290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 29)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 29 (всего у книги 36 страниц)

– Мари… Почему мне было так больно? Ведь никто не жаловался.

– Твоя сила ритуалиста возросла и…

– Ты что-то знаешь, – ровно произнес Гарри. – Что?

Гарри прислушался к себе, даже чувства или что там их заменяет в теле в сонном ожидании млели.

– Мне нужно поспать, – Гарри начал неловко подниматься.

– Нет, нет, нет! – завопил Мари. – Не нужно. Просто полежи здесь, магия рода справится и поможет тебе. Ты провел очень сильный ритуал и тебе не нужно ничего предпринимать, но если ты выйдешь, твой Сев или Олльде совершенно точно заставят тебя выпить зелья. Но процесс не завершен.

Гарри кивнул, осторожно опустился на камень и в ту же секунду вырубился. Мари выдохнул. Он очень испугался за мальчика и теперь вдруг вспомнил, что ритуалисты не проводят обряды на себе сами. Никогда. Потому что выходит что-то вроде короткого замыкания в теле. Но Гарри выдержал! И это вызывало такой триумф в мыслях духа, которым ему не с кем было поделиться. Осталось выяснить весь спектр улучшений, полученных подопечным.

Гарри проснулся, протер глаза и вдруг понял, что видит, не открывая их. Распахнул их – вокруг все то же, только более яркое, перевитое сияющими узорами. Гарри резко посмотрел на алтарь и ему стало плохо, он за мгновение оказался в стороне от него. Камнем это не выглядело. Монстр – да, живой, конечно! Даже размеры новым зрением выглядели иными, родовой источник стал намного больше.

Гарри осторожно сделал шаг к двери и тугое пространство зала колыхнулось. Медленно двигался юноша, учился спокойно воспринимать эту странную картину, ведь ритуалисты живут как-то! Но голова кружилась, болела от множества восприятий, красок, сверкающих нитей и потоков

Когда Поттер отворил двери в коридор, его сбили с ног три гибкие фигуры и начали ласкаться. Гаргульи снова подросли и теперь напоминали среднюю собаку, они вели себя так, словно потеряли надежду его увидеть и это было приятно. Их энергия выглядела плотным пушистым клубком синего цвета, рука так и тянулась их погладить, а ещё от них к Гарри шли плотные золотистые каналы.

– Ты где был? – Гарри оказался на руках у Северуса, Олльде, Люциус, телохранители и эти, дружки Сева, тоже были здесь.

– В родовом зале, – Гарри показалось, что и голоса звучат иначе, сложнее? Он помотал головой и зажмурился. – Я… ритуал проводил… Странная реакция.

– Его в кровать, я вызову мастера Фрайбуса, – отчеканил Олльде и все сорвались с места.

– Что опять ты натворил? – Северус уложил юношу на кровать, взял его руку и начал ласкать пальцы. – Ой, смотри… У тебя изменились руки!

– Где? – дернулся Гарри и поднес кисть к рукам. – Совсем немного, только цвет другой… Словно присыпано жемчужной пылью, – почти беззвучно добавил он. – Я хотел облегчить вхождение в наследие.

– Надо думать, добился своего, – хмыкнул Северус и начал раздевать жениха. – Я должен проверить, – ответил он на возмущенный взгляд Гарри. – Ага, точно, цвет кожи изменился, раньше у тебя от отца был легкий намек на смуглость, теперь же ничего подобного не наблюдается. Малфои обзавидуются, – усмехнулся он. – Пенис немного… увеличился, – добавил он на испуганный взгляд жениха. – Знаешь, мне кажется, у тебя глаза изменились… Не пойму, то ли разрез, то ли они просто стали больше.

– Вот с чем связано мое изменившееся восприятие. Сев, вызови гоблинов, они быстрее определят, что за наследие мне привалило.

Пока Сев убежал к камину, чтобы лично попросить явиться гоблинов, Олльде связывался с Фрайбусом, Гарри пополз к зеркалу, на четвереньках.

– Куда еще, глаза изменились, они и так были достойны одалиски, – ворчал он, переставляя конечности.

– Тебе легче станет, если ты узнаешь, что твои глаза стали как у стрекозы? – поинтересовался Мари.

– Тьфу на тебя… Нормальные глаза… Совсем чуть-чуть похожи на инопланетянина…

– Кого?

– Забудь, Дадли мультики и фильмы смотрел, там похоже было… Что я буду делать? Как в Хогвартс поеду?

– Мелочи, ты просто не знаешь, сколько в магическом мире людей ходят со скрывающими внешность артефактами. Ты просто станешь одним из них, – обнадежил дух Гарри, отчего Поттеру стало дурно.

– Ты думаешь, что это еще не конец? – прерывистым шепотом спросил юноша.

– Ты же провел ритуал для облегчения вхождения в наследие, разве не так? У твоих товарищей оно даже не началось.

– Гарри! – рык Олльде почти снес его с места. – Ты налюбовался на себя?

– Я похож на стрекозу? – спросил Гарри Олльде, пока тот нес его к кровати, и моргнул, демон помотал головой, взгляд этих глаз завораживал.

– Ты похож на испуганного Гарри. Фрайбус не может прийти, передает, что тебя нужно высечь розгами и вызвать колдомедика. Люциус уже позвал. Северус скоро будет со специалистами Гринготтса. Скажи, чего тебе не сиделось? День рождения, подарки, а ты…

– И Драко от меня который день бегает… – закончил за него Гарри.

– Тебе не хватает нас? – поцеловал лоб Гарри Олльде. – У тебя столько телохранителей, мы с Люциусом и Северусом вокруг, друзья, а ты все новые приключения находишь. Как тебе удается?

– Между прочим, я не сам ритуал нашел.

– Он здесь, – раздался голос в коридоре и Северус вошел в сопровождении двух гоблинов с чемоданчиками и пожилого колдомедика.

– Сначала вы, – кивнули мужчине в желтой мантии гоблины.

Тот быстро осмотрел, наложил несколько диагностирующих заклинаний и заявил:

– Небольшое магическое истощение, повышенная чувствительность к свету, Восстанавливающее, Успокоительное и сон, завтра все должно прийти в норму. И еще нужно будет воздержаться пару дней от сильных нагрузок.

Гоблины проводили взглядами колдомедика и приступили к осмотру. Они действовали старательнее и гораздо дольше, к тому же взяли кровь и тут же начали проводить с нею опыты.

– Наследия… Да-сссс, – заявил седой гоблин. – Ничего ст’ашного. Все только на пользу. П’оцесс начался и будет п’отекать еще некото’ое в’емя. Пока наследия сопе’ничают, не ясно, какое активнее. Но если вас это беспокоит, то ‘екомендую п’инимать вот этот состав, – он порылся в чемоданчике и выдал небольшой свиток. – Зелье купи’ует п’оявление наследий и может навсегда их остановить. Но я не ‘екомендую!!! Никак не ‘екомендую!!!

– А мне все равно! Не хочу глаза эти… как их там… фа. фасеточные! Как у стрекозы! – Гарри сел на кровати и снова моргнул. – Северус, ты же сваришь мне его?

– Сва’ит, сва’ит, че’ез т’и месяца и сва’ит, – поддержал Гарри гоблин.

– Три месяца? – переспросил Северус, принимая рецепт. – Да, столько нужно, чтобы оно вошло в силу. А купить его нигде нельзя? – посмотрел он на гоблина.

– Нет, что вы! – замахал он на него руками. – Таких ду’аков, ой! П’остите, осто’ожных, очень мало. Все наобо’от мечтают о наследиях, только вот они все ‘еже и ‘еже п’осыпаются, – сокрушенно покачал он головой. – Всего хо’ошего… Одумайтесь, мисте’ Потте’!

Гарри уложили общими усилиями и собрались в гостиной. Мужчины сидели с бокалами коньяка и молчали. А что сказать… Мальчик боится наследия, и ведь не силы, а непрезентабельной внешности… А ведь сила, это долгая жизнь, здоровое потомство. Сейчас никто не озвучивал, но каждый думал об этом, сколько проживет Гарри, если откажется от наследия?

– Я сварю это мордредово зелье, – тяжело вздохнул Северус и сверкнул своим фирменным взглядом.

– Наверное, ты прав, – кивнул Олльде. – Разве будет лучше, если он захочет покончить с собой, а не жить с измененной внешностью?

– Если посмотреть с этой стороны… – поддержал их Люциус. – Жаль, конечно.

Вит и Витус сидели в этой гостиной тоже, но их сейчас никто не замечал, однако им также было что сказать. Сасанид захочет покончить с собой? Кто ему даст?! Отказаться от силы, даруемой магией, было сродни святотатству, но вампиров не интересовал моральный аспект. Если мальчишка выпьет это блокирующее наследие зелье, то у них может никогда больше не оказаться возможности узнать, за что Магия так полюбила этот род. Братья посмотрели друг на друга многозначительными взглядами и поняли друг друга без слов, они дадут сварить зелье, но сделают его эффект временным, то есть зелье Северус будет варить по похожему рецепту для откладывания развертывания наследия. В древние времена этот рецепт был популярен, особенно для юных дев, которых выдавали замуж не позже пятнадцати и на момент вхождения в наследия они были уже в тяжести. Это зелье помогало и сохранить плод, и не потерять наследие. Тогда же, в седые времена, ученик, случайно перепутавший дозировку и подготовку ингредиента, получил блокирующее наследие зелье. Казнили его, конечно, особенно жестоким образом за ошибку вместе с наставником, но потом… Некроманты потрудились и узнали, каким образом получилось новое зелье. Поэтому братья тихо поднялись и исчезли из комнаты, требовалось подготовить рецептик по той форме, что они запомнили.

Гарри же почти всю ночь не спал, его мучили видения, как он с удлинившейся тонкой шеей и темными фасеточными глазами появляется перед детьми и они начинают биться в истерике от ужаса, а Олльде и Северус стараются не касаться его, а чуть позже Гарри удается подслушать их разговор:

– Ну, где наша истеричная муха?

– Устал, честное слово, устал! – восклицает Северус. – Когда же у него вырастут крылья и он улетит?

Гарри сел на кровати, решив больше не мучиться, задолго до рассвета. Голова была светлой, ничего не болело, но он, помня наставления целителя, быстро оделся и вышел в сад. Влажное утро, низкое беззвездное небо и предрассветная тишина… Он бродил по гравийным дорожкам, вышагивал одному известный ему узор, и на душе становилось спокойнее, вся хмурь ночных кошмаров выветривалась с легким ветерком, обдувающим его.

– Таро, Утер, – тихонько позвал он, не сомневаясь, что телохранители рядом, и улыбнулся, когда они выступили из тени. – Вас не пугало, что наследие может слишком сильно изменить вас?

– У нас не было выбора. Пугало. Но пути мы не выбираем, нас ведет сама Магия, – спокойно сообщил Утер.

Гарри вздохнул и зашагал дальше, почему-то ему казалось, что так ему легче. И только через некоторое время, когда совсем замерз, сообразил, что яркая гамма вокруг никуда не делась, только он воспринимает ее согласно привычным оттенкам, получается, сознание быстренько перегоняет цветную фотографию в… негатив. Теперь, когда Гарри не травмировала фееричная пестрота красок, он снова начал тотально рассматривать окружающее, вампиров, землю, защиту замка и так увлекся, что появление Кричера перед ним вызвало еще большее любопытство. Домовик представлял собой сплетение силовых жгутов, главный из которых имел черный цвет, словно подернутый патиной, настолько старый. Другой же был синий.

– Хозяин должен приготовиться к приему завтрака, он Лорд, а не какой-то проходимец! Хозяин замерз, а ему нельзя простужаться, у Хозяина наследие…

– Кричер, – прервал его ворчание Гарри. – Я очень благодарен тебе за заботу, но во-первых, уже иду, во-вторых, у меня под рукой есть Северус, чтобы спасти меня от простуды, и в-третьих, наследию все равно, с соплями я или без, оно все равно придет. Если только его не остановить.

– Хозяин такое говорит! Наследие!!! Это благословение Магии, Хозяин!!!

– Кому благословение, а кому – проклятие, – фыркнул Гарри и направился в замок, на самом деле ощутив, насколько продрог.

Завтрак прошел в немного напряженной обстановке, Гарри угрюмо помалкивал, подолгу замирал, уставившись то в чашку, то просто в белоснежную скатерть, и это нервировало всех, но никто не решился устраивать разборки с хозяином.

После завтрака Гарри намеревался улизнуть, но внезапно послышался грозный голос Фрайбуса, который наверняка прибыл камином только что:

– Где этот мальчишка?! Олух! Балбес! Выпороть!!!

За столом послышались сдержанные смешки, поэтому Гарри предпочел встать и поблагодарив всех за компанию и извинившись, быстро вышел, чтобы уже в коридоре столкнуться с бушующим гоблином. Тот быстро схватил Гарри за ухо и хорошенько его потрепал, приговаривая:

– Зелен еще сучок, чтобы самому ритуалы вершить! Зелен! Зелен!!!

– Ма-а-аааа-астер!!! Пустите!

– Хех! Веди, поговорить нужно без лишних ушей! – наконец утихомирился Фрайбус, одергивая серый сюртук, плотно облегающий его полную фигуру.

– Рассказывай! – потребовал Фрайбус, усаживаясь в кресло в личной гостиной Гарри.

–… Кожа стала светлее, и видите? Она словно присыпана жемчужной пылью… И мой жених сказал, что глаза стали больше… Они и так… Мне раньше нравились больше. А вдруг они… станут как у мухи?

– У феи ты хотел сказать? – поправил ученика мастер Фрайбус, покачивая перекинутой через колено ножкой в старомодном башмаке с аляповатой золотой пряжкой. – Не думаю. Они такими крупными не вырастают. Понимаешь, наследие обычно накладывается, но не заменяет, поэтому ты останешься похож на человека в любом случае. Нагом ты точно уже не станешь, у тех преобразование глаза начинается со зрачка, у тебя же… – гоблин тяжело встал и проковылял к Гарри, приблизил лицо к его глазам, и сказал:

– У тебя наоборот, скорее зрачок заполнит весь глаз.

– Как это? – вскочил Гарри с места и начал бегать кругами по середине гостиной.

– Сядь! – резко приказал мастер Фрайбух, и Гарри упал на ближайший диванчик. – Такое бывает у темных эльфов, демонов и… темных фей!

– Ой! – подпрыгнул Гарри. – Только не это!

– Ты перерос фею, я тебе уже говорил, – с нажимом на каждое сказал гоблин. – Чтобы то ни было, не стоит отказываться от дара Магии. А партнеры… да на силу, будь ты страшен как… домовик, и то очередь выстроится!

– Скажете… – не поверил Гарри. – Северус Принц вон какой красивый! И Олльде… из него такая… такая… суровая мужественность лезет и…

– Все ваши женихи приняли наследие, – ехидно ухмыльнулся Фрайбус. – Так, мальчишка, хватит сопли мотать, наследие принимать, яс-с-сно?

Гарри уныло кивнул.

– А теперь запомни, пока не получишь кольцо мастера, ни один ритуал ты не можешь практиковать без моего разрешения. Понял? – он кинул взгляд из-под седых бровей.

– Понял, мастер Фрайбус. А почему никому из тех, кому я провел ритуал…

– Что? Ты еще кого-то пытался убить?! – закричал Мастер.

– Почему? С ними все хорошо! – Гарри тоже начал кричать.

– А потому, Гарри, ритуал составлял бездарь! Стольких грубейших противоречий в обряде я не встречал уже давно.

– Но моя кузина нашла его в книге, старой книге!

– То, что написано в книге, не означает, что оно успешно практиковалось. Разве там были написаны варианты последствий от применения ритуала? То-то же!

– Мастер, но что-то вроде того ведь есть? И почему на меня подействовало, а на них нет? И в Гринготтсе мистеру Малфою сказали, что вреда от проведенного ритуала не будет.

– Но и пользы, – дополнил его речь наставник. – Раз уж я пришел, давай разберем этот ритуал, чтобы ты понимал, как сильно заблуждался, – в конце фразы голос Фрайбуса обрел особую ехидность.

Освободился Гарри только к обеду и пригласил Мастера к столу, но тот сморщился и начал давиться смехом, а потом попрощался и направился к камину.

Вместо обеда Гарри пошел махать клинком, силы прибавились, а нервы того и гляди, подведут, поэтому он решил разрядиться. Утер и Таро немедленно оказались рядом с клинками.

– Готовы? – уточнил Утер, он стоял расслабленный, с опущенным вниз клинком в свободно висящей руке.

Через полтора часа Поттер так устал, что уже не мог нормально держать руку, она крупно тряслась. Гарри через полчаса поединков, в которых он был откровенно слаб и не уставал как следует, запросил у своих телохранителей просто силовые упражнения. Кроме того, что был мокрый как мышь, лицо пылало, но зато чуть уменьшилась чуткость слуха, а зрение стало постепенно приходить в норму, вернее, Гарри постепенно переводил видимое сейчас в ранее знакомые понятия. Поэтому юноша тихо поплелся в свою комнату, раздумывая над совершенно дурацким вопросом, что едят гоблины, почему мастер не захотел остаться обедать и отчего сморщился?

Гарри пробрался к себе непонятным ему способом, не хотел ни с кем встретиться, и добился этого, где-то притормозил, кое-где затаился, иногда ускорялся, но спрятался и заперся с гаргульями, кравшимися за ним как тени.

– Вы-то меня будете любить, если я стану страшным? – спросил он их, почесывая им лбы, тут же Одхан взобрался на колени и старательно вылизал Гарри лицо.

– Спасибо, – улыбнулся он и направился в душ.

Гарри медленно мылся, рассматривая свое худощавое тело, и это мягко говоря, та диета, заставляющая воздерживаться от еды, постепенно отнимала килограмм за килограммом от Гарри. И теперь, после беседы с наставником, Поттер пытался понять, если он теряет массу, не идет ли это навстречу наследию, которое накладывается? Ведь чем меньше остается от Гарри, тем легче его изменить! Не стоит ли начать есть?

– Нет! – возмутился Мари. – Столько страданий и бросить у финишной черты? Всего четыре месяца, а через три твой разлюбезный Северус даст блокирующее наследие зелье. Нет, терпи, можешь вообще водой питаться, как раз тебя на четыре месяца хватит.

– Ага, после которых до меня никто уже не захочет дотронуться.

– Ха! Много ты знаешь! – фыркнул Мари. – Мужчина – это опасное животное, нам лишь бы член в кого-нибудь всунуть, если красивое – хорошо, но если и нет, то не расплачемся.

– Не замечал за собой такого, – с холодком ответил Гарри.

– А ты еще и не мужчина, – добил его Мари.

Гарри затих, раздумывая, с кем бы еще ему поговорить на эту тему, ровесники никак не подходили, гоблины, в восторге прыгающие от наследий, тоже, так кто? Друзей у него, раз, два и обчелся, если только Гермиона, но и она еще несла в себе остатки магглорожденного воспитания, с восторгом принимающая все магическое.

Поэтому Гарри пошел в библиотеку, поднял палочку и сказал:

– Акцио книги о наследиях.

К нему полетели горы книг, и если бы он не был так ловок в квиддиче, у него не получилось бы справиться с ними. Приказав эльфам перенести все найденные фолианты и рукописи к нему, Гарри снова перебежками вернулся к себе, где его уже поджидал мастер Чанья.

На следующее утро Поттер поднял от книги слезящиеся глаза и захлопнул фолиант. Стоило проштудировать огромную горку литературы, чтобы убедиться, человек физически не может принять наследие феи, той, с фасеточными глазами. Поэтому Гарри поднялся, ополоснулся с головой в ледяной воде и пошел бродить вокруг замка, пытаясь окончательно избавиться от сонливости, ведь он не спал ночь.

Вместо завтрака он снова стоял в душе, после физической нагрузки хорошо было расслабить усталые мышцы под струей горячей воды. Значит, Гарри однозначно будет хомо сапиенс. Облегчение нахлынуло на Поттера и он расхохотался от облегчения.

Уже одеваясь, Гарри услышал звон выбитого стекла, звуки ударов, треск, крики, на замок кто-то напал. Поттер выскочил из комнаты и помчался туда, где по звукам шел бой, маленькие гаргульи бесшумно неслись за ним. Но он не смог добежать, Тару и Утер перехватили его и понесли вниз, чуть ли не в родовой зал. Гарри пытался сопротивляться, он хозяин, он должен знать, что происходит! Но сойти с лестницы они не успели, стремительная темная фигура перемахнула через их головы и ринулась им наперерез. Это оказалась гаргулья, настоящая, с крыльями. Ее высокая гибкая фигура обладала поразительной нечеловеческой грацией. Сейчас она присела на ногах, коснулась пальчиками рук пола, выставила вперед морду, скалилась и шипела. Тару и Утер, старательно фехтовали и не давали ей подойти к Гарри, а он вдруг обратил внимание на странное поведение малышей. Они в недоумении дергались то в сторону агрессивной гостьи, то в сторону Гарри, и жалобно попискивали. Взрослая же гаргулья, вдруг ему показалось, не нападает, а ругается. Когда Утер взмахнул клинком слишком близко к нападающей, она вырвала его из рук воина, очень красиво перекусила и одной левой отправила воина в полет, заставив приземлиться на Гарри. И это вынудило малышей сделать выбор, они вздыбились и на кончиках пальцев попрыгали вперед, яростно наскакивая и шумно шипя. Гаргулья потеряла «дар речи», она попросту открыла рот и села на задницу. А гаргулята все продолжали негодовать. Тогда гостья встала, подошла к Утеру, отшвырнула его как нечто невесомое и наклонилась к Гарри, обнюхивая его. А он… он не мог отвести от нее взгляда, слишком странный он был, притягивающий и зовущий. И Поттер начал подниматься, не отводя взгляда. И в этот момент Утер набросился на нее с кинжалом. Гаргулья словно играючи вывернулась и скрутила телохранителя узлом, поставив на него заднюю лапу, потом осмотрелась и издала холодящий душу вой, после которого наступила зловещая тишина.

Гарри едва устоял на ногах от этого крика, но вампиры свалились, схватившись за уши. Поттер кинулся к ним, все же те стали ему напарниками и друзьями, у них из ушей шла кровь, но они были в сознании. Когда Гарри обернулся, перед ним стоял… стояло… это было нечто жуткое, большое, клыкастое и мускулистое, раза в два выше его, а за ним оказалось еще несколько подобных экземпляров.

Под их суровыми взглядами гаргулята забыли о внушении и ринулись на руки к Гарри, взобрались на плечи и по братски там уместились, кто-то из них еще и схватился за волосы.

–… – главарь издал определенный набор звуков, Гарри едва не открыл рот, ведь удивительно видеть, как кошка разговаривает!

Через две такие же безуспешные попытки, началась странная возня, казалось они собирают с себя блох и отдают одному из них, самому мелкому и старому. Но когда тот что-то там покрутил, навертел и передал вперед, через пару мгновений Гарри протянули артефакт на веревочке, это он мог понять своим изменившимся зрением. Главный гаргуль показал одеть веревочку на шею, что Гарри и сделал, и едва самодельная подвеска опустилась на грудь, Гаргуль заговорил:

– Меня зовут Хумс. Откуда у тебя дети? Где ты их нашел?

– Дети? Эти? – Гарри показал на малышей. – Я их высидел. Нет, выносил. В общем, я грел яйца, они и вылупились. А потом малыши меня покусали, теперь они мои фамильяры, ну, или что-то вроде того.

– Какого ты рода, о господин?

– Э… у меня много родов в крови, – Гарри раздумывал, нет ли у него венгерских кровей.

– Ой, дурак… – протянул Мари. – Я притащил их с востока, а ты Сасанид. Скажи им.

– Сасанид я.

Гаргуль отвесил низкий поклон и снизу же спросил:

– Позволь отведать каплю твоей крови, господин.

Гарри поискал, подошел к Утеру, достал у него кинжал, кольнул палец и протянул его гаргулю. Тот слизнул длинным языком и через мгновение рухнул на колени и уткнулся лбом в пол, что тут же повторили все его спутники.

– Повелитель, прости глупых слуг своих. Не поверили мы глазам своим.

– Эммм… Повелитель? Почему? Давайте останется один из вас, остальные покиньте мой дом, – сказал Гарри, оглядываясь, ведь с минуту на минуту доползут его охранники, Северус, Олльде и так далее.

– Хорошо, Повелитель. Позвольте забрать невоспитанный молодняк.

– Молодняк? Невоспитанный? Я им имена дал уже… Петра, спускайся, пожалуйста, – позвал Гарри и девочка неохотно спустилась. – Дуфф, ты – тоже. А это Одхан. Вы мне их вернете обратно? Хорошо, давайте встретимся через час во дворе. Я приду со своими старшими. Ой, а вы знаете, что такое час времени?

– Знаю, о Повелитель! Я буду там, – гаргуль поднялся и пятясь начал уходить, малыши с понурыми видами последовали за ними.

Гарри тут же сделал Темпус, чтобы точно понять, сколько у него времени.

– Лео! Где ты?

– Лео здесь, Хозяин!

– Что со всеми. Как они? Где Северус? Где Олльде? Как дети? Клэр и ее сестра, как малыш?

– Пострадали только мужчины, все дамы и девушки спрятались в комнатах. Хозяин Олльде успокаивает детей, хозяин Северус и его спутники приходят в себя.

– Лео, приводите все в порядок, уберите погром, чтобы через десять минут все было в целости.

– Хозяин, Лео все понял! Лео и Кричер все сделают!

Гарри к подошел к камину и вызвал Горана, и через десять минут из камина вышел гринготтский целитель.

Через сорок минут гоблин попросил помыть руки и выпить чаю.

– Ло’д Потте’, какое существо воздействовало на пост’адавших?

– Гаргулья, взрослый зрелый самец. Пострадавшие когда оправятся?

– Часа че’ез два, когда п’оснутся, я дал им снотво’ное. Вампи’ы пост’адали особенно сильно, их п’и’одная чувствительность сыг’ала с ними плохую шутку. Я восстановил их ба’абанные пе’епонки. Остальным ‘омашковый чай с медом для успокоения. Мне только непонятно, почему Вы не пост’адали?

Гоблин удалился, а Гарри так и не нашел, с кем выйти на беседу с главой отряда боевых гаргулий. Олльде до сих пор не мог оставить напуганных детей. Замок уже выглядел по-прежнему и о случившемся напоминали только спящие мужчины. А ему было страшно.

Комментарий к Глава 22 ' – р

====== Глава 23 ======

Гарри шагал на прямых ногах, слишком он боялся, несмотря на трескотню Мари.

– Ты их видел вживую? – наконец рявкнул он, выведенный из себя.

– Нет, но слышал много легенд, – снова протараторил Мари.

– Помолчи, а? Ты, конечно, умный, старый, опытный, но все же многое подзабыл. Так что позволь мне совершать собственные ошибки, – высказался Гарри и поковылял дальше.

Гаргульи расположились в саду полукруглыми рядами, оставив место для него. Гарри постарался сдержать дрожь, хотя ему хотелось убежать и куда-то спрятаться. В любом случае он в последнее время всегда был под присмотром, но сейчас понял, что нужно взрослеть, так как иногда могут случиться подобные ситуации. Поттер постарался сосчитать гаргулий, но бросил, особей было много и не факт, что они собрались здесь все. Древние существа сидели как кошки, но могли вставать на задние ноги и свободно управляться передними лапами. Гендерные признаки у них были не слишком видны, внизу, между лап в складках прятались вульвы и пенисы, но яйца… их было видно, они оказались слишком большие. Гарри смутился, что так откровенно рассматривает такие подробности физического развития, и покраснел так, что казалось уши сейчас отпадут, так они горели.

Гарри прошел к пустому клочку сада, окруженному гаргульями, от которых пахло сухой пылью, камнем и жаром. Юноша глубоко вздохнул, выдохнул и увидел своих малышей, тихонько крадущихся к нему.

– Ты привязал их к себе, господин, теперь они нуждаются в тебе, но не так часто, как они это показывают, – заявил гаргуль, дернул бровью и тут же его соплеменники схватили проказников.

– Ладно, – сказал Гарри больше для себя, чем для собрания перед ним, сдерживая свою дрожь. – Кто вы и почему называете меня господином?

– Господин, позвольте мне, – шагнул вперед гаргуль полностью белого цвета, глаза которого были не такие яркие, немного оплывшая морда, и Гарри понял, что существо очень старое. – Меня зовут Лард и я – хранитель истории моего племени. Мы очень давно живем на свете, слишком давно… Нас создали атланты, скрестив собственные гены с ассурами. Мы оказались хороши как стражи Атлантиды, мощь и сила наших крыльев давала возможность контролировать подступы к материку. Солдаты, пригодные к самым разным занятиям, это мы. Размножались мы через кладку яиц, но чтобы они проклюнулись, нужна была энергия создателя, без этого нам никак. Когда Атлантида скрылась под водой, часть из нас была на рейдах, как и некоторые атланты, это все, что осталось от некогда гордого народа. Но мы уже не могли им служить, люди боялись нас, считали демонами, а последние из создателей исчезали с каждым поколением. Когда мы помогли раненому пастуху в горах, он оказался носителем крови атлантов. Сасан, его звали Сасан. Мы остались с ним, начали служить и постепенно наша численность возросла. Он же с нашей помощью посадил на трон сына.

– Почему Сасаниды погибли, если вы их охраняли, если вампиры им служили?

– Предательство. Нас оттеснили, объявив дикими и неуправляемыми, и даже при всем нашем могуществе мы и ассасины были бессильны перед морем варваров, хлынувших с полуострова. Тогда мы оказались слишком далеко от наследников, чтобы спасти их на своих крыльях, а потом мы просто не могли подобраться, ведь они прятались, а мы привлекали внимание. Мы не умеем искать, как звери, запах крови Сасанида. Мы знаем, – он гулко стукнул себя по груди, – здесь, что-то тянет нас к нему. Сейчас на земле всего две точки, только одна уже долго не двигается и чувствуется полумертвой. А вы, господин, хоть в тебе и отзвук крови нашего создателя очень мал, все же живой, активный, и даже разжег искру жизни трех щенков. Мы связаны, и пока жива кровь атлантов, мы будем существовать.

– Сколько вас?

– Нас? Здесь сорок семь. Еще четырнадцать прибудут позднее. И двое изгоев следуют за нами и держатся рядом.

– А что вы едите?

– Еда нам нужна только в детстве и отрочестве, до того момента, как мы осваиваемся пить энергию стихий.

– Вы умеете быть невидимыми? – голова Гарри уже распухла от мыслей, где их устроить.

– Умеем, но очень непродолжительное время, поэтому так долго добирались сюда.

– Вы сегодня едва не уничтожили членов моей семьи, они до сих пор не пришли в себя, – с укором сказал Гарри. – Где вы собираетесь жить? Чем будете заниматься?

– Мы будем охранять вас, если вы позволите. Вампиры уже заняли свои позиции возле вас, но сегодня вы убедились, что они не так сильны. Не волнуйтесь, мы не доставим вам неудобств, мы умеем быть незаметными. Крыши замков, горные ущелья вполне подходят нам. Щенков лучше содержать на конюшне, пока они не встали на крыло, – гаргуль вздохнул, смешался и кинул робкий взгляд на Гарри. – Господин, разрешите нам учиться вашему языку… Мы взяли на себя обязанность хранить осколки мудрости, которые оказались в наших руках, и потому способны оценить новые знания. Я прошу милости ознакомиться с вашей библиотекой, господин, – гаргуль медленно сложился, встал на коленки, уткнувшись носом в землю.

– Эм… Вы же не знаете язык!

– Выучу я, научатся и все остальные, господин. Крыша этого замка прекрасно подойдет для проживания полутора десятков моих сородичей. А теперь я уступаю Ведущему, его зовут Хумс и только благодаря его силе и мудрости мы держимся последние столетия.

Гарри выслушал Ведущего, тот определил сильных и рослых сородичей для проживания на крыше, а Ларда попросил приютить в помещении с выходом в сад, чтобы малыши могли бегать на воле под присмотром, а ученый гаргуль имел доступ к библиотеке. Остальных же Хумс решил расселить на других замках, в любом случае, они должны были охранять если не самого Гарри, то его имущество.

Так что к моменту, когда пострадавшие обитатели замка должны были прийти в себя, Гарри распределил новых своих подданных на остальных своих замках в пределах Англии.

Северус выглядел во сне грозно, словно собирался обрушиться на нерадивого ученика. Гарри сел на кровать и потянулся к жениху, но моментально его рука была поймана и прижата к постели, черные очи распахнулись и уставились на него.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю