290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 25)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 36 страниц)

Гарри забрал из школы муж камином, и только потому, что тетушка была совсем плоха. Поттер сомневался, что это реальная причина, но открыв дверь комнаты Миллисенты, понял все. Все дети Делакруа окружили постель матери, а она, едва ли похожая на живого человека, с трудом переводила ясный взгляд с одного на другого. Увидев Гарри, присутствующие оставили умирающую одну, и Гарри догадался, что она раньше просила их об этом. Поттер сел рядом с ней и наклонился к ее губам, рука его сжала слабую и холодную кисть.

– Тетушка.

– Помолчи… Дай сказать… Я не успела вырастить детей… Ты… Во всем виноват ты и твой отец… Я отдам всю свою магию тебе, только позаботься обо всех моих детях… Анри… Больше всего я боюсь за него… Обет… Дай мне обет… Что вырастишь из него порядочного человека…

– Тетя, я не смогу этого сделать, если продолжать гладить его по головке.

– Поклянись не быть излишне жестоким к нему.

– Клянусь быть не слишком жестоким к Анри, – послушно повторил Гарри и едва наметилась голубая лента вокруг его запястий, продолжил: – Взамен?

– Я отдаю тебе всю мою магическую силу добровольно и навсегда в обмен на заботу о моих детях.

– Я не смогу заменить вас, но стать им братом…

– Хорошим братом… Клянись! – последнее прозвучало неожиданно жестко, хоть и очень тихо.

Гарри тихонько закрыл дверь за собой и привалился к ним. Он не жалел, что дал клятву, в любом случае собирался заботиться о кузенах, но теперь придется делать это, и даже о тех сестрах, которые уже вылетели из гнезда. Интересно, магия признает и Элия Делакруа нуждающимся в помощи Гарри? Но сейчас перед ним была проблема, тетушка настаивала отдать свою силу и магию ему, и Поттер косвенно с этим согласился, когда поклялся по ее просьбе. Поэтому Гарри срочно кинулся в свою комнату, лучшего совета, чем мог дать его учитель Хардаг, найти было нельзя.

Дом оказался полон семей двух старших сестер, сам глава рода Делакруа пожаловал сюда с семьей, оказалось, Олльде дал разрешение на это. Печальное событие было тому причиной, но это позволило Гарри познакомиться с французской родней в полной мере, понаблюдать за их реакциями друг на друга, обнаружить, что та враждебность, сквозившая в речи Элия в отношении мачехи и сводных сестер пропала и они вполне мирно общаются.

Замок был полон людей. Из-за присутствия большого количества детей (французские кузины как и сам Элий прибыли со своими отпрысками), телохранителей, а еще Люциус Малфой, лорд Нотт, Нарцисса… Арчин касл бурлил, эльфы сияли – родовое поместье ожило. К вечеру прибыли Драко и Тео. Гарри не мог понять, как Олльде со всем справляется, столько обитателей в замке, умирающая и дети, которые играли, учились, но не мешали. Впору было сойти с ума.

– Мне помогли Люциус и Нарцисса, без них я бы не справился, – сообщил муж вечером, когда Гарри явился к нему в кабинет. Малфой сидел в кресле, потягивая херес из бокала.

– Северус вернется через неделю, – заявил он.

– Тетушка…

– Она уже угасает. Думаю, что все случится ночью, – сообщил Олльде – Она позвала представителя Гринготтса. Во что ты вляпался?

– Мы закрепили мою обязанность заботиться о кузенах взамен ее силы, добровольно отданной, – сообщил Гарри, усаживаясь на подлокотник кресла к Люциусу.

– Хмм… – задумался Люциус. – Неплохо… Ты все равно бы заботился о них, Делакруа твой вассал… У тебя есть возможности. Олльде, у баронессы реально есть, что отдать?

– Есть. Речь идет не о содержании ядра. За каждым стоит родовая сила, видимо, она ее имеет в виду. Отдав ее Гарри, а не детям, она возвращает ее в род Поттеров. На самом деле она повинилась перед родом Поттеров и возвращает то, что получила. Подозреваю, у нее есть Дар, который она не развила, поэтому и возложила обязанность по его освоению на тебя. Ясно, что детям он не достался, или же у них не было возможности его развить.

– Интересно, что это? – загорелись глаза Гарри.

– Гарри, у тебя ничего не треснет? – хмыкнул Люциус, приобняв жениха. – Слышал, что ты ученик четырех мастеров. Не понимаю, как такое возможно. Как ты успеваешь еще учиться?

– Все потому, что они знакомы. Такое впечатление, они поторопились заключить со мной контракт. Но реально, чары и заклинания я изучаю пока не в формате ученичества.

– Ну да, ну да… Такой известный мастер как Фрайбус просто так проводит с тобой время, ведь ему нечем заняться, – покивал в бокал Малфой.

– Люциусс– с, не приставай к Гарри. Думаю, тебе лучше лечь спать раньше. Завтра будет тяжело, – предложил Олльде, вставая.

Лорды ушли, а Гарри под присмотром Хардага принял силу Миллисенты. Удивительно было наблюдать, как плотная энергия, вырвавшись из тела женщины, словно со вкусом облизала Гарри и нырнула в источник, заставив его вспыхнуть призрачным светом.

Действительно, следующие два дня прошли тяжело. Министерство, авроры, прощания, потом перенос тела во Францию. Лесси оставила малышку в Арчин касл и тоже поехала. Анри вел себя сдержанно, но Гарри приставил к нему домовика и мало того, договорился с Элием.

Вечером после похорон они появились в Арчин касл. Анри, Клэр, Лесси с мужем и Гарри, Олльде, Малфой, Нотт, Нарцисса и Драко. Поттер с помощью Хардага и договора с Миллисентой был признан опекуном несовершеннолетних кузенов. Как так получилось, если он даже младше сестры, но факт остался фактом. Дети были напуганы и взрослые первым делом кинулись к ним.

Гарри попросил мужа и жениха не беспокоить его и заперся у себя. Следовало поговорить с Мари.

«Так что ты хотел мне сказать?»

«Сейчас, когда у тебя есть несколько дней до возвращения Северуса, хватай двух телохранителей и дуй за свитками».

«Куда? Где ты их спрятал?»

«На западе, я спрятал их чарами ненаходимости. Старый замок Западной Мерсии, принадлежащий роду, от которого мы давно не то, что отказались, а просто оставили его. Блэк, ты знаешь, откуда произошел наш род?» – спросил Мари.

«Нет».

«В 1344-47 годах принц Уэльский Эдвард по прозвищу „Черный Принц“ руководил осадой Кале. Его связь с одной юной девой благородного происхождения закончилась рождением ребенка, коего нарекли Рич Лионхарт Блэк*, прозрачно намекая, что он королевских кровей. Но прожил сын свою жизнь во Франции, хотя отец и пожаловал ему во владение замок и угодья. Его дети уже рискнули явиться в Англию и оприходовать свое наследство, но… оно уже было порядком попорчено без надзора. Рич воевал, участвовал в кампаниях, в общем, он нажил неплохое состояние, которое позволило сыновьям начать восхождение вверх. Уже внук Рича был изгнан из рода и оказался в Испании. В отместку юноша не стал менять фамилию, лишь принял местное звучание – Негро. Набеги на арабов, на других землевладельцев… Негро был удачлив, смог разбогатеть и даже заслужить благородный титул. Так вот к чему это я… Тот первый замок, которым принц Уэльский откупился от бастарда, он еще принадлежит нам. Вернее, земля, угодья вокруг, мы их не потеряли. Когда я явился осмотреть развалины… Удручающее зрелище меня застало, осталось несколько башен и стена, остальное было разрушено и разобрано на камни, замок Бутов строился в те времена. Мой отец был еще жив, поэтому я посоветовался с ним. Оказывается, замок был выстроен поверх разрушенного викингами аббатства, подземные ходы монахов были сохранены и расширены. Поэтому мы скрыли чарами ненаходимости этот замок и восстановили стены. Нет, до того, чтобы там жить, я не довел дело, слишком это дорого. Но все мои сокровища, добытые в моих скитаниях, я упрятал там. Потомкам я оставил послание на древнеегипетском, в доме можно найти его, но как понимаешь, никто не удосужился расшифровать его. Ловушек и проклятий я там заложил немало, поэтому пойдешь вместе с Тару и Утером. Давай, вызови их, объясни, что они должны подготовить, Кричер все купит».

Но прежде, чем лечь спать, Гарри написал письмо Хардагу. Все же, не хотелось беспокоить наставника столь поздно после трудного обряда, поэтому послание подходило как нельзя лучше.

«… У меня на руках слишком много детей, чтобы каждому уделить достаточно времени. Я боюсь, что мы упустим что-нибудь в воспитании, тем более я сам пока пропадаю подолгу в школе. В моем маггловском прошлом я много читал, и недавно мне вспомнилось, что в аристократических семействах были приняты гувернеры, своего рода воспитатель, нянька и учитель молодого аристократа. Есть ли в магическом мире подобный аналог? Наставника магии для детей мы нашли. Даже не знаю, что пожелать, сквиба или мага. Маг может оказаться очень дорог, да и не пойдет на это, сквиб слишком слаб перед детскими выбросами, когда магического наставника не окажется рядом. Я прошу Вашего совета, мастер, тем более вы первый вложили мне в голову первые премудрости хорошего тона…»

Гарри запечатал письмо и вызвал Лео.

– Отправь на рассвете, – передал он конверт.

Гарри поднялся еще затемно. Медитация, заправка ки-Саров, занятие с телохранителями, но теперь рядом занимались Драко и Тео. Гарри не был уже так смешон с клинками, но двигаться вперед можно было еще бесконечно. Указание Утеру и Тару Поттер дал еще вчера, и они если и удивились, то промолчали. По совету Мари Гарри намеревался всем сказать, что едет по делам Сасанидов в Испанию.

После занятия Гарри ринулся в душ, а после постарался собраться по-быстрому. Хотелось разбудить малышей. Пусть новенькие к нему еще не привыкли, но Блэки уже были самыми родными и любимыми.

Всех детей расселили в собственные комнаты, места было достаточно, особенно на третьем этаже, куда определили всю молодежь и куда, сейчас пришла идея Гарри, можно было поселить гувернеров. Апрелия оказалась в постели Флориана, оказалось, ей снились кошмары. Гарри пришлось выдержать бурю восторга, а потом слезы, когда малышка рассказывала о мучающих ее снах. А они были воспоминаниями подслушанных ею разговоров о намерении избавиться от нее. Пришлось утешать, говорить, что она самая любимая, самая нужная сестренка, которую он долго искал. Флориан присоединился к обнимашкам, и они надолго замерли, обнявшись. А когда к ним утром заглянул проснувшийся Анастас, Гарри прослезился. Слишком все это было душещипательно… Но любовь троих детей обнадежила его, что они не чувствуют себя слишком одиноко. Хотя… о Миллисенте они говорили мало, поэтому Гарри заподозрил, что Олльде поработал с их сознаниями.

Еще до завтрака Гарри начал читать ответ Хардага:

«Приветствую моего ученика. Меня очень порадовало, что вы задумались над этой важной проблемой. Одно дело, когда есть мать и отец, посвящающие все время детям, и другое, когда они лишены этого. Поэтому расскажу, не тебе одному пришла в голову такая мысль, и двадцать семь лет назад во Франции открылась Школа гувернеров, обучение предлагалось сквибам и слабеньким волшебникам. По задумке гувернер должен был обладать квалификацией учителя начальной школы, личного слуги (лакея), дворецкого и… телохранителя. Именно поэтому через пять лет туда начали принимать и волшебников среднего уровня. Обучение там длительное, до одиннадцати лет, начиная с восьми лет обучения начинаются выпуски с присвоением квалификации. Высшая как раз и звучит гувернер-дворецкий. Попадая в дом, сотрудник приносит стандартную профессиональную клятву. Стоимость найма такого работника очень высока, причем ставится условие, начав обучение, он должен его закончить, ни одна сторона не имеет право расторгнуть контракт. В вашем случае есть дети в преддверии школьного обучения, тем не менее, нужно каждого обеспечить им, учитывая, что попавшие к вам в руки дети далеки от совершенства. Сколько у вас сейчас детей? По моим подсчетам восемь или девять. Не так много заиметь девять дворецких, тем более они хорошо распоряжаются эльфами, порядок в замке станет идеальным. Они научены устанавливать иерархию и договорившись раз, будут следовать ей неукоснительно. Сообщи мне возраст детей и я начну подбирать кандидатуры».

Гарри тут же попросил писчие принадлежности и начал перечислять детей. По зрелому размышлению, он спросил насчет женщины-дворецкого, например, Булстроуд, Розье и Краучам такие не помешали.

– Что ты пишешь, Гарри? – склонился над ним Олльде и поцеловал его макушку.

– Пришла мне в голову одна идея, занимаюсь ее реализацией. Ты поработал с детьми? Они не слишком расстроены смертью тети.

– Нет, она слишком долго болела, отстранилась от них, а Нарцисса хлопотала над ними, вот они и перенесли на нее свои чувства.

– Хорошо, – протянул Гарри. – Слушай, мне нужно на несколько дней смотаться в Испанию и потом в родовые поместья рода Сасанидов. Не теряй меня.

– С кем пойдешь? Может, я с тобой? – предложил Олльде.

– Нет, возьму только Тару и Утера.

– Хорошо, только не пропадай, Северус скоро вернется. А ты не хочешь провериться у гоблинов? Ты еще не созрел?

– Не торопись, вроде, к Йолю мы должны начать, – отмахнулся Гарри.

– Не скажи, ты уже изменился, твои изматывающие тренировки могли развить тебя быстрее.

– Скорее замедлить, – усмехнулся Гарри и стряхнул перо над чернильницей и присыпал письмо тальком.

– Лео! Срочно отправь письмо.

Утром, после завтрака, Гарри попрощался со всеми и шагнул в камин, назвав Гринготтс, телохранители последовали за ним, уже в банке они все вместе схватились за портключ, чтобы оказаться в Херефордшире. Пышная зелень, припекающее солнце и непонятно, где искать ненаходимое древнее строение.

«Ну-ка, пусти меня, авось и найду», – предложил Мари и Гарри отошел в тень сознания.

Мари остановился среди густого леса, рядом плескалась река и пахло тиной.

– Кажется это здесь. Сейчас…

Мари закрыл глаза и шагнул куда-то вбок, чтобы в следующий момент оказаться перед древним замком с круглыми башнями, покрытыми мхом. Деревья обступали его, словно верные воины, заслоняя от враждебного мира.

Мари повертел головой в разные стороны и предложил:

«Может я сам поищу?»

«Ага, сидел несколько веков взаперти, да у тебя к Мордреду координация, ты нас угробишь, Давай, подводи ко входу, отворяй и меняемся. Тут источник хоть есть?» – Гарри чувствовал зуд нетерпения.

«Был, но он нас не принял, мы его запечатали», – отмахнулся Мари и нырнул в глубину сознания.

«Ну и дураки. С ним нужно было договариваться. А сейчас он вообще, наверное, умер».

«Умер и ладно. Безопаснее», – самодовольно отозвался Мари.

– Идемте, – кивнул Гарри телохранителям.

– Позволите, господин? – попытался отодвинуть Гарри за спину Утер.

– Нет. Тут специфические ловушки, будем продвигаться шаг за шагом. Держитесь рядом.

– Стойте, господин. Вас нужно экипировать.

Через десять минут Гарри чувствовал себя цирковым артистом. Тончайшая кольчуга до колен, куча артефактов на плечах, предплечьях, щиколотках, шлем на голове, подобный кольчуге. Он попрыгал на месте, теперь он звенел не хуже восточной танцовщицы, спасибо хоть амуниция оказалась не слишком тяжелой.

«Так где источник-то?»

«Внизу, где бы ему быть. Похоже, этот замок отобрали у какого-то аристократа-мага, еще когда мы с отцом пришли, он пытался сопротивляться. Сейчас не должен мешать: и времени сколько прошло, и он взаперти».

«Зря ты. Если он сильный, то пригодится, главное его приручить. Мне Хардаг рассказывал, что источник как привыкает к одному роду? Когда он новый, его омывают в крови. Первый раз очень сильно, а потом регулярно поят кровью и питают силой, у него магические направляющие укладываются определенным образом и застывают, а у кровных родственников они похожи, потому и срабатывают с каждым новым поколением».

«Вот, а я что тебе говорю? Нужно вообще расколоть его».

«Еще чего! Я попробую с ним договориться».

«Не смей! Сам же говорил, направляющие чужие», – запаниковал Мари.

«Ты меня не дослушал. Чем больше проходит времени, а источник не кормят ни силой, ни кровью, он слабеет, начинается у него путаница, а потом он просто тихо доживает, полностью освобождаясь от направленности силовых линий. Понимаешь? Он сейчас на любого будет согласен, лишь бы не умереть».

«Можно подумать, у тебя время есть. Ослабеешь, и не проберешься по тоннелям. Я не уверен, что они не разрушились», – мрачно сказал Мари.

Гарри наконец посмотрел осмысленно вокруг, Тару и Утер терпеливо стояли рядом, словно это нормально, что их господин вывалился в нирвану. А перед ним была уже приоткрытая дверь. Гарри толкнул ее и прошел вперед. Точно, только стены, даже второй этаж без лестницы. Интересно, сколько гоблины возьмут за восстановление этого замка? Ведь, зараза, красив белыми стенами, так еще в таком месте колоритном находится. Река Уай совсем рядом, Херефорд неподалеку. Гарри порадовался неожиданному приобретению.

Наконец он стряхнул оцепенение и шагнул вперед. Н-да-ссс… Поттер прошел по периметру, кирпичи на него не падали, значит, источник того, или умер или в предсмертном состоянии.

«Мари, а он вам подлянки делал, когда вы с отцом пришли?»

«А как же! Я на ровном месте провалился, пол не такой был, хотя еще крепкий. Ногу сломал, между прочим».

Гарри нашел не слишком заметный люк, позвал телохранителей и попросил откинуть его. Хмм… люк. Это была настоящая откидная дверца, тяжелая, хоть и изрядно поржавевшая, но толстостенная. А бедные Утер и Тару постарались не применять магию, во избежание, так сказать. Как у них глаза не вылезли… хотел удивиться Гарри, а потом вспомнил, что они наполовину вампиры, значит, им такие усилия нипочем. После этого Поттер начал спускаться и попал в подвал. Собственно, это был нижний этаж с рассохшимися дубовыми дверями, видимо, продуктовыми хранилищами. Гарри осматривал двери, родовой зал не мог так закрываться. Где же ты, источник?

Едва Гарри это произнес, как стена пошла рябью и появились двери, обитые чеканной медью. Выглядело очень богато, а если вспомнить те времена… Кстати, медь даже не позеленела. Гарри дернул кольцо – ничего. Тогда он надрезал запястье и щедро оросил кровью дверь, показывая, что ему не жалко, своего рода мелкая взятка. Минут пять прошло, пока дверь дрогнула и только тогда Гарри заметил, что кровь впиталась. Поттер толкнул дверь и обернулся к телохранителям, отрицательно мотнув головой.

Родовой зал был совсем маленький, в нем едва помещался гранитный круглый стол, в середине которого было цилиндрическое углубление, где располагался крупный сердолик. Цвет его был откровенно мутноват и намека на задержавшееся в нем солнце не было и в помине.

Гарри сначала взял у телохранителей несколько флаконов кроветворного, восстанавливающего и бодрящего и вернулся к алтарю. Прежде он сел рядом и прислонился к нему спиной и затылком. И начал говорить.

– Сколько же ты здесь уже один? Бессменный страж, сердце рода. Оставили тебя одного умирать. Хозяева ушли, сгинули, бросили тебя. А ты сильный, я вижу, ты просто решил заснуть навсегда. Проснись друг, я могу стать тебе хозяином, мой род будет заботиться о тебе.

Гарри погладил гладкую боковую поверхность и не удивился, когда почувствовал острый выступ, раскроивший ладонь. Кровь выплеснулась на алтарь и Гарри замер, как отреагирует источник. Но ничего не произошло. Тогда Поттер встал, трансфигурировал из одного браслета небольшую емкость, еще раз разрезал запястье и начал наполнять посудину. Следующее, к чему Гарри приступил, начал рисовать руны на гранитных боках, обмакивая палец в чашку. Руна пробуждения Дагаз. Соул. Кано. И снова Дагаз, Соул, Кано. Шероховатая поверхность моментально впитывала влагу, приходилось часто окунать в кровь палец, и скоро чашка опустела. Гарри осмотрел результат своих усилий: даже половину окружности не прошел, хотя чертил руны крупно.

Пришлось снова поранить руку. Если не слишком быстро наклоняться, то пока он чувствовал себя терпимо. Снова Гарри рисовал руны на алтаре и даже не задумывался, правильно это или нет. Пришедшая в голову схема пробуждения увлекла его, и Поттер был уверен в ее правильности.

Когда работа была закончена, Гарри присел на пол. После случая вселения в него Мари, он не собирался так глупо подставляться. Поттер прищурился: вроде, все то же самое, но теперь камень показался ему более светлым. Или это от слабости? Поттер вытащил флакон с кроветворным из кармана брюк и быстро выпил его. Следующее, что он намеревался сделать, наполнить тот внутренний цилиндр кровью. По-хорошему, туда бы подошла жертвенная кровь, но опростоволоситься в приручении чужого источника Гарри не желал. Поэтому он теперь уже основательно надрезал себе вену.

– Отдаю тебе свою кровь, свою силу, свою жизнь, поделимся по-братски… – такие слова бормотал Гарри, рассматривая, как сердолик медленно скрывается в красной жидкости.

Когда сердолик оказался скрыт, Гарри зубами рванул пробку и выхлебал кроветворное, бодрящее и восстанавливающее. И моргнул. Углубления больше не было. Он начал ощупывать ладонями поверхность алтаря, не доверяя своим глазам. В центре ничего не было. Но по краю шел желобок, соединяющийся в одном месте и ведущий к центру.

Гарри разогнулся и зашарил руками по алтарю, пытаясь удержаться от сносящего с ног головокружения. Придя в себя, он обнаружил, что приник к камню, раскинув руки. Поттер начал медленно подниматься и услышал едва заметный чпок, когда тело оторвалось он камня. Гарри крепко зажмурился, открыл глаза и поковылял к выходу, чтобы обнаружить, что двери прилично запечатаны. Он оглянулся на алтарь и моргнул, теперь совершенно точно его цвет стал ровнее и светлее и сейчас напоминал серый мрамор. Видимо, процесс еще не был закончен, закрытые двери достаточно прозрачно намекали на это.

«Малыш, думаю, он хочет теперь твою магию. Иди, ложись на алтарь, заодно отдохнешь. Он, вроде, неагрессивный, совсем».

Гарри очнулся и открыл глаза. Теперь здесь стало совсем светло, а камень казался теплым. Поттер спустил ноги с алтаря и поднялся. И хмыкнул. Камень снова поменял цвет, в нем появились розовые оттенки.

«Как думаешь, он меня принял?» – спросил Гарри Мари.

«Скорее всего. О, смотри, герб графа Херефорда… Странно…» – бормотал Мари.

«Что странного?»

«Историю вы и магического мира плохо учите, а уж просто, общую, вообще никак. Хамфри де Богун, 7-й граф Херефорд участвовал в осаде Кале, вместе с Черным Принцем. В 1373 году он умер, поговаривали, что его тайно казнили по приказу Эдварда. Все имущество графа досталось двум дочерям, мужу младшей учредили титул герцог Херефорд. Только Рич как раз и получил в то время этот замок и земли, выпал он из приданного леди Херефорд. Интересно, для чего Богуна убили, чтобы отщипнуть кусочек и обеспечить бастарда? Наверняка, там были еще какие-то мотивы, но эту идею сбрасывать со счета нельзя. Странно, если здесь родовой источник и это был мэнор, то… Возможно, после его оживления, откроются еще дома».

«Мари, ничего не треснет у тебя?» – хмыкнул Гарри.

«Это ты глупый, не понимаешь, тогда такие многоходовки были из-за имущества, из-за земель, не уверен, что кузену короля, нелюбимому кузену, был отдан весь Херефордшир, думаю, уже и тогда его часть каким-то образом скрыли. Ведь герцог Херефорд в результате восстания стал королем Генрихом IV».

«Мари, мне как-то хватает имущества, а вот источник – жалко».

«Ну и глупец. Земли, замки – это могущество, нужно вскрыть их и провериться у гоблинов, вдруг… титул графа сработает… Ты не фыркай! У тебя четверо на руках, их нужно обеспечить, хотя и только один из них наследный. Ты же Терри считаешь наследником?»

«Посмотрим, сколько у него даров проснется», – буркнул Гарри.

«Вот это правильный подход», – расслабился Мари.

Гарри легко открыл дверь и мгновенно оказался ощупан, осмотрен телохранителями.

– Господин, как себя чувствуете?

– Нормально. Поесть бы…

Утер перекинулся понимающим взглядом с Тару, и они вывели Гарри наружу. Лес отступил и теперь на метров пятнадцать от замка зеленела лужайка, не совсем ровная, но все же… И на ней стояла палатка.

Пока Гарри ел печеный картофель, отдыхал, наступила ночь. Телохранители поставили защитные контуры, и Гарри провалился в сон. Видел он что-то непонятное: бродил в древнем лесу, наполненном белым туманом, и что-то усиленно искал, осматривал все впадинки, все норки и шел дальше. Его удивляло ощущение полной уверенности в безопасности и спокойствии, наполнивших его. Чем дальше Гарри шагал, тем большее умиротворение им овладевало. И потому он совсем не удивился, увидев самку единорога с жеребенком. Они пугливо прятались в чаще среди зарослей кустарника и малыш жалобно ржал.

Утро Гарри встретил слабым, поэтому еще в темноте сел медитировать, потом через силу заряжать ки-Сары, а затем и заниматься с Утером, пока Тару разводил костер и готовил завтрак.

– Господин, это новый дом? – спросил за завтраком Тару.

– Нет, старый. Его пожаловали моему предку, но он его не освоил, а когда вернулся, замок оказался основательно разрушен. Его потомки через пару столетий возвели стены и скрыли строение чарами ненаходимости, но как вчера оказалось, привязку к своему роду они так и не сделали, просто запечатали чужой источник.

– Если вы его пробудили, он будет тянуть силы из вас, пока не покинете это место. Выпейте восстанавливающее, – он протянул флакон.

– Вы так много зелий взяли, – пробормотал Гарри, прежде чем опустошить флакон.

– Кричер приготовил и сказал, что будет держать наготове еще больше, главное его позвать.

– Точно. Он же и еду нам принесет, если что, – кивнул Гарри. – Мне сегодня приснился сон. Древний лес и молочно-белый стелющийся туман. Я долго искал там что-то, причем очень мелкое, заглядывал в норки, впадинки, под упавшие деревья. И самое главное, это было спокойствие, разлитое вокруг. А потом… я увидел самочку единорога с крошечным жеребенком. Они были испуганы и прятались в зарослях. Что это значит? На моих угодьях живут единороги?

– Нет, вряд ли. Как раз потому, что они сюда случайно попали, они так боятся, не чувствуют себя в безопасности, – начал рассказывать Утер.

– Наверняка пробудившийся источник заманил их сюда, а у самого еще слишком мало сил, чтобы охватить и лес в зону влияния, – высказался Тару.

– А может, жертву ему принести? Черного петуха? – предложил Гарри.

– Господин, вас же учит Мастер Родовой магии, не лучше ли у него спросить совета?

На этом и закончился разговор и Гарри полез в сумку за зеркалом, чтобы выпасть из жизни часа на полтора из-за лекции наставника.

Хардаг его не похвалил, но и не обругал последними словами. Первоначальные действия Гарри выполнил верно. Но сам источник был проблемным, а Гарри запустил ритуал восстановления, не добавив крови мастера-настройщика, поэтому начавшийся слишком объемный процесс он должен вытянуть на себе. Единороги совершенно точно попросили помощи у Гарри, возможность услышать их дала кровь Монпасси, может и поэтому источник не стал сопротивляться, если где-то в веках Монпасси и Богун пересекались, ведь оба из Франции.

– Парни, мне нужна жертва, желательно, человеческая, – храбро начал Гарри, внутренне холодея от предчувствия.

– Будет, – коротко кивнут Тару и переглянувшись с Утером, аппарировал.

– Господин, ничего секретного здесь нет, это ваши владения, но они не освоены. Нам вдвоем невозможно оцепить контур замка и оберегать вас внутри. Пожалуйста, разрешите вызвать еще четырех, – склонился в полупоклоне Утер с прижатой к сердцу рукой. – Мы все клялись вам в верности, – добавил он.

«Соглашайся, единороги чего-то боятся», – сокрушенно произнес Мари.

– Согласен. Зови, только, чтобы никто в доме на заметил.

– Будет сделано.

Утер запер Гарри в родовом зале, а сам ушел за подкреплением. Поттер же достал зеркало и начал показывать Хардагу алтарь.

– Мальчишка! Нет бы сразу спросить! Это уже почти не встречающаяся разновидность алтаря и крови она требует много, одним человеком не отделаешься. Два, а лучше три. Понимаешь, этот стол лишь верхушка своеобразного айсберга, вмурованного в основание. Бросить все на полпути нельзя, он одичает и сойдет с ума, убьет единорогов и будет проклят навсегда. А ты… я не уверен, что готов к ритуальной жертве. Давай повторим последовательность.

Когда появился Тару с четырьмя жертвенными экземплярами, Гарри довел себя медитациями почти до бесчувствия, все в нем подчинялось необходимости достижения цели, эмоции были отринуты и заперты внутри. Но осмотреть жертвы стоило. Поттер махнул рукой, Тару отменил связывающее заклинание и пленники развалились в стороны, будучи обездвижены. Двое мужчин были сильно ранены и истекали кровью, палочек у них не было, но магия кой-какая ощущалась. Другой был не менее колоритный, рыжеволосый бугай с тупым выражением лица и ненавидящим взглядом. И последний, молодой замурзанный мальчишка, почти ровесник Гарри, с бегающим взглядом и подергивающейся в нервном тике щекой.

– Тару, что они из себя представляют?

– Рыжий с мальчишкой притворяются сутенером с шлюхой и заманивают слабых магов из Лютного с соответствующей репутацией, отдают их на выкачивание магии. А тут у жертвы оказался приятель недалеко и она начала сопротивляться. Нет тут порядочных. Этот насильник и убийца, поэтому они за него и взялись.

Гарри откинулся. С одной стороны, не его дело судить, а с другой… Жертвы ему нужны. Следует спросить иначе, эти люди приносят магии хоть какую-нибудь пользу? Нет. А напитав источник, магия их не так накажет, может, даже в фестралов превратит после смерти, но не уничтожит.

– Помойте раненых и раздетыми в зал несите. И да, покажите ваши ножи, я не подготовился.

Тару моментально опустился на одно колено и протянул симпатичный ритуальный нож, к которому у Гарри неконтролируемо потянулись руки, на что телохранители постарались скрыть едва заметные усмешки.

– Господин, возвращаю Ушан, он всегда принадлежал Сасанидам.

Гарри подбросил нож, посмотрел на слегка изогнутое лезвие и вздохнул, хорош до невозможности, никаких драгоценностей, просто рабочий инструмент с обмотанной полосками кожи рукояткой.

Раненый мужчина лежал на алтаре, Гарри впал в ступор, когда на глазах его форма словно потекла и преобразовало углубление для жертвы. Поттер разложил руки жертвы в форме звезды, вынул пучки трав, что принес незнакомый филин по поручению Хардага, вздохнул и приступил. Остальные три жертвы лежали у стены и таращили испуганные глаза. Гарри поджег пучок шалфея с можжевельником и начал окуривать помещение.

Гарри осмотрел дело рук своих. Мужчина истекал кровью, но ручейки складывались в узоры и, казалось, сама жертва впитывается в алтарь. Через полчаса Гарри уверился, что прав, мужчина уже даже не моргал, но из него в этот момент явно уходила жизнь вместе с магией, а это значило, пора читать катрены. И Гарри затянул их. Хардаг велел не стесняться, а попытаться петь их, подвывая и растягивая гласные, так в звуки вплеталось больше личной энергии.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю