332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кьяза » Офисные записки (СИ) » Текст книги (страница 1)
Офисные записки (СИ)
  • Текст добавлен: 4 января 2021, 13:00

Текст книги "Офисные записки (СИ)"


Автор книги: Кьяза






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц)

Кьяза
Офисные записки

'Добрый день. Заинтересовала Ваша вакансия. Судя по всему, Вы ищете себе Мэри Поппинс или Фрекен Бок, чтобы иметь возможность заняться основным своим направлением. К сожалению, не имею волшебного саквояжа, откуда лишь по изгибу правой брови программиста можно достать охлажденную бутылку Кока-Колы, но имею небольшой чемодан навыков и знаний, где и как ее закупить, особенно если бюджет на нее выделен. Аналогично можно решить и остальные проблемы. Визами никогда не занималась, но все бывает в первый раз, когда обычно новичкам все удается.

Из моего резюме больше всего нужный Вам опыт отражает работа в рекламном агентстве «ХХХХХХХХХХХХХХ», где я выполняла функции и офис-менеджера, и вела первичную бухгалтерию, и даже иногда была корректором, осваивая данную профессии на ходу, в общем, была волшебницей.

Если Вас заинтересует моя кандидатура, то готова подъехать на собеседование. Только хочу честно предупредить, что мне надо будет отработать две недели.

С уважением и с надеждой на дальнейшее сотрудничество, Ландыш Милославовна'.

Я откинулась на кресло и слегка покачалась. В общем, идеальное сопроводительное под вакансию в компании, разрабатывающей мобильные приложения для планшетов. Сейчас это весьма перспективный бизнес, а мне, с моим не столь большим опытом работы рассчитывать на серьезную вакансию сложно. Идти работать на ресепшн не хотелось. Да и кто возьмет туда рыжую девушку с разноцветными глазами, всю в веснушках, да и еще полноватую. Я типичный пример антимодели, но мне нравится работа офис-менеджером.

Сменой работы озадачилась недавно, причем работодатель не был против, что я занимаюсь поиском в рабочее время. Сейчас я занимала декретную ставку, да и предыдущий опыт был на аналогичный, правда, там предлагали остаться на должности рекрутера, но мне не захотелось.

Еще раз пробежалась глазами по сопроводительному, нажала кнопку 'Отправить' и взвыла в голос. Вместо программеров резюме улетела в серьезную организацию, где требовался офис с функциями помощника руководителя. Ну вот и все. Можно попрощаться о мечтах работать в архитектурном бюро. Требования к кандидату у них была изложена сухим языком и мое хулиганство не оценят. Вздохнув, повторно открыла вакансии 'Безумной Панды', нашла нужную, скопировала ответ, трижды проверила и отправила. Теперь можно и поработать.

Не зря говорят, как начнешь день, так его и проведешь. Вечером пришел отказ от программеров, завуалированный тем, что они уже нашли человека. Я серьезно покивала головой, сделав вид, что поверила, смотря на обновление на сайте. А через четверть часа меня вызвал директор и сообщил, что договор продлять не будут, потому что мамочка выходит из декрета. В качестве морального утешения мне выдали компенсацию в размере двухмесячного заработка, трудовую книжку и великодушно разрешили уйти пораньше. На мой резонный вопрос – а как насчет того, чтобы дела передать, начальство сделало круглые глаза – а зачем, ведь она же все помнит.

Упаковать мелочевку, стереть историю в браузере, удалить личные файлы, разложить все по полкам.

И вот безработная я иду по улице.

А дома ждала кофеварка, тишина и звонок родителей:

– Ландюша, привет.

– Привет, мама. Как вы?

– Все хорошо, вот сейчас в Мариинку идем. Солнышко ты как?

– Я? Нормально.

– Ландюша, может, вернешься к нам? Диплом ты получила, у папы есть знакомые. В Питере тоже есть жизнь.

– А еще в Питере есть лето, но я именно в этот день крепко сплю. Да и акваланг так и не купила. Ма-ам, ну я люблю Москву, это вы с папой перекати-поле.

– Можно и попочтительней о родителях. Мы просто любим путешествовать.

– Я вас тоже люблю. Но здесь мне уютней.

– Ты грустная. Что с работой?

– Это была декретная ставка.

– Опять уволили? – ее громкий окрик заставили меня подпрыгнуть, – Мил, твою дочь опять уволили.

– Мам, у меня закончился контракт, мне выплатили премию. Я найду новую работу. Вернее уже ищу.

Но в трубке послышалась возня, легкое переругивание родителей.

– Ланда, – а это уже папа, – собирай вещи, ты переезжаешь к нам.

– Нет.

– Не капризничай.

– Пап, я уже ищу работу, деньги у меня есть. Крыша над головой, благодаря вам есть.

– Ландыш Милославовна!

– Да, Милослав Альбертович?

Голос отца тут же смягчился:

– Дочка, мы же переживаем за тебя. Ты там одна.

– Хотите, я к вам приеду? Я же полтора года без отпуска отработала, могу недельку отдохнуть.

– Приезжай! – обрадовался он и закричал в сторону, – Ленуська, Ландыш приедет!

– Пап, в Мариинку опоздаете.

– Ой, точно. Ландик, ты не скучай и билеты я тебе сам забронирую.

Я лишь махнула рукой.

Уже ближе к вечеру, на диване в обнимку с планшетом решила, что заслужила отпуск, тем более новый в ландышах зонтик в Москве я не скоро выгуляю, а вот в Питере – запросто. Ландыш под ландышами. Решено, еду.

Кто ж знал, что планам сбыться не суждено.

А ночью снился разговор на Крымском мосту. Я тогда заканчивала институт. Перед защитой вырвалась из учебников и диплома и поехала вечером гулять. Затеряться в толпе праздных, тем более дождь всех разогнал, получилось. Капли, стучавшие по ткани, успокаивали и дарили уверенность, а именно она мне нужна перед завтрашним днем. Родители не успевали вернуться из очередной командировки, я была предоставлена сама себе.

Порыв ветра налетел неожиданно. Холодный и промозглый, осенний глоток посреди весны. Он вырвал зонт из моих рук, закружил, дразня, по бульвару и швырнул под колеса проезжавшей машины. Крак. И от прекрасной белой трости ничего не осталось. Словно в насмешку, дождь перешел в ливень. Машины втаптывали останки зонта в грязь, а я стояла под ледяными струями.

– Вы заболеете, – приятный голос раздался надо мной и тут же дождь отступил.

Я оглянулась. Мужчина прикрывал нас двоих огромным черным зонтом. Высокий, что мне пришлось закинуть голову, чтобы посмотреть и совсем неприлично выдохнуть:

– Ух ты.

У незнакомца были разноцветные глаза, левый – светло-голубой и правый – карий, словно шоколад.

– Забавно, – протянул он, – не думал что встречу такое чудо.

– Я… Извините, мне пора.

– Давайте я провожу вас хотя бы до метро. Ведь промокнете.

Так молча мы и дошли до метро.

– Мне пора, – вновь повторила я.

– Да, – согласился он.

И мне бы уйти, но взгляд зацепился за шелковее кашне на шее незнакомца, один из углов которого украшала вышивка ландышей.

– Ландыши.

– Да, – вновь согласился он, разглядывая меня.

– А меня Ландыш зовут.

– А меня Серафим. Родители подшутили. Подождите.

Он оглянулся, словно ища что-то, и в этот миг очарование спало. Я юркнула в метро и сбежала.

Прошло уже больше трех лет, я даже лица не помню, только кашне с ландышами, разноцветные глаза и имя Серафим.


* * *

– Мариночка, это все? – Вишневский отодвинул в сторону распечатки.

– Все, Витольд Лоллийевич.

– Меня никто не устраивает. Впрочем, вот с этими двумя можно пообщаться, – он передал двух кандидаток, – давай завтра примерно после двух. Я из кабинета буду наблюдать.

– Но вот эта девушка…

– Мариночка, мы, кажется, договорились, что я сам ищу себе помощника. За последний год у меня сменилось уже три секретаря, да и те были, мягко говоря, не лучшего качества. Ты меня услышала? Я жду.

Эйчар лишь кивнула и выскочила за дверь. Витольд еще раз просмотрел оставшиеся резюме. Да, как лицо приемной, все хороши, однако на этом достоинства заканчиваются. Опыт в большинстве своем не подтвержден. Ему не нужен супер работник, просто исполнительная девушка, на которую можно положиться. Требования банальны, но почему то никак не могут найти, раз за разом Марина приносит моделек. Он потянулся к телефону:

– Антон? Это Витольд. У тебя есть логин-пароль по работным сайтам?

– Да, Витольд Лоллийевич.

– Сбрось мне, пожалуйста.

– Сию секунду.

– Раз. Время вышло, а я ничего не получил. Что-то подвели тебя компьютерные технологии, уважаемый, – усмехнулся он в трубку.

– Ну. Витольд Лоллийевич, я же образно. Уже отправил.

– Считай, что я образно закупил тебе новый сервер.

На том конце трубки взвыли:

– Я забыл, сейчас принесу документы.

– Конечно, с объяснительной. Антон, ты конечно, компьютерный гений, но в остальном полный разгильдяй. Буду переучивать. Ты понял?

– Да, простите, Витольд Лоллийевич.

Он повесил трубку и, воспользовавшись полученным доступом, зашел на первый работный сайт. Просмотрел отклики. Ничего нового, чтобы Марина утаила. Еще один сайт, потом еще один. А вот это интересно. Он хмыкнул, читая забавное письмо.

– Ландыш Милославовна? Ну-ка, ну-ка. И фрекен Бок, и Мэри Поппинс.

Просмотрев резюме, он бросил его на печать. Затем с распечаткой отправился в сторону кабинета эйчара.

Марина разговаривала по телефону, назначая встречи. При виде начальства вскочила, но тот добродушно махнул рукой. Когда она договорила, Вишневский протянул ей распечатку:

– Марина, я же просил все резюме.

Девушка вспыхнула, пробегаясь глазами по строчкам.

– Витольд Лоллийевич, но это полный мусор. По фото видно что она толстая. И эти веснушки. Потом сопроводительное письмо она вставила тупо через Ctrl C, даже не удосужившись прочитать. Я поискала информацию, это она отвечала одной компьютерной компании, там как раз про кока-колу было.

– Да? Покажи мне эту вакансию.

Марина быстро открыла ему требуемое. Стоя за ее спиной, он быстро ознакомился с текстом:

– Действительно, кока-кола. Хорошо, я все понял. Давай пройдемся по ее резюме.

– Витольд Лоллийевич, понимаете…

– Ты даже не открыла резюме. Марина, что случилось с той способной юной девушкой, которую я взял на работу без опыта? И больше всего меня удивляет, что ты споткнулась на такой простейшей вакансии. Мариночка, солнышко, ты же архитекторов и ГИПов находишь моментально, и люди у нас долго работают. Может, ты устала?

– Простите, – девушка прятала взгляд, нервно сжимая мышку.

– К сожалению, извиниться мало. Давай сделаем так. Эту Ландыш тоже назавтра. А потом я до конца недели отпущу тебя отдохнуть, тем более я сам уезжаю в командировку. Я же все понимаю, неудачи для такого профессионала болезненны. Вот отдохнешь, восстановишься. Думаю, что три дня за свой счет тебя устроят?

– Можно в счет отпуска?

– Нельзя, Мариночка, не трать на ерунду оплачиваемые дни. Назначай собеседование и пиши заявление, я подожду.

Он проследил, как подчиненная договорилась о встрече и поднялся:

– Знаешь, милая, пойдем ко мне. Дам тебе шанс. Ты разложишь мне спорное резюме по полочкам, аргументируешь каждый свой вывод о соискательнице. Затем составишь о ней собственное мнение, которое мы и проверим на собеседовании.

Он с легким поклоном пропустил ее вперед и проходя через ресепшен, попросил девушек:

– Мне кофе, Марине чай. И где мое расписание назавтра? И, красавицы, времени уже шесть вечера, а папки на подпись я не увидел. Заодно найдите Беляева, напомните, что он мне проект не прислал. У Антона заберите документы на сервер и передайте в бухгалтерию.

Девушки, как китайские болванчики закивали головами, а Витольд вздохнул:

– Папку, расписание и кофе. Сонечка, отомри и ответь на телефон.

Блондинка вспыхнула и тут же схватилась за трубку. Брюнетка моментально бросилась в кофе-пойнт. Сисадмин тихо положил на стойку документы и попытался исчезнуть, пока его не заметили. Если директор говорит только существительными, да еще и всех называет уменьшительно-ласковыми именами, то пора бежать на канадскую границу. Хуже может быть лишь ошибка в его имени-отчестве. Но Витольд быстро пресек порыв Антона:

– Передай мои слова Беляеву, Антоша.

Из кабинета Марина спускалась бледная, в обнимку с папкой на подпись и тихо ненавидя соискательницу с дурацким именем Ландыш.


* * *

Меньше всего я ожидала, что когда буду паковать вещи, мне позвонят и пригласят на собеседование. В то самое архитектурное бюро. Строгая дама по имени Марина холодно сообщила в корректных фразах время и место встречи, пообещала продублировать информацию на почту. Письмо помимо всего содержало брезгливое напоминание о необходимости соблюдения дресс-кода. Я позвонила родителям и сообщила, что не приеду. Вдруг повезет.

А наутро меня ждала дилемма. Первое впечатление самое важное. Синий брючный костюм строг и элегантен, но тогда мой левый зеленый глаз выглядит, будто вокруг него синяк. А если одеть темно вишневое платье, то воспаленным становится правый синий. И так с каждый комплектом. Обычно я не настолько придирчива, но сегодня… Со вздохом достала черный костюм с юбкой. Главное помнить, что юбка очень узкая и не садиться на диваны и кресла, где коленки оказываются выше уровня сидения.

Проспект Мира. Замерла возле изящного здания. Потрясающее сочетание современных тенденций и скромного минимализма и в тоже время он настолько органично выглядел на фоне деревьев, что росли в Аптечном огороде. Поднявшись по лестнице, подошла на первом этаже к охране. Меня проводили на третий этаж, где я попала в царство стекла и металла. Большая зона ресепшн со стойкой из матового серебристого материала и отделкой благородного темно-зеленого цвета. На стенах над диванами висели фотографии зданий и проекты. Пара пальм возле лифта. И две матовых стеклянных двери за секретарями. Блондинка за стойкой улыбнулась мне:

– Добрый день.

– Добрый день. Мне назначили собеседование на полпятого.

– Могу я узнать ваше имя?

– Уварова Ландыш Милославовна.

Девушки переглянулись, пытаясь спрятать улыбку. Я вздохнула. Вечно такая реакция на мое имя.

– Вы можете повесить плащ вот здесь, – мне продемонстрировали встроенный шкаф, – присаживайтесь, Марина сейчас подойдет.

А вот и первая засада. Диваны. Внимательно оценив их высоту, я лишь улыбнулась:

– Спасибо, я постою. У вас красивый вид из окна.

И правда, две стены холла были выполнены из стекла с матовой отделкой, одна сторона выходила на сам Аптекарский огород, прямо на пруд с красными и белыми декоративными окунями, что медленно плавали около поверхности, блестя на солнце. Вдоль дорожек разноцветные осенние цветы раскрашивали серый день в яркие тона. Немногочисленные желтые листья кляксами разлетались по начинающей жухнуть траве. Вторая обзорная стена вместе с лифтовой шахтой находилась с торца здания, где виднелся сам проспект с насыщенным движением, разнообразными витринами на первых этажах старых зданий советской постройки. Реки людей по тротуарам. Драйв городской жизни контрастировал с умиротворенной атмосферой небольшого оазиса природы. Уйдя в созерцание, я не сразу заметила появление длинноногой девушки в строгом костюме и гладкой прической.

– Ландыш Милославовна? – она даже не пыталась улыбаться.

– Да, это я. Добрый день.

– Вы задержались на три минуты.

– Я здесь уже десять минут.

Девушки на ресепшн переглянулись.

– Проходите в переговорную, – она даже не извинилась.

Проглотив хамство, вошла следом в огромную комнату. Марина швырнула на стол документы, поверх которых я увидела свое резюме:

– Витольд Лоллийевич не сможет присутствовать на собеседование лично, однако мы свяжемся с ним по скайпу. Постарайтесь не ошибаться в его имени, он это не любит, – она подтолкнула мне визитку с замысловатым именем.

Я подняла глаза и посмотрела на девушку. Красивый овал лица, большие одинаковые синие глаза, точеные скулы. Изящный макияж, подчеркивающий достоинства прелестного лица. Да и фигурка была на зависть. Все впечатление портили презрительно поджатые губы. Немного подумав, сказала:

– Марина, я думаю, разговора не получится. У вас на меня заранее негативная реакция, так что не вижу смысла продолжать собеседование. Чтобы не разочаровывать свое руководство своим непрофессиональным поведением, можете сказать, что я не пришла.

Ответить она не успела, потому что на столе зазвонил телефон, и включилась громкая связь:

– Марина, на проводе Витольд Лоллийевич, соединяю.

Эйчар ничего не успела ответить, как динамик щелкнул и послышался спокойный голос:

– Марина, соискательница пришла?

– Да, – брякнула девушка испуганно, пытаясь жестами остановить меня. Я уже собрала органайзер и ручки и даже направилась к выходу.

– Ты мне не позвонила. Мы на громкой связи?

– Да.

– Мы позже поговорим. Добрый день, Ландыш Милославовна.

– Добрый день, – я сжалилась над несчастной девушкой, моментально потерявшей свой лоск.

– Меня зовут Витольд Лоллийевич Вишневский, я являюсь генеральным директор архитектурного бюро. Марина проведет собеседование, я вас послушаю, если возникнут вопросы – задам. Вести полноценную беседу не получится, я в дороге. Надеюсь, вы не против?

– Простите, но мы сейчас с Мариной пришли к обоюдному…

– Помощника себе ищу я, а не Марина, поэтому прошу проявить терпение и все же остаться на собеседование. Обещаю, что разговор не займет много времени. Мы договорились, Ландыш Милославовна?

– Да, – я упорно избегала называть его по имени.

– Спасибо. Марина, я на связи, начинай.

За время нашего разговора девушка несколько раз успела побледнеть и покраснеть. После сухого указания она собралась и начала собеседование с классической просьбы – рассказать о себе. Динамик молчал. Лишь изредка прорывались звуки с улицы, либо тикающий звук поворотников. По мере моего рассказа Марина все больше и больше возвращалась к первоначальной себе.

– То есть на всех местах работы вы заключали срочные договоры?

– Да.

– Вам не предлагали остаться?

– Нет, после декрета сотрудницы возвращались на работу, а должность не подразумевала второго такого сотрудника с таким функционалом.

– Визами занимались?

– Нет, компании российские, зарубежных командировок не было.

– Жаль. Как у вас с английским?

– Средне, могу читать специализированную литературу, составить несложные письма, ответить на телефон.

– Жаль.

Из динамика послышался смешок, а который Марина отреагировала не совсем адекватно – она сжалась.

– Подскажите, приходилось ли вам сопровождать на встречи руководство?

– Нет, – помотала я головой для убедительности, решив, что если она опять скажет свое 'жаль', я просто встану и уйду.

– Хорошо, – кажется, ее пыл охладил повторное хмыкание в динамике. Она набрала воздуха в легкие и продолжила, – кем вы видите себя через пять лет?

– Профессионалом своего дела, – на пространные фразы у меня были готовы разные типы пространных ответов, в зависимости от того, хочу я здесь работать или нет. Здесь я работать уже не хотела.

– Вы не замужем, планируете?

– Это не имеет отношение к работе.

– Ваше отношение к детям?

– Положительное. Мы все ими были.

Кажется, их Витольд перепутал собеседование с концертом юмориста, потому что мой ответ его вновь рассмешил.

– Вас не интересует семья?

– Почему же? Интересует, но в свободное от семьи время я работаю и не смешиваю эти два понятия – карьеру и личную жизнь, – я очень надеялась, что после этого собеседование свернут. Так и случилось.

– Довольно, – прервал нас голос в динамике, – все, что надо я услышал. Марина, мое решение у тебя на телефоне в смс. Ландыш Милославовна, спасибо за познавательную беседу. Я могу задать один вопрос?

– Да, конечно.

– Когда вы готовы приступить к работе? Вам надо отрабатывать две недели?

– Нет, я уже уволилась.

– Великолепно, значит, завтра приезжайте к десяти часам с документами. Список уточните у Марины. У меня командировка, поэтому полторы недели вам вполне хватит, чтобы адаптироваться.

– Но я не готова дать ответ, – кажется, наше с Мариной изумление было искренне, – да и не подхожу я под половину требований.

– Согласие вы дали, придя на собеседование. Потом подтвердили, когда сказали, что отрабатывать вам не надо и вы готовы к работе. А навыки и умения… Умный человек очень быстро обучается. Еще возражения?

– Но я не ожидала…

– Не люблю затягивать с решениями. Марина вам сделает финансовое предложение, от которого не отказываются. Мы договорились, Ландыш Милославовна?

– И все же мне надо хоть час на обдумывание.

– Боюсь, его у вас нет, у меня начинается встреча. Ландыш Милославовна, я жду. Поверьте, вы ни в чем не проигрываете.

Я молчала, несмотря на страшные гримасы, которые мне строила Марина.

– Вас что-то смущает? – мой собеседник был настойчив, – что мешает принять положительное решение?

– Я могу тоже задать несколько вопросов?

– Слушаю, Ландыш Милославовна.

Марина взмахнула руками, всем своим видом показывая, что она обо мне думает.

– Кому я буду подчиняться?

– Начало уже хорошее. Мне.

– Судя по всему у вас ненормированный рабочий день, это распространяется на офис-менеджера?

– Не знаю. Я уже год без помощника, все приходится делать самому. Возможно, с вашим выходом все наладится. Могу лишь пообещать не злоупотреблять вашим свободным временем, либо компенсировать неудобства.

– А личные поручения?

– Заманчиво, но я вполне справляюсь сам, – рассмеялся он, переводя обычную фразу в двусмысленную, – Ландыш Милославовна, я жду ответ.

– Хорошо, завтра я подъеду к десяти часам.

– Я рад, что вы пришли к правильному решению. Тогда до встречи через пару недель. Марина, набери меня ближе к семи часам вечера. И подготовь все для выхода нового сотрудника. До свидание, дамы. Боже, неужели я могу войти в ресторан и наконец пообедать? – уколол он на прощание.

В динамике раздались короткие гудки.

– Вы вообще понимаете, с кем разговаривали? Вишневский Витольд Лоллийевич известный архитектор, автор грандиозных проектов. На его лекциях всегда аншлаг.

– Я могу узнать, почему столь уважаемый человек год без помощника?

– У него серьезные требования к своему секретарю. Не надейтесь, что будет легко. На его месте, я бы даже не пригласила вас на собеседование после столь нелепого сопроводительного письма. В работе такие промахи не прощают.

– Однако на своем месте он сделал выбор в мою пользу. Какие документы мне привезти завтра?

Она фыркнула и протараторила заученные фразы. Набор стандартен, сумма зарплаты удивила, но решила уже уточнить при подписании договора и лучше у самого Вишневского. Визитку будущего начальника я бережно спрятала. Вспомнился фильм 'Карнавал'. Грецкие орехи и вперед. За две недели имя начальника должно произноситься правильно.

Очень сильно меня удивила фраза Марины, что все документы надо отдать Софье или Веронике, секретарям на ресепшн. Договор будет в бухгалтерии, а самой Марины не будет до следующего понедельника. Инструкцию она мне оставит в письменном виде, а в курс дела меня введут все также ресепшионистки.

Вечерний звонок расстроил родителей, пришлось клятвенно пообещать, что Новый год я встречу с ними.


* * *

Витольд следил за представлением на сцене, но мысленно были слишком далеко. Девушка смелая, искренняя, умная, и вместе с тем импульсивная, поддается на провокации, хотя хватает ума сдерживаться. Ведомая, причем вполне сильно, что ему как начальнику и нравится, и не нравится. Перечить не будет, слушаться будет, но есть шанс, что остальные попытаются на ней покататься. Что еще? Навыки минимальны, но опять-таки есть мозги, чтобы решить проблемы. Заискивания нет. То ли не знает его регалии, вернее не знала во время собеседования, то ли действительно не боится, что тоже импонирует. Уровень английского слабоват, но всегда можно подтянуть. А вот конфликт с Мариной не есть гуд. С рекрутером он уже поговорил, но, судя по всему, Марина так и не услышала его, и причины он знал. Потихоньку разберется. Что еще? Ах да, девочка избегает называть его по имени. Нет определенно, тут поработала Марина.

Он усмехнулся. Интересно, как это выглядит, веснушчатая рыжая девчонка с гетерохромией? И чисто мужское любопытство, приправленное интересом художника – а какими тенями она пользуется при макияже глаз? Ничего. Скоро увидим. Он покосился на свою спутницу, словно почуяв, та улыбнулась. Да, вечер определенно удался.

– Паулина, уйдем после первого действия? Постановка не очень хорошая, – шепнул он на ушко девушки.

– Как скажешь, Вит.

* * *

Утром, когда я поднялась в офис по лестнице дверь мне открыла блондинка:

– Здравствуйте, нас предупредили, что вы сегодня первый день. Марина оставила подробную инструкцию только, – она переглянулась с напарницей, – давайте я вам сама все покажу и расскажу, что знаю.

– Спасибо. А где мое рабочее место, я хочу переобуться и оставить сумку.

– Ой, сейчас провожу, – она подхватила радиотрубку, – меня зовут Соня, а эта Вероника. Пойдемте. А вас правда зовут Ландыш?

– Да правда, очень приятно.

Мы прошли за переговорную, где вчера проводили собеседование, та находилось небольшой закуток, превращенный в зимний сад с уголком для отдыха. Посреди раскидистых деревьев обнаружилась лестница из стекла. Поднялись наверх, где мне указали на похожую стойку, как и у секретарей, только компактней.

– Это ваше рабочее место. Антон придет в одиннадцать и все настроит. На мансарде лишь вы, кабинет Витольд Лоллийевича и санузел. Ах да, вот в холле цветы, поливаете их тоже вы. Витольд Лоллийевич не любит, когда здесь много народа. Ой, забыла. Утро у нашего директора начинается с чашки кофе и газеты Ведомости. Ведомости на входе на первом этаже оставляют на охране. Кофемашина вон там, – она махнула в дальний угол через холл. Я оставила сумку на кресле и отправилась в указанном направлении. Там нашелся небольшой закуток с чайником, холодильником и умным агрегатом по изготовлению кофе. В шкафчике нашлась вся необходимая посуда.

– Кофе Витольд Лоллийевич с утра предпочитает крепкий. Поэтому в стандартную чашку дважды нажимаем на эспрессо. После обеда пьет чай – ложка заварки, кусочек сахара и четверть дольки лимона. Посуду моет кофе-леди, она же приносит фрукты. В течении дня, если просит кофе, то это больше американо, вот эта кнопочка.

София продемонстрировала кнопки и поманила за собой. Далее мне поведали, что проветривать кабинет и поливать в нем цветы тоже моя обязанность. Про пыль надо говорить кофе-леди. Следить чтобы вечером обязательно пропылесосили. Пока блондинка рассказывала, я оглядела кабинет. Серый матовый, черный и благородный зеленый – основные оттенки в интерьере. Стекло и металл придавали лаконичным конструкциям особенную легкость. А обилие зеленых растений создавали приятную атмосферу. Вот только в кабинете в основном растения были из семейства лиан, и их горшки были подвешены достаточно высоко. Я покосилась на Софью, которой едва доставала до плеча. Заметив мой взгляд, она улыбнулась:

– Пока шефа нет, мы снимаем каблуки и залезаем на стулья или столы. Они крепкие. Иначе не получается полить.

– А каблуки – это требование шефа?

– Витольд Лоллийевич – человек творческий, любит красивое вокруг.

– Ну-ну.

Мы отправились дальше, и я вытащила из сумки телефон, включая диктофон. Весь поток информации я не запомню. А судя по переглядываниям девушек, они сунули нос в инструкции, и Марина явно подготовила подлянку. Интересно, чем я ей насолила?

Мы поспешили вниз. Я по дороге отдала Веронике документы на оформление. Телефон спрятала в карман пиджака.

А меня повели по основному офису, попутно показывая всех. Персонала было пока мало. Архитекторы и дизайнеры – творческие люди, особенно когда директор в командировке. Бухгалтерия тоже не спешила. Прогуливаясь по опен-спейсу, я знакомилась с пустыми креслами. Логически пространство делилось на две части. С одной стороны сидел дизайнерский отдел, с другой – архитекторы. Чуть дальше был первый аквариум, который занимали бухгалтеры. Аналогичный в противоположной стороне принадлежал заместителям директора. Отдельные помещения с нормальными стенками принадлежали сисадмину, серверной и библиотеке проектов. Далее мы спустились на второй этаж, где продолжался офис. Там находилась столовая, где хозяйничала Мария Ивановна, наша кофе-леди. А еще я познакомилась с третьим секретарем Алевтиной. Кабинеты Марины и Екатерины, менеджера по рекламе, тоже были здесь.

Водители – Володя, Богдан и Тигран, обычно отдыхали в столовой, курьер Женя имел собственное рабочее место рядом со стойкой Алевтины.

– Три секретаря? Зачем? – удивилась я.

– Мы работаем посменно. На третьем этаже всегда должно быть два секретаря, поэтому если одна отходит на обед или по поручению, Алевтина занимает ее место. Одна из нас приходит к девяти, одна к десяти, третья к одиннадцати. Официально мы работаем с десяти, однако вы должны быть на рабочем месте с полдесятого, потому что Витольд Лоллийевич приходит примерно без четверти десять и ему уже требуется отчет по расписанию, кофе и газета. Но вы и уходите, если нет других требований Витольда Лоллийевича, примерно в полседьмого. Хотите кофе? Пока остальные не пришли, есть спокойная минута.

– Софья, вы сказали, что один из секретарей приходит в одиннадцать, но вы все здесь. Что-то случилось?

Девушка смущенно поведала:

– У вас редкое имя, нам была интересна реакция остальных.

Я хмыкнула, однако промолчала, только попросила приготовить кофе. Чтобы удовлетворить любопытство девушек, осталась на ресепшн третьего этажа. Заодно посмотреть, для чего три секретаря.

Оказалось, что Вероника отвечает за заказ канцелярии и воды, а также офисных сладостей. Закупку провианта для директора должна вести я. Кофе и чай тоже были на мне. Софья отвечает на входящие звонку и фиксирует потоки корреспонденции, она лучше всех знала английский. Алевтина, высокая красавица с русой косой, работала с базами данных, на ней висело брошюровка проектов и набор текстов, как самая быстрая печать. Вероника лучше всего искала информацию в интернете, а также на ней было техническое обслуживание совещаний и встреч. Как я поняла, самое главное требование к подбору девушек на зоны ресепшн это определенная внешности. Увы я была полным их антиподом. Все трое длинноногие стройные красотки, модели. Куда уж мне. Я посмотрела на свои лодочки на трехсантиметровом каблуке и поняла, придется пускать в ход тяжелую артиллерию.

Мне принесли кофе в белоснежной чашке. Напиток был потрясающий, сразу поднялось настроение.

– Ландыш Милославовна…

– Можно просто Ландыш. И на ты. Кстати, а кому вы подчиняетесь?

Оказалось, Марине. По моей просьбе мне отдали инструкцию. Объемный такой труд. Пролистав, я удивленно посмотрела на девушек. Вероника тихо сказала:

– Мне Марина дала файл распечатать. Там немного фразы… В общем, просто, пока вы ходили с экскурсией, я его подчистила.

– А оригинал сохранили?

– Нет.

– Жаль.

– Ландыш, вы не обижайтесь на Марину, просто она несколько раз подходила к Витольду Лоллийевичу с просьбой взять ее помощницей. Она же раньше работала секретарем, потом, желая понравиться директору, попросилась на эйчара, когда Наташа уволилась. Он и перевел ее, даже обучение проплатил. И она поняла, что так стала дальше от него. Вот и пытается вернуться.

Обалдеть. Да я оказалась в эпицентре шекспировских трагедий. Только не помню, откуда это…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю