290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 12)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 36 страниц)

– К вам подойдет слуга, и вы сообщите нужные вам блюда, – снова повторила Миллисента.

– Простите, вы не представились, вы родственница Гарри?

– Ах, простите… Баронесса Делакруа, его тетушка.

– Тетушка, – мгновенно похолодело лицо Петунии. – Сестра ее мужа, значит. А где вы были, когда мальчишку подкинули нам на порог?

– Во Франции, с двухгодовалым малышом и будучи в тяжести. У меня на тот момент было четверо детей.

– Могли бы хотя бы поинтересоваться им, – фыркнула Петуния.

– Я и так знаю, что он жил у вас в чулане. И его зрение – это ваша заслуга, – жестко отбила удар Мелли.

– Вы… ненормальная? То есть, волшебница? – осмелилась спросить Петунья.

– Да.

– Такой богатый дом… Гарри теперь будет жить с вами?

– Конечно, я уже оформила все бумаги. Ваш дом сгорел, мы с Гаррольдом выделим вам некую сумму в качестве компенсации за все неприятности, которые он мог вам доставить, будучи ребенком. Мне сказали, что у вас принято выплачивать за потерянное имущество деньги. Так что вы вернете себе стоимость недвижимости.

– Эээ… да, – кивнула Петуния, она только хотела начать торговаться за сгоревший дом, а тут… – Мы больше не увидим Гарри?

– Да, не увидите. Кстати, вы знаете, что вы – сквиб? Думаю и ваш сын – тоже. Это означает, что у него может родиться ребенок или внук – волшебник. Не пугайтесь тогда.

– Волшебник… – смогла повторить Петуния, судорожно хватая ртом воздух и, звучно шлепнувшись, свалилась в обморок.

– Минни, убери ее в постель, нечего валяться на проходе, – перешагнула лежащую Миллисента и прошла в гостиную писать письмо Гарри.

– Кричер! Передай письмо Гарри. Это конфиденциально.

Гарри проснулся от чужого присутствия, бывает так, срабатывает инстинкт, и ты уже не можешь спать. В подтверждение этого Ззу настороженно заворочался.

– Хозяин! Хозяин! Кричеру велено…

– Кричер! – Гарри подскочил на месте. – Что случилось?

– Кричер принес письмо хозяйки.

– Люмос! – Гарри склонился над свитком.

– Кричер, так они у вас? – спросил он, прочитав послание.

– Магглы у нас. Она даже хотела проникнуть на кухню, но хозяйка не позволила.

– Кричер, тут вопрос о деньгах. Ты сможешь отнести меня в Гринготтс?

– Кричер с большой радостью поможет хозяину.

Гарри попал в Гринготтс в половину пятого утра. Поприветствовав дежурного, он спросил, с кем может переговорить по делам своего рода.

– Горан разве не ваш поверенный? – удивился пожилой гоблин на входе.

– Мой, но разве он не отдыхает?

– Идите, скоро вы его увидите, – улыбнулся старик.

– Благодарю вас, – поклонился Гарри, ему все больше и больше становились симпатичны гоблины.

Горан обнаружился в своем кабинете. Вполне бодрый он приветствовал Гарри.

– Что привело вас столь рано к нам?

– Я получил письмо. Сестра моей матери и ее семья подверглись нападению. Магическому нападению.

– Она же проживает в маггловском мире!

– Да, именно там. Тем не менее на них напали. Мои Ведущие сумели их спасти. Но я не хочу докучать моей семье Дурслями. Они сейчас в Блэк хаусе. Собственно, я пришел сюда потому, что хочу раз и навсегда расплатиться с сестрой моей матери. За невольные обиды, за заботы обо мне, за страх из-за волшебников, которые крутились вокруг меня…

– Какую сумму вы предполагаете выплатить? – насторожился гоблин. – И со счетов какого рода?

– Думаю, деньги должны быть от Гриндевальдов. И размер – как хорошее приданное.

– В какой валюте будут предоставлены средства?

– В маггловской, конечно.

– Пятьсот тысяч фунтов, думаю, очень хорошее приданное. Как вы считаете? – кинул испытующий взгляд исподлобья Горан. – Тогда с ваших счетов мы снимем сто тысяч галлеонов и потребуем написать расписку, что семейство Дурсль не имеет к вам никаких претензий.

– Мастер, вы как всегда правы, – улыбнулся Гарри. – Я сейчас вернусь в школу, пожалуйста, используйте мое устное распоряжение для исполнения его с моей тетушкой, баронессой Делакруа и Олльдемааром Мараксом.

– Хорошо, – улыбнулся одними глазами Горан.

Гарри успел написать письмо для Олльде и тетушки с распоряжениями насчет выплат, отправить его с Кричером, когда начал звонить Мионин будильник.

Гарри бегал плечом к плечу с друзьями, а в голове вертелись слова тетушки, что Дурслей за три часа до нападения забрали с Тисовой улицы, 4, Олльде и Северус. Если сам Лорд участвовал в спасении, неужели он сам не распорядился своими боевиками? Нет, он не мог, не стал бы этого организовывать. А кто тогда? Кому помешали Дурсли? Ответов не было.

Поттер встряхнулся, как бы то ни было, его маггловские родственники живы, находятся в безопасности, а тот, кому это нужно было, скорее всего сам расскажет Гарри о происшествии. Но настроение, как он ни пытался отмахнуться от случившегося, не улучшалось.

Гарри сидел на завтраке уже с книгой, когда в Большой зал быстрым шагом вошел обеспокоенный Дамблдор.

– Мальчик мой, – остановился он перед гриффиндорским столом. – Случилось страшное. Сегодня Пожиратели напали на магглов. Ночью, когда взрослые и их дети спокойно спали, всех зверски уничтожили вместе с домами. К сожалению, среди них и твои родственники, семейство Дурсль. Гарри, я тебе сочувствую.

Гарри часто-часто заморгал, казалось, под ногами разверзлась пропасть, а в голове стало пусто, звонко и крупно, словно сознание увеличилось в тысячу раз. И к тому же в груди стало не хватать воздуха…

– Гарри! Дыши, дыши! – рявкнула Мио и больно стукнула его по спине.

И это помогло, Гарри очнулся и осмотрелся. Директор с участливым видом смотрел на него, а глаза… Холодный и расчетливый взгляд, от которого захотелось спрятаться. Гарри неловко вылез из-за стола и пошел на выход из Зала.

– Не трогайте его, пусть побудет один, ему это нужно, – послышался голос Дамблдора из-за спины.

Но остаться одному Гарри было не суждено, он сделал только три шага, выйдя из Большого зала, как его догнал голос Драко:

– Куда опять пошел один? Сколько можно?

– Меня выгнали, – пожал плечами Гарри.

– Ты чего? Из-за магглов расстроился?

– Нет. Просто я вдруг понял… один человек ни перед чем не остановится. Страшный человек.

– Ты чего? Лорд сейчас совсем другой… – зашептал Драко.

– А я и не о нем, – буркнул Гарри и снова погрузился в свои мысли.

– Ты не забывай шагать вперед, – Драко для верности взял его под руку. – Тео! Ну-ка, держи его с другой стороны.

Гарри теперь поддерживали двое, а он едва волочил ноги, чувствуя себя очень старым и слабым.

Перед Гарри стояло то воспоминание, когда директор рвался к Олльде, убив его мать… И как этот человек, у которого руки по плечи в крови, смеет их тянуть к нему?

– Мари! Я хочу заключить брак, магический! Чтобы Альбуса шарахало, едва он коснется меня.

– Малыш, он придумает другой способ, его нужно просто убить. Эххх, если бы его разделать на нашем родовом камне… – начал мечтать Дух.

– Мари, ты, вообще-то, должен считать себя таких же кровей, как и я, и забывать, что Блэк. Думаю, такую богатую энергией жертву нужно принести на камне Поттеров. Они заслужили. Кровью своей.

– Да… Только сначала его нужно заманить. Кстати, малыш, там, в моем древнем схроне что-то есть об этом. Ловушки. Я читал по верхам, как их расковырять, но кое-что попадалось существенное. В древности ловушки так и делали, лишали магии, а потом человек не мог ни выбраться, ни добраться до сокровищ.

– А где они?

– В хранилище. Есть один разрушенный замок, я купил его за бесценок, там очень развита сеть подземных ходов. В них я и упрятал его. Хорошо работать там было.

– Где этот схрон?

– Гарри, один туда ты не пойдешь. Я ловушек понаставил, гоблины не разберутся. А вдруг что обрушилось?

– Думаешь, он даст мне дожить до конца года?

– Гарри, Дамблдор желает тебя уложить под себя, жениться на тебе, ты ему нужен живой. Пока.

– Зачем? Деньги? Разве он бедный?

– Не думаю, что лорд богатого рода стал ходить бы в театральных мантиях.

Время, которое дал ему директор для дозревания до нужного состояния, Гарри потратил на обдумывание вместе с Мари своей линии поведения. Поттеру следовало максимально закрыться в себе и изображать растерянность, возможно, Альбус оставил бы его в покое на некоторое время.

Весь день Драко не отпускал от себя Поттера, и хотя он пришел в себя, все равно продолжал вести себя несколько неадекватно. Малфой ловил себя на мысли, как ему хорошо рядом с Гарри, и снова приходил к выводу, что был бы с ним неплохой парой. И Драко, понимая, что ему рассчитывать не на что, решил бросить в йольский костёр жертву и просить Магию о милости.

Гарри недооценил Дамблдора, директор вызвал его к себе перед ужином. Идти не хотелось. Но когда Гарри было поднялся, Мари рявкнул ему сесть обратно:

– Ты страдаешь и винишь себя. Не ходи. Занимайся своими делами.

– Не пойдешь? – спросила Мио.

– Нет.

Гарри заперся в комнате и страдал, так думали все, а Северус, поручив любимого Драко, направился в Блэк хаус.

Дурсли к вечеру довели леди Делакруа до нервного тика. Вернон почти сразу вернулся с работы и приступил к поискам нового дома. Сначала он требовал телефон, потом свободного перемещения по дому, телевизора и… Милли сама вызвала гоблина и поручила найти съемный дом на неделю. Появившийся Северус разрядил ситуацию и назвал адрес дома, выставленного на продажу в маггловском мире, в Патни, тоже пригороде Лондона. Он был настолько хорош, старый, ухоженный, увитый плющом и с древним дубом во дворе, что до самой ночи Северус вынимал и увеличивал вещи, располагая счастливых Дурслей в доме их мечты. А сердце самого тревожно билось, сможет ли Гарри удержаться в своей спальне?

Олльде же поднял свой внутренний круг, пришла пора действовать. Придав ускорение членам Попечительского совета, объяснив задачу, он вернулся в Блэк хаус.

И сразу перед ним появился Кричер.

– Хозяин Олльде, недостойный Сириус исчез. Его слуга Риш сказал, что он ушел ночью. Его до сих пор нет. Хозяин будет переживать. Прикажете искать его?

– Да. Найти и не показываться ему.

Совсем поздно появился Северус.

– Ты закончил? – спросил его Олльде.

– Да. Мы подписали отказ от всяких претензий. Я рекомендовал им не показываться на Тисовой, действовать через посредника. Гарри был слишком щедр, я бы сверх стоимости дома ничего им не дал, эльфы как проклятые трудились, но сумели из облезлого домишки сделать мечту домохозяйки.

– Зато Гарри сможет о них теперь забыть. Завтра Попечительский совет вместе с баронессой заявится на завтраке в Хогвартсе. Первый раунд мы выиграли.

– Не знаю, надолго ли? – нахмурился Северус. – Я всерьез раздумываю над тем, не лучше ли перевести Гарри в Дурмштранг. Он сейчас в числе лучших и сможет справиться с программой той школы.

– Нет. Он будет далеко от нас, там общие Ведущие в школе. Ты готов отдать его другим?

– Нет. Я не знал, – скривился зельевар.

Мужчины посидели немного, молча, каждый думал о Гарри, но ни один не задумывался, что им следует наладить отношения между друг другом.

Гарри открыл глаза утром снова в четыре, невыспавшимся. Вчера он не виделся с Северусом, и это добавило волнений. Чтобы избавиться от мыслей, Поттер выбрался наружу и побежал по большому кругу, охватывая Хог, квиддичное поле, хижину Хагрида… Путь его не был ровным, приходилось выбирать, куда поставит ногу, и оттого все мысли и волнения отодвинулись в сторону. Ветер холодил виски и щеки, но тело горело, Гарри не щадил себя, гнал вперед. Вчера он опять не ужинал, и оттого тело было чистым, энергия струилась из него. Поттеру казалось, что он пышет ею, распространяя ее вокруг.

Мари молча наблюдал. Гарри не обратил внимания, но глаза его различали землю под ногами в кромешной темноте. Оставалось гадать, в кого превращается тело? Сначала Мари считал, что в демона, теперь же отказался от этой мысли. Способности мальчика к артефакторике отрицали эту идею, демоны не отличались терпением. Мари мысленно улыбнулся, не думал, что последняя жизнь будет настолько интересной, да что там, он и не рассчитывал еще испытать вполне обычные, но такие приятные ощущения вновь. Даже сгущающиеся тучи над ними обоими не слишком беспокоили его. В критический момент Мари отодвинул бы Гарри и овладел контролем тела, мал еще был мальчишка, не мог защититься от него. Блэк умел выживать, ведь получилось это у него на Востоке, когда он охотился за древними свитками. А там… потребовалась максимальная отдача. Когда Мари собирался туда, отец не стал отговаривать сына. Родовая сокровищница именно так пополнялась из века в век. Род Марсалий уже продолжил, у него подрастало четверо детей, двое из которых были сыновьями, так что он мог быть свободен. Поэтому старый Перегрин Блэк три месяца дрессировал сына сам и нанимал еще нескольких специалистов по выживанию и заклинаниям. Почему Северус не пытается отравить директора? Ведь можно сделать это тысячами способов. Мари облизнулся. Ждать… Трудно взрослому сдерживаться, ведь он познал многое. Чем же Блэк может помочь мальцу?

Гарри на завтраке сидел хмурый, словно у него не осталось живых родственников, так что Альбус, пытавшийся взглядом приободрить Гарри, не выдержал и подошел к столу гриффиндорцев.

– Гарри, возьми себя в руки. Ты – пример всего магического мира, гриффиндорец! Мы будем мстить этим мерзким Пожирателям, Магия будет на нашей стороне.

– Магия? – вдруг среагировал на слово Гарри.

– Да-да, мой мальчик, именно. Не волнуйся, я поддержу тебя и не дам в обиду, – он наклонился над столом, дотянулся и весьма фривольно потрепал волосы Гарри.

– Кхммм! – громко кашлянул кто-то за его спиной. – Кхм-кхм!

Директор медленно, не теряя достоинство обернулся.

– Лорд Прюэтт, чем обязан? Лорд Нотт, лорд Малфой, леди Лонгботтом… Леди Делакруа…

– О, Альбус, это долгий разговор, лучше будет провести его за крепкими стенами, – взял на себя тяжелую роль обвинителя Кассиус Прюэтт.

– Дело касается Гарри? – уточнил Альбус.

– Именно, – стервозным тоном подтвердила Миллисента.

– Пройдемте, – кивнул директор и, не оглядываясь, направился прочь из Большого зала.

– Поттер, это насчет твоего отчисления, – громко возвестил Рон Уизли, едва за последним из гостей захлопнулась дверь.

– Не думаю, – спокойно ответил Гарри и достал книгу.

Настроение его поднялось, оказалось, увидеть тетушку с ободряющим взглядом было

приятно. Но не успел Гарри погрузиться в книгу, прилетел Бранко, филин тети, и важно протянул письмо на лапе.

– Бранко, вырос, похорошел, – почесал Гарри подставленный затылок птице и отщипнул кусочек мяса у Дина. – Кушай и лети, я ничего писать не буду.

Пока филин справлялся с мясом, Гарри читал письмо и хмурился. Миллисента писала, что дом, который устроил Дурслей, нашел Северус. Он обошелся в сто пятьдесят тысяч фунтов потому, что оказался очень старый и ветхий. Трое рабочих, помаячивших вокруг, чтобы убрать строительный мусор со двора, позволили Северусу с эльфами заклинаниями сильно обновить, укрепить, отремонтировать дом и навести на него снаружи и внутри лоск. После их усилий строение стало выглядеть на двести пятьдесят тысяч фунтов. Поэтому гоблины составили тройной договор: якобы Северус купил дом, привел в порядок и перепродал, оторвал от сердца заготовленное для себя гнездышко. Таким образом Дурслям было передано сто пятьдесят тысяч фунтов и недвижимость в виде великолепного трехэтажного коттеджа. Таким образом двести тысяч фунтов (или сорок тысяч галлеонов) остались в хранилище Гарри. Семейство Дурслей подписало отказ от имущественных и всяких претензий с Гарри раз и навсегда, за это нужно поблагодарить Горана, который лично составил документ. Ведь Вернон и Петуния подумали, не разобравшись в крючкотворстве гоблина, что отписываются от имущественных претензий Гарри к ним, но на самом деле все было наоборот. Дадли сегодня уже пошел в новую более престижную школу, а Петуния начала обосновываться в доме, на подобные которому она смотрела в журналах как на историческую жилую недвижимость и вздыхала от зависти.

Гарри сидел на уроке ЗОТИ и старался не уснуть, когда появился Феникс и голосом директора потребовал от Амбридж Поттера к нему. Срочно!

Рон не сдержал радостного хихиканья.

Гарри вышел в коридор и вдруг оказался перед горгульей.

– Хозяин Гарри, – поклонился Лео. – Хозяин Северус велел, – и с громким хлопком исчез.

– Гарри, входи, – расплылся в широкой улыбке лорд Прюэтт. – Мы тут разбираем жалобу твоей родственницы леди Делакруа на домогательства со стороны директора школы. Поэтому нам нужно задать тебе щекотливые вопросы. Для начала скажи, ты знаешь, что в Министерстве Магии для тебя оформлены трое Ведущих?

– Да, знаю.

– Начали ли они ухаживания?

– Да.

– Все трое? Ты подтверждаешь, что с каждым из них у тебя уже было свидание?

– Да, с каждым из них, и уже не по одному.

– Отлично, значит, начало положено.

– Гаррольд, можешь ли ты припомнить случай, когда господин директор касался тебя? – осторожно спросила леди Лонгботтом.

– Да.

– Можешь рассказать нам? – проникновенно спросил Малфой. – Или нет, наверное, лучше будет увидеть. Альбус, мы воспользуемся твоим думосбросом?

– Нет! Нет… У меня есть малый. Пинки, малахитовый думосброс на стол. Уверяю вас, вы ничего не найдете. К тому же Гарри не умеет работать с ним.

– Мы ему поможем, – многозначительно посмотрел на Гарри Люциус.

«Малец, мысль на передний план и мысленно цепляешь ее палочкой, прикасаясь на самом деле ею к виску. Тут главное уверенность, что ты ее вынимаешь. Ты же знаешь, что мир волшебный? Здесь все волшебное и ограничивается лишь воображением. Так что, не подведи, нужно ограничить Альбуса. Видишь, он вполне спокоен? Нужно ему испортить настроение», – дал указания Мари.

Люциус стал сзади Гарри и наклонился к его уху, дав ощутить тонкий парфюм.

– Привет, Гарри. Вспоминаешь и осторожно тянешь ее из головы. Никаких резких движений. Для начала можешь наклониться над думосбором.

Через сорок минут, как раз к окончанию ЗОТИ, Гарри отпустили. Он постарался и выложил три воспоминания, одно с предложением себя, как альтернативы Ведущих, второе – с прикосновением руки и третье, когда директор дал почувствовать свое напряженное мужское достоинство. Это было венцом обвинения, леди Лонгботтом смачно сплюнула на пол и разразилась площадной бранью. Лорд Прюэтт приобнял Гарри и проводил его к двери.

– Беги, дружок. Теперь мы тут сами. Спасибо за откровенность.

На выходе Гарри ждал Уизли.

– Что, Поттер, получил? Выгнали?

– Нет, – сказал Гарри и быстро двинулся вперед, но, сделав шаг, повинуясь шестому чувству, резко скаканул вправо и на развороте бросил цепочку заклинаний, мастерски выводя фигуры палочкой.

– Флиппендо Дуо! Редуцио! Люмос Максима! Иммобулюс! Инкарцеро!

Стук упавшего тела закончил поединок. Рон успел выпустить Конфундус, отбитый Гарри самым первым заклинанием. Поттер подошел, отменил заклинание паралича, посмотрел на красного однокурсника, которому мешали свободно дышать веревки, еще раз махнул палочкой.

– Колорум Максима!

Волосы Рона стали ярко зеленого цвета, а кожа приобрела светло-фиолетовый оттенок с желтыми веснушками. Гарри усмехнулся и поспешил на следующий урок.

После заклинаний у Флитвика и урока полетов Гарри снова вызвали, только теперь Драко и Тео пошли вместе с ним.

– Иди, мы подождем тебя здесь, – кивнул ему Драко.

– Гаррольд, Попечительский Совет вынес решение оградить тебя от домогательств директора. Насколько я слышал, ты уже помолвлен, – сказал Прюэтт и оглянулся посмотреть, как скривило Дамблдора. – Поэтому, чтобы защитить твою честь, мы вынесли решение, запрещающее господину Дамблдору приближаться к тебе ближе, чем на три ярда. Тебе ясно? Каждый из вас двоих не сможет приблизиться друг к другу ближе этого расстояния. Приблизитесь на расстояние ярда, пожалуйста.

Гарри охотно шагнул к Дамблдору, который не сдвинулся с места. Лорд Прюэтт начал творить сложное составное заклинание, то обходя их, то палочкой рисуя странные фигуры. Когда он закончил, обоих с такой силой оттолкнуло друг от друга, что они едва удержались на ногах, и то, из-за того, что их поддержали лорды. Гарри поймал Малфой, ухитрившись как-то особенно жадно его огладить.

Гарри почти ушел из кабинета, когда его догнал Прюэтт.

– Подожди, Гарри. Я хотел спросить о Мио. Как она здесь? Ей ничего не угрожает?

– Мио? Нет. У неё есть два верных рыцаря, кроме нас с Невиллом. Так что у нее все хорошо.

– Рыцари? Это замечательно. Беги, у вас обед.

Гарри с ребятами попал в самый конец обеда, перекинувшись взглядом с обеспокоенным Северусом.

Директор так и не появился к большому облегчению Гарри. Поттер не знал, как теперь общаться с ним. И ещё Сириус… Поэтому после обеда Гарри послал к нему патронус, но ответа не получил.

Это привело к тому, что на окклюменции Поттер был настолько рассеянным, что Северус отменил занятие и переместил их в выручай-комнату.

– Позанимаемся ЗОТИ. Слышал, ты сегодня отличился. Вернуть Уизли его внешность мы с Поппи не смогли, а отвлекать Альбуса… Начинаем!

Гарри лежал в постели и думал, где же пропадает Сириус. Если о нем не знает Орден Феникса, тогда… И в этот момент нетерпеливый Мари усыпил его.

До конца недели Гарри притерпелся к ситуации с Альбусом, нет, снова профессором или директором. Не смотреть на преподавательский стол во время завтрака и обеда оказалось несложно. Зато Гарри теперь не терял время на бесполезные встречи.

На следующий день после заседания Попечительского совета Поттера забрал на свидание Люциус. Вот тогда-то Гарри и узнал все новости насчет его дел во Франции и то, что у Сириуса есть домик, доставшийся ему от дяди Альфарда.

Свидание походило на деловую встречу, Гарри не чувствовал той душевной близости, которая у него уже образовалась с Олльде и Северусом, они пили кофе в ресторанчике на Косой и степенно разговаривали. Похоже, Люциус тоже ощущал, что его обаяние дает осечку, поэтому предложил наведаться к Сириусу.

Попали они к крестному через Малфой-мэнор, Нарцисса оказалась в особняке и вызвалась сопроводить их. Когда Гарри и Люциус остались одни, лорд Малфой постучал. После продолжительного ожидания, повторного стука, когда даже мертвый поднялся из могилы, Гарри дернул дверь, и она неожиданно распахнулась. Люциус придержал Гарри, заглянул, наколдовал обоим головные пузыри и пошел первым.

Пахло не розами даже через фильтр пузыря. Похоже, Сириус пил и, не сходя с места, гадил под себя. Гарри осмотрел ряды пустых бутылок, оказалось, запасы алкоголя в весьма скромном домике были неистощимыми, так как рядом с Сири находилась еще дюжина литровок с дешевым виски.

– Кричер, – тихо и как-то бесцветно позвал Гарри домовика.

– Кричер здесь, Хозяин Гаррольд. Мать наша Магиияаааааа, – протянул эльф, косясь на Сириуса.

– Кричер, забери его в Блэк хаус. Отмыть, протрезвляющего не давать. Здесь… тоже приберитесь. Заприте его, чтобы не сбежал. Вечером буду, – Гарри развернулся и решительно вышел наружу.

А Люциус вдруг понял, что Гарри уже почти совсем взрослый. Его действия сейчас напоминали ему собственные. Именно так он поступил бы со своим родственником. Взрослый, но неопытный, отметило его сознание.

– Люциус, спасибо, – Гарри по-взрослому протянул руку для пожатия.

– Пожалуйста. Обращайся, – грустно улыбнулся Малфой, понимая, сколько он потерял своим отсутствием, но не теряя надежды. – Может, привлечь Нарциссу?

– Хорошая идея, но не сейчас.

Гарри вернулся в Хог как раз к занятию с Хардагом, тот продолжал просвещать его в тонкости существования аристократических родов. Гоблин не упустил из вида расстроенное лицо Гарри.

– Гаррольд, это недопустимо! Ваше лицо всегда должно изображать безмятежность. Какие бы эмоции не бушевали внутри, их можно показывать только самым близким.

– Мастер, вы из их числа.

– Юный льстец! Мне приятно, конечно, но ты должен работать над собой. Есть один способ, несколько утомительный, но действенный. Он будет заставлять тебя видеть зеркальные поверхности в окружающих предметах. Неживых, в основном. И в глазах говорящих с тобой. Смотри…

Через полчаса Гарри научился заклинанию, и Хардаг продолжил урок. Но теперь они посвятили время изучению тонкостей родового гобелена. Гарри впитывал сведения, как африканская земля дождь, настолько интересно ему было. Гоблины хранили знания в наиболее полном варианте, без потерь пронеся их сквозь тысячелетия. Родовой гобелен не мог иметь более трех копий, и только две из них были равноценны, то есть на них можно было нанести изменения, такие как изгнание из рода, выжигание из родового дерева или… введение нового члена рода. Для примера учитель и ученик начали разбирать семейство Блэк и влияние решений глав рода как на самих членов рода, так и на выброшенных из него сородичей… Гарри терпеливо воспринимал новую информацию, такое ни в одной книжке не прочитаешь, это передавалось из уст в уста от отца к сыну в аристократических семействах. Он прекрасно осознавал, какой чести удостоился от Хардага и чем ему обязан.

– Начнем мы, пожалуй, с 1970 года.

– Мастер, прошу прощения, а откуда вы знаете все тонкости рода Блэк?

– Прерываюсь последний раз, вопрос к теме не относится. Каждый поверенный изучает подробности всех родов своего клиента. 1970 год: Андромеда Блэк заявляет родителям о своем намерении выйти замуж за магглорожденного волшебника Тонкса. Родители запрещают ей это, она упорствует, в скандал включается глава рода и все семейство, и в результате Андромеду выжигают с семейного гобелена. Что мы видим после? Девушка счастлива в браке, и у нее рождается одаренная дочь, хоть и полукровка. В семействе же Блэк не все гладко, начинает сдавать здоровье главы, леди Малфой, сестра Андромеды, после замужества испытывает трудности с рождением потомства, леди Лестрейндж вообще теряет дитя во чреве. Следующим выжгли Сириуса за вольнодумство. После чего ослабевает защита на молодом поколении, гибнет Регулус, и в самый неподходящий момент Сириус испытывает помутнение разума, когда бросается мстить предполагаемому предателю. Теперь рассмотрим род Поттер, который почти усыновил Сириуса после школы. Магия, – он поднял палец вверх, – не оставляет без внимания такие моменты. Когда в тебя полетело смертельное проклятие, на защиту встали все рода, и даже Блэк. Тот прибыток, полученный из-за Сириуса, тоже пошел на тебя. Род Блэк же стал угасать. Умирает глава, начинает болеть его супруга, и постепенно столь многочисленный род пустеет. Нарцисса едва родила слабого ребенка и долго после этого болела. Беллатриса и вовсе с ума сошла. А все почему? Нельзя отказываться от своих потомков. Гарри, у тебя есть вопросы?

– Мастер, но ведь и без ослабления поддержки их родом они бы точно так же…

– Нет. Беллатрисе бы хватило сил справиться с несчастьем. Как и Вальбурге. Нарцисса не стала бы бесцветной и безвкусной для мужа, и их прежде крепкий брак не сошел бы на нет.

– Мастер, но вы сказали, что можно вводить новых членов в род. Как это сделать? Можно ли вернуть в лоно семьи выжженных родственников?

– Внимание! Родственников не только можно, но и нужно возвращать в род, от этого он становится полнее, давая отдачу. Поэтому тебе нужно начать с семейства Тонкс. Ввести Андромеду на ее место дочери Сигнуса и Друэллы невозможно. Как и Сириуса вернуть на законное место. Но есть другой способ: ввести их в род как новую кровь.

– Как же это? Не понимаю. Если Андромеда захочет опять стать Блэк, но она же замужем…

– Ввести в род Андромеду и повторить заключение брака на родовом алтаре, не думаю, что их союз магический. Дочь Андромеды останется только инициировать как Блэк. Теперь с твоим Сириусом. Случай очень запущенный. У него проблемы с законом, но! Есть один вариант: исчезает Сириус, появляется некий Блэк, прибывший из Европы, внебрачный сын кого-либо, которого прячут. Три-четыре века назад нежелательных детей так передавали в другую ветвь, но никогда не отказывались. Нужно сказать, предугадать, как изменит родовой алтарь и Магия каждого нового члена рода, трудно. Кто-то становится моложе, кто-то красивее, талантливее или спокойнее, почти всегда меняется характер.

– Мастер, вы так много знаете… Есть еще наверное много знаний… Могу я просить вас стать моим Учителем?

– Гарри, ты уже… мой ученик. Ни с кем другим я такими сведениями бы не поделился. А для чего я занялся с тобой… Среди моих соотечественников уже многие годы нет достойного артефактора, который увлекся бы родовыми энергиями. Это дело не только нужное, но и прибыльное, но… Я последний мастер и уже четыре века жду, но подходящего гоблина для передачи знаний и секретов не вижу. И тут появляешься ты. Мне пришлось понять повеление Магии и обратить на тебя внимание, как ученика.

– Мастер, артефакты делать интересно, но мне нравится и зелья варить, мой жених, Северус Принц, говорит, что я интуит. И руны…

– Ох… Все взаимосвязано. Хороший артефактор и зельевар в том числе. Например, Олливандер, он великолепный зельевар, который только на изготовлении палочек и практикует растворы для вымачивания. Но именно в них заключается половина его успеха. Про руны не нужно говорить, они везде нужны. Запомни, в какой области будет применяться твой артефакт, в той ты должен иметь звание мастера. Если хочешь делать лечебные артефакты, получи звание мастера-целителя. И так со всеми областями.

– Скажите, а скольких вы искусств мастер?

– Молодец! Именно искусств. Руны, заклятья, артефакты, кровная магия, менталистика.

– Мастер, а я… смогу? – испугался Гарри.

– Сможешь, именно поэтому я с тобой занимаюсь. Тебе придется освоить все эти науки и кое-что еще.

– Мастер, так что же делать с Сириусом? Он сейчас только приходит в себя. Введение в род должно быть добровольным?

– Обязательно! Только так. Завтра найди время и поговори с ним, будь откровенен.

– Хорошо. Благодарю вас за ценный урок.

– Гарри, иди отдыхай. До встречи.

И Гарри побежал к Северусу.

– Так, дружок, – щелкнул Северус Гарри по носу, – почему опоздал? – он обнял Гарри и подарил ему короткий жадный поцелуй.

– Хардаг, мой поверенный, сказал, что берет меня учеником. Он мастер-артефактор по родовым энергиям.

– Неужели мастер гобеленов? – Северус выглядел потрясенным.

– Да, и родовые алтари, – подтвердил Гарри.

– И снятие родовых проклятий, и наложение родовой защиты… Гарри, если бы ты был беден как церковная мышь, то через каких-то десять лет работы догнал бы Люциуса по богатству. Эти работы оцениваются состояниями. Скажи, тебе действительно интересно? А как же зелья?

– И зелья, и руны, и заклятья, и артефакты, и кровная магия, и менталистика – по всем этим искусствам я должен заработать мастера. Северус, ты станешь моим наставником?

– Да, окажу тебе такую честь, – ухмыльнулся Сиамо. – Заклятья проси у Флитвика.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю