290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 31)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 31 (всего у книги 36 страниц)

После возвращения у детей не прекращались стихийные выбросы и тогда, после очередного звонка испуганных родителей, к ним приезжал «священник» и рассказывал взрослым про одержимость, про магию ребенка. И предлагал поместить его в специальный интернат. К радости и ужасу магов большинство соглашалось. Часть родителей, не желающих отдавать детей ни за что и никогда, все же имелась. С ними договорились проще, предлагали отдать детей в школу-интернат, куда можно приезжать навещать собственное чадо и откуда можно забирать его на каникулы. Содержание в школе было бесплатным, но на родителей ложилась обязанность в обеспечении детей одеждой. Такой вариант устроил этих фанатичных маглов.

К сентябрю в интернате Св. Бонифация прочно поселились восемьдесят девять детей, после проверки большая их часть была отнесена к существующим магическим династиям и лишь шестнадцать оказались истинно маглорожденными, они оказались из затерянных, но уже неопределимых родов. Именно их Гарри брал под свою опеку.

Олльде на волне происходящего подтолкнул Малфоя к карьере, тот и так уже занял в Министерстве авторитетное положение, сумел провести подобное разрешение, но тем не менее скрыл от министра манипуляции с юными маглорожденными волшебниками. Параллельно Мировой Ковен начал расследовать осуждение и заключение последователей Волдеморта. Олльде решился на их защиту, утверждая, что тех не допрашивали под сывороткой правды. После изучения обвинительных процессов, Ковен потребовал пересмотр дел, место под Фаджем нешуточно закачалось, как и под Дамблдором, который председательствовал на них. Пожирателей перевели из Азкабана в обычную тюрьму с трехразовым питанием и достойными санитарными условиями. Туда сразу же зачастили родственники заключенных и с этого момента истощенные, но не сломленные пленники начали восстанавливаться.

Гарри сидел в поезде в компании Драко, Невилла, Мио, Блейза и Тео и думал, что начинается шестой год в Хогвартсе. Стас поступил в Дурмстранг и Поттер надеялся, что не опозорит там род. Ему самому предстояло очень много в Хогвартсе. Кто мог подумать, что он так сдружится с тремя слизеринцами? Невилл скоро станет родственником, а Гермиона… ей ведь придется постараться, три рода будут ждать от нее наследников, ой, четыре! Гарри медленно пересчитал собственные рода на своей шее и тяжело вздохнул, эдак ему придется полжизни брюхатым ходить. Он устал, Хогвартс уже не вызывал восторгов, те же знания, но в лучшем качестве Поттер мог получить и дома. С другой стороны, почему Гарри должен тратить свое время на глупые уроки? Допустим, заклинания и трансфигурирование ему нужны, ладно, и гербология, и УЗМС. Чары и руны ему преподает лучший мастер Европы, зелья – знаменитый мастер-зельевар, школьные предсказания – чушь от Трелони, а на квиддич Гарри решил окончательно забить. И что же получается? УЗМС с Хагридом, положа руку на сердце, трудно изучить, так что в топку! В сухом остатке остаются Трансфигурирование, ЗОТИ, Заклинания, Зелья, гербология, история, древние руны и нумерология. Гарри реально оценивал себя, сейчас его мозг реально работал раза в три совершеннее, чем раньше, как и говорил Хардаг, не воспользоваться этим было глупо. Так что Гарри достал блокнот и стал намечать план работы. История в изложении Биннза слишком бесполезна, курс этого года Поттер выучит за два месяца, если не раньше, поэтому – в сторону! Трансфигурирование – наука ради науки его не прельщала, значит, в ногу с однокурсниками. Заклинания – область настолько обширная, насколько и трудная, но теперь Гарри видел потоки, так что должно стать легче. Значит, на истории он будет глубоко изучать гербологию…

– Гарри, ты выбрал дополнительные уроки? – обратилась к нему Мио. – А кто у нас в этом году будет зелья преподавать?

– Зельеварение на Снейпе, а ЗОТИ, может, снова Грюм? – предположил Невилл.

– Не особенно приятно, – зевнул Забини. – Фанатики – они такие фанатики.

– А я слышал, что ЗОТИ будет вести кто-то из наших, – сказал Драко.

Уже в большом зале оказалось, что Рон Бруствер в школе не появился, но Джинни громко, словно гордясь этим, заявила, что ее брат произвел на свет четверых детей. Мио локтем заехала Гарри по боку.

– Это был концентрат? – едва слышно спросила она.

– Не думаю, – ответил Гарри одними губами, не издавая звуков. – Просто Уизли хорошо размножаются.

– Интересно, а молоко у него есть? – громко, невпопад, спросил Невилл.

Девчонки захихикали, парни загоготали.

– …представить вам нового преподавателя Защиты от темных искусств профессора Антонина Долохова.

После этих слов Гарри нахмурился, ему казалось, что политические заключенные еще не вышли на свободу. Допустимо, что подправить здоровье Долохов мог и в тюрьме, все же условия им максимально смягчили. Но об оправдании речь пока не шла.

Гриффы начали свистеть так, что Мио и Гарри зажали руками уши. Гарри Долохова видел всего несколько раз и не рассматривал его как сейчас. Ростом мужчина был выше Северуса, намного шире в плечах, сейчас за столом сидел эдакий богатырь-герой, каких Гарри видел на картинках эпоса Сасанидов. Огромные ясные голубые глаза, с холодным презрением осматривали зал. Сочные губы, немного большеват рот, глубокие носогубные складки, лоб весь изборожден продольными морщинами и черная шевелюра, стянутая сзади в хвост. И кулачищи, сравнимые с хагридовскими, лежали на столе. Гарри сглотнул, весь вид нового профессора не сулил пощады. А если вспомнить, что Антонин – друг Олльде, то Поттеру придется не сладко.

– Гарри, ты его знаешь? – прошептала Мио. – Выглядит страшно.

– Ага, я слышал о нем от Сири, сказал, зверь, не человек, машина для убийства, – ответил Гарри.

– Гарри, ты брата нашел?

– Нет. Знаешь, чего я боюсь, его прибьют, а мне откат прилетит, я же поклялся тетушке заботиться о ее детях, – пожаловался Гарри подруге.

– Ты клялся заботиться во время их жизни, а не обеспечивать им безопасность, понимаешь разницу? – сказала Мио.

– Слушай, мне такая мысль в голову не приходила. Получается, я не пострадаю? Ф-фух, – выдохнул Гарри с облегчением. – Вот выдам замуж Клер за… к-хм, мои вассалы разберутся с кузеном, а там, может, и этот мерзавец найдется.

– Гарри, а почему по крови вы его не стали искать? – внезапно спросил Невилл.

– Не знаю. Возможно, пытались и не получилось? – пожал плечами Гарри. – Там есть кому этим заняться.

В комнате юноши быстро ополоснулись в душе и начали укладываться спать, долгая дорога выматывала, только Гарри, запечатав балдахин, через силу пришлось заниматься с мастером Фрайбусом и заряжать ки-Сары. Позже, когда он устроился в постели, Поттер вспоминал поцелуи трех мужчин. Губы Олльде чувствовались требовательными, беспокойными и жаркими. Сев словно дарил ему свою душу и растворялся в Гарри, а Люциус… соблазнял, обещая много наслаждений. В итоге Гарри ощутил каменный стояк и ноющие яйца. Пришлось помочь себе и только после этого, невербально очистив себя, Поттер заснул.

Гарри впервые почувствовал свободу в школе, Рона, вечного исторгателя гадостных слов, не было. Близнецы Уизли завершили школу, а умоляющие взгляды Джинни теперь для Поттера были несущественными. Наоборот, почему-то львята постепенно стали подстраиваться под Гарри. Сначала второкласник спросил Поттера, как сделать мантию немятой. Девчушки пошептались с Мио, Нев кому-то что-то посоветовал. Постепенно дом Гриффиндор стал немного похож на остальных учащихся. Криви, Джинни, Томас и Финниган остались такими же шумными, остальные вдруг немного утихли.

– Не узнаю наш факультет, – признался Поттер Мионе.

– Конечно, это стоит мне два вечера в неделю, – ответила Миона. – Если бы ты хоть иногда выглядывал в гостиную по вечерам, мог заметить мои лекции.

– Да? – искренне удивился Поттер. – А учиться ты когда успеваешь?

– Не бери в голову, – Мио ответила в стиле, как на третьем курсе, и Гарри нахмурился.

– Ты снова?.. – спросил он.

– Ты о чем? – подруга сощурилась и поджала губы, это значило, что она злится и больше ничего не скажет.

– Так… Я просто беспокоюсь о тебе, – сказал Поттер и потом подумал, что они уже совсем взрослые и могут делать что угодно. И эта мысль резко осветила его сознание. Получается, Мио уже точно стала взрослее, чем он сам. Фактически она реально старше Гарри на год. А он… Поттер слушается ее и Олльде, спорит с Люциусом, а Северус и так боится дышать на него. В любом случае эти отношения не такие, как хотел бы видеть Гарри.

– Дурачок, твои мысли как раз подходят более взрослому, – сказал Мари. – Ты действительно не умеешь нормально общаться, тебя нужно социализировать. Наедине ты еще как-то… и то, со своими. Короче так, дорогой внучек, я буду тебе суфлировать и контролировать твое тело. Ты – лорд! Поэтому твое тело, поведение и речь должны быть безупречны. Ты в этот момент, пожалуйста, запоминай все, постепенно манеры и обороты речи впитаются в сознание.

– Так плохо? – удивился Гарри. – Мне казалось, я уже вполне достойно веду себя.

Мари просто фыркнул.

– С твоим прошлым поведением может казаться и так, но сравни себя на публике с лордами Малфоем или Прюэттом. Где ты и где они? Понял теперь? А ты теперь еще и граф Херефорд. То-то!

Гарри вынужден был согласиться, родич нашел верные аргументы. Он и сам задумывался о соответствии своим мужчинам. Олльде – великий маг, учёный, и чтобы не скатится в отношених с ним до роли постельной грелки, Поттеру нужно изо всех сил стараться и достигнуть достаточно высокой планки образованности. Люциус… Гарри понимал, когда он пригласит его на встречу с дорогими ему людьми, это будет означать, что лорд Малфой не стыдится своего жениха. Северус, только Северус не вызывал подобного беспокойства. Ему было не важно, как он одет, как держит себя, скорее Принца интересовал непрерывный стук его сердца, ритм толчков крови, настроение и отклик к его чувствам.

Через две недели после начала учебы на обеде в Большом зале появился Олльде. Заметив оценивающие взгляды на него, услышав шепотки и оценив ажиотаж, Гарри увидел своего почти мужа по-новому. Мужчина в самом соку, как говаривал незабвенный персонаж. Ни грамма утонченности как у Люциуса, но крепкая мускулистая фигура, заставила старшеклассниц капать слюной. Синие глаза казались слишком яркими, но удивить этим никого было нельзя, у каждого второго рода в крови затерялись магики. Только этот гость не скрывал свою необычность.

Директор при виде гостя поднялся и вместе с ним ушел, заставив беспокоиться Гарри и Северуса. А еще до конца трапезы староста барсуков передал Поттеру вызов к директору. У Гарри внутри зародилось странное волнение и резко обострилось обоняние настолько, что он с отвращением отодвинул свою тарелку, кубок с с соком и близстоящие блюда на столе. Он быстро встал и поспешил из зала, стараясь реже вдыхать. Только в коридоре он немного расслабился и прислонился к стене. Неужели снова проглянуло наследие?

– Уверен, что да, – поддержал его Мари. – Только не могу понять, какое. На эльфа ты не похож…

– А глаза? – спросил Гарри.

– У эльфов разрез глаз другой. И у сидхе. Странно… Хотя ведь могут смешаться наследия, полукровки рождаются и у сидхе с наядами со смешанными признаками обоих родителей, – начал размышлять Мари. – Ты иди. Чего остановился? Просто в тебе столько кровей намешано и все равно древние не ушли в тень, а начали проявляться. Это и странно. Словно в тебе есть демонская кровь. Но почему она не сработала в твоих родителях? Насколько я понял, ни один из них при всей своей одаренности не достиг мастерства. И не пытался его добиться.

– Входи, Гарри, – позвал Поттера директор, сидя за столом, Олльде расположился на кресле у окна. – Видишь ли, мы должны с тобой заниматься. Волдеморт снова начинает войну. Я хочу рассмотреть с тобой кое-что в омуте. Но поскольку ты теперь неприкосновеннен, не доверяешь мне, я вынужден был позвать твоего опекуна. Он нам не помешает. Я установлю барьер.

Гарри выходил из комнаты директора ошарашенным, едва кивнув Олльде. Это воспоминание, которое он увидел в думосборе. Как один чиновник пытался арестовать Мраксов. Поскольку Гарри знал, что Олльде по матери Мракс, выходило, так косоглазая некрасивая девушка и была его матерью. Остальные – это брат Меропы и их отец. Поттеру пришлось сделать над собой усилие, чтобы выглядеть как обычно, слишком он был возбужден после увиденного. Какое директор имел право показывать неприглядную и попросту неприятную ситуацию семьи Мраксов без их ведома. Что он хотел? Очернить их? Мнение о директоре упало ниже плинтуса, и потому, встретив Северуса в коридоре, Гарри не смог скрыть свои эмоции.

Поэтому он оказался в кабинете зельеварения буквально после десяти минут блужданий по замку, а через некоторое время там оказался и Олльде. Вдохнув воздух, он прищурился.

– Северус, ты чувствуешь? Ощущаешь, как пахнет Гарри?

– Хорошо пахнет. Что случилось? – Северус дал Поттеру выпить успокаивающее зелье.

– Он заставил меня посмотреть чье-то воспоминание о твоей семье, – Гарри посмотрел на Олльде. – Очень неприятное воспоминание. Я считаю, он не имел право им распоряжаться.

– Могу я попросить тебя поделиться им? – Олльде отошел вглубь комнаты, подальше от Гарри.

– Конечно, сейчас. Северус, можно флакончик?

Когда Гарри ушел, Олльде просмотрел воспоминание. Вынырнув из прошлого своих родственников, он взглянул на застывшего Снейпа.

– Слушай, Альбус будет внушать Гарри, что от гнилой яблоньки не родится здоровый плод. Мальчик так разволновался. Пора заканчивать с Альбусом. Думаю, Гарри должен как потомок и наследник одного из Основателей отозвать его директорство.

– Ты уверен, что замок его послушает? – удивился зельевар.

– А куда он денется, раз наследует Слизерину. Мальчишка слишком сильно здесь наследил. Замок пропитан его энергией. Нужно пробовать. В Тайной комнате. Я читал в записях Слизерина, как это делать.

Гарри спал, а Принц, Маракс и ещё два вампира из старшекурсников отправились в Тайную комнату.

====== Глава 25 ======

Гарри проснулся рано от шумного дыхания Ззу и начал его тетешкать, на друга часто не оставалось времени, а он деликатно не навязывался.

– Невилл… – он тихонько позвал соседа. – Невилл Лонгботтом!!! – Поттер снова рявкнул, и Нев через мгновение оказался стоящим около него с вытянутыми руками по швам и закрытыми глазами.

– Хмм… А ты неплохо выглядишь, – Гарри потыкал в подтянутый живот Лонгботтома над приспущенной пижамой.

Невилл отшатнулся, а его бугорок в штанах начал увеличиваться.

– Гарри, – промычал Невилл, краснея, и потянулся. – Убери свои руки от моего сокровища.

– Как скажешь. У тебя пять минут на сборы.

Утро. Маленький профессор чар уже встал и двигался в странном рваном ритме, изгибаясь под невообразимыми углами и покряхтывая. Пластика его тела могла заворожить, но зрителей не было. Зато сам полугоблин в открытое окно прекрасно видел занимающихся. Зубастая ухмылка говорила об искреннем одобрении школьников, а не те выжимки чувств, что он позволял себе показывать в школе на своем лице.

Гарри посмотрел на Миону, она занималась в плотном окружении Нотта и Забини. Кажется, их ухаживания перешли в активную фазу. Его же не опекали так сильно, хотя вампиры почти неслышно носились по большому кругу. Едва Поттер освободился от упражнений, ему взглядом показали уйти. Конечно, Сев в любом случае лучше других, и потому Гарри поскакал к нему козликом, оставив Ззу снаружи и велев потом пойти к Лассу.

Но едва Гарри подошел к апартаментам Сева, дверь приоткрылась и его быстро втянули внутрь. Там сидел Олльде, а Принс притянул на миг к себе Поттера, глубоко втянул его запах и пожамкал ягодицы.

– Хватит! – раздраженно рыкнул Маракс. – У нас мало времени.

Через десять минут двое мужчин и подросток стояли в Тайной комнате. Ласса не было, видимо, он наслаждался личной жизнью, поэтому Олльде быстро направился к кабинету Салазара, но остановился рядом с его входом.

– Здесь, – сказал он, не отрывая взгляда от клубка змей, что рельефно сплелись на стене. – Гарри, меня замок не признает наследником Слизерина, видимо, теперь я к нему имею опосредованное отношение. Нужна четверть пинты твоей крови и магия. Ножом рассеки ладонь и клади на голову этой змеи с короной.

– Это же Ззу, а не змея, – воскликнул Гарри, но все же выполнил указание Олльде.

– Повторяй за мной…

– Я, Гарольд Поттер Слизерин, наследник магии Основателя, – начал повторять за Олльде Гарри, – разрываю контракт директора Дамблдора, как нарушившего клятву сохранять жизни детей и способствовать их магическому образованию.

Голос Гарри затих, но ничего не произошло.

– Выпусти магию, – велел Олльде.

Гарри послушался и плеснул сырой силы.

Замок напрягся и стал незаметно вибрировать. Медленно начала сгущаться энергия вокруг, пощелкивать и гудеть. Волоски на головах магов, не стянутые в прическах, встали дыбом. Внезапно от Гарри пошла волна энергии и ринулась на древний замок вверх. А меньше чем через минуту замок вздрогнул.

– Все. Дело сделано, – с удовлетворением произнес Олльде. – Исполнилась моя мечта. Идемте, – он решительно направился к выходу.

На завтрак Северус пришел вторым. За столом сидел Флитвик и сверкал темными глазами.

– Бодрого утра, Северус. Тоже чувствуешь? Замок проснулся.

– Проснулся? Ты о чем, Филиус?

– Хе-хе-хе, не ощущаешь? Не верю. Посмотри на стены, они светятся. Я такого и не припомню. Замок чем-то возмущен. Сразу вспоминается девиз Хогвартса: Не буди спящего дракона. Мне кажется, его разбудили, – Флитвик зубасто улыбнулся.

Северус пожал плечами и уселся рядом с коллегой. Перед ним тут же появилась одуряюще пахнущая чашка с кофе, к которой Принц с наслаждением потянулся.

– Не знаю. А причина? – спросил он спустя минуту.

– Возможно, совокупность поступков детей, наших действий и Альбуса привели к этому. Не зря же из двенадцати теплиц сейчас только две полноценно функционируют, седьмой этаж зарос грязью и кабинеты не открываются. Где ритуальный зал, о котором я слышал от предшественника? Нет, Северус, Основатели не могли не предусмотреть крайний случай. Пришло время перемен. О, смотри, команда здорового образа жизни!

В зал вошли Малфой, Забини и Нотт. Едва они сели, как появились Поттер, Лонгботтом и Грейнджер.

– Красавцы! – фыркнул Флитвик. – И знаешь, Северус, что меня поражает? Это то, что остальные знают об этом, но не следуют за ними. Альбус и слышать не хочет о других физических занятиях кроме квиддича, все твердит, что «Квиддич это прекрасно!» Септима! Замечательное утро, не правда ли?

– Ох, Филиус! Тяжелая ночка. Приветствую. Тоже не спалось? Что ночью было? – профессор Вектор уселась рядом с Северусом.

– А что было ночью? – уставился на Септиму Флитвик.

– А… Тебе в башне ничего не заметно, а вот в подземельях… Особенно под утро, – она отхлебнула кофе, закрыв глаза, и откинулась на сиденье кресла. – Хорошо…

– Так что было под утро? – не сдавался Филиус. – Северус!

– Он вздрогнул и… – Северус помолчал.

– Он проснулся, – заниженным тоном произнесла Септима Вектор. – Странно это. И эта иллюминация, – она кивнула на стены.

Директор явился на завтрак последним, когда все столы были заполнены школьниками, а персонал школы удерживало за столом отсутствие Дамблдора.

– Приветствую, коллеги! – ласково осмотрел он сидящих за преподавательским столом и некоторые поежились или нахмурились. – Что это? – уставился он на стены, после того как умостился на своем троне.

– Мы тебя хотели спросить об этом, Альбус, – с едва уловимой насмешкой спросил Флитвик.

– Да? Думаю, ничего страшного, – усмехнулся директор и потянулся к графинчику с вином, который наклонился под рукой невидимого домовика и наполнил кубок директора. Альбус сделал большой глоток и шумно выдохнул. – Уверен, в школе произошло несколько стихийных выбросов, вот и все. Поппи, к тебе обращались?

– Нет, слава Мерлину, нет. С последствиями выбросов никто не приходил. Насчет прыщей и женских недомоганий – да.

– Девочка моя, а вчерашним вечером?

– Ничего серьезного, Альбус, – покачала головой Помфри. – Посмотри сам, все на месте.

– Да-с… Ничего не понимаю, – неслышно пробормотал директор, но двое совершенно точно уловили сказанное по его губам.

Флитвик подмигнул Северусу и тот вернул ему ухмылку, и оба поднялись.

– Пожалуй, мы пойдем, коллеги. Удачного дня.

– Увидимся, – буркнул Северус, прежде чем направиться вон из-за преподавательского стола.

– Грубиян, – фыркнула МакГоннагал. – Альбус, о чем они тебя спрашивали?

– Минни, потом. У меня в кабинете.

Директор засиделся за столом, погруженный в мысли, так что Макгонагалл не дождалась его и ушла, недовольная, на урок. Альбус после ее ухода расслабился, за столом остался лишь Хагрид и Долохов. Последний делал вид, что не замечает директора, и смаковал уже явно не первую или вторую чашку кофе. Крякнув, Альбус с трудом поднялся и направился к себе. Сегодня он едва встал, прожитые годы навалились на него и придавили своей тяжестью. Даже из головы выпала прядь, а морщин, показалось, прибавилось. Ему пришлось применить чары гламура, чтобы не напугать коллег и детей. Энергии, передаваемой ему замком, стало в разы меньше. Но что могло стать этому причиной? Ничего сверхординарного вчера не произошло, а утром еще не успело. Почему Хогвартс взбунтовался против него? Такого не происходило, когда гибли дети, а что теперь? Не на ровном же месте!

Когда директор добрался в свою башню, лесенка стояла неподвижной, пришлось, пыхтя и отдуваясь как древний старик, ползти наверх. Но гаргулья лишь оскалилась и не пропустила. А других способов попасть в свои покои Дамблдор не знал, а взламывать не рискнул, замок активизировался и мог воспринять насилие как нападение.

К обеду весть, что Хогвартс отверг Дамблдора как директора, знал весь персонал школы. Альбус предпринял титанические усилия, чтобы удержать эту информацию в замке. Он переместил Минерву в один из кабинетов на третьем этаже, заняв ее место в другой башне. На обеде Дамблдор пытался выглядеть спокойным и уверенным в себе, но письмо из Гринготтса вывело его из себя. Мерзкие коротышки уведомляли, что согласно древнему контракту деньги могут направлять только настоящему директору Хогвартса, а самозванцам такой милости оказывать не будут. Подлецы!!! Оказывать милость! И это ему, Великому Светлому Чародею? Теперь остаются считанные часы до момента, когда об этом узнают Попечители. Все решения Совета доводились до сведения директора, средства переводились на целевой хогвартский счет. Теперь Альбус не может снять оттуда ни кната, а через две недели Помфри и главный эльф потребуют деньги на продукты и ингредиенты зелий. Где выход? Поставить фиктивного директора?

Но еще до окончания последних уроков в школу явился Попечительский совет во главе с трясущимся лордом Сомервиллем, Председателем. В руках старого Вилтона находился свиток с вензелем Гринготтса, и это заставило Дамблдора заскрипеть зубами. Гоблины поступили подло, нарушив правило не влезать в дела людей, и это тоже должно было что-то означать, но Альбус не имел возможности сейчас все обдумать.

– Альбус, замок отверг твое директорство, а значит, твою судьбу должны решить мы, Попечители, – дребезжащим голосом сообщил цель визита Вилтон Сомервилль, рейвенкловец, учившийся на два курса старше Дамблдора.

– И министр, – кисло добавил Альбус.

– И министр, он как раз передал все полномочия своего голоса и устные инструкции лорду Ма-алфо-ою, – Председатель Попечительского совета особо протянул гласные древней фамилии. – Где мы можем провести наше собрание?

В итоге Альбусу пришлось вести высоких лордов в обычный ученический класс, класс Трансфигурации. Заседание не было бурным и сколько-нибудь живым, словно Попечители дали себе труд, чтобы прийти в Хогвартс только с одной целью – для спектакля. Лорд Нотт зачитал письмо из Гринготтса, и Сомервилль передал слово Прюэтту. Альбус подумал, что ничто этого старого Магистра заклинаний не берет, даже бегство дочери к Предателю крови, повлекшее на голову младшего сына наказание Магии, закончившееся его изгнанием из магического мира. Позже гибель близнецов, больно ударившая и Прюэттов, и стоившая потери здоровья супруги, но не сломившая Уилфреда. А ведь он старше Риддла на шестнадцать лет! Ему сейчас… семьдесят шесть, кхем, не так уж и много, погрустнел Альбус. Как по нотам разыграли старика. И места ему теперь здесь нет, Хогвартс не ошибается и скоро, тут Сомервилль вытащил очередной свиток, только не в пример прежнему древнее, ему придется покинуть его.

– Вот, Альбус, еще одна инструкция, СЛУЧАЙНО попавшая к гоблинам. Так-с… Ага… «В случае, если Хогвартс отринет действующего директора, тому следует поторопиться покинуть замок, поскольку время доверия артефакта, коим является древняя школа, заканчивается ровно через трое суток. По истечении оных мы не дадим и кната за его жизнь». Как-то так, господин бывший директор, – осклабился Вилтон.

– Я мог бы войти в Попечительский Совет. В этом случае мои знания и опыт принесут пользу в привитии правильных ценностей молодому поколению. Минерва, ты следующий директор, поэтому про…

– Кто вам сказал такую чушь? – сварливо спросил Сомервилль. – Я уверен, есть и лучшие кандидатуры. Альбус, ты можешь быть свободен. Выбрать нового директора мы сможем и без тебя. Новый руководитель даст тебе возможность забрать личные вещи. Конечно, под нашим присмотром. Только личные вещи.

– Да как вы смеете! Я Председатель Визенгамота! Я…

– Недолго уже осталось, – оскалился Сомервилль.

Альбус решительно не знал, что делать. Профессора все заняты, идут уроки, не к Хагриду же идти на самом деле! Придется идти к Филчу, будь он неладен!

Выждав, чтобы Альбус мог отойти подальше от двери, Сомервилль откашлялся.

– У кого есть дельные кандидатуры на пост директора?

Малфой горделиво отбросил волосы назад и осмотрел всех довольным взглядом.

– Не крути хвостом, Люциус. Говори, раз уж на твоем лице столько довольства, – достаточно резко высказался лорд Прюэтт.

– Почему бы не поручить такое дело Филиусу Флитвику? Вот кто не будет прогибаться под министра, – Малфой смерил Макгонагалл жалостливым взглядом, ведь она хватала воздух ртом и задыхалась.

– Да как вы можете! Альбус столько сделал для школы! Он величайший педагог! Он…

– Минерва, успокойся, – рыкнул Прюэтт.

– Он провинился, Хогвартс не просто так посчитал его действия преступными и недопустимыми для директора, – подал голос Нотт.

– Но нужно же разобраться? Вдруг просто нужен настройщик-артефактор? – совсем жалобно закончила фразу Макгонагалл.

– Лестницы ездят? Антиаппарационный щит работает? Эльфы не убежали? Значит, все в порядке, – заявил Эндерсон. – Если бы что-то плохо работало, Альбус быстро бы прислал заявку, – и огромный кряжистый седой мужчина хмыкнул. Лорд Сигурд Эндерсон с седой гривой и статью был точно викинг, только бороды не хватало. Прямолинейный, громкий, мужчина отличался упрямством, поэтому с ним не любили спорить, он подавлял.

– Все работает… более или менее, – процедила Минерва. – Так кого звать?

– Филиуса и… – начал Люциус, но его прервал Прюэтт:

– Его и весь педагогический состав. Посмотрим на них всех.

Через три часа жарких споров большинством голосов был избран директором Филиус Флитвик, его замом пожелала остаться Макгонагалл, с чем он согласился. Но полугоблин тут же озвучил новый приказ.

– Минерва, я отстраняю тебя от деканства Гриффиндора. Ты хороший преподаватель и отличный администратор, но своим факультетом не занимаешься. Поэтому, прости. Септима, как ты? Не хочешь ли возглавить Гриффиндор?

– Филиус? Я? Хмм… А почему бы и нет? – кивнула профессор Вектор. – Минерва, не в обиду.

Макгонагалл сжала губы в нитку.

– Филиус, разбирайся. Ждем вопросы. Пиши, – поднялся громадина Эндерсон и за ним это сделали все остальные Попечители.

– Постараюсь разобраться за неделю. Могу я позвать на помощь финансового специалиста?

– На вашу ответственность, – подтвердил Сомервилль.

Ужин давно закончился, а преподаватели остались голодными.

– Коллеги, поужинаем вместе? – предложил новый директор. – Насколько я знаю, имеется малый зал для приемов, эльфы легко его превратят в столовую на это время.

– Они тебя не послушают, – фыркнула Макгонагалл. – Ты клятву директора не приносил еще.

– Да? Я попробую. Главный эльф! – резко приказал полугоблин.

– Чем Гардений может служить новому директору?

Перед директором стоял эльф, но не такой, как профессора привыкли видеть. Этот отличался ростом, статью, да и вообще, больше напоминал человека, даже уши были аккуратнее и меньше.

– Почему приходил другой? – наконец смогла спросить Минерва.

– Я служу настоящему директору, а не тому, который обманул клятву Хогвартсу, – строго сказал Гардений.

– Уважаемый, мы все были заняты и не успели поужинать. Пожалуйста, организуй нам ужин хотя бы в малой приемной, – с достоинством попросил Флитвик.

– А почему вам не подходит преподавательская столовая?

Не все профессора смогли удержаться от упавшей челюсти.

– Мы ни разу ее не видели, – легко пожал плечами Северус.

– Потому что последние два директора всегда проповедовали демократию, – скривил губы Гардений.

– Но кто тогда будет следить за порядком в Большом Зале во время трапез? – ехидно спросила Минерва.

– Во время директорства мистера Фронсака, он каждый субботний ужин возлагал ответственность на Совет учеников.

– Мерлин! Что там творилось, наверное! – по-змеиному улыбнулась Макгонагалл.

– Ничего. Директор разрешал умножить баллы на два, причем прибавлять их было нельзя, только отнимать. Бесчестно отнятые можно было возвратить, если доказать это. Старосты и Совет редко ошибались, директор потом сам прибавлял баллы хорошим организаторам. И баллы не были общими. Нет, они, конечно, складывались в итоге по факультетам, но у каждого был личный табель.

– Гардений, мы поговорим попозже об этом, коллеги сильно оголодали, – директор остановил ручей рассказа эльфа.

– Через десять минут все будет готово. Столовая преподавателей на втором этаже недалеко от входа в директорскую башню. Дверь будет открыта.

Эльф исчез, а профессора переглядывались.

– Филиус, я не поняла, когда ты должен дать директорскую клятву? – вдруг спросила профессор Вектор.

– Честно, я сам этого не понял. Может, сам Хогвартс подскажет? – зубасто улыбнулся полугоблин.

– Филиус, ты же пригласишь на ужин Альбуса? – требовательно спросила Минерва.

– Конечно. Минерва, если тебе не трудно, приведи его.

Через пятнадцать минут профессора увлеченно ужинали, все же выборы нового руководителя сильно затянулись. Один Дамблдор вяло ковырялся в тарелке, ему даже не преподнесли вино как всем! А еще больше ему было обидно, что выбрали полугоблина. Когда он в Визенгамоте проводил законы против магических существ, не в последнюю очередь они были нацелены и на Флитвика, этого зубастого карлика нужно было цепями удерживать, он слишком рвался к власти и к финансам школы. Ничего, взвоют скоро и позовут Альбуса обратно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю