290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 18)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 36 страниц)

– Лорд Виктор Сапур Принсипе, – представил хозяина секретарь.

– Мигель, пока можешь быть свободен.

Едва молодой человек вышел, старый лорд устроился в кресле, жестом пригласив Северуса присесть во второе.

– Догадываюсь, что наследие вы приняли поздно и не полностью, – начал Виктор.

– Вы проницательны. Вы позволите рассказать вам о себе?

– Я думаю, это важно, чтобы разобраться в причинах вашей проблемы, – лорд Принсипе говорил негромко, его низкий тембр обладал приятной хрипотцой.

– Тогда начну. Моя мать вышла замуж за маггла, вернее, сквиба, будучи очарована им. Теперь я подозреваю, что ее опоили, чтобы удалить из семьи. Но тогда она убежала из дома и разорвала всяческие связи с семьей. Она пробовала встретиться с отцом, но ее не пустили в дом. Моя мать ушла, смертельно оскорбленная.

– Позвольте, ее выжгли из родового гобелена? – перебил Северуса лорд Виктор.

– Нет.

– Продолжайте, пожалуйста.

– Ее обиду разделил и я, и после ее ранней смерти не простил деда, бросившего свою дочь и на все его попытки встретиться отвечал отказом. Я в юности обрел покровительство дома Малфоев, при их поддержке и Лорда Волдеморта смог развить себя.

– Вы – Мастер?

– Да. Мастер зелий, мастер клинка, мастер окклюменции и легиллименции.

– Это родовые таланты, – улыбнулся старый лорд.

– Я встретил моего нареченного, когда он прибыл в Хогвартс, хотя учился вместе с его родителями и был дружен с его матерью. И хотя пытался предотвратить ее смерть, не сумел этого. Её сын волновал меня тогда мало, для меня Гарри был сыном человека, которого я люто ненавидел. Но когда я увидел глаза моей подруги, понял, что пропал. Все годы по приказу Альбуса Дамблдора я был жесток и груб с мальчиком, убеждая себя, что он копия своего отца и глаза матери ничего не значат. Но чувство втайне углублялось, ведь я не только издевался над ним, но и заботился о нем, его безопасности. Оказалось, он тоже в какой-то момент отстранился от того негатива, что я посылал к нему, и смог увидеть другое во мне, смог полюбить меня. Вы же знаете историю Мальчика Который Выжил?

– Конечно. Я стараюсь быть в курсе новостей европейских стран, – подтвердил предположение Северуса лорд Принсипе.

– На самом деле все было иначе, чем преподнес Дамблдор…

– Да? Интересно… Прошу, расскажите вашу версию событий.

– Я не свидетель, но верю ему. Лорд Волдеморт вовсе не такое чудовище, каким его представил Дамблдор. Он написал письмо молодой чете Поттеров и встретился с ними. Причина была проста, он узнал о благородном происхождении Лили, хотя она была уверена, что магглорожденная. Вольдемар, а он так представлялся вне своих вассалов, показал доказательства принадлежности леди Поттер к аристократической ветви Гриндевальд.

– Гриндевальд? Тот самый?

– Нет. К главной ветви. Геллерт принадлежал младшей. Вольдемар предупредил их об опасности, убедил в своей искренности и порядочности. Но они слишком погрязли в сетях Дамблдора, состояли в его Ордене Феникса. И тогда они решились на помолвку, а Лили осмелилась провести почти брачный обряд, очень древний. В общем, однажды я прибежал к Волдеморту и умолял его не трогать Лили, уверенный по словам Дамблдора о готовящемся покушении. Лорд, чтобы убедиться в их безопасности, направился к ним и застал момент убийства пары Поттер. Джеймс был уже мертв, а Лили… Лорд застал ее смерть и начал сражаться. Неудачный удар, и Гарри оказался на линии поражения, когда Дамблдор аппарировал, направив в него Аваду. Волдеморт принял на себя две Авады: Альбуса и свою, отразившуюся от мальчика. Как оказалось гораздо позже, Магия их обвенчала, и они стали супругами.

– Тогда понятно, почему он не умер, магия их соединила до его смерти, это было сродни подтверждению союза. Поэтому Волдеморт не мог просто умереть, эта связь и невыполненные обязательства держали его лучше всякой цепи, – увлеченно потер ладони лорд Виктор. – Только как это связано с Вами, Северус?

– Очень просто. Когда мальчик подвергся насилию, по счастливому стечению обстоятельств я успел его спасти. Тогда я понял, что больше уже не смогу подчиняться приказу Волдеморта не приближаться к Гарри. Альбус отдал аналогичный приказ своим сторонникам. Я попросил Лорда разрешить стать Ведущим мальчика, но он… В общем, он предложил брак с ним и мальчиком, и я с радостью его принял. Тогда мы решили, что я, Люциус Малфой, Волдеморт и Гарри заключим квартет, но для начала не стали его пугать. Мои отношения с Гарри начали стремительно развиваться, и Лорд заставил меня принять род. Это произошло пару месяцев назад. Но наследие я долго не желал принимать, пока… Я принял его. Мы встречались с Гарри, любовь закружила нас. И вот Гарри начал заниматься с гоблином. Поверенный рода Гриндевальд лично занялся обучением родовым премудростям мальчика. Как следствие, Гарри решил по всем правилам подготовиться и отпраздновать Йоль. Для этого он пробудил несколько родов и настоял, чтобы и я проделал то же самое в спящем Принц-мэноре. Именно после той ночи, когда мы зажигали столько костров и просили благословения у Магии, приносили столько жертв, я почувствовал изменение в своем отношении к Гарри. Раньше я ревновал, горел, любил, а теперь… хочу служить, хотя мое сердце пылает еще ярче. Что со мной? Ведь это Магия? Мы с Гарри думали, что энергии Йоля приведут к гармонии меня и мое наследие…

– Северус, вопрос не простой, поэтому мне понадобятся еще подробности. Воспринимай их как беседу с родственником, собственно, я им и являюсь. По сути, я твой дед, хоть и отдаленный, прошу, воспринимай меня так.

Северус моргнул и очнулся, с чего это он вывернул наизнанку перед этим лордом нижнее белье и душу?

– Лорд Принсипе, я и так вам рассказал больше, чем допустимо, – холодно произнес он.

– Силен… Из моих потомков ни один не может противостоять моей ментальной силе, а ты даже сбросил ее. Чтобы понять, почему изменилось твое отношение, мне нужны ответы на несколько вопросов. Если хочешь, позаботься о конфиденциальности беседы, но по моему мнению, это лишнее.

– Почему?

– Мы родичи, нам нужно укреплять связи, тем более вы не бедствуете, твое состояние позволяет жить в свое удовольствие. Мне же гораздо выгоднее сотрудничать с тобой, чем враждовать. А если у тебя родится дочь, то я был бы очень заинтересован ввести ее в семью в качестве невестки и матери наследников. У тебя обновленная, сильная кровь с проявленными родовыми дарами.

– Тогда нам, быть может, стоит подписать соглашение о сотрудничестве и соблюдении взаимных интересов?

– Согласен! Мигель! – позвал лорд Виктор секретаря и, когда тот вошел в кабинет, продолжил: – Подготовь соглашение об укреплении родовых связей и соблюдении интересов.

Лорды пару минут рассматривали друг друга. Старший выглядел потрепанным жизнью, но его лицо все же напоминало портрет деда. Осанка, одна осанка чего стоила, у Северуса такой не было и не будет. Властное выражение лица, тяжелый взгляд и ироничные губы.

– Северус, что ты знаешь про наш род?

– Про Ваш род?

– Именно. Хоть вы и считаетесь младшей ветвью, но все равно наследуете наш долг. Ты отказался от него из-за обиды на деда, но наказал только себя. Потому что теперь не сможешь передать тысячелетние знания, собранные предками. Мы ведем род еще от Фатура. От него мы начали считать наш род и нашу фамилию…

– А откуда пошли корни рода? Почему мы стали Принцами?

– Это долгая история, но основатель рода… Впрочем, подпишем сначала соглашение.

Соглашение… Северус даже моргнул два раза для достоверности, так как ему померещилось, что оно написано на куске кожи. Оказалось, так и есть. На двух дубликатах уже были вписаны их имена, и из этого следовало, что они получены в Гринготтсе, ведь только там могли знать полное имя Северуса. Подписи же заключались в оттисках родовых перстней по крови и кровавые подписи. Чернейшая магия, так сказал бы Альбус, подумал зельевар, но это самый верный способ сблизить сородичей, ушедших слишком далеко друг от друга.

– А теперь я скажу… – медленно, словно не решаясь, начал Виктор. – Фатур это второе имя. Первое, данное ему при рождении, было Луций Юлий Аврелий Септимий Вабаллат Афенодор, сын Одената, правителя Пальмиры и царицы Зенобии. Когда его отец был убит, мать, могущественная правительница, возвела Пальмирское царство на невиданную высоту. Но в пять лет мальчика мать попала в плен к римлянам вместе с сыном. Зенобия была мудра, поэтому заранее передала сына Шапуру Сасаниду, оставив подле себя двойника ребенка. Так мальчик получил имя Фатур и стал воспитываться при дворе Сасанидов. Еще мать вложила в его голову мудрость, а шаханшах сделал из него своего телохранителя. Юному принцу подарили право на жизнь и свободу при условии клятвы верности Сасанидам. И он ее дал, и не просто клятву. Многие книги отпечатались в его сознании, и еще больше он изучил. Уже взрослым Фатур начал охранять сына Шапура, будучи лучшим телохранителем. Зельевар, ядовар, мастер боя, мастер сознания, он из своих потомков воспитал хороший и верный отряд, ставший первыми ассасинами. Они себя называли по-другому, это название они получили, когда не смогли уберечь Сасанидов. Их мастерство было овеяно славой, поэтому новые телохранители арабских правителей стали называть себя ассасинами, учась по свидетельствам об их искусстве. А потомки Фаттура, оставшиеся в живых, передав последнюю из Сасанидов в жены арабскому правителю, сами были отпущены ею с наказом служить ее потомкам. Неназванные, так их знали приближенные Сасанидов, поэтому, пробившись в Европу, они затаились в Астурии, не подчинившейся арабскому игу. Принц, эту фамилию взяли потомки Фатура, помня, что он был царской крови.

– Виктор, а что будет, если вы найдете его?

– Кого? Сасанида? Это проклятием легло на наш род, мы не находим удовлетворения в своем мастерстве и служении.

– И все же, вы пропустили кое-что, один из потомков Сасанидов признан гоблинами их наследником.

Комментарий к Глава 13 Прошу прощения, завал на работе и куча неотложных дел дома .

====== Глава 14 ======

Северус вернулся ночью, но Гарри еще не спал, а сидел в кресле у камина в окружении Люциуса и Олльде. Они смотрелись уютно, по-семейному, и Принцу ужасно захотелось разделить их компанию.

– Северус? – обернулся Гарри. – Ты все решил?

– Да, – с трудом выдавил из себя зельевар и почти естественно улыбнулся.

Вчерашние открытия смутили его. Он – слуга и телохранитель Гарри, но магия связала их и иной связью. Равной, но почему тогда он ощущает потребность поклоняться любимому? Гарри для него вроде бога, перед которым ему суждено преклоняться, молиться на него, охранять его дыхание. Так сказал Виктор. Тот, кто спит рядом, бережет его дыхание, пусть и разделяет с ним постель. Раньше такого не было, но все случается когда-нибудь впервые и не смертным спорить с Магией. Вампирское начало их предки ввели в род специально, добиваясь феноменальной силы и реакции. Как? История покрыта мраком, возможно, Сасаниды поспособствовали этому. Дед Виктор даже произвел измерения его крови: тринадцать процентов, слишком мало, чтобы обладать приличной скоростью и силой вампира, и преступно мизерно, чтобы такой человек находился рядом с последним Сасанидом. Виктор настаивал на прибытии с ним к Гарри хотя бы четверых ассасинов, но Северус представил реакцию любимого и решительно отказался. Нет, сначала нужно самому признаться Гарри, что его жених недостойный телохранитель и сообщить, что он решился на пробуждение крови. Северус старался не вспоминать, что ему предстоит, от этого волоски на теле вставали дыбом, но и отказаться не мог, противореча инстинктам, которые требовали принять решение в пользу безопасности Гарри.

Но Гарри почувствовал напряжение атмосферы и поднялся.

– Северус, я хочу с тобой поговорить. Идем в мою гостиную.

В апартаментах Гарри кроме спальни имелась уютная гостиная-кабинет, туда они и направились. Когда устроились, обнявшись на диване, Гарри первым делом поцеловал Северуса.

– Без тебя вечер тянулся бесконечно, – пожаловался он. – Рассказывай, ты расстроен, что случилось? Тебя обидели? Ты в опасности?

– Не знаю даже с чего начать…

–… Теперь у тебя есть маленькая, но очень искусная армия ассасинов и они желают как можно быстрее принести клятвы верности, – закончил Северус подробный рассказ. Теперь он чувствовал бесконечную усталость и опустошенность.

– Северус, не нужно тебе это. Я люблю тебя и не желаю делать из тебя слугу. А если ты станешь полувампиром, разве сможешь родить ребенка? Как они это делают? Покусают тебя?

– Если бы все было так просто, – вздохнул Северус. – Наоборот, я стану плодовитее. И знаешь, я подписал соглашение о сближении своей и их ветви. И еще, если родится дочь, они очень заинтересованы взять ее в семью. Им нужны наши общие дети.

– Вы делите шкуру неубитого дракона. Твоя дочь будет из Сасанидов, и они думают, что я отдам ее слуге? А с другой стороны, они и ты тоже древний и уважаемый род, почему они хотят служить мне?

– Это в крови. Магическая клятва рода. Каждый, в ком есть хоть капля крови Фатура, будет стремиться служить тебе и твоим потомкам, – Северус крепко обнял Гарри.

– Я поговорю с Хардагом. Вдруг они что-то упустили из вида. Северус, тебе будет больно? Когда ты собираешься это сделать? Может, лучше отложить? – Гарри искренне волновался за своего Сиамо.

– Нет. Времени мало. К началу наших отношений я должен стать хоть наполовину таким же смертоносным как мои сородичи.

– Знаешь, Северус, через час после твоего ухода пришел Саар Ук с весьма почтенным гоблином и принес мне долг жизни.

– И ты принял его?

– Пришлось, иначе его сняли бы с поста руководителя отделения. У него уже проблемы с родичами. Я решил, что лучше он, чем другой гоблин, этого уже мы немножко знаем.

– Добрый ты, другой мог оказаться намного хитрее, – Северус поцеловал нос Гарри.

– Скажи, это долго? Ты сможешь управиться за каникулы?

– Нет. Точно нет. Мне кроме того придется учиться, – Северус снова приуныл.

– Ты хочешь бросить Хог? – Гарри распахнул зеленые глаза.

– Да. Я все равно решил уйти после твоего окончания.

– Но как же я? Ты же мой Ведущий. И зелья, у меня только-только начало с ними получаться.

– Я буду не в тюрьме. Виктор предложил, пока ты в школе, вместо меня в школе станет преподавать испанский сородич, я даже был знаком с ним, но он представлялся под другой фамилией. Этот полувампир известный зельевар и он с удовольствием даст тебе дополнительные занятия. Понимаешь, ассасины таятся от мира, не афишируют свои умения, чтобы они не считались связанными с их родом.

– То есть, это не так страшно?

– Нет, – легкомысленно мотнул головой Северус.

– А я смогу тебя навещать?

– Лучше я буду писать тебе, когда мы сможем встретиться, – Северус еще раз обнял Гарри и приник к его устам.

– Завтра Рождество, нужно идти раскладывать подарки под елку, – вздохнул Гарри.

– Ты их подписал?

– Конечно.

– Тогда попроси Кричера позаботиться об этом. Он так счастлив, что ты взял его сюда. И еще, можно я сегодня буду спать с тобой? Мне хочется держать тебя всю ночь в объятиях.

Гарри уже давно смотрел десятый сон, а Северус не мог надышаться на него. Хранитель дыхания, скажут тоже! Интересно, откуда они знают, может, Сасанид и разделял постель со своим телохранителем, ведь зельевар нашел кое-что об этих древних царях. И однажды его личная телохранительница закрыла собой своего господина при нападении. Тогда он удивился, женщина – воин? Но теперь все становилось ясно. Хранительница дыхания. Не первый Северус, Виктор не прав. Удивительно, что с усилением крови вампира в его жилах он станет плодовитее. Виктор тогда сказал:

– У нас чаще рождаются двойни, чем один ребенок.

– Вы имеете в виду гетеросексуальный союз, у нас же совершенно иная ситуация, – возразил Северус.

– Вовсе нет. Если будешь принимающей стороной, точно будет двойня. Не думаю, что энергия Сасанидов и наше служение ему позволят Гаррольду родить от тебя больше одного, если вообще это случится.

Теперь Северус оценивал возможности Гарри. Ему самому, Люциусу и Драко придется рожать детей. Демонская природа Олльде… интересный вопрос… На этой мысли Принц и уснул, зарывшись носом в волосы Гарри.

Проснулись они снова рано, но прежде чем Гарри осознал, что не спит, над ним навис Северус и начал дарить легкие поцелуи.

– Привет, мое сокровище, с Рождеством! Пойдем заниматься или искать подарки под елкой?

– С Рождеством, Северус. Идем заниматься, подарки лучше искать всем вместе.

– А ничего, что их там слишком много? Нотты не уехали, – Северус вскочил и потянулся. – Мама всегда подкладывала подарок под подушку на Рождество. Загляни под свою, вдруг пикси тайно что-нибудь подкинули.

Гарри секунду удивленно смотрел на Северуса, потом полез под подушку и наткнулся на бархатистый футляр. У него мгновенно выступили слезы от нежности и внимания, от заботы и просто от того, что кто-то с самого утра или, вернее, с вечера позаботился обрадовать его.

– Ну? Не будешь открывать? – с беспокойством во взгляде спросил Северус.

– Буду. Конечно буду! – Гарри незаметно сморгнул слёзы и открыл квадратную коробку, обитую темно-винным бархатом.

На черном шёлке лежали два широких браслета из потемневшего серебра с рельефным узором.

– Одевай, это для нас. Сейчас будет немного больно, он попробует твою кровь. Не вытирай! – остановил он Гарри, собиравшегося стереть рукой выступившую каплю. – Это для связи с моим, теперь я буду всегда чувствовать биение твоего сердца.

– А я? Я тоже хочу знать твое состояние, – Гарри требовательно посмотрел на любимого и прикусил губу, пытаясь скрыть свое волнение.

Лицо Северуса дрогнуло, но он сделал как просил Гарри и только тогда сгреб его в объятия, и завалил в постель. Короткие и нежные поцелуи сменились долгими и страстными, затем они избавились от пижам. Принц начал выцеловывать, лизать и покусывать ароматное тело любимого, так, что Гарри скоро не выдержал и обвил ногами его талию и начал тереться. В этот раз партнеры уже меньше нежничали, каждому казалось мало, они мяли, терзали другу друга, словно старались выпить дыхание друг друга, пока оба последовательно не кончили. Северус отстранился, прошептал беспалочковое очищающее, нежно дотронулся до губ Гарри и потерся носом о его щеку.

– Северус, я так люблю тебя! – из глубины души Гарри рвалась наверх любовь.

– И я! Если бы ты знал, как я тебя люблю.

– Северус-с, а давай поженимся? Я спрошу у Мастера Хардага обряд, ладно? Если мы уже чувствуем пульс друг друга, почему бы нам не закрепить наши отношения?

– Ты уверен? Не слишком торопишься? – Северус не мог оторвать глаза от Гарри.

– Нет. Если Олльде мой муж решением Магии, то ты – тоже, ведь она соединила нас невидимыми нитями Истинных партнеров.

– Ты становишься всё умнее, – улыбнулся Северус и обвел кончиком большого пальца по его бровям и контуру лица до подбородка.

– Так ты согласен? Пожалуйста! – и Гарри поцеловал руку Сиамо.

– Если бы ты знал, сколько лет я безнадежно мечтал об этом и каждый раз одергивал себя, чтобы не впадать в отчаяние. Я просто не смогу отказаться.

– Отлично! Сегодня же спрошу его. И еще… Я хочу наведаться в Австрию и Францию поздравить с Рождеством наставников, ты составишь мне компанию?

– Спрашиваешь! Пока не прогонишь, я буду с тобой.

– Тогда встаем, нужно быстро размяться, а то скоро проснутся дети. Желательно их поздравить первыми. И спасибо за мысль! Я сейчас же пошлю эльфов положить им под подушки хоть по одному подарку.

– Твоему подарку, это важно! – Северус поднял палец вверх.

– Ладно, я верю, – Гарри вспомнил сегодняшний восторг и трепет от подарка, для этих малышей счастье почувствовать себя любимыми вызовет не меньшие эмоции.

– Кричер! Срочно вынь из-под елки…

– Кричер понял, он сделает! То, что вы заказывали через Мастера Хардага?

– Хитрец, догадался. Да, именно их. Скорее, пока они не проснулись.

Кричер прислушался, пошевелил ушами и расплылся в улыбке:

– Они спят, утренний сон самый сладкий. Кричер все сделает, Хозяин.

Гарри и Северус заканчивали поединок, основательно вымотав друг друга, когда двери танцевального зала распахнулись и к ним влетала визжащая Апрелия в нежно сиреневой ночной рубашке с белыми подснежниками. Она с ходу запрыгнула на Гарри, обхватила его и неловко поцеловала в щеку.

– Спасибо, братик, спасибо! Я так мечтала о ней! Ты научишь меня? Ты самый лучший! – лепетала она на испанском.

– Выброс, у нее только что был магический выброс, ты почувствовал? – спросил Северус.

– Ага, когда ее как ветром принесло ко мне? – хмыкнул Гарри и закружил девочку по залу. – Моя принцесса, моя конфетка, ты ее заслужила! Ой, ты босиком! Так, сеньорита, воспитанные барышни не бегают полуголыми по замку. Идем, я тебя отнесу в твои покои.

Девочка счастливо засмеялась и еще сильнее прижалась к нему.

– Апрелия, что он тебе подарил? – Северус сгорал от любопытства, но догадался спросить малышку.

– Палочку! Он подарил мне волшебную палочку! Настоящую! Она такая! Блестящая, на ней что-то вырезано и такая тоненькая!

– Ольха и… настоящая палочка? Гарри, не детская?

– Да, Мастер Хардаг сказал, что не давать ребенку палочку или заменять игрушкой опаснее, чем вручить настоящую рабочую, и к тому же это научит его ответственности. Они сейчас как губка, поэтому я сам буду объяснять им законы магии. Также я нанял наставника для них, который станет давать им первые уроки волшебства.

– Гарри, правда? Я скоро стану волшебницей? – прерывистым шепотом спросила Апрелия.

– Не совсем скоро, но начнешь этому учиться. Очень важно соблюдать правила безопасности и слушаться наставника. Палочка как повела себя?

– Из нее выстрелили блестящие фантики! И мыльные пузыри, так красиво!

– Даже так? – взлетели брови Северуса.

– Именно так, – Гарри подбросил сестру и поймал ее под восторженный визг.

– А где же наш Тери? – ехидно осведомился Северус. – Ты его не обидел?

– Как можно! Между прочим, он тоже получил палочку. Свою, а не ту, которую нашел в сейфе! Новая намного больше подходит ему теперешнему, – запальчиво воскликнул Гарри.

– Ну-ну… Поделись опытом, как ты решился купить палочки без их хозяев? – скептически хмыкнул Северус.

– Мастер Хардаг научил, это секрет, но… Мы же брали у них кровь, когда вводили в род. Так вот, родовой камень может отделить от себя крупицу для главы рода, и с ней можно подобрать не только палочку, но это точно тайна.

– Могу себе представить, что можно еще сделать с таким трофеем, – кивнул Северус. – Синьорита, позвольте вас проводить в ваши покои для утреннего туалета.

– Сеньор, благодарю вас, – важно кивнула Апрелия, а Северус и Гарри расхохотались.

Не успели они уйти, как из своих комнат выбежали Анастасий и Флориан. Старший сдержаннее выказал свои восторги, а Флориан взахлеб расписывал прелести подарка.

– Между прочим, под елкой лежит много подарков, не знаю, чьи они. Если вы приведете себя в порядок, то мы вместе пойдем искать там добычу. Ну?

Мальчишки моментально скрылись в своих комнатах, а в коридор робко вышел Тери.

– Гарри, с Рождеством, щено… кхемм. братец! И тебя, Северус, – медленно, почти по буквам, произнес он имя Принца.

– И тебя, Тери! Пусть в этом году у тебя начнется новая жизнь! – усмехнулся Принц, осматривая подростка.

– Гарри, как ты смог купить мне палочку без меня? Она превосходно слушается и вообще, даже лучше прежней. Спасибо! – Тери сначала осторожно, а потом крепко обнял брата.

– Тери, ты готов к новым подаркам? Идем к елке.

– Это не все?

– Нет.

– Рождество… Я и забыл что это, – горько сказал Тери, а Гарри показалось странным слышать эти слова от юноши, биологически старше его на год.

– Придется вспоминать, – сухо заметил Северус.

– Эй, Ню… Се-ве-руссс, ты сам часто отмечал этот праздник в последние десять лет?

– Регулярно.

– Прилипалой в Хоге, Нюниус?

– Тери! – одернул его Гарри. – Придержи язык, когда говоришь со старшими, тем более лордом.

Они дошли до большой гостиной в коричнево-зеленых тонах и расположились там.

– Кстати, для тебя, Тери, есть подарок не под елкой, – Гарри набрался смелости посвятить брата в свои планы насчет него. – После каникул ты поедешь в центр «Аврора», созданный при Дурмстранге. Там собирают детей после домашнего обучения и выправляют им перекосы в воспитании. Дисциплина там жесткая и оригинальные методы, а обучение… Не Хогвартс, не Шармбатон и даже не Дурмстранг. Аттестат от них дорогого стоит. И еще один момент: тебе срочно нужен Ведущий. Кого бы ты предпочел из тех, кто не знает тебя?

– Издеваешься?! Из тех, кто не знает меня! – вскинулся Тери.

– Может, попросить Люциуса? Как он тебе?

– Мне? Нет уж! Он же твой жених, сам с ним и милуйся!

Гарри задумался. Кого бы ему найти? Было бы неплохо найти Ведущего из обитателей воспитательного центра…

– Кричер! Принеси мне кофе. Гарри, Тери, что вам?

Двое смаковали кофе, а Гарри предпочел стакан воды, он верил Гермионе и потому не отступал от ее диеты. В этот момент появились Драко и Тео, оба великолепно одетые, впрочем как и присутствующие. Поздравления, раскланивания, все же, Тери для Нотта был едва знакомым.

Дети появились поздно в сопровождении Миллисенты и Нарциссы, малыши были одеты с иголочки, но на их физиономиях стояла печать безысходности. Флориан мог похвастаться пышным бантом на шее, который ему очень шёл, Апрелия – сложной прической с выпущенными волнистыми локонами. Анастасий оказался одет в классический костюмчик без всяких излишеств и белую рубашку с жестким воротником, кроме одного – голубой шелк с редкими штрихами очень его украшал. Не успели они все поздороваться, как в гостиную подтянулись и остальные гости и обитатели Арчин кастла.

Гарри посмотрел на горящие в предвкушении глаза детей и распорядился подать завтрак.

Пока они сидели за столом, Поттер чувствовал себя тираном, но как иначе? Он сам, Олльде, тетя и Нарцисса приготовили им подарки, Гарри специально обговорил с Миллисентой вопрос, что все, касающееся детей, она может покупать из общехозяйственных расходов. Но сегодня и присутствовал муж Лесси, молодой человек весьма серьезной внешности, и двое младших детей баронессы. Вчера они прибыли поздно вечером и отказались от общего ужина.

Елка и подарки выглядели весьма привлекательно, коробки, тубусы были расставлены аккуратными стопками. Но… чтобы обрадовать детей, пришлось допустить их первыми, подарив радость поиска. Гарри специально попросил эльфов нанести на подарки Флориана и Апрелии эмблемы. Теперь малышка хищно рылась в коробках, высматривая сиреневый квадрат, а Флориан, поджав губы в трубочку и поставив брови домиком, искал белый треугольник. Остальные с интересом наблюдали за троицей малышей, перебрасываясь шутками. В атмосфере чувствовался подъём и сдержанное ожидание, каждого посетило чувство радостного предвкушения.

– Неужели мы тоже будем как они разыскивать подарки? Я обычно рассматриваю то, что домовики доставляют мне в комнату, – не к месту заметил Люциус.

– Дорогой, не порти предвкушение. У меня эта елка с подарками почти первая, Гарри, ведь я могу считать этот замок своим домом? – отозвался Олльде.

– Да, если будешь вести себя как дома, – пристально посмотрел на Олльде Гарри.

– Как у себя дома? Это как? – сощурился Олльде.

– Попробуй догадаться, – хмыкнул Гарри и легко поднялся.

Люциус, едва Гарри произнес слова про дом, подтянулся. Интуиция подсказала ему, что Поттер имеет в виду их совместное развлечение с Олльде и не одобряет его. И хорошо, если так… Если раньше Гарри привлекал лорда Малфоя исключительно по причине своей известности и состоятельности, то теперь… Люциус вспомнил свои чувства на школьном балу. Ревность острым ножом кромсала душу, добавляя ярости от боли. Той ночью он не смог уснуть, вспоминая и изучая свои неожиданные порывы. Любовь… Люциус не умел любить, так ему объяснил отец, когда он просил его отменить помолвку с Нарциссой. Молодой, он был увлечен Северусом, подбираясь к мрачному и нелюдимому юноше, сближаясь и делая для него одолжения. Снейп так и не попал к нему в постель, сначала будучи во власти чувств к Лили Эванс, потом Поттер, а позже скорбя о ней. Люциус же женился и через некоторое время смирился с собственной сущностью, привязав Снейпа к себе как крестного Драко, находя в частых встречах мучительное удовольствие. А сейчас снова странные волнения души побеспокоили Люциуса. «Наша расчетливость убивает страсть, запомни, влюбленность никогда не перерастет в глубокое чувство», – сказал Абраксас Малфой. Поэтому Люци сейчас осознавал, что уже увлекся Поттером, этим Поттером, который оказался потомком древних царей. И испытываемое чувство могло оказаться очень кстати для заключения брака с Гарри, который стал бы для него самой главной в жизни сделкой. Поэтому слова жениха насторожили его и заставили сделать выводы: секс с Лордом мог стоить ему желанного союза.

Дети закончили со сбором подарков и расположились на диванах, рассматривая подарки и хвастаясь ими перед друг другом.

– Молодые люди, теперь вы, – Миллисента позвала к елке подростков.

После этого Гарри решил посвятить время детям и объявил, что приглашает всех на прогулку и… на сюрприз. Взрослые уже выбрали свои подарки из небольшой кучки, но не успели их рассмотреть, и все же согласились.

Пошли все, даже Лесси, воодушевленные ожидаемым секретом. Прогулка вышла веселая, Гарри и Тери играли с детьми в догонялки, хохоча от восторга, вызывая улыбки у взрослых. Только Анри презрительно кривил губы и Клэрисс немного смущенно улыбалась. Гарри наслаждался: тетя, муж и женихи рядом, Драко, Арчин касл, дом и зеленая трава вокруг. Они шли по кромке леса, а по нему, скрываясь от взглядов, параллельно им двигался Ззу.

Ферма располагалась на некотором расстоянии от леса и представляла собой несколько внушительных загонов и конюшен рядом с небольшим поселением. Гарри с удовлетворением посмотрел на стоги сена, хранилища зерна и семейство пони на выпасе. Когда он впервые увидел разрушенные остатки фермы, сразу же занялся этим вопросом. Уже при Карлусе Поттере ферма начала хиреть, так как он вкладывал все силы в теплицы, забросив столь любимое и лелеемое его отцом и дедом разведение пегасов. Горан выбрал наиболее выгодные предприятия, восстановить которые можно было за короткое время. Ферма пегасов оказалась одним из них. Племенной материал был утерян, семейство, работающее на ферме, покинуло родовое гнездо. За определенную сумму Гринготтс разыскал вассалов Поттеров. Вилсоны не бедствовали, но и не шиковали, канули времена их расцвета, поэтому письмо Гаррольда Поттера, предложившего вернуться к делу, в котором вассалы были сведущи и искусны, было встречено если не с радостью, то по крайней мере с облегчением. Гоблины за два дня восстановили ферму, заодно перестроив два дома, так что Вилсоны вернулись с большой охотой. По архивным записям удалось найти покупателей перспективного молодняка фермы Поттеров. В двух случаях удалось купить двух юных самочек пегасов линии Рей Нор Ка, которую вывел еще Рейнардус Поттер вместе с сыном Норсапием. Гарри не мелочился, через должника Саар Ука узнал о процветающих фермах и приобрел взрослых пегасов этой же породы. С юношеским максимализмом он решился на выведение редкого окраса серебристая вуаль и дополнительно купил через гоблинов на Тибете двух взрослых кобылок и одного молодого жеребчика пегаса этой масти. Прошедшие дни Вилсоны осваивались, приучали крылатых коней к выездке, и сегодня они были готовы предоставить четверых для прогулки.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю