИнь.

[*.*] – Вообще тогда ничего непонятно! Так что, бабушка жениха привела к невесте шаманку? Зачем?

[*.*] – Ну, может, хотела проверить, дух Мён СонХва она или нет?

[*.*] – Что, прямо в аэропорту? При всех? У бабули – прогрессирующий маразм?

[*.*] – Да уж, не просто будет ЮнМи в новой семье…

Ючжин вновь прерывает чтение.

– Не будет у неё новой семьи, – категорично возражает она не подозревающим о её существовании людям в чате, – по крайней мере той, о которой вы думаете.

– Я её остановлю. – обещает она и задумывается.

– Анти-фаны у неё есть. Вот пусть они и действуют. Нужно только объяснить им, как. – подумав, решает она и берётся за мышку. – Где тут у меня закладка с фан-клубом «Соши»? Там есть весьма тупорылый чат…

Место действия: дом семьи ЧжуВона

Время действия: вечер, приблизительно в то же время

– Всё-таки, ты мне объяснишь, что это было сегодня в аэропорту? – спрашивает ДонВук смотря на мать.

МуРан, с болезненным видом на лице, массирует указательным пальцем свой правый висок.

– Если бы я могла, то я бы объяснила. – говорит она.

– Что значит – могла? – удивляется ДонВук. – Ведь ты же притащила с собой эту шаманку?

– А, ты об этом? – говорит МуРан. – Просто я взяла с собой эту уважаемую женщину, чтобы она определила, является ли невеста ЧжуВона реинкарнацией королевы Мён СонХва…

– Я предполагал это. – говорит ДонВук. – Но, всё равно, спрошу – мама, ты сошла с ума?

– Не смей так разговаривать с матерью. – отвечает ему МуРан.

– Мама! – восклицает ДонВук. – А что я могу ещё спросить, когда вижу безумное шоу, в котором ты являешься участницей?! Вся страна видела! И что мне теперь говорить по этому поводу?

– Скажи, что твоя мать выжила из ума. – предлагает МуРан.

– Замечательно! – восклицает ДонВук.

– В моём возрасте это позволительно. – говорит МуРан.

(на несколько секунд в разговоре возникает пауза)

– Что хоть мудан сказала? – уже другим тоном спрашивает ДонВук.

– Не знаю. – отвечает МуРан. – Я отвезла её в больницу.

– Больницу? – удивляется ДонВук.

– Да. – сварливым голосом говорит МуРан. – Она как грохнулась перед ней на колени, так без сознания и валялась. Пришлось позаботиться о ней, отвезти к врачам. Не бросать же было мне её?

– Где ты только нашла такую впечатлительную мудан? – удивляется ДонВук.

– Она считается самой сильной шаманкой в стране. Или, одной из самых сильных. – говорит МуРан. – И если она упала в обморок, то значит, что-то в этом есть. И я вот думаю, если то, про что я думаю, это правда, то нужна ли ЧжуВону такая жена?

Мать с вопросом смотрит на сына.

– Мама, не надо вовлекать меня в твои оккультные штуки, – просит в ответ тот. – Ючжин, хорошая девушка, тихая и спокойная. С ней нет никаких проблем. Я не понимаю, зачем тебе ЮнМи?

– Сама не знаю. – пару секунд подумав, признаётся МуРан. – Но просто так ничего в жизни не бывает. Во всём есть смысл. Нужно только его найти.

Время действия: седьмое июля, утро

Место действия: гостиница в Японии, выбранная для проживания группы «Корона»

– Заканчиваем завтрак! – требует менеджер Ким. – Нужно не выбиваться из графика. Сегодня у вас напряжённый день, который может вас подвинуть к вершинам славы, либо обрушить в пропасть забвения. Чтобы случилось первое, нужно хорошенько потрудиться. Чтобы случилось второе, нужно ничего не делать и продолжать завтракать… Как ЮнМи…

– Работа не волк, господин менеджер, в лес не убежит. – говорю я, бросив взгляд на настенные часы. – По расписанию, до конца завтрака ещё восемь минут. Я знакомлюсь с кулинарией страны и ещё не попробовала вон ту штуку, в синей чашке.

– БоРам, это можно есть? – обращаюсь я к своей соседке за столом отворачиваясь от вытаращившегося на меня менеджера.

– Горько. – отвечает мне БоРам.

Ну, горько мне не надо…

– Сегодня прилетает господин СанХён. – говорит Ким. – ЮнМи, я сообщу, что ты нарушаешь расписание.

– Простите, господин Ким, – отвечаю я. – Но расписание нарушаете сейчас именно вы. Зачем-то выдёргиваете нас раньше времени из-за стола, мы ведь ещё не поели. Нам ещё целый день ноги нужно будет таскать. У нас сегодня выступление, нам силы нужны. Что, хотите, чтобы мы попадали от голода на сцене?

Ким смотрит на меня, я смотрю на него. Девочки напряжённо примолкли.

– Кому не грозит падение от голода, так это тебе. – окинув меня взглядом, говорит Ким.

– Господин Ким. – говорю я, – Предлагаю не нагнетать обстановку. Все сейчас несколько взволнованы, день действительно, сегодня у нас сложный, поэтому, давайте будем просто следовать расписанию. И всё будет спокойно и профессионально.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю