290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 35)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 35 (всего у книги 36 страниц)

Но если Гарри думал, что это все, но он ошибался. Изменившийся Малфой и не понявший этого, теперь решил инициировать ритуалы Очищения и Благодарения. Гарри послушно следовал за ним, повторял его движения, слова, и дождался отклика родной магии. Она взметнулась и обняла их, приласкала своего юного главу и его избранника. Если бы они смогли увидеть, то узрели бы две фигуры, объятые светом.

Уже гораздо позже Люциус расширенными глазами смотрел на свое изображение. Мать Магия, эльф! А ведь в роду гуляли и вейлы, темные, правда, но все же. Про эльфов же все давно забыли. Гарри прижался сзади к Люциусу, вдыхая его ставший родным запах и страшась взглянуть на себя.

====== Глава 30 ======

Гарри возвращался в Англию, крепко вцепившись в Люциуса. Он не понимал, но Малфой теперь казался близнецом, однояйцевым, которого Поттер чувствовал словно всем телом без кожи. Ему хотелось ласкаться к нему, обнимать и не отпускать. Почему? Даже с Северусом такого не было. И потому он крепко держал руку Люциуса. В зеркало Гарри так и не посмотрелся, струсил, но восхищённые взгляды Люциуса всё больше нервировали.

– Гарри, тебе не понравилось? Тебе больно? Ты такой напряженный, – не выдержал Люциус в лондонском Гринготтсе.

– Это так заметно? – фыркнул Гарри.

– Я тебя теперь чувствую… Странно… Твои эмоции так хорошо ощущаются…

– Идем-ка сделаем анализ, – насупился Поттер и потянул Малфоя к своему поверенному.

Через полчаса бледный Люциус, кусая губы, рассматривал свиток, в пятый раз читая текст, в котором его назвали младшим мужем Гарольда Сасанида, с заключенным магическим браком, и оплодотворенным. Их странное отношение друг к другу было последствием стихийного обряда. Малфой не знал, радоваться ему или плакать, его ребенок в чреве магия назвала наследником Сасанидов, но младшим мужем?

Поттер тоже рассматривал дубликат свитка, поглядывая на Люциуса. Своей вины он не чувствовал, Малфой сам решил кормить источник, однако было забавно, что магия назначила Люциуса не просто младшим мужем, а фаворитом из прочих любовников, поэтому уже в банке на щеке того начала проявляться магическая татуировка в виде звезды серебристого цвета. Гарри очень хотел Малфоя и желание неуклонно возрастало, так что он даже чувствовал горечь на губах и жар в теле. Он сам пока оставался человеком с сильными наследиями, но еще не прорвавшимися. Поэтому Поттер поднялся и окинул Люциуса жадным взглядом.

– Я ужасно тебя хочу… В голове что-то даже жмет…

– Последствия ритуала, – посмурнел Люциус. – Я слышал о таких союзах, соединяющиеся еще двое суток испытывают всплески возбуждения. Это своего рода страховка родовой магии, понуждающая супругов совокупляться снова и снова, чтобы заложить семя в чрево и максимально напитать его, дать импульс родовой силы. Идем обратно, закончим начатое, а потом прыгнем на два дня обратно.

– Нужно зелья купить, – спохватился Гарри. И с улыбкой добавил: – Лечиться.

– У меня регенерация теперь неплохая, мне не нужно, – слабо возразил Люциус.

– Регенерация у вас обоих теперь улучшенная, – проворчал поверенный. – Лорд Поттер, у вас полный магический брак, ваш супруг поделился своим наследием, а вы питаете его.

Появление супругов ранним утром понедельника в Арчин касл произошло незаметно, они юркнули в свои покои, чтобы привести себя в порядок и прийти в себя. Они оба стали сильнее, магия Сасанидов отметила их. Гарри начал светиться как солнце от наполнявшей его энергии в пространстве так, что космонавты США и России сделали снимки странного излучения в Англии, введшее их в ступор своей необъяснимостью.

Гарри рассматривал зажившие руны на теле, которые он тайком от Люциуса то и дело царапал себе все два дня, чтобы не забеременеть и не испортить свое развитие, мастер Фрайбус не погладил бы по головке за беременность и прекращение роста его ядра. Бесконечный уик-энд, сколько раз Гарри с Люциусом его прожили? Дважды? А кажется, что раз десять. И это мощное вожделение, когда чувствуешь себя марионеткой. А что будет, когда наследие окончательно изменит его? Он совсем перестанет себя контролировать? Гарри зажмурился, Люку досталась капля, но вся махина родовой магии будет давить на Поттера.

– Ты его сделал! – неожиданно высказался Мари.

– Ну надо же! Неужели вам надоело молчать? – съехидничал Гарри.

– Можно подумать тебе нужны были советы, – возразил Мари. – Во-вторых, магия Сасанидов – это не то, с чем можно легко справиться. Она пыталась меня выдавить, – с обидой закончил он.

– Но ведь не выдавила же, – буркнул Поттер, так как слова Мари подтверждали его теорию. – Ты лучше скажи, чего это Люциус вдруг превратился в эльфа?

– Это самое простое, – хмыкнул Мари. – Сила рода Сасанидов отчаянно нуждалась в наследнике, поэтому она взяла первого попавшегося твоего любовника, рассмотрела, признала годным и начала переделывать, чтобы родился сильный отпрыск, благо в Малфое нашлась капля древнего наследия. Вот увидишь, он будет только один. А вот у твоего Олльде точно троица завязалась. Демоны они такие, плодовитые, гады.

– Ты чего?! – испуганно пискнул Гарри. – Олльде меня убьет!

– Ага, убьет, – передразнил Мари Поттера. – Да он от толчка не отойдет, его тошнить будет всеми днями подряд, детишки-то в папашу вредными получатся. Молодец, Гарри. Еще бы Северуса твоего обрюхатить.

– Но-но, мы еще не готовы, – возмутился Гарри.

– Пфф, – фыркнул Мари. – Твой Олльде только и ждет, что ты закончишь школу, и сразу тебя…

– Эй, у меня три мастера на очереди, а еще бы артефакторике поучиться, чтобы дар предков не потерять, – вздохнул Гарри. – Если Олльде родит троих, неужели он ни одного мне не даст? В род Блэк такой бы наследник пригодился бы?

– Конечно! – с горячностью поддержал идею Гарри дух. – А вот наследника Поттерам рожай сам.

– У меня еще Слизерин и Певерелл есть, между прочим. Мне что, придется дважды рожать? – ахнул Гарри.

– Ну почему же, в род Слизерин твой Олльде с радостью отдаст одного спиногрыза. Так что у тебя задача обеспечить наследниками Поттеров и Певереллов. Сына Северуса можно будет сделать наследником Богун, – задумчиво высказался дух. – И вообще, иди, поздоровайся с семьей.

Гарри был полон сил от вливания магии Сасанидов, соскучился по Северусу, братьям и сестричке, и к тому же уже могли появиться сведения об Анри, но мысль о коварстве магии Сасанидов не покидала его. Гарри быстро привел себя в порядок с помощью двух эльфов и помчался к детям, любой ребенок будет рад, когда его разбудят с любовью. Но он встретил Вита и Витуса, торжественно что-то несущих в высоком серебряном кубке, украшенном драгоценными камнями.

– Господин, это вам, – телохранители вытянулись с достоинством перед Сасанидом, отмечая изменения в его внешности.

– Что это? – встрепенулся Гарри.

– Это блокирующее наследие зелье.

– Это точно оно? – Поттер понюхал воздух около кубка и зажмурился, пахло очень вкусно.

– Клянемся что это блокирующее наследие зелье*. Люмос! Нокс! – поклялся Вит.

– Я даже не знаю, – задумался Гарри. А если все же рискнуть? Вдруг он не станет уродом? Однако на него разом навалились воспоминания того ночного кошмара, восхищенные взгляды Люциуса на него, сухие фразы из гоблинского свитка, наг, сид, демон… Вспомнилась сила Сасанидов, Слизеринов... А вдруг у него хвост вырастет как у нага и демонские рога? Как такое спрячешь?! И как назло у него начали пульсировать две точки на голове, точно там, где могли вырасти рога.

Поэтому Поттер забрал кубок и решительно выхлебал его.

– Фух!!!

Поттер прислушался к себе, внутри что-то медленно успокаивалось, словно бушующий вихрь начал укладываться спать.

– Кажется, начало действовать… Спасибо… – кивнул Гарри и неторопливо пошел дальше, размышляя, ведь развитие силы не должно прекратиться? Только рога не должны теперь расти. Три Ведущих в конце концов!

Вит и Витус обменялись усмешками.

– Блокирующее на время…

– На пять лет…

А Гарри делал шаг за шагом и чувствовал, что совершил непоправимую ошибку. Сознание его оправдывало, но Мари молчал, отчаявшись, что потомок его не послушал. Однако Поттер не дошел до детей, его сгребли в объятия и прижали к груди.

– Что случилось? Ты цел? – Малфой прижимал к себе Гарри и одновременно ощупывал.

– Я выпил блокирующее наследие зелье, – признался Гарри и вдруг понял, как сглупил. – Мерлин, какой я идио-о-т…

– Если это произошло только что, можно принять антидот. Идем скорее к Северусу.

Через пять минут они оказались в школьных покоях Принса, он как раз вышел из душа с мокрыми волосами и в полураспахнутом халате.

– Сев, этот идиот выпил блокирующее наследие зелье. У тебя есть антидот? – не стал медлить Малфой.

– Откуда? Кто тебе его сварил? – Северус строго посмотрел на Гарри.

– Вит и Витус. Я шел к детям, а они меня встретили с кубком… Я и выпил… – расстроенно шмыгнул носом Гарри.

– Парни лобуду не варят, – прошипел Сев. – О Мерлин! Уже ничем помочь нельзя. Смотри! – он кинул на Гарри диагностические чары и мужчины помрачнели. – Наследие увядает…

– Но ведь еще живо… – задумчиво сказал Малфой. – А если его на источник? Сасаниды такая мощь! Может, есть какой обряд у гоблинов, чтобы проявить наследие? Идем, Гарри, – Люциус потянул Поттера за собой и они исчезли в камине.

Северус пару секунд хлопал глазами, а потом быстро начал собираться.

Горан прежде всего накинул на Гарри Стазис и только потом вызывал Фрайбуса и Хардага. Люциус, и недавно присоединившиеся Олльде и Северус сидели рядом. Малфой ерзал от волнения, он до сих пор не оправился от ритуала.

– Обряд есть и не один, – наконец сказал Хардаг. – Но у каждого своя цена. Первый способ, заключить с ним брак и взять младшим супругом, а потом властью старшего аннулировать изменения. Но магия Сасанидов этого не потерпит, – хмыкнул он, кинув насмешливый взгляд на Люциуса.

– Есть что-то еще? – спросил Горан.

– Конечно. Например, полная замена крови, как раз из него выльется вся эта впитавшаяся гадость. Однако, у нас нет подходящих доноров, оба уже его супруги и беременные, Магия не простит.

– Простите, а кого вы имеете в виду? – нахмурился Люциус.

– Вас, конечно, и его, – скрюченный палец гоблина указал на Олльде, отчего тот потерял способность говорить, широко раскрыв рот и безуспешно пытаясь что-либо сказать. – Также плохо на вас обоих скажется отсутствие отца потомства во время беременности, – продолжил Хардаг.

– Но что-то все равно нужно делать! – рыкнул обретший способность говорить Олльде.

– Есть один способ, – проскрипел мастер Фрайбус. – Ритуальное зачатие.

– Ритуальное? – взлетели брови Люциуса. – И что в нем такого удивительного?

– Ритуальное Зачатие, и не то, о котором вы знаете, – скривил лицо гоблин. – Нужно разбудить несколько сильных источников родов Гарри, здесь присутствуют двое магических супругов, значит, полномочия ваши действительны. А потом мы свяжем их силу могучим обрядом и тогда следует ритуал зачатия. Кто из вас станет отцом дитя Гарольда? Тихо! – рявкнул Фрайбус, рассматривая всех троих.

– Ты! – указал он на Олльде. – Хоть ты и беременный, но обращаться умеешь, сила твоя будет хлестать во все стороны, Гарольду это подойдет, заодно и вымоет всякую грязь. Так, начинаем готовиться. Горан, считай пробужденные источники силой не меньше восьми единиц. А вы, лорд Принс, готовьтесь, беременность Гарольда не будет простой. Он и так сейчас энергетически светится как звезда, а после зачатия начнет пылать как солнце. Ребенок будет сильный, совсем немного слабее, чем сам Гарольд. Род Певерелл его явно возьмет наследником… И безопасность Гарольда станет первоочередной задачей.

Гарольда забрали гоблины в хранилище, сказали, что так наилучшим образом сохранят великого Сасанида. А Горан, Хардаг, Маракс и Малфой-Сасанид стали готовиться. Связанной с Гарри недвижимости и источников набралось много, Люциус не раз икал от злых взглядов Олльде, ведь это они с Гарри активировали их за день до заключения стихийного союза. А еще больше им понадобилось времени, чтобы усилить дремлющие источники, напитать их силой, подкормив жертвоприношениями. Дети в их чревах уже испускали какую-никакую энергию, потому все владения Поттера хорошо реагировали на супругов Гарри. Два с половиной месяца понадобилось на подготовку, у Маракса появился милый животик, а сам Олльде и Люциус теперь беспокоились, как скажутся на энергии детей жертвенные убийства? Ведь кровь текла рекой, каждый убил не меньше тридцати человек разных национальностей, хоть и преступников. И вот настал момент, когда Гарольда извлекли наружу. Маракс не выдержал, всхлипнул при взгляде на супруга, он после манипуляций с источниками стал очень чувствительным, а может, из-за беременности. Оба, и Олльде и Люциус, сильно похудели, выглядели изможденными и очень худыми, Северус стал почти таким же, так как постоянно не спал ночами, варил им поддерживающие средства и зелья для обработки алтарей. Поттер был похож на прекрасную статую, столь бледным и хрупким он выглядел. И вот отмена заклинания стазиса и… Гарри не делает вдох. Горан влепил оплеуху Поттеру и только тогда тот судорожно сглотнул воздух и закашлялся. Но времени было мало, Олльде схватил за руку супруга и активировал портключ в Певерелл-паллас, остальные последовали за ними.

Поттер только приходил в себя, Северус делал ему жесткий и даже жестокий массаж, разогревая тело и добиваясь гибкости после почти трехмесячного стазиса, а Люциус и Маракс снова кормили алтарь Певереллов кровью, он чавкал как зажравшаяся скотина, мастер Хардаг заканчивал писать на последних жертвах заветные письмена ножом, а Фрайбус кисточкой наносил на лоб, руки, колени и низ живота Гарри цепочки рун. Сила первородного рода сгустилась и начала ощутимо давить на присутствующих, и все быстро удалились, оставив ослабевшего Поттера на руках Олльде.

Маракс посадил Гарри на алтарь и быстро подвесил две связанные жертвы над ним. Ритуальные надрезы сделаны и вот уже кровь сочится прямо на Гарри. Ольде скользнул к Поттеру и с большим наслаждением обнял, его магия нуждалась в отце детишек в чреве. Гарри пока не спрашивал ничего, Маракс надеялся, что Северус уже обрисовал ситуацию Поттеру. Вздохнув, Олльде начал звучно читать восхваляющие магию катрены, а сам медленно ласкал Гарри, размазывая теплую кровь жертв потего телу. Поттер странно себя вел, не удивлялся, а скорее подставлялся под ласку, даже не морщился от крови, запах которой стал нестерпимым. Когда жертвы испустили дух, только тогда с гортанным выкриком Олльде ворвался в Гарри. Поттер расширил заблестевшие глаза, но промолчал, а Маракс делал быстрые мощные фрикции, про себя повторяя нужные катрены, стараясь не ошибиться. Поэтому на каждую строчку попадали два толчка, постепенно Олльде начал впадать в странный транс, тело его стало почти пылать, а сознание погрузилось в ледяной холод, поэтому ничто не мешало ему самому двигаться к оргазму вместе с каждой ступенью катрена. Последняя фраза вырвалась из Маракса вслух почти криком и семя тоже выплеснулось в Гарри. Олльде тяжело дышал и смотрел на супруга, объятого серебристым светом, словно Луна купала его сейчас в своих лучах, а он нежился в этой призрачной силе и мелко трясся, усваивая сперму супруга. Маракс чувствовал холодную мощь магии Певерелла и мелко дрожал, это определенно был не его род, он испытывал иррациональный страх перед силой, проявлению которой он стал свидетелем. Однако еще не все закончилось, тело Гарри поднялось вверх и он оказался на пути перекрещивающихся потоков силы, каждая из которых старалась впитаться в Поттера. Волосы на голове и теле Олльде наэлектризовались и встали дыбом. Чтобы не отшатнуться от алтаря Певереллов и супруга, Мараксу пришлось сделать над собой значительное усилие и даже вцепиться в ледяной камень. Он, часто моргая, смотрел как Гарри меняется, словно Магия примеряет ему его наследие: великолепный и утонченный сидхе, огромный и царственный наг, молоденький и востренький демон, вот он покрылся сизыми перьями и руки превратились в крылья, потом он сильно вырос, появился хвост, на голове образовались пушистые ушки, чтобы тут же рассыпаться в серебристую пыль и из нее соткалось нечто настолько прекрасное, сколько и опасное… Олльде стоял на коленях, преклоняясь перед этой могучей и своевольной силой, что могла лепить из существующего мага что угодно. Однако эксперименты закончились и теперь в силовом прозрачном коконе лежал прежний Гарри, только ставший еще прекраснее. Маракс почти не дышал, боясь нарушить происходящее на глазах волшебство. Гарри сканировали и… лечили, это было совершенно ясно, волосы вдруг разом выросли на четыре фута и рассыпались подобно роскошной ночной тьме. Прямо на глазах ступни и кисти стали уже, суставы чуть удлинились, с щелчком поменялись углы костей грудной клетки. Олльде не замечал, что слезы восхищения и восторга струятся по его щекам. Думал ли когда-нибудь приютский мальчишка, что станет свидетелем подобного могущества? И теперь любимец Смерти и Магии его супруг. После этой мысли Мараксу почудилось, что взгляд невидимых глаз на миг остановился на нем, чтобы тут же отвернуться и сконцентрироваться на Гарольде. Но похоже, процесс приближался к концу. Явно Магия посчитала назидательной шуткой, когда член Поттера в последний момент изменился, стал красивее, длиннее и толще, но не утратил некоей изысканности. И только теперь прекрасный юноша опустился на алтарь, но Олльде так и не смог подойти к нему, окружившая Гарри преграда не пустила его.

Прошло не меньше часа, когда Гарри свернулся в позе эмбриона и погрузился в сон, прежде чем силовая преграда опала и пустила Олльде к Гарри. Маракс вынес Гарри из ритуального зала, где его бесценную ношу тут же подхватил Люциус. Они переместились в Арчин-касл, где отнесли Гарри в постель и забрались в нее оба, Поттер был весь ледяной и никак не согревался, а еще никак не приходил в себя.

– Не будите, – прошептал Хардаг. – Он все еще наполнен родовой магией. Будьте рядом, ложитесь все вместе.

А Гарри все еще говорил с Магией, так ему снилось. До этого с ним беседовала Смерть и от ее холодного внимания он не мог избавиться никак, а гоблины в это время заливали, иначе не скажешь, в его память знания двух старших курсов Хогвартса, решив удружить очень занятому герцогу Певереллу. Гарри спал, а сам мысленно ныл от перенесенных испытаний. Ребенок… Он сам еще не вырос, но Магия пообещала, что сын не нарушит планов его совершенствования, наоборот, беременность приучит поттеровские каналы работать с двойной нагрузкой, а ядро продолжит развиваться, мужья никуда не денутся, и Северус тоже. Гарри тогда замер, как это? Продолжать развитие ядра и носить ребенка? Но ему объяснили, что в магическом мире все возможно, к тому же наследие Поттера так и не определилось, это он понял совершенно точно, но никуда от него не делось.

А в это время Вит и Витус висели вниз головами и их снова хлестали плетьми. Когда они поняли, из-за чего переполох, то решили промолчать, слишком серьезно их выходку восприняли супруги мальчика и гоблины. Они молчали все два с половиной месяца, и только когда глава рода начал расследование, они поняли, что Северус их выдал, больше некому. Лорд Виктор Сапур шуток не терпел, и трусости тоже, поэтому теперь два исследователя не давали за свои жизни и пару кнатов. Дети и внуки у них уже имелись, и даже уже многие обученные, так что… Но отец раз за разом устраивал им порку до кости, потом провинившихся снимали, лечили, чтобы продолжить вновь. Вампирская выносливость не вечна, когда-нибудь и они сломаются, Вит и Витус это прекрасно понимали. Почему они не сказали сразу про временность эффекта блокирующего зелья? Хотели пошутить? А теперь Гарольд их не подпустит к себе, да и лорд Принсипе не позволит себе такую глупость. А потому Вит решил, что жизнь кончена, существование изгоем его не прельщало. Витус тоже пришел к похожим выводам. Виктор лично заглядывал к сыновьям через каждые полчаса порки. Он до сих пор был зол. Ярость и стыд мучили его. Род, призванный беречь Сасанида, причинил ему вред, ведь наследие – это не просто ценность, это достояние рода. Убить сыновей он не мог, слишком ценный материал, обученные бойцы, исследователи, целители и зельевары. Он отрекся бы от них, но Магия почему-то не посчитала их предателями. И потому Виктор решил их судьбу. В тот момент, когда они сломались, перестали бороться и их тела прекратили регенерировать, только тогда лорд Принсипе остановил экзекуцию. Блокирующие магию браслеты и заключение ждало их, пока Гарольд не будет в силах принять их и решить их судьбу.

Тихо позванивали стекляшки где-то в холле, значит, там установили сосну, улыбнулся Гарри сквозь сон и посмотрел на Люциуса. Эльф, Мирддин его через колено, натуральный эльф. Получается, Малфой полностью принял наследие. Гарри медленно перевернулся в кольце рук Олльде и едва не рассмеялся. Он лежал между эльфом и демоном, сейчас черты Инферно очень хорошо были видны на Мараксе. Смугловатая кожа, значительные клыки, кончики которых торчали из-за губ, даже дуга закрытого глаза была больше человеческой и кончалась почти на виске. Небольшая дорожка из коротких волос шла прямо из-под ребер, спускалась к пупку, обходила его и уже встречалась с кудрявыми зарослями. Рот Гарри наполнился слюной, хотелось целовать этот аккуратный животик, поглотить этот член, но… Поттер помнил, что Олльде два месяца не получал подпитки второго супруга. Поэтому Гарри завозился и выскользнул из объятий. Супруг был горячий, мягкий, податливый, когда Гарри начал протискиваться в тесную глубину. Он едва не всхлипнул от полноты чувств, когда полностью оказался внутри. Странно, Олльде не проснулся. Однако Поттер уже не мог терпеть, а потому начал совершать толчки. Ах Олльде, твоя привычка спать на боку, поджав ногу, так прекрасна. Дрожь пошла по телу Маракса, когда Гарри ударил по нужной точке, но он не проснулся! Гарри стало интересно, когда же его спящая красавица очнется? И продолжил нужное его детям в чреве дело.

Когда Поттер излился в Олльде, оказалось, за ним уже внимательно наблюдает Люциус и весьма активно мастурбирует. Гарри сглотнул, очистил себя и подвинулся к супругу. Малфою не нужно было ничего объяснять, он сразу же увлеченно начал делать минет Гарри и даже почти сразу кончил. Так что Поттер остановил эльфа, поставил раком и занялся вылизыванием его ануса, чтобы через пару минуток погрузиться и в него. Активный нижний партнер это вам не спящее бревно, Гарри сразу почувствовал разницу. Они кувыркались по всей комнате, а Олльде все спал. Картина была сюрреалистичная, расслабленный мужчина с вытекающей спермой из задницы, но крепко спящий.

– Почему он спит? – спросил Гарри, когда они остановились.

– Он весь обряд вынес на своих плечах, да еще его магия заставила смотреть, как очищает тебя и питает. Он был потрясен, – ответил Люциус и втянул Гарри в жаркий поцелуй. – Ты позволишь мне?

– Нет. Этот ребенок должен быть чистым. Пока я не спрошу у мастера Фрайбуса, как его защитить. Как ты себя чувствуешь?

– Ужасно. Мы держались с Олльде вместе, у каждого в животе частичка тебя.

– Вы совокуплялись? – уточнил Гарри.

– Нет. Только спали в одной постели, обычно этого хватало. Твое самочувствие?

– Смотри, – Гарри выгнулся назад, и лежа на животе, смог выгнуться, поднять голову и плечи так высоко, чтобы замкнуть кольцо из закинутых ног. – Магия меня всего переделала.

– А для ребенка это не вредно? – спросил Люциус, неосознанно оглаживая такое прекрасное тело.

– Да он там сейчас меньше головастика, – Гарри аккуратно закинул ноги перед головой и сел на колени. – Чувствую себя гуттаперчивым мальчиком. Хоть в цирк иди. Слушай, мне не нравится, что он все еще спит, давай позовем Сева, почему он на Рождество не дома?

– Как ты узнал, что Рождество? – удивился Люциус. – Вообще-то мы отмечаем Йоль.

– Стекляшки на елке позванивают, слышно. Эльфы пекут пирог с мандаринами, пахнет утка с яблоками, они ее недавно поставили в печь, но специи уже выпустили аромат. Так пахло на Рождество у Дурслей. А еще я чувствую, что здесь, где-то неподалеку, и Драко. Он уже проснулся и упорно дефилирует по нашему коридору. Мио нет в замке, где она?

– У них помолвка после Нового Года, большой прием, так что она там, – Люциус улегся спиной на кровать и уложил Гарри на себя. – А Сев сейчас спит у себя, он не спал Мерлин знает сколько времени, готовил зелья для Ритуала. Лучше я наложу на нашего спящего клыкастого красавца диагностические чары.

После манипуляций Люцуса, Гарри услышал вердикт.

– Он сильно истощен, но не смертельно. Он спал с тобой, немного подтягивал из тебя силу, а потом ты его напитал. Ему не повредит еще пара раз. Ты как, в силах?

– Мне не нравится, когда он такой вялый, – пожаловался Поттер.

– Это не для него, а для детей, Гарри. Давай, я поработаю ртом для тебя.

После второго захода Олльде смог разлепить глаза.

– Гарри? Ты что там делаешь? – Маракс попытался повернуться, но с членом в заднице это легко не сделаешь.

– Питаю наших малышей. Ты совсем ослаб. Олльде, еще разок. Можно я тебя буду иметь спереди?

– Эмм… Еще? – переспросил Олльде. – Пойдем в душ, тут уже не так свежо.

– В душ? И то дело, – кивнул Гарри и продефилировал туда.

– Слушай, мне же не кажется, что он стал выше? – спросил Олльде у Малфоя.

– Стал. И еще изящнее. Но член у него…

– Я помню, – вздохнул Маракс. – Магия специально его изменила, я понял этот как… приказ, вроде, мне нижним велели быть. Ладно, я пошел…

Комментарий к Глава 30 * – блокирующее наследие зелье, было сварено по ошибке одним незадачливым подмастерьем. Полностью блокирует, а точнее, отсекает наследие от молодого мага. Эффект считается необратимым. Это зелье широко известно, так как входит в перечень запрещенных зелий, им активно пользовались в древности для мести и сдерживания магической силы ненаследных принцев и принцесс, для предотвращения конкуренции на престол. Рецепт зелья, временно блокирующего наследие, был утерян в веках и только сохранился в анналах семьи Принсипе, но они никому не открыли тайну об обладании таким редким и нужным рецептом.

====== Глава 31 ======

Гарри вышел из своих покоев вместе с супругами, полностью готовым к приему, ведь Люциус неожиданно вспомнил, что как раз сегодня помолвка Мио в Прюэтт-мэноре и Поттер приглашен. Подруга терпеливо ждала, пока Гарри очнется, она считала, от проклятия, ведь глупо было говорить, что Поттер, Мальчик-Который-Выжил, испугался наследия. Уже неделю назад стало ясно, когда будет пробужден Гарри. К этому моменту Мио и ее нареченные назначили помолвку. Собственно, она будет проведена утром, до приема, а уж потом Прюэтты начнут принимать аристократическое общество. Гарри только и успел обнять и расцеловать Сева, Флориана и Апрелию, Клэр и Лесси, поприветствовать наставников и спросить про подарок друзьям.

– Все готово, – улыбнулся Северус. – Люциус пожертвовал несколько волосков, Олльде немного чешуек с особо ценных мест, а твой штатный артефактор, у тебя он есть, и не один, сделал артефакт «Тайный плод», так он его назвал. В общем, это ожерелье, оно плотно прилегает к шее, контактируя всей площадью с кожей будущей матери. Абсолютно маскирует плод и его магическую ауру, а еще окружает женщину мощным пружинящим щитом. Плод становится практически недостижимым для повреждения.

– Пфф, – фыркнул Люциус. – Он забыл сказать, что это к тому же красивое украшение из крупных дымчатых опалов, и ещё то, что он готовил специальное зелье для артефакта.

– Отлично, – лицо Поттера осветилось улыбкой. – Тогда идем.

Когда они появились, Пруэтт-мэнор уже оказался полным гостей, все поздравляли Мио и её женихов, Блейза и Теодора. Подруга, когда увидела Гарольда, так засияла радостью, что Нотт поморщился, но быстро сменил на лице мрачное выражение на улыбку. Изменившийся Поттер выглядел неприлично красивым и утонченным, словно фарфоровая статуэтка, соперничая с нею по бледности. Подарок вручал Северус от Поттера, себя, Олльде и Люциуса, отчего Гарри почувствовал неловкость. Однако Мио тепло поблагодарила и снова сердечно поцеловала щеку Поттера.

– Гарри, брат мой! Ты подарил мне этот мир и любимых, Мерлин, я тебя обожаю, – и подруга от наплыва чувств страстно обняла его, заставив напрячься женихов. – Ты так изменился… Мерлин, я так скучала по тебе!

Поттер был слаб, Северус и Ольде поддерживали его с двух сторон, что обеспечило Гарри безопасность от любопытствующих и назойливых лиц. Для него поставили кресло около диванов и усадили в него. Но гости любопытствовали и постоянно стремились к Гарольду, такой Певерелл интриговал и будоражил воображение, поэтому Принц и Маракс не отходили от него, выступая щитом для Гарольда. Но Поттер все же оставался Поттером несмотря ни на что, поэтому он постоянно поднимался и шел к кому-нибудь из гостей, чтобы поговорить. Антонин Долохов, Невилл Лонгботтом в компании с Клэр, Астория рядом со своим отцом, лордом Гринграсс, Терренс Бут с родителями… Однако через три часа Поттер споткнулся и упал бы, если бы Олльде его не поймал. Это объятие стало для Гарри очень необычным, ему хотелось тереться о мужа, мурчать, а лучше всего вообще не отлипать. Супруг подхватил его и унес, оставив извиняться Люциуса.

Гарри уже дома устроился на диване рядом с Олльде и спросил.

– Я испытываю иррациональное желание тереться о тебя, словно я стал кошкой.

– Это плод давит на уретру, – хмыкнул супруг. – Теперь ты понимаешь все неудобства мужской беременности. Лежи, мы питаем детей даже своим присутствием. Почитай лучше почту, что скопилась. Ее разделили. Левая пачка самая важная.

– А… Ладно, – Гарри лениво взмахнул изящной кистью и письма неторопливо приплыли по воздуху к нему.

Олльде даже немного приоткрыл рот от изумления. Когда же этот мальчишка перестанет удивлять его?

– О! Это от Виктора. Он просит меня решить судьбу Вита и Витуса.

– И ты их простишь? – Олльде не смог скрыть холодную злость, опустившуюся на его лицо.

– Я сам сделал выбор, – сморщил нос Гарри. – Они же не заставляли меня пить зелье.

– Они принесли тебе яд, – отчеканил Олльде. – Хороший телохранитель так бы не поступил.

– Знаешь, у меня странное ощущение, что они не хотели навредить мне. Но ведь предложили мне кубок. Почему у меня двойственное отношение? Нет, мне нужно поговорить с ними.

– Не сегодня, – безапелляционно заявил Маракс. – Ты еще слишком слаб, чтобы приниматься за дела. Кричер! Стакан гранатового сока.

– Хозяин бледный, – недовольно поджал губы Кричер. – Кричер велит приготовить нежного мяса, Хозяину и его супругу нужно, – бормотал он, подавая сок.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю