290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 3)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 36 страниц)

– Господин Грюх, могу я узнать о моих наклонностях и свойствах… тела?

– Кха-а, я всего лишь специалист по очищению. Пройдите к поверенному для беседы. Благодарю за выдержку, – старый гоблин отвесил легкий поклон.

Олльде сидел в кабинете Горана в мантии черного цвета, прикрывавшей ему едва ли середину голени. Теперь гоблин посматривал на клиента с уважением. Чтобы у Олльде появилась кровь, ему пришлось выпить три пинты воды, потом закусить кроветворным, и через пару часов… у него из вены вытекла обычная на вид красная жидкость.

Олльдемаар Монти Маракс Слизерин, магик, волшебная кровь.

Родители: демон Великий Граф и Губернатор Мрака и Тьмы Маракс + Зигфрид Слизерин.

Наследие: демон.

Дары магии: дипломатия, астрономия, любые свободные науки, истинные знания трав и камней, аналитика, трансфигурация, заклинания, бойцовские наклонности, зельеварение, алхимия, рунические заклинания и превращение, повышенная магическая чувствительность, видение магии, способности к ментальной магии, способности к языкам.

Векторы: Гаррольд Джеймус Поттер-Гриндевальд, совпадение 100%;

Северус Септимус Принц, совпадение 93%; Люциус Абраксас Малфой, совпадение 87%…

– Читать дальше? – осведомился гоблин.

– Не стоит. Почему у меня совместимость с Гаррольдом в 100%, когда у него со мной – всего 98?

– Это значит, магия назначила его быть вашим сердцем.

– Сердцем?

– Центром вашего существования, солнцем вашей вселенной, якорем вашей жизни.

– Стоп-стоп-стоп! Я ничего подобного не чувствую! – возмутился Ольде. – И вообще, я что, теперь не принадлежу роду Слизерина?

– Почему же? По мужу – принадлежите. А чувства… в таких случаях они приходят позднее. Помните, вы демон, а ваш муж – нет. Он хрупкое существо, которое нужно беречь.

– Уважаемый, а есть методическое пособие по моим способностям? Демонским?

– Думаю, нет. Обычно демоны сами следят за своим молодняком.

– Продолжительность моей жизни?

– Ооо, не говорите, вам успеет надоесть жить, пойдете в Инферно к отцу.

– Вы же говорили, он мать?

– Между моими словами нет разницы. Они полиморфны.

– Эээ…– завис Олльде. – И я?

– Про вас не знаю, вы – странный гибрид, хотя демоны по своей сути полиморфны, могут менять женскую ипостась на мужскую и наоборот.

– Так, хуже быть не может, – вздохнул Олльде. – Где там мой сейф? И какое сегодня число?

– Сейф пока доставляется сюда, нужно еще подождать. Ваша трансформация длилась… пять суток семнадцать часов тридцать шесть минут. Сейчас час пополудни. Когда мы закончим, будет уже вечер.

– У меня есть хоть какая-нибудь недвижимость?

– Нет, ваши предки потеряли все. Единственное, до чего у них не дотянулись руки, сейф.

– Я правильно понимаю, что нам с Гаррольдом не нужен свадебный обряд? А если к нам захотят присоединиться другие? Какая тогда должна быть процедура?

– Вы можете заказать консультацию у ритуалиста. А сейчас вам нужно думать в первую очередь о том, как развить и вытянуть самое мощное наследие у вашего юного мужа, иначе вы через какие-то полтора века останетесь один.

Олльде попал в Малфой-мэнор почти ночью. Пляски с печатью сейфа, потом шок от его содержимого, попытки разобраться, как перевести в денежные знаки обретенное сокровище, долгие споры о цене и возмещении гоблинам расходов, облачение нового выгодного клиента Гринготтса и, наконец, вежливый пинок ему под зад в камин.

Когда Олльде вывалился из камина не хуже воришки, кувырком, над ним тут же, как скала, навис лорд Малфой.

– Чем обязан?! – рявкнул он аки горный лев.

– Люциусссс, мой ссскользссский друг, СОВСЕМ СТРАХ ПОТЕРЯЛ?!

– Мой Лорд, – Малфой упал на колени. – Вы так изменились. Т…те… так похорошели. Ик!

– Какой день недели нынче?

– Пятница, ик!

– Хватит! – рявкнул Олльде и почувствовал от этого удовлетворение. – Говори, есть новости о моем му… нашем женихе?

– Ничего необычного, – расслабился Люциус. – Мой Лорд, а как вы предстанете перед сторонниками?

– Считаешь, не стоит? У меня и перед магией имя другое. Думаю, как провернуть исчезновение Лорда и представление меня как преемника. Войну нужно срочно прекратить, а Альбуса… обезвредить. Северус теперь на чьей стороне? На своей. А она рядом с Гарри. Отлично. Вызови его сегодня, как освободится.

Гарри сидел на ужине бледный до невозможности, хотя был красив, паршивец, рассуждал про себя Северус. Теперь, надев свой подарок на руку своему любимому, он не мог больше слушаться Альбуса. Пусть идет лесом, Запретным, когда приказывает мучить и оскорблять милашку Гарри. На мальчишку много свалилось, и первое – наследство. Об этом Поттер сам признался, как и то, что Лили была Гриндевальд по рождению. Мальчишка не был ленив, наоборот, вдруг стал делать успехи по всем предметам, это заметили все профессора, за исключением предсказаний. На них Поттер попросту забил, так, кажется, говорят в маггловском мире. И ведь ни разу ничего не спросил, до всего добирается сам. Кстати, и Лонгботтом вдруг подтянулся по всем предметам, может, потому что начал сидеть на всех уроках исключительно с Поттером? Северус ждал, честно ждал, что Гарри спросит его о чем-нибудь, попросит помощи, чай, они не чужие теперь, но нет. Поэтому Принц сам на занятиях окклюменцией посетовал, что Гарри мало двигается. Послушав невнятные объяснения о больших домашних заданиях, куче уроков и прочая, Северус предложил учить боевому искусству. То, как зажглись азартом глаза Гарри, было незабываемо. Теперь они встречались в пять утра, и будущий Ведущий учил мальчишку владеть клинком, а на следующий день – заклинаниям. Со среды Северус начал разыскивать у черных дельцов маховик времени. Имея в активе сказочное состояние Принцев, он не стеснялся в средствах. Сегодня ему подтвердили, что товар найден. В Индии. Какой-то древний, но нуждающийся род посчитал, что галлеоны на хлеб детям важнее малоиспользуемой безделушки. Северус решил, что два часа, которые он забирает у Гарри утром, будет компенсировать вечером. Мальчик станет возвращаться обратно и ложиться в 22 часа, словно только вернулся с окклюменции. Два часа в день – это двое с половиной суток в месяц и тридцать – в год. Немного. С другой стороны, его взросление ускорится на месяц, полтора. Зато малыш не будет похож на вампира, полукровкой коего является он сам.

Гарри же не знал, как поступить. Гордах назначил ему время в 19:00, но в 20-00 Поттер начинал учиться окклюменции. Поэтому он попросил гоблина перенести время на 22:00, когда он возвращался от Северуса. Наставником по родовым премудростям был немолодой волшебник, поэтому прочитать лекцию из кабинета Гардаха ему не составляло труда. Пока они разбирали кодекс рода Гриндевальд, медленно и верно разбираясь в хитросплетениях казуистики. Домашние задания Поттер теперь делал в обеденный перерыв и в перерыв до ужина. Северус рассказал, чем занималась в это время мама, и Гарри, помявшись, решился штурмовать те же высоты. Он переговорил с профессорами Вектор и Флитвиком и убедил их взять его на нумерологию, руны и ритуалистику. Когда мальчик признался в своем сумасшедшем плане Вальбурге, та едва не выпрыгнула из портрета от гордости за внука, она так теперь воспринимала его. По всем этим предметам, да и по другим, его вызвались учить, подгонять и репетиторствовать предки из рода Блэк. Финеас еще добавил, что астрономия идет рука об руку с нумерологией, и убедил наследника серьезно заниматься и ей. Поэтому на сон оставалось по три часа, не больше. Лишить себя утреннего урока Северуса он не мог позволить. Ведь тот, объясняя, иногда касался Гарри, брал за руку или вставал сзади и, придерживая его кисть, показывал движение.

После дневного урока по Уходу за Магическими существами Гарри позвали к Дамблдору. Ругаясь про себя, что у него совсем нет времени, он вошел к директору. Тот при виде студента расплылся в доброй улыбке. Гарри сглотнул и растянул губы в ответной гримасе.

– Здравствуй, мой мальчик. Ты так изменился, что я не узнал тебя в субботу. Думал, что блажь, а ты все такой же красавчик. Как это произошло? Что повлияло на тебя? Поделись секретом со своим другом.

– Эээ, я вышел из Хога, заказал себе бутылочку сливочного пива в «Три метлы». Ну, меня… в общем меня поймали семикурсники и… хотели побить. Очнулся я в незнакомом доме у неизвестного мужчины. Меня полечили, а потом… повели за покупками. Я пытался отказаться, но он не слушал. И в салон меня привел, и к частному лекарю. А с темнотой вернул в Хогсмит.

– Мальчик мой, нельзя доверять первому встречному! Это мог быть Пожиратель под иллюзией! Он представился?

– Ага, только невнятно. Что-то вроде Ольдемара.

– Он ничего тебе не дарил?

– Одежду, запонки, заколки…

– Это мелочь. Но больше из Хогвартса ни ногой! Понял?

– Вы мне запрещаете? Или… не доверяете? – вдруг осенило Гарри.

– Мальчик мой, просто я ревную. Как бы я ни отказывался, но все же… подумываю стать твоим ведущим. Прикоснись ко мне, – директор протянул свою сухую руку.

Гарри замер, сейчас нужно сыграть так, чтобы ни грамма не сфальшивить.

– Ой, – пискнул он, коснувшись руки директора.

– Не бойся, Гарри. Ладно, для начала, называй меня, когда мы одни, Альбусом.

– Хорошо, – сглотнул Гарри.

– Ничего, это дело привычки. Мне сообщили, что ты хочешь отказаться от УЗМС и прорицаний и взять нумерологию, руны и ритуалистику. Зачем? Ты же не изучал их с самого начала, будет трудно.

– Я так и подумал, но… Я не хочу обижать Хагрида, пропускать его уроки, а прорицания… После них я чувствую себя совсем больным и мне не удается защищаться при окклюменции.

– Я не знал, Гарри. Я поговорю с профессором Снейпом на эту тему. Мы решим этот вопрос до понедельника. Ну, беги, лучше погуляй с Джинни во дворе, пока хорошая погода.

– Хорошо, профессор… ой… Альбус.

Гарри бежал в свою башню, кусая губы. Что делать дальше? А если он захочет форсировать события? Директору не нужен сильный Гарри, поэтому он скажет ему, что готов стать ведущим прямо сейчас… Что делать? Поттер остановился и направился к Снейпу.

Зельевар торопливо шагнул из камина и направился в гостиную Малфой-мэнора. В любимом кресле Лорда восседал образчик мужской красоты, Северус даже сглотнул. Местонахождение Люциуса и выражение его лица, подсказали Принцу, что незнакомая личность и есть их злобный лидер.

– Мой Лорд, – почти механически опустился он на колено.

– Северус, ты не ошибся, – усмехнулся образец мужественности. – Присаживайся. Нужно посоветоваться. Кому мы можем доверять настолько, чтобы позвать на совет?

– Розье, Руквуд, – быстро выпалил Северус.

– Наши мысли сходятся, – снисходительно ответил Лорд. – Но я хочу узнать у тебя о Гарри. Как наш маленький нареченный?

– Плохо. Он старается учиться, но Альбус чинит ему препятствия. Гарри пожелал отказаться от УЗМС и прорицаний, взять нумерологию, руны и ритуалистику, но директор ему запрещает.

– Мерзавец, ему нужен глупенький мальчик, – тихо, но грозно прорычал Лорд, и женишки покрылись мурашками.

– Это еще не все. Он объявил Гарри, что хочет стать его Ведущим.

– Рррры, – раздался утробный рев, и стол развалился на две части от удара кулака Лорда.

– Северус, Люциус, я прошел процедуру очищения крови.

– Эт-то же через смерть? – поинтересовался Люциус.

– Не совсем. Они определяют, какая у тебя есть волшебная кровь, а потом помещают клиента в такие условия, где изначальное существо может выжить, а человек – нет. Я выжил.

– И кто же вы, мой Лорд? – не смог удержаться Малфой.

– Олльдемаар Монти Маракс Слизерин, магик, наследие: демон.

В наступившей тишине снова громко икнул Люциус.

– Пора захватывать власть, укорачивать руки у Альбуса, а Гарри… нужно забрать из этого гадюшника!

– Там и мой сын, – пожаловался Люциус.

– Твой сын под защитой рода, это все знают, а Гарри… Придумай, как можно отвлечь Альбуса.

– У Джеймса была старшая сестра, она вышла замуж за француза и живет в Швейцарии, так я слышал, – начал рассуждать Люциус. – Если она появится, то может оспорить опеку Дамблдора. Я не знаком с ней, возможно, она училась намного раньше меня, либо родители ее отдали в Шармбатон или Дурмстранг.

– Люциусс, Гарри получил бумагу о признании его совершеннолетним. Не выйдет. Если только на правах старшей родственницы навязать мальчику Ведущего, – заметил Северус

– Да, семья в данном случае имеет на это право и обязанность, – согласился Олльде.

– А если она не захочет? Ведь прошло уже четырнадцать лет с гибели ее брата, а тетка ни разу не появилась и не поинтересовалась своим племянником, – Люциус нервно поднялся и достал из бара бутылку коллекционного бренди.

– Долли, бокалы и закуску к бренди.

– Все очень просто. Люциус, ты поступил в Хогвартс в 65-м. Джеймс Поттер – в 71-м. Помнится, я встречался с четой Поттер на нескольких приемах. Северус, Джеймс хоть раз упоминал свою сестру в Хогвартсе?

– Не было такого, все думали, он единственный сын у родителей.

– Предположим, она вышла замуж задолго до рождения Гарри. Тогда ей в промежуток между 1960-м и 1970-м годами должно было быть… хотя бы девятнадцать. Возможно, она появилась на свет в период между 1943-м и 1946-м. Она едет в светлую обитель духа Шармбатон и заканчивает его в 1960 – 1963, когда слава обо мне гремит по всей Англии. Думаю, это вполне возможная причина ее устранения из британского магического мира, при условии, что она вошла в светлый род. Именно тогда она могла откреститься от известного темного рода Поттеров-Блэков, ведь именно тогда они были очень близки. Люциус, запроси сведения в Министерстве об утечке магов. Там должны быть сведения.

– Северус, поговори с Гарри, пусть сделает запрос в Гринготтс и даст тебе доверенность на получение сведений. Не доверяйте совам! – распорядился Олльде.

– Мой Лорд, но как мы убедим ее, что мы лучшее решение для ее племянника в качестве ведущего? – почти простонал Люциус.

– Нам не нужно ее убеждать, главное, убедиться, что она безвылазно сидит во Франции. Для начала нужно ее найти, потом аккуратно узнать о ней все. Возможно, ей опротивела светлая магия, и она скучает? Или нуждается. У любого мага есть болевая точка, главное, её обнаружить и воспользоваться. В конце концов, она может прислать распоряжение насчет Гарри через гоблинов, и они послушают ее.

– Мой Лорд, а если Гарри убрать на пару месяцев из Школы, пока мы будем решать проблему с теткой? – предложил Малфой. – Проклятие, нужно изобразить проклятие! Северус, ты же можешь?

– Подобное зелье сильно повредит развитию ядра Гарри, – веско заявил Северус.

– Тогда не стоит и обсуждать его! Лучше послать проклятие Альбусу, пока он будет справляться с ним, перестанет тянуть ручки к Гарри. Северус, займись этим!

– Мой Лорд, я попробую и другим путем. Напишу письмо моему французскому поверенному, думаю, нужно спросить его о необычных свадьбах того времени в светлых родах. – предложил Малфой.

– И ещё… Я теперь Олльде, так меня называй в светском обществе. Граф Олльдемаар Монти Маракс. Нужно переговорить с гоблинами, действует ли мой титул Инферно здесь или нет.

Люциус побледнел и снова икнул, но теперь беззвучно.

– Совещание с Розье и Руквудом в 08:00. И Люциус, накорми меня, я так долго нормально не ел…

На следующее утро Люциус ни свет ни заря стоял под дверью Лорда и сопел, только так он осмеливался привлечь его внимание. Олльде, скажет тоже! Разве Люциус осмелится так фамильярничать? Но информация, добытая долгой ночью, теперь жгла Люциуса не хуже клейма.

– Люциусс, тебе не спится? – открыл дверь обнаженный Олльде, и Малфой тихо сполз по стеночке на пол.

Вообще-то он проглотил язык и потерял дар речи. Хотелось тут же разложить себя на полу и кричать:

– Возьми, возьми меня! – но лорд Малфой… и желания… Люциус умел с ними совладать, отец постарался вбить эту науку в сына.

– Оооолльде, я узнал. Меллисента Поттер вышла замуж за Шарля, – он набрал побольше воздуха в грудь, – Делакруа! Флёр и Габриэль Делакур – младшая ветвь! Баронесса Миллисента Делакруа – старшая.

– Так почему она ни разу не приехала домой?

– У нее пятеро детей, и последние рождены как раз в 1979 и 1981 годах. Она просто не могла. Не думаю, что она равнодушна к Гарри, ведь последнего сына назвала Гарольдом. Мой Лорд, мне ехать?

– Нет. Я сам.

Гарри не спалось. Никак. Вернувшись от директора, он переполошил и Вальбургу, с которой не мог разговаривать при Невилле, и соседа, потому что не желал и ему освещать свою ситуацию. Пока Поттер сидел на постели и пытался унять сердцебиение. Северуса сильно разволновал. Мерзко. Убийца его родителей смеет протягивать руки и к нему самому. И тут произошло странное, легкий треск раздался сбоку, и голос Вальбурги возвестил:

– Гарри, с тобой все в порядке? Что случилось?

Невилл подскочил и вытянулся в по стойке смирно.

– Мадам! – укорил ее Гарри. – Невилл, это моя бабушка, леди Вальбурга Блэк.

– Приятно познакомиться, леди.

– Милый внук у Августы. И мне. Гарри, что случилось?

– Дамблдор случился. Он решил стать моим ведущим и даже начал домогаться меня.

– Так это же хорошо, Гарри! – обрадовался сосед, тогда как Вальбурга и толпа Блэков пораженно ахнули. – Наконец и у тебя появится ведущий.

– Невилл…

– Невилл, дай клятву о неразглашении, – подала голос Вальбруга.

Гарри не успел ничего сказать, как мальчик начал читать клятву, после чего улыбнулся.

– Я сразу думал это сделать, как только въехал, но как-то не успел. Я невольно могу тебя выдать.

Гарри положил руку Невилла на левое запястье.

– Что это? Браслет? – расширил глаза Лонгботтом. – Но почему ты его скрываешь?

– Потому что это один из недоброжелателей директора.

Невилл был так уверен в Альбусе, что долго не мог понять, почему тот не хочет признаться, ведь тот такой справедливый.

– Невилл, если я тебе скажу, что он не так светел, как мы думали, ты поверишь мне?

– Я подумаю об этом.

Странный ответ Нева, жадные взгляды Альбуса на Гарри, тревога в глазах Северуса, допрос поверенного Хардага… Всё, всё перемешалось в голове Гарри. Пусть родители его были убиты другим, но и Вольдемар не остался чистеньким. Смерть Диггори на его совести, хотя не его палочка послала смертельный луч. Только бывшие злодеи теперь самая безопасная сторона для Поттера…

Так и не уснув, Гарри поднялся. Темпус показал половину второго после полуночи. Мысли толкались в голове слишком сумбурные, чтобы читать. Неплохо было бы напиться или поговорить с кем-то. Через полчаса Гарри решился. Он прокрался в туалет на третьем этаже. Коридоры были тихи и пустынны, Миртл тоже отсутствовала. Поттер открыл вход и начал спускаться с помощью левитации.

Василиск, который его укусил на втором курсе, остался жив, на это надеялся Гарри. Тогда, корчась от яда, он лежал на змее. Как это получилось, Гарри не мог объяснить, но слезы феникса вместе с кровью Поттера попали на чудовище. Чуть позже, улетая с Фоуксом, он уловил даже не шепот, ведь уши были заложены от боли, а мысленный выдох:

– Спасибо, брат.

Прошло уже больше года, а Гарри не решался вернуться в место ужасающей битвы. Следовало разобраться с этой историей и ролью Альбуса в ней. Но сейчас хотелось поговорить с кем-то, кто не будет болтать и сможет выслушать.

Гриффиндорец боялся. Василиск, даже если выжил, не превратился в комнатную собачку миссис Пулли, соседки Дурслей. А потому… Гарри осторожничал.

Грязи вокруг стало больше, но трупа змеи не было заметно. Подросток приблизился к статуе и поежился, достаточно прохладно, а он только и накинул мантию поверх пижамы.

– Эй, – тихонько позвал он.

Но ничего не произошло. Гарри осмотрелся, статуя безобразного старикана, хотя и с неплохой формой полуобнаженного тела, теперь мало пугала его. Куда страшнее было увидеть смерть своих родителей в воспоминании Вольдемара от рук так называемого защитника, который, любя Геллерта, убил и его, пусть тот и был злым гением. Когда же сородич сделал этот шаг в бездну? Не тогда ли, когда они вместе с Альбусом проводили время? Поттер сделал шаг вперед и начал карабкаться по восходящему желобу вверх. Он поднимался, все больше увлекаясь азартом, это было опасно, ужасно интересно и необычно. И еще, это было полностью его решение.

====== Глава 3 ======

В постель Гарри вернулся перед самым подъёмом, пропустить занятия с Северусом он никак не мог. Поэтому робко попросил Лео принести кофе после холодного душа, который Поттер решился принять. Когда подросток заглянул в гостиную, где умопомрачительно пахло кофе в чашке на столе и рядом на тарелке лежала булочка с пылу с жару с орехами, такие подавали на преподавательский стол, Гарри тут же накинулся на угощение, поблагодарив Лео улыбкой.

После занятия Северус предложил Гарри подтянуть его по зельеварению, судя по последним успехам, у него всё же были способности. Как мог не согласиться влюбленный юноша? У него до сих пор кружилась голова от исполнения его мечты. Он будет стараться, любить и, возможно, когда-нибудь Северус оценит его и захочет вступить в брак… ну… если он сможет договориться с Вольдемаром.

На завтраке Дамблдор прилюдно кивнул и улыбнулся ему, отчего Гарри едва не покраснел. Пригодились сегодня распущенные волосы, под ними он спрятал свои пылающие уши.

– Гарри, что это значит? – наклонилась к нему Миона.

– Он решил стать моим Ведущим.

Мио поперхнулась соком.

– Ты шутишь!

– Нет.

– Но это же ненормально! Дамблдор такой… Великий Чародей и ты… И разница в возрасте у вас слишком большая, – добавила девушка. – Гарри, в последнее время ты пользуешься популярностью в Школе. Директор, профессор Снейп сверлят тебя взглядом, Рон и… Малфой.

– Это не значит, что они в меня влюблены, – фыркнул Гарри. – Уж Рон и Драко точно.

– Гарри! Когда это Малфой успел стать для тебя Драко? – взлетели вверх брови Гермионы.

– Я кое-что у него спросил, и он мне ответил.

– И даже не оскорблял?

– Совсем чуть-чуть, не обидно, – отмахнулся Гарри.

– Чем будешь сегодня заниматься?

– Поднажму на учебу, я все еще не закрыл все дыры в моей голове, – Гарри постучал пальцем по лбу. – Только подбираюсь ко второму курсу.

– Гарри, ты не можешь все не знать. Ты же учился!

– Какое там… Директор вызывал меня то и дело, и вместо домашних заданий я постоянно валял дурака с Роном.

– Это правда. Знаешь, у тебя получится, главное, не сдавайся. Только скажи, ты чего с Роном поссорился?

– Мио, наша дружба кончилась после того, как меня выбрали участником Турнира. Потом лето у Дурслей, и вы только советовали, что учить… А теперь, теперь он не в меру любопытен. Твоя соседка роется в твоих вещах?

– Пусть попробует, – Мио агрессивно дернула плечом, и волосы оказались за спиной.

– И я не позволил. Он и переехал к Дину с Невиллом.

– Тесно же!

– Я переманил Невилла. Милейший сосед, – засмеялся Гарри, и Миона присоединилась к нему. – Но любит поспать так же, как и Рон.

– Скажи, что ты… – начала Мио, когда рядом с ней плюхнулся Рон.

Гарри подмигнул ей и поднялся.

– Мио, не говори с этим предателем, – сощурился Уизли. – Как спалось? Пойдем сегодня погуляем? Подольше?

– А тебе не нужно тренироваться?

Гарри успел услышать вопрос и ему стало стыдно. С того происшествия он пропустил все тренировки квиддичной команды, вместо него, наверное, кого-то взяли. Но и сейчас стена между Гарри и однофакультетниками не рухнула, а стала ощутимее. Никто, кроме Гермионы и Невилла, не предпочитал провести лишнюю минуту за изучением книги. Теперь и Лонгботтом стремился наверстать упущенное. Гарри скрипел зубами, особенно тяжело оказалось наверстывать то, что не изучал. Еще хорошо, что поверенный, узнав о трудностях подопечного, организовал два занятия в неделю с мастером рун. Наставником оказался очень старенький маг, который учил еще Флитвика. Поэтому в этом предмете Поттер продвигался вперед стремительно, несмотря на его сложность.

Суббота прошла быстро, Поттер учился, отбивался от Джинни, Ромильды, вдруг решивших снова попытать счастья, и не задумывался о Дамблдоре, Гриффиндор – это диагноз.

Мио удивила его, она не была Гарри противна или неприятна! Абсолютно! А это могло означать лишь одно: оба ее родителя сквибы. Теперь осталось заманить подругу в банк, чтобы удостовериться в этом. Подспудно Гарри считал Рона недостойным Мионы, но мешать им не собирался. Он так же с Джинни в какой-то момент понял, что они РАЗНЫЕ. Совсем. Да еще и сравнить ее и Вольдемара было невозможно, хоть и вспоминалось Гарри неприятие жениха, но и рыжая подружка вызывала отторжение и выглядела навозной мухой рядом с горным орлом.

Субботнее раннее утро. Малфой-мэнор. Олльде поднялся, словно и не ложился. Нужно прилюдно объявить, что Гарри уже заявлен на Ведущего. Миллисента Поттер. Олльде уже относился к ней негативно. Родная тетка, баронесса, и мальчик, выросший под лестницей у маглов, так ему рассказал вчера Северус. Пусть до школы она не могла найти его, Снейп, между прочим, тоже, но после поступления племянника в Школу?

Вместе с Люциусом они попали с помощью портключа к его вилле в предместьях Парижа. Здесь было немного теплее, поэтому маги сменили теплые мантии и аппарировали к местному отделению Гринготтса. Пока Олльде прохаживался по Сиреневой авеню, Малфой пытал своего представителя. Оооо, Люцик подготовился… Он взял оригинал договора, где был указан Ведущим Гарри, и рассказал, что существует опасность для мальчика, так как Дамблдор собирается подобрать под свое крыло наследника Поттер и… Монпасси. Непонятно, что помогло решиться гоблину, но с этого момента он бегом умчался к управляющему. И через всего-то пятнадцать минут уважаемому лорду Малфою, Ведущему виконта Монпасси, преподнесли свиток о баронессе Делакруа.

Маги начали читать его там, в маленьком уличном ресторанчике.

Баронесса Миллисента Дорея Делакруа, 51 год, вдова, состояние здоровья – слабое. Финансовые проблемы. Основное состояние после смерти мужа досталось его сыну от первого брака, ей же – небольшое содержание на детей и титул. Живет в усадьбе в Шантонне, округ Пуату. Старшие дочери ее замужем, за исключением последней, она и ее младший сын учатся в Шармбаттоне, шестой и четвертый курсы.

– Люциус, пиши письмо, проси о встрече.

Около четырех пополудни английские маги через камин попали в «Гнездо голубки» – поместье баронессы Делакруа.

Их встретила пухлая дама с седыми прядями в черных, как вороново крыло, волосах. Большие карие глаза настороженно рассматривали гостей, а губы нервно кривились в гримасе. Она была похожа на Вальбургу Блэк, какой ее помнил Олльде, только та была без седины.

После взаимных приветствий и представлений баронесса привела гостей в уютную гостиную. Красно-коричневая цветовая гамма, позолота, старомодная мебель, все выдавало фамильную недвижимость.

– Мадам, мы родственники через Нарциссу, мою супругу, – начал светские политесы Малфой.

– Малышка Нарси, – смягчилось лицо баронессы. – Как ваша супруга? Ваш ребенок? Кто у вас родился?

– У нас чудесный сын Драко, он учится на пятом курсе в Хогвартсе. А ваши дети? Здоровы?

– С ними все хорошо. Пока. Младшие в Шармбатоне. Старшие работают, их дети готовятся уже к школе. Люциус, я слышала, вы хитрец, но ведь проделали такой путь не только, чтобы справиться о здоровье моей семьи?

– Вы проницательны, леди Делакруа. Мы здесь, чтобы поговорить о вашем племяннике, Гарри Поттере. Вы знаете о его существовании? – начал разговор Олльде, так как баронесса всем видом показывала нежелание вести светскую беседу.

– Племянник, – снова горько скривились полные губы дамы. – Да, я знаю о нем. Герой Англии, весь в Джеймса!

– И вам это не нравится, – заметил Малфой, уловив сарказм в ее тоне.

– Не нравится. В вас чувствуется кровь Поттеров, – она пристально посмотрела на Олльде. – Объяснитесь.

– Вы к роду Поттеров разве имеете какое-то отношение? – теперь уже Олльде не удержался от сарказма.

– Нет, уже нет. Наша беседа напоминает мне танец канатоходца на высоте, есть такое развлечение у маглов. Я уверена, вы нуждаетесь во мне, почему бы вам не рассказать о проблеме?

– Проблема есть, но и мы не уверены теперь, что вы в силах помочь. Почему вы не разыскали племянника после смерти его родителей?

– Мне было не до того. Я ожидала младшего и не хотела видеть отродье Джеймса.

На последних словах Люциус и Лорд вскинули глаза на баронессу.

– Я не любила брата, – усмехнулась аристократка. – Я росла единственной обожаемой дочерью Поттеров. Учиться я поехала во Францию, так как подружилась с Иви, испанской кузиной Блэков, мы так захотели. Когда мне было пятнадцать, родился Джеймс. И сразу же я оказалась практически вычеркнута из семьи. Мир начал вращаться вокруг брата. Родители перестали приезжать ко мне на выходных, а дома на каникулах не обращали внимания. А этот паршивец пользовался своим положением, словно в семье рос маленький император. Джеймс, Джеймс, Джеймс… Только его видели их глаза, долгожданного наследника. Я осталась после школы во Франции, с родителями стало невозможно жить. Вышла замуж, на свадьбе я их увидела после долгого перерыва. И забыла о Поттерах как о страшном сне. Блэки стали моей семьей, они меня часто навещали.

– А вы не подумали, что станет с младенцем, наследником древнего рода, из которого вы вышли и который воспитал вас, дал образование? В чьих руках он окажется?

– Люциус, он и ваш родственник, с таким же правом и Нарси могла взять над ним опеку.

– Не могла, из-за меня и моих политических убеждений у нас были трудности. Но сейчас речь не о прошлом. Мальчику нужна ваша помощь сейчас.

– Помощь? У меня тоже были трудности, и какие! Мы жили на грани нищеты. А когда я пыталась достучаться до Поттеров, Блэков, никто мне не помог! Только Сири появился недавно и вспомнил, что я тоже Блэк по матери. Так что не говорите мне, что мальчик плохо жил. Наследник рода, наверняка, получил все самое лучшее.

– Вот тут вы не правы, – помрачнел Люциус. – Он жил под лестницей и выполнял работу домовых эльфов. У маглов.

–… – баронесса сильно побледнела и схватилась за грудь.

– Скажите, мадам, что за проклятие над вами? – вкрадчиво спросил Олльде.

– Откуда вы знаете?!

– Вижу.

– Это началось в 1982-м. Этьенн быстро ослабел и последние годы провел в постели. После его смерти проклятие перешло на меня. Несправедливо! Ведь его сын, его кровь, его наследник!

– Сочувствую, мадам, – отозвался Олльде.

– Поэтому мне не до каких-то Поттеров, уж прошу простить меня, – и баронесса поднялась, недвусмысленно намекая на окончание беседы.

– Мадам, а это поместье принадлежит вам? Мне казалось, Нарси упоминала его как семейное гнездышко.

– Вы правы. Оно принадлежит Блэкам. Сириус разыскал меня два года назад и открыл усадьбу для меня. Сказал жить столько, сколько нужно.

Гости начали прощаться, когда Олльде наклонился поцеловать руку и, поднимаясь, шепнул:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю