290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Айдол-ян - 2 (СИ) » Текст книги (страница 12)
Айдол-ян - 2 (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Айдол-ян - 2 (СИ)"


Автор книги: Андрей Кощиенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 37 страниц)

Трек шестой

Время действия: этот же день, вечер

Место действия: общежитие группы

Смотрю на СонЁн, которая при моём появлении отставив в сторону планшет, в котором что-то читала, с интересом смотрит на меня.

– А… а что, больше никого нет? – осторожно спрашиваю я, удивлённый тишиной, царящей в общежитии.

Спрашиваю ещё потому, что с СонЁн у меня разговора не было после той утренней стычки, а говорить на эту тему мне не хочется, только недавно с СанХёном нервы тратил. Может, есть кто? Придёт, разговор и не состоится…

– Никого, – отвечает СонЁн откладывая планшет и кладя его рядом с собой на диван.

Мда… невезуха.

– У нас же вроде этот… карантин? – удивляюсь я, проходя в комнату. – А никого нет.

– Президент СанХён распорядился сделать сегодняшний день выходным. – объясняет причину пустоты в общежитии СонЁн и объясняет. – БоРам и КюРи делают шоппинг, остальные поехали домой. Ещё не вернулись.

Угу… То про страшный карантин рассказывают, то выходной объявляют…

– Понятно, – говорю я, хотя мне совсем непонятно.

– Я хочу поговорить с тобой, ЮнМи, – сообщает мне СонЁн и предлагает. – Сделать тебе кофе? Будешь?

Ну вот, начинается… разговор за жизнь и всё хорошее…

– Буду. Спасибо, СонЁн-сонбе. Только руки помою после улицы, – поблагодарив, говорю я.

– Хорошо, приходи на кухню, – приглашает меня СонЁн

Сходив в туалет и помыв руки иду на кухню.

– Вот твой кофе, – говорит СонЁн как раз отходя от кофе-машины и держа в каждой руке по блюдцу, на котором стоит парящая чашка со свежеприготовленным напитком.

– Садись, – приглашает СонЁн со звяканьем ставя предназначенную мне чашку с блюдцем на стол.

Благодарю, сажусь на предложенное место напротив сонбе, наклонившись к чашке, нюхаю, как пахнет и жду продолжения.

– ЮнМи, – произносит СонЁн сделав перед началом разговора глоток кофе, – я хотела поговорить с тобой вот о чём. Знаешь, мне однажды рассказали одну интересную аналогию, и я хочу пересказать её тебе. Айдола, его можно сравнить с кончиком шпаги, поскольку именно кончик наносит победный удар. Но, кроме кончика в шпаге есть ещё рукоять, гарда и клинок. Они не ставят победную точку, но без них кончик не существует, точно так же, как шпага без острого кончика просто палка. К чему это сравнение? К тому, что клинок, гарда, рукоять, дают свою поддержку, силу и время, в надежде на победу, хотя сами никогда не будут победителями. Победителем будет кончик, квинтэссенция их труда и устремлений. И поэтому, к этой части шпаги, предъявляются самые высокие требования. Он должен быть всегда острый, в случае айдола – талантлив. Он должен быть прочным, для айдола – это способность не ломаться от эмоциональных перегрузок. Кончик, как и айдол должен быть безупречен, чтобы ему доверяли победу…

СонЁн делает паузу и смотрит на меня, видимо, чтобы то, что она сказала, лучше отложилось в моей голове. Понятная, в общем-то аналогия. Шпага целиком – это агентство. Составные её части – клинок, гарда, рукоять, это весь стаф, менеджеры и президент. Щас меня опять будут возить мордой по столу за моё поведение…

– ЮнМи, – между тем продолжает СонЁн свою нравоучительную беседу. – Я понимаю, что ты недавно работаешь в шоу-бизнесе и у тебя мало опыта, но ты взялась за эту работу и значит, должна соответствовать требованиям, хочется тебе этого или нет…

Смотря на меня СонЁн снова делает паузу. То ли в ожидании моего ответа, то ли в очередной раз, чтобы лучше отложилось у несмышлёныша в голове.

– Сонбе, – говорю я, решив воспользоваться предоставленной возможностью сказать что-то в ответ, – Я понимаю смысл приведённой вами аналогии. Но, хочу отметить тот факт, что все люди, которые работают в агентстве, работают, получая за это деньги. Совершенно уверена, что их головы заняты исключительно личными проблемами, а не мыслями о том, чтобы как-то мне дополнительно помочь. Они просто хорошо делают свою работу. А если они не делают работу хорошо, то вместо них берут других людей. Вот и всё.

СонЁн с неодобрительным выражением на лице осуждающе качает головой.

– Почему ты такая индивидуалистка? – с огорчением спрашивает она. – Ты и правда думаешь, что всем, кто помогает нам готовя к выступлениям, всё равно, как мы выступим? Думаешь, им это безразлично?

– Ну, пожалуй, сказать, что это именно так, будет не совсем верно. – признаю я. – Мы – команда, то да сё. Но, по факту, наш успех не увеличивает стафу его ежемесячную зарплату. Это группа может получить больше от удачных выступлений, поскольку она получает процент от поступивших средств, а стаф ведь не на проценте сидит, сонбе, а на окладе. С чего им радоваться? Если, как вы говорите, работаем все вместе, а деньги и славу получает только «кончик», с чего им любить нас?

СонЁн секунд пять молча смотрит на меня.

– Тебе так сильно хочется, чтобы тебя все любили? – наконец спрашивает она.

– Да нет. – обдумав вопрос, отвечаю я, пожимая плечами. – Обойдусь я без этой любви. Для зарабатывания денег достаточно, если я буду просто нравиться.

– Чтобы нравиться, нужно соответствовать ожиданиям зрителей. – говорит СонЁн и добавляет расширенное объяснение. – Если не будешь соответствовать ожиданиям, ты не будешь нравиться, а значит, люди не станут платить деньги, чтобы увидеть тебя.

СонЁн, озадаченная тем, что приходится объяснять такие банальные вещи, с удивлением смотрит на меня.

– Даже не думаю подвергать ваши слова сомнению, сонбе, – говорю я, беря в руки чашку с кофе, – только вот…

Я делаю глоток. Вкусно.

– … только, – продолжаю я, – у меня такое ощущение, что всё, что мне предлагается в качестве образа, в котором я должна нравиться, давным-давно сотню раз пережёванная жвачка.

– И потом. – добавляю я, возвращая чашку на блюдце. – Образ должен быть близок к внутреннему содержанию актёра, чтобы не отнимать дополнительных сил на его поддержание.

– У тебя мало опыта, – возражает мне СонЁн. – Ты мало работала в индустрии, чтобы самой определять свой образ. Тебе нужна помощь профессионалов.

Молча пожимаю в ответ плечами, не став напоминать о том, что подписчиков-фанатов на моей страничке сейчас больше чем у любой в группе.

– И вообще, разговор пошёл куда-то не туда. – говорит СонЁн. – Я хотела поговорить с тобой совсем о другом, а не о твоём сценическом образе. Я хотела поговорить о твоём поведении.

– И что с ним не так, сонбе? – вздыхая, спрашиваю я, вновь поднимая за ручку чашку с кофе.

– Ты не следишь за тем, кому и что говоришь. – строго смотря на меня, обвиняющим тоном произносит СонЁн. – Шоу-бизнес, это бизнес, в котором всё строится на отношениях. На знакомствах. Ты, не думая о последствиях своих слов, обижаешь людей. В результате, наносишь вред себе и тем, кто с тобою рядом.

Сказав, СонЁн смотрит на меня, ожидая, что я скажу в ответ.

– Я не сто баксов, чтобы всем нравиться. – сделав глоток кофе и ставя чашку обратно хмуро отвечаю я.

Впрочем, чего обижаться? Правильно она говорит. За языком нужно следить, только вот почему-то у меня с этим плохо последнее время. Слова выскакивают, как из ружья.

Поднимаю глаза от чашки, смотрю на собеседницу. СонЁн неодобрительно качает головой.

– Из-за твоих слов я поссорилась с онни, с которыми работаю много лет, а тебе даже не приходит в голову извиниться, – говорит она.

Из-за меня? Вот те раз!

– Сонбе, – спокойно говорю я, – у меня другое виденье ситуации. Ваши онни, взяли и что-то себе придумали. И как это делают женщины, придумав – обиделись. Я не собираюсь нести ответственности за их мысли. Президент СанХён предложил мне выбрать для работы одну из вокалисток группы. Я выбрала вас. Не БоРам, не ИнЧжон, которые работают в бэк-вокале, а вас – ведущую вокалистку. Если кому-то в группе это не нравится, пусть жалуются господину СанХёну. Если вы, сонбе, не хотите со мной сотрудничать, тогда скажите мне об этом, я не буду вас тревожить. А требовать что-то от меня, никто не имеет права. С кем захочу, с тем я и буду работать. Вот так.

Сказав последнюю фразу, я вновь берусь за чашку с кофе, не смотря на собеседницу.

– С таким самомнением ты не добьёшься успеха. – сообщает мне СонЁн. – У тебя всегда будут проблемы с людьми. И я на тебя обиделась. Я не приму от тебя песню в подарок. И работать с тобой не буду, пока ты не изменишь своё отношение.

Поднимаю голову, смотрю в сердитые глаза СонЁн.

– Не выйдет, сонбе, – говорю я. – Поздно пить минералку, когда почки отвалились. Завтра мы с вами будем разучивать новую песню для вашего сольного выступления в Японии. Это желание президента СанХёна.

СонЁн молча смотрит на меня.

– Старший приказал, – для солидности говорю я, используя удачно всплывшую в памяти фразу.

СонЁн молча продолжает меня разглядывать, ничего не говоря. В этот момент от где-то, видно на входе в общагу, раздаются голоса похожие на голоса КюРи и БоРам. Наверное, девочки закончили шопинг и с добычей возвращаются домой.

Меньше чем через минуту на кухню заходит КюРи с большими пакетами в обеих руках. Я как раз успеваю к её появлению допить свой кофе.

– А чего вы тут делаете? – спрашивает КюРи с интересом окидывая нас с СонЁн взглядом.

– Печалимся, сонбе. – сообщаю я, отодвигая от себя блюдце с чашкой.

– О чём? – удивляется та.

– О жизни такой непростой. – отвечаю я.

В этот момент следом за КюРи на кухню заходит БоРам, тоже, с пакетами в руках.

– О! ЮнМи! – радостно восклицает она, увидев меня и начинает кидаться в меня вопросами даже не ожидая на них ответов. – Тебя опять не выгнали? Как здорово! Мы сегодня поработаем над моей песней? Я купила свинины и папоротник. Хочешь, я приготовлю тебе жаренной свинины с папоротником? Будет вкусно, ням-ням!

С удовольствием смотрю на жизнерадостно улыбающуюся БоРам, думая, что вот с кого нужно брать пример в жизни. Пусть этот человек не на первых ролях, но всегда весел, оптимистичен и жизнерадостен. Посмотришь на неё, невольно начинаешь улыбаться. И без головоломных заходов. Говорит, похоже, то что действительно думает. Сейчас предлагает «пищевую взятку», в обмен на свой успех. Но обижаться не хочется. Хочется, наоборот, помочь человеку.

– Хочу, – отвечаю я БоРам, подумав, что, если папоротник получится «не очень», его можно будет не есть, а мясо выковырять.

– Давай, я тебе помогу, – предлагаю я. – Мясо порезать, или папоротник. Быстрее приготовим, быстрее поедим.

Обернувшись, КюРи смотрит сначала на меня, потом на БоРам и насмешливо хмыкает.

– Не забудьте и на меня приготовить, – напоминает она о себе.

– Мансе! – радостно кричит БоРам расставив руки с пакетами в стороны и задрав голову вверх. – Будет вкусно!

– А потом займёмся моей песней. – опустив голову, говорит она, обращаясь ко мне.

– Хорошо, – кивнув, соглашаюсь я, – пока меня не выгнали.

(позже, вечером. КюРи, с планшетом в руках лёжа на большом диване и задрав на его спинку ноги)

– Вы только посмотрите, – произносит она вслух, смотря в планшет и ни к кому конкретно не обращаясь, – как все ругают наше правительство за провал на географической комиссии ООН!

(ещё позже, ночь. Чат фанатов АйЮ)

[*.*] – АйЮ выложила новые фото – «Продюсирую новую песню вместе с новой подругой.» … Я не поняла. Агдан – продюсер АйЮ? Это что, правда? Кто знает?

[*.*] – АйЮ поставила смайлик в конце. Думаю, это шутка. Кто такая эта Агдан, чтобы быть продюсером самой АйЮ?

[*.*] – Я тоже так подумала, когда прочитала. Поэтому и не поняла. А кто это третья девушка? Она из агентства АйЮ?

[*.*] – Это, старшая сестра Агдан. Пак СунОк. Там же написано.

[*.*] – Ой, не прочитала. А что она там делает?

[*.*] – «Зашли в гости». Там же написано. Кх-кх-кх…

[*.*] – Кто она такая, чтобы «заходить в гости» АйЮ?

[*.*] – Она сестра Агдан. Там же написано. Кх-кх-кх…

[*.*] – Охренеть… Что, Агдан уже настолько популярна, что может ходить вместе с сестрой к таким знаменитостям? Чем вообще занимается это Пак СунОк?

[*.*] – Она учится на последнем курсе университета Ёнесай.

[*.*] – Ёнесай? Правда, что ли? Пфф… Она не очень-то крута для своей тонсен. У неё ещё что-то кроме этого есть?

[*.*] – Она ведёт канал «Ужин с СунОк». Рекламирует кафе своей мамы одиноким людям, которым не с кем поесть.

[*.*] – Сомнительное занятие. И что, она в этом успешна?

[*.*] – У неё тридцать восемь тысяч подписчиков.

[*.*] – Такое количество подписчиков на такой сомнительной базе? Наверное, это всё благодаря её тонсен. Похоже та рекламирует канал своей онни где только может. Вот и к АйЮ её привела. Мне кажется, что это … неприлично так поступать.

[*.*] – Что поделать? Агдан далеко до воспитания нашей АйЮ.

[*.*] – А мне вообще кажется, что СунОк не похожа на свою сестру. Словно она ей не родственница. Вам так не кажется?

[*.*] – Да, сходство минимальное. Даже, может его и нет.

[*.*] – Это странно. У них разные отцы?

[*.*] – Я где-то читала, что на самом деле отец ЮнМи – японец из известного рода. Поэтому, она так хорошо говорит на японском и в ней заметны японские черты.

[*.*] – Японские черты? Ну да, что-такое есть… Так неожиданно. Я даже не ожидала.

[*.*] – Вот они с сестрой и разные. Кровь не спрячешь. Всегда наружу выйдет.

[*.*] – Это точно.

Время действия: двадцать третьего июня

Место действия: общежитие группа «Корона», кухня. Группа в полном составе завтракает, просыпаясь перед новым днём. Все участницы, уезжавшие домой, вернулись вчера в общежитие поздно вечером.

– О! – Восклицает КюРи заканчивая завтрак чашкой кофе и новостями в планшете. – Вы только посмотрите, какая новость!

– «АйЮ подозревается в спекуляции на рынке недвижимости!» – читает она заголовок и тут же переходит к подзаголовку. – «АйЮ подозревается в спекуляции на рынке недвижимости, благодаря чему она обогатилась на 2,3 миллиарда вон за год».

– Вот это сумма, – с уважением произносит ДжиХён. – Всегда ей завидовала. Она знает, как правильно вести дела.

– Да, она всегда была умной девушкой. Она просчитывает каждый свой следующий шаг. – кивнув, соглашается с неё ХёМин.

– «АйЮ вместе с другими владельцами разных компаний была в списке лиц бенефициаров компании GTX, которая вложила ее средства в землю и здание» – читает подробности происшествия КюРи. – «После вложений, рыночная стоимость этих объектов резко подскочила на 2,3 миллиарда вон. В обозначенном списке, АйЮ фигурирует, как лицо, чьи доходы от вложений возросли больше всего. Столь внезапное подорожание приобретённого актива позволяет предположить использование АйЮ инсайдерской информации и спекуляцией недвижимостью».

– Если бы у меня была инсайдерская информация, я бы тоже её использовала, не стала бы сидеть сложа руки, – признаётся в наплевательском отношении к закону КюРи и с грустью добавляет. – Только её у меня нет.

ЮнМи пару секунд с интересом смотрит на неё словно хочет что-то сказать, но, глянув на СонЁн, поджимает губы.

– АйЮ не станет заниматься такими вещами, – хмурясь, произносит в этот момент СонЁн.

– Почему? – удивляется КюРи. – Почему не заработать деньжат если есть возможность?

– АйЮ слишком много вложила в свою карьеру, и она ещё на подъёме. – поясняет СонЁн. – В прошлом году она заработала только на рекламе в несколько раз больше чем эти 2,3 миллиарда вон. Зачем ей разрушать свой имидж ради такой небольшой для неё суммы?

– Не такая уж это и небольшая сумма. – возражает КюРи. – Можно купить квартиру в хорошем районе. Или дом, в районе попроще. Почему не заработать, если оно само в руки идёт?

– У АйЮ доброе сердце. – говорит СонЁн. – Хоть она и выросла в бедной семье, но она не жадная. Она каждый год тратит по несколько сотен миллионов вон на благотворительность и поэтому, эта новость для меня выглядит странно. Боюсь, как бы это было не то, о чём я думаю.

– А о чём ты думаешь, онни? – спрашивает БоРам.

– Это похоже на те скандалы со знаменитостями, когда требуется отвлечь общество от чего-нибудь важного. – отвечает СонЁн.

ЮнМи, наклонив голову к плечу, с интересом прислушивается к её словам.

– Точно! – восклицает КюРи вскидывая вверх правую руку с отставленными «пистолетиком» пальцами. – Скандал из-за моря! Я вчера читала, что оппозиция требует отставки министра иностранных дел. Скандал с АйЮ начали чтобы отвлечь внимание! Политика!

За столом на несколько секунд устанавливается тишина.

– Вот жешь! – осуждающе произносит ДжиХён покачав головой. – Вечно из известных айдолов делают прикрытие.

– И часто тут так бывает? – спрашивает ЮнМи вступая в разговор.

– Я имею в виду, в шоу бизнесе. – секундой позже уточняет она, отвечая взглядом на взгляд СонЁн.

– Бывает, – кивает головой в ответ СонЁн.

– А нас не используют в качестве прикрытия? – спрашивает у всех ЮнМи.

– Мы то-причём? – удивляется ХёМин. – У нас скандалов нет.

– Зато мы едем в Японию. – отвечает ЮнМи. – Как я понимаю, в текущей ситуации, это жутко непатриотично. Как там? «Смешают с говном»?

– ЮнМи! – морщась, восклицает СонЁн. – Что за слова ты говоришь?! Для девочки в твоём возрасте, это недопустимо!

– Я не девочка, – довольно улыбаясь отвечает ЮнМи. – Я айдол, которого будут – «смешивать». А при «смешивании» всякий имеет право ярко выражать свои подлинные чувства. Все ждут искренности в наш век лжи и фальши. Особенно, в такой момент.

– ЮнМи прекрати говорить глупости! – требует СонЁн и сообщает всем. – Пока президент СанХён, хочет, чтобы мы поехали в Японию. Сегодня, он будет прослушивать песню для моего сольного выступления в Японии. Если бы он отказался от нашей поездки, то прослушивания бы не было!

– Оба-на! – неподдельно изумляется на это ИнЧжон. – Уже «моё сольное выступление в Японии»? Когда успела?

– Не нужно ничего придумывать! – сердится в ответ СонЁн. – Я ещё даже песни не слышала! ЮнМи должна её только написать! Может, президенту СанХёну она ещё не понравиться. Я сказала это по тому, что хотела сказать, что президент не отказывается от нашего промоушена в Японии. Если бы это было не так, он не стал бы устраивать прослушивание. Вот о чём я. И вообще! Давайте прекратим выяснять отношения! У нас сегодня вечером концерт, мы поздравляем ТэСона. Президент специально сделал всем нам выходной, чтобы мы были на выступлении отдохнувшими, в хорошем настроении. А мы ругаемся! Придём, злые как тодук-коянъи!

На несколько секунд за столом устанавливается тишина.

– А может, господин президент, когда в карантин устраивал нам отпуск и отпускает вечером на гулянку, имеет в виду нечто иное? – невинным голосом спрашивает ЮнМи в наступившей тишине. – Может, он хочет, чтобы с нами что-то случилось? Ногу там, кто-нибудь сломает, или, шею. Тогда можно будет отказаться от поездки в Японию. Форс-мажор и все довольны. А?

ЮнМи вопрошающее смотрит синими глазами на ошалевших от такого предположения сонбе.

– Может, надо кому-то ногу сломать? – предлагает в тишине ЮнМи. – ИнЧжон, например. Она крепкая, справится…

– Да ты чего несёшь! – подпрыгивает на своём месте от возмущения ИнЧжон. – Да чтобы президент СанХён такое хотел?! Он наоборот, всегда желает, чтобы мы постоянно работали! А ногу нужно сломать тебе! С тобой опасно быть на людях! Оставим в общаге, а сами полети…

– Хватит! – громко хлопает по столу ладонью СонЁн. – Всё, перестали ругаться! ЮнМи! Прекрати всех заводить!

– Простите, сонбе. – снова с невинным видом отвечает та. – У меня мало опыта, и это всё от нервов. Гы-гы…

ЮнМи издаёт нервный смешок.

– А раз мало опыта, – строго смотря на неё произносит СонЁн, – тогда сиди и молчи! Понятно?

– Да, сонбе. – покорно соглашается ЮнМи и напускает на себя печальный вид.

На некоторое время в столовой вновь устанавливается тишина. Присутствующие приходят в себя после столь внезапно нервного разговора, обдумывая услышанное.

– Да-а…, – вновь смотря в свой планшет вновь завистливо печалится КюРи, возвращаясь к тому, с чего началось утро. – Два и три миллиарда вон… Где бы мне найти того, кто давал бы мне инсайдерскую информацию? А то теперь даже непонятно, получится ли денег заработать?

– А что бы было тому человеку, который бы дал вам такую информацию, сонбе? – оглядев всех и на несколько мгновений задумавшись, словно что-то решая, спрашивает у неё ЮнМи.

– Что, «что бы было»? – переспрашивает, не поняв вопроса КюРи.

– Ну… сейчас всё просто так не делается. – Объясняет ей ЮнМи. Ты мне, я тебе. Чтобы вы дали этому человеку?

– Я… – задумывается КюРи подняв голову к потолку и наматывая на правый указательный палец свой локон, – если бы это был молодой человек… Красивый. … какой-нибудь СЕО…

– То я бы – подумала! – возвращаясь из мечты произносит КюРи весьма многообещающим тоном.

БоРам, услышав это «я бы – подумала!» смеётся.

– А если бы это была бы молодая красивая девушка? – нейтрально интересуется ЮнМи. – Что тогда?

– Девушка? – несколько недоумённо переспрашивает КюРи. – Откуда у девушки может быть инсайдерская информация? Тем более молодой… Если… если только она сама о ней от кого-нибудь не узнала…

Прекратив накручивать волосы на палец КюРи выставляется на ЮнМи. Та, скромно улыбается ей в ответ.

– У тебя же есть жених… – после паузы произносит КюРи окончательно сложив в своей голове два плюс два. – Он наследник в известной корпорации. И что, ты можешь что-то рассказать? Правда?!

За столом, в который раз с утра наступает всеобщее оцепенение. Все смотрят на скромно выглядящую ЮнМи.

– Или ты дразнишься? – спрашивает КюРи.

– Почему – дразнюсь? – пожимает плечами ЮнМи. – Могу и рассказать. Только, что я получу взамен?

– А что ты хочешь? – спрашивает КюРи.

– Не знаю, – отвечает ЮнМи и спрашивает, – А что я могу получить?

– Я тоже не знаю, что тебе дать. – признаётся КюРи.

– Тогда, – предлагает ЮнМи, – давайте на желание. Сейчас мне ничего не нужно, а в будущем, когда мне будет что-то нужно, вы его исполните. Ведь все здесь хотят сделать инвестиции с прибылью в тридцать тысяч процентов? Так ведь?

– Любое желание? – прищурившись, уточняет ИнЧжон.

– Без всякого секса, извращений, предательства и нечто похожего. – оговаривает условия договора ЮнМи. – Просто вы мне поможете, если потребуется. Хорошо?

– Мы и так тебе поможем, – удивляется СонЁн.

– Я в этом сомневаюсь, сонбе, – мягко улыбнувшись, отвечает ей ЮнМи.

– ТРИДЦАТЬ ТЫСЯЧ ПРОЦЕНТОВ?! – в крайнем изумлении восклицает в этот момент КюРи. – Тридцать тысяч?! А это не опасно?

– В смысле? – поворачивает к ней голову ЮнМи.

– Но это же огромные деньги! – поясняет та. – Тебе ничего не будет, если ты выдашь такой секрет? И нам? Нам тоже ничего не будет, если мы будем участвовать?

КюРи смотрит на обещающую золотые горы ЮнМи широко распахнутыми глазами.

– Это моя разработка, – скромно отвечает ей та. – О ней никто не знает, кроме моей семьи. И вас я тоже, прошу об этом нигде особо не рассказывать. Так что ничего опасного нет.

– Твоя разработка? – ещё больше удивляется КюРи, хотя, казалось, дальше уже некуда. – И что же это такое?

– Совсем недавно появилась новая электронная валюта… – говорит ЮнМи и коротко рассказывает об объекте инвестирования и насколько она подорожает в ближайшие несколько лет.

Выслушав, девочки недоумённо переглядываются между собой.

– И почему она должна подорожать? – нарушая тишину спрашивает ХёМин.

– Это будущая валюта преступного мира, – с каким-то странным выражением на лице поясняет основную «фишку» ЮнМи. – Ей будут расплачиваться за наркотики, оружие, торговлю людьми и прочие грязные дела, поскольку она не оставляет следов. Сейчас преступники это поймут и датакоин начнёт расти.

ЮнМи с удовольствием, но опять, с тем же странным выражением на лице, поочерёдно оглядывает всех, как бы говоря – «ну, вы поняли теперь, как это круто»?

– Ты чё, прикалываешься что ли? – нарушая возникшую тишину интересуется у неё ИнЧжон.

– Чего я прикалываюсь? – не понимает та.

– Наркотики, оружие, работорговля, – перечисляет ИнЧжон. – Ты это серьёзно?

– Да, выглядит некрасиво, – кивнув, соглашается с ней ЮнМи поняв вопрос по-своему. – Но этим заниматься не нужно. Нужно просто купить валюты, которая будет расти. А вся эта «теневая» экономика всегда была, есть и будет, в независимости от того, нравится это нам или нет. Такова человеческая природа.

– Бандиты?! – ужасается БоРам. – Если отец узнает, что я помогаю бандитам…

БоРам не заканчивает фразу, но по выражению её лица понятно, что с ней будет.

– Никаким бандитам помогать не надо. – ещё раз пытается объяснить ЮнМи. – Нужно купить датакоинов и ждать, пока они вырастут.

– А ты-та сама, уже купила? – спрашивает ИнЧжон.

– Да, я уже купила десять тысяч, – отвечает ЮнМи. – Через несколько лет они превратиться в три миллиона долларов.

– Офигеть, – говорит ИнЧжон. – А если не превратятся? Что тогда?

– Десять тысяч и три миллиона, хорошее плечо, чтобы рискнуть, – отвечать ЮнМи. – Тем более, что они превратятся. Электронная анонимная валюта – новое слово в мире финансов. Она просто обязана расти.

– Авантюра. – уверенно произносит ИнЧжон. – Инвестиции в преступный мир?! Да от нас все фанаты уйдут, если узнают о таком!

– А как вы хотели? – удивляется ЮнМи. – Деньги, это риск. Большие деньги – большой риск. Но никто не узнает, если никому не говорить. Всё анонимно.

– Так! – решительно произносит СонЁн, – ЮнМи, хватит рассказывать непонятно что. Тебе пора ехать на студию. После обеда у нас с тобой прослушивание, а ты ещё даже не приступала к работе.

– Так вы что, сонбе… не хотите участвовать? – как-бы удивлённо смотря, спрашивает ЮнМи.

– Я – нет. – отвечает СонЁн. – Я не хочу иметь никаких дел с преступниками.

Пфф… – надув щёки излишне огорчённо выдыхает ЮнМи.

(позже, в общежитии. ЮнМи уже уехала в студию. Девочки собираются на репетицию хореографии)

– Она реально жуть какая странная, – говорит о ЮнМи ИнЧжон. – Что у неё творится в голове?! Надо такое придумать – «валюта приступного мира»!

– Как думаешь, – спрашивает её КюРи, – она и вправду купила датакоины?

– Не знаю. – пожимает плечами ИнЧжон. – Она ненормальная. Вполне могла, если такая валюта есть.

– Я посмотрела, – отвечает КюРи, – есть такая валюта. Стоит сейчас меньше доллара. Только как её купить – непонятно.

– Ты чего? – удивляется ИнЧжон, – Хочешь купить?

– Да нет, – говорит КюРи, – Просто посмотрела, есть или нет. Оказалось – есть.

Время действия: вечер этого дня

Место действия: концертный зал, группа «BangBang» празднует юбилей одного из своих участников.

Стою с девчонками за кулисами, скоро будет момент нашего выхода на сцену. Зал большой, зрителей – много. На сцене чествуют «юбиляра», фигурально выражаясь, успокаивают, что ему только двадцать пять, это не срок, всё ещё впереди. Выкатили на тележке большой торт, намазали ТэСону кремом лицо. Короче, праздник в разгаре. На девчачьем дне рождения я уже побывал, теперь с интересом наблюдаю как это происходит у корейских парней.[20]20
  посмотреть как это примерно выглядит можно здесь: https://youtu.be/-taDhWRO88


[Закрыть]

Сегодня я с утра пытался творить добро. Рассказал своим «старушкам» о том, куда вложить деньги. Как перед этим я и предполагал с высокой степенью вероятности, был не понят и осмеян. Собственно, поэтому я им и рассказал, зная, что не поверят. Через год-другой вспомнят меня, да поздно будет. Я предлагал, вы отказались. Какие претензии? А после неудачного общения мы пошли дальше, каждый своим путём. Они пошли зарабатывать деньги тяжёлым трудом, а я, «авантюристка», как меня обозвали, пошёл в студию, клепать «нетленку». Каждому своё, увы и ах. Не хотят, не надо. Пусть вкалывают, раз так привыкли.

Сегодня у меня было прослушивание. Послушали… Послушали и постановили:

первое – мне можно начинать учиться петь;

второе – голос у меня какой-то «пацанячий» или, подростковый. [21]21
  что-то вроде этого голос https://youtu.be/cPFRblBat7w


[Закрыть]

Не пришли к единому мнению. Ни шеф, ни продюсер группы. Тоже – «ну и ладно». Сам послушал запись. Согласен, не Мирей Матье, но уже гораздо лучше, чем было. «Уверенный» голос стал, без «провалов», как раньше. Не зря шеф после прослушивания повелел начать со мной занятия вокалом «по серьёзному». Есть сдвиги в положительную сторону, есть. Буду теперь ждать «обвала». Как с танцами. Почему бы и нет? Проснулся – а голосина как у Монсеррат Кабале, аж стаканы лопаются. Здорово! Нужно больше заниматься аутотренингом. Больше твердить – «мой голос становится всё лучше и лучше. Лучше и лучше.» Несложно ведь. А польза идёт, верю в это.

С СонЁн сделать всё до конца, конечно не получилось. Так, обозначили основную мелодию в вольном обращении с английским текстом. Хоть у СонЁн, как мне показалось, получше с языком чем у остальных в группе, но английский – это будет «отдельная песня», как я понимаю. Не смотря на «нюансы», композиция понравилась и СанХёну и продюсеру. СонЁн тоже понравилось, что она пела. Действительно, подходит к её голосу. И музыка, и требуемая манера исполнения. Будем работать дальше, как решило руководство. Неизвестно, что там с Японией, поедем или не поедем, а неплохую английскую песню везде спеть можно. Проблем нет…

О! Похоже, извращения с тортом закончили, везут его за кулисы, и сейчас наступает наша очередь. Ну точно, ведущий начинает рассказывать о том, что у ТэСона есть много друзей не только среди парней, но и среди девушек, которые тоже хотят его поздравить. Наш выход.

(чуть позже позже)

– Встречайте! Группа «Корона»! – взмахнув рукой восклицает ведущий концерта и уходит за кулисы.

Звучат первые аккорды мелодии и под аплодисменты, на верхней площадке лестнице в глубине сцены, появляются участницы группы.

– Стрелки крутятся все быстрей, – левой рукой держа микрофон, а правой, крутя в воздухе указательным пальцем изображая их движение сообщает всем ХёМин.

– Стали звёзды на год взрослей, – произносит следующее предложение ДжиХён начиная спускаться вниз.

– Лист сорвался с календаря, – печалится КюРи.

– Но не стоит грустить зря. – советует, смотря на неё БоРам.

– И не зря в день рождения – поёт ИнЧжон.

– Собираются все друзья, – улыбается ей ЮнМи.

– И чем больше друзей вокруг, Тем моложе сердца стук! – двумя строчками заканчивает куплет СонЁн.

А дальше все вместе поют припев:

 
С днем рождения!
Успеха, радости, везения!
Любви, желаний исполнения,
И миллион ночей и дней! [22]22
  для поднятия настроения послушать можно здесь:
  https://www.youtube.com/watch?v=UUngm5lvTEE


[Закрыть]

 

Девушки спускаются по лестнице и идут к сидящему на импровизированном троне имениннику. Идут неспешно, с остановками. С таким расчётом, чтобы добраться до него в конце песни. Наконец, это случается. Девушки окружают трон. Звучат последние аккорды. Оказавшиеся по краям композиции ДжиХён и КюРи наклонившись вперёд поднимают вверх ножки.

– Вау! – выдыхает зал и начинает рукоплескать.

Снова включается музыкальны проигрыш и группа, сделав круг вокруг именинника, проходит по сцене собираясь вместе на одной её стороне. Музыку выключают. СонЁн говорит в микрофон заготовленную речь.

– Все знают, что ТэСон обладает многими замечательными качествами, – говорит она. – Он трудолюбив, дружелюбен, у него хорошее чувство юмора. А главное, он прекрасно танцует. Мы даже думаем, что он на танцполе – лучший. Поэтому, ТэСон, у нас есть для тебя ещё один подарок. Шуточная песня, которая, надеюсь, тебе понравится. С днём рождения, ТэСон!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю