290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 2)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 36 страниц)

– Где он? Оооо, – восхищенно выдохнул пришедший гоблин, остановив взгляд на Гарри. – Молодой лорд Гриндевальд! Я узнаю рисунок родовой магии… Я Хардаг, поверенный рода Гриндевальд, также представляю интересы рода Монпасси, из коего происходила матушка вашего… деда, наверное…

– Хардаг, что лучше, проверить его кровь или сначала отправить на осмотр? – потер ладошки Горан.

– Здоровье прежде всего! А если в крови обнаружатся блокирующие наследия зелья?

– Уважаемые, мальчик всего лишь вышел из школы на прогулку и был подвергнут насилию. У нас очень мало времени, мы можем не успеть, – вмешался в разговор гоблинов Волдеморт.

– Кто этот разумный юноша? – обернулся к лорду Хардаг. – Нареченный… Древним обрядом… Юноша, почему вы в таком виде? Я протестую против такого нареченного моего клиента! Сначала приведите себя в порядок!

– Мистер Риддл, мы можем предложить вам осмотр, очистительные и лечебные процедуры, но это будет стоить вам… – Горан зашевелил губами. – Тридцать тысяч галеонов. Деньги вперед, – расплылся он в зубастой улыбке.

Лорд выпрямился и, казалось, заледенел. Гарри посмотрел на гоблинов, на Вольдемара и шмыгнул носом.

– Могу я оплатить его расходы?

Гоблины резко взглянули на него и расплылись в умилительных улыбках.

– Такое же доброе сердце, как у леди Аделайн, – прослезился к тому же Хардаг. – Отлично, это не займет больше получаса. Доверьтесь нам. Ваши деньги, наши услуги! – прищёлкнул он каблуками.

Ровно через полчаса из подземелья вышли Лорд с Гарри, гоблины держались рядом. Теперь маги были мало похожи на себя. Вольдемар раздался в плечах, стал еще выше, кожа очистилась, приобрела молочный оттенок, появились темные волосы на голове и сияющей волной окутали плечи. Яркие синие глаза блестели живым, даже озорным блеском, а вполне объемные губы довольно улыбались. Он все так же был в лиловой мантии и босиком. Гарри же физически не изменился по размерам, разве что избавился от очков, кожа стала фарфорово-белой, как у Аделайн на фото, и цвет глаз приобрел глубину. Волосы у него тоже значительно выросли и теперь опускались до лопаток. Там, в бункере, прошло почти двенадцать часов.

Когда клиенты расселись в том же кабинете, два служащих взяли у каждого по полпинты крови. Другие гоблины принесли столик, накрыли его и предложили перекусить, подав каждому перед этим по два пузырька кроветворного. Гарри и Вольдемар были измучены долгими процедурами, когда через трубочку в рот каждому поступало нужное количество очистительного зелья, совсем невкусного, но это был единственный продукт, который попал внутрь во время интенсивного очистительного процесса. Поэтому они с жадностью принялись за съестное.

Пока клиенты лакомились, за стеной творилось светопреставление. Два гоблина проводили полную проверку крови клиентов. Повезло, что никого сейчас не было, в банке всего два плаца для этого. Два других сотрудника выстраивали векторы магии, наследственности и наклонностей, еще десятеро расселись по зонам и встряхивали перьями, проверяя готовность их и своих рук для фиксирования результатов на передающих свитках. Все замерли, затаили дыхание и…

Два гоблина принесли гору свитков на двух серебряных подносах, однако одна была гораздо больше, за которую Горан и Хардаг схватились.

– Гарольд Джеймус, урожденный Поттер-Гриндевальд, наследник родов Поттер, Гриндевальд, Блэк, Монпасси, Слизерин, Певерелл, Шафик, Блишвик, чистокровный в девяносто третьем поколении.

Родители:

Отец: Джеймус Карлус Поттер, чистокровный в девяносто втором поколении, отец: Карлус Поттер, мать: Дорея Блэк.

Мать: Лилиана Леонхарда Гриндевальд, наследница Шафик, Блишвик, возрожденная кровь, чистокровная в сто двадцать шестом поколении, отец: Леонхард Амадеус Гриндевальд, лишенный магии; мать: Вайолет Шафик, сквиб родов Шафик, Блишвик.

Развитие: соответствует возрасту четырнадцати лет трех месяцев, созревание планируется к шестнадцати годам и четырем месяцам.

Наследия на данный момент: наг, сид и… (остальное не подтверждено, очищенная кровь не устоялась).

Дары магии: врожденная трансфигурация, заклинания, бойцовые наклонности, зельеварение, алхимия, рунические заклинания и превращение, артефакторика, повышенная магическая чувствительность, видение магии, способности к ментальной магии… Заблокированы от 65 до 99%.

Векторы: Том Марволо Риддл, совпадение 98%;

Северус Септимус Принц, совпадение 96%; Дракон Люциус Малфой, совпадение 87%; Люциус Абраксас Малфой, совпадение 83%; Магнус Зигфрид Нотт, совпадение 76%; … Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, совпадение 48%.

– Достаточно, – прервал гоблина Вольдемар. – Я же сообщил вам планы, вы подтвердили отличное совпадение векторов. Ему нужно подобрать полный комплект наследника, легкий вариант, для подростка. А мне уделите отдельную беседу. Где мы сможем конфиденциально переговорить?

– Отлично! – подпрыгнул на месте Хардаг. – Мы пройдем в мой кабинет, я уже давно тут жду представителя. – Идемте, Гаррольд, – пригласил он его к маленькой дверке.

– А теперь про мой род расскажите, – пристально посмотрел на Горана Лорд. – Почему мальчишка стал наследником Слизеринов и Певереллов? А я?

– Я все прочитаю, – состроил постное лицо гоблин.

– Томас Марволо Монти Риддл, полукровка, принадлежность по крови и магии к роду Слизерин.

Отец: Том Дэниэл Риддл, магл.

Мать: Меропа Марволо Мракс, чистокровная в сорок седьмом поколении.

Наследие: наг.

Дары магии: заклинания, бойцовые наклонности, зельеварение, алхимия, рунические заклинания и превращение, повышенная магическая чувствительность, видение магии, способности к ментальной магии, способности к языкам, аналитика.

Векторы: Гаррольд Джеймус Поттер-Гриндевальд, совпадение 98%;

Северус Септимус Принц, совпадение 75%; Сириус Орион Блэк, совпадение 71%; Люциус Абраксас Малфой, совпадение 69%;

– Достаточно, – скривил Лорд красивые губы. – Полукровка! – горько выдохнул он. – Иммммм…

– Полукровка и с разбитой душой? Магия такого не прощает. Могу предложить решение. Ваш род основал демон, вернее, демонесса, именно она предложила имя роду. Маракс. Тогда род был в силе. У нас есть специалисты, они могут выжечь кровь маглов. Это дорого стоит, но… Маракс оставили сейфы под печатью, которую потомки не смогли снять, и если все удастся, вы выведете на свет древнейший род из тени, чистокровность вашу будем отсчитывать от прародительницы.

– А где стоит эта печать? – свистящим шепотом спросил Лорд.

– В нашем сейфе, а сейф в Хранилище, – невозмутимо ответил Горан. – Процедура очень болезненная, поэтому придется нанять мастера-менталиста. Если печать не поддастся? За чей счет будем списывать расходы?

– Расплачусь сам. Кредит.

– Отлично, просто отлично! – повеселел гоблин. – Рекомендую начать сегодня ночью, Луна в удачном аспекте для этого. Проводите вашего жениха, и приступим. Кстати, пригласите остальных претендентов на Ведущих, нужно составить договор.

Гарри же, едва попал в небольшой кабинет, заставленный мебелью, споткнулся о плиту у порога.

– Уй! – запрыгал он на одной ноге.

– Первый контакт есть! – обрадовался Хардаг. – Гаррольд, присаживайтесь. Вы ведь совершеннолетний? Вы же участвовали и победили в Турнире?

Гарри кивнул, у него голова кружилась от произошедшего.

– Значит, вас признали совершеннолетним. Физическое развитие – это другое, оно не помешает вам принять род. Вот он, ваш малый родовой камень. Как только я получил известие, что потомок Леонхарда найден, я сразу же занялся выемкой камня из замка и привез его, но сообщивший мне сведения маг не пришел на встречу. Я все годы ждал здесь вас, Гаррольд. Не возражаете принять род? Он вас будет защищать и укреплять, а потом наденем вам родовой комплект наследника.

Гарри смотрел на темную шершавую плиту, словно снятую с могилы и впитавшую в себя потоки крови. Помня рассказы Дамблдора и шепотки на курсе, ему было откровенно страшно. До сих пор он не имел дела с родовой магией, и никто его в эти тонкости не посвящал.

– Мастер Хардаг, – оговорился Гарри, но это польстило гоблину. – Я ничего не знаю о родовой магии. Мне страшно.

– Ничего плохого с вами не произойдет. Сначала мы вам поставим родовые печати наследника рода, а уж потом представим вас родовой магии. Раздевайтесь и ложитесь на плиту. Не бойтесь, для меня теперь самое важное – сохранить и приумножить с таким трудом возрожденный род.

Гарри перестал стесняться еще в подземелье. То, что делали с ними обоими гоблины, не могло и присниться в страшном сне. Пришел какой-то их шаман, махал метелкой, сыпал какие-то зерна, поливал вином и завывал. К Вольдемару вернулись все осколки души, даже из самого Гарри. Это было больно, он потерял сознание, а когда очнулся под руками других хлопотавших гоблинов, то увидел дырки в бункере, что проделали остальные куски души, стремящиеся к соединению. Дальше его заставили выпить ужасно противное зелье, которое так и норовило выплеснуться обратно, и от него он начал кипеть внутри. Кожа покрылась мерзким серо-зеленым налетом с отвратительным запахом, гоблины только стирали его тряпицей, а он все выходил и выходил из Гарри. Вольдемар подвергся такому же воздействию. И в тот момент было очень трудно и мучительно обоим, Гарри слышал как стонал и скрежетал зубами Волде… Вольдемар. Теперь прохладный воздух кабинета кажется мученикам манной небесной. А еще Гарри дали корзинку с пузырьками и схему приема для восстановления естественной памяти.

Он лег, Хардаг нанес приятно пахнущую мастику на лоб, грудь и низ живота, а потом достал небольшую кочергу со странно сияющей руной и припечатал Гарри в этих местах. Боли не было, наоборот, казалось, Поттер изнутри леденеет, но потом неприятные ощущения схлынули, и юноша почувствовал какое-то родство с плитой, на которой лежал. Следом гоблин надрезал ему вены в нескольких местах, дал вытечь крови в течение пяти-десяти секунд и запечатал пластырем. А когда Гарри встал, камень приобрел глубокий красно-коричневый цвет, гладкость и тепло.

– Род принял тебя, малыш, – улыбнулся гоблин. – Сейчас, сейчас… – он полез в сейф и достал большую шкатулку. – Смотри, это кольцо главы рода. Видишь знак? Зеленый четырехлистник и свиток, выгравированный на камне – вот истинный знак рода Гриндевальдов.

Гарри надел кольцо, которое сначала нагрелось до едва терпимой температуры, а потом точно село на указательный пальчик левой руки. Дом, у него есть дом, а не это пристанище Ордена Феникса, куда его пускают по праздникам. И еще… он подумал, что неплохо было бы принять род Блэков, если магия рода позволит, и мстительно улыбнулся.

Выводил Поттера Хардаг через ту же дверцу. Гарри принял два рода, два! И все мамины. Как ни странно, но боли он ни разу не испытал. Оказалось, все, что было лишнего в каморке Хардага, принадлежало принятым родам. Естественно, поверенный советовал скрывать перстни. В Англии его рода имели нехорошую репутацию, поэтому при наличии других, более благонадежных, нужно было не упоминать их.

– И даже Монпасси?

– Одно связано с другим. Пусть узнают те, кому вы больше всех доверяете. Ваши будущие ведущие, например. История вашей семьи полна предательств. Ваша кровь полна доброты и света, поэтому родители вашего деда так ужасно погибли. Будьте настороже, доверяйте лишь тем, кто связан с вами магическими клятвами. Остальным не стоит рассказывать ничего, болтливость ведет к беде. А сейчас берите зеркало, шкатулку для связи и тетради для занятий. Теперь вас будут учить лучшие преподаватели Европы. Назначаю вам время – 19-00. Если не сможете, предупредите. Зеркало будет у меня, и наставники будут вас учить из моего кабинета.

Волдеморт все выслушал и договорился на вечер, он не доверял гоблину, уведшему Гарри, и был прав. Едва мужчина снова взял его за руку, как мальчишка вытащил ладошку и спрятал за спиной. Что бы это значило? Лорду стало горько. Столько лет проповедовал чистоту крови, будучи полукровкой, а теперь и его жених нос воротит из-за этого… Нет, вечером он придет выжигать магловские клетки из себя.

Комментарий к Глава 1 Предупреждение: Волдеморт в частных беседах, когда не включает злобного Лорда, представляется и подписывается Вольдемаром.

====== Глава 2 ======

Гарри вернулся с набитыми карманами, ему казалось, Хардаг на радостях отдал половину вещей своей каморки. Сначала, конечно, поверенный убедился, что его клиент умеет уменьшать и увеличивать предметы. И советовал не раскрывать все секреты. Гарри вышел от него одуревший. Сегодняшний день отличался от предыдущих как день и ночь, он вдруг оказался нужен трем магам и гоблинам. Пока служащий увел троицу его Ведущих писать заявление в Министерство магии и подписывать договора, Горан занялся инструктированием своего клиента.

– Лорд Поттер, я настаиваю, чтобы вы надели кольцо главы рода. Пусть вы не примите всю магию рода, но он будет вас чувствовать. Запомните, вы перед магией и Министерством совершеннолетний, кто бы вас не разубеждал, вот подтверждение из Министерства. Теперь вы не обязаны никому подчиняться и можете принимать самостоятельные решения. Вы уверены, что вас не обманули, когда предложили троих Ведущих? Вы понимаете, что это тяжело физически?

Гарри вздохнул и похлопал ресницами. С трудностями он был знаком хорошо, а с оборотной стороной – не очень.

– Лорд Поттер, возьмите портрет леди Вальбурги. Она всегда даст вам нужный совет и, если нужно, сообщит мне.

Гарри принял портрет Вальбурги размером с альбом для гербария. Леди Блэк весьма ласково улыбнулась ему, он зажмурился и снова посмотрел. Ничего не изменилось. Гарри вопросительно посмотрел на гоблина:

– Ничего странного, леди узнала, что вы чистокровный волшебник, да еще с такой редкой кровью. Вас, молодой человек, приняли в семью.

Гарри вместе со своими будущими ведущими и охраной оказались в Малфой-мэноре.

– Темпус! О, Мерлин, времени совсем мало. Гарри, тебе же нужно одежду купить! Мой Лорд, могу я вручить ему свой подарок? – очнулся лорд Малфой.

– Можешь, и все мы это сделаем. Думаю, каждый уже позаботился об этом, – хмыкнул Лорд.

Гарри обзавелся двумя контрастными роскошными браслетами и ошейником из крупных синих сапфиров. На самом деле это было ожерелье, только держалось оно на шее. Вольдемар сам наложил чары, и они стали не видны.

– А… как же? – растерялся Гарри. – Ведь из-за этого все меня…

– Не волнуйся. Ученики из родов, родственных к твоим, прекрасно увидят украшения, а остальным и Альбусу это не нужно, – успокоил его Вольдемар. – А теперь быстро собирай вещи и идем тебя одевать. Люциус, Северус, Гарри на вас. До свидания, мой дорогой, – нареченный склонился и поцеловал Гарри в лоб.

Гарри бестолково топтался в магазине, пока Люциус носился как метеор по улицам, собирая Гарри. Рубашки, теплые, легкие, цветные, белоснежные, кружевные, белье, носовые платки, мантии, торжественные бальные костюмы, шейные платки, запонки и броши, заколки, ленты для волос, теплая шапочка, обувь, домашние тапочки, халат, школьные принадлежности выше классом, теплые носки, книги, перчатки, сумки, шарфы, принадлежности для ухода за собой. И самое поразительное, Люциус все купил за свой счет. Фолиантами его нагрузил Северус, сказавший, что лорду нескольких родов непозволительно быть неучем. И еще подарил эльфа с необычным именем Лео.

Гарри послушно стоял, принимая все, похоже, покупать дорогое не так весело, как думалось ему. Его успели еще затащить в салон, где в течение получаса удлинили волосы до пояса и придали им ухоженный блестящий вид. Как сказала мастер Игрейн, такое богатство грех заплетать в косу, лучше всего волосы носить распущенными за спиной или заколотыми в низкий хвост, кроме уроков зельеварения.

Уже начало смеркаться, когда Северус показал на маленький ресторанчик. Они заказали быстрое меню, и им подали креветки в сливочном соусе и рис. Маги управились за пятнадцать минут, даже Люциус успел съесть свою порцию. Выйдя из ресторанчика, они втроем аппарировали в Хогсмид. Северус забрал у Гарри часть вещей, чтобы тот не вызвал подозрений, и повел его в школу, держась на расстоянии.

Гарри чувствовал себя сошедшим с ума. Снейп стал для него Северусом, а надменный Малфой – Люциусом. Самое странное, что Волдеморт начал выглядеть обычным человеком, и это… не понравилось ему. Гарри почувствовал неприятие, когда тот взял его за руку и целовал. Как Поттер будет теперь общаться с Гермионой, маглорожденной?

Гарри добрался до своей гостиной и быстро прошел ее, пока гриффы спрашивали:

– Кто это? Кто?

– Он зашел в комнату Поттера и Уизли… Поттер?!

Гарри захлопнул дверь и запечатал покрепче. Рон вместе с Гермионой обжимаются где-то, он был уверен в этом, поэтому нужно было максимально быстро разложить вещи.

– Лео! У меня места нет, куда все складывать!

– Лорд Малфой сказал, что я могу принести сюда шкаф для вещей. Отойдите.

Через полчаса комната сильно изменилась. На полу появился пушистый ковер, шкаф уместил все вещи, не иначе оказался пространственным, а портрет Вальбурги оказался висящим на гвоздике возле кровати.

– Гарри, капни каплю крови на уголок рамы и скажи: «Майн». С этого момента мой портрет будешь видеть и слышать только ты.

– Гарри, идем на ужин! – начал тарабанить в дверь Рон.

– Мадам, а как мне объяснить все это, если мои украшения они не увидят?

– Скажи, что за тобой начал ухаживать лорд Малфой, – лукаво подмигнула ему Вальбурга.

Гарри распахнул дверь и на него уставились жадные, завистливые, удивленные, возмущенные взгляды гриффов.

– Ты принарядился, что ли? – простодушно выпалила Джинни.

– Друг, теперь тебя точно заметят! – хлопнул его по плечу Рон.

Гарри отряхнул мантию на плече.

– Мы идем на ужин?

– Гарри, откуда деньги? Все это знаешь, сколько стоит? Тебе, правда, никто не подарил подарок? – бубнил Рон всю дорогу, а Гарри дышал полной грудью.

Вот что значит внутренняя уверенность и комплект главы рода. Теперь на косые взгляды ему глубоко начхать, как говорит Дадли. Гарри шел с гордо поднятой головой, хотя это была заслуга длинных тяжелых волос и ожерелья Вольдемара.

На ужине Поттер лениво ковырялся в тарелке, тяжелая пища школы не шла ни в какое сравнение с недавним легким ужином.

– Можно подумать, ты один из них, – пробубнил Рон с набитым ртом, потыкав концом вилки в сторону стола Слизерина.

Гарри обернулся и хмыкнул, не трудно было узнать собственное выражение на лицах юных аристократов и почти полные тарелки. Только Крэб и Гойл невозмутимо поглощали картошку с антрекотом.

Поттер откинулся на спинку и начал наблюдать за столом преподавателей. Северус явно любовался им, Гарри чувствовал его взгляд. Как могло все измениться за один день? Куда исчез мерзкий и грубый профессор? Игра? Для Дамблдора? И почему к Северусу нет такого отвращения как к Вольдемару?

Рядом с Гарри упала записочка. «Гарри, давай погуляем сегодня вечером? Твоя Джинни». Он грубо смял бумажку, у него другие планы, лживая и корыстная Джинни Уизли. Гарри встал и лениво вышел, не замечая, как вся школа не сводит с него глаз. Грация его прежде рваных движений завораживала взгляды, а волосы блестели как черное драгоценное покрывало. Он выглядел аристократом до кончиков ногтей, и все теперь мучились вопросом, что же произошло, ведь Поттер кардинально изменился за несколько часов.

В числе многих кривил губы и Драко. Он видел, как Потти аппарировал в Хогсмид, держась за руки крестного и отца. Когда Драко поинтересовался, что происходит, папА сообщил, что Гарри в скором времени станет частью семьи. Драко тогда опрометчиво спросил:

– Что забыл в нашей семье Потти?

И получил по губам рукой отца с тяжелым родовым перстнем.

– Заметь, какой браслет у него на правой руке, – предупредил его папа. – Драко, я приказываю тебе помогать Гарри, заботиться о нем и мягко объяснять, как быть аристократом.

– Но папА!

– Ничего не хочу слышать, это твой будущий отчим. И попробуй ему проболтаться, отрежу язык и выгоню из рода!

«Ненавижу его! Потти! Гаденыш! Все у меня отбирает! И… и дружить отказался, и теперь такой красивый!» – Драко не сдержался и шмыгнул носом.

Малфой еще тогда, в Хогвартском экспрессе, был пленён бесхитростными зелеными глазами. А Поттер выбрал Уизли. Каждый год Драко вился вокруг Гарри, пытаясь обратить его внимание на себя, дать понять, что тот упустил. А теперь… Теперь Гарри сам, словно греческий бог, которому хочется поклоняться. Разве же он взглянет на Драко?

– Ненавижу! – выдохнул он.

Гарри медленно брел по коридору, когда его быстрым шагом догнал Драко.

– Поттер! – выпалил Малфой и запнулся.

– Что? – спокойно спросил Гарри и удивился, похоже, что желание спорить и оскорблять Драко бесследно исчезло.

Это же понял и Малфой:

– Гарри, что с тобой произошло?

– Ничего плохого. Можно тебя спросить?

– Меня? – удивился Малфой. – Хм… Давай.

– Мне подарили эльфа в спешке. Я привел его сюда. Нужно его как-то привязывать к себе?

– Поттер, ты такой Поттер! Нужно. Он уже, наверное, пашет на школу. Делаешь маленький разрез на ладони, ждешь, пока он наполнится кровью и умываешь его, повторяя:

– Отныне и до веку твои плоть, кровь, душа и верность мои, Гарри Поттера. Все, – улыбнулся Малфой.

– Спасибо, Драко, – протянул ему руку Гарри, Малфой пожал ее, и Поттер пошел дальше, а Драко так и смотрел на свою ладонь.

У себя Гарри вынул книги, приобретенные ему Северусом, и вздохнул, почти все они назывались «Расширенный курс с самого начала». Видимо, Снейп считал, вообще-то правильно считал, что Гарри первые курсы практически не учился. Поэтому Поттер сел на кровать с первым фолиантом.

Рон пришел через час после ужина.

– Ого! Какой шкаф! Ну-ка, что тут у нас? – полез он внутрь, но тот не открылся.

Вальбурга с омерзением на лице смотрела на Рона.

– Гарри, открой!

– Зачем?

– Посмотреть. Интересно же! Живем! – радовался Рон, продолжая дергать за ручки дверцы.

– Рон, это мои вещи, – спокойно повторил Гарри. – Осторожнее, сломаешь ручки.

– Так, да? Вот так? А как в Норе у нас жить, так ничего?

– А как на Гриммо, 12 жить, так ничего? Я у Дурслей мучился, а вы в Лондоне отдыхали!

– Гарри, ты чего? Мы же друзья с тобой! – трагичным шепотом сказал Рон.

– Да, друзья, – вздохнул Гарри. – Только в прошлом году ты как-то об этом забыл.

– Вот же, тварь, набрался где-то чистокровного дерьма, тьфу!

– Ро-о-он, чистокровный у нас ты. Не забыл?

– Тьфу! С тобой совершенно невозможно! Все! Завтра я перееду от тебя! Живи один! С тобой никто дружить не будет. И ты никому не нужен, никто не хочет с тобой связываться! Герой! На хрена такой Герой? Да если бы не я, ты ничего бы не смог! Да пошел ты! Посмотрим, как запоешь один…

Гарри установил блокирующий звуки купол и задремал, слишком богатым на происшествия выдался сегодня день.

Утром Поттер быстро собирался, с опаской поглядывая на кровать Рона с плотно занавешенным балдахином. Лео оказался превосходным камердинером, перед душем ловко упаковал волосы хозяина в специальную шапочку, обнаруженную в вещах, а после него расчесал и смазал специальным средством для блеска, помог одеться, завязал галстук, шнурки, отполировал туфли.

– Лео, ты сокровище, – оценив расторопность, похвалил его Гарри, смутив молоденького эльфёныша.

Юноша поспешил на завтрак. Гриффы не торопились вставать, а Гарри чувствовал себя превосходно и бодро, никакого желания поваляться в постели не было.

За столом завтракала Гермиона в гордом одиночестве. Стол Рейвенкло был почти полон, Слизерин тоже не пустовал. Гарри кивнул Драко, и тот ответно склонил голову. Мио ничего не заметила, погруженная в книгу. Завтрак был традиционный, и Гарри с удовольствием принялся за еду, поглядывая на змеек, чтобы справиться с приборами.

– Гарри, что произошло с тобой? – внезапно подняла на него глаза Миона.

– Ничего. Ведущих у меня нет. Пока. Да ничего, Мио!

– Не умеешь ты врать, Гарри. Так и скажи, что не можешь говорить. Это так?

– Так, – опустил он голову.

– Ты знаешь, я и клятву могу дать. Так что подумай. Просто это, – она помахала перед Гарри рукой. – Сильно напоминает тот стол.

– Мио, я наследник рода Поттер и Блэк, разве ты не знала?

– Знала, только тебя это раньше как-то не волновало. Что изменилось?

Гарри опустил глаза от ее прямого взгляда. Как сказать ей, что его система ценностей и симпатии в противостоянии изменились? Мио скажет, что Вольдемар наслал ему галлюцинации, обманул, но гоблины подтвердили, что они магические нареченные, да еще таким обрядом, что едва они вступят в сексуальную связь, как магический нерасторжимый брак подтвердится. А Вольдемар претендует на Ведущего. Да с чего родители решили за две минуты, что они станут друг другу хорошими супругами? Нет, никак нельзя ей рассказать.

– Мио, поверь, я не могу тебе рассказать. Прости. Я приобрел несколько книг, школьная программа с самого начала. Если будет непонятно, ты мне поможешь?

– Конечно, Гарри. Я очень рада, что ты взялся за ум. Думаю, это турнир так на тебя повлиял.

Гарри кивнул, вспоминая. Мио права, один он ни за что бы не справился, если бы не Крауч. А Крауч – слуга Вольдемара… Гарри вздохнул.

– Я пойду, – сказал он, отодвинув кружку.

– Гарри, ты же знаешь, я всегда тебя выслушаю и помогу, если мне по силам. Помни об этом! – подняла она указательный пальчик вверх.

Гарри ушел, а Гермиона долго еще смотрела ему вслед.

Попав в гостиную Гриффиндора, Поттер застал крики, ругань и бедлам, дверь в комнату оказалась открытой настежь, шкаф щеголял выдернутой с «мясом» ручкой, царапинами, вещей Рона не было. Гарри, не глядя, указал палочкой на поломку:

– Репаро, – и улыбнулся, когда все приняло первоначальный вид, даже жуткие царапины, появившиеся после его ухода, исчезли.

Гарри заглянул в соседнюю, Дина Томаса и Невилла, комнату…

Невилл и Дин пытались выпинать Рона вместе с вещами. Томас уже правда начинал сдавать, но всегда спокойный Лонгботтом не хотел успокаиваться.

– Невилл, – тихонько позвал Гарри и почесал кончик носа.

– Подожди, Гарри, сейчас мы воспитаем этого наглеца.

– Невилл, на минуточку.

– Что тебе? – сверкнул глазами разъяренный Невилл, подходя к Гарри. – Смотри, он снова там, откуда мы его почти выгнали.

– Невилл, я предлагаю тебе занять его место в нашей комнате.

– Да, ладно, мы сейчас его обратно выгоним, и он к тебе вернется.

– Тогда я попрошу себе отдельную комнату.

– Гарри, но почему?

– Переедешь, расскажу.

Через полчаса Невилл располагался в комнате Гарри. Когда юноша увидел шкаф, то застыл, раскрыв рот.

– Невилл, ты чего?

– У меня такой же, только я считаю это слишком вызывающе, поэтому держу его в собранном виде.

– Теперь некого «вызывать», раскладывайся.

– Так почему он взбесился?

– Я не пускал его в свой шкаф.

– Не пускал и что?

– Больше ничего. Я не пускал его в наш шкаф, так он считал.

– Но шкаф твой? – уточнил Невилл. – Знаешь, если я и сомневался раньше, то теперь абсолютно уверен. Знаешь, он еще орал о твоем эльфе. Где он? Познакомишь?

– Лео! Знакомься, это мой друг Невилл.

– Динки! Это мой друг Гарри.

– Ого, и давно она у тебя здесь?

– С самого начала, – хитро сощурился Невилл. – Бабушка будет рада, что я живу с тобой.

Гарри посмотрел на Лонгботтома, у которого на руке висел браслет, и порадовался за него.

– Гарри, познакомь меня со своим другом, – подала голос леди Вальбурга.

– Мадам, ему и своей бабушки хватает, он будет вас стесняться! – мысленно сказал Гарри, набираясь духу отказать леди Блэк, но она уже сделала каменное выражение лица, только дьявольски поблескивали темные глаза.

Волдеморт же находился в аду, причем, буквальном. Проводив женихов, он вернулся в банк, но его передали другому специалисту, Грюху, имевшему внешность палача, так подумалось магу тогда. Гоблин молча подвинул ему договор и чернила с пером. Клиент также, не произнеся ни слова, изучил документ. Все как обычно: ответственность на заявителе, условия возмещения расходов, невозможность предъявления претензий им самим или его наследниками. Волдеморт поперхнулся, он не рассчитывал на процедуру со смертельным исходом. Но брак с Поттером можно уже считать свершившимся, и овладевать каждый раз сопротивляющимся мальчишкой… Чревато. Чуял он, что Лили не могла просто так отдать свое дитя первому встречному. Он кхекнул. Еще один раз возродиться может не получиться. Но и жить дальше, ненавидя себя, свою магловскую часть, Лорд не желал. Поэтому поставил размашистую подпись внизу свитка.

После этого Грюх предъявил смету, и Волдеморту стало плохо.

Как оказалось, в свитке не указывалась и четверть ужаса эксперимента. Сначала его накачали гоблинским спиртом так, что казалось, он скоро польется из ушей, а сам Волдеморт начнет изрыгать огонь. Мысль оказалась пророческой – его сунули в печку, обыкновенную, литейную. О, как он орал, выл, рычал, сгорая заживо. Но Волдеморт не умер, и именно тогда он поверил, что в венах у него демонская кровь.

Секунды корчей и пылания в адском пламени складывались в минуты, а они в часы, и так бесконечно по кругу. И в один момент маг вдруг понял, что накручивает себя, боль стала меньше, теперь казалось, что он в горячей, иссушающей пустыне. И эта мысль так поразила Волдеморта, что он потерял сознание.

Следующее пробуждение произошло, когда волшебник начал мерзнуть. Постепенно сковывались в кристаллы его кровь, мышцы, мозг… Хотя… что там осталось после печи… Наступил момент, когда он стал куском льда. Холодного и смертельного для живого организма, которым… он уже не был. Мышление начало обостряться, и через некоторое время маг погрузился в думы. Маглом он перестал быть точно, как и вообще человеком. Вот почему эти серые хитрецы заставили подписать договор об отказе от претензий. А он, глупец, еще подумал, как высоко шагнуло мастерство гоблинов. А они… запихнули в печку, закрыли крышкой и сидели, поплевывая, контролируя только его сознание… Теперь и претензии не предъявить. Волдеморт, тьфу, имя какое уродское, мысленно скривился он. Вольдемар – не лучше. И он погрузился в нирвану… Нежное тепло, расслабленное тело и имя его сути… Олльдэ… нет… Маар? Ольдемаар… или Альдемаар? Росскош-ш-ш-шно… И он восстал.

Гоблин дремал в кресле. Редкий случай ему попался. Давно уже никто не осмеливался пройти очищающее пламя. Этот человечишка оказался силен, выдержал все и потерял сознание только от паники, но не от боли, так что несложно было придержать его дух от свободного полета. Заслуживает уважение. Старый Грюх тихо клевал носом, когда мощный кулак начал сотрясать дверь печи.

Олльдемаар, на этом имени остановился бывший Лорд, рассматривал себя перед зеркалом в Гринготтсе. Оттуда на него смотрел кто-то совершенно другой. Ни одной черты, знакомой ему, он не видел. Мощные плечи, развитая грудная клетка, поджарый мускулистый живот, узкие бедра, стройные ноги подвижного бойца и пенис. Олльде даже пощупал его, чтобы удостовериться, что он настоящий. Красавец, в самом деле, и размер то, что нужно: не малыш и не гигант, а эдакая аккуратная мощь. Кожа перестала светиться белизной, приобрела оттенок слоновой кости, а волосы… Их пока не было, как и бровей, так что он напоминал себе недавнее прошлое. Тело демона… Демона ли? Каковы его возможности? Исследовательский интерес поднял голову.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю