290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 22)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 36 страниц)

– Ладно, Нев, не буду тебя заставлять, выберешь сам. В любом случае ты – мой друг, этого уже достаточно, чтобы мы были близки.

– Что ты решил с Анри?

– Долг жизни, он обязан мне. Нам удалось избежать печати Предательства на их роде. Делакруа – мои вассалы, только не Поттеров, а рода отца моей матери.

Невилл кивнул.

– Хочешь, поищи в библиотеке книги, наверняка есть что-нибудь полезное для тебя, раз теплицы у нас есть, – предложил Гарри и увидел, как оживился друг.

Когда они вернулись, Мио их отругала, она тоже была не против прогуляться до теплиц. Но Гарри смягчил ее, предложив порыться в библиотеке. Поттер едва не рассмеялся, как кинулись друзья к книгам.

– Не боишься, что они камня на камне не оставят? – хмыкнул из-за спины Драко.

– Они аккуратные. Кричер! Начни искать книги о гаргульях. Обо всех упоминаниях, – приказал Гарри домовику.

– Зачем это тебе? В горах они водятся, это всем известно. Спроси крестного.

– Нет, мне нужно другое. Гаргульи, те, которые разумные, Древние.

– Ааа, – с пониманием протянул Драко. – Разве это не легенды?

– Кто знает. Эльфы тоже считаются легендой, однако нет-нет да и всплывают наследия, – усмехнулся Гарри и направился в кабинет.

– Стой! Не хочешь полетать на метлах? – предложил Драко.

– Не сегодня. Завтра. Где твой отец?

– В мэноре. Готовит прием. Мама с ним.

Гарри нашел Олльде в малой гостиной, которую, по всей видимости, предпочитал Маракс. Мужчина обложился свитками и сейчас что-то писал.

Гарри подошел и обнял сзади Олльде. Последние несколько дней отдалили их друг от друга.

– Нечем заняться? – спросил Олльде.

– Мне твоя помощь нужна, – пробормотал Гарри и потерся щекой о щеку Олльде.

Маракс дернул за руку, подхватил за спину и рывком усадил Гарри на колени.

– Рассказывай.

– Каркаров в обмен на прием Анри потребовал двух гаргулий. Не те, которые горные, а которые Древние. Теперь мучаюсь, где их разыскать и как уговорить жить в Дурмстранге, если они разумные.

– Хмм… Если Игорь тебе написал подобное, будь уверен, он точно знает, где искать. Просто он предоставляет грязную работу тебе.

– Ну да, а написал, типа я должен их вывести.

– Это шелуха для посторонних, если вдруг кто прочитает послание. Напиши ему, что не против, только где взять основу для работы, попроси помощи, – предложил Олльде. – А ты уверен, что твой кузен уже не исправился? Жить с долгом жизни несладко.

– Не знаю глубину его подлости и, честно говоря, испытывать не хочу. Как бы он ни подлизывался, мне кажется, я никогда не смогу забыть, что он совершил. Держать рядом с собой такое… Братец теперь отдаст им все причитающееся, я уже написал ему, и еще, что больше не приму Анри в моем доме. Элий глава рода, пусть и занимается своим родичем.

– А Лесси и Клэр? – Олльде начал поглаживать затылок Гарри.

– Девочки еще и Поттер, и я это ощущаю. Лесси я вообще никуда не отпущу, ей рожать скоро, куда она пойдет. А потом появится малыш, пусть здесь пока живут. Клэр скоро в Шармбатон, а на лето я снова приглашу ее сюда. Их я ощущаю сестрами.

– У нее есть еще две сестры, она может захотеть остаться у них.

– Скоро узнаем. Я подарю ей сову, кажется, у нее нет, и одежду к школе…

– Щедрый брат, – фыркнул Олльде.

– Да, можно подумать, ты не знаешь, как это, когда некому о тебе позаботиться! – возмутился Гарри.

– Ух, гриффиндорец! – щелкнул его по носу Олльде. – Давай еще раз посмотрим на обряд, у меня получается уже девяносто шестой вариант.

Северус до вечера промучился с Восстанавливающим зельем. Вроде вот оно, простое, но привыкание наступает. Потому и подумал Принц, что заменив компоненты, ответственные за это, можно попробовать сварить зелье безопасное, на каждый день. Пока ничего не получалось, и он сосредоточился на разработке замены тех элементов. Зельевар выбрался из лаборатории уже перед самым ужином, чувствуя, как желудок недовольно издает крики о помощи. Северус вымылся, переоделся и, осмотрев себя в зеркале, направился в малую гостиную, где, по словам Кричера, Гарри и Олльде засели с самого полудня.

Две головы, склонившиеся над свитком, скомканные и отброшенные бумаги, и чуть в стороне стопка измятых листов. Тут же и остывший кофе, взъерошенный вид обоих, Северус вдруг поймал себя на мысли, что ему приятно видеть их такими и даже захотелось поцеловать… обоих.

Северус позволил себе лишь приобнять женихов, вызвав удивленный взгляд у Олльде.

После ужина все опять разбрелись по углам. Мио, игнорируя кавалеров, снова ринулась в библиотеку, Клэр с вышиванием опять присоединилась к посиделкам Лесси и Мэтью в гостиной матери. Анри заперся в своей комнате, Невилл склонился над огромным фолиантом в прилегающей гостиной, Нарцисса упорхнула камином к подруге. Гарри же направился в свои покои, чтобы побеседовать с Мари.

Устроившись в кресле, он задумался, как начать разговор.

– Ну, почему медлишь? Спрашивай, – недовольно заметил Мари.

– И спрошу. Я как дурак узнаю у всех про этих гаргулий, а ты, ты, который мне ближе всех, странно молчишь. И я подумал, слишком подозрительно, иногда твой фонтан красноречия ничем не заткнуть, а сейчас ни словечка. Ты точно знаешь о гаргулиях. Признавайся!

– Не знаю, зря ты. Просто было что-то, рассказывал нам проводник о них, называл химерами, мелкими бесами, запертыми на земле. И в тех рукописях, папирусах, дощечках, которые я спрятал, было что-то о них. Только разве найдешь их сейчас… Потому и молчал.

– Ты имеешь в виду старый замок?

– Его.

– Я пойду туда.

– Сейчас! Думаешь, я тебя пущу?

– Пфф. Пойми, гаргулии мне нужны. Анри непонятно куда деть, не стоит его отправлять в Шармбатон к его дружкам, в Дурмстранг – он не потянет, там начинают с девяти лет учиться. Аврора ему подходит, осталось только Каркарова уломать. Он хочет двух гаргулий. А почему ему можно, а мне нельзя? Они мне тоже пригодятся, я бы с ними заключил договор…

– Оооох, ты больше Блэк, чем думаешь. Только ты абсолютно не готов не только к путешествию за твоими химерами, ты вообще не готов! – рявкнул в конце Марсалий.

– Так подготовь, ммм…

– Хррр, – сердито отозвался Блэк, и Гарри звонко расхохотался.

Поттер не мог понять, почему его так взволновала история про гаргулий. Было в ней что-то зовущее, тревожащее душу и печальное.

Совсем поздно Гарри пришлось извлекать Миону из библиотеки. На предложение остаться, девушка горестно вздохнула, покачала головой и попросила высокую горку книг. Гарри тоже покачал головой. Напоследок Поттер вручил ей пару шариков для развития дара матери и проводил ее и Невилла. Первая часть каникул завершилась. Теперь Гарри мог заняться делами.

Перед сном Поттер писал список дел, затылком ощущая предвкушение. Приключения!!! Они его ждут.

– Малыш, ты понимаешь, что никого не сможешь взять с собой? – огорошил планы Гарри Мари. – Никого. Я уже испытал горечь предательства, поэтому и прошу тебя, не испытывай своих близких. Мы будем тебя тренировать, как раз к окончанию школы ты будешь готов.

– Мари, а куда я дену до этого времени Анри? В стазис уложу? Нет, нам нужно идти сейчас, на этих каникулах. Ты пойми, нам всего-то и нужно извлечь свитки.

– Нет-нет-нет!!! Лучше иди к гоблинам и ройся в своей библиотеке. Возможно, в ней есть еще более древние сведения.

Гарри поник, его настроение рухнуло вниз, хотя Мари скорее всего прав. А с другой стороны, как он сможет прочитать древние тексты? Древнеегипетский он знает, древнегреческий – тоже. А шумерский, древнеэламский, вавилонский – нет.

Чтобы не мучиться, Поттер сел заряжать ки-Сары, так их назвал Северус. И сегодня та энергия возбуждения, что плескалась в его крови, позволила больше чем на половину зарядить накопитель за раз.

На следующее утро Гарри снова проснулся от низкого гудения, только теперь он сделал иначе, сначала зарядил начатый ки-Сар, который удалось заправить до конца и который начал тихо звенеть, издавать едва ощутимый хрустальный перезвон, сродни свежему, льдистому ветерку.

И только после этого Гарри принял душ и быстро направился в холл. Друзья еще спали, Северус – тоже, зато при его появлении от стен выступили тени и склонились в поклонах, взметнувшийся было страх, опустился, словно старый полуслепой пес.

Гарри совсем не удивился, когда остановившись после бега, перед ним вырос темный силуэт.

– Мой господин позволит научить его искусству боя? – голос мужчины прозвучал словно шуршание ветра, а слова четко звучали на английском языке.

– Буду рад вашей помощи, – ответил Гарри на испанском.

Когда чуть позже заявились ребята, они наблюдали странную картину: Гарри делал странные упражнения под суровыми взглядами двух мужчин.

– О парни! Хорошего утра! – обернулся к ним Гарри, весь красный от нагрузки и весело блестя глазами.

– Они принесли вам клятвы верности? – прошелестел Утер.

– Н-нет.

– Не стоит учить тех, кто может стать врагом, – шагнул к Гарри Тару.

Да, у обоих оказались древние имена, это было традицией, любой юноша рода, получающий статус воина, принимал древнее имя. Эти парни были братьями, потому и имена Утер и Тару были немного похожи.

– Они после этого станут моими врагами, – проворчал Гарри.

«Занимайся, эти парни тебя и натренируют», – довольно зацокал Мари.

Гарри свернул занятие и удалился. Тару и Утер попросили более уединенное помещение для урока. И там, в зале, забраковали знания Гарри, полученные у Сева.

– Мой господин, у вас плечо короткое, размах не слишком сильный, рубящие удары не ваш стиль, – первое, что сказал Утер после небольшого поединка Гарри с Тару.

С этого момента, Гарри почувствовал, что его жизнь меняется. Верные телохранители, которые подталкивают тебя куда-то и приведут к неизвестному… Зачем им учить Гарри, разве кто-нибудь на него покушается? Поттер уже давно понял, что если есть запретная дверь в коридоре на третьем этаже, то ему придется туда войти, если по замку ползает змея, то ему предстоит с ней встретиться. И теперь, если его начали учить боевым практикам, то будьте уверены, ему придется использовать свое мастерство.

====== Глава 17 ======

Гарри возвращался в Хогвартс со странным предвкушением. Принсипе осадили его замок, их там поселилось около двадцати ассасинов, Северуса отправили в Испанию на родовое обучение. В школу вместо жениха уже приехал известный испанский зельевар, оказавшийся ди Принсипе по матери, официально же его имя звучало Лусио Принсипито, из младшей ветви телохранителей. В общем, новый учитель зельеварения принес клятву верности вместе с остальными телохранителями. Их оказалось сто двадцать семь разных возрастов и фамилий и еще трое. Трое братьев Принсипе переводились в Хогвартс для окончания обучения и охраны Гарри, они уже имели необходимые навыки и, честно говоря, были старше, но из-за мелкого роста решили воспользоваться такой возможностью.

Гарри удалось попасть в Париж, и в присутствии Люциуса и французского поверенного он от имени тетушки подписал мировую с Элием Делакруа. Счета Миллисенты пополнились ее приданным и хорошим содержанием для нее самой и детей. Также Лесси получила свое приданное, о котором и не мечтала. Анри удалось оставить в Арчин касл, где за ним вызвались присматривать Принсипе. Мэтью начал работать над проектом тепличного хозяйства. В конце каникул Гарри удалось попасть с друзьями в Париж, прихватив и Гермиону, и Клэр, которая влилась в их веселую компанию, Забини так и не уехал к себе после праздника. Прогулка в сопровождении Нарциссы, Нотта, Люциуса и Олльде получилась очень романтичной, но все же они успели закупить наряды. Клэр сияла, она впервые смогла выбрать себе достойную одежду, Нарцисса ей помогала советом.

И сейчас Гарри смотрел, как тройняшки Принсипе с внешностью, подкорректированной артефактами, дружно распределяются на… Гриффиндор. Шляпа вела себя странно, каждый из испанцев имел очень долгую беседу с нею, и только после этого она вымученно выдыхала:

– Гриффиндор…

Драко же ревниво посматривал на новеньких. Конечно, они были похожи на тех сынов солнечной земли, заполонивших Арчин касл, но все же, что им понадобилось здесь? Все стало понятнее, когда представили учителя зельеварения. Крестный исчез, Драко знал, что он отбыл по своим делам в Испанию, но не был готов, что его место займет настолько известный Мастер зельеварения.

– Новый учитель зельеварения профессор Лусио Принсипито, поприветствуем прославленного мастера, – торжественно объявил нового преподавателя Дамблдор, хитро сияя глазками, он уже предвкушал, как этот специалист будет варить ему зелья, и какого качества! Но на душе у него лежал тяжелый камень. Неблагодарный уродец Снейп сбежал, даже не удосужившись явиться лично. Прислал письмо, что должен решить семейные проблемы (это у него что ли?) и что договорился с мастером Лусио Принсипито, который подменит его до конца года. Как он мог наплевать на обеты?

А в это время в школу тенями пробирались телохранители Гарри. Мало ли что говорит их господин, да он совсем мальчишка, что он понимает! А они, веками лишенные хозяина, которому их род клялся служить, не могли больше ждать. Гаррольд даже не подозревал, что на нем висит несколько следилок, в волосах спряталась заколка, которую велели эльфам прикрепить к нему. Мальчик не догадывался, что теперь он ни разу не останется без присмотра. Хватит. Одна ошибка и тысячи лет без Господина, больше никогда они не оставят его, несмотря на приказ. А ещё большим секретом было то, что в ведении рода Принсипе остался счет на содержание охраны, всей охраны, включая гаргулий и других родов ассасинов и остальных, следы которых затерялись в веках. И поскольку потомки царицы Зенобии остались верны своему господину, то и управляли они этим счётом с умом. Сасанид еще молод, а потому незачем забивать ему сознание лишними заботами.

Гарри же довольно щурился, Утер и Тару поселились в Хогсмите и обещали приходить утром к кромке Запретного леса для урока. Гарри не был намерен пропускать занятие с друзьями, и так они смотрели на него обиженно, поэтому Поттер рассудил так: заниматься почти ночью с телохранителями, а позже с друзьями, изображать, что сделал до них пару кружков.

Поттер после каникул получил от нового профессора зельеварения расписание индивидуальных занятий, тот решил позаботиться о теоретической базе Гарри, которую должен знать каждый уважающий себя зельевар. Теперь знание зелий становилось для наследника Сасанидов одним из способов выживания, и именно этому Принсипито собирался в дальнейшем обучать Господина.

Забини еще на каникулах вступил в связь с Ведущим и теперь на уроках мучился с дозированием потока энергии, который отличался от прежнего. Невилл только готовился к подобному, ведь гоблины назначили дату, когда Лонгботтом потеряет девственность, и Гарри с любопытством наблюдал за этим, мотая на ус упражнения для управления силой, которые друга заставил делать Флитвик.

Прошла неделя после каникул, а Мио с Гарри, Драко и Блейзом все никак не могли обнаружить у Рона признаки беременности. Уизли так же обильно питался, приставал к Мионе и портил котлы на зельеварении.

– Не подействовало, – вдохнул Малфой. – Гарри, закажи еще.

– Не буду, – покачал головой Гарри. – Первый раз прошло, а второй можно попасться. Значит, не судьба.

Дамблдор Поттера пока не беспокоил, он с интересом присматривался к новым ученикам и пытался приручить нового зельевара. Но Гарри ужасно скучал по Северусу. Привычка видеть его несколько раз в день, встречать его таинственный взгляд, уверенность, что Сиамо позаботиться о нем, сделали присутствие Принца рядом совершенно необходимым.

Так прошло два месяца и в один из дней Рона вывернуло на гриффиндорский стол. Одноклассники тут же надавали ему подзатыльников, а Миона строго посоветовала обратиться к Поппи. Гриффы в этот день остались без завтрака, но и шестой Уизли на уроки не явился.

– Гарри, кажется, это случилось, – шепнула Мио на гербологии.

– Может, он чего-нибудь вредного наелся, да хоть штучек своих братьев нахватался.

– Ты думаешь просто так МакГонагалл половину урока отсутствовала? – ухмыльнулся Драко.

А в это время в кабинете директора набирал силу третий круг скандала.

– С чего вы взяли, что это я его напоил зельем? – орал Кингсли. – Я даже пьяным не додумался бы зачать детей с ним: рыжий чернокожий! Жуть!

– Да, ты это говоришь так, а что ему делать?! Позор на всю Англию! Ронни не сможет закончить школу и поступить в аврорат! Ты должен жениться на нем! – который раз визжала миссис Уизли.

– Разбежались!!! Супруг у меня будет тогда, когда я это решу, а не когда ушлые родственники подставили своего ребенка!!! Контракт, только контракт!!!

– Кингсли, что ты, разве тебе жалко? Возьми его младшим мужем-наложником, это не помешает тебе жениться еще раз потом.

– Каким наложником?! Хотите судьбу мальчику сломать? – особенно громко завизжала Молли.

– Контракт! И он сможет выучиться позже!

На обед Рон не пришел, как и на ужин, а на следующий день однокурсник появился, щеголяя платиновым ожерельем в виде широкого ошейника, усыпанного драгоценными камнями. Рон выглядел слегка пришибленным, бледным и испуганным, но бросал взгляды, полные превосходства на гриффов.

Дамблдор проигнорировал появление Рона в необычных украшениях, но не представитель министерства Долорес Амбридж. Когда последние из барсуков и гриффов уселись за столы, а змейки, наоборот, стали подниматься, она громко откашлялась и постучала ножом о тонкий бокал с водою у себя в руке.

– Дорогие ученики, – она самодовольно улыбнулась и обвела пытливым взглядом лица студентов. – Вы пришли сюда учиться, вкушать плоды знаний, но высшая школа выполняет не только эту задачу, – голос ее зазвенел и вознесся к потолку. – Здесь вы также присматриваетесь друг к другу, знакомитесь и заключаете неофициальные соглашения об уважении, дальнейшем сотрудничестве и… вероятном браке. Пока у вас нет возможности влиться во взрослый мир, но некоторым это удалось. Представляю вам Рональда Биллиуса Бруствера, чудесным образом ставшего младшим мужем, Inferior, доблестного аврора Кингсли Бруствера. Давайте же его поздравим со вступлением в таинство супружества.

«Кто бы мог подумать…» – протянул Мари.

«Что?» – переспросил Гарри.

«Что восточные традиции используются и здесь. В мои времена никто бы так не рискнул. Мальчика берут не просто младшим, низшим и даже не супругом. Что-то вроде наложника, у которого и права голоса нет. Хотя… В этих отношениях есть принцип оплаты. Инфериос рожает ребенка, а за это что-то получает, например, дом или деньги на образование, или просто сумму на счет. Интересно, рыжий Уизли что выбрал?»

«Хочешь сказать, что мы ему сделали подлянку? Испортили жизнь?» – Гарри стало не по себе.

«Да ну! Посмотри на своего бывшего друга,» – хмыкнул Мари и затих.

Рональд снисходительно посматривал на всех и покачивал огромной серьгой в правом ухе, которую только сейчас заметил Гарри. Кусок гранита сильно оттягивал ухо, но именно им Рон и пытался похвастаться.

«Это и есть знак принадлежности. Лишенный легкости в движениях, он становится покорным по виду, а потом и по сути. Это древний способ усмирять рабов – прицепить тяжелый камень к ноге, но так как мальчик теперь постельный раб, у него серьга», – Мари просветил Гарри древними обычаями.

Едва Гарри, Мио и Нев вышли в коридор, к ним сразу присоединились Драко, Блейз и Тео.

– Вы видели, видели? – возбужденно зашептал Драко. – Его рабом взяли, постельной игрушкой, которая рожать будет, а он гордится!

– Так ему за счастье стать хоть таким супругом Кингсли, – отметил Забини.

– Ага, счастье… – отозвался Тео. – Прав у него никаких, вообще, даже печать предательства не сойдет, только детям он ее не передаст. Даже странно, что его родители согласились на такое.

– Наверное, избавиться от лишнего рта поспешили, – сказал Драко.

– А почему они так поспешили? Вы уверены, Рон на самом деле в тяжести? – вдруг остановилась Мио.

– А ты сомневаешься? – шепнул ей в ушко Блейз. – Наивная…

Постепенно Рон забросил занятия, но учителя все равно ему ставили удовлетворительно. СОВы приближались, но теперь Рон забыл о существовании Мио. Вместо свиданий Кингсли встречался со своим младшим мужем, чтобы поддержать магией малыша.

А шестерка друзей не прекратила заниматься по утрам и медитациями по вечерам, теперь уже трое из них встречались с Ведущими: Тео, Блейз и Невилл, но все равно продолжали собираться вместе. Гарри признался Лонгботтому и Мио о своих ранних занятиях, Нев вообще очень добродушно к этому отнесся.

– У каждого из нас есть обязательства перед родом, – грустно улыбнулся он.

Гарри скучал, только Ззу и Мари скрашивали его одиночество, эта парочка снова взялась за трескотню в его сознании. Блэк решил вложить Гарри древнегреческий и латинский с итальянским, ведь по его мнению такие тексты могли оказаться в тех древних рукописях, которые он экспроприировал во времена своей жизни с Востока.

Тетушка медленно угасала, но она была благодарна Гарри, что позволил остаться Анри в замке, чтобы скрасить ее последние дни. Кузен не старался угодить матери, бесился, капризничал, но любящее сердце матери все прощало.

Так уж получилось, что Гарри начал стремительно сближаться с Малфоем. Олльде был вне конкуренции, но и Люциус подобрался уже ближе. Реинициированный процесс над Беллатрикс, почти случайно зацепивший и Лестрейнджей, принес неожиданные для публики плоды. Истцом был назван лорд Блэк, неофициально, его требование справедливого наказания для близкой родственницы всколыхнуло континентальную Европу. Люциус знал, как зацепить интерес общественности. История молодой семьи, которая ждала первенца и лишилась его из-за нападения авроров и бездействие властей стала сенсацией. Статьи печатались во французском Ведьмополитене, каждый раз по небольшому рассказу, написанному с художественным уклоном. Последний кусочек, когда терзаемая тысячами демонов Белла идет мстить, и ее не могут оставить одну муж, деверь и его друг, и после все попадают в Азкабан, наделала много шума. Читатели забросали редакцию письмами, почему кровное дело мести стало причиной обвинения? Как раз на следующий день было заседание МКМ. Правила гласили, что претензия рассматривается без представителей той страны, случай в которой разбирают, поэтому отсутствие председателя и его сподвижников в английской делегации оживило это дело, маги континентальной Европы были не против потыкать Дамблдора носом в нарушения прав аристократов. Были вызваны леди Лонгботтом, леди Лукреция, как представитель семейства Блэк в те годы, и постепенно вырисовалась совершено неприемлемая картина. Судьи уже и так были уверены, что имелось вмешательство менталиста в разум несчастной женщины. Теперь они готовили план, как ворваться с предписанием в Англию и забрать Беллу с Лестрейнджами и Краучем на дополнительное следствие, так как существовала угроза их устранения.

Изъятие четверых узников прошло успешно, вернее, трех. Крауч умер, не дождавшись оправдания. Его отец был приглашен на процесс в качестве свидетеля.

Гарри присутствовать там не смог, но Люциус справился блестяще. Супругов Лестрейнджей, их брата и друга Барти Крауча безоговорочно оправдали и даже присудили выплатить им компенсации. Барти Крауч, молодой парнишка, едва перешагнувший порог совершеннолетия, сопровождавший Лестренджей, но не поднявший палочку против Лонгботтомов, был безвинно осужден! И там же случилось невообразимое: мистер Крауч сознался в похищении сына из Азкабана и признался, что держит его дома, словно преступника. По этому поводу Люциус мгновенно сориентировался и подал апелляцию на еще одно рассмотрение Конфедерации. И через несколько дней и старший Крауч был оправдан, только его карьера подошла к концу.

Дамблдор в это время был повержен, даже на лживую улыбочку уже не хватало сил, поэтому профессора обходили его стороной. Зато Драко цвел и пах, оказывается, родная сестра матери освобождена, как и родственный род воспрянул, и он не мог не радоваться.

Через несколько дней ситуация изменилась. Гарри первым узнал об этом на свидании с Люциусом. Повращавшись в высших кругах, Малфой приехал почти счастливый, если бы не горечь на губах.

– Люциус! Что случилось? – Гарри сразу почувствовал эту ложечку дегтя в его солнечном настроении.

– А… Азкабан никому не прибавляет здоровья. Я настоял на обследовании их там же, в Цюрихе. Белла убита, она потеряла способность забеременеть, как и Руди стал бесплоден. Рабастан подхватил проклятье перед самым заключением и оно выжгло его в Азкабане без лечения, таким образом среди них нет никого, кто мог бы продолжить род Лестрейнджей.

– А у братьев не могло быть бастардов? Если поискать в боковых ветвях?

– Боковые давно все вымерли, Лестрейнджи – один ствол от некогда сильного рода. Насчет бастардов можно узнать, если они не выжигали, то на гобелене они увидят отростки и имена.

– Ты молодец, – улыбнулся Гарри. – Белла ведь Блэк и ее освобождение на пользу роду.

– Барти уйдет из дома, они с отцом и так не ладили, а теперь… Не думаю, что он сможет простить отца. Слушай, а ведь это выход… – встрепенулся Люциус. – Барти кузен Лестрейнджей, и они могут ввести его в род. Со здоровьем его не так плохо как у них, если повезет, то его вылечат. И если он женится, дети Барти могут унаследовать и Краучей, и Лестрейнджей.

– Но ведь Белле сейчас нужен ребенок! Скажи, ты знаешь семьи, которые ведут род от Лестрейнджей? Женщины, отданные в другой род?

– Таких не много, у них редко бывало по двое детей. Лонгботтомы точно, Макмилланы, мы и, кажется, Нотты.

– А теперь нужно узнать потихоньку про Ноттов, не изгоняли ли они сквибов.

– Изгоняли. Я точно помню, девочка Каталина у них была, хохотушка озорная, а к семи годам исчезла, я помню, на седьмой день рождения нас уже не приглашали.

– То есть она была твоя ровесница?

– Нет, гораздо младше. Как Северус. Но теперь-то что? Она давно и прочно замужем уже, если появятся одаренные дети, кто их Лестрейнджам отдаст?

– Да-да… – Гарри глубоко задумался.

– Гарри, тебе со мной скучно? Молчишь.

– Нет, Люциус! Просто думаю, как помочь Белле, она же моя родственница. А если ей… Нет, они мои! Если только…

Малфой растеряно слушал Гарри. Вот и свиданьице, мальчишка очень близко к сердцу принял беду Беллы, а ведь не знал ее совсем. С другой стороны, мальчик его перестал стесняться, рассуждает сам с собой, а это многое значит. А если так?

– Гарри… А ты не хочешь пригласить Лестрейнджей и Крауча в Арчин Касл? Белла, возможно привязалась бы к детям и потом заменила им мать, когда Миллисента совсем ослабнет. Рабастан сильный маг, но не слишком удачных линий для Анри, можно его пригласить Ведущим для твоего кузена.

Гарри кивает, и его глаза снова заволоклись туманом. О чем он думает?

Свидание закончилось, но Гарри, не доходя до своей гостиной, вызвал Лео и перенесся в Гринготтс. Мысль следовало обдумать и разузнать у гоблинов.

– Гарри? – удивился Горан, когда Поттер ворвался к нему в кабинет.

– Да, Мастер. Есть одна проблема. Вы слышали, что освободили Лестрейнджей и Крауча? Только тут одна проблема, супруги и их брат не могут больше иметь детей

– Кто это сказал? – взлетели брови Горана. – Детопроизводство не такая уж сложная функция. Возможно, Беллатрикс сама не может выносить плод.

– Так и Рудольф, сказали, утратил силу семени, – смутился, произнося эти слова, Гарри.

– Возможно, не все так трагично. Нужно позвать черного целителя. Мастер Хардаг поможет вам с рекомендацией к нему, он не работает с незнакомыми родами.

– Ээээ… – растерялся Гарри. – Но… Я вообще-то пришел спросить о другом. Почему испанское отделение отслеживает сквибов, а вы нет? Я не верю в это, уж простите меня, мастер, если нарушаю планы Гринготтса!

– Скрывать от тебя наши дела становится все сложнее, – покивал Горан. – Ты прав, мы следим за ними очень пристально через маггловские службы. Да-да, они проходят у них как группа риска, потому магглы с нами и консультируются. Какие рода тебя интересуют? Блэк, Поттер, Лестрейндж и Крауч?

– Я бы от Принцев и Малфоев не отказался, – наклонил голову к плечу и хищно ухмыльнулся Гарри, а Горан вдруг вздрогнул и отвел глаза, ему на миг показалось, что перед ним сидит сама смерть и требует подношений.

– Я закажу сводку, придется подождать около получаса.

– Горан, вы же не забудете тех, кто находится в маггловских приютах? – напомнил Гарри и Горан потряс головой, пытаясь не впасть в ступор от гипнотизирующих ноток.

Гарри же вдруг начал ощущать себя другим. С момента расставания с Малфоем внутри что-то менялось, просыпалось и разворачивалось. Что-то настолько масштабное и незнакомое, что он даже не смог пассовать перед этим. Оно обволакивало его чувства, мысли, укрепляло, изменяло их, что начинало казаться, что Гарри остался прежним. Но не совсем. Мари же и Ззу в кармане подозрительно молчали.

Служащий принес толстый свиток и Гарри властно протянул к нему руки, удивляясь сам себе. Горан, поежившись, отдернул руки и теперь, кусая губы, смотрел на углубившегося в чтение клиента.

А Гарри смотрел на сводную таблицу в начале свитка. Система обозначений была понятна. Первый столбец был заполнен годами, начиная от 1962 года, но в самом низу указывались года 1994 и 1996 год, а это значило, что в маггловском мире совсем недавно родились потомки сквибов. Чем больше Гарри смотрел, тем больше понимал. Квадратик, поделенный на четыре части, явно обозначал решетку или окно скорее всего приюта. Таких Поттер насчитал тринадцать штук! Тринадцать потомков сквибов и самих сквибов, часть которых могут оказаться волшебниками. Но как они там оказались? Магглы обычные люди и не отказываются от детей… Как правило.

– Мастер… – Гарри дрожащим голосом позвал Горана. – Давайте вместе расшифруем это.

Горан оценил великодушие Поттера, которое означало, что их самоуправство им простят, если он любезно поможет разобраться Сасаниду с этим вопросом. Прошлое гоблинов не было безоблачным, но они помнили, кто помог им стать теми, кто они есть сейчас, а потому потомку древних царей не стоило лгать, как верному союзнику.

– Давайте, – вздохнул он и придвинулся ближе. – Если не возражаете, начнем с младших. 1996 год, новорожденная девочка оставлена в Гайд парке через пару дней после Нового года. Недалеко был стихийный выброс, который мы засекли, обычно он очень характерный, такой бывает при рождении ребенка, когда один из двух обладает магией. Девочка, здоровая, с магическими выбросами. Первый уже был. Мы не уверены в ее принадлежности.

– Но ведь кого-то подозреваете? – Гарри изучающе смотрел на гоблина.

– Подозреваем, – вымученно сообщил он, пряча глаза.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю