290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Айдол-ян - 2 (СИ) » Текст книги (страница 23)
Айдол-ян - 2 (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 15:30

Текст книги "Айдол-ян - 2 (СИ)"


Автор книги: Андрей Кощиенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 37 страниц)

«…является признаком того, что армия поддерживает позицию высказанную Пак ЮнМи в отношении действий корейского министерства иностранных дел…» … «…стало грубой провокацией в отношении действующей партии и правительства. И он не допустит…» …

«… кто стоит за спиной ЮнМи? Возможно, это некие финансовые агломераты, пытающиеся использовать столь резкие высказывания несовершеннолетней в попытке переделать существующие рынки…» …

«… уверен, что высказывания в подобном тоне о действиях правительства играют на руку всем анти-корейским силам. И он будет добиваться уголовного расследования…» …

«… проанализировав высказанные претензия к действиям нашего МИДа, не нашёл ничего, чтобы было не известно до этого момента…» …

«лидер «Корейской национальной партии», господин Чо ВинЧон заявил, что его партия – «будет большим образом работать с молодёжью, вовлекая её в политическую жизнь страны, имея в качестве примера такого активного члена общества как Пак ЮнМи». Лидер Чо ВинЧон в очередной раз потребовал отставки правительства и наказания виновных, как он выразился, «в морском позоре» страны. «Даже школьницы понимают, что наш МИД недееспособен» – сказал он. – «И только правительство страны продолжает упорствовать в признании этого факта…» …

– Ужас. – произносит МуРан отодвигаясь от экрана монитора и снимая очки. – За горой ещё гора. Это же надо такое устроить! Одно заявление и армия её уже поддерживает и Чо ВинЧон предлагает её в качестве примера! Обрадовались…

Взгляд МуРан опускается на лежащую на краю стола книгу с названием «История корейских династий». Секунды три посмотрев на неё, МуРан берёт её в руки и открывает её там, где в ней вложена закладка. Читает.

«… Королева Мён СонХва обладала острым политическим чутьём, прекрасно понимая чаяния и устремления как простого народа, так и правящей знати. Умело облекая эти чаяния в слова, она обращалась с ними к подданным своего государства так, что всегда находилась часть общества, которая становилась ярым сторонником её решений, а те, кто что-то терял в результате этих решений, тем не менее, не становились врагами королевы и правящей династии, получая различные компенсации…»

– Манипуляторша… – недовольно шипит себе под нос МуРан вспоминая выступление ЮнМи на шоу.

Место действия: общежитие группы «Корона»

Время действия: вечер, начало седьмого

– Вау! – громко восклицает КюРи смотря в планшет. – Вы только посмотрите, что опять натворила наша ЮнМи!

– Она не наша. – отвечает ей ИнЧжон. – И слава богу. И что же она могла натворить? Назначила дату свадьбы?

– Не угадаешь! – с восхищением восклицает КюРи подняв голову от планшета и смотря на ИнЧжон. – Её мобилизовали в армию!

– В армию? – удивлённо переспрашивает ИнЧжон и наморщив лоб на несколько секунд задумывается над новостью.

– Вообще уже, что ли? – произносит она. – Что за глупости ты читаешь?

– Я читаю сайт министерства обороны! Вот, слушайте! – требует КюРи и зачитывает для всех небольшой текст приказа.

На некоторое время в комнате устанавливается молчание. Девушки озадаченно обдумывают неожиданную новость.

– Так это она теперь будет со своим женихом вместе служить? – спрашивает у всех БоРам. – В одной казарме?

– В одной казарме? Со всеми остальными солдатами? – скептически отзывается ХёМин. – Даже не представляю, чем может закончится такая «служба».

– Почему же? Я вот очень даже представляю. – отвечает ДжиХён. – Беременностью и увольнением в запас.

– Не говори ерунду! – сердится СонЁн. – Наверняка, в армии захотели, чтобы у них была такая же реклама как АйЮ в полиции! Будет иногда фотографироваться в форме, а в часть приезжать только на время каких-нибудь шоу или презентаций.

– Ну, АйЮ всё же участвует в работе полиции, когда у неё есть время. – возражает ХёМин. – Потом, АйЮ это не ЮнМи. Какая с неё реклама для армии?

– Написано ведь – «для повышения морального духа и боеспособности», – цитирует приказ по памяти СонЁн и напоминает. – Она же «RedAlert» написала, с которым мы выиграли на международных учениях!

Девочки опять задумываются.

– Ну, не знаю… – неуверенно произносит ХёМин раздумывая над этим фактом.

– Тогда, что, получается – армия поддерживает ЮнМи против МИДа? – задаёт вопрос КюРи.

Опять все задумываются.

– Политика, это смерть для айдола. – уверенно произносит ИнЧжон повторяя когда-то крепко вбитую ей в голову мысль. – Все айдолы и актёры, когда начинают делать политические заявления – заканчивают свою карьеру досрочно. Хорошо, что президент СанХён исключил её из группы и уволил из агентства. Она бы нас утопила вместе с собой. Балласт, тянущей на дно.

– Н-да, – со скепсисом в голосе отзывается КюРи, – теперь остаётся только суметь выплыть, после сброшенного балласта. Дело за малым…

– Не веришь, что президент СанХён поможет нам это сделать? – агрессивно обращается на это замечание ИнЧжон.

– Почему? – не спорит с ней КюРи. – Верю. Просто хочется, чтобы это произошло поскорей. А то я как-то не представляю, как мы это сделаем…

– Президент СанХён знает, что нужно делать. – уверенно произносит ИнЧжон. – Но ему нужно время, чтобы разобраться со всем тем, что натворила ЮнМи. Он же так и сказал, что нужно вначале многое исправить.

КюРи ничего не отвечает и возвращается к своему планшету. В комнате наступает тишина. Девушки тоже берутся за свои гаджеты, чтобы узнать последние новости.

– «Нетизены сомневаются в адекватности генерала Им ЧхеМу, отдавшему приказ о мобилизации Агдан». – читает она с экрана ни к кому конкретно не обращаясь, КюРи. – Спрашивают – «Что, у нас уже началась война с Севером, если мы мобилизуем школьниц»?

– Нетизены пишут, что президент СанХён выгнал ЮнМи из агентства. – сообщает ДжиХён. – Интересно, откуда узнали?

– «Оппозиционные партии поддерживают Агдан». – ответно рапортует БоРам делясь своими впечатлениями от изучения новостной ленты.

– Может, ЮнМи и вправду – Мён СонХва? – подняв голову от своего планшета спрашивает она. – Порядок наводит в государстве…

ИнЧжон тяжело вздыхает, но ничего не отвечает на это дурацкое предположение, продолжая читать то, что она читала до вопроса БоРам.

Место действия: дом мамы ЮнМи

Время действия: примерно в тоже время

На полу сижу, телевизор смотрю. Рядом со мной холодная бутылка водки и пакет с апельсиновым соком. Пришлось перейти на консервант, поскольку СунОк, протестуя против «распития крепкого напитка», категорически отказалась делать мне «свежевыжатый». А ещё, у нас с ней была перед этим схватка за бутылку. Хоть онни громко орала и принимала угрожающие позы, но до рукопашной у нас дело не дошло. Я объяснил ей, чем грозит семейному бюджету мой призыв и отстоял своё право напиваться, когда хочу и как хочу. Вот, веду себя по-корейски, напиваюсь после увольнения. СунОк поддерживает, но с соджу и без огонька.

Короче. Я тут посидел в сети, полазил по юридическим сайтам, которые попались и, на первый взгляд выходит, что у меня есть крепкий шанс сесть на зарплату военного, как о том как-то мечтала онни. Эти ж придурки, которые в армии, меня не призвали, а – мобилизовали! А как говорят в Одессе, это две большие разницы. Если призвали, то через два года тебя выпустят на свободу с чистой совестью и живи себе дальше, печалясь о двух бездарно пропавших годах. А вот при мобилизации, тебя отпустят, лишь когда этого пожелает твоё военное руководство. Даже победа в войне не гарантирует твоего мгновенного освобождения. Пока не будет приказа – служи себе да служи, и не тужи…

Эх! И что так всё неудачно складывается?! Главное, если начать «отматывать обратно» последовательность событий от той точки, в которой я сейчас нахожусь, то исходным, отправным пунктом всей этой белиберды оказывается ЧжуВон! Вот просто… слов нет! Никаких! Убить бы гада, сделать планету чище!

Делаю себе ещё порцию водки с соком и со льдом, делаю глоток.

И главное, непонятно, как нужно поступить. Если попытаться уехать из страны, так мало того, что я несовершеннолетний, так ещё это будет дезертирство, уголовная статья. Даже если уедешь – как потом работать? А оставаться и тянуть армейскую лямку – тоже резона нет. Лучшие годы – псу под хвост. Пока видится два вменяемых варианта. Первый – опротестовать мобилизацию в судебном порядке. Второй – закосить по состоянию здоровья. Вот и пригодится моя амнезия…

Ну и ещё возможный вариант – пойти к военным и спросить, что они имели в виду? В приказе есть слово – «почётным», АйЮ тоже – «почётный офицер», но пляшет и поёт, деньги зарабатывает. Может, вояки тоже захотели, чтобы у них было не хуже, чем у полицаев? Тоже, чтобы «пело и плясало» и «своё»? Кстати, только что отсмотрели с СунОк комбэк АйЮ на «SBS». Ну, что я могу сказать? «Таксист Джо», на мой взгляд – удался. В одном месте было какое-то невнятное произношение, а в остальном – очень даже неплохо вышло. И музыку никто не «улучшил». Наверное, просто времени на это не хватило…

Вот, одним всё, другим шиш с маслом. Ладно, буду смотреть телевизор, пока водка не кончится. Или, не усну. А завтра – видно будет. Утро, оно говорят вечера – мудренее…

(первое июля, поздний вечер. телефонный звонок в квартиру президента агентства «FAN Entertainment»)

– Да, господин Икута, добрый вечер. – говорит в трубку СанХён ответив на вызов.

– Добрый вечер, господин СанХён. Прошу прощения, за столь поздний звонок…

– Я слушаю вас Икута-сан, – несколько напряжённым голосом отвечает СанХён и стараясь выглядеть бодро делает предположение. – Наверняка у вас были причины для звонка.

– Вы правы, господин СанХён, были. Я хотел первым, или одним из первых, поздравить агентство «FAN Entertainment» и вас, как его владельца и руководителя, с несомненно выдающимся результатом. Хочу выразить вам своё искреннее восхищением вашим талантом в умении находить великолепных исполнителей, а затем правильно руководить ими, чтобы в конце концов из негранёных алмазов получались бриллианты мирового класс. Браво, господин СанХён! Я восхищаюсь вами!

– Э… аа… да… – растерявшись, СанХён издаёт серию несвязных звуков но быстро справляется с растерянностью и берёт себя в руки.

– Благодарю вас, Икута-сан, за столь высокое мнение о моих деловых качествах, – отвечает он в ответ славословие, – однако, я нахожусь в смущении, так как не понимаю причин вашего поздравления. Вы не могли бы меня просветить о его причинах?

– Я вижу, что я всё-таки первый, кто позвонил вам с этой новостью. – довольно смеётся в ответ японец. – Дело в том, что я сейчас нахожусь в Америке. Здесь сейчас девять часов утра и Американская академия звукозаписи так, как она делает это каждый год в первый день второго полугодия, объявила список номинантов на соискание своей премии. В списках значится айдол вашего агентства, господин СанХён. А именно – госпожа Пак ЮнМи. Она номинирована для награждения сразу в нескольких категориях. Поздравляю, господин СанХён. Это действительно, настоящий успех.

На несколько секунд в разговоре устанавливается тишина. Ошеломлённый СанХён бешено вращает шестерёнками своего мозга пытаясь осмыслить неожиданную информацию.

– Господин СанХён? – с иронией в голосе осведомляется Икута, видимо представляя, что сейчас происходит с его собеседником.

– Но как же так? – взрывается очередью вопросов, пришедший в себя до возможности говорить СанХён. – Агентство ведь её никак не продвигало в вопросе награждения?! Как Ассоциация могла принять такое решение без продвижения? Это же немалые деньги и … нужны люди, кто знает, как это делается! Ушам своим не верю! Это действительно так на самом деле?! Икута-сан, это не шутка? Скажите мне, что это не розыгрыш! ЮнМи действительно выдвинули на премию «Грэмми»?!

Икута тихо смеётся в ответ в трубку.

– Я кое-кого знаю из тех, кто принимает решения и взял на себя смелость порекомендовать им послушать работы вашей девочки. Скажу, не преувеличивая, музыка произвела впечатление. Поэтому, в том, что я вам сказал, нет никакой шутки или обмана. Вы сами можете в этом убедиться, найдя имя своего айдола в списке номинантов. Я вам скажу даже более того. Номер, под которым записана ЮнМи, попадает в «шорт-лист». То есть, её присутствие в зале обязательно. Думаю, вы, как глава агентства, будете её сопровождать. Она же несовершеннолетняя, она не может поехать одна.

СанХёна, после этой новости снова «клинит». Он силится представить себя сидящем рядом с ЮнМи, в зале, в котором происходит вручение престижнейшей мировой музыкальной премии и как-то у него это не получается. Почему-то он видит себя в ярко-оранжевом костюме, жёлтых ботинках и круглой соломенной шляпке с большими полями на голове. Он трясёт головой, пытаясь вытрясти из него столь непонятный и невесть взявшийся образ, но это у него не выходит.

На своём конце соединения Икута довольно улыбается в телефон.

– И да, господин СанХён, – говорит он, напоминая. – С нетерпением ждём вас и вашу группу «Корона», в которой теперь есть такая известная личность, в Японии. Не сомневаюсь, что у столь талантливой девушки и с такими удивительным глазами, будет невероятный успех.

– Эууэаааууу, – снова несвязно начинает СанХён, но быстро выправляется.

– Конечно, Икута-сан, – уверенным голосом отвечает он. – Конечно, мы обязательно будем и покажем самое лучшее на что способны.

– Уверен, что в Японии очень многие захотят на это посмотреть. Возможно придётся провести дополнительные выступления. – говорит Икута.

– Не вижу в этом никаких проблем, – отвечает СанХён. – Исполнители моего агентства готовы выступать в любое время и при любом числе зрителей. Икута-сан, я преисполнен искренней благодарностью за ваше доброе отношение к моему агентству.

– Моё отношение, господин СанХён, возникло не на пустом месте. Дела, к сожалению, ещё требуют моего присутствия здесь и в Японию я вернусь только к окончанию промоушена вашей группы. И я очень хочу встретиться с вами и ещё раз переговорить по вопросу, который мы обсуждали у вас в агентстве. Надеюсь, что в связи с новыми обстоятельствами, эти переговоры пройдут более плодотворно чем в прошлый раз.

– Икута-сан, вести переговоры с вами, представителем крупнейшего мирового агентства, большая честь для меня. Обещаю, что всё, что нужно для положительного решения данного вопроса будет сделано.

– Рад это слышать, господин СанХён.

– Единственно, есть две небольшие проблемы, Икута-сан. К сожалению, они находятся вне возможностей моего непосредственного вмешательства. Это может помешать заключению соглашения, в котором есть две заинтересованные стороны.

– Вот как, господин СанХён? Неприятно, когда в прекрасные планы вмешиваются непреодолимые силы. О каких проблемах вы говорите?

– Первая проблема – ЮнМи попала в скандал. Громкий скандал. И он пока ещё не достиг своего пика.

Икута думает несколько секунд.

– Скандал связан с наркотиками, аморальным поведением или, что-то ещё из «тяжёлого»? – спрашивает он.

– Нет, ничего этого нет. Она дала интервью, не согласовав его содержание с агентством.

– Я не слежу за скандалами в корейском шоу-бизнесе. Вы не скажете в двух словах, что произошло?

– ЮнМи подвергла критике действия своего правительства по переименованию Восточного моря.

– Однако… – удивляется Икута и на мгновение задумывается.

– При этом было сказано что-то оскорбительное о Японии или её жителях? – спрашивает он.

– Ничего подобного не было.

– Думаю, ничего страшного в этом нет. Прошу прощения за мои слова, господин СанХён, но, в свете последних событий, наоборот, критика действий вашего правительства может быть воспринята в Японии как положительный фактор.

– Я понимаю, Икута-сан.

– Надеюсь, я не причинил своими словами обиды. Политика – не наш с вами бизнес, и я считаю категорически неправильным привносить хотя бы её каплю в отношения людей, занимающихся музыкой.

– Совершенно с вами согласен, Икута-сан. Я тоже так думаю, поэтому никакой обиды нет.

– Рад, что мы с вами думаем одинаково. Но вы сказали о двух проблемах, которые могут помешать приезду ЮнМи в Японию. Какая вторая проблема, господин СанХён?

– Даже не знаю, как вам сказать, Икута-сан. – признаётся СанХён. – Дело в том, что сегодня утром, ЮнМи мобилизовали в армию…

– В армию? – удивляется Икута. – Действительно?

– До сих пор не могу в себя прийти, как узнал о событии, – жалуется СанХён.

– Республика Корея решила начать войну с Севером на полное уничтожение? Иначе зачем проводить мобилизацию школьниц?

– К счастью, ничего такого не происходит, Икута-сан. И я понимаю, что со стороны это выглядит странно. Есть предположение, что таким образом военные наградили её за марш «Red Alert», который помог одержать победу команде морской пехоты на международных учениях «Щит моря».

– Странный способ награждения…

– Военные всегда были людьми, идущими непростыми дорогами…

– Да, я понимаю, о чём вы говорите, – кивает Икута на другом конце Земли.

– Я пока не разговаривал с людьми, которые приняли это решение. – признаётся из Кореи СанХён. – И я не знаю причину, по которой они приняли решение о мобилизации ЮнМи. А также не знаю, как теперь будет проходить её дальнейшая жизнь. Поэтому, Икута-сан, я не знаю, сможет ли она поехать с группой в Японию о чём вас предупреждаю.

– Непонятная ситуация. – недовольно соглашается японец и предлагает. – Я думаю, что не стоит принимать решения в условиях отсутствия информации, господин СанХён. Необходимо понять, чем вызван этот приказ о мобилизации и какие последствия он несёт для жизни ЮнМи. Вы согласны?

– Другого варианта нет. – соглашается СанХён. – Икута-сан, я разузнаю всё в ближайшее день-два и сообщу вам. И уже от этого, будем принимать решения.

– Хорошо, господин СанХён. Буду ждать от вас информации. Очень не хотелось бы, чтобы столь талантливого композитора забрала себе армия.

– Согласен с вами, Икута-сан. – вздыхает СанХён.

– Тогда, будем прощаться, господин СанХён? Ещё раз поздравляю вас с замечательной победой. Номинация на «Грэмми», да ещё попадание в шорт-лист, это, несомненно, достижение мирового уровня.

– Благодарю вас, Икута-сан, за поздравление и вашу помощь. Если бы не ваша протекция, возможно, этого бы не было.

– Не преувеличивайте мои заслуги, господин СанХён. – отвечает ему японец. – Номинантов на «Грэмми» без ничего не бывает. Так что главная заслуга здесь ЮнМи, а не моя. Я лишь только подсказал, куда нужно смотреть.

– Когда знаешь куда смотреть, считай, половина дела сделана, Икута-сан, – говорит СанХён и благодарит. – Ещё раз спасибо вам, Икута-сан, за ваше покровительство к моим артистам. Я прямо завтра с утра займусь выяснением того, что значит этот странный приказ.

Место действия: общежитие группы «Корона»

Время действия: второе июля, девять часов утра, группа завтракает

– Менеджер Ким только что звонил, сказал, чтобы мы срочно ехали в агентство. – сообщает всем КюРи входя на кухню с телефоном в руке.

Девушки, до этого спокойно завтракавшие, озадаченно поворачиваются к ней.

– Президент СанХён хочет нас видеть. – сообщает КюРи подходя к столу.

– Зачем? – удивлённо спрашивает ДжиХён. – Ким не сказал?

– У нас новая работа? – делает предположение БоРам.

– Ким сказал, что президент хочет добавить к нам в группу новую девушку. – отвечает КюРи.

– Новою девушку?! Опять?! – резко выпрямляясь изумляется ИнЧжон. – Только избавились и опять?!

– Это только пока предположительно, – говорит КюРи. – Менеджер Ким сказал – предположительно. Давайте, быстро заканчивайте завтракать и нужно ехать.

– Буууу! – надув щёки выдыхает ИнЧжон.

Место действия: кабинет президента СанХёна

Время действия: примерно в тоже время

Сижу, не жужу, на шефа смотрю. Сегодня прямо с ранья СунОк взялась меня «пинать», требуя, чтобы я встал и как полоумный нёсся в агентство, говорить с СанХёном. Вчера, допить в одиночку бутылку водки мне не удалось, но я старался, а поэтому вставать и нестись, желания у меня не было никакого, о чём я, собственно и сообщил сыпавшей во все стороны электрическими разрядами онни. На что «шаровая молния» мне заявила, что если я сейчас же не встану, то она меня свяжет и доставит пред очи СанХёна в том виде, в котором я есть. Как я понимаю, это должно было испугать любую другую девушку, но со мной этот номер не прошёл. Пока онни орала и ругалась, я пытался спать дальше, но тут мне в голову пришла мысль спросить у неё – «по какому поводу будет разговор?». Узнав, что шеф хочет обсудить финансовые вопросы, я ещё немного повалялся, борясь с ленью и плохим самочувствием и размышляя на тему – «на кой чёрт мне куда-то тащиться, раз меня уволили? Я теперь свободный человек и пусть звонят ЁнЭ, договариваются с ней о времени встречи». Однако, вспомнив о том, что из агентства мне недавно перевели деньги, а СунОк сказала, что они как-то «выравнивают» платежи, решил всё дойти до шефа, послушать, что он мне скажет. Деньги – это серьёзно. Всё, собственно, делается ради них. Хорошо лечить душевную рану валяясь попой кверху, но при этом точно зная, что у тебя есть средства, которые могут тебе это позволить. А если средств не будет, такой роскоши ты себе позволить не сможешь. Будешь бегать, вытаращив глаза, и невзирая ни на какие ранения…

Поэтому я встал, не сильно усердствуя привёл себя в порядок, влез в шорты и рубашку с короткими рукавами, сандали и поехал. Вот, приехал. Жду начала обещанного разговора о деньгах. Он пока не начался, шеф тянет время занимаясь моим разглядыванием.

– У тебя глаза красные. – сообщает мне шеф результаты проведённого им осмотра.

– По работе скучала, – тянут меня в ответ за язык черти. – Плакала.

– Всю ночь. – подумав, добавляю я уточнение, скептически смотрящему на меня СанХёну.

Не, ну а чего он? Чё придуряться-то? Не видит, что ли, что человек еле сидит? Можно подумать сам не злоупотреблял никогда…

– А чем от тебя пахнет? – спрашивает шеф, продолжая валять дурака и напомнив мне своим вопросом финальную часть сказки «Красная шапочка».

– Фиалками? – делаю я предположение.

– Похоже, это совсем не фиалки, – отрицательно качая головой не соглашается с предложенным мною вариантом СанХён. – Больше похоже на запах перегара. Ты что, пьянствовала всё это время?!

– Ничего подобного! – обиженно надувая губы отвечаю я. – Я не пьянствовала. Я следовала национальным обычаям. Можно сказать, из последних сил…

– Каким обычаям? – выказывает интерес собеседник.

– Да вы, что сабоним, разве не знаете?! – удивлённо восклицаю я. – В любой дораме показывают, что всякий уволенный кореец, прежде чем начать своё новое восхождение к успеху, должен выпить как минимум два ящика соджу. И его при этом должны все жалеть. А меня никто не жалел и соджу я пить не смогла, поскольку меня с неё выворачивает. Пришлось заменить её водкой…

– Водкой?! – изумляется СанХён. – С ума сошла?!

– Я старалась следовать традициям, – грустно смотря на шефа говорю я, – внесла в них кое-какие рационализации. Было очень трудно, сабоним, но я старалась…

Продолжаю грустно смотреть на шефа, шеф, саркастически смотрит на меня.

– Кофе? – помолчав, предлагает он.

– Лучше минералки, сабоним! – сразу оживаю я.

– Принеси мне кофе и бутылку минералки, – нажав кнопку на большом телефоне на своём столе приказывает он секретарю.

– Холодной! – вытянув шею подсказываю я со своего места.

– Холодной! – ретранслирует мою просьбу СанХён.

– Сейчас. – обещает он мне.

– Спасибо сабоним, – благодарю я его.

Минуту с небольшим сидим в тишине, пока не приносят заказанное. Шеф начитает мешать в чашке ложкой, а я открываю бутылку, наливаю почти полный стакан минералки и весь его выпиваю.

А..а … хорошо!

– Не рано ли ты начала следовать традициям? – недовольно спрашивает, наблюдая за мной, СанХён. – Куда смотрит твоя мама?

– Мама в больнице. – коротко напоминаю я.

– Понятно. – кивает шеф. – А твоя сестра?

– Не та сестра настоящая которая тебя на спине из бара тащит, а та, которая с тобою рядом по асфальту из бара ползёт! – бодро отвечаю я, перефразируя пришедшую на ум шутку.

– Понятно. – снова кивает шеф.

Мне начинает надоедать это долгое вступление.

– Господин СанХён, вы хотели со мною поговорить? – напоминаю я причину своего присутствия.

– Да, – не отрицает он.

– Прошу прощения, сабоним, но как говорится – «время – деньги». Может быть нам следует начать разговор?

– Пожалуй. – кивнув, соглашается президент.

– Начну я несколько издалека. – говорит он. – Возможно то, что я сейчас тебе скажу, ты уже знаешь, но, видя твоё состояние, я проговорю ещё раз, чтобы причина моих поступков была совершенно понятной.

Согласно киваю, хотя имею сомнения в такой необходимости.

– Всякий бизнес нацелен на извлечение прибыли. – начинает разговор СанХён. – И любой бизнес использует какой-то ресурс для того, чтобы, произведя определённую работу, добавить к нему что-то своё и получить с этого прибыль. Если в отдельных случаях, например, как горно-обогатительная компания, ресурс очевиден, то в случае музыкального агентства он не так понятен. Можно подумать, что в данном случае его ресурс – это артисты агентства, но, это, возможно к большому удивлению, не так…

СанХён пару секунд задумчиво мешает в чашке кофе, видимо стараясь более полно сформулировать свою мысль.

– Дело тут в структуре бизнеса, – говорит он, – именно в том, каким образом музыкальные агентства зарабатывают деньги. А в Корее они зарабатывают деньги используя медиа-агентства…

Вынув ложку из чашки СанХён начинает трясти её над кружкой, стряхивая остатки прилипшей к ложке пены.

– Способ заработка агентства в Корее отличается от подобного агентства где-то в Европе или Америке. – поясняет СанХён. – Если там основой заработка являются продажа синглов, дисков и концерты, то в структуре прибыли корейского агентства это занимает меньшую часть. Основной доход оно получает от участия своих артистов в различных телевизионных шоу и музыкальных программах …

– Я слышала, что музыкальные шоу на ТиВи имеют очень низкий рейтинг, – вклиниваюсь я в монолог шефа.

– Да, это так. – кивнув, спокойно соглашается он со мной, – но тут есть нюанс. А он в том, что после появления на музыкальном шоу агентство может рассчитывать на более высокую оплату выступления своей группы. После появления на шоу, цена выступления группы на любом мероприятии возрастает сразу в два-три раза. Если, допустим, до шоу, группа получала за проведение мероприятия 2–3 миллиона вон, то после она может рассчитывать уже на 5–7 миллионов за такое же выступление. Победа на музыкальных шоу для агентства очень важна. Например, та же «АОА» о которой ты говорила. До победы на «Music Bank», они толком ничего не имели, а после победы получили сразу около двадцати рекламных контрактов. После победы заработок агентства «АОА» за год увеличился с трёх до шести миллиардов вон, и они смогли наконец платить зарплату своим артистам. Как бы не были проблемны музыкальные шоу с их низкими рейтингами, но победа на них дает очень много, особенно если шоу было на центральном канале. За победу на центральном телеканале стоимость группы может вырасти в десять раз. Плюс, это открывает путь к участию в шоу и дорогих рекламных компаниях…

СанХён делает глоток кофе.

– … Из этого следует, что прекращение участия артистов агентства в ТВ-шоу, означает смерть агентства или, скатывание его на уровень, на котором влачат жалкое существование, с трудом наскребая на ежемесячную зарплату… – не смотря на меня, а наклонив голову и смотря в чашку из которой пьёт, говорит он. – …что, собственно, равнозначно смерти. Поэтому, когда мне сообщили, что «SBS» отказались от участия шоу с тобой, я не секунды не сомневался в принятии решения уволить тебя…

Понятно…

– Я создавал своё агентство всю свою жизнь. – подняв голову и смотря мне в глаза говорит он. – Сейчас в нём работают семьсот пятьдесят человек. Минимум у восьмидесяти процентов из них имеют родителей, о которых пришла пора позаботиться или, эта пора вот-вот наступит. Минимум пятьдесят процентов моих сотрудников имеют несовершеннолетних детей, которым нужна поддержка. В итоге – примерно пять тысяч человек зависят от принимаемых мною решений. Зависят от того, сколько заработаю я, а значит, заработают и они…

– Я уволю любого своего сотрудника, если решу, что он угрожает безопасности работы моего агентства. – уверенно произносит СанХён. – Каким бы ценным он не был. Айдол или менеджер – без разницы. Для меня важнее моё агентство, чем один человек. Пусть он невероятно талантлив, но это ничего не значит. Возможно, при этом будут упущены сверхприбыли, но я, и мои сотрудники зарабатывают достаточно денег, чтобы уверенно смотреть в будущее и ждать, что удача подкинет счастливый шанс и приведёт в агентство золотое чудо вроде АйЮ, а не какую-то эгоистку, которая своими хотелками оставляет всех без работы, а сама убегает в персональное агентство, которое открывает для неё её будущий жених!

– А вы откуда про это знаете? – недовольно спрашиваю я.

– Сеул – большая деревня, – с недовольством в голосе отвечает мне СанХён, – где все про всех всё знают. Особенно, если дело касается конкурентов и профессиональной деятельности.

– Я не собиралась отвечать согласием на это предложение, сабоним. – говорю я.

– Это не важно, – отвечает мне СанХён. – Собиралась ты или нет. Важно то, что у тебя есть запасной вариант. А у меня и у моего агентства его нет.

Замолчав, СанХён смотрит на меня. Я, молча смотрю в ответ. Ну да, если смотреть с этой точки зрения, то да. Некрасиво получается.

– А разе агентство не должно защищать своих артистов? – спрашиваю я. – Почему, когда против меня и моих родных началась травля, то я осталась одна против толпы недоумков?

– И ты не пришла ко мне, не пожаловалась, не спросила, что делать, а взялась сама решать проблему. – говорит СанХён. – Хотя в нашем договоре с тобой написано, что ты ничего не должна делать сама. Ты ничего не дала успеть мне сделать. Взяла и сломала всё, до чего дотянулась.

– Я должна была молчать и терпеть? – возмущаюсь я.

– Да. – говорит СанХён, – Молчать и терпеть! И дать возможность работать людям, которые в этом понимают больше чем ты!

– У меня другое мнение. – упрямо поджав губы отвечаю я.

– Я это уже понял. – отвечает мне СанХён.

На три секунды устанавливается тишина.

– Я не желаю видеть тебя в своём агентстве. – говорит СанХён. – Ни айдолом, ни кем-то ещё. Ты неконтролируемая, глупая и эгоистичная девчонка, которая думает только о себе, которая в любой момент может разрушить многолетнюю работу сотен людей и сделать их безработными. Такого счастья мне не нужно.

Ну не надо, значит не надо… – молча пожимаю я в ответ плечом смотрящему на меня СанХёну.

СанХён хмуро вздыхает.

– Я вчера весь день потратил на то, чтобы прояснить и сгладить ситуацию. Был в «SBS», «KBS», был в министерстве культуры и туризма. – сообщает он. – Люди там везде хотят простого – получать зарплату и повышения в должности. Исполнитель, критикующий правительство, представляет угрозу подобным планам. Однако, эти люди, не считают тебя своим личным врагом…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю