290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Древние традиции атлантов (СИ) » Текст книги (страница 20)
Древние традиции атлантов (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Древние традиции атлантов (СИ)"


Автор книги: orlando_sur






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 36 страниц)

– Кто это сделал? – зажглись багровым цветом глаза Олльде, а из рук вылезли черные когти.

– Кричер, озвучь.

– Сделано все молодым господином Делакруа, отпечаток его магии здесь.

Миллисента ахнула и начала опускаться вниз, ее подхватил лорд Нотт.

– Не может быть... – шептали губы баронессы.

– Это ложь! Я не делал этого, – громко заявил Анри.

– Сынок, правда? – с всхлипом спросила тетушка, глаза ее выражали надежду.

– Да, маман, я не делал этого, – мотнул головой подросток. – Домовики хотят меня оболгать!

– Оболгать? – хмыкнул Люциус. – Чего проще, поклянись магией.

– Еще чего! Я не какой-то там! – фыркнул и задрал нос Арни.

Гарри вызвал патронус и начал наговаривать:

– Аврору Кингсли, темно-магическое заклинание, попытка убийства, Арчин-касл, камин “Лес...

– Стойте! Гарри, не надо! – с надрывом выкрикнула баронесса.

– Тетя, но и оставить это так просто нельзя. Он уже преступник. Еще нужно узнать, откуда он знает это заклинание. Я не буду вызывать аврорат, но тогда вы отдадите его судьбу мне в руки, – жестко произнес Гарри.

– Я могу проверить, откуда он знает смертельное заклинание. У нас тут два мастера-менталиста, не правда ли, Олльде? – переглянулся с Мараксом Северус.

– Хорошо, если ты обещаешь мне, что он останется жив, – почти рыдая, потребовала тетушка.

– Тетушка, я всего лишь хочу его отправить в исправительное отделение в Дурмштранг, наказанием также будет, что Ведущий у него будет общественный, местный. Я считаю справедливым наказанием получить меньше магического резерва и наследия из-за своего поступка.

– Маман! Маман! – запаниковал Арни и расплакался.

– Заприте его в комнате, – приказала она домовикам севшим голосом, а Клэр и Мэтью повели женщину в ее комнату.

Гарри кивнул Северусу, и они направились в тренировочный зал, Люциус последовал за ними. Гарри даже не задумался, где Тео и Драко занимаются сегодня. Сначала Поттер начал бегать, а женихи сошлись в поединке. Гарри ужасно хотелось посмотреть, но он заставлял себя двигаться в том же ускоренном ритме. Ярость только начала отступать, а до этого ему хотелось убить наглого кузена. Его пригласили на каникулы в великолепный дом, подарили подарки, а он постарался угробить молодого пегаса, а когда ему пригрозили наказанием, то и убить хозяина. Все было по-детски глупо, но если сейчас это не прекратить, то вырастет палач, а не виконт Делакруа.

Гарри устал, но полностью растратил свою злость. Люциус оказался таким же хорошим бойцом, что и Северус, пришлось попотеть, чтобы не выглядеть совсем позорно, когда они по очереди предоставили ему спарринг.

На завтрак баронесса не вышла, и Гарри распорядился отнести его ей и кузену. Оставались считанные минуты перед приходом гостей, но все уже были одеты и причесаны соответствующим образом. Драко и Тео подошли после завтрака и похлопали Гарри по плечу в виде молчаливой поддержки.

– Думаю, не стоит делать из кузена врага, – сказал Люциус, когда они отошли к окну. – Наказать нужно, но все можно простить, кроме того, что станешь слабеньким магом вместо сильного. Не волнуйся, он и так не блещет силой... Можно сделать иначе: подобрать ему двоих магов не слишком сильных, но и не слабых, но не слишком подходящих векторов.

Гарри быстро вскинул глаза на Малфоя.

– А мы? Насколько наши вектора подходят друг другу?

– Замечательно подходят, все же мы все из темно-магических семейств и в какой-то мере родственники.

– А как мы можем это сделать с моим кузеном? – задал вопрос Гарри.

– Ну... Я снял отпечаток его магии утром, так что у меня есть образец, – торжествующе улыбнулся Люциус.

– Спасибо, Люциус, – ответил улыбкой ему Гарри. – Посчитай пожалуйста себя и Олльде для Тери, ему уже пора, а он теряет время, если ты не против. И еще один вопрос, Анри реально сам вытянул из себя это заклинание? Ему никто не помогал?

– Ты хочешь сказать... – задумался Люциус.

– Ну... А можно так... Сделать заготовку, а потом ее закрепить где нужно. Чью энергию эльфы почувствуют?

– Домовики приписывают авторство тому, кто привел в действие заклинание, ты прав, Анри слишком слаб для создания этого проклятья. Зови Кричера.

– Кричер! Ответь пожалуйста Люциусу.

– Скажи, заклинание полностью авторства Анри или заготовка сделана другим магом?

– Минуту! – домовик исчез, чтобы появиться через несколько мгновений. – Молодой господин Делакруа только установил и привел в действие заклинание. Оно могло быть извлечено из артефакта.

– Спасибо, Кричер. Люциус, и что нам это даст?

– Ничего особенного. Пока гости не прибыли, нужно просить Северуса провести сеанс легиллеменции. При удаче он выяснит, кто ему дал это заклинание, специально или просто так, заодно подчистит ему память, если что.

– Северус, я настаиваю на сеансе легиллеменции, нужно узнать, откуда он узнал это темномагическое заклинание.

– Хорошо. Идем, не будем откладывать это.

Гарри заперся у себя в комнате, его трясло. Сеанс был долгий, около часа, и закончился он носовым кровотечением у кузена и полуобморочным состоянием. Северус с потемневшим лицом попросил минутку и вышел, а Гарри... приказал эльфу принести розги, которые заказал вчера, и приготовить Анри. К счастью, к этому моменту вернувшийся Северус напоил Анри зельями и быстро привел во вполне сносное состояние.

– Я поклялся вчера тебя выпороть и сделаю это, мне магический откат не нужен. Знай, что розги ты получаешь за то, что украл, и это самое меньше, что ты заслужил.

Гарри взял в руки сразу три розги, он себе не доверял, поэтому отвесил обнаженной изнеженной попке пять ударов, которые раскрасили ее красными полосами, и резко удалился.

Именно там, за дверью, Северус и рассказал, что “объятия Арахны” были не спонтанным заклинанием, а спланированным покушением на убийство. Еще в Шармбатоне, услышав от сестры о приглашении английского кузена в его замок на каникулы и обсудив его состоятельность, он решился на это. Сводный брат был ему не по зубам, сильный и осторожный маг. А кузен, в сущности, такой же мальчишка, как и Анри, не внушал опасений, ведь по письму сестры Гарри вырос неискушенным сиротой у магглов. Поэтому Делакруа обсудил проблему с двумя друзьями и заказал через одного заготовку заклинания. На нее Анри потратил все скопленные на рождественские подарки деньги и влез в огромные долги. В Арчин касл мальчик первую ночь дежурил, чтобы выяснить привычки Гарри. Теперь Поттер совершенно был уверен, что по мальчишке плачет Азкабан или что там у них во Франции. Но Гарри не позволит Анри вернуться в Шармбаттон, точно. А насчет тех двух приятелей... мадам Максим будет интересно увидеть воспоминание Северуса об увиденной сцене, которую Гарри отошлет ей. Теперь осталось выяснить у Хардага, стал ли кузен Предателем крови.

В комнату к Гарри вошел Олльде и поставил на столик несколько флаконов.

– Сейчас Лонгботтомы придут, спрашивали по камину о готовности. Выпей. Мы справимся, – он устроился на кровати, на которой сломленной куклой сидел Гарри, и обнял его рукой.

– Я так радовался, что у меня появилась семья, сестры и брат, – горько сказал он. – Только я им нужен как денежный мешок, хотя... И даже так не нужен. Им мешок подавай.

– А ты не хотел телохранителей. Подумай и соглашайся. И нам будет спокойнее, пока эта семейка здесь.

– Я не понимаю, как можно прийти в гости и думать об убийстве хозяина? Разве нет такого артефакта, который подает сигнал об этом? О плохих намерениях?

– Ну... артефакторы у вас в роду, спроси у гоблинов, есть ли в твоих сейфах нечто подобное, они четко ведут учет артефактов в хранилище. А теперь пойдем принимать гостей, Люциус там уже извелся, наверное.И еще, согласно этикету, при входе чужого в дом, он должен поклясться о непричинении вреда. Ты просто не ожидал этого от родственника.

Для Гарри стало глотком свежего воздуха увидеть теплый взгляд Мио и светлую улыбку Невилла. Настроение улучшилось, отодвинув назад утренние неприятности. Гарри предложил экскурсию по замку, и гости с удовольствием согласились.

Когда Лонгботтомы увидели теплицы, оба застыли, не в силах вымолвить ни слова.

– Леди Лонгботтом, я хотел просить у вас помощи.

– Ты хочешь возродить их? Правда, Гарри?

– Да, хочу. Теплицы были еще во время жизни моего деда, я не понимаю, почему он забросил их.

– Возможно, на них не осталось времени? – грустно улыбнулась бабушка Невилла. – Нет, мы не участвовали в работе теплиц.

– Леди, я хочу их возродить. Вы могли бы участвовать в этом как управляющая их, все же вы лучше знаете, что лучше выращивать и продавать. Подумайте над этим, пожалуйста.

– А где вы собираетесь брать рассаду? – деловито спросила леди Августа.

– Покупать в питомниках, на фермах. Может, мадам Спраут что подскажет? Впрочем, думаю, у нас будет еще время поговорить об этом. Идемте в замок.

– Гарри, ты выглядишь таким хозяйственным, – похлопала его по плечу Мио. – Кстати, вы продолжаете заниматься?

– Увы, не всегда получается с диетой, но утром я занимаюсь, – прижал руку к сердцу Гарри.

– А я... сегодня проспал, – смутился Невилл.

– И я, но все равно позанимался немного.

– Гарри, а почему твои кузены с нами не пошли? Ты же говорил про брата?

– Не хочу говорить. Он готовил мое убийство. Эльфы меня спасли.

– Гарри, ты что! Поэтому его нет? Его забрали авроры? А сестры обиделись? – Мио засыпала Гарри вопросами.

– Стой! Остановись. Не стал я выносить сор из дома. Так разберусь. Поедет в исправительное учреждение. Посмотрим, что получится. Тетя его избаловала, воспитывала уже после смерти мужа. С кузинами я не говорил. Мио, а почему ты без родителей?

– Ну... мама все еще обижается, что ей запретили работать в нашей клинике. Она же совсем не ощущает себя волшебницей, и здесь... ты же понимаешь.

– Понимаю. Только знаешь, потенциал раскачивать можно в любом возрасте. Я тебе передам для нее детскую игрушку, она как раз для этого, а потом можно будет нанять частного учителя. Или лорд Прюэтт даст первые уроки. Тьфу, что я говорю! Мио! Ты сама сможешь дать их. А палочку вы ей купили? Она же концентратор, вдруг твоя мама уже сможет освоить некоторые заклинания?

– Гарри, – выдохнула Мио. – Я об этом даже не подумала... Это так... эгоистично...

– Нет, просто ты была внутри проблемы и страдала вместе со своей мамой. Ладно, идем, Тео соскучился по тебе. Блейз написал, что будет позже.

Компания гриффиндорцев появилась в гостиной вовремя, как раз в дверях они увидели великолепного Блейза. Он был одет в парчовый сюртук с золотисто-зелеными тонами в рисунке, на фоне остальной одежды светло-бежевых цветов, и все это настолько выгодно оттеняло его загорелую кожу и акцентировало взгляд на блестящих красивых карих глазах, что Мио подалась к нему и словно споткнулась.

– Блейз, с Рождеством! – выручил Миону Тео.

– Блейзи, какой ты блестящий, словно елочная игрушка! – съехидничал Драко, выныривая из-за спины отца. – С Рождеством, дружище!

– Блейз, идем, я тебя познакомлю со всеми, – поманил Забини Гарри. – Я ждал твою мать, но она...

– У нее новое увлечение, – хмыкнул Блейз. – Не удивлюсь, если скоро у меня появится новый отчим. Драко писал, что здесь есть пегасы. Можно покататься?

– Можно. Я хотел предложить чуть позже, хотя... Только на них можно кататься исключительно с сопровождающим.

– Это почему? – возмутился Забини.

– Мы еще несовершеннолетние.

– Но ведь в школе на УЗМС мы же катались на гриппогрифах!

– Пусть это останется на совести директора, – спокойно ответил Гарри. – Блейз, я не уверен, что ты справишься, и к тому же, мой кузен тут уже натворил дел. Поверь, даже с сопровождающим летать на пегасе очень здорово. Ты на один день или останешься на ночь?

– Останусь. Мио ведь тоже не уйдет?

– Точно. Ладно, тетушка, познакомьтесь, это мой друг Блейз Забини. Блейз, это моя тетушка по отцу леди Делакруа...

Люциус следил за Гарри. Пока он вел себя безупречно. Откуда взялась у него уверенность? Или он не задумывается, потому что находится в круге друзей и близких? Малфой заметил взгляды мальчишек Нотта и Забини на Гермиону. Печально, но этот счастливый билет ему уже не разыграть, девушка засветилась, едва увидела Тео и Блейза. Занятненько... триада намечается. Сын вел себя прилично, с Гарри почти не пересекался, Люциус следил за ним очень внимательно. После прибытия Драко сюда, пока Гарри не было, Люциус поговорил с сыном и употребил всю власть главы рода, чтобы запретить ему даже смотреть в сторону хозяина. Люциус крадется по тонкому льду к жениху, стараясь приспособиться к нему, сблизиться, а Драко... Избаловала его Нарси, тянет ручки ко всему, что нравится. Люциус посмотрел на Снейпа, который Принц. Тот беседовал с Августой явно о цветочках. Зельевар поддержал Гарри с идеей возрождения тепличного хозяйства. Змей, нашел точку соприкосновения с женихом. Олльде разбирает старинные манускрипты с ним, а Люциус... Он вроде мальчика на побегушках для решения проблем во Франции и Австрии. Кстати, поверенный говорил, что желает поговорить с заказчиком? Говорил. Значит, нужно провести встречу с ним в Париже, заодно устроить свидание с Гарри. Ведь Поттер не знает, что поверенный не торопил Люциуса. Малфой расправил плечи и послал обворожительную улыбку жениху.

Гости и обитатели Арчин касл наслаждались приятным обществом. Нарцисса, обнаружившая несколько дней назад музыкальную гостиную с роялем, сегодня увлекла туда компанию. Мио тоже владела этим инструментом, поэтому часа три было весело, даже ухитрились потанцевать. Именно там Гарри смог поговорить с Клэр и Лесси. Кузины полностью поддержали Гарри в намерении наказать их брата. Мало того, они рассказали, что мать, сломленная болезнью мужа и его ранней смертью, начала чуть ли не молиться на Анри, который оказался вылитый отец. Ни одного наказания не получил мальчик, материнское сердце ему все прощало, потому и вырос он таким. Мэтью и Лесси обещали подумать над предложением Гарри перебраться в Англию и работать на него. Сам Поттер думал, если муж кузины окажется стоящим специалистом, то отдать его в помощники Люциусу. Не видел Гарри в себе управленца. Пусть рутину выполняет специалист, а он будет просматривать документы и принимать решения. Мастер Родовой магии, единственный в мире, намного ценнее, чем управляющий делами рода.

В общем, покататься на пегасах оказалось слишком поздно, но погулять вокруг замка время было, так что компания молодежи дружно высыпала наружу. Даже Лесси и Мэтью увязались за ними, не говоря о малышах, которые честно старались не мешать взрослым, а может, боялись, но прогулку никак не смогли пропустить.

Словно ожидая гостей, едва они вышли из ворот замка, зажглись на ветках магические огоньки, освещая протоптанную тропинку. Ззу резвился рядом, он так соскучился по Гарри, которому каждый раз было не до него, что теперь носился, как глупый щенок, каждый раз подбегая, чтобы потереться о ногу хозяина или лизнуть руку. Было весело, Гарри нес на плече Апрелию, щебетавшую как птичка и заливающуюся серебристым смехом.

Когда вернулись, взрослые сидели за столом, не став их ждать, но оказалось, они просто потягивали напитки в ожидании молодежи. Детей проводили в их собственную гостиную для специального ужина, а все приступили к степенной трапезе. Тетушка немного пришла в себя и вполне сносно разговаривала даже с Гарри, но на теплое общение дочерей и племянника посматривала неодобрительно. И когда Гарри поймал ее обжигающе ненавидящий взгляд на Мэтью, то решил приложить все силы, чтобы помочь молодой семье. Поэтому после ужина, когда все разбрелись по дому небольшими компаниями, Поттер прошел в кабинет и написал письмо Горану. Домик в Годриковой Лощине. Гарри много думал над этим и решил, что не хочет оставлять дом в разрушенном состоянии. И мемориальную доску он уберет по праву владельца. Дамблдор убил, там произошла трагедия, а Министерство сделало из дома место поклонения. Поэтому Гарри написал Горану о желании восстановить дом, а если потребуется, то и перестроить его, если повреждения слишком сильные. Конечно, он объяснил, что хочет предоставить дом для проживания молодой семьи своей кузины. И отправил послание с совой.

Каково было его удивление, когда в течение часа Поттер получил ответ. Горан сообщал, что Гринготтс узнавал о возможности произвести ремонт дома, но получил отказ по причине его исторической ценности.

“Если дом вам не дорог, а он не представляет ценности, так как там нет родового камня и строение не несет в себе накопленную поколениями фамильную магию, то было бы целесообразно его продать. Или правильнее будет выразиться, позволить Министерству магии выкупить сей памятник трагедии. Прошу сообщить о своем решении...”

Гарри быстро подтвердил предложение Горана и направился к Драко. Малфой вел себя странно, и Гарри, если честно, уже соскучился по белобрысому другу.

Драко оказался в компании однокурсников, с ними была и Клэр. Все весело хохотали над историей, которую рассказывал Забини.

– Гарри, где ты был? – вытирая слезы от смеха, спросила Мио.

– Нужно было написать письмо в банк и ждать ответа.

– Все хорошо? – посерьезнела Мио, и Невилл подсел к ним.

– Что случилось?

– Ничего пока. Просто решил помочь Лесси с мужем отделиться от тетушки. Он работает за кнаты в Париже, хотя имеет очень приличное образование. Хочу предложить работать на меня.

– Как нам? – полыхнул одобрением в глазах Невилл. – Бабушка хочет с тобой поговорить.

– Тогда я пойду, не буду заставлять ее ждать, – встрепенулся Гарри.

– Не волнуйся, она пока наслаждается обществом Нарциссы Блэк и твоей тети.

– Как вам Драко? Он почему-то стал меня избегать, – шепотом сообщил друзьям Гарри.

– Нормальный. Немножко сноб и зазнайка, а так все в порядке, – пожала плечами Мио.

Гарри тихонечко пробрался ближе к Драко и уселся на подлокотник его кресла. Малфой в это время увлеченно рассказывал друзьям о похищении пегаса, Гарри поморщился, семейные проблемы он не планировал так широко освещать в обществе. Именно поэтому он в паузу, сделанную Драко, вклинился в разговор и предложил играть в фанты. С этого момента у них началось безудержное веселье.

Гарри удалился из компании, когда Тео танцевал кордебалет в пышной юбке. Приличий ради его никто не заставил снять брюки, было и так весело наблюдать смущение Нотта.

Поттер прошел в кабинет и начал писать письмо Каркарову. До этого момента лорд Блэк уже общался с ним дистанционно. Для принятия в исправительное отделение молодого человека требовалось исполнить несколько условий, первым из которых было отсутствие судимостей. То есть, Каркаров не брал тех, кого могли призвать к ответу. Второе: это внушительная сумма денег. Организация воспитательного процесса трудных подростков была достаточно дорогим удовольствием, ведь там участвовали лучшие специалисты, включая вейлу. И третье: молодой человек полностью попадал в распоряжение этого отделения и всякая связь с ним обрывалась на весь цикл пребывания там. Информацию о родственнике опекуны и родители получали из рук вейлы, который раз в полугодие присылал подробный правдивый отчет о воспитаннике. Специально оговаривалось, что получать и читать его будет сильный духом маг и не станет его обнародовать. В общем, обычно получалось так: кто принимал решение о направлении юноши в школу, тот в дальнейшем и поддерживал с нею связь.

Сейчас Гарри просил Каркарова об одолжении. Анри исполнилось четырнадцать на Йоль. Это нарушало все правила, но и случай был исключительный: юный убивец. Гарри писал, что подросток не последний в роду, есть старший брат, вставший во главе рода, имеющий супругу и потомство. Также Поттер честно изложил идею, что при подборе ведущего будет руководствоваться силой мага, но несовпадением векторов, чтобы хоть так наказать юношу за совершенные преступления. Еще раз попросив об одолжении, написал фразу, что готов рассмотреть и другие условия, могущие возникнуть для осуществления его просьбы. И подписался: Лорд Блэк.

Гарри передал письмо Лео, чтобы тот отправил сову с посланием, и направился в коридор, где столкнулся с леди Августой.

– Гарри, мы хотели с тобой поговорить, ты уделишь мне время? – спросила старая леди.

– Конечно, хорошо, что вы зашли, – выдохнул Гарри. – Как вы находите мою идею с теплицами?

– Великолепной! В общем, я согласна стать управляющей. Но у меня есть условие... Понимаешь, чтобы заниматься подобными вещами, нужно иметь общую лицензию и еще несколько, есть целый перечень растений условно разрешенных к выращиванию, и только при наличии разрешения Министерства. А разрешение дается, только если у тебя на руках есть контракт на реализацию и он не противоречит закону. Ты улавливаешь, о чем я говорю? – нервно спросила леди Августа.

– Понимаю. Условно запрещенные, наверное, это и самые дорогие ингредиенты?

– Не всегда. Есть еще и редкие. Я поняла, что у тебя есть семенной фонд? Насколько он хорош?

– Я не слишком изучил его, – по-мальчишески озорно улыбнулся Гарри.

– Буду честной, – вздохнула волшебница. – Чтобы Невилл не потерял дар и развивал его, я продолжала сажать и растить... ммм... кое-что в своей теплице. Но теперь... Я хочу, чтобы ты получил лицензию и включил и мою теплицу в производственную площадь.

– Вы хотите, чтобы мы зарегистрировали совместную коммерческую организацию, – Гарри покусал губы. – Мои площади будут работать на общее благо, а ваши на ваше личное, хотя я заплачу за лицензию. Я правильно понял вашу мысль, леди Лонгботтом?

– Гарри, пойми, Невилл поэт, на него находит вдохновение и он творит! Ему нужно место, где развернуться, – леди Августа уже совсем смяла перчатки в своих руках от волнения.

Гарри вздохнул:

– Я уверен, что мы найдем выход, возможно, часть вашей теплицы вы будете использовать по собственному усмотрению. Давайте сделаем так: я приглашу независимого оценщика, который произведет анализ вашего и моего вкладов, учитывая творческий потенциал Невилла, и только после этого мы приступим к созданию фирмы.

– Фууух, – с видимым облегчением выдохнула волшебница. – Не могу понять, как у Джеймса мог родиться такой разумный сын? Только если это заслуга Лили.

– Ладно, леди Августа, я прекрасно понимаю, что хотя и у меня есть наклонности к травологии, но нет Дара, как у Невилла, да и не настолько я этим увлечен. Скорее всего, ваша теплица будет названа питомником с исследовательской площадкой. Пожалуйста, будьте готовы, думаю оценщику понадобится помощь и пояснения и по моим теплицам, а вы сможете дать ему исчерпывающий ответ. Договорились? – и Гарри протянул собеседнице руку.

Леди Лонгботтом пожала ее и поразилась, насколько Гарри повзрослел за последнее время, впрочем, как и внук.

– Договорилась. И называй меня Августой, – наконец позволила леди Лонгботтом себе улыбку.

Гарри пошел разыскивать друзей. Оказалось, Мио со своими кавалерами любуется звездным небом в башне. Романтика... Невилл обнаружился в компании с Клэр, они что-то увлеченно обсуждали и друг, обычно смущающийся при чужих девушках, чувствовал себя с кузиной очень естественно. Да и смотрелись они очень хорошо. Еще раз посмотрев на них, Гарри развернулся и наткнулся на рассматривающую парочку Августу за его спиной.

– Гарри, ты видишь то же, что и я?

– Да. Только Астория Гринграсс влюблена в него и он даже начал с ней встречаться.

– Пфф... Гринграссы! Ювелиры. Ее отец не позволит им быть вместе. У него одни дочери, ему нужен наследник, парень, который займется семейным делом. Кажется, эту девушку зовут Клэр?

– Клэрисс, и она на полгода старше меня, – ответил Гарри.

– И Невилла. Замечательно. Разве ты не видишь, как их магические линии соединяются в гармоничный узор, Гарри?

– Не вижу пока. Но ведь вы можете пока посчитать совпадение их векторов?

– Можно. Уже сейчас могу сказать, что не меньше семидесяти пяти процентов. Заметь, ему есть о чем с ней говорить. Идем, Гарри, обсудим еще теплицы, – подмигнула ему Августа.

Покидая гостиную, Гарри заметил внимательный взгляд баронессы на парочку подростков, которая заглядывала в комнату из коридора.

– Тетушка, идем, не будем им мешать, – приобнял он баронессу, понимая ее беспокойство.

– Ты уверен, что это хорошая идея? – осторожно спросила она.

– Уверен, Невилл отличный парень, честный и надежный. Но у него уже есть девушка, так что не стройте пока планы.

Две волшебницы вдруг нашли темы для общения и удалились в музыкальную гостиную, а Гарри направился в библиотеку, но внезапно его дернули за руку и он оказался в нише, где стояла статуя мраморного пегаса с раскинутыми крыльями на высокой тумбе.

– Драко? – только и успел сказать Гарри, прежде чем друг прижал его к стене и начал страстно целовать.

Гарри понимал, что они делают нечто неправильное, и несколько раз порывался отстраниться... Но каждый раз отказывался от этого, ведь ему было так хорошо.

Когда послышались шаги, Гарри смог оторваться от Драко. Рубашка оказалась расстегнута и волосы встрепаны, губы горели и припухли.

– Ты чего? То холодом обливаешь, то готов зацеловать... – ворчал Гарри, приводя себя в порядок.

– Отец приказал не приближаться к тебе.

– И? Сейчас что было? – Гарри поднял одну бровь в стиле а-ля Снейп.

– Соскучился.

Гарри фыркнул. Можно подумать у них были такие отношения: о привет, Дракусечка! Чмок-чмок!

– Драко, Люциус говорил, что на приеме объявит о твоей помолвке. С Асторией.

– Уже? – побледнел Драко.

– Прости, я ничего не могу сделать. Твой отец видит в тебе угрозу своим отношениям со мной.

– Вы уже помолвлены. Магически!

“Гарри, скажи, тебе этот блондин нужен? Вы оба Блэки... Хотя... Своей кровью не стоит разбрасываться. Гринграссы! Фи! Свинопасы, ставшие ростовщиками. Ювели-и-иры, – Мари передразнил уважительный тон Августы. – Люциус дурак, смотрит только на деньги. А происхождение, древность, чистота крови...”

“Гринграссы считаются чистокровным и уважаемым семейством”, – сообщил Гарри своему напарнику души.

“Естественно. Сколько веков прошло, по сравнению с другими молодыми родами, они вполне древние”, – хмыкнул Мари. – Но все же, мальчика отдавать свинопасам не стоит. У них нет приличного наследия, уверен”.

Гарри напоследок сжал в объятиях Драко, потерся носом о его мягкие волосы и выскользнул из ниши. Не прошел он и двадцати шагов, как из ответвления коридора на него выскочил Люциус.

– Гарри, где ты был? Мы тебя заждались!

– Кто это мы?

– Олльде, Северус, Нотт, я и Прюэтт.

– О, а лорд Прюэтт о чем?

– Идем!

В малой гостиной при библиотеке расположилась мужская компания. Носы уже не были такими белоснежными как в начале, пары коньяка, запах дорогих сигар и блестящие глаза лордов дополняли картину.

– Кричер, кофе со сливками, печенье и не забудь предложить перекус всем гостям, вдруг они проголодались. Господа, вы желаете что-нибудь?

– Кофе, черный несладкий, – встрепенулся Северус.

Через пять минут все смаковали кофе, но Прюэтт то и дело бросал на Гарри лукавые взгляды.

– О чем вы тут беседовали? Зачем меня искали?

– Птичка на хвосте принесла, что Вы, Гарри, работаете свахой! – выпалил Прюэтт.

– Я, свахой? – подпрыгнули вверх брови Гарри. – Не уверен. Просто беседуя с леди Августой, мы заметили, что Невилл и Клэр нашли общие темы и увлеченно разговаривают. Я даже предупредил леди Лонгботтом, что мой друг уже начал ухаживать за Асторией Гринграсс.

– Нет! Она для Драко! – взревел Малфой.

– Фи, Люциус! Зачем тебе в семье дочь свинопаса? – насмешливо спросил Гарри и на миг прикрыл глаза от удовольствия, что лорд Прюэтт, чье мнение Люциус уважает, присутствует здесь.

– Какие свинопасы? Ювелиры они, – пьяно проворчал Малфой.

– Да? Это недавно. А до принятия Статута, хотя это тоже было совсем близко, Гринграссы держали свинофермы, потом стригли газоны, гораздо позже они стали ростовщиками и только затем освоили ювелирное дело.

– Гарри! Откуда ты это знаешь? – Люциус даже вскочил с кресла.

– Слышал где-то? – Гарри возвел глаза к потолку.

– Мошенник, – фыркнул в бокал с коньяком Олльде.

– Прошу прощения, господа! Я должен идти, нужно проверить. Дело не терпит отлагательств, – Малфой коротко поклонился и был таков.

– В банк убежал, – сощурился на опустевший проход лорд Прюэтт. – Гарри, чем тебе не угодили Гринграссы?

– Ничем, только Драко мой друг и решать за него судьбу непорядочно.

– Эх, молодежь! – крякнул Прюэтт и сделал большой глоток из бокала. – Чистокровных все меньше, не приходится выбирать.

– Почему же, вам повезло, обновленная кровь вернулась в семью еще и с французским ароматом, – Олльде отхлебнул кофе.

– Это да, – кивнул Кассиус. – Именно поэтому я предоставлю выбор моей девочке.

– И она вас не разочарует, – отсалютовал чашкой кофе Гарри.

– Проказник. Даром, что гриффиндорец, – сокрушенно покачал головой Олльде.

Гарри молчал, ему было так уютно сейчас с немножко пьяными расслабленными мужчинами. Поттер вдруг вспомнил об обязанностях хозяина:

– Лорд Прюэтт, вы останетесь здесь на ночь?

– Вероятно, да. Допуск моему эльфу Корри дайте, пожалуйста.

И снова опустилась уютная тишина и тянулась, пока в комнату не ворвался Люциус с почти безумно горящими глазами. Он упал в свое кресло, запрокинул голову назад, закрыл лицо ладонями и громко застонал.

– Что, не так чисты, как хотелось? – усмехнулся Кассиус Прюэтт.

– Это невозможно! До Статута они действительно были свинопасами... И фамилия у них была просто Грин. Рррррыыы, – рыкнул Люциус и быстро налил себе в бокал коньяка. – Во время принятия Статута они еще не считались аристократами, но... мастеровыми. Лужайки сажали, ухаживали, именно тогда они стали Гринграсс, как визитная карточка, торговая марка: зеленая трава! А после... Гарри прав, ростовщики и только потом ювелиры. Ведь они даже не артефакторы! У них дары – травология! Уход за животными! Я отправил Гринграссу письмо! Мы, потомки Меровингов, и свинопасы!!! Пфф...

– Гарри, спасибо! – снова вскинулся Люциус. – Сегодня еще не поздно было все отменить, а вот завтра... Откуда ты это узнал?

– Да, откуда? – подал голос Северус.

– От Блэков. Свиньи Гринов испортили пару лужков, на которых паслись овечки Марсиуса Блэка. Видимо, они не смогли полностью погасить долг и занялись газонами, а мой предок не терял их из виду и застал момент, когда те уже под именем Гринграсс стали давать деньги в долг.

– Поразительно, – качнул головой Прюэтт. – С тобой опасно связываться, Гарри.

– Скажите, а почему так: дары Гринграссов – травология и уход да животными, а они занимаются ювелирным делом? Как так?

– Потому что оно более выгодное, – ответил Кассиус. – Мы же не знаем, как они начали заниматься ювелирным делом. Может, они лепрекона ввели в род. А насчет даров... Возможно, Гринграсс до сих пор имеет фермы, о которых мы не знаем, и там отрабатывает травологию и уход.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю