290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 23)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 36 страниц)

«Гарри, лови момент, они что-то скрывают, касающееся тебя!» – завопил Мари.

– Мастер, я не буду в обиде, если это касается меня, достаточно того, что вы мне расскажете это.

– Хорошо. Альфард Блэк много лет назад встречался с одной магглой. Результатом этого было рождение девочки, Дианы Трейси, сквибки. Ядро у нее было, но очень плотное. Мать, видимо, знала о волшебстве и боялась Альфарда, поэтому и спряталась от него, скрыв беременность. Диана родилась в 1947 году. Она выучилась, вышла замуж и родила троих детей, младшая из которых также оказалось сквибкой. Агата оказалась бунтаркой в лучших традициях Блэков, в шестнадцать сбежала из дома, в восемнадцать родила девочку, подкинула ее сторожу в Гайд парке.

– Так ребенок Блэк? – потемнели глаза Гарри.

– Не совсем. Агата родилась вне брака. Диана изменила мужу. На вечеринке с приятельницами она сильно напилась и… Кстати, Диана очень похожа на Беллатрикс. Рабастан там глушил тоску с приятелем. Не думаю, что это секрет, но… Рабастан был влюблен в Беллатрикс. Увидел похожую, возжелал, оба были сильно пьяными. В результате той страстной ночи с Дианой и родилась Агата.

– Где девочка сейчас? Она мажонок?

– Ее удочерили. Да, у нее есть дар.

– Как?

– Не беспокойтесь, мы решим этот вопрос с маггловскими службами, им легче передать ребенка сейчас, когда он не доставил проблем, чем позже.

– Но… девочка уже привыкла…

– Ей нет еще и трех месяцев, она очень слаба, ведь ей еще требуется магическая подпитка, но малышка ее не получает. Изъятие пройдет безболезненно для родителей. Относительно. Скорее всего скажут, что у девочки нашлись биологические родители и доказали право воспитывать дочь.

– Ладно, с Лестейнджами решили, но пожалуйста, следите за Агатой, вдруг она еще родит волшебника, мы возьмем и его, – Гарри требовательно постучал костяшками пальцев по столу.

– Эмм… Она снова беременна, мы следим за ней.

– Как? Она…

– Очень страстная. Она вернулась к своему парню и ребенок будет родным девочке.

– Они не наркоманы?

– Нет. Парень увлеченный гонщик, в жизни которого женщины существуют постольку-поскольку. Поэтому и проблемы подружки его не волнуют. Он и видит ее раз в полгода.

– Мастер, давайте продолжим. Быстрее будет, если вы расскажете мне о детях в приютах.

– О да. Это дети, которых возвращают из-за магических выбросов. Шон Паркинсон, 8 лет, Мэган Розье, 8 лет, Линден Урхарт, 6 лет, Сантош Трэверс, 5 лет, Филлис Лонгботтом, 6 лет, Алиэнна Нотт, 5 лет, Марша Принц, 3 года, Гудвин Яксли, 4 года, Люка Гамп, 2 года, Игнар Крауч, 4 года, Ирина Крауч, 4 года – они двойняшки, Джемма Бут, 3 года, Эдвард Ревайн, 6 лет.

– Скажите, мастер, неужели этих всех детей возвращают из-за магических выбросов?

– Скажем так, их усыновили очень религиозные семьи и их выбросы объясняются одержимостью, когда детей начинают мучить визитами в церковь, мы настаиваем, и маггловские службы способствуют возвращению этих детей в приют.

– Скажите, а мы сможете изъять их всех? Я не знаю как вы сделаете это, но их срочно нужно забрать оттуда. Я готов всех детей принять у себя, хотя уже сегодня напишу письма Лонгботтомам и Бутам, с остальными предпочту общаться через своего жениха, мистера Маракса. И еще, вы ведь сообщите о других случаях, когда еще вернут детей в приют? Может, стоит больше запугивать родителей? Скажите, ведь наверняка вы знаете и о приемных детях, воспитывающихся у магглов? Уверен, если начались магические выбросы, родители первым делом обратились в приют, где взяли ребенка.

– Ну... есть еще три претендента на возврат. Два мальчика с кровью Кэрроу и Булстроуд, и девочка Малфой. Но первых я бы не рекомендовал передавать родственникам. А остальных... – Горан вздохнул. – Маггловские службы следят за такими детьми, как только им становится известно об их способностях. Видите ли, если такие дети не уходят в магический мир, на них ставят черную метку, образно, конечно. Им уже не занять приличную должность, стать выдающимся специалистом, ученым... Их всегда придерживают в жизни.

– Жуть. Они сами отказываются от магмира, а потом влачат жалкое существование. Нет, с этим нужно что-то делать. Подготовьте данные о всех детях, которые попали на учет. Я могу взять у вас свиток? – Гарри потер усталые глаза.

– Конечно. Хорошо, подготовлю такой документ, только вы же понимаете, их родословную мы не знаем. Вас проводить? – поднялся из-за стола Горан.

Гарри ввалился в кабинет Северуса и застал там женихов вместе с мастером Лусио.

– А мы тебя и ждем, ты на занятия не пришел, мастер и вызвал нас, – сверкнул синими глазами Олльде. – Так и знал, что ты камином придешь.

Гарри, не отвечая, сделал несколько шагов и рухнул на колени к Олльде. И прижался к груди.

– Что случилось? – Принсипито быстро подошел, взмахнул палочкой, диагностируя Гарри, и преподнес ему бодрящее.

Гарри опустошил флакончик и закрыл глаза, не выпуская из рук свиток. Как им сказать? Как они отнесутся к полукровкам? Он вздохнул и напрягся:

– Я был в банке. Оказывается, гоблины отслеживают сквибов и их потомство насчет магической одаренности.

– Как? – расширились глаза Люциуса.

– Зачем?– поправил его Олльде.

– Не знаю. Я пошел туда с определенной целью помочь Беллатрикс и Рудольфусу, но слегка ковырнув, обнаружил...

– Ч-ш-што? – подался вперед Олльде.

– Там есть трехмесячная девочка, ее усыновили, но гоблины помогут изъять ребенка. Магически одаренная. Она правнучка Альфарда Блэка и внучка Рабастана.

– Вот это номер! – расхохотался Люциус. – Белла и Руди будут счастливы, им уже не до чистокровности. Введут в род, еще лучше будут.

– Люциус, присядь, – вкрадчиво сказал Гарри.

Лицо Малфоя вытянулось, он послушно сел.

– Девочка с кровью Малфой сейчас у усыновителей, но из-за стихийных выбросов ее скорее всего вернут в детский дом...

– Как? Откуда? – подскочил Люциус.

– Если ты ее возьмешь, сможешь позже сделать анализ крови. Также есть трехлетняя девчушка Марша Принц.

Олльде взял руками лицо Гарри, повернул к себе и посмотрел в его глаза.

– Чувствую, что это еще не все. Давай, выкладывай, разбираться будем со всем вместе.

– Хорошо, – покладисто согласился Гарри. – Приготовьтесь... Шон Паркинсон, 8 лет, Мэган Розье, 8 лет, Линден Урхарт, 6 лет, Сантош Трэверс, 5 лет, Филлипа Лонгботтом, 6 лет, Алиэнна Нотт, 5 лет, Гудвин Яксли, 4 года, Люка Гамп, 2 года, Игнар Крауч, 4 года, Ирина Крауч, 4 года, двойняшки, Джемма Бут, 3 года, Эдвард Ревайн, 6 лет, и еще скоро освободятся мальчишки Кэрроу и Булстроуд.

– Мерлин! – выдохнул Люциус и затряс головой.

– А теперь скажите мне, – Гарри встал напротив Олльде и Малфоя, расставил ноги, набычился и посмотрел на них исподлобья. – Вы оставите их там из-за того, что они не чистокровные?

– Нет, конечно! – рявкнул Олльде в ответ на такую агрессию Гарри. – Их нужно забирать в магический мир и обучать!

– Марша Принц, – захихикал Малфой, крепко зажмурившись. – И у меня будет приемная дочка. Драко будет счастлив. Сколько же ей лет?

– Думаю, около семи. В это же время начинаются активные стихийные выбросы?

– У Драко начались с трех, – механически сообщил Люциус.

– Да, это все хорошо, – заявил Олльде. – Только Кэрроу и Буллстроуд я бы не доверил и собаку, а уж ребенка...

– Не скажи. Дочь разочаровала Дэймиона, скорее всего он обрадуется второму шансу, – заметил Малфой. – Особенно, если ты ему дашь указание. В любом случае, мальчишке хуже, чем в приюте не будет.

До самой ночи они делились, кто кому будет сообщать о детях. Лонгботтому Гарри вызвался сообщить сам, Буту через бабушку Невилла. Про двойняшек Краучей думали все вместе и Лусио предложил потребовать от них клятвы примирения. Дети, это то, в ком оба Крауча нуждались и могли, должны были сделать этот шаг, чтобы двойняшки не страдали.

Гарри вернулся в комнату совсем поздно, почти перед самым отбоем. Сна ни в одном глазу не было, поэтому он сел писать письмо леди Лонгботтом с просьбой встретиться завтра по очень важному вопросу. Но не успел он отойти от стола, как появился домовик Гринготтса, выполняющий обязанности тайного курьера и вручил ему послание.

Пока Гарри читал, эльф рассматривал комнату, шевеля ушами. Горан сообщал, что по договоренности с маггловскими службами передача всех детей магмиру, включая Малфой, Булстроуд и Кэрроу произойдет завтра. Магглы изображали перед общественностью, что всех детей отправляют в специализированный интернат, а сами закрывали вопрос с этими ребятами навсегда. Горан рекомендовал принять всех у себя, а потом начинать с их помощью проводить официальное усыновление или опеку. Поэтому пришлось Гарри писать ответ, что он готов, Олльде Маракс от его имени примет всех.

И еще полночи Гарри крутился на постели. Были дети из ушедших в тень родов, например Гамп и Урхард. Их нужно было отдать в порядочные семейства. Допустим, Кассий Прюэтт оформит опеку над Урхардом и сможет воспитать достойного человека, знающего древние традиции. Но что делать с остальными? Детский сад и школу на дому Гарри не планировал устраивать. Вот когда ему вспомнилась поговорка тети Петунии: добрыми намерениями выстлана дорога в ад...

Утром, проснувшись от будильника, Гарри поднимал себя буквально за уши, спать хотелось безумно. Но добравшись до душа, он ополоснулся ледяной водой и уже вполне бодрый поспешил на тренировку.

Позже, занимаясь с друзьями, он внимательно смотрел ни их лица, пытаясь понять, примут ли они детей в семьи, простят ли они его, что навязал их? Пока они были адекватными, но это пока.

И все же, собрав их после тренировки, он попросил клятву, самую сильную, и получив, рассказал, что разыскал в маггловском мире одаренных детей с их кровью. А сам внимательно наблюдал за выражениями лиц друзей. Невилл вспыхнул, как лампочка, от восторга, Драко растерялся, Нотт же на секунду расширил глаза, чтобы после удовлетворенно прикрыть их.

– Я вас не шокировал? – спросил Гарри.

– Конечно, шокировал! У меня будет сестра! Шутка ли? Да я не мечтал об этом! – Драко забыл о своей обычной сдержанности.

– Я уверен, что вся моя семья будет рада. Не могу понять, как так получилось, что сквиб ушел из нашей семьи, – высказался Невилл.

– Не волнуйся, мы примем его, – хлопнул Гарри по плечу Нотт.

Так и оказалось, уже вечером троих детей забрали из Арчин касл. Через два дня забрали двойняшек Краучи, заключившие перемирие ради этого.

Лестрейнджи оставались пока в Цюрихе, у Беллы приемы у мастера менталиста еще не закончились. Она медленно приходила в себя, но интерес к жизни так не появлялся, и ее не торопили возвращать в Англию. Девочку пока не удалось забрать, она заболела и лежала в больнице с приемной матерью. А Белла начала отказываться есть. Тогда Гарри написал Горану письмо, что готов заплатить деньги, только пусть организуют, что ребенок в больнице официально “умер”, иначе маггловские врачи реально загубят малышку.

Так или иначе, но крошка к вечеру уже была в Мунго, где ее к утру вылечили, но дополнительно решили продержать под наблюдением еще один день. Улыбчивая черноглазая малышка очаровала всех колдомедиков, и на следующее утро ее провожали всем коллективом.

Белла явилась в Арчин касл под ручки с братьями Лестрейнджами. Осторожно шагнула из камина и запнулась. Туфельки на небольшом каблучке, платье в пол и мужчины рядом, любимые оба. Она сейчас как никогда понимала это, что каждый ей дорог. И поэтому она вдруг ощутила себя хрупкой статуэткой в их руках, и это чувство так поразило ее, всегда бывшую сильной, несгибаемой и непокорной. Ей захотелось заслониться Руди и Раби от того, что... принесет ей боль, она это чувствовала. Сказали, так нужно... Кому? Тринадцать лет в Азкабане, лучшие годы, отнявшие последнюю возможность стать матерью. Пустоцвет, разве нужна она теперь Руди? Горькие складки сложились вокруг ее губ.

Но ее встретил...

– Мой Лорд, – упала она на колени.

– Детка, – улыбнулся он так незнакомо. – Не нужно этого больше. Идем.

Он направился из гостиной, из камина которой они вышли. Все трое настороженные, напряженные. Волдеморт, вдруг ставший обычным человеком, но таким же великим и харизматичным, как и тогда, когда они впервые пошли за ним. И человеческие чувства на его лице было неожиданно приятно видеть. Лестрэйнджи шли и забывали дышать от полузабытого ощущения его силы. Лорд вел их по замку Поттеров как по своему дому.

Они вошли в кабинет, Лорд предложил сесть и заговорил.

– Белла, как ты относишься к Рабастану?

– Я люблю его, мой Лорд. Как брата, – поспешно добавила она.

– А ты, Родольфо? Любишь ли ты его?

Руди захлебнулся в словах. Как можно признаться, что с детства влюблен в младшего братишку? Видеть, как он растет, взрослеет и влюбляется в его собственную невесту. Он смог, выдержал и смирился. Откуда Лорд знает это?

– А ты Рабастан, как относишься к Руди?

Вопрос для Раби не простой. Сердце его навсегда отдано той, что рядом с братом, но и к нему он не может быть равнодушен. Там, в Азкабане, его камера была рядом. И рука Руди и его голос были самым светлым в его жизни. Поддержка, любовь, вера, секс, наконец. Что Лорд хочет услышать? Что Руди – его собственное отражение? Но это же инцест, как Лорд посмотрит на это? Поэтому он опустил глаза вниз и насупился.

– У меня есть для вас сюрприз. Но подготовил вам его Поттер.

Три быстрых взгляда сошлись на Олльде.

– Вы сможете получить это, только объединившись. Я говорю это так, потому что знаю. Вы должны образовать триаду.

Олльде подождал реакции. Ничего, только Белла сильнее вцепилась в руки, держащие ее.

– Я жду, – заявил Олльде и улыбнулся, когда Белла, потянув за руки братьев Лестрейнджей опустилась на колени:

– Благословите нас, мой Лорд.

– Благословляю, будьте трижды счастливы.

Никто не посмел сопротивляться, когда Олльде заставил их тут же произнести клятву магической триады. Руди думал, что его мечты исполнились и не собирался протестовать. Раби тоже был уверен, что не пожалеет, ведь Белл и Руди теперь навсегда его, а женщина шестым чувством понимала, но боялась надеяться, что есть что-то еще, намного большее, что навсегда изменит ее жизнь.

И когда домовуха внесла сверток с младенцем с такими знакомыми темными глазами, Лорд вдруг просто сказал:

– Белла, это ваша дочь, возьми ее, – она потеряла сознание.

Проводив Лестрейнджей через камин, Олльде присоединился к Люциусу, потягивающему херес.

– Они выпадут из настоящего на пару месяцев, – и засмеялся, оказалось, делать счастливыми людей очень приятно.

– Олльде, почему ты заставил их пожениться?

– Как же... Руди любит Раби. Раби любит брата и Белл. Белл любит их обоих, у нее большое сердце. Ребенок – внучка Раби, чтобы они не делили ее, я соединил их. Теперь они никуда друг от друга не денутся. Я закольцевал их.

– Они еще не поняли, что у них образовался долг жизни перед Гарри, – заметил Люциус и пригубил бокал с хересом.

– Успеется. Ты принял в род девочку?

– Виттория Аквилия Малфой, ей четыре года и она блондинка, – Люциус облизнулся. – Мы с Нарси записали ее дочерью. Теперь все думают, что мы скрыли ее рождение, чтобы спокойно развестись. Нарси в экстазе. Нотту придется прописаться у нас с его дочкой. Голова кругом. Гарри открыл для нас новую вселенную...

– Точно. У нас тут теперь детский сад. Хоть Лонгботтомы, Краучи и Буты забрали детей, слава Мерлину. Такая банда разгромит замок Поттеров: трое Блэков и десятеро новеньких, включая твою Виту и малышку Нотта. Как он ее назвал?

– Алианна Грация Нотт.

– Неплохо. Идем спать, Люциус. Завтра нужно детьми заниматься и... собирать личный круг. Пора сподвижникам узнать меня... – поднялся Олльде.

====== Глава 18 ======

Дамблдор рвал и метал, когда узнал, что Конфедерация Магов устроила заседания без него, а позже на основании выявленных нарушений поставила вето на избрание его Председателем английской фракции. План, гениальный план по присвоению сокровищ древнейшего семейства Лестейндж начал рассыпаться как карточный домик. А ведь Альбус так филигранно воплотил его в жизнь и оставалось совсем немного! Эта малолетняя шлюха родила под кустом как кошка и выбросила ребенка! Он не успел. Когда разыскал семейку, усыновившую отпрыска Лейстренджей и Блэк, девчонка вдруг заболела и мамашка легла в маггловскую больницу. Дамблдор расслабился, рассчитывая в ближайшее время изъять ребенка, но семейка вернулась в трауре, ребенок умер! Теперь Альбус себя корил, что не вырвал младенца из рук приемных родителей сразу. Оставалось найти Агату и ожидать следующего отпрыска от нее, ведь она, как сучка в период течки, не может воздерживаться.

Дамблдор вздохнул, налил себе чайку и начал писать письмо маггловскому чиновнику, который и снабжал его всеми сведениями.

Олльде поднялся утром, зашел к детям на завтрак, детвора дружно его приветствовала. Он осмотрел их – это то, за что он начинал бороться, но потом забыл. Магглы… Не могло быть среди магглов волшебников, а только среди ушедших в тень родов. Это только малая часть выявилась через приюты, а сколько их растет в семьях? А потом они приезжают в школу как магглорожденные и попадают под влияние Дамблдора. Нет, нужно возрождать патронаж чистокровных семейств над магглорожденными детьми. Глядишь, будут находиться их кровиночки, которых чистокровные и заберут.

Сегодня они с Люциусом перебирались в Малфой-мэнор. Олльде смалодушничал, на балу у Люциуса остался неузнанным. Просто отдыхал, слушал, узнавал своих соратников, которые несколько отбились от рук. Теперь пришло время им узнать его нового. Поэтому Олльде активировал метки у своих последователей, исключив Северуса и Люциуса (родственники все же) и шагнул за Малфоем в зеленое пламя.

Гарри же наблюдал, чувствуя себя как… змея? Он замечал все: и гримасы Дамблдора, скрытые его неподвижной улыбкой, сияние ауры Невилла, самодовольную полуулыбку Нотта, Драко, пытающегося скрыть восторг, словно ему снова подарили новейшую метлу «Нимбус», Мио, гордившуюся ими всеми. Что будет завтра и послезавтра? Когда Олльде прикажет своим сторонникам принять детей в семьи? Понятно, кроме Лестрейнджей и Краучей, никто не сделает их наследниками, но все равно, вырасти в семье с древними традициями, получить поддержку и благословение рода на дальнейшее развитие многого стоит. В голове Гарри кружилась одна мыслишка и ее следовало обдумать, обсудить с гоблинами, но не с министерством.

Дамблдора просто кривило, и это служило подтверждением догадок Гарри, что он участвовал в истории с Агатой. Поттер мог представить, что Альбус подлил аммортенцию Альфарду, зелье увлечения – обычной девушке, Блэк в молодости был явно хорош, вуаля, родилась Диана Трейси, а на самом деле Блэк. То, что позже замужняя женщина, пусть и молодая еще, отдалась первому встречному в ресторане, да и еще и забеременела от него, начисто к следующему дню забыв о своем приключении, выдавало участие во всем этом волшебника. А Рабастан, что он делал там в тот же вечер? Что за приятель был с ним? Как беспечные мошки попали они в сеть паука. Только теперь, когда Лестрейнджи потеряли возможность плодиться, только тогда становились явными намерения некоей скрытой стороны. Лишить потомства Лестрейнджей в Азкабане, обрубить род, а самому вырастить несанкционированный отросток Рабастана, покорный воле директора, каким Альбус предполагал сделать Поттера. Гарри вздрогнул, настолько противно ему все это было. Нужно обязательно рассказать Рудольфусу о некоей молодой особе, которая не любит предохраняться и является их родственницей. Заберут они следующего малыша, а что дальше? Успокоится Агата, выйдет замуж и уведет в тень своих детей… Если бы только можно было сделать из сквиба маггла натурального, чтобы девчонка перестала быть игрушкой седобородого манипулятора.

Олльде сидел в кресле в зале Малфой-мэнора. Пожиратели появились при параде, в масках и белых перчатках. Темный Лорд же спрятался за иллюзией.

– Мои верные приверженцы! Чем порадуете? Я был несколько занят, разбирая завалы ваших родов. А вы, чем вы меня порадуете? Макнейр, что у тебя?

– Мой лорд, – близстоящая фигура опустилась на колени. – Мы выследили и обезвредили два отряда противников.

– Обезвредили? Обливиэтили?

– Да, мой Лорд.

– Мелкая рыбешка или был кто стоящий?

– Нет, в основном все магглорожденные.

– Долохов! Ты что скажешь?

– Мы вышли на базу подготовки боевиков ордена птички в Тэтфорде. Наблюдаем.

– Плохо. Я рассмотрел ситуацию с другой стороны. Знаете ли вы, мои верные соратники, что магглорожденные волшебники – это потомки сквибов древнейших родов? Это капли потерянной чистой магии в мире магглов! Дамблдор собирает их в корзинку и лепит, что хочет, а вы, вы… так безалаберно из века в век выбрасывали из домов носителей родовой магии!!! Поэтому я даю вам задание, вам и вашим группам: исследовать свой род насчет изгнанных сквибов, найти их, их потомство и проверить. Уверен, вы будете удивлены, когда обнаружите своих братьев и внуков в стане Дамблдора. А теперь все вон, кроме Паркинсона, Мальсибера, Булстроуда, Розье, Яксли, Кэрроу.

Все ушли, а семеро остались, вопросительно поглядывая на Малфоя, стоящего по правую руку Лорда.

– Снимите маски, я хочу видеть ваши лица. Знаете ли вы, мои верные сторонники, что магия милостива к вам? Милостива настолько, что одарила вас каплями чистой магии, очищенной от проклятий. Не знаю, чем вы подкупили магию, но в мире живут дети с вашими родовыми дарами и не включенные в ваши рода, – Олльде замолчал и осмотрел магов. Да, выдержки им не занимать, только Кэрроу кривят губы и сверкают глазами.

Первым решился Мальсибер, опустился на колени, склонил голову.

– Мой Лорд, могу я узнать о детях?

 – Конечно. Они учатся в Хогвартсе, гриффиндорцы, Колин и Денис Криви. Их отец сын сквиба, изгнанного из твоего рода.

– Мерлин мой, – ругнулся Мальсибер. – Гриффы!

– Начни с его родителей, – позволил себе вмешаться Люциус, и все с ужасом посмотрели на него.

– Люциус прав, – благодушно отозвался Лорд. – Информацию узнавай у гоблинов. Можешь быть свободен.

– Кэрроу. Вы, мои хорошие, размножаться не хотите, так?

Амикус беспомощно взглянул на сестру, но Алекто встряхнула короткими кудряшками и дерзко взглянула на Лорда.

– Мой Лорд, мы двойняшки, нам сложно найти кого-то, чтобы партнер удовлетворял и другого.

– Дерзкая, – протянул Олльде. – Так роди сама от брата!

– Мой лорд, – Амикус встал на колени, уперся лбом в пол. – Это невозможно, проклятие нашей семьи не даст родиться младенцу.

– Проклятье… Булстроуд, ты, что скажешь? Почему у тебя только одна дочь?

– Мой лорд, магический брак не перешагнуть, Миллисента – единственный плод нашего союза.

– Будет еще один плод. Мальчишка Булстроуд обнаружился в маггловском приюте. Стихийные выбросы внушительные. Введешь в род и будешь воспитывать!

– Мой лорд, сколько ему? – Булстроуд тяжело опустился на колени, годы и лишний вес не придавали ему резвости.

– Семь или восемь. Кэрроу тебе родня?

– Близкая. Кузены.

– Будешь воспитывать и их ребенка. Ясно вам, Кэрроу? Введете в род мальчишку и передадите под опеку Булстроуду. Филипп, справишься?

– Да, мой Лорд, почту за честь! Когда можно забрать детей?

– Не раньше, чем оформишь усыновление и опеку. Свободен.

Медленно Олльде отпустил всех оставленных. Розье ушел окрыленный, потерявший сына пятнадцать лет назад, получить в руки потомка… Кто знал, возможно, девочка от его внука…

Олльде потирал руки, Паркинсон, Розье, Трэверс, Яксли он передал детей. Принсипе подсказали клятву, и теперь Олльде был уверен, что лорды вырастят детей как собственных и не будут их мучить. Урхарта они отдадут на днях, пусть Гарри сам строит отношения с Прюэттом, у них и так уже дела идут неплохо. Останутся только Гамп и Ревайн, но разве Гарри не сможет взять опеку над ними? Или сможет, ведь он уже по факту совершеннолетний… Теперь в их компании трое Блэков, девочки Принц, Нотт, Малфой и еще новая парочка сорванцов. Итого восемь. Недавно отросшие волосы Олльде встали дыбом.

Утро Хогвартса, змейки спокойно завтракают, ранние орлы уже читают книги, как и тройка львят, профессора, прорвавшиеся к своему столу, чтобы глотнуть живительный кофе перед трапезой, в нирване млели над чашечками коричнево-черного напитка, когда шумной стаей ворвались совы, звук порхания крыльев, шлепки упавшей корреспонденции, оживленные реплики учеников, любопытные глаза Сибиллы Трелони, расширившиеся до невообразимых размеров… Дамблдор, шагающий к столу, заметил все, и то, что зельевар Принсипито раскрыл журнал, явно предназначавшийся Снейпу, который оставил почту на своего заместителя. Оживление учеников царапнуло когтистой лапкой, но Альбус усмирил свое любопытство. Но потом забеспокоился, ведь оживление от статьи в «Пророке» испытывали и все чистокровные и… магглорожденные. Братцы Криви вообще чуть ли не подпрыгивали на месте. Дамблдор не выдержал и прямо посмотрел на Лусио Принсипито.

– Уважаемый, не подскажете, из-за чего ажиотаж?

– А! Статья интересная, «Магический Клондайк» называется. Хотите ознакомиться? – протянул он журнал, и Альбусу на миг показалось, что лицо его выражает злую иронию, но нет.

– Благодарю, – пробормотал директор уже себе в бороду, рассматривая колдофото на обложке: братья Лестрейнджи вокруг Беллатрикс с младенцем в кружевных пеленках на руках, счастливые до отвращения, и самое главное, руки! У них на пальцах были обручальные кольца и стояли они на ступеньках Министерства. Сердце рухнуло вниз от догадки. И точно!

«В прошлом веке в Северной Америке была золотая лихорадка, Клондайк, вот где крылась причина удивительных находок и внезапного взлета увядших было маггловских семейств. У нас все несколько иначе, мы же маги! Но собственный Клоднайк у нас есть! Это маггловский мир! Удачливые «золотодобытчики» после фантастического рейда обрели самородки и теперь занимаются их огранкой и переплавкой во что-то более благородное. Первым повезло супругам Лестрейнджам, много вынесшим, но освободившимся с гордо поднятой головой, и назло недоброжелателям заключившим триаду. Магия им явила свое благословение, они обрели дочь Патрицию Флору Лестрейндж. Не меньше повезло лорду Краучу, примирившемуся с сыном и нашедшему двойной грант счастья – четырехлетних двойняшек, усыновленных Бартемиусом Вторым. Лорд Нотт обзавелся воспитанницей, милейшей Алианной Грацией Нотт. Лорд Розье обрел покой на старости лет: продолжение собственного сына, свалившееся в любящие руки прадеда, оживило и наполнило радостью Розье-мэнор…

Дамблдор оттолкнул от себя журнал, словно какую-то мерзость. Дышать стало трудно и он рванул ворот рубашки под мантией и отхлебнул воды из бокала. Обнаружили! Если так пойдет дело, то скоро «магглорожденных» в школе окажутся единицы, и только те, чей род уже невозможно распознать по крови. Его влияние на юные умы сократится, аристократы ворон не ловят с потомками, это видно по слизеринцам. Дамблдор невольно заскрежетал зубами, не заметив, каким откровенно торжествующим взглядом наградил его профессор Флитвик. Но нет, недаром его фамилия Дамблдор, упорный как шмель, он имеет тузы в рукаве и так просто не сдастся. Поэтому директор расправил плечи и с вдохновением осмотрел учеников, пусть марионетки думают, что сорвались с крючка, из сети они не выбрались!

Одна из таких марионеток же размышляла над статьей. Гарри думал, а что если гоблины не всех определили? Вдруг кто-то из сквибов рожал не в Англии? Требовалось что-то такое хитрое, привлекательное… А если создать контору вроде тех же охотников за привидениями? Объявить, что имеются специалисты по приручению или уничтожению привидений, а также по определению магического потенциала у детей? Получить разрешение у магглов на деятельность. Сотрудников набрать из сквибов, знающих о магическом мире, но не способных колдовать… Гарри понимал, что это наметки, чтобы все работало, нужно сделать из задумки конфетку, а в этом ему могли помочь Люциус и Нарцисса. Гарри хотел добиться того, чтобы увидев стихийный выброс у ребенка, соседи, родители, учителя сообщали в эту службу. Под это дело можно купить отдельную телефонную линию и нанять парочку телефонисток, из сквибок, конечно.. Потому что магглы будут рады избавиться от нестабильных элементов, а маг мир будет счастлив вернуть потерянное.

– Гарри! – Поттера потрясли за плечо и он сфокусировал взгляд на возмущенной Мио. – Ты спишь с открытыми глазами, что ли? Идем, у нас чары.

Однако министерское «Чудо в розовом» вернуло Гарри на грешную Землю.

– Мистер Поттер, вы, я вижу, не слишком увлечены уроком. О чем вы думаете? Опять хотите нам рассказать басню о Темном Лорде?

– О нет, профессор! Я до сих пор не могу прийти в себя от счастья! Моя родственница, леди Лестрейндж, обрела счастье материнства, и лорд Прюэтт, и лорд Нотт также. В этом событии угадывается рука Министерства, ведь не могли сами лорды найти столько собственных отпрысков!

– Эммм… Вы совершенно правы, мистер Поттер!

Гарри вышел из кабинета, прислонился лбом к стене и начал сдержанно ржать, сил терпеть больше не было.

– Гарри, не плачь! – похлопала его по плечу Мио. – И на твою долю достанутся дети!

Гарри поперхнулся и согнулся пополам, не в силах сдержать хохот.

– Мио, как скажешь! Я уже многодетный отец. У меня в замке детский сад, а еще Анри, пуп земли, там выкобенивается.

– Тихо! – Малфой предупредил Гарри и заслонил от прошедшего мимо Ронички.

– Не наговаривай на себя, они тебя будут воспринимать братом, – сообщил Блейз.

– Я уже понял. Блэки старшие и приучат по-своему малышню. Северус вернется, а у него родственница уже есть.

– Правда? Девочка? – удивилась Мио.

– Да, и у тебя скоро будет названный братик, если лорд Прюэтт согласится.

– Гарри, ты прямо фея, даришь счастье всем! Что же ты Дамблдору ничего не принес? – съязвил Теодор.

– От гнилого корня ничего не родится, – тихонько шепнул ему Поттер, и они расхохотались.

– Ой, смотри, тебе письмо, – тронула Гарри за руку Мио.

Домовик протягивал записку Гарри. Поттер развернул ее, оказалось, Люциус пришел за ним, вроде как на свидание. Из уроков оставались история магии и полеты, поэтому Гарри поспешил на аппарационную площадку.

– Держись, дома поговорим, – только и сказал Люциус, прежде чем аппарировать.

Они оказались в Арчин касл, где Олльде ожидал его, напряженно стоя у окна в кабинете Маракса.

– Наконец-то, – выдохнул он. – Министерство пронюхало об изъятии большого количества детей из маггловского мира и тянет к ним руки. У нас же целых трое наследников исчезнувших богатых родов. Поэтому нужно нам с тобой заключить министерский брак, мы и так связаны, а общественность будет спокойна, ты уже будешь считаться стопроцентно совершеннолетним. Люциус, нас ждут?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю